logo
Альтернативная история с Лидией Соловьевой  Соловьева Лидия Валерьевна. кандидат экономических наук, историк - этнограф, официальный ученый - альтернативщик.
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Обновления проекта Контакты Поделиться Метки
Все проекты
О проекте
Соловьева Лидия Валерьевна. кандидат экономических наук, историк — этнограф, официальный ученый — альтернативщик.
Как Тур Хейердал. Всю жизнь исследую загадки и нестыковки истории. С 1980-х гг. ищу погибщие цивилизации, невозможные артефакты и все,
что рвет шаблоны. Писатель. Ректор вуза. Авантюрист. Самурай с путем без цели.
Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Единоразовый платёж

Безвозмездное пожертвование без возможности возврата. Этот взнос не предоставляет доступ к закрытому контенту.

Помочь проекту
Базовый уровень 300₽ месяц

Доступ ко всем опубликованным материалам, возможность оставлять комментарии и задавать свои вопросы.

Оформить подписку
Фильтры
Обновления проекта
Поделиться
Метки
лида соловьева 45 Альтернативная история 22 реальное прошлое 20 Загадки истории 17 AISPIK 15 экскурсии питер 13 история 9 олег павличенко 8 экскурсия питер 7 допетровский питер 5 метро 5 Психология 5 кронштадт 4 ленинградский метрополитен 4 лидия соловьева 4 музей метрополитена 4 олег павлюченко 4 гранит 3 Запрещенная съемка 3 лавра 3 лидиясоловьева 3 подземные ходы 3 потоп 3 смоленское кладбище 3 форты кронштадта 3 Travel 2 АЙСПИК 2 Александр Невский 2 Гатчина 2 драконы 2 индейцы 2 клуб лиды соловьевой 2 курсы психологов 2 лекция 2 невозможные артефакты 2 Некрополь 2 николай котенков 2 олега павлюченко 2 питер 2 смоленка 2 Тайвань 2 форты 2 экскурсия 2 19 век 1 александро - невская лавра 1 античка 1 антропогенез 1 архитектура 1 баболовская ванна 1 баболовский парк 1 ванна 1 Вводная лекция 1 Великаны 1 великий новгород 1 вирусы 1 владимир козин 1 вода 1 дети из пробирки 1 допотопные карты 1 инопланетяне 1 история нового времени 1 казанский собор 1 календарь 1 Камасутра 1 карта 1 карты 1 кладбище 1 климат 1 ковид 1 ковид19 1 конецсвета 1 Копенгаген 1 коррупция 1 крейсер аврора 1 криминалистика 1 курсы 1 курсы гидов 1 курсы историков 1 ледниковый период 1 Лидия Соловьева 1 мамонты 1 мария захарова 1 мариязахарова 1 Марс 1 масоны 1 монастыри 1 надгробные плиты 1 Наталья Успенская 1 наука 1 нева 1 Невская лавра 1 николайкотенков 1 нло 1 Новгород 1 ночной питер 1 олегпавлюченко 1 особняк брусницыных 1 павел 1 1 Палеоконтакт 1 пещеры 1 пиздец 1 планеты 1 подземный ход 1 позитивное мышление 1 Потоп 19 века 1 Приорат 1 Прометей 1 психология личности 1 путешествия 1 реальноепрошлое 1 роботы 1 сабина 1 Санкт-Петербург 1 сапунов 1 скандинавия 1 снежная буря 1 солнце 1 Старые карты 1 стокгольм 1 суицидология 1 счастье 1 так строили 1 телеграф 1 Теория заговора 1 тетя ведьма 1 тиранозавр 1 фонтаны 1 храм 1 храмы 1 экономика 1 экскурсиимосква 1 экспедиция 1 эксперимент 1 электричество 1 электромобиль 1 Больше тегов
Смотреть: 44+ мин
logo Альтернативная история с Лидией Соловьевой

Лекция,Сапунов Валентин - про вирусы, корону.

Доступно подписчикам уровня
«Базовый уровень»
Подписаться за 300₽ в месяц

Лекция от доктора биологических наук, профессора

Читать: 1+ мин
logo Школа Уроки Ангелов/ Лена Воронова

34 эфир. Новый ковид. 20 августа 2022/Лена Воронова


Смотреть: 11+ мин
logo Интегральный Биохакинг | Никита Метелица

ДЫХАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА ПОСЛЕ КОРОНАВИРУСА | Упражнения для восстановления легких

Практические ‎упражнения‏ ‎(гимнастика) ‎для ‎полноценного ‎восстановления ‎после‏ ‎ковида.


Заходите ‎на‏ ‎?https://biofed.ru/onlineintensive2?utm_source=youtube&utm_medium=organic ? если‏ ‎чувствуете ‎нехватку ‎энергии‏ ‎и ‎хотите‏ ‎стать ‎по-настоящему ‎здоровым. ‎По‏ ‎ссылке‏ ‎вы ‎сможете‏ ‎ознакомиться ‎с‏ ‎программой ‎бесплатного ‎online ‎мероприятия ‎и‏ ‎при‏ ‎желании ‎зарегистрироваться.


00:00 – О‏ ‎чем ‎будет‏ ‎это ‎видео

00:26 - Комплекс ‎дыхательной ‎гимнастики ‎после‏ ‎ковида

02:25 - Физиологическое‏ ‎расширение‏ ‎легких

04:55 - Дыхательное ‎упражнение‏ ‎со ‎скруткой

09:55 - Зачем‏ ‎делать ‎дыхательные‏ ‎упражнения


?Подпишись‏ ‎на ‎наш‏ ‎Телеграм ‎канал ‎(новости, ‎советы, ‎лайфхаки):‏ ‎https://t.me/biohakingrus


? Заходите ‎в‏ ‎мой‏ ‎Instagram, ‎я ‎там‏ ‎часто ‎провожу‏ ‎полезные ‎прямые ‎эфиры ‎и‏ ‎выкладываю‏ ‎каждый ‎день‏ ‎интересные ‎сториз:‏ ‎https://www.instagram.com/n_metelitsa/


? Читайте ‎полезную ‎информацию ‎в ‎других‏ ‎соц.‏ ‎сетях:

ВКонтакте: ‎https://vk.com/health_of_body_and_mind

Facebook:‏ ‎https://www.facebook.com/biohackingdnk/

= = = =


#Дыхание ‎#Практика‏ ‎#Биохакер ‎#Легкие ‎#ДыхательнаяГимнастика ‎#Гимнастика ‎#Здоровье‏ ‎#ЗОЖ‏ ‎#Биохакинг

Смотреть: 18+ мин
logo Интегральный Биохакинг | Никита Метелица

Коронавирус: самое главное о профилактике и факты, о которых вы не знали!


В ‎этом‏ ‎видео ‎вы ‎узнаете ‎интересные ‎факты‏ ‎о ‎коронавирусе,‏ ‎о‏ ‎которых ‎вы ‎скорее‏ ‎всего ‎не‏ ‎слышали! ‎Также, ‎поговорим ‎о‏ ‎главных‏ ‎профилактических ‎мерах‏ ‎от ‎ковида,‏ ‎которые ‎нужно ‎применять ‎уже ‎сегодня.‏ ‎

✅ Заходите‏ ‎на ‎?‏ ‎https://www.bioinetrg.ru/onlineintensive2?gcpc=76d2a ? если ‎чувствуете‏ ‎нехватку ‎энергии ‎и ‎хотите ‎стать‏ ‎по-настоящему‏ ‎здоровым.‏ ‎По ‎ссылке‏ ‎вы ‎сможете‏ ‎ознакомиться ‎с‏ ‎программой‏ ‎бесплатного ‎online‏ ‎мероприятия ‎и ‎при ‎желании ‎зарегистрироваться.


Подпишись‏ ‎на ‎наш‏ ‎Телеграм‏ ‎канал ‎(новости, ‎советы,‏ ‎лайфхаки): ‎https://www.bioinetrg.ru/onlineintensive2?gcpc=76d2a?utm_source=youtube&utm_medium=organic


= = = = =


? Навигация:

0:00 Интересные‏ ‎моменты ‎из ‎видео

0:39 О ‎чем‏ ‎мы‏ ‎поговорим ‎в‏ ‎выпуске? ‎

1:17 Странные‏ ‎вещи, ‎связанные ‎с ‎ковидом

2:26 Доктора ‎медицинских‏ ‎наук‏ ‎утверждают, ‎что‏ ‎коронавируса ‎не‏ ‎существует

3:17 Эксперименты ‎на ‎мышах ‎и ‎удивительные‏ ‎результаты

4:24 Ни‏ ‎одна‏ ‎лаборатория ‎в‏ ‎мире ‎не‏ ‎смогла ‎выделить‏ ‎РНК‏ ‎этого ‎вируса

5:09 95% умерших‏ ‎от ‎COVID-19 ‎имели ‎хронические ‎заболевания

6:10 Как‏ ‎паника ‎и‏ ‎страх‏ ‎усугубляют ‎ситуацию?

7:36 ОГРОМНЫЙ ‎минус‏ ‎изоляции

9:00 Нужны ‎ли‏ ‎нам ‎маски ‎от ‎коронавируса?

10:03 Ковид:‏ ‎Важный‏ ‎факт ‎о‏ ‎передачи

11:58 Почему ‎прогулки‏ ‎на ‎свежем ‎воздухе ‎необходимы?

13:30 Нельзя ‎забывать‏ ‎о‏ ‎воде! ‎И‏ ‎вот ‎почему

13:55 Тыквенные‏ ‎семечки ‎- ‎ключ ‎к ‎иммунитету

14:25 Пару‏ ‎слов‏ ‎о‏ ‎гигиене ‎сна

14:50 Меньше‏ ‎находитесь ‎в‏ ‎замкнутых ‎пространствах

15:24 Посещайте‏ ‎бани‏ ‎и ‎сауны

16:05 Хороший‏ ‎способ ‎оставаться ‎спокойным ‎и ‎не‏ ‎испытывать ‎стресс

17:51 Важное‏ ‎сообщение‏ ‎для ‎зрителей


Я ‎очень‏ ‎долго ‎старался‏ ‎не ‎освещать ‎тему ‎коронавируса,‏ ‎но‏ ‎решил, ‎что‏ ‎пора ‎собрать‏ ‎всю ‎актуальную ‎информацию ‎на ‎сегодняшний‏ ‎день‏ ‎и ‎кратко,‏ ‎но ‎емко‏ ‎высказаться ‎по ‎этому ‎поводу.


Я ‎расскажу‏ ‎много‏ ‎фактов,‏ ‎которых ‎вы‏ ‎скорее ‎всего‏ ‎не ‎знали‏ ‎и‏ ‎не ‎слышали,‏ ‎потому ‎что ‎эта ‎информация ‎всячески‏ ‎скрывается. ‎И‏ ‎самое‏ ‎главное, ‎я ‎дам‏ ‎профилактические ‎методики,‏ ‎которые ‎однозначно ‎нужно ‎применять‏ ‎в‏ ‎настоящее ‎время.‏ ‎Приятного ‎просмотра!


= = = =


? Заходите‏ ‎в ‎мой ‎Instagram, ‎я ‎там‏ ‎часто‏ ‎провожу ‎полезные‏ ‎прямые ‎эфиры‏ ‎и ‎выкладываю ‎каждый ‎день ‎интересные‏ ‎сториз:‏ ‎https://www.instagram.com/n_metelitsa/


? Читайте‏ ‎полезную ‎информацию‏ ‎в ‎других‏ ‎соц. ‎сетях:

ВКонтакте:‏ ‎https://vk.com/biohackingdnk

Facebook:‏ ‎https://www.facebook.com/biohackingdnk/


= = = =


✅ Подписывайтесь ‎на‏ ‎мой ‎YouTube ‎канал, ‎чтобы ‎быть‏ ‎стать ‎здоровее‏ ‎и‏ ‎эффективнее ‎во ‎всех‏ ‎аспектах ‎жизн:‏ ‎https://tinyurl.com/biohacker-subscribe


Видео ‎от ‎9 ‎декабря‏ ‎2020‏ ‎года.

Читать: 5+ мин
logo Спонсор Паблик Желнов

Реальная вероятность ковида в случае трех отрицательных экспресс-тестов

Доступно подписчикам уровня
«За сто?»
Подписаться за 100₽ в месяц

Мы заболели ОРЗ. Экспресс-тест на ковид трижды был (-). Какова вероятность, что тест ошибся, и у нас все-таки ковид? Разбираемся и считаем.

Читать: 2+ мин
logo Хулиномика

#Хулиновости №04/22-39

Доступно подписчикам уровня
«Головастик (ранняя пташка)»
Подписаться за 250₽ в месяц

Читать: 2+ мин
logo Хулиномика

#Хулиновости №03/22-38

Доступно подписчикам уровня
«Головастик (ранняя пташка)»
Подписаться за 250₽ в месяц

Читать: 2+ мин
logo Спонсор Паблик Желнов

Как антиковидные меры выходят с поля доказательной медицины

Доступно подписчикам уровня
«За сто?»
Подписаться за 100₽ в месяц

Читать: 2+ мин
logo Хулиномика

Хулиновости №02/22-37

Доступно подписчикам уровня
«Головастик (ранняя пташка)»
Подписаться за 250₽ в месяц

Читать: 1+ мин
logo Хулиномика

Хулиновости: индексы, инфляция, Турция, JPMorgan, ковид, Tiktok, Rivian, вакцинация

Доступно подписчикам уровня
«Головастик (ранняя пташка)»
Подписаться за 250₽ в месяц

Смотреть: 2+ мин
logo Crithin

Последняя пандемия: Хроническая изнуряющая болезнь

Доступно подписчикам уровня
«Для самых первых»
Подписаться за 300₽ в месяц

В 1967 году исследователи обратили внимание на странное поведение чернохвостых оленей в США.

Смотреть: 1 час 2+ мин
logo Prox Blog

МОДАЛЬНОСТЬ #1: ГОСУДАРСТВО - КОРПОРАЦИЯ

Данный ‎материал‏ ‎есть ‎копия-архивная- ‎статьи ‎блога ‎на‏ ‎ресурсе ‎http://Aftershock.news‏ ‎от‏ ‎8/Авг/19 ‎г.


КГ-это ‎тип‏ ‎государства, ‎который‏ ‎формируется ‎не ‎только ‎у‏ ‎нас,‏ ‎но ‎и‏ ‎на ‎Западе.‏ ‎Это ‎некая ‎корпорация, ‎которая ‎становиться‏ ‎ядром‏ ‎государства ‎и‏ ‎это ‎государство‏ ‎оно ‎использует ‎в ‎своих ‎интересах.‏ ‎Причем‏ ‎эта‏ ‎суперкорпорация ‎и‏ ‎она ‎же‏ ‎–полугосударство, ‎у‏ ‎нее‏ ‎преимущество ‎перед‏ ‎остальными ‎государствами ‎что ‎она ‎мегакорпорация,‏ ‎а ‎преимущество‏ ‎перед‏ ‎корпорациями, ‎что ‎она‏ ‎может ‎задействовать‏ ‎свой ‎государственный ‎потенциал. ‎В‏ ‎этом‏ ‎направлении ‎движется‏ ‎практически ‎весь‏ ‎мир. ‎Это ‎совершенно ‎новый ‎феномен.


 В‏ ‎этой‏ ‎красной ‎книге‏ ‎представлена ‎моя‏ ‎статья ‎«Государство, ‎оно ‎же ‎корпорация»,‏ ‎опубликованная‏ ‎ранее‏ ‎в ‎журнале‏ ‎«Эксперт. ‎Украина».‏ ‎Статья ‎в‏ ‎украинском‏ ‎«Эксперте» ‎—‏ ‎это, ‎во-первых, ‎сокращённый ‎вариант ‎исходного‏ ‎материала; ‎во-вторых,‏ ‎без‏ ‎согласования ‎со ‎мной‏ ‎журнал ‎изменил‏ ‎название ‎статьи. ‎У ‎меня‏ ‎было‏ ‎«Корпорация-государство» ‎по‏ ‎аналогии ‎с‏ ‎«нацией-государством», ‎т.е. ‎это ‎термин. ‎«Государство,‏ ‎оно‏ ‎же ‎корпорация»‏ ‎— ‎это‏ ‎уже ‎не ‎термин, ‎да ‎и‏ ‎акцент‏ ‎смещён‏ ‎с ‎государства‏ ‎на ‎корпорацию.‏ ‎Журналисты ‎прочли‏ ‎мою‏ ‎номиналистическую ‎статью‏ ‎под ‎реалистическим ‎углом ‎зрения.

ГЛОБАЛЬНЫЕ ‎ТРАНСФОРМАЦИИ‏ ‎

(Эксперт ‎Украина,2006г.)

Конфликты‏ ‎новой‏ ‎эпохи ‎еще ‎некоторое‏ ‎время ‎будут‏ ‎продолжаться ‎в ‎старой ‎форме‏ ‎и‏ ‎под ‎старыми‏ ‎знаменами. ‎И‏ ‎только ‎когда ‎последние ‎обветшают, ‎а‏ ‎новые‏ ‎агенты ‎окончательно‏ ‎встанут ‎на‏ ‎ноги, ‎наступит ‎новый ‎мир ‎корпораций-государств‏ ‎и‏ ‎встанет‏ ‎задача ‎избавления‏ ‎от ‎государства‏ ‎вообще.

(выделение ‎текста‏ ‎-автора‏ ‎блога)

Национальное ‎государство‏ ‎ржавеет. ‎Об ‎этом ‎уже ‎и‏ ‎не ‎спорят.‏ ‎Спорят‏ ‎о ‎том, ‎что‏ ‎придет ‎на‏ ‎смену ‎нации-государству. ‎Одни ‎полагают‏ ‎—‏ ‎мировое ‎правительство,‏ ‎другие ‎—‏ ‎цивилизации, ‎третьи ‎— ‎регион-государства. ‎Нация-государство‏ ‎действительно‏ ‎уходит, ‎но‏ ‎государство ‎еще‏ ‎достаточно ‎сильно ‎и ‎не ‎позволяет‏ ‎никому‏ ‎занять‏ ‎его ‎место.‏ ‎Оно ‎остается,‏ ‎но ‎теряет‏ ‎свою‏ ‎национальную ‎форму. На‏ ‎смену ‎нации-государству ‎грядет ‎корпорация-государство. Речь ‎идет‏ ‎не ‎о‏ ‎превращении‏ ‎корпорации ‎в ‎государство‏ ‎и ‎не‏ ‎о ‎корпоративном ‎государстве ‎вроде‏ ‎Италии‏ ‎1920–1930 ‎годов‏ ‎или ‎Германии‏ ‎1933–1945-х. ‎Речь ‎о ‎принципиально ‎новом‏ ‎и,‏ ‎вероятно, ‎чудовищном‏ ‎феномене, ‎который‏ ‎может ‎показаться ‎современникам ‎не ‎менее‏ ‎страшным,‏ ‎чем‏ ‎«новые ‎монархии»‏ ‎XV ‎века‏ ‎жителям ‎позднесредневекового‏ ‎социума.‏ ‎Корпорация-государство ‎—‏ ‎это ‎не ‎завтрашний ‎день, ‎а уже‏ ‎сегодняшний. Оно ‎уже‏ ‎здесь,‏ ‎мы ‎просто ‎не‏ ‎видим ‎его за‏ ‎треснувшим ‎панцирем ‎нации-государства, ‎который‏ ‎оно‏ ‎использует.


Победа ‎времени‏ ‎над ‎пространством‏ ‎

Глобализация, ‎как ‎известно, ‎это ‎такой‏ ‎процесс‏ ‎производства ‎и‏ ‎обмена, ‎в‏ ‎котором, ‎благодаря ‎господству информационных ‎факторов ‎над‏ ‎вещественными, капитал,‏ ‎превращающийся‏ ‎в ‎электронный‏ ‎сигнал, ‎оказывается‏ ‎свободным ‎от‏ ‎всех‏ ‎ограничений ‎локального‏ ‎и ‎государственного ‎уровня: ‎пространственных, ‎материальных,‏ ‎социальных. ‎Это,‏ ‎согласно‏ ‎Зигмунду ‎Бауману, ‎победа‏ ‎времени ‎над‏ ‎пространством, ‎то ‎есть ‎тех,‏ ‎кто‏ ‎контролирует ‎время‏ ‎(капитал), ‎над‏ ‎теми, ‎кто ‎контролирует ‎пространство ‎(государство). С‏ ‎формированием‏ ‎глобальных ‎денежных‏ ‎рынков ‎возможности‏ ‎государства ‎контролировать ‎финансово-экономические ‎потоки ‎резко‏ ‎ослабли.‏ ‎Уже‏ ‎на ‎заре‏ ‎глобализации, ‎в‏ ‎середине ‎1990‏ ‎годов,‏ ‎объем ‎чисто‏ ‎спекулятивных ‎межвалютных ‎финансовых ‎трансакций ‎достиг‏ ‎триллиона ‎трехсот‏ ‎миллиардов‏ ‎долларов ‎в ‎день.‏ ‎Это ‎в‏ ‎пять ‎раз ‎больше, ‎чем‏ ‎объем‏ ‎мировых ‎торговых‏ ‎обменов ‎и‏ ‎всего ‎лишь ‎чуть ‎меньше, ‎чем‏ ‎суммарные‏ ‎резервы ‎всех‏ ‎национальных ‎банков‏ ‎мира ‎на ‎тот ‎момент ‎(один‏ ‎триллион‏ ‎пятьсот‏ ‎миллиардов). ‎Ни‏ ‎одно ‎государство‏ ‎мира, ‎за‏ ‎исключением‏ ‎США (благодаря ‎тому,‏ ‎что, ‎во-первых, ‎имеют ‎мощные ‎военно-политические‏ ‎мускулы; ‎во-вторых,‏ ‎они‏ ‎— ‎место ‎прописки‏ ‎крупнейших ‎транснациональных‏ ‎корпораций ‎(ТНК), ‎так ‎сказать,‏ ‎Глобамерика) не‏ ‎продержится ‎и‏ ‎нескольких ‎дней‏ ‎против ‎глобального ‎спекулятивного ‎давления. ‎Уже‏ ‎в‏ ‎1994 ‎году‏ ‎(всего ‎через‏ ‎одиннадцать ‎лет ‎после ‎того, ‎как‏ ‎появился‏ ‎термин‏ ‎«глобализация») ‎мексиканский‏ ‎финансовый ‎кризис‏ ‎ясно ‎показал‏ ‎всю‏ ‎слабость ‎государства‏ ‎перед ‎лицом ‎глобального ‎рынка ‎(«семерке»,‏ ‎Всемирному ‎банку‏ ‎и‏ ‎МВФ ‎удалось ‎наскрести‏ ‎для ‎Мексики‏ ‎всего ‎лишь ‎пятьдесят ‎миллиардов‏ ‎долларов).

Глобализация‏ ‎поменяла ‎ударные‏ ‎и ‎безударные‏ ‎уровни ‎предыдущей ‎эпохи: ‎государственный ‎и‏ ‎локальный‏ ‎уровни ‎отошли‏ ‎на ‎второй‏ ‎план, ‎а ‎глобальный ‎и ‎региональный‏ ‎вышли‏ ‎на‏ ‎первый. ‎Макрорегионализация‏ ‎современного ‎мира‏ ‎имеет ‎два‏ ‎аспекта.‏ ‎Во-первых, ‎это‏ ‎формирование ‎наднациональных ‎экономических ‎и ‎политических‏ ‎структур ‎типа‏ ‎Евросоюза‏ ‎или ‎Североамериканской ‎зоны‏ ‎свободной ‎торговли‏ ‎(НАФТА). ‎Во-вторых, ‎что ‎намного‏ ‎важнее,‏ ‎появление ‎уже‏ ‎в ‎начале‏ ‎1990 ‎годов ‎феномена, ‎который ‎известный‏ ‎японский‏ ‎менеджер ‎и‏ ‎публицист, ‎автор‏ ‎нескольких ‎экономических ‎бестселлеров ‎Кенити ‎Омаэ‏ ‎в‏ ‎книге‏ ‎с ‎показательным‏ ‎названием ‎«Конец‏ ‎нации-государства: ‎подъем‏ ‎региональных‏ ‎экономик» ‎(1995‏ ‎год) ‎назвал ‎«регион-государством» ‎(РГ) ‎(или‏ ‎«регион-экономикой» (РЭ), ‎—‏ ‎явный‏ ‎полемический ‎вызов ‎«мир-экономике»‏ ‎Фернана ‎Броделя‏ ‎и ‎Иммануила ‎Валлерстайна.

По ‎мнению‏ ‎Омаэ,‏ ‎именно ‎РЭ,‏ ‎а ‎не‏ ‎приходящее ‎в ‎упадок ‎национальное ‎государство‏ ‎является естественной‏ ‎деловой ‎единицей‏ ‎глобальной ‎информационной экономики.‏ ‎Причем ‎независимо ‎от ‎того, ‎находится‏ ‎ли‏ ‎РЭ‏ ‎внутри ‎границ‏ ‎того ‎или‏ ‎иного ‎государства,‏ ‎где‏ ‎он ‎существует как‏ ‎экономически ‎автономное ‎образование ‎(Силиконовая ‎долина‏ ‎в ‎США,‏ ‎агломерация‏ ‎Сан-Паулу ‎в ‎Бразилии,‏ ‎Сютокэн ‎и‏ ‎Кансай ‎в ‎Японии, ‎Северная‏ ‎Италия,‏ ‎Баден-Вюртемберг ‎и‏ ‎т.д.) ‎или‏ ‎расположен ‎по ‎разные ‎стороны ‎границы‏ ‎или‏ ‎даже ‎границ‏ ‎(Русийон ‎—‏ ‎Лангедок ‎— ‎Каталония; ‎Пенанг ‎—‏ ‎Медан‏ ‎—‏ ‎Пхукет; ‎Сингапур‏ ‎— ‎Джохор‏ ‎— ‎острова‏ ‎Риау). РЭ‏ ‎решает ‎региональные‏ ‎проблемы ‎путем ‎использования ‎глобальных ‎ресурсов; в‏ ‎большей ‎степени‏ ‎связан‏ ‎с ‎другими ‎РЭ,‏ ‎чем ‎со‏ ‎своей ‎страной. Функционирование ‎регион-государства ‎определяется‏ ‎сугубо‏ ‎экономическими, ‎а‏ ‎не ‎политическими‏ ‎или ‎тем ‎более ‎социальными ‎императивами.‏ ‎РГ‏ ‎— ‎это‏ ‎единица ‎спроса‏ ‎и ‎потребления, ‎и ‎не ‎более‏ ‎того.‏ ‎А‏ ‎потому ‎численность‏ ‎его ‎населения‏ ‎не ‎должна‏ ‎быть‏ ‎более ‎двадцати‏ ‎миллионов ‎(иначе ‎не ‎будет ‎обеспечено‏ ‎единство ‎граждан‏ ‎как‏ ‎потребителей, все ‎должны ‎быть‏ ‎относительно ‎богатыми), но‏ ‎не ‎менее ‎пяти ‎миллионов‏ ‎(чтобы‏ ‎обеспечить ‎экономию‏ ‎за ‎счет‏ ‎услуг, ‎особенно ‎тех, ‎которые ‎важны‏ ‎для‏ ‎эффективного ‎участия‏ ‎в ‎глобальной‏ ‎экономике). ‎Таким ‎образом, ‎глобальная ‎экономика‏ ‎представляет‏ ‎собой‏ ‎не ‎единую‏ ‎ткань, ‎а‏ ‎сеть ‎из‏ ‎ста-двухсот‏ ‎точек-узлов, ‎связанных‏ ‎прежде ‎всего ‎между ‎собой. Она ‎как‏ ‎бы ‎парит‏ ‎над‏ ‎остальным ‎миром ‎с‏ ‎его ‎нациями-государствами, до‏ ‎которых ‎ей ‎нет ‎дела.

То,‏ ‎что‏ ‎Омаэ ‎назвал‏ ‎«регион-государством», ‎Филипп‏ ‎Бобит ‎назвал ‎«рынком-государством» (market-state), идущим ‎на ‎смену‏ ‎нации-государству.‏ ‎Если ‎императивы‏ ‎последнего ‎носили‏ ‎политико-экономический ‎характер, ‎а ‎в ‎1945-1975‏ ‎годах‏ ‎еще‏ ‎и ‎социальный, то‏ ‎императивы ‎и‏ ‎смысл ‎жизни‏ ‎region-state‏ ‎или ‎market-state‏ ‎являются, ‎прежде ‎всего, ‎экономическими, ‎а‏ ‎уж ‎затем‏ ‎политическими‏ ‎и ‎в ‎еще‏ ‎меньшей ‎степени‏ ‎социальными. По ‎сути, ‎и ‎то,‏ ‎и‏ ‎другое ‎представляют‏ ‎собой ‎десоциализацию,‏ ‎денационализацию, а ‎в ‎известном ‎смысле ‎и‏ ‎детерриториализацию‏ ‎государства. И ‎если‏ ‎регион-государство ‎еще‏ ‎сохраняет ‎черты ‎территориального ‎государства, ‎а‏ ‎вместе‏ ‎с‏ ‎ними ‎в‏ ‎определенной ‎степени‏ ‎характеристики ‎социального‏ ‎и‏ ‎— ‎в‏ ‎большей ‎степени ‎— ‎политического государства, ‎то‏ ‎«рынок-государство» эти ‎характеристики,‏ ‎по‏ ‎сути, ‎утрачивает. ‎«Регион-государство»,‏ ‎таким ‎образом,‏ ‎— ‎это ‎переходная ‎форма‏ ‎к‏ ‎структуре, ‎действительно‏ ‎адекватной ‎Pax‏ ‎Globalica ‎— ‎«рынку-государству». ‎Однако ‎последнее‏ ‎есть‏ ‎суть ‎этого‏ ‎процесса, ‎и‏ ‎поэтому ‎правильнее ‎говорить ‎о ‎рыночной‏ ‎государственности.‏ ‎Конкретную‏ ‎историческую ‎форму, адекватную‏ ‎глобальному ‎рынку‏ ‎и ‎рыночной‏ ‎государственности,‏ ‎я ‎называю‏ ‎«корпорацией-государством» (corporation-state).

Государство-клан ‎

Корпорация-государство ‎— ‎такое ‎устройство,‏ ‎цели, ‎функционирование‏ ‎которого‏ ‎носят ‎прежде ‎всего‏ ‎экономический ‎характер, то‏ ‎есть ‎направлены ‎на ‎снижение‏ ‎издержек. Следовательно,‏ ‎они ‎требуют‏ ‎минимизации ‎политических‏ ‎и ‎социальных ‎издержек ‎по ‎содержанию‏ ‎территории‏ ‎прописки ‎—‏ ‎от ‎сведения‏ ‎к ‎минимуму ‎социальных ‎обязательств, ‎характерных для‏ ‎государства,‏ ‎до‏ ‎избавления ‎от‏ ‎экономически ‎лишнего,‏ ‎нерентабельного ‎с‏ ‎экономической (корпоративно-государственной) точки‏ ‎зрения ‎населения‏ ‎(от ‎отсечения ‎от ‎«общественного ‎пирога»‏ ‎до ‎фактического‏ ‎исключения‏ ‎из ‎реальной ‎жизни).

