logo
Кочетов Алексей
Эксклюзивные расчеты, энергетическая, научная и социальная тематика.
logo
197
читателей

Кочетов Алексей  Эксклюзивные расчеты, энергетическая, научная и социальная тематика.

About project View Subscription levels Filters Statistics Обновления проекта Contacts Share Tags
All projects
About project
Здесь мы рассуждаем о достижениях нашей цивилизации, проблемах и пути их решения.
Публикации, доступные бесплатно
Subscription levels
One-time payment

Безвозмездная поддержка проекта

Help the project
Подписка 300₽ month

Доступны все материалы. Вы можете их комментировать.

Subscribe
Поддержка 500₽ month

Вы вносите очень ценный вклад в поддержку проекта, ваше имя будет выделено на доске почёта спонсоров канала.

Subscribe
Участник 1 000₽ month

Доступны материалы в личное пользование. Вы можете получить более детальную и дополнительную информацию по интересующим вас материалам.

Ваше имя будет украшать дочку почета спонсоров канала.

Subscribe
Партнёр 10 000₽ month

Вы можете использовать материалы для своих коммерческих проектов и работ. Помогу вам в составлении материалов.

Subscribe
Filters
Statistics
197 readers
Обновления проекта
Contacts
Share
Tags
россия 35 экономика 26 будущее 23 кризис 19 политика 18 энергетика 18 сша 17 Европа 15 Развитие 11 евросоюз 9 аналитика 8 наука 8 санкции 8 запад 7 общество 7 Путин 7 рубль 7 технологии 7 доллар 6 китай 6 прогнозы 6 ВИЭ 5 газ 5 Северный поток 5 энергия 5 аэс 4 германия 4 Недра 4 нефть 4 Страны 4 Энергокризис 4 энергопоток 4 Анализ 3 Банк России 3 ЕС 3 исследования 3 оружие 3 правительство 3 Секретная статья 3 Стоимость жизни 3 Сувернитет 3 цена 3 Nord Stream 2 2 Валюта 2 война 2 вселенная 2 газпром 2 инфляция 2 история 2 проекты 2 Сахалин-1 2 Сахалин-2 2 Смысл разума 2 фантастика 2 ЦБ 2 ASML 1 intel 1 Samsung 1 TSMC 1 Австралия 1 АПЛ 1 байден 1 Белгород 1 Бизнес 1 биолаборатории 1 биологическое оружие 1 биология 1 Благоустройство 1 БРИКС 1 варп-двигатель 1 Венесуэла 1 Венеуэла 1 Ветроэнергетика 1 ВМС 1 вов 1 водород 1 вооружение 1 ВЭС 1 ВЭУ 1 геперзвук 1 Гипердвигатель 1 города 1 душа 1 животные 1 жизнь 1 Законы 1 Звездолёты 1 Илон Маск 1 квантовое сознание 1 климат 1 Коллапс 1 компании 1 космос 1 Лавров 1 Лошарик 1 Микроэлектроника 1 Москва 1 наблюдатель 1 нато 1 Национализация 1 Посейдон 1 процессоры 1 разум 1 Рейтинги 1 Сахалин 1 смерть 1 смысл жизни 1 СО2 1 сознание 1 сон 1 СРП 1 Статус-6 1 СЭС 1 Тайвань 1 Углеров 1 физика 1 философия 1 флот 1 ЦНР 1 Эволюция 1 эйнштейн 1 экология 1 эксперименты 1 эксперты 1 электричество 1 Эльбрус 1 ЭЭГ 1 Больше тегов
Читать: 14+ мин
logo Кочетов Алексей
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 300₽ per month

Заметка: когда заканчиваются доводы, начинают говорить пушки...

Война – это способ урегулирования споров, когда исчерпаны все остальные методы достижения консенсуса. Ведь как оно обычно бывает?...

Смотреть: 12+ мин
logo Народный кинопроект "Его позывной "Летунок"

Пилот фильма "Его позывной "Летунок".


Читать: 1+ мин
logo Историческая иллюстрация
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 150₽ per month

Васи́лий Горде́евич Якове́нко (18 августа 1920 — 23 сентября 1943)

Василий Гордеевич Яковенко. Офицер-артиллерист. Герой Советского Союза (посмертно).

Читать: 18+ мин
logo Prox Blog
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 100₽ per month

Александр Зиновьев. Логическая социология. Социальные законы (выборочно).

Существуют определенные объективные законы, с которыми так или иначе люди вынуждены считаться в своей жизнедеятельности в этом ее аспекте.

Смотреть: 9+ мин
logo Prox Blog

ЗАПИСКИ-НА-ПОЛЯХ: Сталина и Наука. #1.upd.

[первая ‎итерация]

Сколько‏ ‎слежу ‎за ‎вопросом ‎столько ‎цирк‏ ‎и ‎продолжается.‏ ‎Может,‏ ‎конечно, ‎где-то ‎когда-то‏ ‎и ‎звучало‏ ‎взвешенное ‎спокойное ‎мнение, ‎но‏ ‎я‏ ‎его ‎не‏ ‎слышал, ‎не‏ ‎видел, ‎не ‎знаю.

Итак, ‎в ‎чем‏ ‎суть‏ ‎вопроса ‎и‏ ‎проблемы?

Вы ‎нигде‏ ‎не ‎найдете ‎в ‎трендах ‎и‏ ‎на‏ ‎широких‏ ‎экранах ‎простое‏ ‎научное ‎объяснение‏ ‎того, ‎как‏ ‎личность‏ ‎Сталина ‎той,‏ ‎которая ‎реализовывала ‎себя ‎в ‎КОНКРЕТНОМ‏ ‎периоде ‎исторического‏ ‎времени,‏ ‎и ‎можно ‎ли‏ ‎адекватно ‎ее,‏ ‎личность, ‎оценивать ‎и ‎результаты‏ ‎ее‏ ‎трудом, ‎и‏ ‎если ‎да,‏ ‎то ‎- ‎как?

1.

Каждый ‎из ‎нас‏ ‎рождается‏ ‎с ‎ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ‏ ‎особенностями ‎головного‏ ‎мозга. ‎Беру ‎только, ‎потому, ‎как‏ ‎только‏ ‎мозг‏ ‎тут ‎и‏ ‎будет ‎важен.‏ ‎В ‎основном.‏ ‎Просто‏ ‎упрощаю ‎модель‏ ‎и ‎картину.

Чтобы ‎стать ‎человеком ‎в‏ ‎привычном ‎нам‏ ‎смысле,‏ ‎в ‎обыденном, ‎индивид‏ ‎проходит ‎сквозь‏ ‎процесс ‎социализации. ‎И ‎проходит‏ ‎его‏ ‎всю ‎оставшуюся‏ ‎жизнь ‎до‏ ‎конца.

Этот ‎период ‎после ‎первичной-с ‎рождения‏ ‎–‏ ‎социализации ‎называют‏ ‎ре-социализацией.

Но ‎как‏ ‎с ‎точки ‎зрения ‎она ‎возможна?

Два‏ ‎фактора:‏ ‎неокортекс‏ ‎и ‎социум.

Неокортекс‏ ‎в ‎данном‏ ‎случае ‎выступает‏ ‎тем‏ ‎самым ‎материальным‏ ‎субстратом, ‎«на ‎который ‎«записывается» ‎информация‏ ‎«поставляемая» ‎со‏ ‎стороны‏ ‎социума ‎на ‎всех‏ ‎своих ‎социальных‏ ‎уровнях ‎и ‎всех ‎методологических‏ ‎уровней‏ ‎культуры ‎общества.

А‏ ‎откуда ‎берется‏ ‎информация ‎в ‎обществе, ‎которая ‎потом‏ ‎«прививается»‏ ‎индивидам ‎на‏ ‎пути ‎превращения‏ ‎в ‎личность, ‎в ‎социальном ‎смысле‏ ‎слова?

Отметим,‏ ‎что‏ ‎неокортекс ‎и‏ ‎социум ‎крайне‏ ‎и ‎весьма‏ ‎важны,‏ ‎так ‎именно‏ ‎благодаря ‎этим ‎двум ‎факторам ‎у‏ ‎нас ‎не‏ ‎бегают‏ ‎дети-Маугли ‎вокруг ‎или‏ ‎человекоподобные ‎существа,‏ ‎имеющие ‎проблемы ‎в ‎социальном‏ ‎общении‏ ‎и ‎в‏ ‎общении ‎вообще.

У‏ ‎социума, ‎точнее ‎у ‎культурных ‎особенностей‏ ‎социума‏ ‎существует ‎известные‏ ‎гуманитариям ‎закономерности,‏ ‎которые ‎по ‎времени ‎изменяются ‎в‏ ‎такой‏ ‎размерности‏ ‎как ‎«поколения»‏ ‎- ‎20/25‏ ‎лет, ‎обычно‏ ‎считается‏ ‎25, ‎так‏ ‎и ‎мы ‎поступим.

Так ‎вот, ‎к‏ ‎примеру, ‎личность,‏ ‎в‏ ‎процессе ‎первичной ‎социализации‏ ‎Сталина, ‎сформировалась‏ ‎у ‎него ‎к ‎17‏ ‎годам,‏ ‎пусть ‎будет‏ ‎так.

Это ‎значит,‏ ‎что ‎уже ‎к ‎периоду ‎полового‏ ‎созревания‏ ‎у ‎него‏ ‎ОКРУЖАЮЩИМ ‎его‏ ‎обществом ‎были ‎сформированы ‎определённые ‎представления‏ ‎о‏ ‎жизни,‏ ‎своем ‎месте‏ ‎в ‎нем‏ ‎и ‎культуре‏ ‎существования‏ ‎в ‎обществе‏ ‎и ‎мире.

Откуда ‎взялись ‎эти ‎представления?

Как‏ ‎минимум, ‎именно‏ ‎как‏ ‎минимум, ‎они ‎или‏ ‎взялись ‎одно‏ ‎поколение ‎назад, ‎либо ‎три,‏ ‎для‏ ‎той ‎эпохи,‏ ‎это ‎уточнение‏ ‎важно, ‎потому ‎как ‎ныне ‎имеются‏ ‎высокие‏ ‎гуманитарные ‎технологии‏ ‎и ‎сокращают‏ ‎ряд ‎сроков ‎в ‎поколениях ‎вдвое,‏ ‎точнее‏ ‎с‏ ‎25 ‎до‏ ‎10-15 ‎лет,‏ ‎но ‎об‏ ‎этом‏ ‎позже.

Дело ‎в‏ ‎том, ‎что ‎какое-либо ‎явление ‎фиксируется‏ ‎в ‎Культуре‏ ‎и‏ ‎может ‎стать ‎нормой‏ ‎в ‎рамках‏ ‎культуры ‎за ‎срок ‎одного‏ ‎поколения.

Явление‏ ‎становиться ‎ЧАСТЬЮ‏ ‎культуры ‎в‏ ‎период ‎трёх ‎– ‎3 ‎–‏ ‎поколений.

Таким‏ ‎образом, ‎без‏ ‎учета ‎явлений‏ ‎и ‎статуса ‎культуры ‎и ‎ее‏ ‎явлений-феноменов,‏ ‎русской‏ ‎и ‎грузинской,‏ ‎на ‎период‏ ‎времени ‎рождения‏ ‎Кобы,‏ ‎мы ‎имеем,‏ ‎что ‎ряд ‎явлений ‎сформировались ‎за‏ ‎25 ‎и‏ ‎75‏ ‎лет ‎до ‎его‏ ‎появления ‎на‏ ‎свет, ‎и ‎существовали ‎минимум‏ ‎еще‏ ‎лет ‎14.

 

Сталин‏ ‎родился ‎в‏ ‎1879 ‎годы.

Считаем: ‎факторы, ‎оказавшие ‎на‏ ‎него‏ ‎влияние ‎на‏ ‎формирование ‎его‏ ‎личности, ‎в ‎широком ‎социальном ‎смысле‏ ‎сформировались‏ ‎в‏ ‎период ‎с‏ ‎1804 ‎по‏ ‎1854 ‎года‏ ‎как‏ ‎минимум, ‎вплоть‏ ‎до ‎1893 ‎год. ‎И ‎дальше.

А‏ ‎что ‎вещает‏ ‎там‏ ‎Википедия, ‎так ‎себе,‏ ‎конечно ‎источник,‏ ‎но ‎что ‎уж, ‎на‏ ‎коленке‏ ‎пишу:

«Впоследствии ‎сам‏ ‎Сталин ‎вспоминал:‏ ‎«В ‎революционное ‎движение ‎я ‎вступил‏ ‎с‏ ‎15-летнего ‎возраста,‏ ‎когда ‎я‏ ‎связался ‎с ‎подпольными ‎группами ‎русских‏ ‎марксистов,‏ ‎проживавших‏ ‎тогда ‎в‏ ‎Закавказье. ‎Эти‏ ‎группы ‎имели‏ ‎на‏ ‎меня ‎большое‏ ‎влияние ‎и ‎привили ‎мне ‎вкус‏ ‎к ‎подпольной‏ ‎марксистской‏ ‎литературе»[27].

Теперь, ‎что ‎касается‏ ‎периода ‎Первой‏ ‎Мировой, ‎ВОСР, ‎Гражданской ‎войны‏ ‎и‏ ‎прочего.

В ‎психологии‏ ‎это ‎называется‏ ‎профессиональной ‎социализацией ‎и ‎ресоциализацией.

И ‎надо‏ ‎отметить‏ ‎об ‎окружении‏ ‎Кобы ‎в‏ ‎тот ‎период. ‎Кто ‎его ‎окружал?

Профессиональные‏ ‎революционеры.

Профессиональные.

Те‏ ‎самые,‏ ‎что ‎выбрали‏ ‎революционный ‎путь‏ ‎социальных ‎преобразований.

Которые‏ ‎хорошо‏ ‎знали ‎теорию,‏ ‎практику ‎и ‎технику ‎учения!

Это ‎вам‏ ‎не ‎шпана‏ ‎какая-то.‏ ‎Революционеры. ‎Профессионалы.

Сталин ‎вместе‏ ‎со ‎многими‏ ‎иными ‎устраивал ‎Эксы.

Люди ‎добывали‏ ‎деньги‏ ‎у ‎всех.‏ ‎Спонсировали ‎их‏ ‎многие. ‎И ‎староверы, ‎и ‎Морозов,‏ ‎и‏ ‎Шаляпин, ‎и‏ ‎Горький, ‎многие,‏ ‎многие, ‎многие ‎прочие.