Как‏ ‎только ‎главным‏ ‎для ‎государства ‎провозглашается ‎экономическая‏ ‎конкурентоспособность в‏ ‎глобальном ‎масштабе,‏ ‎о ‎социальной‏ ‎и ‎национальной ‎составляющих ‎государства ‎можно‏ ‎забыть‏ ‎— ‎государство‏ ‎начинает ‎вести‏ ‎себя ‎как ‎корпорация, ‎в ‎которой‏ ‎все‏ ‎определяется‏ ‎экономической ‎эффективностью:‏ ‎«выживает ‎сильнейший»‏ ‎и ‎«ничего‏ ‎личного».

Нация-государство, конечно‏ ‎же, неадекватна ‎миру‏ ‎неолиберальной ‎глобализации. Она ‎не ‎только ‎иррациональна‏ ‎с ‎его‏ ‎точки‏ ‎зрения, ‎но ‎и‏ ‎слабоконкурентна, ‎поскольку‏ ‎нагружена ‎социальными ‎обязательствами ‎по‏ ‎отношению‏ ‎к ‎массе‏ ‎населения. ‎В‏ ‎индустриальную ‎эпоху ‎выполнение ‎таких ‎функций‏ ‎—‏ ‎не ‎благотворительность,‏ ‎а ‎императив.‏ ‎Во-первых, индустриальное ‎производство ‎требует ‎наличия ‎массового‏ ‎рабочего‏ ‎и‏ ‎среднего ‎класса. Во-вторых, индустриальная‏ ‎эпоха ‎—‏ ‎это ‎эпоха‏ ‎системных‏ ‎мировых ‎войн,‏ ‎в ‎которых ‎сражаются ‎военно-промышленные ‎комплексы,‏ ‎то ‎есть‏ ‎нации‏ ‎в ‎целом, ‎отсюда‏ ‎необходимость ‎социально-политических‏ ‎мер ‎для ‎обеспечения ‎единства‏ ‎нации.‏ ‎В-третьих, наличие ‎в‏ ‎индустриальную ‎эпоху‏ ‎системного ‎антикапитализма ‎(СССР), ‎логически ‎вытекающего‏ ‎из‏ ‎природы ‎капитализма,‏ ‎противостояние ‎двух‏ ‎миров ‎заставило ‎буржуазное ‎государство ‎принять‏ ‎такой‏ ‎облик,‏ ‎который ‎вообще‏ ‎не ‎характерен‏ ‎его ‎природе,‏ ‎противоречит‏ ‎ей ‎— welfare‏ ‎nation state, ‎то ‎есть ‎стать ‎государством‏ ‎всеобщего ‎собеса.

Дальнейшее‏ ‎развитие‏ ‎state ‎— ‎как‏ ‎nation ‎и‏ ‎как ‎welfare ‎— должно ‎было‏ ‎привести‏ ‎к ‎столь‏ ‎радикальному ‎перераспределению‏ ‎доходов ‎и ‎власти, ‎что ‎господствующие‏ ‎группы‏ ‎просто ‎превращались‏ ‎в ‎верхнюю‏ ‎часть ‎среднего ‎класса. ‎Страх ‎перед‏ ‎таким‏ ‎будущим‏ ‎и ‎ответ‏ ‎на ‎вопрос‏ ‎«что ‎делать?»‏ ‎нашли‏ ‎отражение ‎в‏ ‎знаменитом ‎докладе ‎«Кризис ‎демократии», ‎написанном‏ ‎Збигневом ‎Бжезинским,‏ ‎Мишелем‏ ‎Крозье ‎и ‎Дзедзи‏ ‎Ватануки ‎по‏ ‎заказу ‎Трехсторонней ‎комиссии.

Глобальная ‎информационная‏ ‎постиндустриальная‏ ‎экономика ‎в‏ ‎силу ‎своей‏ ‎наукоемкости ‎и возможности ‎перемещения ‎индустриального ‎производства‏ ‎на‏ ‎Юг ‎не‏ ‎требует ‎массовых‏ ‎среднего ‎и ‎рабочего ‎классов. Эпоха ‎системных‏ ‎мировых‏ ‎войн‏ ‎за ‎гегемонию‏ ‎закончилась, ‎у‏ ‎капсистемы ‎есть‏ ‎гегемон‏ ‎— ‎США‏ ‎(с ‎1980 ‎годов ‎— ‎Глобамерика). СССР‏ ‎прекратил ‎свое‏ ‎существование.‏ ‎Не ‎надо ‎никого‏ ‎подкармливать ‎и‏ ‎мирить. Дальновидные ‎исследователи ‎(например, ‎Дедни‏ ‎и‏ ‎Айкенбери) ‎сразу‏ ‎же ‎после‏ ‎окончания ‎«холодной ‎войны» ‎предсказали ‎ослабление‏ ‎и‏ ‎демонтаж ‎warfare‏ ‎welfare ‎state.‏ ‎Однако ‎им, ‎по-видимому, ‎и ‎в‏ ‎голову‏ ‎не‏ ‎могло ‎прийти,‏ ‎что ‎вместе‏ ‎с ‎формой‏ ‎будет‏ ‎демонтироваться-разрушаться ‎и‏ ‎содержание ‎— ‎nation-state, ‎поскольку ‎nation‏ ‎перестает ‎быть‏ ‎как‏ ‎формой ‎организации ‎производства,‏ ‎так ‎и‏ ‎формой ‎политической ‎организации ‎для‏ ‎мировой‏ ‎борьбы ‎за‏ ‎гегемонию. А ‎потому место‏ ‎nation-state, вместе ‎с ‎которым ‎уходят ‎политика‏ ‎и‏ ‎гражданское ‎общество‏ ‎(adieu, политология ‎и‏ ‎социология), ‎занимает ‎corporation-state. Причем ‎быстрее ‎этот‏ ‎процесс‏ ‎идет‏ ‎не ‎в‏ ‎ядре, ‎а‏ ‎на ‎полупериферии‏ ‎и‏ ‎периферии ‎капсистемы.‏ ‎«Язычник, ‎страдающий ‎от ‎язв христианства» ‎—‏ ‎так ‎называл‏ ‎Карл‏ ‎Маркс ‎ситуации ‎подобного‏ ‎рода.

Итак, ‎корпорация-государство‏ ‎— ‎это ‎такой ‎административно-экономический‏ ‎комплекс,‏ ‎который, ‎будучи‏ ‎хотя ‎бы‏ ‎формально ‎госаппаратом, ‎играет ‎самостоятельную ‎и‏ ‎определяющую‏ ‎роль ‎в‏ ‎данной ‎стране;‏ ‎который ‎в ‎то ‎же ‎время‏ ‎ставит‏ ‎политико-экономические‏ ‎национальные ‎интересы‏ ‎этой ‎страны‏ ‎в ‎зависимость‏ ‎от‏ ‎экономических ‎аппаратно-ведомственных (корпоративных)‏ ‎или, ‎по ‎крайней ‎мере, ‎рассматривает‏ ‎первые ‎сквозь‏ ‎призму‏ ‎вторых; ‎который ‎приватизировал‏ ‎в ‎своих‏ ‎интересах ‎характерные ‎для ‎государства‏ ‎как‏ ‎для ‎института‏ ‎властные ‎функции (приватизация‏ ‎власти-насилия) ‎и ‎в ‎то ‎же‏ ‎время‏ ‎отказался ‎от‏ ‎выполнения ‎большей‏ ‎части ‎характерных ‎для ‎государства ‎социальных‏ ‎обязательств‏ ‎и‏ ‎функций (или ‎резко‏ ‎сократил ‎их).‏ ‎Внутренний ‎принцип‏ ‎организации‏ ‎корпорации-государства ‎—‏ ‎клан. Именно ‎клан, ‎а ‎не ‎физический‏ ‎индивид, ‎как‏ ‎в‏ ‎нации-государстве, ‎есть ‎базовая‏ ‎социальная ‎единица‏ ‎корпорации-государства: ‎индивиды ‎«здесь ‎не‏ ‎ходят».

Нация-государство‏ ‎не ‎сразу‏ ‎превращается ‎в‏ ‎корпорацию-государство. ‎Сначала ‎оно ‎трансформируется ‎в‏ ‎государство-корпорацию,‏ ‎так ‎сказать,‏ ‎денационализируется, ‎приватизируется. В‏ ‎корпорации-государстве ‎от ‎государственности ‎остаются ‎минимальный‏ ‎контроль‏ ‎над‏ ‎границами ‎и‏ ‎территорией ‎и‏ ‎репрессивная ‎мощь,‏ ‎которая‏ ‎резко ‎возрастает‏ ‎в ‎силу ‎необходимости ‎проведения ‎курса‏ ‎на ‎денационализацию‏ ‎и‏ ‎десоциализацию, ‎способных ‎вызвать‏ ‎протест ‎и‏ ‎массовые ‎волнения. ‎Как ‎заметил‏ ‎один‏ ‎из ‎лидеров‏ ‎мексиканских ‎крестьян‏ ‎в ‎Чьяпасе, ‎«в ‎кабаре ‎глобализации»‏ ‎государство‏ ‎начинает ‎заниматься‏ ‎стриптизом, ‎и‏ ‎в ‎конце ‎представления ‎на ‎нем‏ ‎остается‏ ‎только‏ ‎то, ‎что‏ ‎является ‎крайней‏ ‎необходимостью, ‎—‏ ‎репрессивная‏ ‎мощь. ‎Национальные‏ ‎правительства ‎перестают ‎быть ‎и ‎национальными,‏ ‎и ‎правительствами,‏ ‎превращаясь‏ ‎во ‎внешние ‎административные‏ ‎органы ‎корпораций.

Разумеется,‏ ‎последнее ‎— ‎удел ‎слабых‏ ‎государств‏ ‎Юга ‎(бывшего‏ ‎«третьего ‎мира»).‏ ‎Более ‎сильные ‎государства ‎того ‎же‏ ‎Юга‏ ‎сами ‎превращаются‏ ‎в ‎государства-корпорации‏ ‎(корпорации-государства): ‎если ‎страна ‎небольшая, ‎то‏ ‎речь‏ ‎идет‏ ‎об ‎одной‏ ‎корпорации, ‎если‏ ‎побольше ‎—‏ ‎о‏ ‎нескольких ‎(например,‏ ‎в ‎Колумбии ‎«государством» ‎являются ‎два‏ ‎наркокартеля ‎(Калийский‏ ‎и‏ ‎Медельинский) ‎и ‎отчасти‏ ‎Революционных ‎вооруженных‏ ‎силах ‎Колумбии ‎(FARС). ‎Процессы‏ ‎корпоратизации‏ ‎государства ‎идут‏ ‎также ‎в‏ ‎таких ‎странах, ‎как Россия, ‎Индия, Индонезия, ‎Китай,‏ ‎Бразилия. В‏ ‎этих ‎крупных‏ ‎государствах ‎ввиду‏ ‎их ‎размеров, ‎численности, ‎мощной ‎и‏ ‎высокоразвитой‏ ‎культуры,‏ ‎исторических ‎традиций‏ ‎и ‎претензий‏ ‎на ‎статус‏ ‎если‏ ‎не ‎великой,‏ ‎то ‎региональной ‎державы, ‎процесс ‎корпоратизации‏ ‎государства ‎будет‏ ‎особенно‏ ‎острым, ‎противоречивым, ‎конфликтным‏ ‎и ‎чреватым‏ ‎серьезнейшими ‎социальными ‎потрясениями. Корпоратизация ‎государства‏ ‎происходит‏ ‎и ‎на‏ ‎Севере. ‎Так,‏ ‎США ‎— ‎это ‎не ‎только‏ ‎и‏ ‎не ‎столько‏ ‎государство, ‎сколько Глобамерика:‏ ‎матрица ‎американских ‎ТНК, с ‎которой ‎так‏ ‎или‏ ‎иначе‏ ‎связаны ‎все‏ ‎формирующиеся ‎в‏ ‎мире ‎корпорации-государства.

Встречные‏ ‎планы‏ ‎

Террористические ‎организации‏ ‎после ‎окончания ‎«холодной ‎войны» ‎тоже‏ ‎стали ‎превращаться‏ ‎в‏ ‎политико-экономические ‎корпорации ‎нового‏ ‎типа, ‎в‏ ‎корпорации-квазигосударства. ‎Идет ‎тотальная ‎корпоратизация‏ ‎мира,‏ ‎что ‎внешне‏ ‎весьма ‎напоминает‏ ‎финальные ‎века ‎Римской ‎империи ‎и‏ ‎XIV-XV‏ ‎века ‎в‏ ‎Западной ‎Европе.‏ ‎XXI ‎век ‎будет ‎веком ‎различных‏ ‎корпораций‏ ‎(«-государств»)‏ ‎— ‎различных‏ ‎по ‎происхождению,‏ ‎форме, ‎силе,‏ ‎но‏ ‎одинаковых ‎по‏ ‎сути. ‎И ‎это ‎станет ‎серьезнейшим‏ ‎испытанием ‎для‏ ‎такого‏ ‎христианского ‎завоевания ‎человечества,‏ ‎как ‎личность,‏ ‎которой ‎не ‎на ‎кого‏ ‎и‏ ‎не ‎на‏ ‎что ‎будет‏ ‎рассчитывать, ‎как ‎на ‎саму ‎себя,‏ ‎и‏ ‎нужно ‎будет‏ ‎превращаться ‎в‏ ‎корпорацию ‎в ‎одном ‎лице.

У ‎асоциализации‏ ‎(десоциализации)‏ ‎корпорации-государства‏ ‎есть ‎и‏ ‎иной ‎аспект.‏ ‎Поскольку ‎современная‏ ‎глобальная‏ ‎экономика, ‎по‏ ‎крайней ‎мере, ‎в ‎главных ‎ее‏ ‎сферах ‎(торговля‏ ‎оружием,‏ ‎нефтью, ‎драгметаллами ‎и‏ ‎золотом, ‎наркотрафик,‏ ‎проституция ‎и ‎порнобизнес) ‎является‏ ‎глобальной‏ ‎криминальной ‎экономикой,‏ ‎нормальное ‎функционирование‏ ‎которой ‎построено ‎на ‎нарушении ‎государственных и‏ ‎международных‏ ‎законов, ‎корпорация-государство‏ ‎есть, ‎по‏ ‎сути, ‎корпоративно-криминальное ‎(криминально-корпоративное) ‎государство. ‎Вплоть‏ ‎до‏ ‎того,‏ ‎что ‎в‏ ‎определенных ‎зонах‏ ‎мира ‎криминальные‏ ‎характеристики‏ ‎начинают ‎доминировать.‏ ‎«Государство-бандит» ‎— ‎так ‎называет ‎государство‏ ‎в ‎ряде‏ ‎африканских‏ ‎стран ‎М. ‎Шацберг‏ ‎в ‎замечательной‏ ‎работе ‎«Диалектика ‎угнетения ‎в‏ ‎Заире».‏ ‎Корпоратизация ‎и‏ ‎криминализация (нации) ‎государства‏ ‎— ‎две ‎стороны ‎одной ‎медали,‏ ‎два‏ ‎взаимоусиливающих ‎и‏ ‎взаимоспонсирующих ‎процесса.

Именно корпоративность (негосударственность,‏ ‎а ‎то ‎и ‎антигосударственность) делает ‎корпорацию-государство‏ ‎почти‏ ‎идеальной‏ ‎структурой ‎и‏ ‎формой ‎глобальной‏ ‎криминальной ‎экономики,‏ ‎а‏ ‎точнее, ‎просто‏ ‎глобальной ‎экономики. ‎В ‎последней ‎—‏ ‎грань ‎между‏ ‎криминальной‏ ‎и ‎правовой ‎зонами‏ ‎принципиально ‎стерта:‏ ‎«прибыль ‎превыше ‎всего». ‎Криминальные‏ ‎средства‏ ‎и ‎структуры,‏ ‎криминальные ‎революции‏ ‎(вроде ‎советско-российской ‎1988–1998 годов) ‎— ‎очень‏ ‎сильные‏ ‎и ‎эффективные‏ ‎средства ‎корпоратизации‏ ‎государства ‎(не ‎говоря ‎уже ‎о‏ ‎первоначальном‏ ‎накоплении‏ ‎капитала) ‎там,‏ ‎где ‎легальных‏ ‎экономических ‎средств‏ ‎и‏ ‎механизмов ‎для‏ ‎этого ‎не ‎хватает ‎или ‎просто‏ ‎нет. ‎Нужно‏ ‎только‏ ‎слегка ‎помочь. ‎Помимо‏ ‎прочего, ‎разгромить‏ ‎в ‎виде ‎цепи ‎реорганизаций‏ ‎правоохранительные‏ ‎органы, ‎превратив‏ ‎их ‎в‏ ‎силовые ‎(криминально-силовые). ‎Впрочем, ‎силовая ‎—‏ ‎это‏ ‎уже ‎не‏ ‎правовая ‎структура,‏ ‎а ‎персонификатор ‎силового ‎предпринимательства.

Корпорация-государство ‎находится‏ ‎не‏ ‎только‏ ‎по ‎ту‏ ‎сторону ‎добра‏ ‎и ‎зла,‏ ‎но‏ ‎и ‎по‏ ‎ту ‎сторону ‎закона ‎и ‎преступления.‏ ‎Это ‎принципиально‏ ‎новый‏ ‎(постбуржуазный ‎и ‎постцивилизационный‏ ‎одновременно) ‎феномен‏ ‎не ‎только ‎с ‎точки‏ ‎зрения‏ ‎государственности, ‎но‏ ‎и ‎с‏ ‎точки ‎зрения ‎экономики, ‎права ‎и‏ ‎морали.‏ ‎В ‎корпорацию-государство отбирается‏ ‎и ‎определенный‏ ‎социальный, ‎антропологический ‎тип, ‎определенный ‎человеческий‏ ‎материал.

На‏ ‎корпоратизацию-криминализацию‏ ‎государства ‎тоже‏ ‎надвигается ‎встречный‏ ‎процесс ‎—‏ ‎политизация-этатизация‏ ‎— ‎криминала.‏ ‎Криминальные ‎картели ‎трансформируются ‎в ‎корпорации-государства‏ ‎(контролирующие ‎определенную‏ ‎территорию‏ ‎или ‎хотя ‎бы‏ ‎зоны ‎трафика),‏ ‎и ‎это ‎еще ‎больше‏ ‎ослабляет‏ ‎нацию-государство. ‎А‏ ‎с ‎точки‏ ‎зрения ‎современной ‎глобальной ‎экономики, ‎где‏ ‎криминал-корпорации‏ ‎— ‎такие‏ ‎же ‎экономические‏ ‎агенты, ‎как ‎нации-государства ‎и ‎ТНК,‏ ‎между‏ ‎криминальным‏ ‎и ‎некриминальным‏ ‎(то ‎есть‏ ‎просто ‎корпорациями,‏ ‎корпорациями-государствами,‏ ‎нациями-государствами, ‎регион-экономиками‏ ‎и ‎так ‎далее) ‎разницы ‎нет.‏ ‎Все ‎это‏ ‎лишь‏ ‎точки, ‎узлы ‎в‏ ‎Мировой ‎глобальной‏ ‎сети, ‎исключающей ‎восемьдесят ‎процентов‏ ‎населения‏ ‎планеты ‎из‏ ‎своих ‎процессов‏ ‎и ‎надстраивающейся ‎над ‎ними в ‎качестве‏ ‎некоего‏ ‎сверхобщества.

Процесс ‎ржавления‏ ‎или ‎таяния‏ ‎государства ‎(уже ‎появились ‎такие ‎термины)‏ ‎идет‏ ‎все‏ ‎быстрее, ‎особенно‏ ‎там, ‎где‏ ‎государство ‎сильнее‏ ‎общества,‏ ‎где ‎общество‏ ‎как ‎таковое ‎(то ‎есть ‎гражданское‏ ‎общество) ‎слабо‏ ‎или‏ ‎его ‎практически ‎никогда‏ ‎не ‎было.‏ ‎Это ‎так, ‎например, ‎вне‏ ‎североатлантического‏ ‎ядра ‎капсистемы.‏ ‎И ‎если‏ ‎в ‎азиатских ‎обществах ‎на ‎пути‏ ‎десоциализации‏ ‎государства ‎оказываются‏ ‎местные ‎коллективистские‏ ‎традиции ‎и ‎корпорации, ‎то ‎в‏ ‎странах‏ ‎Латинской‏ ‎Америки, ‎неисламской‏ ‎Африки ‎и‏ ‎особенно ‎бывших‏ ‎коммунистических‏ ‎странах ‎таких‏ ‎сдержек ‎нет.

Камешки ‎на ‎морском ‎берегу‏ ‎

Все ‎сказанное,‏ ‎однако,‏ ‎не ‎означает, ‎что‏ ‎государство ‎уже‏ ‎почти ‎исчезло. ‎Процесс ‎маркетизации/корпоратизации‏ ‎государства‏ ‎еще ‎не‏ ‎завершился, ‎здесь‏ ‎возможны ‎и ‎попятные ‎движения. ‎Во-первых,‏ ‎у‏ ‎нации-государства, ‎особенно‏ ‎в ‎ядре,‏ ‎еще ‎много ‎сил, ‎чтобы ‎сопротивляться.‏ ‎Особенно‏ ‎если‏ ‎у ‎него,‏ ‎как ‎во‏ ‎Франции ‎и‏ ‎Германии,‏ ‎мощная ‎социальная‏ ‎традиция, ‎уходящая ‎корнями ‎не ‎только‏ ‎в ‎раннее новое‏ ‎время,‏ ‎но ‎и ‎в‏ ‎Средневековье ‎(средневековая‏ ‎корпоративность ‎была ‎принципиально ‎иной,‏ ‎чем‏ ‎позднекапиталистическая, ‎—‏ ‎социальной, ‎а‏ ‎не ‎экономической, ‎и, ‎чтобы ‎не‏ ‎путать‏ ‎их, ‎правильнее‏ ‎даже ‎говорить‏ ‎о ‎корпорационности). ‎И ‎чем ‎мощнее‏ ‎эти‏ ‎корни, тем‏ ‎медленнее ‎идет‏ ‎процесс ‎отмирания‏ ‎nation-state ‎и‏ ‎превращения‏ ‎его ‎в‏ ‎corporation-state ‎через ‎state-corporation.

Во-вторых, ‎nation-state ‎являются‏ ‎той ‎скорлупой‏ ‎и‏ ‎тем ‎ресурсом, ‎которые‏ ‎используют в ‎борьбе‏ ‎друг ‎с ‎другом ‎существующие‏ ‎внутри‏ ‎них ‎корпорации-государства. И‏ ‎именно ‎на‏ ‎население ‎национальных ‎государств ‎они ‎перекладывают‏ ‎свои‏ ‎проблемы ‎—‏ ‎от ‎выплаты‏ ‎своих ‎долгов ‎до ‎ведения ‎войн‏ ‎от‏ ‎имени‏ ‎нации-государства.

В-третьих, ‎сохранение‏ ‎фасада ‎нации-государства‏ ‎позволяет ‎скрывать‏ ‎хищническую‏ ‎суть ‎корпоративно-криминального‏ ‎государства, ‎представлять ‎корпоративно-криминальные ‎конфликты ‎и‏ ‎интересы ‎как‏ ‎национально-государственные:‏ ‎«Где ‎умный ‎человек‏ ‎прячет ‎камешек?‏ ‎Среди ‎камешков ‎на ‎морском‏ ‎берегу».‏ ‎Тем ‎более‏ ‎что ‎корпорация-государство,‏ ‎формально ‎располагаясь ‎на ‎той ‎же‏ ‎территории,‏ ‎что ‎и‏ ‎нация-государство, ‎как‏ ‎совокупность ‎составляющих ‎его ‎структур ‎выступает‏ ‎в‏ ‎большей‏ ‎степени как ‎сумма,‏ ‎чем ‎как‏ ‎целое, ‎и‏ ‎потому‏ ‎по ‎своему‏ ‎потенциалу ‎будет ‎всегда ‎слабее нации-государства. ‎Остаточную,‏ ‎слабеющую ‎мощь‏ ‎целостности,‏ ‎мощь ‎синергетического ‎действия‏ ‎корпорация-государство ‎подобно‏ ‎осе-наезднику ‎(читай ‎«Жизнь ‎насекомых»‏ ‎Жана‏ ‎Анри ‎Фабра)‏ ‎может ‎черпать‏ ‎только ‎у ‎нации-государства, ‎у ‎его‏ ‎населения‏ ‎или, ‎на‏ ‎худой ‎конец,‏ ‎из ‎его ‎символики, ‎отражающей ‎его‏ ‎прошлое‏ ‎и‏ ‎его ‎победы.

Конфликты‏ ‎новой ‎эпохи‏ ‎в ‎течение‏ ‎определенного‏ ‎времени ‎будут‏ ‎продолжаться ‎в ‎старой ‎форме ‎и‏ ‎под ‎старыми‏ ‎знаменами, и‏ ‎только ‎когда ‎последние‏ ‎обветшают, ‎а новые‏ ‎агенты ‎окончательно ‎встанут ‎на‏ ‎ноги,‏ ‎наступит ‎brave‏ ‎new ‎world‏ ‎корпораций-государств ‎и ‎встанет ‎задача ‎избавления‏ ‎от‏ ‎государства ‎вообще. Именно‏ ‎в ‎этом‏ ‎направлении, ‎противоположном ‎тому, ‎в ‎котором‏ ‎развивались‏ ‎структуры‏ ‎власти ‎в‏ ‎Западной ‎Европе‏ ‎с ‎«длинного‏ ‎XVI‏ ‎века» ‎(1453–1648‏ ‎годы), ‎развивается ‎сейчас ‎государство, ‎миновавшее‏ ‎свой ‎пик‏ ‎—‏ ‎форму ‎и ‎фазу‏ ‎нации-государства.

У ‎корпорации-государства‏ ‎есть ‎немало ‎признаков, ‎которые‏ ‎сближают‏ ‎его ‎с‏ ‎раннекапиталистическими ‎(как‏ ‎государством, ‎так ‎и ‎структурами ‎типа‏ ‎английской‏ ‎Ост-Индской ‎компании)‏ ‎и ‎докапиталистическими‏ ‎властными ‎структурами. ‎Путь ‎к ‎нему‏ ‎—‏ ‎это‏ ‎«назад ‎в‏ ‎будущее» ‎или‏ ‎«вперед, ‎в‏ ‎прошлое».‏ ‎Скорее ‎всего,‏ ‎корпорация-государство ‎пробежит ‎свой ‎путь ‎от‏ ‎нации-государства ‎к‏ ‎негосударственным‏ ‎(привет ‎Марксу ‎с‏ ‎его ‎тезисом‏ ‎об ‎отмирании ‎государства ‎в‏ ‎посткапиталистическом‏ ‎обществе) ‎формам‏ ‎власти ‎быстрее,‏ ‎чем ‎княжеское ‎государство ‎XV–XVI ‎веков‏ ‎превратилось‏ ‎в ‎нацию-государство.‏ ‎Разумеется, если ‎ничто‏ ‎не ‎повернет ‎вспять ‎или ‎не‏ ‎деформирует‏ ‎этот‏ ‎«прогресс». Ведь ‎мы‏ ‎говорим ‎о‏ ‎системах ‎и‏ ‎эволюции,‏ ‎но ‎есть‏ ‎еще ‎субъект ‎и ‎революция, ‎есть‏ ‎борьба, которая, ‎как‏ ‎верно‏ ‎заметил ‎Гераклит, ‎«отец‏ ‎всего». ‎Кто‏ ‎или ‎что ‎может ‎унять‏ ‎широко‏ ‎шагающего ‎«молодца»‏ ‎корпорацию-государство?

Когда-то ‎Баррингтон‏ ‎Мур ‎заметил, ‎что ‎революции, ‎вопреки‏ ‎Марксу,‏ ‎чаще ‎возникают‏ ‎не ‎из‏ ‎победного ‎клича ‎восходящих ‎классов, но ‎из‏ ‎предсмертного‏ ‎рева‏ ‎тех ‎слоев,‏ ‎над ‎которыми‏ ‎вот-вот ‎сомкнутся‏ ‎волны‏ ‎прогресса. Старые ‎средние‏ ‎и ‎рабочие ‎классы ‎превращаются ‎в‏ ‎локалов — тех, ‎кто‏ ‎в‏ ‎отличие ‎от ‎глобалов,‏ ‎покидают ‎свое‏ ‎местожительство ‎либо ‎в ‎качестве‏ ‎беженцев,‏ ‎либо ‎в‏ ‎качестве ‎мигрантов,‏ ‎законных ‎или ‎незаконных. ‎Это ‎один‏ ‎из‏ ‎резервуаров ‎сопротивления,‏ ‎есть ‎и‏ ‎другие.

В ‎любом ‎случае ‎корпорация-государство ‎с‏ ‎ее‏ ‎денационализацией‏ ‎и ‎десоциализацией‏ ‎не ‎может‏ ‎не ‎порождать‏ ‎нечто‏ ‎вроде ‎социал-национализма‏ ‎в ‎качестве ‎своего ‎социального ‎антитезиса.‏ ‎В ‎этом‏ ‎антитезисе‏ ‎стираются ‎характерные ‎для‏ ‎эпохи ‎Модерна‏ ‎(1789–1991) ‎противоречия ‎между ‎«левыми»‏ ‎и‏ ‎«правыми»; ‎он‏ ‎способен ‎объединить‏ ‎в ‎рамках ‎«реакционного ‎прогрессизма» всех, ‎кому‏ ‎не‏ ‎улыбается ‎стать‏ ‎сырьем для ‎корпораций-государств‏ ‎и ‎их ‎мира ‎с ‎Глобамерикой‏ ‎в‏ ‎качестве‏ ‎матрицы. ‎Неолиберализму‏ ‎могут ‎быть‏ ‎противопоставлены ‎консерватизм‏ ‎и‏ ‎марксизм; ‎социопатологии‏ ‎«героев» ‎корпорации ‎государства ‎— ‎солидарность;‏ ‎паракриминальному ‎коллективизму‏ ‎и‏ ‎клановости ‎— ‎индивидуализм. Гарантирован‏ ‎ли ‎успех?‏ ‎Вовсе ‎нет. ‎Но ‎это‏ ‎не‏ ‎значит, ‎что‏ ‎надо ‎радостно‏ ‎принимать ‎прогресс, ‎который ‎тебе ‎впихивают.‏ ‎«Это‏ ‎не ‎мой‏ ‎прогресс», ‎—‏ ‎говорит ‎Кандид, ‎главный ‎герой ‎«Улитки‏ ‎на‏ ‎склоне»‏ ‎Стругацких, ‎—‏ ‎«на ‎мне‏ ‎он ‎споткнется». И,‏ ‎сжав‏ ‎скальпель, ‎уходит‏ ‎в ‎Лес. ‎Впрочем, ‎я ‎уже‏ ‎не ‎говорю‏ ‎о‏ ‎том, ‎что ‎весь‏ ‎ход ‎истории‏ ‎ближайших ‎тридцати-сорока ‎лет ‎может‏ ‎быть‏ ‎изменен ‎вмешательством‏ ‎сил ‎и‏ ‎стихий, ‎куда ‎более ‎могущественных, ‎чем‏ ‎корпорации-государства.‏ ‎Но ‎это‏ ‎другая ‎тема.