Разговоры ‎они ‎вели‏ ‎о‏ ‎смысле‏ ‎жизни, ‎любви,‏ ‎женщинах ‎и‏ ‎революции. ‎Вру.

О‏ ‎Революции.‏ ‎Только ‎о‏ ‎Революции.

Немало ‎важным ‎фактором ‎того ‎времени‏ ‎был ‎феномен‏ ‎Коминтерна.

Как‏ ‎отлично ‎показал ‎Багаев‏ ‎А. ‎в‏ ‎своей ‎«Презумпции ‎лжи» ‎товарищи‏ ‎агенты‏ ‎Коминтерна ‎порой‏ ‎занимали ‎высокие‏ ‎должности ‎в ‎разведке ‎Британии, ‎а‏ ‎вот‏ ‎с ‎советскими‏ ‎агентами, ‎а‏ ‎они ‎хорошо ‎различали ‎одних ‎от‏ ‎других,‏ ‎они‏ ‎не ‎дружили,‏ ‎от ‎слова‏ ‎совсем, ‎как‏ ‎говорит‏ ‎молодежь.

Багаев ‎замечательно‏ ‎указал ‎и ‎на ‎то, ‎что‏ ‎«1984» ‎это‏ ‎про‏ ‎ангсоц, ‎наступление ‎которого‏ ‎отсрочил ‎СССР,‏ ‎точнее ‎сталинский ‎советский ‎коммунизм,‏ ‎как‏ ‎это ‎описывал‏ ‎Зиновьев ‎А.А,‏ ‎и ‎наступление ‎чего ‎мы ‎видим‏ ‎сейчас.

Так‏ ‎вот.

События ‎с‏ ‎20 ‎по‏ ‎конец ‎50х ‎годов ‎20 ‎века‏ ‎—‏ ‎это‏ ‎условия ‎непрекращающийся‏ ‎ни ‎на‏ ‎миг ‎борьбы‏ ‎различных‏ ‎группировок ‎начиная‏ ‎от ‎тех, ‎кто ‎остался ‎верен‏ ‎Коминтерну ‎внутри‏ ‎молодого‏ ‎советского ‎государства ‎до‏ ‎пройдох ‎и‏ ‎жуликов, ‎которые ‎проникли ‎внутрь‏ ‎государственной‏ ‎системы, ‎не‏ ‎надо ‎ни‏ ‎идеализировать, ‎ни ‎утрировать ‎реальность, ‎особенно‏ ‎того‏ ‎времени.

2.

На ‎протяжении‏ ‎своего ‎развития‏ ‎наука ‎выработала ‎систему ‎инструментов ‎познания:‏ ‎методы,‏ ‎методологии,‏ ‎системы ‎познания,‏ ‎которые ‎в‏ ‎своей ‎совокупности‏ ‎представляют‏ ‎Методологию ‎Научного‏ ‎Познания ‎(МНП), ‎которая, ‎в ‎свою‏ ‎очередь, ‎может‏ ‎быть‏ ‎представлена ‎графически ‎в‏ ‎виде ‎таблицы,‏ ‎но ‎не ‎только.

Высшим ‎методологическим‏ ‎уровнем‏ ‎является ‎–‏ ‎философский ‎уровень,‏ ‎далее, ‎по ‎степени ‎значимости ‎в‏ ‎иерархии‏ ‎методов ‎познания:‏ ‎системный ‎уровень,‏ ‎методологический, ‎методический ‎и, ‎наконец, ‎информационный,‏ ‎он‏ ‎же‏ ‎– ‎фактологический.

Процессы,‏ ‎протекающие ‎в‏ ‎социуме, ‎имеют‏ ‎разную‏ ‎природу ‎и‏ ‎разное ‎влияние ‎на ‎результат ‎разворачивания‏ ‎тех ‎или‏ ‎иных‏ ‎явлений ‎в ‎обществе,‏ ‎но ‎так‏ ‎или ‎иначе, ‎мы ‎–‏ ‎люди‏ ‎– ‎ощущаем‏ ‎на ‎себе,‏ ‎прямо ‎или ‎опосредованно, ‎влияние ‎всех‏ ‎этих‏ ‎процессов ‎различного‏ ‎методологического ‎уровня.

Чтобы‏ ‎увидеть ‎это ‎достаточно ‎обратить ‎внимание‏ ‎на‏ ‎окружающую‏ ‎прямо ‎сейчас‏ ‎нас ‎действительность.

Что‏ ‎происходит ‎в‏ ‎наших‏ ‎жизнях, ‎на‏ ‎индивидуальном ‎уровне?

Что ‎происходит ‎у ‎вас‏ ‎в ‎сфере‏ ‎психики‏ ‎личности, ‎что ‎в‏ ‎семье, ‎что‏ ‎на ‎уровне ‎взаимоотношений ‎между‏ ‎поколениями,‏ ‎какая ‎ситуация‏ ‎в ‎гендерных‏ ‎отношениях, ‎что ‎на ‎работе, ‎что‏ ‎с‏ ‎образованием ‎ваших‏ ‎детей, ‎родных‏ ‎и ‎близких, ‎да, ‎просто, ‎соседей?

Мы‏ ‎словно‏ ‎частицы‏ ‎на ‎поверхности‏ ‎воды, ‎которые‏ ‎каждая ‎в‏ ‎отдельности‏ ‎и ‎все‏ ‎вместе ‎разом ‎ощущают ‎на ‎себе‏ ‎воздействие ‎как‏ ‎ветерка,‏ ‎летящего ‎по ‎водной‏ ‎глади, ‎так‏ ‎и ‎изменение ‎температуры ‎остывающего‏ ‎Гольфстрима,‏ ‎даже ‎если‏ ‎между ‎нами‏ ‎тысячи ‎километров ‎или ‎сотни ‎лет‏ ‎истории.

 3.

Социологам,‏ ‎психологам ‎известна‏ ‎и ‎понятна‏ ‎ситуация ‎с ‎преступностью ‎в ‎обществе,‏ ‎которую‏ ‎они-преступность-‏ ‎называют ‎болезнью‏ ‎общества.

Потому ‎что‏ ‎ясно ‎очевидно,‏ ‎что,‏ ‎если ‎где-то‏ ‎появилась ‎преступность, ‎значит ‎были ‎и‏ ‎те, ‎кто‏ ‎оказал‏ ‎системное ‎влияние ‎на‏ ‎ее ‎появление‏ ‎и ‎распространение, ‎эволюцию.

Значит ‎где-то‏ ‎были‏ ‎продолжительное ‎время‏ ‎сформированы ‎условия:‏ ‎а) ‎которые ‎формировали ‎асоциальное ‎поведение‏ ‎и‏ ‎б) ‎отсутствовали‏ ‎«носители» ‎иного‏ ‎поведения, ‎иных ‎стандартов ‎совместного ‎общежития‏ ‎из-за‏ ‎чего‏ ‎явление ‎окрепло‏ ‎и ‎эволюционировало‏ ‎дальше.

4.

В ‎контексте‏ ‎темы‏ ‎вынесенной ‎в‏ ‎заголовок ‎мы ‎можем ‎сказать ‎логически‏ ‎непротиворечиво, ‎что‏ ‎формирование‏ ‎личности ‎Сталина, ‎как‏ ‎и ‎ВСЕХ‏ ‎его ‎современников ‎было ‎«Духом-Того-Времени»,‏ ‎которое‏ ‎сформировалось ‎в‏ ‎результате ‎деятельности‏ ‎предыдущих ‎поколений, ‎на ‎волне ‎которых‏ ‎и‏ ‎действовали ‎все‏ ‎жители ‎не‏ ‎только ‎Российской ‎Империи, ‎но ‎и‏ ‎всего‏ ‎мира.

5.

Как‏ ‎же ‎нам‏ ‎тогда ‎относится‏ ‎к ‎Сталину,‏ ‎уж‏ ‎коль ‎скоро‏ ‎такая ‎повестка ‎стоит ‎постоянно ‎перед‏ ‎нами?

Постараемся ‎быть‏ ‎непротиворечивыми‏ ‎логически.

У ‎политтехнологов ‎есть‏ ‎закон ‎и‏ ‎обратный, ‎из ‎него ‎вытекающий:

«Если‏ ‎что-то‏ ‎происходит, ‎значит‏ ‎это ‎кому-нибудь‏ ‎нужно», ‎и ‎«если ‎что-то ‎не‏ ‎происходит,‏ ‎значит ‎и‏ ‎это ‎кому-то‏ ‎нужно».

6.

Что ‎же ‎значит, ‎когда ‎обладающие‏ ‎ресурсами‏ ‎интеллектуальными‏ ‎и ‎информационными‏ ‎как ‎сторонники‏ ‎личности ‎Сталина,‏ ‎так‏ ‎и ‎противники‏ ‎не ‎обращаются ‎к ‎научному ‎подходу‏ ‎в ‎данном‏ ‎вопросе,‏ ‎и ‎не ‎просто‏ ‎не ‎обращаются,‏ ‎но ‎всячески ‎избегают ‎и‏ ‎умалчивают‏ ‎о ‎такой‏ ‎возможности, ‎вот‏ ‎уже ‎на ‎протяжении ‎многих ‎десятилетий?

Это‏ ‎значит,‏ ‎с ‎точки‏ ‎зрения ‎социального‏ ‎инжиниринга, ‎что ‎никого ‎не ‎интересует‏ ‎личность‏ ‎Сталина,‏ ‎важно ‎отвести‏ ‎взгляд ‎простого‏ ‎человека ‎от‏ ‎иных‏ ‎аспектов ‎его‏ ‎жизни ‎и ‎деятельности, ‎да, ‎и‏ ‎от ‎окружающей‏ ‎действительности,‏ ‎отвлечение ‎от ‎неугодной‏ ‎цели, ‎то‏ ‎есть ‎осуществляется ‎манипуляция, ‎хотя‏ ‎конечно,‏ ‎дело ‎не‏ ‎в ‎ней‏ ‎одной, ‎точнее ‎совсем ‎не ‎ней,‏ ‎но‏ ‎это ‎разговор‏ ‎отдельный.

7.

С ‎точки‏ ‎зрения ‎МНП ‎основная, ‎по ‎степени‏ ‎вовлеченности‏ ‎личности‏ ‎в ‎различные‏ ‎процессы, ‎функция‏ ‎Сталина ‎была‏ ‎–‏ ‎государственная.

И ‎именно‏ ‎с ‎этой ‎позиции ‎и ‎необходимо‏ ‎подходить ‎к‏ ‎вопросу‏ ‎его ‎личности.

8.

Остальные ‎же‏ ‎аспекты, ‎за‏ ‎рассмотрение ‎которых, ‎если ‎кто-либо‏ ‎возьмется‏ ‎рассматривать ‎их,‏ ‎браться ‎нужно‏ ‎с ‎привлечением ‎широкого ‎спектра ‎инструментов‏ ‎познания,‏ ‎с ‎учетом‏ ‎исторического ‎времени,‏ ‎и ‎значительной ‎части ‎факторов ‎его,‏ ‎время,‏ ‎сформировавших.

Как‏ ‎видим ‎это‏ ‎дело ‎либо‏ ‎глубоко ‎заинтересованных‏ ‎лиц,‏ ‎разбирающихся ‎не‏ ‎только ‎в ‎самом ‎вопросе ‎и‏ ‎в ‎вопросах‏ ‎социологии,‏ ‎психологии, ‎антропологии, ‎истории,‏ ‎но ‎и‏ ‎в ‎вопросах, ‎касающихся ‎процессов‏ ‎высокого‏ ‎методологического ‎уровня.

Полагаю,‏ ‎что ‎специалистов‏ ‎такого ‎рода ‎почти ‎нет ‎на‏ ‎просторах‏ ‎нашей ‎Родины.

Единственным‏ ‎кого ‎автор‏ ‎может ‎вспомнить ‎– ‎это ‎Кургинян,‏ ‎который‏ ‎прямо‏ ‎говорил, ‎на‏ ‎ЮТубе ‎есть‏ ‎ролики, ‎что‏ ‎время‏ ‎надо ‎понимать,‏ ‎оно ‎такое ‎было, ‎когда ‎его‏ ‎мать ‎шла‏ ‎по‏ ‎Красной ‎Площади, ‎а‏ ‎отец ‎сидел.

С.Кургинян‏ ‎о ‎Сталине ‎и ‎о‏ ‎его‏ ‎роли ‎в‏ ‎нашей ‎истории

Сергей‏ ‎Кургинян. ‎Сталина ‎необходимо ‎понять


[Вообще, ‎Кургинян,‏ ‎из‏ ‎того ‎что‏ ‎я ‎видел‏ ‎в ‎сети ‎и ‎на ‎ТВ,‏ ‎единственный‏ ‎кто‏ ‎стремиться ‎и‏ ‎пытается ‎показать,‏ ‎объяснить ‎и‏ ‎описать‏ ‎происходящее ‎с‏ ‎позиций ‎высокого ‎методологического ‎уровня ‎-‏ ‎Философского, ‎с‏ ‎позиций‏ ‎Метафизики, ‎пусть ‎и‏ ‎в ‎своей‏ ‎интерпретации, ‎проблема ‎в ‎том,‏ ‎что‏ ‎не ‎многие‏ ‎ею ‎владеют,‏ ‎в ‎отличии ‎от ‎доступности ‎Научного‏ ‎Подхода‏ ‎широким ‎массам.]

9.

Оценочные‏ ‎суждения ‎хороши‏ ‎для ‎людей ‎инфантильных, ‎ни ‎за‏ ‎что‏ ‎не‏ ‎отвечающих ‎и‏ ‎не ‎отвечавших‏ ‎прежде.

Такова ‎модальность‏ ‎текущего‏ ‎исторического ‎времени.

Если‏ ‎взяться ‎поверхностно ‎даже, ‎то ‎может‏ ‎очень ‎даже‏ ‎вдруг,‏ ‎что ‎в ‎отношении‏ ‎себя ‎самих‏ ‎и ‎нашего ‎окружения, ‎на‏ ‎фоне‏ ‎социального ‎бездействия-социальной‏ ‎импотенции, ‎мы‏ ‎генерируем ‎такие ‎социальные ‎волны, ‎что‏ ‎результаты‏ ‎этого ‎«волнения»‏ ‎окажутся ‎в‏ ‎сто ‎крат ‎ужасающе, ‎чем ‎приписываемые‏ ‎Сталину‏ ‎и‏ ‎его ‎времени‏ ‎– ‎как‏ ‎будто ‎он‏ ‎один‏ ‎в ‎это‏ ‎время ‎жил ‎и ‎работал! ‎–‏ ‎самые ‎ужасающие‏ ‎последствия.