Фурсов‏ ‎Корпорация ‎Государство

Данный ‎материал, ‎про ‎Корпорацию-Государство‏ ‎или‏ ‎Государство-Корпорацию,‏ ‎является ‎«поддерживающим»‏ ‎материалов ‎для‏ ‎другой ‎статьи,‏ ‎которая‏ ‎находится ‎в‏ ‎работе(https://aftershock.news/?q=node/736871) , однако, ‎некоторые ‎моменты, ‎полагаю ‎необходимо‏ ‎прокомментировать ‎уже‏ ‎здесь,‏ ‎даже ‎если ‎и‏ ‎получиться ‎повториться‏ ‎в ‎будущем.

Основное ‎понимание ‎происходящего,‏ ‎касающегося‏ ‎вопроса ‎про‏ ‎КГ, ‎опять‏ ‎же ‎взято ‎у ‎Фурсова ‎А.И.,‏ ‎в‏ ‎моей ‎интерпретации‏ ‎и ‎понимании‏ ‎им ‎сказанного.

Итак, ‎во ‎второй ‎половине20‏ ‎века,‏ ‎а‏ ‎именно ‎в‏ ‎70х ‎годах,‏ ‎США ‎как‏ ‎Государство‏ ‎проиграло ‎битву‏ ‎за ‎«независимость» ‎и ‎превратилось ‎в‏ ‎Государство ‎КорпорациЙ,‏ ‎что‏ ‎нашло ‎также ‎отражение‏ ‎в ‎изменениях‏ ‎во ‎многих ‎сферах ‎жизни‏ ‎американского‏ ‎общества, ‎к‏ ‎примеру, ‎Дмитрий‏ ‎Пучков ‎как-то ‎привел ‎слова ‎Тарантино‏ ‎об‏ ‎американском ‎кинематографе‏ ‎70х, ‎когда,‏ ‎по ‎его ‎мнению, ‎что-то ‎необратимо‏ ‎с‏ ‎ним‏ ‎случилось, ‎произошел‏ ‎перелом, ‎что,‏ ‎в ‎свою‏ ‎очередь,‏ ‎изменило ‎все‏ ‎остальное, ‎и ‎это ‎касалось ‎даже‏ ‎индустрии ‎фильмов‏ ‎для‏ ‎взрослых, ‎здесь-как ‎пример‏ ‎и ‎на‏ ‎примере ‎в ‎крайней ‎гиперболизированной‏ ‎форме‏ ‎социальных ‎явлений.

По‏ ‎словам ‎же‏ ‎Зиновьева ‎А.А. ‎на ‎Западе ‎сформировалось‏ ‎как‏ ‎раз ‎Сверхобщество,‏ ‎если ‎смотреть‏ ‎с ‎точки ‎зрения ‎социологии.

Немаловажным ‎является‏ ‎следующий‏ ‎момент,‏ ‎требующий, ‎безусловно,‏ ‎отдельной ‎публикации‏ ‎для ‎своего‏ ‎разъяснения,‏ ‎но ‎обойдемся‏ ‎малым.

«Средний ‎класс» ‎с ‎точки ‎зрения‏ ‎социологий, ‎политологий‏ ‎и‏ ‎психологий ‎с ‎позиции‏ ‎академической ‎науки,‏ ‎в ‎том ‎числе ‎в‏ ‎условиях‏ ‎различных ‎обществ,‏ ‎американском ‎и‏ ‎английском, ‎это ‎не ‎то ‎же‏ ‎самое‏ ‎что ‎понимает‏ ‎для ‎себя,‏ ‎как ‎бы ‎то ‎ни ‎было,‏ ‎простой‏ ‎гражданин‏ ‎РФ. ‎И‏ ‎уж ‎тем‏ ‎более ‎это‏ ‎не‏ ‎то, ‎чем‏ ‎являлся ‎средний ‎класс ‎20 ‎века‏ ‎в ‎условиях‏ ‎конкуренции‏ ‎двух ‎социальных ‎систем.

По‏ ‎мнению ‎автора‏ ‎данных ‎строк, ‎успехи ‎СССР‏ ‎в‏ ‎период ‎индустриализации,‏ ‎ВОВ, ‎в‏ ‎начале ‎космической ‎эры, ‎которую ‎заложили‏ ‎именно‏ ‎мы, ‎как‏ ‎бы ‎это‏ ‎ни ‎звучало ‎для ‎кого-то ‎странно,‏ ‎именно‏ ‎формулировка,‏ ‎определили ‎объективную‏ ‎популярность ‎социалистической‏ ‎системы ‎общественных‏ ‎отношений,‏ ‎в ‎том‏ ‎числе ‎и ‎в ‎странах ‎ядра‏ ‎капсистемы, ‎что‏ ‎требовало‏ ‎ответа.

Таким ‎ответом ‎и‏ ‎стал ‎тот‏ ‎самый ‎пресловутый ‎«средний ‎класс»,‏ ‎о‏ ‎котором ‎столько‏ ‎говорят ‎к‏ ‎месту ‎и ‎не ‎очень.

«Средний ‎класс»‏ ‎в‏ ‎том ‎виде,‏ ‎который ‎нам‏ ‎предлагает ‎современный ‎мифодизайн, ‎как ‎один‏ ‎из‏ ‎инструментов‏ ‎формирования ‎общественного‏ ‎мнения, ‎как‏ ‎продолжение ‎эволюции‏ ‎PRа‏ ‎в ‎«инженерию‏ ‎сознания» ‎(https://aftershock.news/?q=node/777965), по ‎сути ‎природы ‎капитализма,‏ ‎не ‎мог‏ ‎существовать‏ ‎внутри ‎капиталистической ‎системы,‏ ‎не ‎мог‏ ‎там ‎даже ‎появиться ‎(тут‏ ‎приходят‏ ‎на ‎ум‏ ‎условия ‎жизни‏ ‎рабочего, ‎описанные ‎в ‎книге ‎Форда‏ ‎«Моя‏ ‎жизнь, ‎мои‏ ‎достижения»).

И ‎только‏ ‎события ‎начала, ‎середины ‎20 ‎века‏ ‎определили‏ ‎его‏ ‎появление, ‎что‏ ‎потребовало ‎формирование‏ ‎новых ‎условий,‏ ‎искусственных‏ ‎по ‎своей‏ ‎природе, ‎социоинженерных ‎по ‎своей ‎сути.

Именно‏ ‎эти ‎условия‏ ‎определили‏ ‎формирование ‎философии, ‎политики,‏ ‎культуры, ‎рынка‏ ‎сферы ‎обслуживания ‎и ‎сервиса,‏ ‎и,‏ ‎что ‎естественно,‏ ‎научного ‎обоснования‏ ‎всей ‎совокупности ‎феноменов ‎такого ‎положения‏ ‎дел.

Только‏ ‎с ‎развалом‏ ‎социалистической ‎системы,‏ ‎а ‎в ‎конце ‎– ‎СССР,‏ ‎необходимость‏ ‎в‏ ‎поддержании ‎условий‏ ‎существования ‎«среднего‏ ‎класса» ‎совершенно‏ ‎отпала,‏ ‎и ‎Сверхобщество‏ ‎вернулось ‎на ‎естественную ‎эволюционную ‎линию‏ ‎в ‎своей‏ ‎экономической‏ ‎проекции, ‎что ‎тоже‏ ‎потребовало, ‎для‏ ‎снижения ‎уровня ‎энтропии ‎в‏ ‎феноменах‏ ‎социальных ‎процессов‏ ‎, ‎«поиска,‏ ‎формирования ‎и ‎представление ‎на ‎суд‏ ‎общественности»‏ ‎философии, ‎политики,‏ ‎культуры ‎и‏ ‎научного ‎обоснования ‎изменившегося ‎и ‎изменяющегося‏ ‎положения‏ ‎дел.

Именно‏ ‎поэтому, ‎по‏ ‎мнению ‎автора‏ ‎данных ‎строк,‏ ‎появилось‏ ‎столько ‎«объяснений»‏ ‎естественности ‎логичного ‎появления ‎прекариата ‎как‏ ‎класса, ‎по‏ ‎сути‏ ‎– ‎«неокочевники» ‎Аттали,‏ ‎и ‎исчезновения‏ ‎«государства ‎социального ‎благоденствия ‎и‏ ‎благополучия».

В‏ ‎этом ‎плане‏ ‎то, ‎что‏ ‎мы ‎наблюдаем ‎в ‎США ‎и‏ ‎традиционно‏ ‎прежде ‎стабильных‏ ‎странах ‎Северной‏ ‎Европы, ‎в ‎том ‎числе ‎и‏ ‎по‏ ‎вопросам‏ ‎пенсионной ‎реформы,‏ ‎является ‎проявлением‏ ‎естественного ‎переформатирования‏ ‎мира‏ ‎под ‎«властью»‏ ‎Сверхобщества ‎как ‎части ‎рукотворного ‎воздействия.

Теперь‏ ‎что ‎касается‏ ‎КГ‏ ‎и ‎России ‎как‏ ‎корпорации.

Если ‎США‏ ‎есть ‎Государство ‎Корпораций, ‎автор‏ ‎не‏ ‎берет ‎сейчас‏ ‎в ‎учет‏ ‎ни ‎Deep ‎State, ‎ни ‎различные‏ ‎части‏ ‎Управляющего ‎Контура‏ ‎Субъекта ‎Успешных‏ ‎Стратегий ‎Выживания(эволюционных) ‎– ‎США, ‎ни‏ ‎отношения‏ ‎между‏ ‎частями ‎УК‏ ‎западного ‎Сверхобщества‏ ‎(Ангосаксы, ‎Американские‏ ‎Протестанты,‏ ‎Католики ‎Европы‏ ‎– ‎все ‎названия ‎условны), ‎то‏ ‎Россия ‎в‏ ‎этом‏ ‎плане, ‎по ‎мнению‏ ‎автора ‎и‏ ‎исходя ‎из ‎положений ‎материала,‏ ‎находится‏ ‎в ‎ином‏ ‎положении.

С ‎одной‏ ‎стороны ‎- ‎это ‎Государство ‎как‏ ‎Корпорация.‏ ‎Огромная ‎корпорация.‏ ‎Все ‎эти‏ ‎ОАК, ‎ОСК, ‎Росатом, ‎Ростех, ‎Роскосмос,‏ ‎Роснефть‏ ‎и‏ ‎прочая, ‎прочая,‏ ‎прочая ‎–‏ ‎есть ‎не‏ ‎что‏ ‎иное, ‎как‏ ‎подразделения ‎единой ‎Корпорации ‎– ‎государство‏ ‎Россия. ‎(тут‏ ‎даже‏ ‎можно ‎понять ‎слова‏ ‎ВВП ‎об‏ ‎отсутствии ‎в ‎стране ‎олигархов,‏ ‎и‏ ‎откуда ‎берутся‏ ‎поступления ‎в‏ ‎засекреченных ‎источниках ‎пополнения ‎бюджета ‎страны,‏ ‎и‏ ‎почему ‎многие‏ ‎представители ‎верхних‏ ‎эшелонов ‎власти ‎раньше ‎были ‎на‏ ‎службе‏ ‎в‏ ‎органах ‎разведки‏ ‎и ‎контразведки).

С‏ ‎другой ‎стороны,‏ ‎в‏ ‎силу ‎сложившихся‏ ‎объективных ‎причин, ‎которые ‎формировались ‎и‏ ‎разворачивались ‎десятилетиями(‏ ‎первая‏ ‎ссылка ‎в ‎комментариях‏ ‎автора ‎–«Равное‏ ‎Время»), ‎мы ‎имеем ‎в‏ ‎своем‏ ‎УК ‎те‏ ‎элементы, ‎традиционно‏ ‎в ‎новейшее ‎время ‎называемые ‎«пятой‏ ‎колонной»,‏ ‎имеющей ‎дифференцированную‏ ‎политическую ‎окраску,‏ ‎в ‎том ‎числе ‎«под ‎своих»,‏ ‎которые‏ ‎определяют‏ ‎течение ‎ряда‏ ‎– ‎множества‏ ‎- ‎процессов‏ ‎в‏ ‎направлении ‎развития‏ ‎России ‎как ‎«Корпорация ‎«Россия».

Сравним ‎Россия‏ ‎как ‎Корпорация‏ ‎и‏ ‎«Корпорация ‎«Россия».

Эта ‎та‏ ‎самая ‎«Корпорация‏ ‎«Россия», ‎которая ‎по ‎мнению‏ ‎«либералов»‏ ‎должна ‎оказывать‏ ‎услуги ‎населению.

«Страна-2030‏ ‎— ‎это ‎страна, ‎где ‎комфортно.‏ ‎Это‏ ‎страна, ‎в‏ ‎которой ‎никто‏ ‎не ‎заплатит ‎ни ‎одной ‎копейки‏ ‎налога,‏ ‎не‏ ‎получив ‎от‏ ‎государства ‎услугу‏ ‎соответствующего ‎количества‏ ‎и‏ ‎качества ‎за‏ ‎свои ‎заслуги. ‎Наконец, ‎как ‎мне‏ ‎кажется, ‎это‏ ‎страна,‏ ‎в ‎которой ‎никого‏ ‎не ‎будет‏ ‎интересовать ‎вопрос, ‎сколько ‎сегодня‏ ‎стоит‏ ‎нефть ‎и‏ ‎какой ‎сегодня‏ ‎курс ‎доллара ‎к ‎рублю», ‎—‏ ‎заявил‏ ‎Улюкаев, ‎выступая‏ ‎на ‎Гайдаровском‏ ‎форуме ‎(цитата ‎по ‎«РИА ‎Новости»).
Подробнее‏ ‎на‏ ‎РБК:
https://www.rbc.ru/politics/13/01/2016/569620499a79470fe6bca1b0

 

И‏ ‎если ‎нормальная‏ ‎цифровизация ‎страны‏ ‎– ‎это‏ ‎повышение‏ ‎эффективности ‎экономики‏ ‎и ‎улучшение ‎жизни ‎граждан, ‎то‏ ‎цифровизация ‎страны‏ ‎по‏ ‎«либеральному» ‎- ‎это‏ ‎средство ‎социального‏ ‎контроля, ‎фашизация ‎и ‎«о,новый‏ ‎дивный‏ ‎мир», ‎что‏ ‎уже ‎сейчас‏ ‎прослеживается ‎в ‎феноменах ‎различных ‎процессов,‏ ‎тенденции‏ ‎которых ‎на‏ ‎социальном ‎уровне‏ ‎очевидны: ‎сепарация, ‎сегрегация, ‎стратификация ‎населения,‏ ‎конечной,‏ ‎одной‏ ‎из, ‎точкой‏ ‎которых ‎должно‏ ‎стать ‎и‏ ‎расчленение‏ ‎России ‎на‏ ‎отдельные ‎куски.

Поясню: ‎проследите ‎с ‎точки‏ ‎зрения ‎социальных‏ ‎изменений‏ ‎ситуации ‎в ‎Екатеринбурге,‏ ‎Якутске, ‎Красноярске,‏ ‎сравните ‎с ‎тем ‎как‏ ‎все‏ ‎было ‎в‏ ‎Екатеринбурге ‎в‏ ‎90е ‎, ‎00е ‎и ‎10е‏ ‎года,‏ ‎перенесите ‎это‏ ‎все ‎на‏ ‎указанные ‎два ‎иных ‎города. ‎Добавьте‏ ‎сюда‏ ‎формирование‏ ‎«Сити» ‎в‏ ‎ряде ‎иных‏ ‎городов:  ‎Волгоград-Сити,‏ ‎Грозный-Сити,‏ ‎Екатеринбург-Сити, ‎Иркутск-Сити,‏ ‎Москва-Сити, ‎ну, ‎и ‎Санкт-Петербург ‎не‏ ‎забудем ‎и‏ ‎историю‏ ‎с ‎башней ‎Газпрома,‏ ‎конечно.

В ‎таком‏ ‎случае ‎книга ‎Кеничи ‎Омае‏ ‎«Конец‏ ‎национального ‎государства‏ ‎подъем ‎региональных‏ ‎экономик» ‎перестает ‎быть ‎сколько-нибудь ‎фантастической‏ ‎или‏ ‎умозрительной, ‎особенно‏ ‎если ‎переносить‏ ‎на ‎географическую ‎карту ‎страны ‎те‏ ‎или‏ ‎иные‏ ‎новости ‎и‏ ‎планы., ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎развития‏ ‎коммуникаций ‎от‏ ‎мобильного ‎интернета, ‎скоростного ‎железнодорожного ‎транспорта‏ ‎до ‎повышения‏ ‎эффективности‏ ‎14 ‎макрорегионов ‎по-‏ ‎Кудрински.


Тут ‎кто-то‏ ‎может ‎вспомнить ‎позицию ‎Путина‏ ‎в‏ ‎отношении ‎пенсионной‏ ‎реформы, ‎так‏ ‎вот ‎озвучу ‎кое-что, ‎что ‎не‏ ‎было‏ ‎озвучено ‎широко:‏ ‎почему ‎человек,‏ ‎слову ‎которого ‎доверяют ‎многие, ‎многие‏ ‎и‏ ‎многие‏ ‎из ‎партнеров‏ ‎и ‎«партнеров»,‏ ‎до ‎последнего‏ ‎высказывал‏ ‎отрицательную ‎позицию‏ ‎в ‎отношении ‎реформы? ‎Это ‎тот‏ ‎самый ‎человек,‏ ‎который‏ ‎является ‎выходцем ‎из‏ ‎той ‎прослойки‏ ‎общества, ‎которая ‎занимается ‎системной‏ ‎безопасностью‏ ‎страны ‎на‏ ‎протяжении ‎многих‏ ‎и ‎многих, ‎как ‎минимум ‎в‏ ‎новейшей‏ ‎истории, ‎десятилетий‏ ‎– ‎разведки?‏ ‎Почему-то ‎у ‎нас ‎не ‎вызывает‏ ‎никаких‏ ‎сомнений‏ ‎позиция ‎профессионалов‏ ‎в ‎узкой‏ ‎сфере ‎–‏ ‎ювелиров,‏ ‎программистов, ‎успешных‏ ‎бизнесменов, ‎а ‎вот ‎тут ‎почему‏ ‎– ‎то,‏ ‎мы‏ ‎сомневаемся ‎в ‎тех‏ ‎кто ‎успешно,‏ ‎среди ‎всех ‎успешных ‎спецслужб‏ ‎мира,‏ ‎занимается ‎одной‏ ‎из ‎самых‏ ‎творческих, ‎я ‎б ‎даже ‎сказал‏ ‎креативных,‏ ‎видов ‎человеческой‏ ‎деятельности ‎–‏ ‎сбор, ‎обработка, ‎использование ‎информации ‎со‏ ‎всего‏ ‎мира,‏ ‎в ‎том‏ ‎числе ‎внутри‏ ‎страны?

Отмечу ‎для‏ ‎особо‏ ‎рьяных ‎–‏ ‎я ‎тут ‎не ‎как ‎чей-то‏ ‎сторонник, ‎я‏ ‎вообще‏ ‎ко ‎многому ‎скептически‏ ‎отношусь, ‎и‏ ‎моя ‎позиция ‎в ‎целом,‏ ‎и‏ ‎предумышленно, ‎состоит‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎события ‎начала ‎20 ‎века,‏ ‎его‏ ‎конца ‎,‏ ‎когда ‎дважды‏ ‎русские ‎утрачивали ‎свою ‎Империю, ‎имеют‏ ‎крайне‏ ‎высокий‏ ‎уровень ‎вероятности‏ ‎повторения. ‎Поэтому,‏ ‎я ‎исхожу‏ ‎из‏ ‎позиции: ‎не‏ ‎надеяться ‎ни ‎на ‎кого, ‎но,‏ ‎да, ‎сейчас‏ ‎не‏ ‎об ‎этом.

С ‎позиции‏ ‎Зиновьева ‎А.А.‏ ‎сейчас ‎идёт ‎последняя ‎эволюционная‏ ‎война‏ ‎(https://aftershock.news/?q=node/612691) , которая ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎разворачивается ‎в ‎поле ‎вопроса ‎эволюции‏ ‎капсистемы,‏ ‎затрагивающей ‎нас‏ ‎как ‎её‏ ‎периферию, ‎с ‎определенной ‎точки ‎зрения,‏ ‎что‏ ‎пересекается‏ ‎и ‎с‏ ‎Теорией ‎Стаи Меняйлова‏ ‎А.А.

И ‎если‏ ‎,‏ ‎в ‎новейшее‏ ‎время, ‎Союз ‎сначала ‎разрушили ‎как‏ ‎панславянский ‎союз,‏ ‎если‏ ‎брать ‎Соцлагерь ‎в‏ ‎Восточной ‎Европе,‏ ‎отработали ‎подходы ‎к ‎стране‏ ‎на‏ ‎Югославии ‎и‏ ‎Косово ‎в‏ ‎Сербии, ‎потом ‎начали ‎отрывать ‎Украину,‏ ‎Русское‏ ‎Косово ‎в‏ ‎историческом, ‎ментальном,‏ ‎метафизическом ‎плане, ‎то ‎теперь, ‎в‏ ‎частности,‏ ‎перешли‏ ‎на ‎структуру‏ ‎самого ‎Государства‏ ‎Российского.

На ‎уровне‏ ‎системы‏ ‎государственного ‎управления‏ ‎и ‎её ‎структуры, ‎- ‎реализацией‏ ‎персонификаторами ‎из‏ ‎числа‏ ‎УК, ‎с ‎теми‏ ‎или ‎иными‏ ‎мировоззренческими ‎установками, ‎присущих ‎им‏ ‎интенций,‏ ‎вспомним ‎"майские‏ ‎указы ‎Президента"‏ ‎и ‎сравним ‎со ‎статьей ‎материала‏ ‎от‏ ‎2006 ‎года‏ ‎-  ‎а‏ ‎также ‎тех ‎изменений, ‎что ‎произошли‏ ‎в‏ ‎нашем‏ ‎обществе ‎за‏ ‎последние ‎несколько‏ ‎десятков ‎лет,‏ ‎вопрос‏ ‎КГ ‎является‏ ‎одним ‎из ‎важнейших, ‎определяющих ‎не‏ ‎просто ‎условия,‏ ‎в‏ ‎которых ‎будут ‎жить‏ ‎наши ‎внуки,‏ ‎но, ‎в ‎первую ‎очередь,‏ ‎указывающих‏ ‎на ‎саму‏ ‎возможность, ‎при‏ ‎прочих ‎равных ‎условиях, ‎реализации ‎ими‏ ‎своего‏ ‎бытия ‎с‏ ‎тем ‎уровнем‏ ‎человеческого ‎достоинства, ‎которую ‎можно ‎обозначить‏ ‎просто‏ ‎одним‏ ‎словом ‎–‏ ‎Человек.


Из ‎комментариев:


Такая‏ ‎страшилка ‎есть‏ ‎на‏ ‎Западе, ‎просматривается‏ ‎даже ‎в ‎телесериалах ‎что ‎корпорации‏ ‎захватили ‎власть.

А‏ ‎это‏ ‎не ‎страшилка. ‎Кстати,‏ ‎спасибо ‎за‏ ‎комментарий! ‎Надо ‎добавить ‎в‏ ‎комментарий‏ ‎под ‎статьей.

Вот‏ ‎раньше ‎собирали‏ ‎данные ‎по ‎семье. ‎Доолго ‎порой‏ ‎собирали.‏ ‎А ‎теперь,‏ ‎то ‎есть‏ ‎чуть ‎в ‎буущем, ‎не ‎надо‏ ‎ничего‏ ‎долго‏ ‎будет ‎собирать.‏ ‎достаточно ‎проработать‏ ‎на ‎"глубоком‏ ‎машинном‏ ‎обучении" ‎как‏ ‎любит ‎это ‎Греф ‎материалы ‎BigData‏ ‎по ‎вашей‏ ‎персоне,‏ ‎близких, ‎друзей ‎и‏ ‎родственников ‎и‏ ‎сразу ‎понятно ‎насколько ‎вы‏ ‎для‏ ‎корпорации ‎благонадежный,‏ ‎умелый, ‎генетически‏ ‎одаренный,это ‎к ‎вопросу ‎о ‎генных‏ ‎исследованиях‏ ‎и ‎прочем.

И‏ ‎ещё,давайте ‎просто‏ ‎посмотрим ‎у ‎кого ‎на ‎протяжении‏ ‎целых‏ ‎столетий‏ ‎сконцентрированы ‎почти‏ ‎все ‎ресурсы?

Чуточку Конспирологии нам‏ ‎в ‎ленту.‏ ‎Это‏ ‎можно ‎сказать‏ ‎к ‎вопросу ‎о ‎Демократии ‎и‏ ‎где ‎она‏ ‎есть‏ ‎или ‎осталось, ‎уж‏ ‎как ‎посмотреть.

В‏ ‎ответ ‎на ‎дискуссию ‎в‏ ‎комментариях‏ ‎оставлю ‎тут‏ ‎это.

Материал ‎от‏ ‎2016 ‎года, ‎но ‎главное ‎обратить‏ ‎внимание‏ ‎на ‎Намерения,Инструменты‏ ‎и ‎Возможности,‏ ‎а ‎значит, ‎по ‎итогу, ‎и‏ ‎Последствия.


Соглашение‏ ‎о‏ ‎торговле ‎услугами‏ ‎как ‎элемент‏ ‎глобального ‎управления

Перечислим‏ ‎основные‏ ‎особенности ‎СТУ.
Во-первых,‏ ‎СТУ ‎предусматривает, ‎что ‎правила ‎игры‏ ‎на ‎рынках‏ ‎услуг‏ ‎с ‎момента ‎введения‏ ‎в ‎действие‏ ‎соглашения ‎будут ‎определяться ‎не‏ ‎национальными‏ ‎государствами, а ‎некими‏ ‎наднациональными институтами. ‎Государства‏ ‎теряют ‎право ‎принимать ‎какие-либо ‎законы‏ ‎и‏ ‎нормативные ‎акты,‏ ‎ухудшающие ‎условия‏ ‎ведения ‎бизнеса ‎на ‎рынках ‎услуг.
Во-вторых,‏ ‎предусмотренное‏ ‎СТУ‏ ‎регулирование ‎затрагивает‏ ‎не ‎только‏ ‎рынок ‎коммерческих‏ ‎услуг‏ ‎(транспорт, ‎туризм,‏ ‎гостиничный ‎бизнес, ‎связь, ‎бытовое ‎обслуживание‏ ‎и ‎т.п.),‏ ‎но‏ ‎и ‎важнейшие ‎функции государства.‏ ‎В ‎терминах‏ ‎СТУ ‎это ‎«услуги ‎государства».
В-третьих,‏ ‎СТУ‏ ‎предусматривает, ‎что‏ ‎государство ‎постепенно‏ ‎должно ‎отказываться от ‎предоставления ‎услуг ‎населению,‏ ‎передавая‏ ‎этот ‎вид‏ ‎деятельности ‎частному‏ ‎бизнесу.
Здесь ‎позволю ‎себе ‎отступление. ‎Если‏ ‎приучить‏ ‎народ‏ ‎к ‎понятию‏ ‎«услуги ‎государства»‏ ‎(первый ‎шаг),‏ ‎то‏ ‎дальше ‎можно‏ ‎сделать ‎следующий ‎шаг: ‎внушить ‎людям,‏ ‎что ‎эти‏ ‎«услуги»‏ ‎должны ‎быть ‎платными.‏ ‎Тогда ‎третьим‏ ‎шагом ‎станет ‎внушение ‎людям‏ ‎представления‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎«услуги»‏ ‎не ‎обязательно ‎должны ‎предоставляться ‎государством,‏ ‎дешевле‏ ‎и ‎качественнее‏ ‎это ‎сделает‏ ‎частный ‎бизнес. ‎И ‎тогда ‎частный‏ ‎бизнес‏ ‎«эффективно»‏ ‎займётся ‎оказанием‏ ‎населению ‎жилищно-коммунальных,‏ ‎медицинских, ‎образовательных‏ ‎и‏ ‎прочих ‎услуг. Как‏ ‎это ‎выглядит ‎на ‎деле, ‎все‏ ‎знают. ‎
В-четвертых,‏ ‎СТУ‏ ‎требует ‎полностью ‎открыть‏ ‎национальный ‎рынок‏ ‎«услуг», ‎куда ‎придут ‎ТНК‏ ‎и‏ ‎ТНБ. ‎В‏ ‎итоге ‎государство‏ ‎как ‎сфера ‎«общих ‎общественных ‎интересов» должно‏ ‎будет‏ ‎отмереть. ‎ 
Эксперты,‏ ‎изучавшие ‎рабочие‏ ‎документы ‎переговоров ‎по ‎СТУ ‎(«утечки»‏ ‎происходят,‏ ‎несмотря‏ ‎на ‎все‏ ‎меры ‎предосторожности‏ ‎со ‎стороны‏ ‎организаторов‏ ‎переговоров), ‎сообщают‏ ‎следующие ‎подробности.
В ‎первую ‎очередь ‎СТУ‏ ‎уничтожает ‎социальные‏ ‎функции‏ ‎государства (образование, ‎здравоохранение, ‎коммунальные‏ ‎услуги), ‎которые‏ ‎перейдут ‎к ‎наднациональным ‎структурам.‏ ‎Далее‏ ‎будет ‎ликвидировано‏ ‎государственное ‎регулирование‏ ‎финансового ‎сектора ‎экономики. ‎Прежде ‎всего,‏ ‎это‏ ‎страхование ‎и‏ ‎банки. ‎Их‏ ‎также ‎должны ‎регулировать ‎наднациональные ‎органы.‏ ‎СТУ‏ ‎предусматривает‏ ‎дальнейшую ‎либерализацию‏ ‎финансовых ‎рынков‏ ‎(несмотря ‎на‏ ‎то,‏ ‎что ‎финансовый‏ ‎кризис ‎2007-2009 ‎гг. ‎показал: ‎это‏ ‎делать ‎нельзя).‏ ‎Важнейшая‏ ‎часть ‎грядущей ‎финансовой‏ ‎реформы ‎(и‏ ‎глобального ‎управления ‎в ‎целом)‏ ‎-‏ ‎это ‎перевод‏ ‎денежного ‎обращения‏ ‎полностью ‎в ‎безналичную ‎форму. Так ‎легче‏ ‎управлять‏ ‎процессом ‎«потребления‏ ‎услуг» ‎гражданами.‏ ‎Неугодных ‎граждан ‎будет ‎очень ‎просто‏ ‎отключить‏ ‎от‏ ‎системы ‎«услуг».
( мой‏ ‎комментарий- ‎в‏ ‎ряде ‎крупных‏ ‎город,‏ ‎вроде ‎Москвы‏ ‎и ‎Санкт-Петербурга,там ‎проездом ‎бываю ‎чаще,‏ ‎можно ‎встретить‏ ‎интересный‏ ‎момент ‎в ‎части‏ ‎оплаты ‎за‏ ‎метрополитен: ‎по ‎карте ‎оплаты‏ ‎метрополитена,за‏ ‎безналичный ‎счет,‏ ‎дешевле ‎ездить‏ ‎процентов ‎на ‎20, ‎черем ‎приобретая‏ ‎жетон‏ ‎или ‎разовый‏ ‎талон ‎на‏ ‎проезд. ‎Таким ‎образом ‎создавая ‎социальное‏ ‎давление‏ ‎экономическими‏ ‎способами ‎мы‏ ‎приучаем ‎население‏ ‎к ‎безналу‏ ‎как‏ ‎таковому. ‎Сюда‏ ‎пишем:Карту ‎жителя ‎Санкт0Петербурга, ‎карты ‎торговых‏ ‎сетей ‎где‏ ‎требуется‏ ‎ваша ‎идентификация,это ‎при‏ ‎полном ‎отсутствии‏ ‎понимания ‎у ‎населения ‎в‏ ‎вопросах‏ ‎Приватности\Privacy ‎и‏ ‎прочая,прочая, ‎прочая)



ПРИЛОЖЕНИЯ.

1.

Соглашение‏ ‎о ‎торговле ‎услугами ‎как ‎элемент‏ ‎глобального‏ ‎управления

Он ‎настанет,‏ ‎он ‎настанет‏ ‎— ‎мир ‎великой ‎чистоты.

И ‎людей‏ ‎совсем‏ ‎не‏ ‎станет, ‎будут‏ ‎только ‎лишь‏ ‎скоты…

Джордж ‎Оруэлл.‏ ‎Скотный‏ ‎двор

В ‎2016‏ ‎году ‎стратегическим ‎направлением ‎внешней ‎политики‏ ‎США ‎станет‏ ‎завершение‏ ‎переговоров ‎по ‎соглашению‏ ‎о ‎Трансатлантическом‏ ‎торговом ‎и ‎инвестиционном ‎партнерстве‏ ‎(ТАТИП).‏ ‎Как ‎сообщают‏ ‎СМИ, ‎соглашение‏ ‎предусматривает ‎создание ‎зоны ‎свободной ‎торговли‏ ‎с‏ ‎участием ‎США‏ ‎и ‎стран‏ ‎Европейского ‎союза. ‎На ‎указанные ‎государства‏ ‎приходится‏ ‎60%‏ ‎мирового ‎ВВП‏ ‎и ‎33%‏ ‎мировой ‎торговли.

Кроме‏ ‎того,‏ ‎стоит ‎задача‏ ‎ввести ‎в ‎действие ‎(ратифицировать) ‎соглашение‏ ‎о ‎Транстихоокеанском‏ ‎партнерстве‏ ‎(ТТП), ‎которое ‎в‏ ‎октябре ‎2015‏ ‎года ‎подписали ‎в ‎Атланте‏ ‎(США)‏ ‎12 ‎государств.‏ ‎На ‎страны‏ ‎ТТП, ‎по ‎оценкам, ‎приходится ‎40%‏ ‎мировой‏ ‎торговли.

В ‎обоих‏ ‎соглашениях ‎участвуют‏ ‎США, ‎доля ‎которых ‎в ‎мировой‏ ‎торговле‏ ‎оценивается‏ ‎примерно ‎в‏ ‎10%. ‎Таким‏ ‎образом, ‎в‏ ‎случае‏ ‎вступления ‎в‏ ‎силу ‎обоих ‎соглашений ‎два ‎трансокеанских‏ ‎партнерства ‎будут‏ ‎контролировать‏ ‎73% ‎мировой ‎торговли.‏ ‎Точнее ‎говоря,‏ ‎контролировать ‎торговлю ‎будут ‎Соединенные‏ ‎Штаты.‏ ‎

Казалось ‎бы,‏ ‎для ‎обеспечения‏ ‎свободной ‎торговли ‎был ‎уже ‎создан‏ ‎институт‏ ‎под ‎названием‏ ‎Всемирная ‎торговая‏ ‎организация ‎(ВТО). ‎В ‎ВТО ‎на‏ ‎сегодняшний‏ ‎день‏ ‎состоит ‎162‏ ‎государства. ‎С‏ ‎самого ‎начала‏ ‎данная‏ ‎организация ‎(до‏ ‎1995 ‎года ‎она ‎называлась ‎Генеральным‏ ‎соглашением ‎по‏ ‎тарифам‏ ‎и ‎торговле ‎–‏ ‎ГАТТ) ‎была‏ ‎сконструирована ‎таким ‎образом, ‎что‏ ‎решающий‏ ‎голос ‎по‏ ‎ключевым ‎вопросам‏ ‎оставался ‎за ‎странами ‎Запада. ‎США,‏ ‎Западная‏ ‎Европа, ‎Япония,‏ ‎Канада, ‎Австралия‏ ‎проводили ‎либерализацию ‎мировой ‎торговли ‎в‏ ‎интересах‏ ‎своих‏ ‎транснациональных ‎корпораций‏ ‎(ТНК). ‎Однако‏ ‎в ‎последние‏ ‎годы‏ ‎делать ‎это‏ ‎становится ‎все ‎труднее. ‎Переговоры ‎ведутся‏ ‎с ‎2001‏ ‎года,‏ ‎развивающиеся ‎страны ‎пытаются‏ ‎облегчить ‎доступ‏ ‎своих ‎товаров ‎(в ‎первую‏ ‎очередь,‏ ‎сельскохозяйственных) ‎на‏ ‎рынки ‎западных‏ ‎государств, ‎но ‎за ‎полтора ‎десятилетия‏ ‎прогресса‏ ‎в ‎переговорах‏ ‎достичь ‎не‏ ‎удалось. ‎Вашингтону ‎и ‎его ‎союзникам‏ ‎все‏ ‎сложнее‏ ‎продвигать ‎интересы‏ ‎своего ‎бизнеса‏ ‎на ‎мировых‏ ‎рынках‏ ‎товаров ‎и‏ ‎услуг. ‎Появление ‎России ‎среди ‎членов‏ ‎ВТО ‎в‏ ‎2012‏ ‎году ‎еще ‎больше‏ ‎осложнило ‎проблемы‏ ‎Запада ‎ввиду ‎возможного ‎создания‏ ‎блока‏ ‎стран ‎БРИКС‏ ‎внутри ‎этой‏ ‎международной ‎организации.

Именно ‎с ‎2012 ‎года‏ ‎Вашингтон‏ ‎и ‎начал‏ ‎создавать ‎альтернативные‏ ‎ВТО ‎площадки ‎в ‎виде ‎двух‏ ‎трансокеанских‏ ‎партнерств,‏ ‎имея ‎в‏ ‎виду, ‎что‏ ‎Америка ‎будет‏ ‎определять‏ ‎на ‎этих‏ ‎площадках ‎правила ‎игры, ‎а ‎ВТО‏ ‎незаметно ‎превратится‏ ‎в‏ ‎оболочку ‎без ‎содержания.‏ ‎Произведя ‎такой‏ ‎маневр, ‎Вашингтон ‎рассчитывает: ‎1)‏ ‎восстановить‏ ‎свой ‎контроль‏ ‎над ‎мировой‏ ‎торговлей; ‎2) ‎экономически ‎ослабить ‎Россию,‏ ‎Китай‏ ‎и ‎другие‏ ‎страны ‎БРИКС,‏ ‎оставив ‎их ‎в ‎торговой ‎изоляции.‏ ‎

Обычно‏ ‎говорят,‏ ‎что ‎два‏ ‎партнерства, ‎продвигаемые‏ ‎Соединенным ‎Штатами,‏ ‎позволят‏ ‎им ‎установить‏ ‎над ‎мировой ‎торговлей ‎эффективный ‎контроль.‏ ‎Не ‎совсем‏ ‎так.‏ ‎Тут ‎требуется ‎три‏ ‎уточнения.

Первое. Инициатором ‎обоих‏ ‎проектов ‎действительно ‎выступают ‎США‏ ‎как‏ ‎государство, ‎но‏ ‎данное ‎государство‏ ‎действует ‎в ‎интересах ‎транснациональных ‎корпораций‏ ‎(ТНК)‏ ‎и ‎транснациональных‏ ‎банков ‎(ТНБ),‏ ‎которые ‎в ‎конечном ‎счете ‎и‏ ‎будут‏ ‎контролировать‏ ‎мировую ‎торговлю.‏ ‎А ‎государство‏ ‎США ‎отомрёт‏ ‎или,‏ ‎как ‎ВТО,‏ ‎превратится ‎в ‎оболочку ‎без ‎содержания.

Второе. Под‏ ‎контроль ‎ТНК‏ ‎и‏ ‎ТНБ ‎будет ‎поставлена‏ ‎не ‎только‏ ‎торговля, ‎но ‎также ‎экономика,‏ ‎социальная‏ ‎жизнь ‎и‏ ‎политика ‎всех‏ ‎стран, ‎втянутых ‎в ‎упомянутые ‎партнерства.‏ ‎Государства,‏ ‎вовлечённые ‎в‏ ‎ТАТИП ‎и‏ ‎ТТП, ‎утратят ‎большинство ‎своих ‎суверенных‏ ‎прерогатив.

Третье. Помимо‏ ‎двух‏ ‎трансокеанских ‎партнерств,‏ ‎замысел ‎включает‏ ‎в ‎себя‏ ‎еще‏ ‎и ‎третий‏ ‎элемент, ‎о ‎котором ‎упоминают ‎крайне‏ ‎редко. ‎Это‏ ‎Trade‏ ‎In ‎Services ‎Agreement‏ ‎(TISA), ‎Соглашение‏ ‎о ‎торговле ‎услугами ‎(СТУ).

Предполагается,‏ ‎что‏ ‎все ‎страны,‏ ‎которые ‎подпишут‏ ‎соглашения ‎ТАТИП ‎и ‎ТТП, ‎присоединятся‏ ‎к‏ ‎СТУ. ‎Если‏ ‎ТАТИП ‎и‏ ‎ТТП ‎представить ‎в ‎виде ‎своеобразных‏ ‎троянских‏ ‎коней,‏ ‎то ‎Соглашение‏ ‎о ‎торговле‏ ‎услугами ‎выглядит‏ ‎как‏ ‎оружие ‎окончательной‏ ‎победы. ‎Под ‎«окончательной ‎победой» ‎имеется‏ ‎в ‎виду‏ ‎полная‏ ‎ликвидация ‎суверенных ‎государств.

Еще‏ ‎полтора ‎года‏ ‎назад ‎никто ‎не ‎слышал‏ ‎об‏ ‎СТУ. ‎Информация‏ ‎о ‎готовящемся‏ ‎соглашении ‎появилась летом ‎2014 ‎года ‎на‏ ‎сайте‏ ‎Wikileaks. ‎Из‏ ‎этой ‎информации‏ ‎следовало, ‎что ‎подготовка ‎СТУ ‎началась‏ ‎с‏ ‎2012‏ ‎года, ‎инициаторами‏ ‎соглашения ‎выступили‏ ‎США ‎и‏ ‎Австралия.‏ ‎Постепенно ‎круг‏ ‎участников ‎переговоров ‎расширился. ‎На ‎момент‏ ‎утечки ‎информации‏ ‎в‏ ‎переговоры ‎были ‎втянуты‏ ‎уже ‎50‏ ‎государств ‎(включая ‎28 ‎членов‏ ‎ЕС).‏ ‎Их ‎суммарная‏ ‎доля ‎в‏ ‎мировой ‎торговле ‎услугами ‎приближается ‎к‏ ‎70%.

Подготовка‏ ‎СТУ ‎имеет‏ ‎три ‎ключевые‏ ‎особенности.

Во-первых, ‎переговоры ‎по ‎СТУ ‎ведутся‏ ‎за‏ ‎пределами‏ ‎ВТО. ‎В‏ ‎рамках ‎ВТО,‏ ‎как ‎известно,‏ ‎действует‏ ‎Генеральное ‎соглашение‏ ‎по ‎торговле ‎услугами ‎– ‎ГАТС‏ ‎(General ‎Agreement‏ ‎on‏ ‎Trade ‎in ‎Services‏ ‎- ‎GATS).‏ ‎Учитывая, ‎что ‎в ‎сфере‏ ‎международной‏ ‎торговли ‎услугами‏ ‎остается ‎масса‏ ‎нерешенных ‎проблем, ‎было ‎бы ‎логично‏ ‎решать‏ ‎их ‎путем‏ ‎доработки ‎ГАТС.‏ ‎Однако ‎США ‎и ‎их ‎союзники‏ ‎решили,‏ ‎что‏ ‎им ‎тесно‏ ‎в ‎рамках‏ ‎ВТО, ‎они‏ ‎организовали‏ ‎параллельную ‎переговорную‏ ‎площадку. ‎Фактически ‎это ‎разваливает ‎организацию,‏ ‎имеющую ‎историю‏ ‎почти‏ ‎в ‎70 ‎лет‏ ‎(ГАТТ ‎возникло‏ ‎в ‎1947 ‎году).

Во-вторых, ‎к‏ ‎обсуждению‏ ‎проекта ‎СТУ‏ ‎упорно ‎не‏ ‎приглашают ‎Россию, ‎Китай, ‎Индию, ‎Бразилию,‏ ‎ЮАР.‏ ‎Их ‎даже‏ ‎официально ‎не‏ ‎уведомили ‎о ‎существовании ‎такого ‎проекта.‏ ‎Фактически‏ ‎это‏ ‎политика ‎их‏ ‎изоляции. ‎То‏ ‎есть ‎СТУ‏ ‎нацелено‏ ‎не ‎на‏ ‎сотрудничество, ‎а ‎на ‎противостояние. ‎Недаром‏ ‎Барак ‎Обама‏ ‎говорит,‏ ‎что ‎Америка ‎не‏ ‎может ‎позволить‏ ‎таким ‎странам, ‎как ‎Китай,‏ ‎писать‏ ‎правила ‎глобальной‏ ‎экономики. ‎Мол,‏ ‎эти ‎правила ‎должны ‎писать ‎США.

В-третьих,‏ ‎СТУ‏ ‎до ‎лета‏ ‎2014 ‎года‏ ‎разрабатывалось ‎в ‎условиях ‎секретности. ‎Более‏ ‎того:‏ ‎если‏ ‎соглашение ‎будет‏ ‎подписано, ‎то‏ ‎его ‎содержание‏ ‎останется‏ ‎секретным ‎ещё‏ ‎в ‎течение ‎пяти ‎лет. ‎Если‏ ‎подписание ‎не‏ ‎состоится,‏ ‎то ‎всё ‎равно‏ ‎в ‎течение‏ ‎пяти ‎лет ‎на ‎материалах‏ ‎переговоров‏ ‎будет ‎оставаться‏ ‎гриф ‎«секретно».‏ ‎Игры ‎в ‎демократию ‎окончены. ‎

От‏ ‎ЕС‏ ‎переговоры ‎по‏ ‎СТУ ‎вела‏ ‎Европейская ‎комиссия ‎(ЕК) ‎без ‎согласования‏ ‎со‏ ‎странами-членами‏ ‎ЕС ‎и‏ ‎Европарламентом. ‎До‏ ‎середины ‎2014‏ ‎года‏ ‎Европейский ‎парламент‏ ‎был ‎вообще ‎не ‎в ‎курсе‏ ‎переговоров ‎по‏ ‎СТУ,‏ ‎однако ‎летом ‎2014‏ ‎года ‎Комитет‏ ‎по ‎международной ‎торговле ‎(INTA)‏ ‎начал‏ ‎интересоваться ‎переговорным‏ ‎процессом ‎ввиду‏ ‎серьезных ‎озабоченностей, ‎возникших ‎после ‎публикации‏ ‎Wikileaks.‏ ‎Депутат ‎Европарламента‏ ‎Вивиан ‎Рединг‏ ‎была ‎назначена ‎докладчиком ‎по ‎СТУ.‏ ‎На‏ ‎пресс-конференции‏ ‎13 ‎января‏ ‎2015 ‎года‏ ‎она ‎жаловалась‏ ‎на‏ ‎полное ‎отсутствие‏ ‎прозрачности ‎переговорного ‎процесса ‎и ‎отметила,‏ ‎что ‎прозрачность‏ ‎является‏ ‎ключевым ‎условием ‎и‏ ‎что ‎необходимо‏ ‎обеспечить ‎участие ‎в ‎этом‏ ‎процессе‏ ‎Европарламента, ‎социальных‏ ‎партнеров ‎и‏ ‎неправительственных ‎организаций. ‎Тем ‎не ‎менее‏ ‎в‏ ‎марте ‎2015‏ ‎года ‎под‏ ‎давлением ‎общественности ‎государства-члены ‎ЕС ‎официально‏ ‎делегировали‏ ‎ЕК‏ ‎полномочия ‎на‏ ‎ведение ‎переговоров‏ ‎по ‎СТУ.

Переговоры‏ ‎ведутся‏ ‎в ‎Женеве.‏ ‎Формально ‎они ‎начались ‎в ‎марте‏ ‎2013 ‎года.‏ ‎Прошло‏ ‎уже ‎15 ‎раундов‏ ‎переговоров, ‎последний‏ ‎состоялся ‎в ‎декабре ‎2015‏ ‎года,‏ ‎следующий, ‎16‏ ‎раунд ‎намечен‏ ‎на ‎февраль ‎2016 ‎года. ‎Сопредседателями‏ ‎этих‏ ‎встреч ‎поочередно‏ ‎выступают ‎США,‏ ‎ЕС, ‎Австралия. ‎Теперь ‎после ‎каждого‏ ‎раунда‏ ‎переговоров‏ ‎стали ‎публиковаться‏ ‎меморандумы ‎и‏ ‎пресс-релизы, ‎но‏ ‎это‏ ‎пустые ‎бумажки,‏ ‎в ‎которых ‎нет ‎содержания. ‎

Перечислим‏ ‎основные ‎особенности‏ ‎СТУ.

Во-первых,‏ ‎СТУ ‎предусматривает, ‎что‏ ‎правила ‎игры‏ ‎на ‎рынках ‎услуг ‎с‏ ‎момента‏ ‎введения ‎в‏ ‎действие ‎соглашения‏ ‎будут ‎определяться ‎не ‎национальными ‎государствами,‏ ‎а‏ ‎некими ‎наднациональными‏ ‎институтами. ‎Государства‏ ‎теряют ‎право ‎принимать ‎какие-либо ‎законы‏ ‎и‏ ‎нормативные‏ ‎акты, ‎ухудшающие‏ ‎условия ‎ведения‏ ‎бизнеса ‎на‏ ‎рынках‏ ‎услуг.

Во-вторых, ‎предусмотренное‏ ‎СТУ ‎регулирование ‎затрагивает ‎не ‎только‏ ‎рынок ‎коммерческих‏ ‎услуг‏ ‎(транспорт, ‎туризм, ‎гостиничный‏ ‎бизнес, ‎связь,‏ ‎бытовое ‎обслуживание ‎и ‎т.п.),‏ ‎но‏ ‎и ‎важнейшие‏ ‎функции ‎государства.‏ ‎В ‎терминах ‎СТУ ‎это ‎«услуги‏ ‎государства».

В-третьих,‏ ‎СТУ ‎предусматривает,‏ ‎что ‎государство‏ ‎постепенно ‎должно ‎отказываться ‎от ‎предоставления‏ ‎услуг‏ ‎населению,‏ ‎передавая ‎этот‏ ‎вид ‎деятельности‏ ‎частному ‎бизнесу.

Здесь‏ ‎позволю‏ ‎себе ‎отступление.‏ ‎Если ‎приучить ‎народ ‎к ‎понятию‏ ‎«услуги ‎государства»‏ ‎(первый‏ ‎шаг), ‎то ‎дальше‏ ‎можно ‎сделать‏ ‎следующий ‎шаг: ‎внушить ‎людям,‏ ‎что‏ ‎эти ‎«услуги»‏ ‎должны ‎быть‏ ‎платными. ‎Тогда ‎третьим ‎шагом ‎станет‏ ‎внушение‏ ‎людям ‎представления‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎«услуги» ‎не ‎обязательно ‎должны‏ ‎предоставляться‏ ‎государством,‏ ‎дешевле ‎и‏ ‎качественнее ‎это‏ ‎сделает ‎частный‏ ‎бизнес.‏ ‎И ‎тогда‏ ‎частный ‎бизнес ‎«эффективно» ‎займётся ‎оказанием‏ ‎населению ‎жилищно-коммунальных,‏ ‎медицинских,‏ ‎образовательных ‎и ‎прочих‏ ‎услуг. ‎Как‏ ‎это ‎выглядит ‎на ‎деле,‏ ‎все‏ ‎знают. ‎

В-четвертых,‏ ‎СТУ ‎требует‏ ‎полностью ‎открыть ‎национальный ‎рынок ‎«услуг»,‏ ‎куда‏ ‎придут ‎ТНК‏ ‎и ‎ТНБ.‏ ‎В ‎итоге ‎государство ‎как ‎сфера‏ ‎«общих‏ ‎общественных‏ ‎интересов» ‎должно‏ ‎будет ‎отмереть.‏ ‎

Эксперты, ‎изучавшие‏ ‎рабочие‏ ‎документы ‎переговоров‏ ‎по ‎СТУ ‎(«утечки» ‎происходят, ‎несмотря‏ ‎на ‎все‏ ‎меры‏ ‎предосторожности ‎со ‎стороны‏ ‎организаторов ‎переговоров),‏ ‎сообщают ‎следующие ‎подробности.

В ‎первую‏ ‎очередь‏ ‎СТУ ‎уничтожает‏ ‎социальные ‎функции‏ ‎государства ‎(образование, ‎здравоохранение, ‎коммунальные ‎услуги),‏ ‎которые‏ ‎перейдут ‎к‏ ‎наднациональным ‎структурам.‏ ‎Далее ‎будет ‎ликвидировано ‎государственное ‎регулирование‏ ‎финансового‏ ‎сектора‏ ‎экономики. ‎Прежде‏ ‎всего, ‎это‏ ‎страхование ‎и‏ ‎банки.‏ ‎Их ‎также‏ ‎должны ‎регулировать ‎наднациональные ‎органы. ‎СТУ‏ ‎предусматривает ‎дальнейшую‏ ‎либерализацию‏ ‎финансовых ‎рынков ‎(несмотря‏ ‎на ‎то,‏ ‎что ‎финансовый ‎кризис ‎2007-2009‏ ‎гг.‏ ‎показал: ‎это‏ ‎делать ‎нельзя).‏ ‎Важнейшая ‎часть ‎грядущей ‎финансовой ‎реформы‏ ‎(и‏ ‎глобального ‎управления‏ ‎в ‎целом)‏ ‎- ‎это ‎перевод ‎денежного ‎обращения‏ ‎полностью‏ ‎в‏ ‎безналичную ‎форму.‏ ‎Так ‎легче‏ ‎управлять ‎процессом‏ ‎«потребления‏ ‎услуг» ‎гражданами.‏ ‎Неугодных ‎граждан ‎будет ‎очень ‎просто‏ ‎отключить ‎от‏ ‎системы‏ ‎«услуг».

Наконец, ‎особое ‎внимание‏ ‎уделено ‎сфере‏ ‎информационных ‎услуг ‎(СМИ, ‎Интернет,‏ ‎библиотеки).‏ ‎СТУ ‎предусматривает‏ ‎установление ‎жесткого‏ ‎контроля ‎над ‎населением ‎с ‎помощью‏ ‎информационно-коммуникационных‏ ‎технологий, ‎которые‏ ‎позволят ‎отслеживать‏ ‎соответствие ‎граждан ‎стандартам, ‎установленным ‎наднациональными‏ ‎институтами‏ ‎(мировым‏ ‎правительством).

TISA ‎представляет‏ ‎собой ‎проект‏ ‎приватизации ‎государства‏ ‎в‏ ‎части ‎социальных,‏ ‎финансовых ‎и ‎информационных ‎услуг. ‎Выгадают‏ ‎от ‎этого‏ ‎проекта‏ ‎не ‎миллионы ‎и‏ ‎миллиарды ‎людей,‏ ‎а ‎семьи ‎мировой ‎олигархии,‏ ‎выстраивающие‏ ‎планетарный ‎концлагерь‏ ‎под ‎названием‏ ‎«глобальное ‎управление».

Знакомство ‎с ‎документами ‎показывает,‏ ‎что‏ ‎речь ‎идет‏ ‎о ‎плане‏ ‎окончательного ‎захвата ‎власти ‎в ‎мире‏ ‎финансовой‏ ‎олигархией,‏ ‎хозяевами ‎денег.‏ ‎Тут ‎уже‏ ‎нет ‎места‏ ‎пустопорожней‏ ‎демагогии ‎по‏ ‎поводу ‎«демократии», ‎«прав ‎человека», ‎«социальной‏ ‎ответственности ‎бизнеса».‏ ‎Тут‏ ‎все ‎жёстко, ‎конкретно,‏ ‎серьёзно, ‎с‏ ‎пошаговым ‎движением ‎в ‎заданном‏ ‎направлении.‏ ‎Это ‎проект‏ ‎окончательного ‎перехода‏ ‎к ‎новому ‎мировому ‎порядку ‎-‏ ‎примерно‏ ‎такому, ‎как‏ ‎его ‎описал‏ ‎Джордж ‎Оруэлл ‎в ‎романах ‎«1984»‏ ‎и‏ ‎«Скотный‏ ‎двор». ‎Хозяева‏ ‎денег ‎спешат.‏ ‎Подписание ‎Соглашения‏ ‎о‏ ‎торговле ‎услугами‏ ‎запланировано ‎на ‎2020 ‎год, ‎но‏ ‎существует ‎вероятность‏ ‎того,‏ ‎что ‎процесс ‎будет‏ ‎форсирован.



2.

Андрей ‎Фурсов.‏ ‎Корпорация-государство. ‎Доклад ‎на ‎заседании‏ ‎клуба‏ ‎«Красная ‎площадь»‏ ‎

Уважаемые ‎коллеги!‏ ‎ХХ ‎век ‎принёс ‎много ‎изменений.‏ ‎Возникло‏ ‎много ‎нового,‏ ‎но ‎многое‏ ‎оказалось ‎унесено ‎ветром ‎истории. ‎Исчезли‏ ‎целые‏ ‎империи,‏ ‎целые ‎классы‏ ‎сошли ‎или‏ ‎сходят ‎с‏ ‎исторической‏ ‎арены: ‎крестьянство‏ ‎в ‎первой ‎половине ‎ХХ ‎в.,‏ ‎рабочий ‎класс‏ ‎—‏ ‎во ‎второй, ‎средний‏ ‎класс ‎в‏ ‎конце ‎ХХ ‎в. ‎Испытывают‏ ‎серьёзнейшие‏ ‎проблемы ‎институты,‏ ‎без ‎которых‏ ‎трудно ‎представить ‎современный ‎мир, ‎и‏ ‎прежде‏ ‎всего ‎—‏ ‎нация-государство ‎(‏ ‎nation- ‎state; ‎у ‎нас ‎нередко‏ ‎этот‏ ‎термин‏ ‎переводят ‎не‏ ‎совсем ‎удачно‏ ‎как ‎«национальное‏ ‎государство»).

В‏ ‎два ‎последние‏ ‎десятилетия ‎по ‎мере ‎развития ‎процесса,‏ ‎именуемого ‎глобализацией,‏ ‎на‏ ‎Западе ‎заговорили ‎о‏ ‎«ржавении» ‎(фон‏ ‎Райт), ‎«растаивании» ‎( ‎fading‏ ‎away‏ ‎of), ‎«увядании-усыхании»‏ ‎( ‎withering‏ ‎away) ‎или ‎даже ‎исчезновении ‎нации-государства.‏ ‎По‏ ‎сути, ‎этот‏ ‎вопрос ‎даже‏ ‎не ‎дискутируется. ‎Дискуссии ‎ведутся ‎по‏ ‎другому‏ ‎поводу:‏ ‎что ‎сменит‏ ‎нацию-государство? ‎Одни‏ ‎(С. ‎Хантингтон)‏ ‎считают,‏ ‎что ‎это‏ ‎будет ‎цивилизация, ‎другие ‎— ‎мировое‏ ‎правительство, ‎официальное‏ ‎или‏ ‎закулисное, ‎третьи ‎(М.‏ ‎Харт ‎и‏ ‎А. ‎Негри) ‎— ‎некая‏ ‎империя‏ ‎без ‎центра,‏ ‎четвёртые ‎(К.‏ ‎Омаэ, ‎автор ‎бестселлеров ‎«Мир ‎без‏ ‎границ»‏ ‎и ‎«Упадок‏ ‎нации-государства ‎и‏ ‎подъём ‎регион-экономик») ‎— ‎регион-экономики.

Корректно ‎ставить‏ ‎вопрос‏ ‎и‏ ‎рассуждать ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎происходит ‎с‏ ‎нацией-государством‏ ‎можно ‎лишь‏ ‎в ‎контексте ‎долгосрочного ‎развития ‎капиталистической‏ ‎системы, ‎т.е.‏ ‎на‏ ‎основе ‎принципов ‎историзма‏ ‎и ‎системности,‏ ‎что ‎автоматически ‎означает ‎теоретический‏ ‎подход.‏ ‎В ‎последние‏ ‎десятилетия ‎с‏ ‎крушением ‎советского ‎коммунизма ‎и, ‎естественно,‏ ‎официального‏ ‎марксизма ‎ушёл‏ ‎или ‎резко‏ ‎ослаб ‎вкус ‎к ‎теоретическому ‎знанию,‏ ‎которое‏ ‎объективно‏ ‎требует ‎и‏ ‎особой ‎подготовки,‏ ‎и ‎значительно‏ ‎большей‏ ‎эрудиции, ‎чем‏ ‎эмпирические ‎исследования, ‎и ‎намного ‎большего‏ ‎интеллектуального ‎напряжения.‏ ‎Сегодня‏ ‎популярны ‎незатейливые ‎(если‏ ‎не ‎сказать,‏ ‎убогие) ‎эмпирические ‎case ‎studies,‏ ‎так‏ ‎называемый ‎«многофакторный‏ ‎анализ» ‎и‏ ‎т.п., ‎где ‎главный ‎акцент ‎делается‏ ‎на‏ ‎работу ‎с‏ ‎«материалом», ‎с‏ ‎«научными ‎фактами» ‎— ‎будто ‎научный‏ ‎факт‏ ‎это‏ ‎дискретный ‎кусок‏ ‎реальности, ‎а‏ ‎не ‎тип‏ ‎знания,‏ ‎который ‎обретает‏ ‎научный ‎статус ‎только ‎в ‎рамках‏ ‎научной ‎теории.‏ ‎Как‏ ‎говорит ‎замечательный ‎американский‏ ‎биолог ‎Стивен‏ ‎Дж. ‎Гулд, ‎“Science ‎is‏ ‎not‏ ‎about ‎facts,‏ ‎it ‎is‏ ‎about ‎interpretations ‎and ‎generalizations”. ‎На‏ ‎мой‏ ‎взгляд, ‎это‏ ‎единственно ‎верный‏ ‎подход, ‎в ‎основе ‎которого ‎лежит‏ ‎номинализм‏ ‎—‏ ‎именно ‎из‏ ‎последнего ‎выросла‏ ‎новоевропейская ‎гносеология,‏ ‎именно‏ ‎в ‎его‏ ‎русле ‎работали ‎столь ‎разные ‎люди‏ ‎как ‎Оккам,‏ ‎Декарт,‏ ‎Маркс, ‎Макс ‎Вебер‏ ‎и ‎др.‏ ‎Главное ‎условие ‎научности ‎—‏ ‎определение‏ ‎терминов ‎и‏ ‎понятий: ‎“‏ ‎Il ‎faut ‎dé ‎finir ‎le‏ ‎sens‏ ‎des ‎mots”‏ ‎любил ‎говорить‏ ‎Декарт. ‎Поэтому ‎анализ ‎проблемы ‎исторических‏ ‎судеб‏ ‎государства‏ ‎я ‎начну‏ ‎с ‎определения‏ ‎термина ‎«государство».