Хотя‏ ‎бы ‎посмотрите ‎как‏ ‎МЫ ‎допустили‏ ‎ТАКОЕ ‎не ‎просто ‎с‏ ‎нашим‏ ‎Образованием, ‎а‏ ‎нашими ‎ДЕТЬМИ.

10.

С‏ ‎точки ‎зрения ‎НАУКИ ‎видятся ‎противоречивыми,‏ ‎нелогичными‏ ‎и ‎методологически‏ ‎ошибочными ‎позиции‏ ‎смешивания ‎эмоционального ‎отношения ‎к ‎личности‏ ‎Сталина‏ ‎на‏ ‎уровне ‎отдельных‏ ‎личностей, ‎к‏ ‎чему ‎нас‏ ‎постоянно‏ ‎и ‎подводят,‏ ‎качая ‎лодку ‎туда-сюда, ‎и ‎его‏ ‎социальных ‎функций‏ ‎в‏ ‎ГРАНИЦАХ ‎существовавших ‎СОЦИАЛЬНЫХ‏ ‎УСЛОВИЙ ‎КОНКРЕТНОГО‏ ‎ИСТОРИЧЕСКОГО ‎ВРЕМЕНИ.

upd:

Совсем ‎забыл, ‎многие‏ ‎то‏ ‎совсем ‎не‏ ‎знают:

Ходил ‎он‏ ‎от ‎дома ‎к ‎дому,
Стучась ‎у‏ ‎чужих‏ ‎дверей,
Со ‎старым‏ ‎дубовым ‎пандури,
С‏ ‎нехитрою ‎песней ‎своей.

А ‎в ‎песне‏ ‎его,‏ ‎а‏ ‎в ‎песне‏ ‎–
Как ‎солнечный‏ ‎блеск ‎чиста,
Звучала‏ ‎великая‏ ‎правда,
Возвышенная ‎мечта.

Сердца,‏ ‎превращенные ‎в ‎камень,
Заставить ‎биться ‎сумел,
У‏ ‎многих ‎будил‏ ‎он‏ ‎разум,
Дремавший ‎в ‎глубокой‏ ‎тьме.

Но ‎вместо‏ ‎величья ‎славы
Люди ‎его ‎земли
Отверженному‏ ‎отраву
В‏ ‎чаше ‎преподнесли.

Сказали‏ ‎ему: ‎“Проклятый,
Пей,‏ ‎осуши ‎до ‎дна...
И ‎песня ‎твоя‏ ‎чужда‏ ‎нам,
И ‎правда‏ ‎твоя ‎не‏ ‎нужна!”
Иверия. ‎1895. ‎№ ‎218 ‎(на‏ ‎груз.‏ ‎языке).
Иосиф‏ ‎Сталин. ‎Стихи.‏ ‎С. ‎6.

Примечание
Пандури‏ ‎– ‎трехструнный‏ ‎щипковый‏ ‎музыкальный ‎инструмент.
Известен‏ ‎другой ‎перевод ‎этого ‎стихотворения, ‎принадлежащий‏ ‎Ф.И. ‎Чуеву‏ ‎(См.:‏ ‎Чуев ‎Ф. Молотов: ‎Полудержавный‏ ‎властелин. ‎М.,‏ ‎2002. ‎С. ‎314):
Он ‎бродил‏ ‎от‏ ‎дома ‎к‏ ‎дому,
словно ‎демон‏ ‎отрешенный,
и ‎в ‎задумчивом ‎напеве
правду ‎вещую‏ ‎берег.
Многим‏ ‎разум ‎осенила
эта‏ ‎песня ‎золотая,
и‏ ‎оттаивали ‎люди,
благодарствуя ‎певца.

Но ‎очнулись, ‎пошатнулись,
переполнились‏ ‎испугом,
чашу,‏ ‎ядом‏ ‎налитую,
приподняли ‎над‏ ‎землей
и ‎сказали:‏ ‎– ‎Пей,‏ ‎проклятый,
неразбавленную‏ ‎участь,
не ‎хотим‏ ‎небесной ‎правды,
легче ‎нам ‎земная ‎ложь.
Читать: 17+ мин
logo Prox Blog

MANIFESTARIUM: 0.000.00.000/005: А. И Б. Стругацкие. Улитка на склоне. Глава 11. Кандид.

[курсив-PROX]

Глава ‎одиннадцатая.‏ ‎Кандид.

Он ‎проснулся, ‎открыл ‎глаза ‎и‏ ‎уставился ‎в‏ ‎низкий,‏ ‎покрытый ‎известковыми ‎натеками‏ ‎потолок. ‎По‏ ‎потолку ‎опять ‎шли ‎муравьи.‏ ‎Справа‏ ‎налево ‎нагруженные,‏ ‎слева ‎направо‏ ‎порожняком. ‎Месяц ‎назад ‎было ‎наоборот,‏ ‎месяц‏ ‎назад ‎была‏ ‎Нава. ‎А‏ ‎больше ‎ничего ‎не ‎изменилось. ‎Послезавтра‏ ‎мы‏ ‎уходим,‏ ‎подумал ‎он.

За‏ ‎столом ‎сидел‏ ‎старец ‎и‏ ‎смотрел‏ ‎на ‎него,‏ ‎ковыряя ‎в ‎ухе. ‎Старец ‎окончательно‏ ‎отощал, ‎глаза‏ ‎у‏ ‎него ‎ввалились, ‎зубов‏ ‎во ‎рту‏ ‎совсем ‎не ‎осталось. ‎Наверное,‏ ‎он‏ ‎скоро ‎умрет,‏ ‎старец ‎этот.

— Что‏ ‎же ‎это ‎ты, ‎Молчун, ‎—‏ ‎плаксиво‏ ‎сказал ‎старец,‏ ‎— ‎совсем‏ ‎у ‎тебя ‎нечего ‎есть. ‎Как‏ ‎у‏ ‎тебя‏ ‎Наву ‎отняли,‏ ‎так ‎у‏ ‎тебя ‎и‏ ‎еды‏ ‎в ‎доме‏ ‎больше ‎не ‎бывает. ‎Ни ‎утром‏ ‎не ‎бывает,‏ ‎ни‏ ‎в ‎обед, ‎говорил‏ ‎же ‎я‏ ‎тебе: ‎не ‎ходи, ‎нельзя.‏ ‎Зачем‏ ‎ушел? ‎Колченога‏ ‎наслушался ‎и‏ ‎ушел, ‎а ‎разве ‎Колченог ‎понимает,‏ ‎что‏ ‎можно, ‎а‏ ‎что ‎нельзя?‏ ‎И ‎Колченог ‎этого ‎не ‎понимает,‏ ‎и‏ ‎отец‏ ‎Колченога ‎такой‏ ‎же ‎был‏ ‎непонятливый, ‎и‏ ‎дед‏ ‎его ‎такой‏ ‎же, ‎и ‎весь ‎их ‎Колченогов‏ ‎род ‎такой‏ ‎был,‏ ‎вот ‎они ‎все‏ ‎и ‎померли,‏ ‎и ‎Колченог ‎обязательно ‎помрет,‏ ‎никуда‏ ‎не ‎денется...‏ ‎А ‎может‏ ‎быть, ‎у ‎тебя, ‎Молчун, ‎есть‏ ‎какая-нибудь‏ ‎еда, ‎может‏ ‎быть, ‎ты‏ ‎ее ‎спрятал, ‎а? ‎Ведь ‎многие‏ ‎прячут...‏ ‎Так‏ ‎если ‎ты‏ ‎спрятал, ‎то‏ ‎доставай ‎скорее,‏ ‎я‏ ‎есть ‎хочу,‏ ‎мне ‎без ‎еды ‎нельзя, ‎я‏ ‎всю ‎жизнь‏ ‎ем,‏ ‎привык ‎уже... ‎А‏ ‎то ‎Навы‏ ‎теперь ‎у ‎тебя ‎нет,‏ ‎Хвоста‏ ‎тоже ‎деревом‏ ‎убило... ‎Вот‏ ‎у ‎кого ‎еды ‎всегда ‎было‏ ‎много‏ ‎— ‎у‏ ‎Хвоста! ‎Я‏ ‎у ‎него ‎горшка ‎по ‎три‏ ‎сразу‏ ‎съедал,‏ ‎хотя ‎она‏ ‎всегда ‎у‏ ‎него ‎была‏ ‎недоброженная,‏ ‎скверная, ‎потому‏ ‎его, ‎наверное, ‎деревом ‎и ‎убило...‏ ‎Говорил ‎я‏ ‎ему:‏ ‎нельзя ‎такую ‎еду‏ ‎есть...

Кандид ‎встал‏ ‎и ‎поискал ‎по ‎дому‏ ‎в‏ ‎потайных ‎местечках,‏ ‎устроенных ‎Навой.‏ ‎Еды ‎действительно ‎не ‎было. ‎Тогда‏ ‎он‏ ‎вышел ‎на‏ ‎улицу, ‎повернул‏ ‎налево ‎и ‎направился ‎к ‎площади,‏ ‎к‏ ‎дому‏ ‎Кулака. ‎Старец‏ ‎плелся ‎следом,‏ ‎хныкал ‎и‏ ‎жаловался.‏ ‎На ‎поле‏ ‎нестройно ‎и ‎скучно ‎покрикивали: ‎«Эй,‏ ‎сей ‎веселей,‏ ‎вправо‏ ‎сей, ‎влево ‎сей...»‏ ‎В ‎лесу‏ ‎откликалось ‎эхо. ‎Каждое ‎утро‏ ‎Кандиду‏ ‎теперь ‎казалось,‏ ‎что ‎лес‏ ‎придвинулся ‎ближе. ‎На ‎самом ‎деле‏ ‎этого‏ ‎не ‎было,‏ ‎а ‎если‏ ‎и ‎было, ‎то ‎вряд ‎ли‏ ‎человеческий‏ ‎глаз‏ ‎мог ‎бы‏ ‎это ‎заметить.‏ ‎И ‎мертвяков‏ ‎в‏ ‎лесу, ‎наверное,‏ ‎не ‎стало ‎больше, ‎чем ‎прежде,‏ ‎а ‎казалось,‏ ‎что‏ ‎больше. ‎Наверное, ‎потому,‏ ‎что ‎теперь‏ ‎Кандид ‎точно ‎знал, ‎кто‏ ‎они‏ ‎такие, ‎и‏ ‎потому, ‎что‏ ‎он ‎их ‎ненавидел. ‎Когда ‎из‏ ‎леса‏ ‎появлялся ‎мертвяк,‏ ‎сразу ‎раздавались‏ ‎крики: ‎«Молчун! ‎Молчун!». ‎И ‎он‏ ‎шел‏ ‎туда‏ ‎и ‎уничтожал‏ ‎мертвяка ‎скальпелем,‏ ‎быстро, ‎надежно,‏ ‎с‏ ‎жестоким ‎наслаждением.‏ ‎Вся ‎деревня ‎сбегалась ‎смотреть ‎на‏ ‎это ‎зрелище‏ ‎и‏ ‎неизменно ‎ахала ‎в‏ ‎один ‎голос‏ ‎и ‎закрывалась ‎руками, ‎когда‏ ‎вдоль‏ ‎окутанного ‎паром‏ ‎туловища ‎распахивался‏ ‎страшный ‎белый ‎шрам. ‎Ребятишки ‎больше‏ ‎не‏ ‎дразнили ‎Молчуна,‏ ‎они ‎теперь‏ ‎боялись ‎его ‎до ‎смерти, ‎разбегались‏ ‎и‏ ‎прятались‏ ‎при ‎его‏ ‎появлении. ‎О‏ ‎скальпеле ‎в‏ ‎домах‏ ‎шептались ‎по‏ ‎вечерам, ‎а ‎из ‎шкур ‎мертвяков‏ ‎по ‎указанию‏ ‎хитроумного‏ ‎старосты ‎стали ‎делать‏ ‎корыта. ‎Хорошие‏ ‎получались ‎корыта, ‎большие ‎и‏ ‎прочные...

Посреди‏ ‎площади ‎стоял‏ ‎торчком ‎по‏ ‎пояс ‎в ‎траве ‎Слухач, ‎окутанный‏ ‎лиловатым‏ ‎облачком, ‎с‏ ‎поднятыми ‎ладонями,‏ ‎со ‎стеклянными ‎глазами ‎и ‎пеной‏ ‎на‏ ‎губах.‏ ‎Вокруг ‎него‏ ‎топтались ‎любопытные‏ ‎детишки, ‎смотрели‏ ‎и‏ ‎слушали, ‎раскрывши‏ ‎рты, ‎— ‎это ‎зрелище ‎им‏ ‎никогда ‎не‏ ‎надоедало.‏ ‎Кандид ‎тоже ‎остановился‏ ‎послушать, ‎и‏ ‎ребятишек ‎как ‎ветром ‎сдуло.

— В‏ ‎битву‏ ‎вступают ‎новые...‏ ‎— ‎металлическим‏ ‎голосом ‎бредил ‎Слухач. ‎— ‎Успешное‏ ‎передвижение...‏ ‎Обширные ‎места‏ ‎покоя... ‎Новые‏ ‎отряды ‎подруг... ‎Спокойствие ‎и ‎слияние...