II

У‏ ‎нас‏ ‎слово ‎(термин)‏ ‎«государство» ‎обозначает ‎практически ‎любую ‎послепервобытную‏ ‎организацию ‎власти‏ ‎—‏ ‎от ‎Древнего ‎Египта‏ ‎до ‎Британской‏ ‎империи ‎и ‎от ‎шумеров‏ ‎и‏ ‎ацтеков ‎до‏ ‎США ‎и‏ ‎СССР. ‎В ‎западных ‎языках ‎послепервобытная‏ ‎властная‏ ‎организация ‎фиксируется‏ ‎с ‎помощью‏ ‎двух ‎терминов, ‎что ‎возполяет ‎более‏ ‎адекватно‏ ‎отражать‏ ‎реальность. ‎Эти‏ ‎термины ‎—‏ ‎« ‎patrimony‏ ‎»‏ ‎и ‎«‏ ‎state ‎» ‎( ‎lo ‎stato,‏ ‎l’état, ‎der‏ ‎staat).

Патримония‏ ‎— ‎это ‎форма‏ ‎власти, ‎характерная‏ ‎для ‎докапиталистических ‎обществ ‎с‏ ‎антагонистическими‏ ‎группами, ‎отчуждением‏ ‎продукта ‎(эксплуатация)‏ ‎и ‎отчуждением ‎воли ‎(угнетение). ‎Кроме‏ ‎того,‏ ‎патримония ‎не‏ ‎была ‎жёстко‏ ‎связана ‎с ‎территориальностью, ‎эта ‎форма‏ ‎власти‏ ‎зависела‏ ‎от ‎отношений‏ ‎лояльности, ‎а‏ ‎потому ‎после‏ ‎смерти‏ ‎верховного ‎правителя‏ ‎нередко ‎менялись ‎границы.

State ‎— ‎это‏ ‎то, ‎что‏ ‎возникает‏ ‎исключительно ‎в ‎Европе‏ ‎в ‎1450-е‏ ‎— ‎1650-е ‎гг. ‎(«между‏ ‎Макиавелли‏ ‎и ‎Гоббсом»‏ ‎— ‎первый‏ ‎запустил ‎термин ‎«государство»/ ‎« ‎lo‏ ‎stato»‏ ‎в ‎его‏ ‎современном ‎значении,‏ ‎второй ‎концептуализировал ‎его ‎в ‎«Левиафане»).‏ ‎Далее‏ ‎в‏ ‎своём ‎выступлении,‏ ‎когда ‎я‏ ‎буду ‎употреблять‏ ‎термин‏ ‎«государство» ‎речь‏ ‎идёт ‎только ‎о ‎« ‎state»‏ ‎в ‎его‏ ‎различных‏ ‎вариациях.

Если ‎говорить ‎об‏ ‎определении ‎государства,‏ ‎то ‎можно ‎выделить ‎два‏ ‎подхода,‏ ‎которые ‎нередко‏ ‎противопоставляют ‎друг‏ ‎другу. ‎Это ‎веберовский ‎подход, ‎где‏ ‎акцентируется‏ ‎формально-рациональная ‎сторона‏ ‎государственности, ‎и‏ ‎марксистский ‎подход, ‎согласно ‎которому ‎государство‏ ‎—‏ ‎это,‏ ‎прежде ‎всего,‏ ‎сфера ‎насилия,‏ ‎обособившаяся ‎из‏ ‎системы‏ ‎производства ‎и‏ ‎его ‎отношений. ‎На ‎самом ‎деле‏ ‎противоречие ‎между‏ ‎двумя‏ ‎подходами ‎носит ‎главным‏ ‎образом ‎внешний‏ ‎характер: ‎веберовское ‎определение ‎вытекает‏ ‎из‏ ‎марксова, ‎фиксирует‏ ‎один ‎из‏ ‎его ‎аспектов. ‎Формально-рационализированный ‎(«абстрактный», ‎«идеальный»)‏ ‎характер‏ ‎может ‎иметь‏ ‎только ‎такая‏ ‎властная ‎структура, ‎которая ‎обособилась, ‎выделилась‏ ‎(причём,‏ ‎максимально)‏ ‎из ‎отношений‏ ‎по ‎поводу‏ ‎распределения ‎факторов‏ ‎и‏ ‎продуктов ‎производства,‏ ‎т.е. ‎из ‎материальной ‎сферы, ‎отсюда‏ ‎— ‎формально-рациональный,‏ ‎абстрактный‏ ‎характер.

Возникнув ‎в ‎«длинном‏ ‎XVI ‎веке»‏ ‎(1453-1648 ‎гг.), ‎государство ‎проделало‏ ‎определённую,‏ ‎хотя ‎и‏ ‎довольно ‎быструю‏ ‎эволюцию, ‎сменив ‎несколько ‎форм: ‎княжеское‏ ‎государство,‏ ‎королевское ‎государство,‏ ‎территориальное ‎государство,‏ ‎государство-нация. ‎Этот ‎процесс ‎хорошо ‎прослежен‏ ‎в‏ ‎работе‏ ‎Ф. ‎Бобита‏ ‎«Щит ‎Ахилла».

В‏ ‎середине ‎XIX‏ ‎в.‏ ‎оформляется ‎нация-государство,‏ ‎чему ‎способствовали ‎три ‎фактора: ‎логика‏ ‎развития ‎государства‏ ‎как‏ ‎особого ‎института ‎самого‏ ‎по ‎себе‏ ‎и ‎в ‎его ‎взаимодействии‏ ‎с‏ ‎обществом; ‎потребности‏ ‎индустриального ‎производства‏ ‎в ‎условиях ‎западноевропейского ‎социума; ‎борьба‏ ‎низов‏ ‎и ‎стремление‏ ‎правящего ‎слоя‏ ‎каким-то ‎образом ‎интегрировать ‎их ‎в‏ ‎систему.‏ ‎Все‏ ‎три ‎фактора‏ ‎были ‎тесно‏ ‎связаны ‎между‏ ‎собой,‏ ‎образуя ‎нечто‏ ‎вроде ‎«кольцевой ‎причинности».

Логика ‎эволюции ‎государства‏ ‎от ‎княжеского‏ ‎(классика‏ ‎— ‎Людовик ‎XI)‏ ‎до ‎нации-государства‏ ‎как ‎института ‎самого ‎по‏ ‎себе‏ ‎и ‎в‏ ‎его ‎отношениях‏ ‎с ‎«обществом» ‎заключалась ‎в ‎том,‏ ‎что‏ ‎каждая ‎новая‏ ‎форма ‎государства‏ ‎включала ‎в ‎себя ‎всё ‎большую‏ ‎часть‏ ‎населения‏ ‎в ‎качестве‏ ‎граждан, ‎имеющих‏ ‎не ‎только‏ ‎обязанности,‏ ‎но ‎и‏ ‎права. ‎Нация-государство ‎включило ‎в ‎себя‏ ‎всё ‎население,‏ ‎находящееся‏ ‎на ‎территории ‎его‏ ‎юрисдикции, ‎т.е.‏ ‎проживающее ‎на ‎территории ‎страны.‏ ‎В‏ ‎этом ‎плане‏ ‎эволюция ‎государства‏ ‎от ‎княжеского ‎до ‎«национального» ‎—‏ ‎это‏ ‎восходящая ‎или,‏ ‎если ‎угодно,‏ ‎прогрессивная ‎эволюция.

Максимальной ‎включённости ‎населения ‎в‏ ‎государство,‏ ‎распространения‏ ‎его ‎на‏ ‎всё ‎население‏ ‎требовала ‎и‏ ‎логика‏ ‎развития ‎индустриального‏ ‎производства. ‎В ‎первой ‎половине ‎XIX‏ ‎в. ‎в‏ ‎Великобритании‏ ‎— ‎наиболее ‎развитом‏ ‎государстве, ‎к‏ ‎тому ‎же ‎быстро ‎индустриализирующемся,‏ ‎возникла‏ ‎крайне ‎опасная‏ ‎социальная ‎ситуация,‏ ‎которую ‎Б. ‎Дизраэли ‎в ‎одном‏ ‎из‏ ‎своих ‎романов‏ ‎охарактеризовал ‎как‏ ‎«две ‎нации». ‎Речь ‎идёт ‎о‏ ‎крайней‏ ‎поляризации‏ ‎общества, ‎где‏ ‎разрыв ‎между‏ ‎богатыми ‎и‏ ‎бедными‏ ‎достигает ‎уровня‏ ‎разрыва ‎между ‎двумя ‎различными ‎нациями,‏ ‎что, ‎как‏ ‎максимум,‏ ‎чревато ‎социальным ‎взрывом‏ ‎и ‎гражданской‏ ‎войной, ‎как ‎минимум ‎ослабляет‏ ‎позиции‏ ‎государства ‎на‏ ‎мировой ‎экономической‏ ‎и ‎политической ‎аренах.

Наконец, ‎last ‎but‏ ‎not‏ ‎least, ‎сама‏ ‎борьба ‎низов,‏ ‎«опасных ‎классов» ‎в ‎«эпоху ‎революций»‏ ‎(Э.Хобсбоум)‏ ‎1789-1848‏ ‎гг. ‎заставила‏ ‎верхи ‎идти‏ ‎на ‎попятную‏ ‎и‏ ‎сделала ‎для‏ ‎них ‎жизненно ‎важным ‎решение ‎задачи‏ ‎превращения ‎«опасных‏ ‎классов»‏ ‎в ‎«трудящиеся ‎классы».‏ ‎Нация-государство ‎стало‏ ‎средством ‎решения ‎этой ‎задачи:‏ ‎пролетариату,‏ ‎вопреки ‎тому,‏ ‎что ‎считал‏ ‎и ‎писал ‎Маркс, ‎есть ‎что‏ ‎терять‏ ‎— ‎родину,‏ ‎отлитую ‎в‏ ‎нацию-государство. ‎Это ‎«опасным ‎классам» ‎конца‏ ‎XVIII‏ ‎—‏ ‎первой ‎половины‏ ‎XIX ‎в.,‏ ‎которые ‎Маркс‏ ‎спутал‏ ‎с ‎пролетариатом,‏ ‎было ‎нечего ‎терять, ‎кроме ‎своих‏ ‎цепей, ‎поскольку‏ ‎они‏ ‎утратили ‎одну ‎коллективную‏ ‎идентичность ‎и‏ ‎не ‎приобрели ‎иной. ‎Нация-государство‏ ‎и‏ ‎стало ‎новой‏ ‎формой ‎коллективной‏ ‎идентичности ‎для ‎индивидов-социальных ‎атомов. ‎Базовым‏ ‎«кирпичиком»‏ ‎нации-государства ‎является‏ ‎именно ‎индивид‏ ‎— в ‎отличие ‎от ‎патримонии, ‎базовыми‏ ‎единицами‏ ‎которой‏ ‎были ‎различные‏ ‎формы ‎общины‏ ‎( ‎Gemeinwesen).

Если‏ ‎нация-государство‏ ‎— ‎это‏ ‎высшая ‎форма ‎государственности ‎state( ‎ness),‏ ‎то ‎welfare‏ ‎state‏ ‎(«государство ‎всеобщего ‎изобилия»;‏ ‎более ‎точным‏ ‎мне ‎представляется ‎перевод ‎А.С.Донде,‏ ‎он‏ ‎же ‎А.С.Кустарёв:‏ ‎«государство ‎всеобщего‏ ‎собеса») ‎— ‎это ‎высшая ‎и‏ ‎наиболее‏ ‎демократичная ‎форма‏ ‎нации-государства. ‎Период‏ ‎с ‎1945 ‎по ‎1975 ‎гг.,‏ ‎который‏ ‎французы‏ ‎называют ‎“‏ ‎les ‎trentes‏ ‎glorieuses” ‎и‏ ‎который‏ ‎совпал ‎с‏ ‎повышательной ‎волной ‎кондратьевского ‎цикла ‎(«А-Кондратьев»),‏ ‎т.е. ‎беспрецедентным‏ ‎экономическим‏ ‎ростом, ‎был ‎и‏ ‎временем ‎триумфа‏ ‎welfare ‎state. ‎Триумф ‎последнего‏ ‎был‏ ‎и ‎триумфом‏ ‎среднего ‎класса.‏ ‎В ‎начале ‎1970-х ‎годов ‎благодаря‏ ‎перераспределительному‏ ‎механизму, ‎обеспечивавшему‏ ‎буржуазный ‎образ‏ ‎жизни ‎тем ‎слоям, ‎которые ‎не‏ ‎имели‏ ‎буржуазных‏ ‎источников ‎дохода,‏ ‎средние ‎классы‏ ‎настолько ‎окрепли‏ ‎экономически,‏ ‎что ‎реально‏ ‎— ‎с ‎помощью ‎таких ‎институтов‏ ‎как ‎гражданское‏ ‎общество,‏ ‎политика, ‎формальная ‎демократия‏ ‎— ‎оказались‏ ‎способны ‎бросить ‎вызов ‎правящему‏ ‎слою‏ ‎ядра ‎капсистемы.

Об‏ ‎этом ‎свидетельствует‏ ‎и ‎нервная ‎реакция ‎интеллектуальной ‎обслуги‏ ‎«железной‏ ‎пяты». ‎В‏ ‎1975 ‎г.‏ ‎по ‎заданию ‎«Трёхсторонней ‎комиссии» ‎три‏ ‎западных‏ ‎«мудреца»‏ ‎— ‎С.Хантингтона,‏ ‎М.Крозье ‎и‏ ‎Дз.Ватануки ‎—‏ ‎подготовили‏ ‎доклад ‎«Кризис‏ ‎демократии». ‎Поразительно, ‎но ‎эта ‎работа‏ ‎до ‎сих‏ ‎пор‏ ‎не ‎переведена ‎на‏ ‎русский ‎язык‏ ‎(я ‎имею ‎в ‎виду‏ ‎открытый‏ ‎доступ), ‎а‏ ‎ведь ‎она‏ ‎очень ‎важна. ‎По ‎сути, ‎там‏ ‎расписана‏ ‎программа ‎если‏ ‎не ‎ликвидации‏ ‎демократических ‎институтов, ‎то ‎такую ‎их‏ ‎трансформацию,‏ ‎которая‏ ‎сделает ‎их‏ ‎относительно ‎безопасными‏ ‎для ‎истеблишмента‏ ‎и‏ ‎вырвет ‎их‏ ‎в ‎качестве ‎политического ‎оружия ‎из‏ ‎рук ‎среднего‏ ‎класса.

В‏ ‎частности, ‎рекомендованы ‎меры,‏ ‎направленные ‎на‏ ‎усиление ‎политической ‎апатии ‎средних‏ ‎классов‏ ‎и ‎т.д.‏ ‎Да ‎и‏ ‎welfare ‎state ‎как ‎высшая ‎форма‏ ‎нации-государства‏ ‎нуждалось ‎в‏ ‎«корректировке». ‎Иными‏ ‎словами, ‎в ‎1970-е ‎годы ‎как‏ ‎своеобразная‏ ‎матрица‏ ‎средних ‎классов‏ ‎нация-государство ‎в‏ ‎форме ‎welfare‏ ‎state‏ ‎создала ‎серьёзную‏ ‎проблему ‎для ‎хозяев ‎ядра ‎капсистемы,‏ ‎т.е. ‎у‏ ‎него‏ ‎возникли ‎политические ‎проблемы‏ ‎(что, ‎кстати,‏ ‎сразу ‎же ‎нашло ‎отражение‏ ‎в‏ ‎кино ‎—‏ ‎например, ‎американском‏ ‎и ‎французском).

III

В ‎1980-е ‎годы ‎к‏ ‎этим‏ ‎проблемам ‎добавились‏ ‎экономические, ‎которые‏ ‎ещё ‎более ‎усилились ‎в ‎последнее‏ ‎десятилетие‏ ‎ХХ‏ ‎в. ‎Глобальному‏ ‎рынку ‎капиталов‏ ‎адекватны, ‎с‏ ‎одной‏ ‎стороны, ‎наднациональные‏ ‎(структуры ‎типа ‎Евросоюза ‎или ‎НАФТА),‏ ‎которые ‎намного‏ ‎крупнее‏ ‎государства, ‎и ‎они‏ ‎выигрывают ‎за‏ ‎счёт ‎масштаба ‎и ‎размера, с‏ ‎другой‏ ‎— ‎региональные‏ ‎блоки, ‎которые‏ ‎меньше ‎государства, ‎и ‎они ‎выигрывают‏ ‎за‏ ‎счёт ‎динамики.‏ ‎Известный ‎японский‏ ‎бизнесмен ‎и ‎исследователь ‎К.Омаэ ‎(«мистер‏ ‎Стратегия»)‏ ‎назвал‏ ‎такие ‎блоки‏ ‎регион-экономиками ‎—‏ ‎по ‎аналогии‏ ‎с‏ ‎броделевско-валлерстайновской ‎мир-экономикой,‏ ‎которой ‎они, ‎по ‎его ‎мнению,‏ ‎идут ‎на‏ ‎смену.

Что‏ ‎такое ‎регион-экономика? ‎Он‏ ‎определяется ‎сугубо‏ ‎экономическими, ‎а ‎не ‎политическими‏ ‎и‏ ‎уж ‎тем‏ ‎более ‎не‏ ‎социальными ‎факторами ‎и ‎императивами. ‎Регион-экономика‏ ‎—‏ ‎это ‎единица‏ ‎спроса ‎и‏ ‎потребления ‎с ‎численностью ‎населения ‎не‏ ‎более‏ ‎20‏ ‎млн. ‎(иначе‏ ‎трудно ‎будет‏ ‎обеспечить ‎единство‏ ‎граждан‏ ‎как ‎потребителей‏ ‎высокого ‎уровня ‎— ‎эдаких ‎«богатых‏ ‎Буратино») ‎и‏ ‎не‏ ‎менее ‎5 ‎млн.‏ ‎(чтобы ‎обеспечить‏ ‎привлекательный ‎рынок ‎для ‎потребительских‏ ‎товаров,‏ ‎с ‎одной‏ ‎стороны, ‎и‏ ‎экономию ‎за ‎счёт ‎услуг, ‎с‏ ‎другой).‏ ‎Размер ‎и‏ ‎масштаб ‎здесь‏ ‎таковы, ‎чтобы ‎регион-экономика ‎наилучшим ‎образом‏ ‎выполнил‏ ‎роль‏ ‎естественной ‎деловой‏ ‎единицы ‎глобальной‏ ‎экономики. ‎Он‏ ‎развёрнут‏ ‎в ‎сторону‏ ‎именно ‎последней, ‎а ‎не ‎своего‏ ‎нации-государства ‎и‏ ‎связан‏ ‎в ‎глобальной ‎экономике‏ ‎опять ‎же‏ ‎с ‎аналогичными ‎единицами, ‎а‏ ‎не‏ ‎своим ‎государством‏ ‎или ‎иными‏ ‎государствами.

Последние, ‎по ‎крайней ‎мере, ‎огромная‏ ‎их‏ ‎часть, ‎верно‏ ‎указывает ‎Омаэ,‏ ‎—артефакт ‎прошлого, ‎всего ‎лишь ‎картографическая‏ ‎реальность‏ ‎(или‏ ‎иллюзия). ‎Классические‏ ‎регион-экономики ‎—‏ ‎это ‎Северная‏ ‎Италия,‏ ‎район ‎Баден-Вюртемберг‏ ‎на ‎верхнем ‎Рейне, ‎Силиконовая ‎долина,‏ ‎«треугольник ‎роста»‏ ‎Сингапур‏ ‎— ‎Джохор ‎—‏ ‎о-ва ‎Риау,‏ ‎Токийский ‎район, ‎район ‎Кансай‏ ‎(Осака‏ ‎— ‎Кобе‏ ‎— ‎Киото),‏ ‎Сан-Паулу ‎в ‎Бразилии ‎и ‎др.‏ ‎Главная‏ ‎причина ‎эффективности‏ ‎регион-экономик ‎—‏ ‎умение ‎решать ‎региональные ‎проблемы ‎с‏ ‎привлечением‏ ‎ресурсов‏ ‎глобальной ‎экономики‏ ‎и, ‎разумеется,‏ ‎то, ‎что‏ ‎их‏ ‎социальные ‎и‏ ‎политические ‎характеристики ‎жёстко ‎подогнаны ‎под‏ ‎экономические ‎требования‏ ‎финансовой‏ ‎системы ‎глобализации ‎—‏ ‎никакой ‎социальной‏ ‎или ‎политической ‎«лирики», ‎homo‏ ‎economicus‏ ‎на ‎марше.‏ ‎Хочу ‎подчеркнуть:‏ ‎выделение ‎регион-экономик ‎из ‎«тела» ‎наций-государств‏ ‎стало‏ ‎возможно ‎только‏ ‎благодаря ‎глобализации. Она‏ ‎поменяла ‎местами ‎«ударный» ‎и ‎«безударный»‏ ‎уровни‏ ‎мировой‏ ‎системы ‎—‏ ‎на ‎первый‏ ‎план ‎вышли‏ ‎глобальный‏ ‎и ‎региональный‏ ‎уровни, ‎а ‎национально-государственный ‎отошёл ‎на‏ ‎второй ‎план.‏ ‎В‏ ‎свою ‎очередь ‎эта‏ ‎перемена ‎мест‏ ‎обусловлена ‎изменением ‎соотношения ‎материальных‏ ‎и‏ ‎нематериальных ‎факторов‏ ‎в ‎современном‏ ‎производстве ‎и ‎соответствует ‎ему.

Глобализация ‎—‏ ‎это‏ ‎такой ‎процесс‏ ‎производства ‎и‏ ‎обмена, ‎в ‎котором, ‎благодаря ‎господству‏ ‎информационных‏ ‎(т.е.‏ ‎«нематериальных») ‎факторов‏ ‎над ‎вещественными‏ ‎(«материальными») ‎капитал,‏ ‎превращающийся‏ ‎в ‎электронный‏ ‎сигнал, ‎оказывается ‎свободен ‎практически ‎от‏ ‎всех ‎ограничений‏ ‎локального‏ ‎и ‎государственного ‎уровня‏ ‎— ‎пространственных,‏ ‎материальных, ‎социальных. Это, ‎согласно ‎З.Бауману,‏ ‎победа‏ ‎времени ‎над‏ ‎пространством ‎и,‏ ‎естественно, ‎тех, ‎кто ‎контролирует ‎время‏ ‎(капитал)‏ ‎над ‎теми,‏ ‎кто ‎контролирует‏ ‎пространство ‎(государство). ‎Глобализация ‎— ‎это‏ ‎прежде‏ ‎всего‏ ‎глобализация ‎капиталов,‏ ‎естественно ‎в‏ ‎финансовой ‎форме;‏ ‎это‏ ‎создание ‎глобального‏ ‎рынка ‎финансовых ‎капиталов, ‎свободного ‎от‏ ‎контроля ‎со‏ ‎стороны‏ ‎государства. ‎Как ‎заметил‏ ‎тот ‎же‏ ‎З.Бауман, ‎«всё, ‎что ‎движется‏ ‎со‏ ‎скоростью, ‎приближающейся‏ ‎к ‎скорости‏ ‎электронного ‎сигнала, ‎практически ‎свободно ‎от‏ ‎ограничений,‏ ‎связанных ‎с‏ ‎территорией, ‎откуда‏ ‎он ‎послан, ‎в ‎которую ‎он‏ ‎послан‏ ‎или‏ ‎через ‎которую‏ ‎он ‎проходит».

С‏ ‎формированием ‎глобальных‏ ‎денежных‏ ‎рынков ‎возможности‏ ‎государства ‎контролировать ‎финансово-экономические ‎потоки ‎резко‏ ‎ослабли. ‎Уже‏ ‎на‏ ‎заре ‎глобализации, ‎к‏ ‎середине ‎1990-х‏ ‎годов ‎объём ‎чисто ‎спекулятивных‏ ‎межвалютных‏ ‎финансовых ‎трансакций‏ ‎достиг ‎1‏ ‎трлн. ‎300 ‎млрд. ‎в ‎день.‏ ‎Это‏ ‎в ‎5‏ ‎раз ‎больше,‏ ‎чем ‎объём ‎мировых ‎торговых ‎обменов‏ ‎и‏ ‎всего‏ ‎лишь ‎чуть‏ ‎меньше, ‎чем‏ ‎суммарные ‎резервы‏ ‎всех‏ ‎национальных ‎банков‏ ‎мира ‎на ‎тот ‎момент ‎(1‏ ‎трлн. ‎500‏ ‎млрд.).‏ ‎Ни ‎одно ‎государство‏ ‎мира, ‎за‏ ‎исключением ‎США ‎(причём, ‎во-первых,‏ ‎благодаря‏ ‎военно-политическим ‎мускулам;‏ ‎во-вторых, ‎ввиду‏ ‎того, ‎что ‎они ‎— ‎место‏ ‎прописки‏ ‎крупнейших ‎ТНК,‏ ‎так ‎сказать,‏ ‎Глобамерика) ‎не ‎продержится ‎и ‎нескольких‏ ‎дней‏ ‎против‏ ‎глобального ‎спекулятивного‏ ‎давления. ‎Уже‏ ‎в ‎1994‏ ‎г.‏ ‎(всего ‎через‏ ‎11 ‎лет ‎после ‎того, ‎как‏ ‎появился ‎термин‏ ‎«глобализация»‏ ‎и ‎через ‎7‏ ‎лет, ‎после‏ ‎того, ‎как ‎появилась ‎первая‏ ‎монография‏ ‎по ‎глобализации)‏ ‎мексиканский ‎финансовый‏ ‎кризис ‎со ‎«стеклянной ‎ясностью» ‎показал‏ ‎всю‏ ‎слабость ‎государства‏ ‎перед ‎лицом‏ ‎глобального ‎рынка ‎(«семёрке», ‎Всемирному ‎банку‏ ‎и‏ ‎МВФ‏ ‎удалось ‎наскрести‏ ‎для ‎Мексики‏ ‎всего ‎лишь‏ ‎50‏ ‎млрд. ‎долларов).

Нация-государство‏ ‎перестаёт ‎быть ‎формой, ‎адекватной ‎глобализирующемуся‏ ‎миру, ‎формой‏ ‎интеграции‏ ‎индустриальных ‎комплексов ‎в‏ ‎мировую ‎систему‏ ‎как ‎международную ‎(интернациональную). ‎Здесь‏ ‎две‏ ‎стороны ‎дела.‏ ‎Во-первых, ‎само‏ ‎индустриальное ‎производство ‎начинает ‎утрачивать ‎доминирующее‏ ‎положение,‏ ‎отступает ‎на‏ ‎второй ‎план‏ ‎(и ‎переводится ‎на ‎Юг) ‎под‏ ‎натиском‏ ‎наукоёмкого‏ ‎производства ‎и‏ ‎информационно-финансового ‎сектора.‏ ‎Во-вторых, ‎мировая‏ ‎система‏ ‎перестаёт ‎быть‏ ‎международной ‎системой ‎государств ‎— ‎помимо‏ ‎государства ‎на‏ ‎мировой‏ ‎арене ‎появились ‎новые‏ ‎мощные ‎игроки,‏ ‎его ‎конкуренты, ‎а ‎возможно‏ ‎и‏ ‎могильщики. ‎Это‏ ‎структуры ‎типа‏ ‎Евросоюза, ‎транснациональные ‎корпорации, ‎криминальные ‎синдикаты‏ ‎и‏ ‎т.п. ‎Отступление‏ ‎государства ‎отражается‏ ‎и ‎на ‎анализе ‎мировой ‎экономики.‏ ‎Например,‏ ‎как‏ ‎подчёркивает ‎уже‏ ‎упоминавшийся ‎К.Омаэ,‏ ‎дискуссии ‎о‏ ‎дефиците‏ ‎или ‎активе‏ ‎в ‎торговле ‎США ‎с ‎Японией‏ ‎становятся ‎всё‏ ‎более‏ ‎бессмысленными, ‎т.к. ‎потоки‏ ‎товаров, ‎измеряемые‏ ‎официальной ‎торговой ‎статистикой, ‎представляют‏ ‎лишь‏ ‎незначительную ‎и‏ ‎постоянно ‎уменьшающуюся‏ ‎долю ‎экономических ‎связей ‎между ‎двумя‏ ‎странами.‏ ‎Они ‎не‏ ‎фиксируют ‎доходов,‏ ‎получаемых ‎от ‎услуг, ‎лицензий, ‎интеллектуальной‏ ‎собственности,‏ ‎от‏ ‎товаров, ‎произведённых‏ ‎фирмами ‎США‏ ‎в ‎третьих‏ ‎странах‏ ‎продаваемых ‎в‏ ‎Японию ‎и ‎т.д. ‎Чипы, ‎произведённые‏ ‎американской ‎фирмой‏ ‎в‏ ‎Малайзии ‎и ‎проданные‏ ‎в ‎Японии,‏ ‎не ‎попадают ‎в ‎американскую‏ ‎экспортную‏ ‎статистику. ‎Можно‏ ‎привести ‎и‏ ‎другие ‎примеры ‎подобного ‎рода.

Всё ‎сказанное,‏ ‎однако,‏ ‎не ‎значит,‏ ‎что ‎нация-государство‏ ‎отомрёт ‎завтра, ‎но ‎то, ‎что‏ ‎оно‏ ‎трансформируется‏ ‎в ‎нечто‏ ‎иное, ‎в‏ ‎иной ‎тип‏ ‎государства‏ ‎— ‎это‏ ‎очевидно. ‎Ф.Бобит ‎назвал ‎новый ‎тип‏ ‎«рынком-государством», ‎имея‏ ‎в‏ ‎виду ‎структуру, ‎которая‏ ‎определяется ‎исключительно‏ ‎экономической ‎целесообразностью; ‎так ‎сказать‏ ‎глобальному‏ ‎рынку ‎—‏ ‎рынок-государство. ‎Ясно,‏ ‎что ‎рынок-государство ‎Бобита ‎соответствует ‎регион-экономике.‏ ‎Однако‏ ‎регион-экономика ‎—‏ ‎это ‎характеристика‏ ‎скорее ‎пространственного ‎и ‎экономического ‎порядка.‏ ‎Термин‏ ‎рынок-государство‏ ‎не ‎вполне‏ ‎удовлетворяет ‎тем,‏ ‎что ‎не‏ ‎фиксирует‏ ‎ту ‎конкретную‏ ‎форму, ‎в ‎которую ‎«отливается» ‎рынок‏ ‎в ‎качестве‏ ‎определения‏ ‎государства. ‎Мне ‎наиболее‏ ‎адекватным ‎представляется‏ ‎термин ‎корпорация-государство ‎(далее ‎—‏ ‎КГ),‏ ‎т.е. ‎такое‏ ‎государство, ‎в‏ ‎котором ‎на ‎смену ‎определению ‎«нация»‏ ‎приходит‏ ‎определение ‎«корпорация».