Кандид‏ ‎пошел‏ ‎дальше.‏ ‎Сегодня ‎с‏ ‎утра ‎голова‏ ‎у ‎него‏ ‎была‏ ‎довольно ‎ясная,‏ ‎и ‎он ‎чувствовал, ‎что ‎способен‏ ‎думать, ‎и‏ ‎стал‏ ‎думать, ‎кто ‎же‏ ‎он ‎такой,‏ ‎этот ‎Слухач, ‎и ‎зачем‏ ‎он.‏ ‎Теперь ‎имело‏ ‎смысл ‎думать‏ ‎об ‎этом, ‎потому ‎что ‎теперь‏ ‎Кандид‏ ‎уже ‎кое-что‏ ‎знал, ‎а‏ ‎иногда ‎ему ‎даже ‎казалось, ‎что‏ ‎он‏ ‎знает‏ ‎очень ‎много,‏ ‎если ‎не‏ ‎все. ‎В‏ ‎каждой‏ ‎деревне ‎есть‏ ‎свой ‎слухач, ‎и ‎у ‎нас‏ ‎есть ‎слухач,‏ ‎и‏ ‎на ‎Выселках, ‎а‏ ‎старец ‎хвастался,‏ ‎какой ‎особенный ‎был ‎слухач‏ ‎в‏ ‎той ‎деревне,‏ ‎которая ‎нынче грибная.‏ ‎Наверное, были ‎времена, ‎когда ‎многие ‎люди‏ ‎знали,‏ ‎что ‎такое‏ ‎Одержание, ‎и‏ ‎понимали, ‎о ‎каких ‎успехах ‎идет‏ ‎речь;‏ ‎и,‏ ‎наверное, ‎тогда‏ ‎они были ‎в‏ ‎этом ‎заинтересованы,‏ ‎чтобы‏ ‎многие ‎это‏ ‎знали, ‎или ‎воображали, ‎что ‎заинтересованы,‏ ‎а ‎потом‏ ‎выяснилось,‏ ‎что ‎можно ‎прекрасно‏ ‎обойтись ‎без многих‏ ‎и ‎многих, ‎что ‎все‏ ‎эти‏ ‎деревни ‎—‏ ‎ошибка, ‎а‏ ‎мужики ‎не ‎больше ‎чем ‎козлы...‏ ‎Это‏ ‎произошло, ‎когда‏ ‎научились ‎управлять‏ ‎лиловым ‎туманом, ‎и ‎из ‎лиловых‏ ‎туч‏ ‎вышли‏ ‎первые ‎мертвяки...‏ ‎и ‎первые‏ ‎деревни ‎очутились‏ ‎на‏ ‎дне ‎первых‏ ‎треугольных ‎озер... ‎и ‎возникли ‎первые‏ ‎отряды ‎подруг...‏ ‎А‏ ‎слухачи ‎остались, ‎и‏ ‎осталась ‎традиция, которую‏ ‎не ‎уничтожали ‎просто ‎потому,‏ ‎что‏ ‎они об ‎этой‏ ‎традиции ‎забыли. Традиция‏ ‎бессмысленная, ‎такая ‎же ‎бессмысленная, ‎как‏ ‎весь‏ ‎этот ‎лес,‏ ‎как ‎все‏ ‎эти ‎искусственные ‎чудовища ‎и ‎города,‏ ‎из‏ ‎которых‏ ‎идет ‎разрушение,‏ ‎и ‎эти‏ ‎жуткие ‎бабы-амазонки,‏ ‎жрицы‏ ‎партеногенеза, ‎жестокие‏ ‎и ‎самодовольные ‎повелительницы ‎вирусов, ‎повелительницы‏ ‎леса, ‎разбухшие‏ ‎от‏ ‎парной ‎воды... ‎и‏ ‎эта ‎гигантская‏ ‎возня ‎в ‎джунглях, ‎все‏ ‎эти‏ ‎Великие ‎Разрыхления‏ ‎и ‎Заболачивания,‏ ‎чудовищная ‎в ‎своей ‎абсурдности ‎и‏ ‎грандиозности‏ ‎затея...

Мысли ‎текли‏ ‎свободно ‎и‏ ‎даже ‎как-то ‎машинально, ‎за ‎этот‏ ‎месяц‏ ‎они‏ ‎успели ‎проложить‏ ‎себе ‎привычные‏ ‎и ‎постоянные‏ ‎русла, и‏ ‎Кандид ‎наперед‏ ‎знал, какие ‎эмоции ‎возникнут у ‎него ‎в‏ ‎следующую ‎секунду. У‏ ‎нас в‏ ‎деревне ‎это ‎называется «думать». Вот‏ ‎сейчас ‎возникнут‏ ‎сомнения... ‎Я ‎же ‎ничего‏ ‎не‏ ‎видел. ‎Я‏ ‎встретил ‎трех‏ ‎лесных ‎колдуний. ‎Но ‎мало ‎ли‏ ‎кого‏ ‎можно ‎встретить‏ ‎в ‎лесу.‏ ‎Я ‎видел ‎гибель ‎лукавой ‎деревни,‏ ‎холм,‏ ‎похожий‏ ‎на ‎фабрику‏ ‎живых ‎существ,‏ ‎адскую ‎расправу‏ ‎с‏ ‎рукоедом... ‎Гибель,‏ ‎фабрика, ‎расправа... ‎Это ‎же ‎мои слова,‏ ‎мои понятия. ‎Даже‏ ‎для‏ ‎Навы ‎гибель ‎деревни‏ ‎— ‎это‏ ‎не ‎гибель, ‎а ‎Одержание...‏ ‎Но‏ ‎я-то ‎не‏ ‎знаю, ‎что‏ ‎такое ‎Одержание. ‎Мне ‎это ‎страшно,‏ ‎мне‏ ‎это ‎отвратительно,‏ ‎и ‎все‏ ‎это ‎просто ‎потому, ‎что ‎мне‏ ‎это‏ ‎чуждо,‏ ‎и, ‎может‏ ‎быть, ‎надо‏ ‎говорить ‎не‏ ‎«жестокое‏ ‎и ‎бессмысленное‏ ‎натравливание леса ‎на ‎людей», ‎а ‎«планомерное,‏ ‎прекрасно ‎организованное,‏ ‎четко‏ ‎продуманное ‎наступление нового ‎на‏ ‎старое», ‎«своевременно созревшего,‏ ‎налившегося ‎силой ‎нового ‎на‏ ‎загнившее‏ ‎бесперспективное ‎старое»...‏ ‎Не ‎извращение, а‏ ‎революция. ‎Закономерность. Закономерность, ‎на ‎которую ‎я‏ ‎смотрю‏ ‎извне ‎пристрастными‏ ‎глазами ‎чужака,‏ ‎не ‎понимающего ‎ничего ‎и ‎потому,‏ ‎именно‏ ‎потому‏ ‎воображающего, ‎что‏ ‎он ‎понимает‏ ‎все ‎и‏ ‎имеет‏ ‎право ‎судить.‏ ‎Словно ‎маленький ‎мальчик, ‎который ‎негодует‏ ‎на ‎гадкого‏ ‎петуха,‏ ‎так ‎жестоко ‎топчущего‏ ‎бедную ‎курочку...

Он‏ ‎оглянулся ‎на ‎Слухача. ‎Слухач‏ ‎с‏ ‎обычным ‎своим‏ ‎обалделым ‎видом‏ ‎сидел ‎в ‎траве ‎и ‎вертел‏ ‎головой,‏ ‎вспоминая, ‎где‏ ‎он ‎и‏ ‎что ‎он. ‎Живой ‎радиоприемник. ‎Значит,‏ ‎есть‏ ‎и‏ ‎живые ‎радиопередатчики...‏ ‎и ‎живые‏ ‎механизмы, ‎и‏ ‎живые‏ ‎машины, да, ‎например,‏ ‎мертвяки... ‎Ну ‎почему, ‎почему ‎все‏ ‎это, ‎так‏ ‎великолепно‏ ‎придуманное, ‎так ‎великолепно‏ ‎организованное, ‎не‏ ‎вызывает ‎у ‎меня ‎ни‏ ‎тени‏ ‎сочувствия ‎—‏ ‎только ‎омерзение‏ ‎и ‎ненависть...

Кулак ‎неслышно ‎подошел ‎к‏ ‎нему‏ ‎сзади ‎и‏ ‎треснул ‎его‏ ‎ладонью ‎между ‎лопаток.

— Встал ‎тут ‎и‏ ‎глазеет,‏ ‎шерсть‏ ‎на ‎носу,‏ ‎— ‎сказал‏ ‎он. ‎—‏ ‎Один‏ ‎вот ‎тоже‏ ‎все ‎глазел, ‎открутили ‎ему ‎руки-ноги,‏ ‎так ‎больше‏ ‎не‏ ‎глазеет. ‎Когда ‎уходим-то,‏ ‎Молчун? ‎Долго‏ ‎ты ‎мне ‎будешь ‎голову‏ ‎морочить?‏ ‎У ‎меня‏ ‎ведь ‎старуха‏ ‎в ‎другой ‎дом ‎ушла, ‎шерсть‏ ‎на‏ ‎носу, ‎и‏ ‎сам ‎я‏ ‎третью ‎ночь ‎у ‎старосты ‎ночую,‏ ‎а‏ ‎нынче‏ ‎вот ‎думаю‏ ‎к ‎Хвостовой‏ ‎вдове ‎пойти‏ ‎ночевать.‏ ‎Еда ‎вся‏ ‎до ‎того ‎перепрела, ‎что ‎и‏ ‎старый ‎пень‏ ‎этот‏ ‎уже ‎жрать ‎ее‏ ‎не ‎желает,‏ ‎кривится, ‎говорит: ‎перепрело ‎у‏ ‎тебя‏ ‎все, ‎не‏ ‎то ‎что‏ ‎жрать ‎— ‎нюхать ‎невозможно, ‎шерсть‏ ‎на‏ ‎носу... ‎Только‏ ‎к ‎Чертовым‏ ‎Скалам ‎я ‎не ‎пойду, ‎Молчун,‏ ‎а‏ ‎пойду‏ ‎я ‎с‏ ‎тобой ‎в‏ ‎Город, ‎наберем‏ ‎мы‏ ‎там ‎с‏ ‎тобой ‎баб. ‎Если ‎воры ‎встретятся,‏ ‎половину ‎отдадим,‏ ‎не‏ ‎жалко, ‎шерсть ‎на‏ ‎носу, ‎а‏ ‎другую ‎половину ‎в ‎деревню‏ ‎приведем,‏ ‎пусть ‎здесь‏ ‎живут, ‎нечего‏ ‎им ‎там ‎плавать ‎зря, ‎а‏ ‎то‏ ‎одна ‎тоже‏ ‎вот ‎плавала,‏ ‎дали ‎ей ‎хорошенько ‎по ‎соплям‏ ‎—‏ ‎больше‏ ‎не ‎плавает‏ ‎и ‎воды‏ ‎видеть ‎не‏ ‎может,‏ ‎шерсть ‎на‏ ‎носу... ‎Слушай, ‎Молчун, ‎а ‎может,‏ ‎ты ‎наврал‏ ‎про‏ ‎Город ‎и ‎про‏ ‎баб ‎этих?‏ ‎Или, ‎может, ‎привиделось ‎тебе‏ ‎—‏ ‎отняли ‎у‏ ‎тебя ‎воры‏ ‎Наву, ‎тебе ‎с ‎горя ‎и‏ ‎привиделось.‏ ‎Колченог ‎вот‏ ‎не ‎верит:‏ ‎считает, ‎что ‎тебе ‎привиделось. ‎Какой‏ ‎же‏ ‎это‏ ‎Город ‎в‏ ‎озере, ‎шерсть‏ ‎на ‎носу,‏ ‎—‏ ‎все ‎говорили,‏ ‎что ‎на ‎холме, ‎а ‎не‏ ‎в ‎озере.‏ ‎Да‏ ‎разве ‎в ‎озере‏ ‎можно ‎жить,‏ ‎шерсть ‎на ‎носу? ‎Мы‏ ‎же‏ ‎там ‎все‏ ‎потонем, ‎там‏ ‎же ‎вода, ‎шерсть ‎на ‎носу,‏ ‎мало‏ ‎ли ‎что‏ ‎там ‎бабы,‏ ‎а ‎я ‎в ‎воду ‎даже‏ ‎за‏ ‎бабами‏ ‎не ‎полезу,‏ ‎я ‎плавать‏ ‎не ‎умею,‏ ‎да‏ ‎и ‎зачем?‏ ‎Но ‎я ‎могу ‎в ‎крайнем‏ ‎случае ‎на‏ ‎берегу‏ ‎стоять, пока ‎ты ‎их‏ ‎из ‎воды‏ ‎таскать ‎будешь... ‎Ты, ‎значит,‏ ‎в‏ ‎воду ‎полезешь,‏ ‎шерсть ‎на‏ ‎носу, ‎а ‎я ‎на ‎берегу‏ ‎останусь,‏ ‎и ‎мы‏ ‎с ‎тобой‏ ‎этак ‎быстро ‎управимся...

— Ты ‎дубину ‎себе‏ ‎сломал?‏ ‎—‏ ‎спросил ‎Кандид.

— А‏ ‎где ‎я‏ ‎тебе ‎в‏ ‎лесу‏ ‎дубину ‎возьму, шерсть‏ ‎на ‎носу? ‎— ‎возразил ‎Кулак.‏ ‎— ‎Это‏ ‎на‏ ‎болото ‎надо ‎идти‏ ‎— ‎за‏ ‎дубиной. ‎А ‎у ‎меня‏ ‎времени‏ ‎нету, ‎я‏ ‎еду ‎стерегу,‏ ‎чтобы ‎старик ‎ее ‎не ‎сожрал,‏ ‎да‏ ‎и ‎зачем‏ ‎мне ‎дубина,‏ ‎когда ‎я ‎драться ‎ни ‎с‏ ‎кем‏ ‎не‏ ‎собираюсь... ‎Один‏ ‎вот ‎тоже‏ ‎дрался, ‎шерсть‏ ‎на‏ ‎носу...

— Ладно, ‎—‏ ‎сказал ‎Кандид, ‎— ‎я ‎тебе‏ ‎сам ‎сломаю‏ ‎дубину.‏ ‎Послезавтра ‎выходим, ‎не‏ ‎забудь.

Он ‎повернулся‏ ‎и ‎пошел ‎обратно. ‎Кулак‏ ‎не‏ ‎изменился. ‎И‏ ‎никто ‎из‏ ‎них ‎не ‎изменился. ‎Как ‎он‏ ‎ни‏ ‎старался ‎втолковать‏ ‎им, ‎они‏ ‎ничего ‎не ‎поняли ‎и, ‎кажется,‏ ‎ничему‏ ‎не‏ ‎поверили.

...Мертвяки ‎бабам‏ ‎служить ‎не‏ ‎могут, ‎это‏ ‎ты,‏ ‎Молчун, ‎загнул,‏ ‎брат, ‎втроем ‎не ‎разогнуть. ‎Бабы‏ ‎мертвяков ‎до‏ ‎полусмерти‏ ‎боятся, ‎ты ‎на‏ ‎мою ‎посмотри,‏ ‎а ‎потом ‎рассказывай. ‎А‏ ‎что‏ ‎деревня ‎потонула,‏ ‎так ‎это‏ ‎же ‎Одержание ‎произошло, ‎это ‎ж‏ ‎всякий‏ ‎и ‎без‏ ‎тебя ‎знает,‏ ‎и ‎при ‎чем ‎тут ‎твои‏ ‎бабы‏ ‎—‏ ‎непонятно... ‎И‏ ‎вообще, ‎Молчун,‏ ‎в ‎Городе‏ ‎ты‏ ‎не ‎был,‏ ‎чего ‎уж ‎там, ‎признайся, ‎мы‏ ‎не ‎обидимся,‏ ‎уж‏ ‎больно ‎занятно ‎ты‏ ‎рассказываешь. ‎А‏ ‎только ‎в ‎Городе ‎ты‏ ‎не‏ ‎был, ‎это‏ ‎мы ‎все‏ ‎знаем, ‎потому ‎что ‎кто ‎в‏ ‎Городе‏ ‎побывает, ‎обратно‏ ‎уже ‎не‏ ‎возвращается... ‎И ‎Наву ‎твою ‎никакие‏ ‎там‏ ‎не‏ ‎бабы, ‎а‏ ‎просто ‎воры‏ ‎отобрали, ‎наши‏ ‎воры,‏ ‎местные. ‎Никогда‏ ‎бы ‎тебе, ‎Молчун, ‎от ‎воров‏ ‎не ‎отбиться.‏ ‎Хотя‏ ‎мужчина ‎ты, ‎конечно,‏ ‎смелый, ‎и‏ ‎как ‎ты ‎с ‎мертвяками‏ ‎обходишься‏ ‎— ‎это‏ ‎просто ‎смотреть‏ ‎страшно...