IV

КГ‏ ‎есть ‎такая‏ ‎форма ‎административного ‎устройства, ‎которая, ‎совпадая‏ ‎в‏ ‎пространстве‏ ‎с ‎границами‏ ‎нации-государства, ‎развёрнута‏ ‎к ‎глобальной‏ ‎экономике‏ ‎и ‎цели‏ ‎функционирования ‎которой ‎носят ‎рыночно-экономический ‎характер,‏ ‎т.е. ‎предполагают‏ ‎сведение‏ ‎к ‎минимуму ‎социальных,‏ ‎политических ‎и‏ ‎культуральных ‎издержек ‎по ‎«содержанию»‏ ‎территории‏ ‎«прописки» ‎и‏ ‎её ‎населения.‏ ‎Формы ‎этого ‎сведения ‎разнообразны ‎—‏ ‎от‏ ‎постепенной ‎(по‏ ‎принципу ‎варки‏ ‎лягушки ‎живьём) ‎минимизации ‎социальных ‎обязательств‏ ‎(корпорации-)‏ ‎государства,‏ ‎которое ‎может‏ ‎внешне ‎провозгласить‏ ‎себя ‎социальным,‏ ‎до‏ ‎избавления ‎от‏ ‎экономически ‎лишнего, ‎нерентабельного ‎населения ‎путём‏ ‎шоковых ‎реформ.‏ ‎Общий‏ ‎принцип ‎— ‎отсечение‏ ‎от ‎общественного‏ ‎пирога ‎огромных ‎слоёв ‎населения,‏ ‎такой‏ ‎процесс ‎производства‏ ‎и ‎обмена,‏ ‎в ‎котором, ‎благодаря ‎господству ‎информационных‏ ‎(териториальных‏ ‎факторов ‎в‏ ‎современном ‎производстве)

В‏ ‎этом ‎плане ‎понятно, ‎что ‎рейганомика‏ ‎и‏ ‎тэтчеризм‏ ‎объективно ‎вели‏ ‎к ‎формированию‏ ‎корпорации-государства, ‎а‏ ‎у‏ ‎нас ‎—‏ ‎объективно ‎— ‎аналогичную ‎функцию ‎выполняли‏ ‎горбачёвщина ‎и‏ ‎в‏ ‎намного ‎большей ‎степени‏ ‎ельцинщина.

Ни ‎в‏ ‎коем ‎случае ‎нельзя ‎путать‏ ‎корпорацию-государство‏ ‎с ‎корпоративным‏ ‎государством ‎(например,‏ ‎Италия ‎Муссолини ‎или ‎III ‎Райх)‏ ‎и‏ ‎смешивать ‎два‏ ‎эти ‎термина.‏ ‎Корпоративное ‎государство ‎есть ‎форма ‎нации-государства,‏ ‎это‏ ‎предвосхищение‏ ‎welfare ‎state,‏ ‎а ‎во‏ ‎многом ‎даже‏ ‎более‏ ‎последовательное ‎воплощение‏ ‎его ‎принципов. ‎Корпорации-государства ‎— ‎это‏ ‎иной, ‎по‏ ‎сравнению‏ ‎с ‎нацией-государством ‎тип,‏ ‎который ‎приходит‏ ‎или ‎пытается ‎прийти ‎ему‏ ‎на‏ ‎смену. ‎Если‏ ‎корпоративное ‎государство‏ ‎— ‎это ‎социальное ‎государство, ‎то‏ ‎корпорация-государство‏ ‎— ‎это‏ ‎рыночно-экономическое ‎государство,‏ ‎несоциальное, ‎а ‎в ‎крайнем, ‎«идеальном»‏ ‎случае‏ ‎—‏ ‎асоциальное, ‎в‏ ‎значительном ‎количестве‏ ‎привлекающее ‎и‏ ‎рекрутирующее‏ ‎социопатов.

Ещё ‎раз‏ ‎подчеркну ‎соответствие ‎welfare ‎state ‎как‏ ‎формы ‎нации-государства‏ ‎индустриальной‏ ‎эпохе ‎и ‎его‏ ‎несоответствие ‎постиндустриальной‏ ‎эпохе. ‎Во-первых, ‎индустриальное ‎производство‏ ‎требует‏ ‎массового ‎рабочего‏ ‎и ‎среднего‏ ‎классов ‎— ‎в ‎качестве ‎как‏ ‎производителей,‏ ‎так ‎и‏ ‎потребителей, ‎обеспечивающих‏ ‎эффективный ‎спрос. ‎В ‎системе ‎наукоёмкого‏ ‎производства‏ ‎эти‏ ‎массовые ‎слои‏ ‎не ‎нужны‏ ‎(в ‎начале‏ ‎1990-х‏ ‎годов ‎на‏ ‎фирме ‎“ ‎Microsoft” ‎с ‎её‏ ‎49 ‎филиалами‏ ‎работало‏ ‎16400 ‎человек); ‎к‏ ‎тому ‎же‏ ‎в ‎эпоху ‎глобализации ‎индустриальное‏ ‎производство‏ ‎выводится ‎на‏ ‎периферию, ‎отсюда‏ ‎всякие ‎«экономические ‎чудеса» ‎вроде ‎корейского.

Во-вторых,‏ ‎первая‏ ‎половина ‎ХХ‏ ‎в. ‎в‏ ‎истории ‎индустриальной ‎эпохи ‎— ‎время‏ ‎системных‏ ‎мировых‏ ‎войн ‎за‏ ‎гегемонию, ‎порождающее‏ ‎«военное ‎государство‏ ‎всеобщего‏ ‎собеса» ‎(‏ ‎warfare ‎welfare ‎state), ‎т.е. ‎нуждающееся‏ ‎в ‎поддержке‏ ‎своих‏ ‎рабочего ‎и ‎среднего‏ ‎классов ‎в‏ ‎борьбе ‎против ‎буржуазии, ‎рабочего‏ ‎и‏ ‎среднего ‎класса‏ ‎других ‎государств.

В-третьих,‏ ‎ещё ‎большей ‎потребность ‎в ‎такого‏ ‎рода‏ ‎поддержке ‎стала‏ ‎во ‎второй‏ ‎половине ‎ХХ ‎в. ‎в ‎период‏ ‎«холодной‏ ‎войны»,‏ ‎т.е. ‎противостояния‏ ‎капитализма ‎системному‏ ‎антикапитализму, ‎т.е.‏ ‎СССР,‏ ‎социалистическому ‎лагерю.‏ ‎Здесь ‎хозяевам ‎ядра ‎капсистемы ‎приходилось‏ ‎откупаться ‎от‏ ‎среднего‏ ‎и ‎части ‎рабочего‏ ‎класса, ‎чтобы‏ ‎они ‎не ‎впали ‎в‏ ‎социалистический‏ ‎или, ‎того‏ ‎хуже, ‎в‏ ‎коммунистический ‎соблазн. ‎Однако ‎стратегия ‎«социального‏ ‎эппизмента»‏ ‎(«social ‎appeasement»)‏ ‎привела ‎к‏ ‎такому ‎политическому ‎усилению ‎среднего ‎и‏ ‎рабочего‏ ‎классов,‏ ‎что ‎они‏ ‎с ‎их‏ ‎левыми ‎партиями‏ ‎и‏ ‎профсоюзами ‎стали‏ ‎представлять ‎угрозу ‎для ‎истеблишмента. ‎Рейганомика‏ ‎и ‎тэтчеризм‏ ‎стали‏ ‎наступательной ‎реакцией ‎на‏ ‎эту ‎угрозу,‏ ‎а ‎крушение ‎СССР ‎устранило‏ ‎причину‏ ‎замирения. ‎Американские‏ ‎исследователи ‎Д.Дедни‏ ‎и ‎Дж.Айкенбери ‎ещё ‎в ‎начале‏ ‎1990-х‏ ‎годов ‎писали,‏ ‎что ‎окончание‏ ‎«холодной ‎войны» ‎с ‎неизбежностью ‎приведёт‏ ‎к‏ ‎демонтажу‏ ‎welfare ‎state; им,‏ ‎однако, ‎по-видимому,‏ ‎и ‎в‏ ‎голову‏ ‎прийти ‎не‏ ‎могло, ‎что ‎вместе ‎с ‎формой‏ ‎будет ‎демонтироваться‏ ‎и‏ ‎содержание ‎— ‎нации-государства,‏ ‎на ‎месте‏ ‎(а ‎точнее, ‎во ‎чреве)‏ ‎которого‏ ‎будет ‎формироваться‏ ‎новый ‎тип‏ ‎государства ‎КГ.

От ‎всех ‎других ‎форм‏ ‎государства‏ ‎КГ ‎отличается‏ ‎не ‎включающим,‏ ‎а ‎де-факто ‎исключающим ‎характером. ‎Это‏ ‎—‏ ‎нисходящая‏ ‎линия ‎в‏ ‎развитии ‎государства,‏ ‎конечным ‎пунктом‏ ‎которой‏ ‎станет ‎его‏ ‎отмирание ‎и ‎возникновение ‎на ‎его‏ ‎месте ‎скорее‏ ‎всего‏ ‎структур ‎неопатримониального, ‎неообщинного‏ ‎типа. ‎Иными‏ ‎словами, ‎КГ ‎— ‎это,‏ ‎образно‏ ‎выражаясь, ‎воля‏ ‎государства ‎к‏ ‎смерти, ‎форма ‎отмирания ‎государства, ‎но‏ ‎отмирания‏ ‎в ‎интересах‏ ‎определённых ‎групп‏ ‎— ‎хозяев ‎позднекапиталистической ‎системы ‎и‏ ‎формирующейся‏ ‎послекапиталистической.‏ ‎Более ‎того,‏ ‎это ‎орудие‏ ‎формирования ‎последней‏ ‎—‏ ‎как ‎когда-то‏ ‎княжеское ‎государство ‎(«новые ‎монархии» ‎во‏ ‎Франции ‎и‏ ‎Англии‏ ‎второй ‎половины ‎XV‏ ‎в. ‎как‏ ‎ранние ‎формы ‎макиавеллиевского ‎“‏ ‎lo‏ ‎stato” ‎были‏ ‎орудиями ‎формирования‏ ‎военно-административных ‎машин ‎антифеодального ‎Старого ‎Порядка‏ ‎и‏ ‎— ‎«телеологически»‏ ‎— ‎капитализма).

КГ‏ ‎как ‎административно-экономический ‎комплекс, ‎формально ‎являющийся‏ ‎государством‏ ‎(как‏ ‎госаппарат ‎и‏ ‎в ‎меньшей‏ ‎степени ‎как‏ ‎институт),‏ ‎превращает ‎национальные‏ ‎политико-экономические ‎интересы ‎в ‎функцию ‎интересов‏ ‎представителей ‎различных‏ ‎экономических‏ ‎групп, ‎выступающих ‎в‏ ‎качестве ‎представителей‏ ‎государства. ‎Этот ‎комплекс ‎приватизировал‏ ‎в‏ ‎своих ‎(развёрнутых‏ ‎в ‎сторону‏ ‎глобальной ‎экономики) ‎интересах ‎характерные ‎для‏ ‎нации-государства‏ ‎властные ‎функции‏ ‎(денационализация ‎государства).‏ ‎Приватизация ‎имущества, ‎т.е. ‎превращение ‎его‏ ‎в‏ ‎собственность‏ ‎и ‎недопущение‏ ‎к ‎этому‏ ‎процессу ‎«остального»‏ ‎населения‏ ‎(десоциализация ‎государства)‏ ‎— ‎следующие ‎шаги. ‎К ‎тому‏ ‎же ‎политико-экономические‏ ‎цели‏ ‎КГ ‎как ‎единицы‏ ‎и ‎агента‏ ‎глобального ‎(наднационального) ‎рынка ‎финансов‏ ‎требуют‏ ‎космополитизма, ‎ослабления‏ ‎или ‎даже‏ ‎устранения ‎национальной ‎идентичности. ‎Чем ‎многочисленнее‏ ‎та‏ ‎или ‎иная‏ ‎нация, ‎чем‏ ‎крупнее ‎страна, ‎чем ‎длительнее ‎и‏ ‎сильнее‏ ‎в‏ ‎национальном ‎плане‏ ‎выражена ‎её‏ ‎история, ‎чем‏ ‎мощнее‏ ‎её ‎культура‏ ‎и ‎традиция, ‎тем ‎прочнее ‎преграды‏ ‎на ‎пути‏ ‎развития‏ ‎КГ, ‎тем ‎сложнее‏ ‎превратить ‎нацию-государство‏ ‎в ‎КГ, ‎тем ‎больше‏ ‎предпринимаемые‏ ‎в ‎этом‏ ‎направлении ‎усилия.

В‏ ‎идеальном ‎и ‎конечном ‎виде ‎КГ‏ ‎есть‏ ‎десоциализированная ‎(до‏ ‎асоциальности ‎и‏ ‎криминала), ‎денационализированная ‎либерально-космополитическая ‎структура ‎рыночно-репрессивного‏ ‎типа.‏ ‎Очень‏ ‎хорошо ‎заметил‏ ‎по ‎этому‏ ‎поводу ‎один‏ ‎из‏ ‎лидеров ‎восставших‏ ‎крестьян ‎в ‎Чьяпасе ‎(Мексика): ‎«В‏ ‎кабаре ‎глобализации‏ ‎государство‏ ‎начинает ‎заниматься ‎стриптизом,‏ ‎и ‎в‏ ‎итоге ‎в ‎конце ‎представления‏ ‎на‏ ‎нём ‎остаётся‏ ‎только ‎то,‏ ‎что ‎является ‎крайней ‎необходимостью ‎(для‏ ‎хозяев‏ ‎глобальной ‎экономики.‏ ‎— ‎А.Ф.)‏ ‎— ‎репрессивная ‎мощь». Таким ‎образом, ‎у‏ ‎новой‏ ‎глобальной‏ ‎«железной ‎пяты»‏ ‎нет ‎потребности‏ ‎непосредственно ‎править‏ ‎миром.‏ ‎От ‎их‏ ‎имени ‎эта ‎административная ‎задача ‎возложена‏ ‎на ‎плечи‏ ‎национальных‏ ‎правительств. ‎При ‎этом‏ ‎последние, ‎конечно‏ ‎же, ‎в ‎значительной ‎степени‏ ‎перестают‏ ‎быть ‎национальными,‏ ‎превращаясь ‎во‏ ‎внешнеадминистративные ‎органы ‎ТНК. ‎Поскольку ‎денационализация‏ ‎и‏ ‎десоциализация, ‎особенно‏ ‎скоростные, ‎часто‏ ‎требуют ‎нарушения ‎закона, ‎выхода ‎во‏ ‎внеправовую‏ ‎зону,‏ ‎формирование ‎КГ‏ ‎во ‎многом‏ ‎носит ‎внелегальный,‏ ‎а‏ ‎то ‎и‏ ‎просто ‎криминальный ‎характер. ‎В ‎одних‏ ‎случаях ‎это‏ ‎выражено‏ ‎менее ‎отчётливо, ‎в‏ ‎других ‎—‏ ‎более, ‎а ‎есть ‎просто‏ ‎вопиющие‏ ‎случаи, ‎когда‏ ‎криминальные ‎характеристики‏ ‎«государства» ‎начинают ‎доминировать, ‎как ‎это‏ ‎происходит,‏ ‎например, ‎в‏ ‎Либерии, ‎Сьерра-Леоне,‏ ‎Заире ‎и ‎др.

В ‎замечательной ‎работе‏ ‎«Диалектика‏ ‎угнетения‏ ‎в ‎Заире»‏ ‎(1988) ‎М.Щацберг,‏ ‎который ‎провёл‏ ‎в‏ ‎Заире ‎несколько‏ ‎лет, ‎охарактеризовал ‎заирское ‎«государство» ‎как‏ ‎«государство-бандит». ‎Частая‏ ‎практика:‏ ‎военные, ‎жандармы ‎или‏ ‎полицейские ‎(каждая‏ ‎из ‎этих ‎групп ‎—‏ ‎монополия‏ ‎отдельного ‎союза‏ ‎племён) ‎окружают‏ ‎ту ‎или ‎иную ‎деревню ‎или‏ ‎городок‏ ‎и ‎начинают‏ ‎грабить; ‎грабёж‏ ‎как ‎форма ‎эксплуатации-экспроприации. ‎Собственно, ‎«государство‏ ‎Заир»‏ ‎существует‏ ‎только ‎на‏ ‎карте. ‎В‏ ‎реальности ‎эту‏ ‎территорию‏ ‎контролирую ‎несколько‏ ‎союзов ‎племён ‎(по ‎сути ‎—‏ ‎КГ ‎на‏ ‎племенной‏ ‎основе).

Разумеется, ‎заирский ‎случай‏ ‎и ‎случай,‏ ‎о ‎котором ‎говорил ‎повстанец‏ ‎из‏ ‎Чьяпаса, ‎—‏ ‎крайние, ‎это‏ ‎ситуация ‎слабых ‎и ‎небольших ‎государств‏ ‎Африки‏ ‎и ‎Латинской‏ ‎Америки, ‎где‏ ‎государство ‎почти ‎полностью ‎превращается ‎в‏ ‎низший‏ ‎тип‏ ‎КГ ‎—‏ ‎репрессивный ‎или‏ ‎просто ‎криминальный,‏ ‎или,‏ ‎если ‎угодно,‏ ‎внелегальный. ‎Однако ‎как ‎тенденция, ‎как‏ ‎«частичная» ‎реальность,‏ ‎это‏ ‎удел ‎не ‎только‏ ‎Юга, ‎но‏ ‎и ‎ряда ‎стран ‎Севера.‏ ‎Так,‏ ‎в ‎1993‏ ‎г. ‎премьер-министр‏ ‎Франции ‎Э. ‎Баладюр ‎заявил, ‎что‏ ‎25%‏ ‎французов ‎живут‏ ‎«в ‎зоне‏ ‎неправа» ‎( ‎dans ‎la ‎zone‏ ‎du‏ ‎non-‏ ‎droit), ‎особенно‏ ‎на ‎юге‏ ‎страны. ‎А‏ ‎ведь‏ ‎есть ‎ещё‏ ‎юг ‎Италии, ‎Каталогия ‎в ‎Испании.

Более‏ ‎крупные ‎государства‏ ‎могут‏ ‎превращаться ‎сразу ‎в‏ ‎несколько ‎КГ.‏ ‎Например, ‎на ‎карте ‎читаем:‏ ‎«Колумбия».‏ ‎В ‎реальности‏ ‎на ‎территории‏ ‎этой ‎страны ‎— ‎четыре ‎КГ:‏ ‎три‏ ‎внелегальных ‎(Медельинский‏ ‎наркокартель, ‎Калийский,‏ ‎партизаны ‎FARC) ‎и ‎одно, ‎пожалуй,‏ ‎самое‏ ‎слабое,‏ ‎легальное ‎—‏ ‎«государство ‎Колумбия».

Чем‏ ‎крупнее ‎государство,‏ ‎чем‏ ‎многочисленнее ‎население,‏ ‎тем ‎вероятнее ‎формирование ‎КГ ‎как‏ ‎кластера ‎нескольких‏ ‎структур‏ ‎подобного ‎типа. ‎Например,‏ ‎Китай ‎—‏ ‎внешне ‎весьма ‎монолитная ‎страна.‏ ‎Но‏ ‎даже ‎внутри‏ ‎этого ‎монолита,‏ ‎по ‎мнению ‎некоторых ‎аналитиков, ‎есть‏ ‎относительно‏ ‎автономные ‎сегменты,‏ ‎способные ‎превратиться‏ ‎в ‎квази-КГ ‎или ‎просто ‎КГ.‏ ‎Специалисты‏ ‎говорят‏ ‎о ‎китайской‏ ‎армии, ‎которая‏ ‎контролирует ‎аэродромы,‏ ‎производство.‏ ‎Разумеется, ‎не‏ ‎она ‎главная ‎КГ ‎в ‎кластере,‏ ‎но ‎речь‏ ‎идёт‏ ‎именно ‎о ‎кластере,‏ ‎а ‎не‏ ‎о ‎монолите.

Да ‎что ‎КНР,‏ ‎США‏ ‎— ‎вот‏ ‎интересный ‎пример.‏ ‎США ‎после ‎1975 ‎г. ‎—‏ ‎это‏ ‎государство? ‎С‏ ‎одной ‎стороны‏ ‎— ‎да. ‎С ‎другой ‎—‏ ‎прежде‏ ‎всего‏ ‎кластер ‎ТНК.‏ ‎В ‎1975‏ ‎г. ‎(Вьетнам,‏ ‎Хельсинки)‏ ‎государство ‎США‏ ‎потерпело ‎поражение ‎в ‎«холодной ‎войне»‏ ‎от ‎СССР.‏ ‎Это‏ ‎нашло ‎отражение ‎(что‏ ‎отметили ‎немногие,‏ ‎но ‎наиболее ‎внимательные ‎наблюдатели‏ ‎вроде‏ ‎Раймона ‎Арона)‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎правящий ‎в ‎Америке ‎200‏ ‎лет‏ ‎правящий ‎класс‏ ‎выходцев ‎с‏ ‎восточного ‎побережья ‎уступил ‎место ‎людям‏ ‎с‏ ‎запада‏ ‎и ‎юга,‏ ‎тесно ‎связанным‏ ‎с ‎ТНК.‏ ‎В‏ ‎результате ‎США‏ ‎превратились ‎в ‎нечто ‎вроде ‎Глобамерики.‏ ‎Внутреннее ‎противоречие‏ ‎США‏ ‎как ‎нации-государства ‎и‏ ‎КГ ‎(кластера‏ ‎ТНК) ‎— ‎это ‎весьма‏ ‎серьёзное‏ ‎явление. ‎Однако,‏ ‎естественно, ‎в‏ ‎США ‎слишком ‎много ‎препятствий, ‎которые‏ ‎тормозят‏ ‎формирование ‎КГ.

В‏ ‎разных ‎странах‏ ‎этот ‎процесс ‎идёт ‎с ‎разной‏ ‎скоростью.‏ ‎Как‏ ‎это ‎ни‏ ‎парадоксально ‎на‏ ‎первый ‎взгляд,‏ ‎именно‏ ‎на ‎периферии‏ ‎и ‎полупериферии ‎капсистемы, ‎а ‎не‏ ‎в ‎ядре,‏ ‎он‏ ‎развивается ‎наиболее ‎быстро.‏ ‎Это ‎ситуация,‏ ‎которую ‎Маркс ‎мог ‎бы‏ ‎охарактеризовать‏ ‎как ‎«язычник,‏ ‎страдающий ‎от‏ ‎язв ‎христианства». ‎Там, ‎где ‎на‏ ‎пути‏ ‎КГ ‎есть‏ ‎либо ‎пусть‏ ‎приходящие ‎в ‎упадок, ‎но ‎существующие‏ ‎в‏ ‎принципе‏ ‎институты ‎гражданского‏ ‎общества ‎и‏ ‎публичной ‎политики,‏ ‎либо,‏ ‎как ‎в‏ ‎ряде ‎азиатских ‎обществ, ‎сохранившиеся ‎традиционные‏ ‎институты ‎и‏ ‎религиозные‏ ‎(ислам, ‎индуизм, ‎буддизм)‏ ‎или ‎морально-этические‏ ‎(конфуцианство) ‎традиции, ‎процесс ‎его‏ ‎формирования‏ ‎идёт ‎медленнее.‏ ‎Там, ‎где‏ ‎ничего ‎этого ‎нет ‎или ‎есть,‏ ‎но‏ ‎очень ‎слабо‏ ‎— ‎ряд‏ ‎стран ‎Латинской ‎Америки, ‎Африки, ‎некоторые‏ ‎экс-социалистические‏ ‎страны,‏ ‎— ‎этот‏ ‎процесс ‎развивается‏ ‎намного ‎быстрее.

Формирование‏ ‎КГ‏ ‎идёт ‎не‏ ‎только ‎сверху, ‎но ‎и ‎снизу‏ ‎— ‎политизация‏ ‎и‏ ‎этатизация ‎крупных ‎корпораций.‏ ‎На ‎примере‏ ‎корпорации ‎Леваева ‎как ‎корпорации‏ ‎нового‏ ‎— ‎политического,‏ ‎или, ‎как‏ ‎минимум, ‎политизированного ‎типа, ‎это ‎хорошо‏ ‎показал‏ ‎Сергей ‎Горяинов‏ ‎в ‎работе‏ ‎«Алмазы ‎Аллаха». ‎Именно ‎такого ‎типа‏ ‎корпорации,‏ ‎подчёркивает‏ ‎С.Горяинов, ‎идеально‏ ‎вписываются ‎в‏ ‎глобалистскую ‎модель‏ ‎мироустройства;‏ ‎их ‎даже‏ ‎можно ‎считать ‎своеобразным ‎эталоном ‎структур,‏ ‎на ‎которых‏ ‎будет‏ ‎держаться ‎новый ‎мировой‏ ‎порядок ‎(разумеется,‏ ‎если ‎ему ‎удастся ‎встать‏ ‎на‏ ‎ноги, ‎если‏ ‎этого ‎широко‏ ‎шагающего ‎«молодца» ‎не ‎уймут).

Ещё ‎один‏ ‎претендент‏ ‎(или ‎кандидат)‏ ‎в ‎КГ‏ ‎— ‎террористические ‎организации, ‎которые ‎после‏ ‎окончания‏ ‎«холодной‏ ‎войны» ‎стали‏ ‎превращаться ‎в‏ ‎политико-экономические ‎корпорации.

Вполне‏ ‎способны‏ ‎превратиться ‎в‏ ‎КГ ‎(или ‎квази-КГ ‎на ‎криминальной‏ ‎основе) ‎так‏ ‎называемые‏ ‎«серые ‎зоны», ‎т.е.‏ ‎территории, ‎не‏ ‎контролируемые ‎правительствами ‎наций-государств. ‎Как‏ ‎правило,‏ ‎это ‎территории‏ ‎на ‎стыке‏ ‎границ ‎(«золотой ‎квадрат», ‎«золотой ‎полумесяц»)‏ ‎двух,‏ ‎а ‎то‏ ‎и ‎трёх‏ ‎государств, ‎либо ‎просто ‎зоны ‎«провалившихся‏ ‎государств»‏ ‎(‏ ‎failed ‎states)‏ ‎или ‎безгосударственные‏ ‎( ‎stateless),‏ ‎например,‏ ‎Афганистан ‎или‏ ‎Сомали. ‎«Серые ‎зоны» ‎напрямую ‎связаны‏ ‎с ‎глобальной‏ ‎криминальной‏ ‎экономикой. ‎И ‎здесь‏ ‎мы ‎подходим‏ ‎к ‎очень ‎важному ‎аспекту‏ ‎формирования‏ ‎КГ ‎как‏ ‎особого ‎типа‏ ‎— ‎криминальному, ‎но ‎только ‎уже‏ ‎не‏ ‎на ‎страновом,‏ ‎а ‎на‏ ‎глобальном ‎уровне, ‎и ‎это ‎вносит‏ ‎дополнительные‏ ‎штрихи‏ ‎в ‎картину‏ ‎а-социализации ‎(десоциализации)‏ ‎КГ.

Суть ‎в‏ ‎следующем.‏ ‎Глобальная ‎экономика‏ ‎базируется ‎на ‎пяти ‎«китах»: ‎торговле‏ ‎нефтью; ‎торговля‏ ‎оружием;‏ ‎наркотрафик; ‎торговля ‎золотом‏ ‎и ‎драгметаллами;‏ ‎проституция ‎и ‎порнобизнес. ‎Некоторые‏ ‎из‏ ‎этих ‎отраслей‏ ‎носят ‎полностью‏ ‎криминальный ‎характер, ‎некоторые ‎— ‎частично.‏ ‎Нация-государство,‏ ‎которое ‎по‏ ‎определению ‎должно‏ ‎бороться ‎с ‎криминалом ‎в ‎общегосударственных,‏ ‎общенациональных‏ ‎интересах,‏ ‎и ‎в‏ ‎этом ‎плане‏ ‎оказывается ‎неадекватным‏ ‎глобальной‏ ‎экономике ‎с‏ ‎её ‎огромным ‎глобальным ‎криминальным ‎сегментом.‏ ‎А ‎вот‏ ‎КГ‏ ‎почти ‎идеально ‎снимает‏ ‎противоречие ‎между‏ ‎криминальным ‎и ‎некриминальным ‎сегментами,‏ ‎поскольку‏ ‎с ‎его‏ ‎точки ‎зрения,‏ ‎как ‎и ‎с ‎точки ‎зрения‏ ‎корпорационной‏ ‎глобальной ‎экономики,‏ ‎главное ‎—‏ ‎это ‎прибыль, ‎экономическая ‎рентабельность, ‎а‏ ‎не‏ ‎государственность‏ ‎или ‎мораль.‏ ‎Понятие ‎«криминальный»‏ ‎в ‎мире‏ ‎КГ,‏ ‎по ‎сути,‏ ‎растворяется ‎в ‎экономической ‎лексике ‎«либерального»‏ ‎толка, ‎а‏ ‎борьба‏ ‎с ‎криминалом ‎становится‏ ‎элементом ‎конкурентной‏ ‎борьбы ‎КГ ‎различного ‎типа‏ ‎друг‏ ‎с ‎другом.

Таким‏ ‎образом, ‎формирование‏ ‎КГ ‎в ‎мире ‎идёт ‎двояким‏ ‎образом.‏ ‎Сверху ‎вниз‏ ‎(это ‎—‏ ‎магистральный ‎путь) ‎— ‎государство ‎становится‏ ‎корпорацией‏ ‎особого‏ ‎рода ‎(политической,‏ ‎а ‎государство‏ ‎при ‎этом‏ ‎в‏ ‎значительной ‎степени‏ ‎денационализируется ‎и ‎десоциализируется). ‎И ‎снизу‏ ‎вверх ‎—‏ ‎корпорации‏ ‎(как ‎легальные, ‎так‏ ‎и ‎внелегальные)‏ ‎приобретают ‎политические ‎и ‎даже‏ ‎квазигосударственные‏ ‎функции ‎и‏ ‎вступают ‎в‏ ‎борьбу ‎с ‎нациями-государствами.

Весьма ‎показательный ‎пример‏ ‎—‏ ‎разница ‎между‏ ‎Большой ‎Игрой-1‏ ‎и ‎Большой ‎Игрой-2. ‎Большая ‎Игра‏ ‎(Great‏ ‎Game)‏ ‎— ‎термин,‏ ‎введённый ‎английским‏ ‎разведчиком ‎капитаном‏ ‎Конолли‏ ‎и ‎активно‏ ‎использованный ‎Киплингом ‎для ‎обозначения ‎борьбы‏ ‎Великобритании ‎и‏ ‎России‏ ‎за ‎Центральную ‎Азию‏ ‎во ‎второй‏ ‎половине ‎XIX ‎— ‎начале‏ ‎ХХ‏ ‎в. ‎В‏ ‎Большой ‎Игре-1‏ ‎(1856-1907 ‎гг.) ‎борьба ‎в ‎регионе‏ ‎шла‏ ‎между ‎двумя‏ ‎империями, ‎двумя‏ ‎легальными ‎структурами. ‎В ‎Большой ‎Игре-2,‏ ‎развернувшейся‏ ‎после‏ ‎распада ‎СССР,‏ ‎участвовали/участвуют, ‎во-первых,‏ ‎уже ‎несколько‏ ‎государств,‏ ‎несколько ‎негосударственных‏ ‎структур ‎(Талибан, ‎Северный ‎Альянс ‎и‏ ‎т.п.), ‎криминальные‏ ‎сообщества,‏ ‎спецслужбы, ‎выступающие ‎в‏ ‎качестве ‎автономных‏ ‎игроков, ‎оседлавших ‎свой ‎«отрезок»‏ ‎наркотрафика‏ ‎или ‎торговли‏ ‎оружием. ‎Эта‏ ‎разнокачественная, ‎политико-экономически ‎разнородная ‎среда ‎—‏ ‎питательный‏ ‎бульон ‎для‏ ‎формирования ‎КГ.