Идея ‎надвигающейся ‎гибели ‎просто ‎не‏ ‎умещалась в‏ ‎их ‎головах.‏ ‎Гибель ‎надвигалась‏ ‎слишком ‎медленно и ‎начала ‎надвигаться слишком ‎давно. Наверное,‏ ‎дело‏ ‎было‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎гибель‏ ‎— ‎понятие,‏ ‎связанное‏ ‎с ‎мгновенностью,‏ ‎сиюминутностью, ‎с ‎какой-то ‎катастрофой. ‎А‏ ‎они ‎не‏ ‎умели‏ ‎и ‎не ‎хотели‏ ‎обобщать, ‎не‏ ‎умели ‎и ‎не ‎хотели‏ ‎думать‏ ‎о ‎мире‏ ‎вне ‎их‏ ‎деревни. ‎Была ‎деревня, ‎и ‎был‏ ‎лес.‏ ‎Лес ‎был‏ ‎сильнее, ‎но‏ ‎лес ‎ведь ‎всегда был и ‎всегда ‎будет‏ ‎сильнее.‏ ‎При‏ ‎чем ‎здесь‏ ‎гибель? ‎Какая‏ ‎еще ‎гибель?‏ ‎Это‏ ‎просто ‎жизнь. Вот‏ ‎когда ‎кого-нибудь ‎деревом ‎придавливает ‎—‏ ‎это, ‎конечно,‏ ‎гибель,‏ ‎но ‎тут ‎просто‏ ‎голову ‎нужно‏ ‎иметь ‎на ‎плечах ‎и‏ ‎соображать,‏ ‎что ‎к‏ ‎чему... ‎Когда-нибудь‏ ‎они ‎спохватятся. ‎Когда ‎не ‎останется‏ ‎больше‏ ‎женщин; ‎когда‏ ‎болота ‎подойдут‏ ‎вплотную ‎к ‎домам; ‎когда ‎посреди‏ ‎улиц‏ ‎ударят‏ ‎подземные ‎источники‏ ‎и ‎над‏ ‎крышами ‎повиснет‏ ‎лиловый‏ ‎туман... ‎А‏ ‎может ‎быть, ‎и ‎тогда ‎они‏ ‎не ‎спохватятся‏ ‎—‏ ‎просто ‎скажут: ‎«Нельзя‏ ‎здесь ‎больше‏ ‎жить ‎— ‎Одержание». ‎И‏ ‎уйдут‏ ‎строить ‎новую‏ ‎деревню...

Колченог ‎сидел‏ ‎у ‎порога, ‎поливал ‎бродилом ‎выводок‏ ‎грибов,‏ ‎поднявшихся ‎за‏ ‎ночь, ‎и‏ ‎готовился ‎завтракать.

— Садись, ‎— ‎сказал ‎он‏ ‎Кандиду‏ ‎приветливо.‏ ‎— ‎Есть‏ ‎будешь? ‎Хорошие‏ ‎грибы.

— Поем, ‎—‏ ‎сказал‏ ‎Кандид ‎и‏ ‎сел ‎рядом.

— Поешь, ‎поешь, ‎— ‎сказал‏ ‎Колченог. ‎—‏ ‎Навы‏ ‎теперь ‎у ‎тебя‏ ‎нету, ‎когда‏ ‎ты ‎еще ‎без ‎Навы‏ ‎приспособишься...‏ ‎Я ‎слыхал,‏ ‎ты ‎опять‏ ‎уходишь. ‎Кто ‎же ‎это ‎мне‏ ‎сказал?‏ ‎А, ‎ну‏ ‎да, ‎ты‏ ‎же ‎мне ‎и ‎сказал: ‎ухожу,‏ ‎мол.‏ ‎Что‏ ‎это ‎тебе‏ ‎дома ‎не‏ ‎сидится? ‎Сидел‏ ‎бы‏ ‎ты ‎дома,‏ ‎хорошо ‎бы ‎тебе ‎было... ‎В‏ ‎Тростники ‎идешь‏ ‎или‏ ‎в ‎Муравейники? ‎В‏ ‎Тростники ‎бы‏ ‎я ‎тоже ‎с ‎тобой‏ ‎сходил.‏ ‎Свернули ‎бы‏ ‎мы ‎сейчас‏ ‎с ‎тобой по ‎улице ‎направо, миновали ‎бы‏ ‎мы‏ ‎с ‎тобой‏ ‎редколесье, ‎в‏ ‎редколесье ‎бы ‎грибов ‎набрали ‎заодно,‏ ‎захватили‏ ‎бы‏ ‎с ‎собой‏ ‎бродила, ‎там‏ ‎же ‎и‏ ‎поели‏ ‎бы ‎—‏ ‎хорошие ‎в ‎редколесье ‎грибы, ‎в‏ ‎деревне ‎такие‏ ‎не‏ ‎растут, ‎да ‎и‏ ‎в ‎других‏ ‎местах ‎тоже ‎не ‎растут,‏ ‎а‏ ‎тут ‎ешь-ешь,‏ ‎и ‎все‏ ‎мало... ‎А ‎как ‎поели ‎бы,‏ ‎вышли‏ ‎бы ‎мы‏ ‎с ‎тобой‏ ‎из ‎редколесья, ‎да ‎мимо ‎Хлебного‏ ‎болота,‏ ‎там‏ ‎бы ‎опять‏ ‎поели ‎—‏ ‎хорошие ‎злаки‏ ‎там‏ ‎родятся, ‎сладкие,‏ ‎просто ‎удивляешься, ‎что ‎на ‎болоте‏ ‎да ‎на‏ ‎грязи‏ ‎— ‎и ‎такие‏ ‎злаки ‎произрастают...‏ ‎Ну ‎а ‎потом, ‎конечно,‏ ‎прямо‏ ‎за ‎солнцем,‏ ‎три ‎дня‏ ‎бы ‎шли, ‎а ‎там ‎уже‏ ‎и‏ ‎Тростники...

— Мы ‎с‏ ‎тобой ‎идем‏ ‎к ‎Чертовым ‎Скалам, ‎— ‎терпеливо‏ ‎напомнил‏ ‎Кандид.‏ ‎— ‎Выходим‏ ‎послезавтра. ‎Кулак‏ ‎тоже ‎идет.

Колченог‏ ‎с‏ ‎сомнением ‎покачал‏ ‎головой.

— К ‎Чертовым ‎Скалам... ‎— ‎повторил‏ ‎он. ‎—‏ ‎Нет,‏ ‎Молчун, ‎не ‎пройти‏ ‎нам ‎к‏ ‎Чертовым ‎Скалам, ‎не ‎пройти.‏ ‎Это‏ ‎ты ‎знаешь‏ ‎где ‎—‏ ‎Чертовы ‎Скалы? ‎Их, ‎может, ‎и‏ ‎вообще‏ ‎нигде ‎нет,‏ ‎а ‎просто‏ ‎так ‎говорят: ‎скалы, ‎мол, ‎Чертовы...‏ ‎Так‏ ‎что‏ ‎к ‎Чертовым‏ ‎Скалам ‎я‏ ‎не ‎пойду,‏ ‎не‏ ‎верю ‎я‏ ‎в ‎них. Вот ‎если ‎бы ‎в‏ ‎Город, ‎например,‏ ‎или‏ ‎еще ‎лучше ‎—‏ ‎в ‎Муравейники,‏ ‎это ‎тут ‎рядом, ‎рукой‏ ‎подать...‏ ‎Слушай, ‎Молчун,‏ ‎а ‎пошли-ка‏ ‎мы ‎с ‎тобой ‎в ‎Муравейники.‏ ‎И‏ ‎Кулак ‎пойдет...‏ ‎Я ‎ведь‏ ‎в ‎Муравейниках, ‎как ‎ногу ‎себе‏ ‎повредил,‏ ‎так‏ ‎с ‎тех‏ ‎пор ‎там‏ ‎и ‎не‏ ‎был.‏ ‎Нава, ‎бывало,‏ ‎все ‎просила ‎меня: ‎сходим, ‎говорит,‏ ‎Колченог, ‎в‏ ‎Муравейники...‏ ‎Охота, ‎видишь, ‎было‏ ‎ей ‎посмотреть‏ ‎дупло, ‎где ‎я ‎ногу‏ ‎повредил...‏ ‎А ‎я‏ ‎ей ‎говорю,‏ ‎что не ‎помню ‎я, ‎где ‎это‏ ‎дупло,‏ ‎и ‎вообще,‏ ‎может ‎быть,‏ ‎Муравейников ‎больше ‎нет, ‎давно ‎я‏ ‎там‏ ‎не‏ ‎был...

Кандид ‎жевал‏ ‎гриб ‎и‏ ‎смотрел ‎на‏ ‎Колченога.‏ ‎А ‎Колченог‏ ‎говорил ‎и ‎говорил, ‎говорил ‎о‏ ‎Тростниках, ‎говорил‏ ‎о‏ ‎Муравейниках, ‎глаза ‎его‏ ‎были ‎опущены,‏ ‎и ‎он ‎только ‎изредка‏ ‎взглядывал‏ ‎на ‎Кандида.‏ ‎Хороший ‎ты‏ ‎человек, ‎Колченог, ‎и ‎добрый ‎ты,‏ ‎и‏ ‎оратор ‎видный,‏ ‎и ‎староста‏ ‎с ‎тобой ‎считается, ‎и ‎Кулак,‏ ‎а‏ ‎старец‏ ‎тебя ‎просто-таки‏ ‎боится, ‎и‏ ‎не ‎зря‏ ‎был‏ ‎ты ‎лучшим‏ ‎приятелем ‎и ‎спутником ‎известного ‎Обиды-Мученика,‏ ‎человека ‎ищущего‏ ‎и‏ ‎беспокойного, ‎ничего ‎не‏ ‎нашедшего ‎и‏ ‎сгинувшего ‎где-то ‎в ‎лесу...‏ ‎Одна‏ ‎вот ‎только‏ ‎беда: ‎не‏ ‎хочешь ‎ты, ‎Колченог, ‎меня ‎в‏ ‎лес‏ ‎отпускать, ‎жалеешь‏ ‎убогого. ‎Лес‏ ‎— ‎место ‎опасное, ‎гибельное, ‎куда‏ ‎многие‏ ‎ходили,‏ ‎да ‎немногие‏ ‎возвращались, ‎а‏ ‎если ‎возвращались,‏ ‎то‏ ‎сильно ‎напуганные,‏ ‎а ‎бывает, ‎и ‎покалеченные... ‎У‏ ‎кого ‎нога‏ ‎поломана,‏ ‎у ‎кого ‎что...‏ ‎Вот ‎и‏ ‎хитришь ты, ‎Колченог, ‎то ‎сам‏ ‎притворяешься полоумным,‏ ‎то ‎делаешь‏ ‎вид, что ‎Молчуна‏ ‎полоумным ‎считаешь, ‎а ‎в ‎действительности-то уверен ты‏ ‎в‏ ‎одном: ‎если‏ ‎уж ‎Молчуну‏ ‎удалось ‎один ‎раз ‎вернуться, ‎потерявши‏ ‎девчонку,‏ ‎то‏ ‎дважды ‎таких‏ ‎чудес ‎не‏ ‎случается...

— Слушай, ‎Колченог,‏ ‎—‏ ‎сказал ‎Кандид.‏ ‎— ‎Выслушай ‎меня ‎внимательно. ‎Говори‏ ‎что ‎хочешь,‏ ‎думай‏ ‎что ‎хочешь, ‎но‏ ‎я ‎прошу‏ ‎тебя ‎об ‎одном: ‎не‏ ‎бросай‏ ‎меня, ‎пойди‏ ‎в ‎лес‏ ‎со ‎мною. ‎Ты ‎мне ‎очень‏ ‎нужен‏ ‎в ‎лесу,‏ ‎Колченог. ‎Послезавтра‏ ‎мы ‎выходим, ‎и ‎я ‎очень‏ ‎хочу,‏ ‎чтобы‏ ‎ты ‎был‏ ‎с ‎нами.‏ ‎Понимаешь?

Колченог ‎смотрел‏ ‎на‏ ‎Кандида, ‎и‏ ‎выцветшие ‎глаза ‎его ‎были ‎непроницаемы.

— А‏ ‎как ‎же,‏ ‎—‏ ‎сказал ‎он. ‎—‏ ‎Я ‎тебя‏ ‎вполне ‎понимаю. ‎Вместе ‎и‏ ‎пойдем.‏ ‎Как ‎вот‏ ‎отсюда ‎выйдем,‏ ‎свернем ‎налево, дойдем ‎до ‎поля ‎и‏ ‎мимо‏ ‎двух ‎камней‏ ‎— ‎на‏ ‎тропу. ‎Эту ‎тропу ‎сразу ‎отличить‏ ‎можно:‏ ‎там‏ ‎валунов ‎столько,‏ ‎что ‎ноги‏ ‎сломаешь... ‎Да‏ ‎ты‏ ‎ешь ‎грибы,‏ ‎Молчун, ‎ешь, ‎они ‎хорошие... ‎По‏ ‎этой, ‎значит,‏ ‎тропе‏ ‎дойдем ‎мы ‎до‏ ‎грибной ‎деревни,‏ ‎я ‎тебе ‎про ‎нее,‏ ‎по-моему,‏ ‎рассказывал, ‎она‏ ‎пустая, ‎вся‏ ‎грибами ‎поросла, ‎но ‎не ‎такими,‏ ‎как‏ ‎эти, ‎например,‏ ‎а ‎скверными,‏ ‎их ‎мы ‎есть ‎не ‎станем,‏ ‎от‏ ‎них‏ ‎болеют ‎и‏ ‎умереть ‎можно,‏ ‎так ‎что‏ ‎мы‏ ‎в ‎этой‏ ‎деревне ‎даже ‎останавливаться ‎не ‎будем,‏ ‎а ‎сразу‏ ‎пойдем‏ ‎дальше ‎и ‎спустя‏ ‎время ‎дойдем‏ ‎до ‎чудаковой ‎деревни, ‎там‏ ‎горшки‏ ‎делают ‎из‏ ‎земли, ‎вот‏ ‎додумались! ‎Это ‎после ‎того ‎случилось‏ ‎у‏ ‎них, ‎как‏ ‎синяя ‎трава‏ ‎через ‎них ‎прошла. ‎И ‎ничего,‏ ‎не‏ ‎заболели‏ ‎даже, ‎только‏ ‎горшки ‎из‏ ‎земли ‎делать‏ ‎стали...‏ ‎У ‎них‏ ‎мы ‎тоже ‎останавливаться ‎не ‎будем,‏ ‎нечего ‎у‏ ‎них‏ ‎там ‎останавливаться, ‎а‏ ‎пойдем ‎мы‏ ‎сразу ‎от ‎них ‎направо‏ ‎—‏ ‎тут ‎тебе‏ ‎и ‎будет‏ ‎Глиняная ‎поляна...

А ‎может ‎быть, ‎не‏ ‎брать‏ ‎мне ‎тебя?‏ ‎— ‎думал‏ ‎Кандид. ‎Ты ‎уже ‎был ‎там,‏ ‎лес‏ ‎тебя‏ ‎уже ‎жевал,‏ ‎и ‎как‏ ‎знать, ‎может‏ ‎быть,‏ ‎ты ‎уже‏ ‎катался ‎по ‎земле, ‎крича ‎от‏ ‎боли ‎и‏ ‎страха,‏ ‎а ‎над ‎тобой‏ ‎нависала, ‎закусив‏ ‎прелестную ‎губку ‎и ‎растопырив‏ ‎детские‏ ‎ладошки, ‎молоденькая‏ ‎девушка. ‎Не‏ ‎знаю, ‎не ‎знаю. ‎Но ‎идти‏ ‎надо.‏ ‎Захватить ‎хотя‏ ‎бы ‎двух,‏ ‎хотя ‎бы ‎одну, ‎узнать ‎все,‏ ‎разобраться‏ ‎до‏ ‎конца... ‎А‏ ‎дальше? ‎

Обреченные,‏ ‎несчастные ‎обреченные.‏ ‎А‏ ‎вернее, ‎счастливые‏ ‎обреченные, ‎потому ‎что ‎они ‎не‏ ‎знают, ‎что‏ ‎обречены;‏ ‎
что ‎сильные ‎их‏ ‎мира ‎видят‏ ‎в ‎них ‎только ‎грязное‏ ‎племя‏ ‎насильников; ‎
что‏ ‎сильные ‎уже‏ ‎нацелились ‎в ‎них ‎тучами ‎управляемых‏ ‎вирусов,‏ ‎колоннами ‎роботов,‏ ‎стенами ‎леса;‏ ‎
что ‎все ‎для ‎них ‎уже‏ ‎предопределено‏ ‎и‏ ‎— ‎самое‏ ‎страшное ‎—‏ ‎что ‎историческая‏ ‎правда‏ ‎здесь, ‎в‏ ‎лесу, ‎не ‎на ‎их ‎стороне,‏ ‎они ‎—‏ ‎реликты,‏ ‎осужденные ‎на ‎гибель‏ ‎объективными ‎законами,‏ ‎и ‎помогать ‎им ‎—‏ ‎значит‏ ‎идти ‎против‏ ‎прогресса, ‎задерживать‏ ‎прогресс ‎на ‎каком-то ‎крошечном ‎участке‏ ‎его‏ ‎фронта. ‎
Но‏ ‎только ‎меня‏ ‎это ‎не ‎интересует, ‎подумал ‎Кандид.‏ ‎Какое‏ ‎мне‏ ‎дело ‎до‏ ‎их ‎прогресса,‏ ‎это ‎не‏ ‎мой‏ ‎прогресс, ‎я‏ ‎и ‎прогрессом-то ‎его ‎называю ‎только‏ ‎потому, ‎что‏ ‎нет‏ ‎другого ‎подходящего ‎слова...‏ ‎Здесь ‎не‏ ‎голова ‎выбирает. ‎Здесь ‎выбирает‏ ‎сердце.‏ ‎
Закономерности ‎не‏ ‎бывают ‎плохими‏ ‎или ‎хорошими, ‎они ‎вне ‎морали.‏ ‎
Но‏ ‎я-то ‎не‏ ‎вне ‎морали!‏ ‎
Если ‎бы ‎меня ‎подобрали ‎эти‏ ‎подруги,‏ ‎вылечили‏ ‎и ‎обласкали‏ ‎бы, ‎приняли‏ ‎бы ‎меня‏ ‎как‏ ‎своего, ‎пожалели‏ ‎бы ‎— ‎что ‎ж, ‎тогда‏ ‎бы ‎я,‏ ‎наверное,‏ ‎легко ‎и ‎естественно‏ ‎стал ‎бы‏ ‎на ‎сторону ‎этого ‎прогресса,‏ ‎и‏ ‎Колченог ‎и‏ ‎все ‎эти‏ ‎деревни ‎были ‎бы ‎для ‎меня‏ ‎досадным‏ ‎пережитком, ‎с‏ ‎которым ‎слишком‏ ‎уж ‎долго ‎возятся... ‎А ‎может‏ ‎быть,‏ ‎и‏ ‎нет, ‎может‏ ‎быть, ‎это‏ ‎было ‎бы‏ ‎не‏ ‎легко ‎и‏ ‎не ‎просто, ‎я ‎не ‎могу,‏ ‎когда ‎людей‏ ‎считают‏ ‎животными. ‎
Но ‎может‏ ‎быть, ‎дело‏ ‎в ‎терминологии, ‎и ‎если‏ ‎бы‏ ‎я ‎учился‏ ‎языку ‎у‏ ‎женщин, ‎все ‎звучало ‎бы ‎для‏ ‎меня‏ ‎иначе: враги ‎прогресса,‏ ‎зажравшиеся ‎тупые‏ ‎бездельники... ‎Идеалы... ‎Великие ‎цели... ‎Естественные‏ ‎законы‏ ‎природы...‏ ‎
И ‎ради‏ ‎этого ‎уничтожается‏ ‎половина ‎населения?‏ ‎Нет,‏ ‎это ‎не‏ ‎для ‎меня. ‎На ‎любом ‎языке‏ ‎это ‎не‏ ‎для‏ ‎меня. ‎Плевать ‎мне‏ ‎на ‎то,‏ ‎что ‎Колченог ‎— ‎это‏ ‎камешек‏ ‎в ‎жерновах‏ ‎ихнего ‎прогресса.‏ ‎
Я ‎сделаю ‎все, ‎чтобы ‎на‏ ‎этом‏ ‎камешке ‎жернова‏ ‎затормозили. ‎И‏ ‎если ‎мне ‎не ‎удастся ‎добраться‏ ‎до‏ ‎биостанции‏ ‎— ‎а‏ ‎мне, ‎наверное,‏ ‎не ‎удастся,‏ ‎—‏ ‎я ‎сделаю‏ ‎все, ‎что ‎могу, ‎чтобы ‎эти‏ ‎жернова ‎остановились.‏ ‎

Впрочем,‏ ‎если ‎мне ‎удастся‏ ‎добраться ‎до‏ ‎биостанции... ‎М-да. ‎Странно, ‎никогда‏ ‎раньше‏ ‎мне ‎не‏ ‎приходило ‎в‏ ‎голову ‎посмотреть на ‎Управление со ‎стороны. ‎И‏ ‎Колченогу‏ ‎вот ‎не‏ ‎приходит ‎в‏ ‎голову ‎посмотреть ‎на ‎лес ‎со‏ ‎стороны.‏ ‎И‏ ‎этим ‎подругам,‏ ‎наверное, ‎тоже.‏ ‎А ‎ведь‏ ‎это‏ ‎любопытное ‎зрелище‏ ‎— ‎Управление, ‎вид ‎сверху. Ладно, ‎об‏ ‎этом ‎я‏ ‎подумаю‏ ‎потом.

— Значит, ‎договорились, ‎—‏ ‎сказал ‎он.‏ ‎— ‎Послезавтра ‎выходим.

— А ‎как‏ ‎же,‏ ‎— ‎немедленно‏ ‎ответствовал ‎Колченог.‏ ‎— ‎Сразу ‎от ‎меня ‎налево...

На‏ ‎поле‏ ‎вдруг ‎зашумели.‏ ‎Завизжали ‎женщины.‏ ‎Много ‎голосов ‎закричало ‎хором: ‎«Молчун!‏ ‎Эй,‏ ‎Молчун!»‏ ‎Колченог ‎встрепенулся.

— Никак‏ ‎мертвяки! ‎—‏ ‎сказал ‎он,‏ ‎торопливо‏ ‎поднимаясь. ‎—‏ ‎Давай, ‎Молчун, ‎давай ‎не ‎сиди,‏ ‎посмотреть ‎хочу.

Кандид‏ ‎встал,‏ ‎вытащил ‎из-за ‎пазухи‏ ‎скальпель ‎и‏ ‎зашагал ‎к ‎окраине.

Читать: 4+ мин
logo Prox Blog

MANIFESTARIUM: 0.000.00.000/004: Маркеев Олег.УГРОЗА ВТОРЖЕНИЯ.Капитал влияния.