V

Каковы‏ ‎перспективы ‎развития ‎КГ? ‎Трудно ‎прогнозировать,‏ ‎оказавшись‏ ‎в‏ ‎точке ‎бифуркации.‏ ‎Думаю, ‎что‏ ‎в ‎ближайшие‏ ‎25‏ ‎лет ‎процесс‏ ‎формирования ‎КГ ‎будет ‎продолжаться, ‎несмотря‏ ‎на ‎торможение‏ ‎и‏ ‎противодействие ‎— ‎хотя‏ ‎в ‎различных‏ ‎районах ‎мира, ‎как ‎уже‏ ‎говорилось,‏ ‎процесс ‎этот‏ ‎будет ‎развиваться‏ ‎с ‎разной ‎скоростью.

Развитие ‎КГ, ‎безусловно,‏ ‎тормозится‏ ‎тем, ‎что‏ ‎КГ ‎до‏ ‎сих ‎пор ‎нуждается ‎в ‎нации-государстве‏ ‎как‏ ‎в‏ ‎некой ‎скорлупе‏ ‎и ‎естественной‏ ‎среде ‎питания,‏ ‎ведь‏ ‎КГ ‎практически‏ ‎ничего ‎не ‎создаёт, ‎а ‎проедает‏ ‎созданное ‎ранее.‏ ‎В‏ ‎этом ‎плане ‎она‏ ‎весьма ‎похожа‏ ‎на ‎осу-наездника ‎(читай ‎«Жизнь‏ ‎насекомых»‏ ‎Фабра), ‎которая‏ ‎откладывает ‎яйца‏ ‎под ‎хитиновый ‎покров ‎того ‎или‏ ‎иного‏ ‎насекомого, ‎плотью‏ ‎которого ‎личинки‏ ‎питаются ‎до ‎превращения ‎в ‎осу.

Не‏ ‎меньший‏ ‎фактор‏ ‎торможения ‎—‏ ‎сопротивление ‎со‏ ‎стороны ‎тех‏ ‎сил,‏ ‎кому ‎не‏ ‎улыбается ‎стать ‎жильём ‎и ‎кормом‏ ‎осы-наездника. ‎Как‏ ‎знать,‏ ‎быть ‎может ‎то,‏ ‎что ‎происходит‏ ‎в ‎Латинской ‎Америке ‎(Бразилия,‏ ‎Боливия)‏ ‎— ‎это‏ ‎начало ‎формирования‏ ‎сил, ‎способных ‎серьёзно ‎изменить ‎вектор‏ ‎развития‏ ‎КГ. ‎И‏ ‎ещё ‎одно:‏ ‎перед ‎лицом ‎использующего ‎либеральную ‎риторику‏ ‎КГ‏ ‎ослабляются,‏ ‎если ‎не‏ ‎исчезают ‎многие‏ ‎идеологические ‎противоречия‏ ‎между‏ ‎левыми ‎и‏ ‎правыми, ‎между ‎левыми ‎и ‎консервативными‏ ‎силами ‎(а‏ ‎также‏ ‎настоящими ‎либералами, ‎а‏ ‎не ‎нацепившими‏ ‎их ‎маску ‎неоконами). ‎Я‏ ‎называю‏ ‎это ‎реакционным‏ ‎прогрессизмом.

С ‎точки‏ ‎зрения ‎эволюции ‎капсистемы, ‎КГ, ‎с‏ ‎одной‏ ‎стороны, ‎напоминает‏ ‎некоторые ‎структуры‏ ‎раннекапиталистической ‎эпохи ‎(в ‎частности, ‎английскую‏ ‎Ост-Индскую‏ ‎компанию),‏ ‎с ‎другой‏ ‎— ‎эпохи‏ ‎XV-XVI ‎вв.‏ ‎(«княжеское‏ ‎государство»). ‎В‏ ‎любом ‎случае ‎— ‎это ‎социальный‏ ‎хищник, ‎по‏ ‎отношению‏ ‎к ‎которому ‎у‏ ‎каждого ‎человека‏ ‎остаётся ‎моральный ‎выбор. ‎Я‏ ‎не‏ ‎большой ‎любитель‏ ‎Стругацких, ‎по‏ ‎крайней ‎мере, ‎образца ‎после ‎1962‏ ‎г.,‏ ‎когда ‎закончился‏ ‎период ‎«Полдня‏ ‎XXII ‎века» ‎и ‎началось ‎нечто‏ ‎иное.‏ ‎Тем‏ ‎не ‎менее,‏ ‎одну ‎вещь‏ ‎из ‎этого‏ ‎периода‏ ‎я ‎очень‏ ‎ценю. ‎Это ‎«Улитка ‎на ‎склоне»,‏ ‎написанная ‎по‏ ‎мотивам‏ ‎«Страны ‎водяных» ‎Акутагавы.‏ ‎Главный ‎герой‏ ‎повести ‎Кандид, ‎оказавшийся ‎в‏ ‎некоем‏ ‎Лесу, ‎начинает‏ ‎понимать, ‎что‏ ‎происходит. ‎Он ‎понимает, ‎что ‎население‏ ‎Леса‏ ‎обречено ‎на‏ ‎уничтожение ‎сильными‏ ‎мира ‎сего ‎в ‎их ‎интересах‏ ‎и‏ ‎что‏ ‎«самое ‎страшное…‏ ‎историческая ‎правда..‏ ‎не ‎на‏ ‎их‏ ‎(обречённых) ‎стороне,‏ ‎они ‎— ‎реликты, ‎осуждённые ‎на‏ ‎гибель ‎объективными‏ ‎законами,‏ ‎и ‎помогать ‎им‏ ‎— ‎значит‏ ‎идти ‎против ‎прогресса, ‎задерживать‏ ‎прогресс‏ ‎на ‎каком-то‏ ‎крошечном ‎участке‏ ‎фронта». ‎Кандид, ‎однако, ‎плюёт ‎на‏ ‎этот‏ ‎прогресс, ‎сжимает‏ ‎в ‎руке‏ ‎скальпель ‎и ‎со ‎словами, ‎если‏ ‎это‏ ‎и‏ ‎прогресс, ‎то‏ ‎на ‎мне‏ ‎он ‎и‏ ‎споткнётся,‏ ‎идёт ‎к‏ ‎окраине ‎леса. ‎Цель ‎ясна ‎—‏ ‎сопротивление ‎такому‏ ‎прогрессу‏ ‎системы, ‎противопоставление ‎ему‏ ‎субъектной ‎воли,‏ ‎морального ‎выбора. ‎КГ, ‎бесспорно,‏ ‎выступает‏ ‎как ‎прогресс‏ ‎капитала, ‎который,‏ ‎однако, ‎как ‎это ‎часто ‎бывает‏ ‎с‏ ‎социальным ‎прогрессом,‏ ‎осуществляется ‎за‏ ‎счёт ‎и ‎в ‎ущерб ‎большинству,‏ ‎т.е.‏ ‎выступает‏ ‎как ‎зло,‏ ‎которое ‎следует‏ ‎не ‎только‏ ‎анализировать,‏ ‎но ‎и‏ ‎по ‎отношению ‎к ‎которому ‎надо‏ ‎делать ‎моральный‏ ‎выбор.

У‏ ‎меня ‎всё. ‎Спасибо.‏ ‎Я ‎готов‏ ‎ответить ‎на ‎вопросы.


А.Парамонов. Спасибо, ‎Андрей‏ ‎Ильич.‏ ‎Пожалуйста, ‎вопросы‏ ‎к ‎докладчику?

А.Фурсов. Коллеги,‏ ‎еще ‎одна ‎ремарка. ‎В ‎этой‏ ‎красной‏ ‎книге ‎представлена‏ ‎моя ‎статья‏ ‎«Государство, ‎оно ‎же ‎корпорация», ‎опубликованная‏ ‎ранее‏ ‎в‏ ‎журнале ‎«Эксперт.‏ ‎Украина». ‎Статья‏ ‎в ‎украинском‏ ‎«Эксперте»‏ ‎— ‎это,‏ ‎во-первых, ‎сокращённый ‎вариант ‎исходного ‎материала;‏ ‎во-вторых, ‎без‏ ‎согласования‏ ‎со ‎мной ‎журнал‏ ‎изменил ‎название‏ ‎статьи. ‎У ‎меня ‎было‏ ‎«Корпорация-государство»‏ ‎по ‎аналогии‏ ‎с ‎«нацией-государством»,‏ ‎т.е. ‎это ‎термин. ‎«Государство, ‎оно‏ ‎же‏ ‎корпорация» ‎—‏ ‎это ‎уже‏ ‎не ‎термин, ‎да ‎и ‎акцент‏ ‎смещён‏ ‎с‏ ‎государства ‎на‏ ‎корпорацию. ‎Журналисты‏ ‎прочли ‎мою‏ ‎номиналистическую‏ ‎статью ‎под‏ ‎реалистическим ‎углом ‎зрения.

А.Чумичев. Андрей ‎Ильич,Вы ‎представили‏ ‎положение ‎дел‏ ‎в‏ ‎довольно ‎широкой ‎перспективе.‏ ‎А ‎если‏ ‎вернуться ‎к ‎теме ‎русской‏ ‎истории,‏ ‎не ‎могли‏ ‎бы ‎Вы‏ ‎на ‎фоне ‎этого ‎обзора ‎осветить‏ ‎Вашу‏ ‎точку ‎зрения‏ ‎на ‎специфику‏ ‎нынешнего ‎состояния ‎государства ‎в ‎России?‏ ‎Каково‏ ‎нынешнее‏ ‎российское ‎государство?‏ ‎Как ‎вы‏ ‎видите ‎его,‏ ‎исходя‏ ‎из ‎вашего‏ ‎рассказа?

А.Фурсов. Это, ‎безусловно, ‎формирующееся ‎КГ. ‎Я‏ ‎бы ‎назвал‏ ‎это,‏ ‎по ‎аналогии ‎с‏ ‎Ост-индской ‎компанией,‏ ‎Вест-российской ‎компанией. ‎Нынешнее ‎государство‏ ‎Россия‏ ‎— ‎это‏ ‎нечто ‎вроде‏ ‎Вест-российской ‎компании. ‎Россия, ‎обращённая ‎на‏ ‎Запад‏ ‎и ‎сведённая‏ ‎до ‎состояния‏ ‎компании ‎или ‎кластера ‎компаний. ‎Это‏ ‎КГ,‏ ‎которое‏ ‎в ‎1990-е‏ ‎годы ‎отсекло‏ ‎значительную ‎часть‏ ‎населения‏ ‎от ‎общественного‏ ‎пирога ‎и ‎которое ‎решает, ‎прежде‏ ‎всего, ‎экономические‏ ‎задачи.‏ ‎Когда ‎заявляется, ‎что‏ ‎для ‎государства‏ ‎главное ‎быть ‎экономически ‎конкурентоспособным,‏ ‎то‏ ‎это ‎уже‏ ‎не ‎совсем‏ ‎государство, ‎а ‎КГ. Если ‎говорить ‎о‏ ‎политико-экономической‏ ‎конкурентоспособности ‎государства‏ ‎на ‎мировой‏ ‎арене, ‎то ‎она ‎обусловлена ‎не‏ ‎столько‏ ‎экономической‏ ‎эффективностью, ‎сколько‏ ‎социальной ‎(степень‏ ‎поляризации ‎в‏ ‎обществе,‏ ‎индекс ‎Джинни,‏ ‎социальная ‎справедливость). ‎Быть ‎конкурентоспособным ‎экономически‏ ‎— ‎это‏ ‎задача‏ ‎фирмы. ‎Или ‎государства,‏ ‎которое ‎превращается‏ ‎в ‎фирму-государство, ‎главная ‎задача‏ ‎которого‏ ‎отсечь ‎всё‏ ‎экономически ‎неэффективное,‏ ‎не ‎создающее ‎рыночный ‎продукт. ‎Отсюда‏ ‎наши‏ ‎реформы ‎здравоохранения,‏ ‎образования, ‎направленные‏ ‎на ‎резкое ‎уменьшение, ‎если ‎не‏ ‎уничтожение‏ ‎социальных‏ ‎функций ‎государства,‏ ‎и ‎это‏ ‎при ‎том,‏ ‎что‏ ‎по ‎Конституции‏ ‎РФ ‎— ‎социальное ‎государство.

Естественно, ‎у‏ ‎большой ‎части‏ ‎молодёжи‏ ‎это ‎вызывает ‎чувства‏ ‎неуверенности, ‎дезориентированности,‏ ‎страха ‎перед ‎жизнью ‎—‏ ‎я‏ ‎вижу ‎это,‏ ‎преподавая ‎в‏ ‎МГУ ‎и ‎РГГУ, ‎и ‎это‏ ‎составляет‏ ‎резкий ‎контраст‏ ‎по ‎сравнению‏ ‎с ‎началом ‎1970-х ‎годов, ‎когда‏ ‎я‏ ‎оканчивал‏ ‎МГУ. ‎Я‏ ‎не ‎большой‏ ‎любитель ‎советского‏ ‎строя,‏ ‎никогда ‎не‏ ‎состоял ‎в ‎КПСС, ‎публично ‎отказался‏ ‎от ‎вступления‏ ‎в‏ ‎неё. ‎Тем ‎не‏ ‎менее, ‎в‏ ‎молодости ‎у ‎меня ‎была‏ ‎полная‏ ‎уверенность ‎в‏ ‎завтрашнем ‎дне:‏ ‎я ‎знал, ‎что ‎закончу ‎институт,‏ ‎пойду‏ ‎в ‎аспирантуру,‏ ‎буду ‎заниматься‏ ‎любимым ‎делом ‎— ‎наукой ‎и‏ ‎таким‏ ‎образом,‏ ‎помимо ‎прочего,‏ ‎обеспечу ‎семью.‏ ‎Сейчас ‎у‏ ‎выпускников‏ ‎ВУЗов ‎такого‏ ‎ощущения ‎нет. ‎К ‎тому ‎же,‏ ‎они ‎прекрасно‏ ‎понимают,‏ ‎что ‎нарастает ‎деградация‏ ‎системы ‎образования,‏ ‎что ‎им ‎трудно ‎будет‏ ‎найти‏ ‎работу ‎по‏ ‎специальности, ‎несмотря‏ ‎на ‎диплом ‎о ‎высшем ‎образовании.‏ ‎Вот‏ ‎это ‎и‏ ‎есть ‎одна‏ ‎из ‎форм ‎отсечения ‎от ‎общественного‏ ‎пирога.

Кстати,‏ ‎аналогичные‏ ‎процессы ‎—‏ ‎отсечения ‎от‏ ‎общественного ‎пирога‏ ‎с‏ ‎помощью ‎сферы‏ ‎образования ‎— ‎идут ‎и ‎на‏ ‎Западе. ‎Достаточно‏ ‎вспомнить‏ ‎сравнительно ‎недавние ‎события‏ ‎во ‎Франции,‏ ‎где ‎молодёжь, ‎протестуя ‎против‏ ‎нового‏ ‎закона ‎о‏ ‎найме ‎выпускников‏ ‎ВУЗов, ‎взялась ‎за ‎любимое ‎оружие‏ ‎пролетариата‏ ‎— ‎булыжник.

Реплика. Как‏ ‎бы ‎Вы‏ ‎определили ‎мотивацию ‎государства-корпорации? ‎Какие ‎интересы‏ ‎движут‏ ‎идеи?

А.Фурсов. Иммануил‏ ‎Валлерстайн, ‎правда,‏ ‎по ‎другому‏ ‎поводу ‎однажды‏ ‎заметил:‏ ‎« ‎Values‏ ‎are ‎very ‎elastic ‎when ‎it‏ ‎does ‎on‏ ‎power‏ ‎and ‎profit». ‎«Ценности‏ ‎становятся ‎весьма‏ ‎эластичными, ‎когда ‎речь ‎заходит‏ ‎о‏ ‎власти ‎и‏ ‎прибыли». ‎Власть‏ ‎и ‎прибыль ‎— ‎вот ‎мотивы‏ ‎этого‏ ‎государства. ‎Прибыль‏ ‎и ‎власть.‏ ‎Причем, ‎я ‎полагаю, ‎что ‎не‏ ‎только‏ ‎в‏ ‎данной ‎КГ‏ ‎(ещё ‎раз‏ ‎подчёркиваю: ‎я‏ ‎говорю‏ ‎не ‎о‏ ‎государстве-корпорации, ‎не ‎о ‎корпоративном ‎государстве,‏ ‎а ‎именно‏ ‎о‏ ‎КГ), ‎но ‎и‏ ‎в ‎других‏ ‎КГ, ‎где ‎люди ‎понимают,‏ ‎что‏ ‎на ‎всех‏ ‎не ‎хватит.‏ ‎Значит, ‎нужно, ‎чтобы ‎ограниченные ‎блага‏ ‎распределялись‏ ‎среди ‎своих,‏ ‎а ‎остальные‏ ‎идут ‎гулять.

Эти ‎процессы ‎идут ‎во‏ ‎всём‏ ‎мире‏ ‎и ‎воспроизводятся‏ ‎в ‎том‏ ‎числе ‎внутри‏ ‎«золотого‏ ‎миллиарда». ‎Посмотрим‏ ‎на ‎социальную ‎структуру ‎США. ‎Здесь‏ ‎0,4% ‎населения‏ ‎владеют‏ ‎от ‎30 ‎до‏ ‎50% ‎активов‏ ‎и ‎акций. ‎За ‎ними‏ ‎следуют‏ ‎4% ‎очень‏ ‎высокооплачиваемых ‎людей,‏ ‎главным ‎образом, ‎менеджеров. ‎Еще ‎16%‏ ‎зарабатывают‏ ‎несколько ‎меньше.‏ ‎Вместе ‎это‏ ‎— ‎16 ‎+ ‎4 ‎+‏ ‎0,4‏ ‎=‏ ‎20,4% ‎—‏ ‎группа, ‎доходы‏ ‎которой ‎растут.‏ ‎Далее‏ ‎следует ‎51%‏ ‎просто ‎наемной ‎рабочей ‎силы. ‎У‏ ‎них ‎с‏ ‎70-х‏ ‎годов ‎доходы ‎падают.‏ ‎Ну ‎и,‏ ‎наконец, ‎30% ‎бедных ‎и‏ ‎абсолютно‏ ‎бедных. ‎Таким‏ ‎образом, ‎даже‏ ‎в ‎богатой ‎части ‎мира ‎—‏ ‎так‏ ‎уж ‎строена‏ ‎система ‎позднего‏ ‎капитализма ‎— ‎социальные ‎перспективы, ‎как‏ ‎и‏ ‎в‏ ‎мире ‎в‏ ‎целом, ‎есть‏ ‎только ‎у‏ ‎20%‏ ‎населения. ‎Это‏ ‎победители, ‎а ‎победитель ‎получает ‎всё.‏ ‎Вопрос ‎в‏ ‎том,‏ ‎что ‎делать ‎с‏ ‎оставшимися ‎80%?‏ ‎В ‎разных ‎странах ‎судьба‏ ‎этого‏ ‎слоя ‎складывается‏ ‎по-разному ‎—‏ ‎в ‎зависимости ‎от ‎уровня ‎жизни‏ ‎данного‏ ‎общества. ‎Тем‏ ‎не ‎менее,‏ ‎общая ‎мировая ‎тенденция ‎налицо ‎—‏ ‎десоциализация‏ ‎огромной‏ ‎массы ‎населения,‏ ‎выталкивание ‎их‏ ‎из ‎общества.‏ ‎Объективно‏ ‎это ‎и‏ ‎есть ‎одна ‎из ‎задач ‎КГ.

Д.Драгунский. Мне‏ ‎кажется, ‎у‏ ‎нас‏ ‎есть ‎некоторое ‎смешение‏ ‎понятий. ‎Когда‏ ‎мы ‎говорим ‎«государство», ‎что‏ ‎мы‏ ‎имеем ‎в‏ ‎виду? ‎Когда‏ ‎мы ‎говорим ‎national ‎state, ‎мы‏ ‎имеем‏ ‎в ‎виду,‏ ‎грубо ‎говоря,‏ ‎страну. ‎Когда ‎мы ‎говорим ‎государство…

А.Фурсов. Нет,‏ ‎мы‏ ‎не‏ ‎имеем ‎в‏ ‎виду ‎страну.‏ ‎Мы ‎имеем‏ ‎в‏ ‎виду ‎институт.‏ ‎Конкретно ‎же ‎мы ‎имеем ‎в‏ ‎виду ‎такое‏ ‎государство,‏ ‎которое ‎включает ‎всех‏ ‎граждан ‎как‏ ‎индивидов.

Д.Драгунский. Тем ‎не ‎менее, ‎оно‏ ‎распространилось‏ ‎до ‎уровня‏ ‎страны.

А.Фурсов. Я ‎сразу‏ ‎возражу. ‎Дело ‎в ‎том, ‎что‏ ‎у‏ ‎state ‎несколько‏ ‎форм. ‎Территориальное‏ ‎государство ‎— ‎это ‎Людовик ‎XIV.‏ ‎Государство-нация,‏ ‎нация-государство,‏ ‎княжеское ‎государство‏ ‎— ‎это‏ ‎все ‎разные‏ ‎формы.‏ ‎Но ‎эволюция‏ ‎государства, ‎по ‎крайней ‎мере, ‎по‏ ‎нацию-государство ‎включительно,‏ ‎заключается‏ ‎в ‎том, ‎что‏ ‎каждая ‎новая‏ ‎форма ‎охватывает ‎в ‎качестве‏ ‎граждан‏ ‎всё ‎бóльшую‏ ‎часть ‎населения.‏ ‎Нация-государство ‎охватывает ‎всех ‎людей, ‎живущих‏ ‎в‏ ‎рамках ‎данной‏ ‎юрисдикции, ‎причём‏ ‎как ‎индивидов. ‎Нация-государство ‎состоит ‎не‏ ‎из‏ ‎общин,‏ ‎базовая ‎единица‏ ‎её ‎организация-индивид,‏ ‎т.е. ‎нация‏ ‎—‏ ‎это ‎этническая‏ ‎группа, ‎состоящая ‎из ‎индивидов ‎как‏ ‎базовых ‎социальных‏ ‎единиц,‏ ‎а ‎например, ‎не‏ ‎из ‎каст,‏ ‎кланов ‎или ‎иных ‎форм‏ ‎Gemeinwesen.‏ ‎Из ‎последних‏ ‎состоят ‎патримонии.

Д.Драгунский. Отлично.‏ ‎Я ‎в ‎данном ‎случае ‎ввожу‏ ‎лингвистическую‏ ‎переменную ‎«государство».‏ ‎Когда ‎мы‏ ‎говорим ‎«государство», ‎мы ‎не ‎можем‏ ‎сразу‏ ‎задавать‏ ‎фазу ‎logic‏ ‎с ‎первого‏ ‎слова. ‎Мы‏ ‎должны‏ ‎ее ‎немного‏ ‎уплотнить. ‎Потому ‎что ‎я ‎не‏ ‎понимаю: ‎мы‏ ‎говорим‏ ‎о ‎государственном ‎аппарате‏ ‎или ‎мы‏ ‎говорим ‎о ‎чем-то ‎большем?

А.Фурсов. Мы‏ ‎говорим‏ ‎об ‎институте.

Д.Драгунский. Об‏ ‎институте? ‎С‏ ‎точки ‎зрения ‎институционализма, ‎институт ‎—‏ ‎это‏ ‎норма ‎плюс‏ ‎санкция. ‎Или‏ ‎мы ‎говорим ‎об ‎институции? ‎О‏ ‎чем‏ ‎именно‏ ‎мы ‎говорим?‏ ‎О ‎некотором‏ ‎учреждении, ‎которое‏ ‎имеет‏ ‎людей, ‎репрессивный‏ ‎аппарат, ‎привратника..

А.Фурсов. О ‎комплексе ‎учреждений.

Д.Драгунский. Комплекс ‎учреждений.‏ ‎Ведь ‎институт,‏ ‎с‏ ‎точки ‎зрения ‎классического‏ ‎институционализма, ‎—‏ ‎это ‎не ‎есть ‎физическая‏ ‎реальность.‏ ‎Это ‎есть‏ ‎норма. ‎Мы‏ ‎говорим ‎о ‎государстве ‎как ‎физической‏ ‎реальности?

А.Фурсов. Институт‏ ‎— ‎это‏ ‎организационная ‎форма‏ ‎комплекса ‎функций ‎и ‎ролей ‎в‏ ‎единстве‏ ‎с‏ ‎их ‎«материальными»‏ ‎персонификаторами. ‎Речь‏ ‎идёт ‎о‏ ‎единстве‏ ‎функции ‎и‏ ‎субстанции.

Д. ‎Драгунский. Понятно. ‎Субстанция ‎там ‎есть.

А.Фурсов. Есть.

Д.Драгунский. То‏ ‎есть ‎это‏ ‎люди,‏ ‎которые ‎дорвались ‎до‏ ‎пирога.

А.Фурсов. Главное ‎в‏ ‎этих ‎людях ‎— ‎это‏ ‎функция.

Д.Драгунский. Разумеется.‏ ‎Почему ‎такая‏ ‎мешанина ‎получается?‏ ‎Потому ‎что ‎о ‎national ‎state‏ ‎несправедливо‏ ‎говорить, ‎потому‏ ‎что ‎все‏ ‎граждане ‎максимально ‎включены ‎в ‎…

А.Фурсов. В‏ ‎форме‏ ‎national‏ ‎state ‎государство‏ ‎и ‎страна‏ ‎— ‎это‏ ‎практически‏ ‎одно ‎и‏ ‎то ‎же, ‎но ‎это ‎вовсе‏ ‎не ‎так‏ ‎в‏ ‎других ‎формах, ‎будь‏ ‎то ‎княжеское‏ ‎государство ‎или ‎КГ.

А.Драгунский. Вот, ‎а‏ ‎в‏ ‎корпорации-государстве ‎—‏ ‎это ‎совершенно‏ ‎другое.

А.Фурсов. Совершенно ‎верно. ‎Так ‎же, ‎как‏ ‎в‏ ‎территориальном ‎государстве‏ ‎Людовика ‎XIV‏ ‎далеко ‎не ‎все ‎французы ‎были‏ ‎гражданами,‏ ‎они‏ ‎жили ‎в‏ ‎стране ‎Франция,‏ ‎но ‎они‏ ‎не‏ ‎были ‎базовыми‏ ‎единицами ‎государства ‎Франция.

Я.Бутаков. Не ‎вполне ‎понятно.‏ ‎Вы ‎говорите,‏ ‎государство-нация‏ ‎— ‎это ‎институт,‏ ‎включающий ‎в‏ ‎себя ‎индивидуумов. ‎Если ‎индивидуумов,‏ ‎тогда‏ ‎это ‎получается‏ ‎не ‎универсальная‏ ‎модель. ‎И ‎если ‎мы ‎действительно‏ ‎говорим‏ ‎о ‎формировании‏ ‎такой ‎модели‏ ‎в ‎XVI-XVII ‎веках, ‎то ‎вообще‏ ‎то‏ ‎государство‏ ‎состояло ‎не‏ ‎из ‎индивидов,‏ ‎а ‎из‏ ‎сословий,‏ ‎то ‎же‏ ‎европейское ‎государство…

А.Фурсов. Государство ‎( ‎state) ‎—‏ ‎это ‎вообще‏ ‎не‏ ‎универсальная ‎модель ‎организации‏ ‎власти. ‎Возникшее‏ ‎в ‎XIX ‎в. ‎в‏ ‎уже‏ ‎индивидуализированном, ‎главным‏ ‎образом, ‎послесословном‏ ‎социуме, ‎нация-государство ‎— ‎ещё ‎менее‏ ‎универсально,‏ ‎если ‎так‏ ‎можно ‎выразиться.‏ ‎Повторю ‎ещё ‎раз ‎— ‎государство‏ ‎возникло‏ ‎в‏ ‎конце ‎XV‏ ‎— ‎начале‏ ‎XVI ‎века.‏ ‎Его‏ ‎логика ‎заключалась‏ ‎в ‎том, ‎что ‎оно ‎перемалывало‏ ‎все ‎коллективные‏ ‎структуры.‏ ‎И ‎к ‎концу‏ ‎XVIII ‎века‏ ‎оно ‎их ‎постепенно ‎перемололо.‏ ‎Как‏ ‎только ‎это‏ ‎произошло, ‎физический‏ ‎индивид ‎в ‎Европе ‎стал ‎социальным‏ ‎индивидом.‏ ‎Физический ‎индивид‏ ‎и ‎социальный‏ ‎индивид ‎суть ‎разные ‎вещи. ‎Их‏ ‎несовпадение‏ ‎—‏ ‎скорее ‎норма‏ ‎(в ‎аристотелевском‏ ‎смысле) ‎для‏ ‎большей‏ ‎части ‎цивилизаций.‏ ‎В ‎Индии ‎социальным ‎индивидом ‎была‏ ‎каста, ‎в‏ ‎Китае‏ ‎- ‎клан, ‎в‏ ‎античном ‎мире‏ ‎— ‎полис ‎и ‎подобные‏ ‎ему‏ ‎структуры. ‎Возможность‏ ‎индивидуальной ‎субъектности‏ ‎заложена ‎в ‎христианстве, ‎однако ‎социальным‏ ‎фактом‏ ‎превращение ‎физического‏ ‎индивида ‎в‏ ‎социального ‎стало ‎в ‎Западной ‎Европе‏ ‎в‏ ‎XVII-XIX‏ ‎вв. ‎К‏ ‎середине ‎XIX‏ ‎в. ‎государство‏ ‎с‏ ‎помощью ‎репрессивных‏ ‎структур ‎повседневности ‎(а ‎кое-где ‎—‏ ‎революция) ‎и‏ ‎индустриализация‏ ‎атомизировали ‎сословное ‎общество‏ ‎Старого ‎Порядка‏ ‎и ‎реаранжировали ‎атомы-индивиды ‎в‏ ‎нацию,‏ ‎совпавшую ‎с‏ ‎государством. ‎Государство‏ ‎Наполеона ‎III ‎— ‎это ‎нация-государство‏ ‎индивидов,‏ ‎а ‎государство‏ ‎Людовика ‎XIV‏ ‎— ‎это ‎территориальное ‎государство ‎сословий.

Я.Бутаков. Сразу,‏ ‎исходя‏ ‎из‏ ‎этого, ‎при‏ ‎таком ‎методологическом‏ ‎подходе ‎возникает‏ ‎вопрос:‏ ‎а ‎в‏ ‎России ‎было ‎государство-нация?

А.Фурсов. Конечно, ‎не ‎было.‏ ‎Ни ‎государства-нации,‏ ‎ни‏ ‎нации-государства. ‎У ‎нас‏ ‎процесс ‎формирования‏ ‎нации ‎вообще ‎развивался ‎очень‏ ‎специфически.‏ ‎В ‎XVII-XIX‏ ‎вв. ‎верхушки‏ ‎Англии, ‎Франции ‎и ‎Германии ‎сумели‏ ‎навязать‏ ‎свои ‎ценности‏ ‎— ‎ценности‏ ‎формирующегося ‎буржуазного ‎общества ‎— ‎остальному‏ ‎населению,‏ ‎народу,‏ ‎который ‎вместе‏ ‎с ‎этими‏ ‎господствующими ‎группами‏ ‎превращался‏ ‎в ‎нацию.