"Крылья ‎Орла
Капитал‏ ‎влияния
— Это ‎и ‎есть ‎знаменитое ‎«золото‏ ‎СС». ‎—‏ ‎Учитель‏ ‎покачал ‎на ‎ладони‏ ‎брусок, ‎от‏ ‎сглаженных ‎граней ‎которого ‎во‏ ‎все‏ ‎стороны ‎сыпались‏ ‎тусклые ‎лучики,‏ ‎и ‎передал ‎Максимову. ‎— ‎Возьми,‏ ‎Олаф,‏ ‎держи ‎в‏ ‎руках ‎и‏ ‎слушай ‎меня. ‎Когда ‎потребуется ‎вспомнить‏ ‎мои‏ ‎слова,‏ ‎представь ‎себе этот‏ ‎слиток. ‎Такое‏ ‎не ‎забывается.‏ ‎Не‏ ‎много ‎найдется‏ ‎людей, ‎державших ‎в ‎ладонях ‎столько‏ ‎золота, ‎а‏ ‎золота‏ ‎из ‎казны ‎«Черного‏ ‎Ордена ‎Мертвой‏ ‎головы», ‎как ‎на ‎самом‏ ‎деле‏ ‎называлась ‎организация‏ ‎СС, ‎в‏ ‎мире ‎единицы. ‎Ты ‎запомнишь ‎это‏ ‎на‏ ‎всю ‎жизнь,‏ ‎а ‎вернувшись‏ ‎к ‎этой ‎«зарубке ‎памяти», ‎дословно‏ ‎вспомнишь‏ ‎мои‏ ‎слова.
Золото ‎—‏ ‎это ‎власть.‏ ‎В ‎давние‏ ‎времена‏ ‎правители ‎украшали‏ ‎головы ‎золотыми ‎коронами ‎как ‎символами‏ ‎божественной ‎власти.‏ ‎И‏ ‎это ‎было ‎правильно,‏ ‎потому ‎что‏ ‎лишь ‎благородному ‎металлу ‎дана‏ ‎власть‏ ‎вызывать ‎к‏ ‎жизни, ‎материализовать‏ ‎то, ‎что ‎до ‎этого ‎обреталось‏ ‎лишь‏ ‎в ‎сфере‏ ‎Духа. Эта ‎«магия‏ ‎королей» ‎жива ‎и ‎сейчас, ‎в‏ ‎наш‏ ‎век,‏ ‎разменявший ‎слитки‏ ‎металла ‎Солнца‏ ‎на ‎ворох‏ ‎разноцветных‏ ‎бумажек. Можно ‎возводить‏ ‎города, ‎можно ‎обречь ‎целые ‎народы‏ ‎на ‎голодную‏ ‎смерть,‏ ‎можно ‎осушить ‎моря‏ ‎и ‎собирать‏ ‎небывалые ‎Урожаи. Стоит ‎лишь ‎прикоснуться‏ ‎ко‏ ‎всему ‎сущему‏ ‎золотым ‎слитком‏ ‎— ‎и ‎вершится ‎чудо.
Но ‎так‏ ‎думают‏ ‎лишь ‎профаны,‏ ‎не ‎допущенные‏ ‎к ‎истинным ‎тайнам. ‎Слушай, ‎Олаф!‏ ‎Золото‏ ‎мертво‏ ‎и ‎бесполезно,‏ ‎пока ‎не‏ ‎соединилось ‎с‏ ‎Идеей. А‏ ‎Идея ‎приходит‏ ‎в ‎наш ‎мир ‎неведомыми ‎путями‏ ‎и ‎живет‏ ‎вечно,‏ ‎намного ‎переживая ‎ее‏ ‎проповедников, ‎распятых‏ ‎на ‎крестах. ‎«Рукописи ‎не‏ ‎горят,‏ ‎книги ‎живут‏ ‎вечно, ‎эхо‏ ‎произнесенных ‎слов ‎не ‎затухает ‎никогда», — ты‏ ‎знаешь‏ ‎эту ‎истину.‏ ‎Раз ‎явившаяся‏ ‎в ‎мир ‎Идея ‎уже ‎не‏ ‎исчезнет‏ ‎никогда.‏ ‎Она, ‎как‏ ‎зерно, ‎спит‏ ‎до ‎срока‏ ‎в‏ ‎людских ‎головах‏ ‎и ‎просыпается ‎лишь ‎тогда, ‎когда‏ ‎на ‎него‏ ‎прольется‏ ‎живительный ‎золотой ‎дождь.
Именно‏ ‎в ‎этот‏ ‎миг ‎и ‎вершится ‎«священный‏ ‎брак».‏ ‎Идея, ‎соединившись‏ ‎с ‎Золотом,‏ ‎превращается ‎в ‎силу, ‎способную перевернуть ‎мир.‏ ‎Энергия соединяется‏ ‎с ‎Информацией — так‏ ‎и ‎рождается‏ ‎новое, ‎обрекая ‎на ‎смерть ‎старые‏ ‎формы‏ ‎жизни.‏ ‎Изменения ‎происходят‏ ‎столь ‎быстро,‏ ‎что ‎ошарашенному‏ ‎их‏ ‎вихрем ‎обывателю‏ ‎кажутся ‎чудом. ‎Это ‎и ‎есть‏ ‎чудо, ‎сотворенное «магией‏ ‎королей».‏ ‎Еще ‎вчера ‎страна‏ ‎лежала ‎в‏ ‎руинах ‎и ‎до ‎рвоты‏ ‎пила‏ ‎горькую ‎чашу‏ ‎поражения, ‎а‏ ‎сегодня ‎уже ‎колонны ‎желающих ‎покорить‏ ‎мир‏ ‎маршируют ‎у‏ ‎Бранденбургских ‎ворот.‏ ‎Еще ‎вчера ‎страна ‎заходилась ‎в‏ ‎агонии‏ ‎братоубийственной‏ ‎бойни, ‎а‏ ‎сегодня ‎полуголые,‏ ‎полуголодные ‎люди‏ ‎возводят‏ ‎заводы, ‎исполинской‏ ‎мощью ‎затмевающие ‎пирамиды ‎Египта. ‎Не‏ ‎зная ‎о‏ ‎«магии‏ ‎королей», ‎никогда ‎не‏ ‎понять ‎сути‏ ‎великих ‎войн, ‎революций ‎и‏ ‎возрождений‏ ‎из ‎руин.‏ ‎А ‎все‏ ‎это ‎вершит ‎Идея, ‎соединившаяся с ‎Золотом.
А‏ ‎теперь‏ ‎главное. ‎Посвященным‏ ‎известна ‎колоссальная‏ ‎мощь, ‎сокрытая ‎в ‎золоте ‎и‏ ‎в‏ ‎идеях.‏ ‎Они ‎подобны‏ ‎двум ‎половинкам‏ ‎заряда ‎ядерной‏ ‎бомбы.‏ ‎Взрыв ‎должен‏ ‎произойти ‎в ‎нужное ‎время ‎и‏ ‎в ‎нужном‏ ‎месте. Именно‏ ‎поэтому ‎до ‎известного‏ ‎срока ‎части‏ ‎«бомбы» ‎хранятся ‎отдельно. Кто-то ‎хранит‏ ‎и‏ ‎приумножает ‎золото,‏ ‎кто-то ‎развивает‏ ‎и ‎внедряет ‎в ‎головы ‎Идею.‏ ‎Та‏ ‎часть ‎золота,‏ ‎что ‎идет‏ ‎на ‎приручение, ‎обучение ‎и ‎питание‏ ‎«умных‏ ‎голов»‏ ‎в ‎избранной‏ ‎для ‎«взрыва»‏ ‎стране, ‎называется‏ ‎«капитал‏ ‎влияния». ‎Он‏ ‎действует ‎подспудно, ‎день ‎за ‎днем,‏ ‎год ‎за‏ ‎годом подтачивая‏ ‎и ‎отравляя Идею, ‎создавшую‏ ‎эту ‎страну.‏ ‎А ‎когда ‎она ‎смертельно‏ ‎ослабеет,‏ ‎«умные ‎головы»‏ ‎в ‎оплаченных‏ ‎статьях ‎и ‎книгах ‎начинают ‎проповедь‏ ‎новой‏ ‎Идеи, ‎а‏ ‎следом ‎уже‏ ‎идут ‎лавинообразные ‎инвестиции ‎«основного ‎капитала».‏ ‎Это‏ ‎и‏ ‎есть ‎та‏ ‎самая ‎«идеологическая‏ ‎война», ‎о‏ ‎которой‏ ‎тебе, ‎наверное,‏ ‎прожужжали ‎все ‎уши. ‎На ‎самом‏ ‎деле ‎ее‏ ‎ведут‏ ‎между ‎собой ‎«братства‏ ‎посвященных» ‎и‏ ‎Ордена, ‎принявшие ‎на ‎себя‏ ‎ответственность‏ ‎за ‎ту‏ ‎или ‎иную‏ ‎часть ‎мира.
Представь ‎себе ‎трубопровод, ‎оплетший‏ ‎своей‏ ‎паутиной ‎весь‏ ‎мир. ‎Это‏ ‎и ‎есть ‎мировая ‎финансовая ‎система.‏ ‎По‏ ‎сути,‏ ‎она ‎не‏ ‎принадлежит ‎никому.‏ ‎Она ‎общая‏ ‎для‏ ‎всех ‎«братств».‏ ‎В ‎ее ‎трубах ‎несутся, ‎иногда‏ ‎перемешиваясь, ‎«капиталы‏ ‎влияния»,‏ ‎«золото ‎партий» ‎и‏ ‎«сокровища» ‎канувших‏ ‎в ‎Лету ‎рейхов. ‎В‏ ‎финансовой‏ ‎системе ‎действует‏ ‎«водное ‎перемирие», как‏ ‎у ‎зверей ‎в ‎джунглях, ‎пьющих‏ ‎из‏ ‎одного ‎источника.‏ ‎Таких ‎слитков,‏ ‎как ‎ты ‎держишь ‎в ‎руках,‏ ‎в‏ ‎банках‏ ‎Латинской ‎Америки‏ ‎тысячи, ‎еще‏ ‎больше ‎лежит‏ ‎в‏ ‎хранилищах ‎швейцарских‏ ‎банков. ‎Есть ‎они ‎и ‎в‏ ‎гордящейся демократией ‎Америке.‏ ‎Но‏ ‎никому ‎не ‎придет‏ ‎в ‎голову‏ ‎их ‎конфисковать. ‎Нет, ‎на‏ ‎эти‏ ‎капиталы ‎исправно‏ ‎начисляют ‎проценты.‏ ‎Это ‎золото ‎спит ‎до ‎поры,‏ ‎как‏ ‎зверь, ‎в‏ ‎холодных ‎норах‏ ‎хранилищ. ‎Но ‎стоит ‎где-нибудь ‎в‏ ‎мире‏ ‎ожить‏ ‎Идее, ‎как‏ ‎спрут ‎тут‏ ‎же ‎оживает‏ ‎и‏ ‎тянет ‎к‏ ‎ней ‎свои ‎позолоченные ‎щупальца.
Запомни, ‎Олаф!‏ ‎Сожми ‎этот‏ ‎мертвый‏ ‎золотой ‎кирпич ‎в‏ ‎ладонях ‎и‏ ‎накрепко ‎запомни!
Как ‎только ‎на‏ ‎нашу‏ ‎часть ‎мира‏ ‎проникает ‎«капитал‏ ‎влияния». ‎Орден ‎объявляет ‎состояние ‎«угрозы‏ ‎вторжения».‏ ‎Ты ‎военный‏ ‎человек ‎и‏ ‎знаешь, ‎что ‎это ‎такое. ‎«Угроза‏ ‎вторжения»‏ ‎—‏ ‎это ‎миг‏ ‎до ‎войны.‏ ‎Как ‎на‏ ‎всякой‏ ‎войне, ‎на‏ ‎нашей ‎— ‎тайной ‎— ‎хороши‏ ‎любые ‎средства.‏ ‎И‏ ‎ты, ‎Олаф, ‎и‏ ‎я, ‎любой,‏ ‎принявший ‎присягу ‎Ордену, ‎не‏ ‎остановимся‏ ‎ни ‎перед‏ ‎чем. ‎Потому‏ ‎что ‎опять ‎настает ‎время ‎убивать,‏ ‎и‏ ‎некогда ‎считать‏ ‎убитых. ‎
«Угроза‏ ‎вторжения» ‎— ‎это ‎миг, ‎когда‏ ‎Орел‏ ‎выпускает‏ ‎когти."
Олег ‎Маркеев,‏ ‎"Угроза ‎вторжения".
http://www.e-reading.club/bookreader.php/37412/Markeev_1_Ugroza_vtorzhen...


Читать: 7+ мин
logo Товарищ майор
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe to any level available to you.

С чего начинается вечность

Смотреть: 9+ мин
logo Народный кинопроект "Его позывной "Летунок"
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 100₽ per month

ПОИСК ЛОКАЦИЙ АЭРОДРОМА. Часть 1.

Смотреть: 1+ мин
logo Народный кинопроект "Его позывной "Летунок"

Как проходили съемки сцены воздушного боя для тизера.

Материал ‎для‏ ‎тизера ‎снимался ‎на ‎протяжении ‎нескольких‏ ‎месяцев. ‎Было‏ ‎выбрано‏ ‎несколько ‎сцен ‎из‏ ‎сценария, ‎которые‏ ‎возможно ‎было ‎снять ‎с‏ ‎небольшим‏ ‎бюджетом. ‎

Одни‏ ‎из ‎самых‏ ‎сложных ‎съемок ‎– ‎воздушные. ‎Наш‏ ‎фильм‏ ‎про ‎летчиков,‏ ‎а ‎значит‏ ‎самолеты ‎и ‎полеты ‎должны ‎быть‏ ‎показаны‏ ‎с‏ ‎максимальным ‎реализмом.‏ ‎Так, ‎чтобы‏ ‎зритель ‎не‏ ‎засомневался,‏ ‎что ‎снят‏ ‎настоящий ‎самолет, ‎а ‎не ‎смоделирован‏ ‎его ‎полет‏ ‎в‏ ‎3D ‎среде. ‎

Даже‏ ‎в ‎последних‏ ‎голливудских ‎кинокартинах, ‎таких ‎как‏ ‎«Красные‏ ‎хвосты» ‎(2012г.),‏ ‎«Мидуэй» ‎(2019г.)‏ ‎и ‎подобных, ‎для ‎изображения ‎воздушных‏ ‎боев‏ ‎применялась ‎компьютерная‏ ‎графика. ‎Полностью‏ ‎генерировалась ‎окружающая ‎среда ‎– ‎земля,‏ ‎небо,‏ ‎облака,‏ ‎вода. ‎Полеты‏ ‎самолетов ‎так‏ ‎же ‎сгенерированы‏ ‎в‏ ‎3D. ‎А‏ ‎это ‎значит ‎полностью ‎страдает ‎физика‏ ‎полета, ‎освещения,‏ ‎взаимодействия‏ ‎самолета ‎с ‎окружающей‏ ‎средой. ‎В‏ ‎итоге ‎мы ‎получаем ‎абсолютно‏ ‎не‏ ‎правдоподобный ‎полет.‏ ‎

При ‎просмотре‏ ‎такой ‎кинокартины ‎как ‎«Дюнкерк» ‎(2017г.),‏ ‎мы‏ ‎видим ‎реалистичные‏ ‎полеты ‎и‏ ‎воздушные ‎бои. ‎Так ‎как ‎там‏ ‎использовали‏ ‎для‏ ‎съемок ‎спитфайры,‏ ‎закамуфлированный ‎ЯК-52‏ ‎под ‎спитфайр‏ ‎и‏ ‎летающие ‎модели‏ ‎самолетов. ‎И ‎сразу ‎другое ‎восприятие‏ ‎происходящего. ‎Очень‏ ‎реалистично!

Вот‏ ‎и ‎наша ‎команда‏ ‎хочет ‎добиться‏ ‎такого ‎реализма. ‎Что ‎бы‏ ‎зритель,‏ ‎сидя ‎в‏ ‎кресле ‎смог‏ ‎ощутить ‎полет, ‎увидеть ‎всю ‎его‏ ‎красоту‏ ‎и ‎стремительность.‏ ‎А ‎это‏ ‎возможно ‎только ‎если ‎подойти ‎к‏ ‎съемкам‏ ‎кропотливо,‏ ‎и ‎снять‏ ‎все ‎на‏ ‎натуре, ‎а‏ ‎не‏ ‎в ‎смоделированном‏ ‎3D ‎пространстве.  ‎

К ‎примеру ‎чего‏ ‎стоят ‎только‏ ‎облака,‏ ‎они ‎индивидуальны, ‎а‏ ‎если ‎мы‏ ‎сюда ‎добавим ‎природное ‎освещение,‏ ‎то‏ ‎поймем, ‎что‏ ‎повторить ‎так‏ ‎невозможно. ‎Природа ‎каждый ‎раз ‎рисует‏ ‎неповторимы‏ ‎картины ‎с‏ ‎облаками. ‎

К‏ ‎тому ‎же, ‎в ‎3D ‎пространстве‏ ‎очень‏ ‎сложно‏ ‎повторить ‎правильную‏ ‎физику ‎полета‏ ‎самолета. ‎Так‏ ‎как‏ ‎на ‎полет‏ ‎самолета ‎влияет ‎много ‎факторов. ‎Самолет‏ ‎может ‎перемещаться‏ ‎с‏ ‎разной ‎скоростью, ‎выполнять‏ ‎фигуры ‎высшего‏ ‎пилотажа. ‎Во ‎всех ‎этих‏ ‎случаях‏ ‎придумать ‎поведение‏ ‎самолета ‎очень‏ ‎сложно. ‎А ‎еще ‎додумать ‎как‏ ‎на‏ ‎него ‎падает‏ ‎свет, ‎где‏ ‎отражается ‎и ‎т.п. ‎еще ‎сложней.‏ ‎От‏ ‎сюда‏ ‎мы ‎часто‏ ‎в ‎кино‏ ‎наблюдаем ‎абсолютно‏ ‎не‏ ‎понятные ‎пролеты‏ ‎самолетов, ‎порой ‎решенных ‎самой ‎простой‏ ‎физической ‎модели‏ ‎полета.‏ ‎

С ‎учетом, ‎что‏ ‎на ‎постсоветском‏ ‎пространстве ‎нет ‎летающих ‎экземпляров‏ ‎немецких‏ ‎истребителей, ‎да‏ ‎и ‎нет‏ ‎практически ‎советских ‎(в ‎копилке ‎фонда‏ ‎«Крылатая‏ ‎память ‎победы»‏ ‎есть ‎только‏ ‎МиГ-3, ‎И-16, ‎И-15), ‎возникает ‎безвыходная‏ ‎ситуация.‏ ‎Снять‏ ‎реальный ‎воздушный‏ ‎бой ‎просто‏ ‎нет ‎возможности,‏ ‎з-за‏ ‎отсутствия ‎самолетов.‏   ‎МиГ-3 ‎нам ‎по ‎сценарию ‎не‏ ‎подходят. ‎Так‏ ‎как‏ ‎штурмовой ‎авиакорпус ‎Н.‏ ‎Каманина ‎прикрывали‏ ‎Яки. ‎И ‎тем ‎более‏ ‎нет‏ ‎немецких ‎истребителей.‏ ‎Но ‎без‏ ‎выходных ‎ситуация ‎не ‎бывает. ‎Мы‏ ‎решили‏ ‎выйти ‎из‏ ‎ситуации ‎отсняв‏ ‎реальные ‎самолеты ‎и ‎произвести ‎их‏ ‎замену‏ ‎при‏ ‎помощи ‎компьютерной‏ ‎графики ‎на‏ ‎нужный ‎нам‏ ‎самолет.

Для‏ ‎этой ‎цели‏ ‎выбрали ‎учебно-тренировочный ‎самолет ‎ЯК-52. ‎Яки‏ ‎были ‎отсняты‏ ‎на‏ ‎пилотаже, ‎в ‎различных‏ ‎условиях. ‎И‏ ‎так ‎же ‎было ‎снято‏ ‎несколько‏ ‎шотов ‎с‏ ‎изображением ‎воздушного‏ ‎боя ‎– ‎ЯК-52 ‎атаковал ‎летающий‏ ‎ПО-2.‏ ‎

Общий ‎вид‏ ‎ЯК-52, ‎по‏ ‎своему ‎контуру ‎больше ‎похож ‎на‏ ‎FW9-190.‏ ‎Поэтому‏ ‎было ‎решено‏ ‎использовать ‎именно‏ ‎фоккер ‎в‏ ‎рамках‏ ‎первых ‎экспериментов.‏ ‎

Результат ‎можно ‎увидеть ‎на ‎стоп‏ ‎кадрах. ‎Без‏ ‎графики‏ ‎и ‎с ‎графикой.‏ ‎А ‎в‏ ‎динамике ‎можно ‎увидеть ‎в‏ ‎тизере.‏ ‎На ‎наш‏ ‎взгляд ‎вышло‏ ‎уже ‎не ‎плохо. ‎Мы ‎достигли‏ ‎правильной‏ ‎физики ‎полета,‏ ‎окружающей ‎среды.‏ ‎Полет ‎самолета ‎смотрится ‎естественно. ‎Что‏ ‎очень‏ ‎важно.

Стоп‏ ‎кадр ‎с‏ ‎ЯК-52

Стоп ‎кадр‏ ‎с ‎FW-190

Стоп‏ ‎кадр‏ ‎с ‎ЯК-52

Стоп‏ ‎кадр ‎с ‎FW-190

Стоп ‎кадр ‎с‏ ‎ЯК-52

Стоп ‎кадр‏ ‎с‏ ‎FW-190

Сцена ‎с ‎актерами‏ ‎снимались ‎на‏ ‎земле. ‎ПО-2 ‎выставлялся ‎горизонтально.‏ ‎И‏ ‎производились ‎съемки.‏ ‎Из-за ‎маленького‏ ‎бюджета, ‎у ‎нас, ‎к ‎сожалению,‏ ‎не‏ ‎было ‎ветродуя,‏ ‎и ‎мы‏ ‎не ‎смогли ‎растянуть ‎большой ‎синий‏ ‎экран,‏ ‎для‏ ‎дальнейших ‎обработок‏ ‎видео.

В ‎дальнейшем‏ ‎в ‎планах‏ ‎есть‏ ‎мысли ‎снимать‏ ‎такие ‎сцены ‎в ‎реальном ‎полете.‏ ‎Но ‎не‏ ‎все‏ ‎возможно, ‎по ‎понятным‏ ‎причинам. ‎Никто‏ ‎не ‎доверит ‎самостоятельный ‎полет‏ ‎актеру.‏ ‎Поэтому ‎такие‏ ‎сцены ‎будут‏ ‎в ‎большинстве ‎случаев ‎сниматься ‎на‏ ‎земле.‏ ‎



Читать: 4+ мин
logo Народный кинопроект "Его позывной "Летунок"

ЕГО ПОЗЫВНОЙ «ЛЕТУНОК». Часть 1.

По ‎архивным‏ ‎данным ‎Центрального ‎архива ‎Министерства ‎обороны‏ ‎(ЦАМО) ‎России,‏ ‎в‏ ‎годы ‎войны ‎в‏ ‎боевых ‎частях‏ ‎числились ‎свыше ‎3500 ‎военнослужащих‏ ‎в‏ ‎возрасте ‎до‏ ‎16 ‎лет.‏ ‎А ‎сколько ‎их ‎было ‎в‏ ‎партизанских‏ ‎отрядах? ‎Можно‏ ‎смело ‎утверждать,‏ ‎что ‎в ‎годы ‎Великой ‎Отечественной‏ ‎войны‏ ‎за‏ ‎Родину ‎сражались‏ ‎тысячи ‎молодых‏ ‎ребят. ‎Но‏ ‎лишь‏ ‎один ‎из‏ ‎них ‎был ‎летчиком. ‎Аркадий ‎Каманин‏ ‎стал ‎самым‏ ‎молодым‏ ‎летчиком ‎той ‎войны.‏ ‎Он ‎начал‏ ‎летать ‎в ‎14 ‎лет.‏ ‎О‏ ‎трагической ‎судьбе‏ ‎героя ‎пойдет‏ ‎речь ‎в ‎этой ‎статье.

Родился ‎Аркадий‏ ‎на‏ ‎Дальнем ‎востоке,‏ ‎2 ‎ноября‏ ‎1928г. ‎Его ‎отец ‎Николай ‎Каманин‏ ‎стал‏ ‎четвертым‏ ‎Героем ‎Советского‏ ‎Союза, ‎за‏ ‎спасение ‎Челюскинцев.

Перед‏ ‎самой‏ ‎войной ‎отца‏ ‎перевели ‎служить ‎в ‎Ташкент. ‎С‏ ‎началом ‎войны‏ ‎Аркадий‏ ‎несколько ‎месяцев ‎работал‏ ‎на ‎авиационном‏ ‎заводе ‎механиком. ‎Жил ‎рядом‏ ‎с‏ ‎аэродромом, ‎постоянно‏ ‎наблюдая ‎за‏ ‎полетом ‎самолетов. ‎Аркадий ‎грезил ‎небом‏ ‎и‏ ‎самолетами.

Весной ‎1943г.‏ ‎с ‎матерью‏ ‎и ‎братом ‎Левой ‎Аркадий ‎приехал‏ ‎к‏ ‎отцу‏ ‎на ‎фронт.‏ ‎Отец ‎командовал‏ ‎штурмовым ‎корпусом‏ ‎ИЛ-2,‏ ‎на ‎Калинеском‏ ‎фронте. ‎Аркадий ‎мечтал ‎попасть ‎на‏ ‎фронт, ‎и‏ ‎отец‏ ‎уступил ‎его ‎настойчивым‏ ‎просьбам. ‎15‏ ‎апреля ‎1943г. ‎Аркадий ‎был‏ ‎зачислен‏ ‎красноармейцем ‎в‏ ‎полевые ‎авиационные‏ ‎ремонтные ‎мастерские.

Аркадий ‎рвался ‎в ‎небо.‏ ‎Летчики‏ ‎эскадрильи ‎связи‏ ‎стали ‎его‏ ‎брать ‎штурманом ‎двухместного ‎«кукурузника» ‎У-2.‏ ‎Самолет‏ ‎имел‏ ‎дублированное ‎управление.‏ ‎И ‎иногда‏ ‎летчики ‎давали‏ ‎Аркадию‏ ‎«подержаться» ‎за‏ ‎управление ‎самолетом. ‎Так ‎Аркадий ‎набрался‏ ‎летного ‎опыта.

Аркадий‏ ‎Каманин‏ ‎на ‎втором ‎году‏ ‎службы ‎в‏ ‎авиакорпусе.


Однажды ‎при ‎возвращении ‎на‏ ‎аэродром‏ ‎случилось ‎происшествие.‏ ‎В ‎стороне‏ ‎шел ‎воздушный ‎бой. ‎Истребители ‎гоняли‏ ‎немецкий‏ ‎Ю-87. ‎Шальная‏ ‎пуля ‎разбила‏ ‎летные ‎очки ‎летчика. ‎Кровью ‎залило‏ ‎глаза.‏ ‎Пилот‏ ‎ничего ‎не‏ ‎видел. ‎Он‏ ‎передал ‎управление‏ ‎Аркадию.‏ ‎Аркадий ‎повел‏ ‎самолет ‎на ‎посадку. ‎С ‎первой‏ ‎попытки ‎посадить‏ ‎самолет‏ ‎не ‎вышло. ‎Командир‏ ‎эскадрильи ‎понял,‏ ‎что ‎происходит ‎не ‎ладное,‏ ‎и‏ ‎взлетел. ‎Пристроившись‏ ‎рядом, ‎он‏ ‎помог ‎Аркадию ‎посадить ‎самолет.

«Есть ‎у‏ ‎меня‏ ‎друзья ‎по‏ ‎эскадрилье. ‎Правда,‏ ‎они ‎постарше ‎меня. ‎Я ‎один‏ ‎среди‏ ‎них,‏ ‎как ‎новобранец,‏ ‎пострижен ‎под‏ ‎нулевку. ‎Рядом‏ ‎со‏ ‎мной ‎слева‏ ‎самые ‎близкие ‎друзья: ‎Сашко ‎Друма‏ ‎и ‎Василий‏ ‎Осин.‏ ‎У ‎самолёта ‎стоит‏ ‎мой ‎комэск‏ ‎майор ‎Пётр ‎Григорьевич ‎Трофимов.»


25 мая‏ ‎1943‏ ‎года ‎командир‏ ‎эскадрильи ‎связи‏ ‎майор ‎Трофимов ‎обратился ‎к ‎отцу‏ ‎Аркадия:‏ ‎«Разрешите ‎Аркадия‏ ‎выпустить ‎в‏ ‎самостоятельный ‎полет ‎на ‎У-2, ‎я‏ ‎его‏ ‎лично‏ ‎проверил, ‎он‏ ‎отлично ‎летает».‏ ‎Отец ‎Аркадия‏ ‎сильно‏ ‎удивился. ‎И‏ ‎решил ‎лично ‎проверить ‎Аркадия ‎в‏ ‎деле.

После ‎долгих‏ ‎проверок‏ ‎по ‎всем ‎дисциплинам,‏ ‎знаниям ‎по‏ ‎мотору, ‎приборам ‎самолета, ‎и‏ ‎всего‏ ‎необходимого ‎для‏ ‎управления ‎самолета‏ ‎отец, ‎Николай ‎Петрович ‎Каманин, ‎дал‏ ‎добро‏ ‎на ‎совместный‏ ‎полет. ‎Аркадий‏ ‎выполнил ‎полет ‎на ‎пять ‎баллов.‏ ‎26‏ ‎июня‏ ‎1943г. ‎состоялся‏ ‎его ‎первый‏ ‎самостоятельный ‎полет.‏ ‎Аркадий‏ ‎стал ‎летчиком.

Аркадий‏ ‎с ‎отцом.


В ‎эскадрильи ‎связи ‎Аркадий‏ ‎получил ‎позывной‏ ‎«Летунок».‏ ‎Не ‎смотря ‎на‏ ‎такой ‎детский‏ ‎позывной ‎Аркадий ‎вскоре ‎доказал,‏ ‎что‏ ‎в ‎мастерстве‏ ‎пилотирования ‎не‏ ‎уступает ‎взрослым. ‎Аркадий, ‎попав ‎в‏ ‎прицел‏ ‎немецкого ‎истребителя‏ ‎«Мессершмитт» ‎ловко‏ ‎ушел ‎от ‎него ‎маневрирую ‎на‏ ‎предельно‏ ‎низкой‏ ‎высоте. ‎Немецкий‏ ‎летчик ‎из-за‏ ‎боязни ‎разбиться,‏ ‎бросил‏ ‎преследование, ‎медленного,‏ ‎но ‎юркого ‎У-2.

Боевая ‎жизнь ‎Аркадия‏ ‎была ‎полна‏ ‎интересных‏ ‎и ‎опасных ‎событий.‏ ‎Он ‎переживал‏ ‎за ‎гибель ‎боевых ‎товарищей.‏ ‎Но‏ ‎об ‎этом‏ ‎мы ‎расскажем‏ ‎в ‎следующих ‎публикациях.

Смотреть: 1+ мин
logo Ленинградская сюита

Обновления проекта

Follow

Statistics

197 readers

Tags

россия 35 экономика 26 будущее 23 кризис 19 политика 18 энергетика 18 сша 17 Европа 15 Развитие 11 евросоюз 9 аналитика 8 наука 8 санкции 8 запад 7 общество 7 Путин 7 рубль 7 технологии 7 доллар 6 китай 6 прогнозы 6 ВИЭ 5 газ 5 Северный поток 5 энергия 5 аэс 4 германия 4 Недра 4 нефть 4 Страны 4 Энергокризис 4 энергопоток 4 Анализ 3 Банк России 3 ЕС 3 исследования 3 оружие 3 правительство 3 Секретная статья 3 Стоимость жизни 3 Сувернитет 3 цена 3 Nord Stream 2 2 Валюта 2 война 2 вселенная 2 газпром 2 инфляция 2 история 2 проекты 2 Сахалин-1 2 Сахалин-2 2 Смысл разума 2 фантастика 2 ЦБ 2 ASML 1 intel 1 Samsung 1 TSMC 1 Австралия 1 АПЛ 1 байден 1 Белгород 1 Бизнес 1 биолаборатории 1 биологическое оружие 1 биология 1 Благоустройство 1 БРИКС 1 варп-двигатель 1 Венесуэла 1 Венеуэла 1 Ветроэнергетика 1 ВМС 1 вов 1 водород 1 вооружение 1 ВЭС 1 ВЭУ 1 геперзвук 1 Гипердвигатель 1 города 1 душа 1 животные 1 жизнь 1 Законы 1 Звездолёты 1 Илон Маск 1 квантовое сознание 1 климат 1 Коллапс 1 компании 1 космос 1 Лавров 1 Лошарик 1 Микроэлектроника 1 Москва 1 наблюдатель 1 нато 1 Национализация 1 Посейдон 1 процессоры 1 разум 1 Рейтинги 1 Сахалин 1 смерть 1 смысл жизни 1 СО2 1 сознание 1 сон 1 СРП 1 Статус-6 1 СЭС 1 Тайвань 1 Углеров 1 физика 1 философия 1 флот 1 ЦНР 1 Эволюция 1 эйнштейн 1 экология 1 эксперименты 1 эксперты 1 электричество 1 Эльбрус 1 ЭЭГ 1 Больше тегов

Filters

Gift a subscription

A code will be created that will allow the recipient free access to a certain subscription level.

Payment for this user will be deducted from your card until the subscription is cancelled. The code can be shown on the screen or emailed with instructions.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачисленна на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Add card
0/2048