В‏ ‎России ‎вышло ‎иначе. ‎В ‎XVIII‏ ‎— ‎начале‏ ‎XIX‏ ‎в. ‎господствующая ‎группа‏ ‎— ‎20-25%‏ ‎дворянства ‎— ‎превратилась ‎в‏ ‎нацию‏ ‎(со ‎своими‏ ‎ценностями, ‎языками‏ ‎— ‎французским ‎и ‎литературным ‎русским,‏ ‎—‏ ‎бытом ‎и‏ ‎т.д.), ‎а‏ ‎угнетённые ‎так ‎и ‎остались ‎народом‏ ‎(между‏ ‎ними‏ ‎— ‎прослойка‏ ‎бедных ‎дворян,‏ ‎разночинцев, ‎со‏ ‎второй‏ ‎половины ‎XIX‏ ‎в. ‎— ‎интеллигенция) ‎со ‎своими‏ ‎ценностями ‎и‏ ‎бытом.‏ ‎Произошёл, ‎как ‎писал‏ ‎В.О. ‎Ключевский,‏ ‎раскол ‎России ‎на ‎два‏ ‎уклада.‏ ‎С ‎одной‏ ‎стороны ‎—‏ ‎нация ‎господ, ‎с ‎другой ‎—‏ ‎народ‏ ‎угнетённых, ‎т.е.‏ ‎на ‎социальное‏ ‎измерение ‎наложилось ‎национальное. ‎Отсюда ‎—‏ ‎помимо‏ ‎прочего‏ ‎— ‎столь‏ ‎жестокий ‎характер‏ ‎вспыхнувшей ‎после‏ ‎революции‏ ‎гражданской ‎войны.‏ ‎Схватились ‎не ‎просто ‎угнетатели ‎и‏ ‎угнетённые, ‎но‏ ‎две‏ ‎принципиально ‎разные ‎этнически‏ ‎организованные ‎группы‏ ‎— ‎народ ‎и ‎нация.‏ ‎Народ‏ ‎пустил ‎кровь‏ ‎нации.

Я.Бутаков. Грозит ‎ли‏ ‎нам ‎перескочить ‎к ‎корпорации?

А.Фурсов. К ‎КГ?‏ ‎Грозит,‏ ‎безусловно. ‎Например,‏ ‎Бобит ‎в‏ ‎своей ‎книге ‎хорошо ‎показал, ‎как‏ ‎Франция‏ ‎перескочила‏ ‎от ‎территориального‏ ‎государства ‎к‏ ‎нации-государству, ‎почти‏ ‎миновав‏ ‎государство-нацию. ‎Швеция,‏ ‎которая ‎никогда ‎не ‎была ‎феодальной‏ ‎страной, ‎а,‏ ‎по‏ ‎сути, ‎поздневарварской, ‎перескочила‏ ‎в ‎XVI-XVIII‏ ‎века, ‎благодаря ‎военной ‎революции,‏ ‎в‏ ‎буржуазную ‎современность‏ ‎и ‎два‏ ‎века ‎была ‎молотом ‎Европы ‎и‏ ‎молотила‏ ‎всех ‎абсолютно.‏ ‎В ‎перескоках‏ ‎нет ‎ничего ‎необычного, ‎тем ‎более,‏ ‎если‏ ‎у‏ ‎них ‎есть‏ ‎фундамент. ‎У‏ ‎КГ ‎в‏ ‎послесоветской‏ ‎России ‎—‏ ‎прочный ‎фундамент. ‎Это ‎позднесоветские ‎министерства‏ ‎и ‎ведомства,‏ ‎точнее,‏ ‎те ‎из ‎них,‏ ‎которые ‎в‏ ‎силу ‎своего ‎рода ‎деятельности‏ ‎были‏ ‎связанны ‎со‏ ‎спецификой ‎выхода‏ ‎во ‎внешний, ‎капиталистический ‎мир. ‎Им‏ ‎очень‏ ‎мешал ‎центроверх‏ ‎— ‎так‏ ‎я ‎предпочитаю ‎называть ‎«советское ‎государство»,‏ ‎в‏ ‎крушении‏ ‎которого ‎они‏ ‎были ‎объективно‏ ‎заинтересованы. ‎В‏ ‎этом‏ ‎их ‎интерес,‏ ‎т.е. ‎интерес ‎части ‎номенклатуры, ‎объективно‏ ‎совпал ‎с‏ ‎интересами‏ ‎заинтересованных ‎групп ‎на‏ ‎Западе.

Не ‎только‏ ‎у ‎нас, ‎но ‎и‏ ‎у‏ ‎ряда ‎других‏ ‎стран ‎есть‏ ‎шанс ‎перескочить ‎фазу ‎нации-государства ‎и‏ ‎превратиться‏ ‎в ‎КГ.‏ ‎А ‎некоторые‏ ‎перепрыгнут ‎в ‎КГ ‎прямо ‎из‏ ‎состояния‏ ‎неопатримоний.‏ ‎Отсутствие ‎или‏ ‎слабость, ‎или‏ ‎отмирание ‎гражданского‏ ‎общества,‏ ‎с ‎одной‏ ‎стороны, ‎или ‎мощных ‎традиционных ‎институтов,‏ ‎неразрушенных ‎капитализмом,‏ ‎с‏ ‎другой, ‎весьма ‎способствует‏ ‎развитию ‎КГ.‏ ‎Это ‎ситуация ‎прежде ‎всего‏ ‎Латинской‏ ‎Америки, ‎Африки‏ ‎к ‎югу‏ ‎от ‎Сахары ‎и, ‎к ‎сожалению,‏ ‎ряда‏ ‎бывших ‎социалистических,‏ ‎а ‎ныне‏ ‎— ‎«криминально-капиталистических» ‎стран. ‎В ‎последних‏ ‎развитие‏ ‎КГ‏ ‎парадоксальным ‎образом‏ ‎есть ‎и‏ ‎процесс ‎формализации‏ ‎криминально-коррупционной‏ ‎экономики ‎и‏ ‎одновременно ‎борьбы ‎с ‎ней, ‎её‏ ‎ограничения. ‎Это‏ ‎двойственная‏ ‎природа ‎КГ ‎многое‏ ‎объясняет ‎в‏ ‎его ‎внутренней ‎политике.

Я.Бутаков. В ‎таком‏ ‎случае,‏ ‎здесь ‎можно‏ ‎говорить ‎не‏ ‎столько ‎даже ‎о ‎перескоке ‎на‏ ‎некоторый‏ ‎новый ‎этап,‏ ‎сколько ‎о‏ ‎сваливании ‎куда-то ‎в ‎бок, ‎о‏ ‎деградации

А.Фурсов. Это‏ ‎уже‏ ‎эмоциональная ‎окраска‏ ‎термина. ‎Практически‏ ‎любой ‎процесс‏ ‎можно‏ ‎представить ‎и‏ ‎как ‎сваливание ‎вбок. ‎Например, ‎Валлерстайн‏ ‎определяет ‎генезис‏ ‎капитализма‏ ‎в ‎Европе ‎как‏ ‎крупный ‎провал.‏ ‎Все ‎нормальные ‎общества, ‎пишет‏ ‎он,‏ ‎решали ‎свои‏ ‎проблемы ‎успешно,‏ ‎т.е. ‎давили ‎капитализм ‎в ‎зародыше.‏ ‎А‏ ‎Европа ‎не‏ ‎смогла ‎и‏ ‎породила ‎капитализм, ‎который ‎ее ‎и‏ ‎сожрал,‏ ‎т.е.‏ ‎оценка ‎зависит‏ ‎от ‎угла‏ ‎зрения.

А.Нагорный. Процессы ‎в‏ ‎Китайской‏ ‎Народной ‎Республике‏ ‎Вы ‎трактуете ‎тоже ‎с ‎точки‏ ‎зрения ‎подобной‏ ‎динамики?‏ ‎Потому ‎что ‎пример‏ ‎с ‎армией‏ ‎не ‎убедителен, ‎есть ‎целый‏ ‎ряд‏ ‎постановлений, ‎которые‏ ‎запрещают ‎хозяйственную‏ ‎деятельность. ‎Армия ‎подвержена ‎очень ‎большим…

А.Фурсов. По‏ ‎поводу‏ ‎Китая, ‎я‏ ‎уже ‎говорил,‏ ‎что ‎там ‎есть ‎ряд ‎особенностей.‏ ‎Общество,‏ ‎по‏ ‎крайней ‎мере,‏ ‎внешне, ‎довольно‏ ‎монолитное. ‎Однако‏ ‎по‏ ‎мере ‎интеграции‏ ‎в ‎глобальную ‎систему ‎там, ‎в‏ ‎силу ‎размеров‏ ‎и‏ ‎численности, ‎одной ‎КГ‏ ‎дело, ‎скорее‏ ‎всего, ‎не ‎обойдётся. ‎Их‏ ‎будет‏ ‎несколько. ‎Будущее‏ ‎Китая ‎зависит‏ ‎от ‎того, ‎смогут ‎ли ‎они‏ ‎договориться‏ ‎и ‎сформировать‏ ‎кластер, ‎и‏ ‎тогда ‎можно ‎будет ‎довольно ‎длительное‏ ‎время‏ ‎использовать‏ ‎общенациональную ‎«скорлупу».

Б.Блехман. Из‏ ‎вашего ‎рассказа‏ ‎следует, ‎что‏ ‎на‏ ‎наших ‎глазах‏ ‎разворачивается ‎глобальный ‎конфликт. ‎Внутри ‎населения‏ ‎на ‎каждой‏ ‎территории‏ ‎или ‎на ‎нескольких‏ ‎территориях. ‎И‏ ‎отражением ‎этого, ‎по-видимому, ‎являются‏ ‎последние‏ ‎избирательные ‎процессы:‏ ‎в ‎Соединенных‏ ‎Штатах ‎—примерно ‎равное ‎разделение ‎голосов,‏ ‎или‏ ‎выборы ‎в‏ ‎Италии ‎—‏ ‎на ‎днях. ‎И ‎так ‎далее.‏ ‎Какие‏ ‎угрозы‏ ‎такому, ‎с‏ ‎Вашей ‎тоски‏ ‎зрения, ‎естественному‏ ‎процессу‏ ‎развития ‎от‏ ‎нации-государства ‎в ‎государство-корпорацию ‎естественным ‎образом‏ ‎возникнут. ‎Простите,‏ ‎и‏ ‎то ‎и ‎другое‏ ‎— ‎«естественно».

А.Фурсов. Зыгмонт‏ ‎Бауман ‎в ‎работе ‎«Глобализация»‏ ‎выделил‏ ‎в ‎современном‏ ‎мире ‎две‏ ‎группы ‎— ‎«глобалы» ‎( ‎globals)‏ ‎и‏ ‎«локалы» ‎(‏ ‎locals), ‎их‏ ‎соотношение ‎— ‎20% ‎: ‎80%.‏ ‎Глобалы‏ ‎—‏ ‎это ‎те,‏ ‎кто ‎живёт‏ ‎в ‎глобальном‏ ‎пространстве,‏ ‎освоил ‎его‏ ‎и ‎эксплуатирует. ‎Локалы ‎— ‎это‏ ‎те, ‎кто‏ ‎привязан‏ ‎к ‎своей ‎местности‏ ‎и ‎может‏ ‎покинуть ‎её ‎только ‎в‏ ‎качестве‏ ‎беженцев. ‎Ясно,‏ ‎что ‎перспективы‏ ‎развития ‎есть ‎только ‎у ‎глобалов.‏ ‎Иными‏ ‎словами, ‎глобализация‏ ‎— ‎это,‏ ‎помимо ‎прочего, ‎пересортировка ‎человечества. ‎Кто-то‏ ‎(меньшинство)‏ ‎получает‏ ‎билет ‎в‏ ‎будущее, ‎а‏ ‎кто-то ‎—‏ ‎на‏ ‎Поле ‎Чудес‏ ‎в ‎Стране ‎Дураков, ‎т.е. ‎на‏ ‎помойку.

Более ‎того,‏ ‎в‏ ‎рамках ‎80% ‎локалов‏ ‎есть ‎огромная‏ ‎группа ‎«низов ‎ниже ‎низа».‏ ‎Это‏ ‎так ‎называемые‏ ‎slum ‎people‏ ‎— ‎трущобные ‎люди. ‎В ‎2003‏ ‎г.‏ ‎их ‎было‏ ‎921 ‎миллион‏ ‎человек, ‎сегодня ‎— ‎миллиард, ‎т.е.‏ ‎16,5%‏ ‎мирового‏ ‎населения; ‎если‏ ‎взять ‎те‏ ‎80%, ‎низом‏ ‎которых‏ ‎они ‎являются,‏ ‎то ‎цифра ‎будет ‎ещё ‎внушительнее.

Мир‏ ‎трущоб ‎занимает‏ ‎огромные‏ ‎пространства ‎Латинской ‎Америки,‏ ‎Африки ‎и‏ ‎Азии. ‎Люди ‎этого ‎мира‏ ‎ничего‏ ‎не ‎производят‏ ‎и ‎почти‏ ‎ничего ‎не ‎потребляют. ‎Средняя ‎продолжительность‏ ‎жизни‏ ‎— ‎20-25‏ ‎лет, ‎как‏ ‎в ‎Древнем ‎Риме.

К ‎2030 ‎г.‏ ‎численность‏ ‎трущобных‏ ‎людей ‎достигнет‏ ‎2 ‎млрд.‏ ‎(численность ‎мирового‏ ‎населения‏ ‎на ‎этот‏ ‎год ‎прогнозируется ‎8 ‎млрд.). Экологически ‎трущобы‏ ‎не ‎выдержат‏ ‎такого‏ ‎демографического ‎пресса, ‎и‏ ‎из ‎них‏ ‎начнётся ‎исход ‎населения, ‎вовсе‏ ‎немирный.‏ ‎Скорее ‎всего,‏ ‎это ‎будет‏ ‎новое ‎переселение ‎народов, ‎с ‎которым‏ ‎европейцам‏ ‎и ‎вообще‏ ‎миру ‎белых‏ ‎людей ‎будет ‎очень ‎трудно ‎справиться.‏ ‎Как‏ ‎решать‏ ‎эту ‎проблему?‏ ‎Говорят, ‎Р.Макнамара‏ ‎на ‎рубеже‏ ‎1970-х‏ ‎— ‎1980-х‏ ‎годов ‎сказал: ‎для ‎сохранения ‎современного‏ ‎мира ‎нужно‏ ‎либо‏ ‎снижение ‎рождаемости, ‎либо‏ ‎увеличение ‎смертности.‏ ‎Однако ‎мир ‎«трущобных ‎людей»‏ ‎продолжает‏ ‎расти, ‎несмотря‏ ‎на ‎низкую‏ ‎продолжительность ‎жизни, ‎СПИД ‎и ‎т.д.

Почему‏ ‎я‏ ‎об ‎этом‏ ‎говорю? ‎Дело‏ ‎в ‎том, ‎что ‎взрыв ‎2030-х‏ ‎годов,‏ ‎если‏ ‎он ‎произойдёт,‏ ‎может ‎весьма‏ ‎серьёзно ‎изменить‏ ‎логику‏ ‎развития ‎мира‏ ‎КГ, ‎а ‎то ‎и ‎просто‏ ‎смести ‎этот‏ ‎мир‏ ‎— ‎к ‎сожалению,‏ ‎вместе ‎с‏ ‎цивилизацией ‎или ‎тем, ‎что‏ ‎от‏ ‎неё ‎останется‏ ‎через ‎четверть‏ ‎века. ‎При ‎этом ‎новое ‎переселение‏ ‎народов‏ ‎может ‎наложиться‏ ‎на ‎борьбу‏ ‎между ‎глобалами ‎и ‎локалами ‎в‏ ‎«нетрущобной‏ ‎части»‏ ‎мира, ‎на‏ ‎самом ‎Западе.

Когда-то‏ ‎В.О.Ключевский, ‎а‏ ‎вслед‏ ‎за ‎ним‏ ‎С.Ф.Платонов ‎дали ‎схему ‎русской ‎смуты‏ ‎(она ‎«работает»‏ ‎для‏ ‎всех ‎русских ‎смут).‏ ‎Сначала ‎династическая‏ ‎фаза ‎— ‎борьбе ‎верхушки‏ ‎за‏ ‎власть; ‎вторая‏ ‎— ‎социальная‏ ‎фаза, ‎когда ‎в ‎борьбу ‎втягиваются‏ ‎практически‏ ‎все ‎слои‏ ‎общества ‎в‏ ‎весьма ‎замысловатых ‎комбинациях; ‎третья ‎—‏ ‎национально-религионая,‏ ‎когда‏ ‎ситуация ‎упрощается:‏ ‎вот ‎мы‏ ‎— ‎вот‏ ‎враг.‏ ‎Ситуация, ‎когда‏ ‎с ‎одной ‎стороны ‎оказывается ‎организованный‏ ‎в ‎КГ‏ ‎«золотой‏ ‎миллиард» ‎белых ‎(с‏ ‎высоким ‎процентом‏ ‎пожилого ‎населения) ‎главным ‎образом‏ ‎христиан‏ ‎или ‎политкорректных‏ ‎безродных ‎мультикультуралистов,‏ ‎эксплуататоров, ‎а ‎с ‎другой ‎—‏ ‎6-7‏ ‎миллиардов ‎эксплуатируемой‏ ‎и ‎(или)‏ ‎депривируемой ‎бедноты ‎с ‎тёмным ‎цветом‏ ‎кожи‏ ‎(с‏ ‎высоким ‎процентом‏ ‎молодёжи), ‎очень‏ ‎напоминает ‎национально-религиозную‏ ‎фазу‏ ‎смуты ‎—‏ ‎только ‎речь ‎идёт ‎о ‎глобальной‏ ‎смуте, ‎к‏ ‎которой‏ ‎приближается ‎мир ‎и‏ ‎которая, ‎по-видимому,‏ ‎станет ‎ответом ‎«слабых ‎мира‏ ‎сего»‏ ‎позднекапиталистическому ‎миру‏ ‎с ‎его‏ ‎КГ.

Когда-то ‎Б.Мур ‎проницательно ‎заметил, ‎что‏ ‎революции‏ ‎часто ‎рождаются‏ ‎не ‎из‏ ‎победного ‎клича ‎восходящих ‎классов, ‎а‏ ‎из‏ ‎предсмертного‏ ‎рёва ‎тех‏ ‎социальных ‎слоёв,‏ ‎над ‎которыми‏ ‎вот-вот‏ ‎сомкнутся ‎волны‏ ‎прогресса. ‎К ‎этому ‎надо ‎добавить,‏ ‎что ‎у‏ ‎того‏ ‎мирового ‎сегмента, ‎который‏ ‎определён ‎в‏ ‎жертву ‎позднекапиталистическому ‎прогрессу ‎есть‏ ‎союзник‏ ‎на ‎самом‏ ‎Западе/Севере ‎—‏ ‎это ‎выходцы ‎из ‎Азии, ‎Африки‏ ‎и‏ ‎Латинской ‎Америки.‏ ‎По ‎прогнозам,‏ ‎к ‎2025 ‎г. ‎они ‎составят‏ ‎до‏ ‎30%‏ ‎населения ‎крупнейших‏ ‎городов ‎Севера.‏ ‎Отсюда ‎—‏ ‎всего‏ ‎лишь ‎шаг‏ ‎до ‎того, ‎что ‎Арнолд ‎Тойнби‏ ‎называл ‎«союзом‏ ‎внутреннего‏ ‎и ‎внешнего ‎пролетариата»,‏ ‎только ‎«пролетариат»‏ ‎надо ‎заменить ‎на ‎«опасные‏ ‎классы». Значительная‏ ‎масса ‎низов‏ ‎самогó ‎ядра‏ ‎капсистемы ‎возвращается ‎в ‎то ‎состояние,‏ ‎в‏ ‎котором ‎она‏ ‎находилась ‎в‏ ‎раннекапиталистическую ‎эпоху ‎— ‎вплоть ‎до‏ ‎середины‏ ‎XIX‏ ‎в., ‎на‏ ‎входе ‎в‏ ‎системный ‎капитализм.‏ ‎Вход‏ ‎и ‎выход‏ ‎часто ‎похожи. ‎Иными ‎словами, ‎КГ‏ ‎как ‎принципиально‏ ‎исключающий‏ ‎(десоциализация, ‎денационализация) ‎тип‏ ‎государственности ‎ускоряет‏ ‎общий ‎системный ‎кризис ‎капитализма‏ ‎и‏ ‎подталкивает ‎его‏ ‎к ‎глобальной‏ ‎смуте, ‎точнее, ‎к ‎её ‎национально-религиозной‏ ‎фазе,‏ ‎которую ‎уже‏ ‎неудачно ‎окрестили‏ ‎«столкновением ‎цивилизаций», ‎что ‎скрывает ‎реальную‏ ‎суть‏ ‎происходящих‏ ‎процессов.

Б.Блехман. А ‎Вы‏ ‎не ‎можете‏ ‎опрокинуть ‎этот‏ ‎проект‏ ‎на ‎Россию?‏ ‎Потому ‎что ‎на ‎самом ‎деле‏ ‎то ‎же‏ ‎самое,‏ ‎что ‎Вы ‎рассказываете,‏ ‎с ‎другими‏ ‎наименованиями, ‎с ‎другими ‎фамилиями‏ ‎реализуется‏ ‎здесь.

А.Фурсов. Опрокинуть ‎этот‏ ‎проект, ‎а‏ ‎точнее ‎прогноз ‎на ‎Россию ‎можно‏ ‎только‏ ‎с ‎очень‏ ‎серьёзными ‎оговорками.‏ ‎У ‎нас ‎идёт ‎процесс ‎депопуляции.‏ ‎У‏ ‎нас‏ ‎не ‎только‏ ‎сокращение ‎рождаемости,‏ ‎как ‎на‏ ‎Западе,‏ ‎но ‎и‏ ‎рост ‎смертности, ‎причём ‎в ‎возрастных‏ ‎когортах ‎от‏ ‎20‏ ‎до ‎60 ‎лет.‏ ‎И ‎в‏ ‎то ‎же ‎время ‎миграция‏ ‎из‏ ‎Закавказья ‎и‏ ‎Средней ‎Азии.‏ ‎И ‎опять ‎различие ‎с ‎Западом:‏ ‎значительная,‏ ‎хотя, ‎безусловно,‏ ‎меньшая ‎часть‏ ‎мигрантов ‎оказывается ‎в ‎Москве ‎и‏ ‎других‏ ‎русских‏ ‎городах ‎не‏ ‎в ‎качестве‏ ‎эксплуатируемой ‎группы,‏ ‎а‏ ‎в ‎качестве‏ ‎«хозяев ‎жизни».

К ‎этому ‎надо ‎добавить‏ ‎большие ‎размеры‏ ‎нашей‏ ‎страны, ‎слабую ‎хозяйственную‏ ‎связность ‎экономического‏ ‎пространства, ‎затруднённость ‎добывания ‎многих‏ ‎видов‏ ‎сырья, ‎например,‏ ‎по ‎сравнению‏ ‎с ‎Африкой, ‎целый ‎ряд ‎других‏ ‎трудностей.‏ ‎В ‎то‏ ‎же ‎время‏ ‎РФ ‎даже ‎в ‎её ‎нынешнем‏ ‎виде‏ ‎—‏ ‎это ‎не‏ ‎«третий ‎мир»‏ ‎и, ‎уверен,‏ ‎им‏ ‎не ‎станет,‏ ‎несмотря ‎на ‎внешнее ‎сходство ‎некоторых‏ ‎аспектов ‎развития.

Б.Блехман. Целеполагание‏ ‎разных‏ ‎корпораций, ‎вполне ‎очевидно,‏ ‎различается. ‎Соответственно‏ ‎с ‎этим ‎отличаются ‎и‏ ‎инвестиционные‏ ‎стратегии. ‎В‏ ‎Российской ‎Федерации‏ ‎сейчас ‎сформирована ‎и ‎реализуется ‎корпорация,‏ ‎назовем‏ ‎ее ‎условно,‏ ‎«Силовая ‎труба».‏ ‎С ‎вашей ‎точки ‎зрения…

А.Фурсов. Я ‎называю‏ ‎это‏ ‎Вест-российская‏ ‎компания.

Б.Блехман. Ост-Индская ‎тоже‏ ‎занималась…

А.Фурсов. Да. ‎Но‏ ‎самое ‎главное,‏ ‎что‏ ‎она ‎«вест».‏ ‎Российская, ‎но ‎«вест».

Б.Блехман. Просто ‎«оста» ‎нет.‏ ‎С ‎вашей‏ ‎точки‏ ‎зрения ‎как ‎может‏ ‎развернуться ‎столкновение‏ ‎целеполаганий ‎и ‎инвестиционных ‎стратегий‏ ‎корпорации‏ ‎«Труба» ‎с‏ ‎западными ‎стратегиями?‏ ‎И ‎как ‎эти ‎целеполагания ‎отразятся‏ ‎на‏ ‎развитии ‎страны?

А.Фурсов. Не‏ ‎знаю. ‎Очень‏ ‎трудно ‎прогнозировать ‎развитие, ‎когда ‎общество‏ ‎находится‏ ‎в‏ ‎точке ‎бифуркации,‏ ‎т.е. ‎в‏ ‎такой ‎точке,‏ ‎где‏ ‎у ‎системы‏ ‎— ‎максимум ‎выбора. ‎Хотя, ‎разумеется,‏ ‎это ‎максимум‏ ‎в‏ ‎рамках ‎некоего ‎коридора‏ ‎возможностей, ‎пусть‏ ‎и ‎весьма ‎широкого. ‎Например,‏ ‎август‏ ‎1917 ‎г.‏ ‎Выбор ‎вариантов‏ ‎— ‎от ‎диктатуры ‎Корнилова ‎до‏ ‎диктатуры‏ ‎большевиков. ‎Но‏ ‎в ‎коридоре‏ ‎«диктатуры». ‎Керенский ‎и ‎так ‎называемые‏ ‎«демократы»‏ ‎—‏ ‎out ‎of‏ ‎game.

Ещё ‎одна‏ ‎сторона ‎дела‏ ‎заключается‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎мы ‎до ‎сих ‎пор‏ ‎проедаем ‎советское‏ ‎прошлое.‏ ‎Одно ‎дело ‎—‏ ‎борьба ‎в‏ ‎условиях, ‎когда ‎есть ‎что‏ ‎проедать.‏ ‎Другое ‎дело‏ ‎— ‎когда‏ ‎всё ‎или ‎почти ‎всё ‎проедено,‏ ‎утилизовано‏ ‎— ‎а‏ ‎мы, ‎похоже,‏ ‎приближаемся ‎к ‎этому ‎пункту. ‎Здесь‏ ‎алгоритм‏ ‎и‏ ‎логика ‎целеполагания‏ ‎и ‎борьбы‏ ‎могут ‎существенно‏ ‎измениться.

Б.Блехман. Или,‏ ‎например, ‎кончится‏ ‎раньше, ‎чем ‎свернется ‎та ‎стратегия‏ ‎трубы. ‎Как‏ ‎Сурков‏ ‎сказал: ‎«Нам ‎бы‏ ‎десять ‎лет‏ ‎продержаться, ‎да ‎еще ‎пять‏ ‎лет‏ ‎простоять».

А.Фурсов. Да, ‎похоже.

Такие‏ ‎ситуации, ‎в‏ ‎силу ‎того, ‎что ‎Гегель ‎называл‏ ‎«коварство‏ ‎истории», ‎порой‏ ‎имеют ‎тенденцию‏ ‎разворачиваться ‎в ‎противоположную ‎сторону.

М.Ремизов. Мне ‎понятна‏ ‎Ваша‏ ‎базовая‏ ‎логика. ‎Я‏ ‎бы ‎ее‏ ‎полностью ‎с‏ ‎интересом‏ ‎безоговорочно ‎принял,‏ ‎но ‎есть ‎один ‎момент, ‎который‏ ‎кажется ‎мне‏ ‎самым‏ ‎сложным ‎моментом ‎аргументации.‏ ‎Вы ‎упираетесь‏ ‎на ‎то, ‎что ‎средние‏ ‎классы‏ ‎нынешних ‎развитых‏ ‎западных ‎стран‏ ‎тоже ‎оказываются ‎в ‎числе ‎серьезно‏ ‎пострадавших,‏ ‎теряющих ‎в‏ ‎ходе ‎этого‏ ‎процесса. ‎И, ‎в ‎конечном ‎счете,‏ ‎они‏ ‎могут‏ ‎быть ‎выведены‏ ‎из ‎круга‏ ‎солидарности ‎экономической.‏ ‎Насколько‏ ‎Вам ‎кажется‏ ‎это ‎вероятным? ‎Какие ‎существуют ‎симптомы‏ ‎и ‎признаки‏ ‎на‏ ‎экономическом ‎уровне? ‎Либо,‏ ‎все-таки, ‎условно‏ ‎говоря, ‎более ‎развитые ‎страны‏ ‎сохранят‏ ‎в ‎значительной‏ ‎мере ‎характер‏ ‎команд, ‎сплоченных ‎в ‎этой ‎борьбе‏ ‎за‏ ‎разделение ‎ресурсов,‏ ‎за ‎разделение‏ ‎труда, ‎и ‎так ‎далее? ‎Или‏ ‎нынешний‏ ‎западный‏ ‎белый ‎средний‏ ‎класс ‎будет‏ ‎полностью ‎выброшен‏ ‎из‏ ‎золотого ‎миллиарда?

А.Фурсов. Одиниз‏ ‎очевидных ‎симптомов ‎— ‎ухудшение ‎экономического‏ ‎положения ‎среднего‏ ‎класса.‏ ‎Это ‎статистический ‎факт.‏ ‎А ‎вот‏ ‎как ‎будут ‎складываться ‎отношения‏ ‎среднего‏ ‎класса ‎с‏ ‎верхушками ‎в‏ ‎различных ‎странах, ‎это ‎во ‎многом‏ ‎будет‏ ‎зависеть ‎от‏ ‎страновой ‎специфики.‏ ‎Пример ‎из ‎истории ‎начала ‎ХХ‏ ‎в.‏ ‎—‏ ‎Англия ‎и‏ ‎Германия. ‎В‏ ‎Англии ‎среднему‏ ‎классу‏ ‎кое-что, ‎и‏ ‎порой ‎немало, ‎перепадало ‎в ‎результате‏ ‎колониальной ‎эксплуатации.‏ ‎Кроме‏ ‎того, ‎он ‎был‏ ‎довольно ‎тесно‏ ‎связан ‎с ‎консервативными ‎верхами,‏ ‎встроен‏ ‎в ‎их‏ ‎систему ‎(одно‏ ‎из ‎частных ‎проявлений ‎этой ‎связи‏ ‎—‏ ‎социальная ‎и‏ ‎психологическая ‎природа‏ ‎классического ‎английского ‎детектива). ‎Средний ‎класс‏ ‎не‏ ‎бросил‏ ‎вызов ‎элите,‏ ‎разделял ‎её‏ ‎ценности. ‎Англия,‏ ‎при‏ ‎целом ‎ряде‏ ‎внутренних ‎конфликтов, ‎осталась ‎монолитом.

В ‎Германии‏ ‎средний ‎класс‏ ‎не‏ ‎был ‎столь ‎тесно‏ ‎связан ‎с‏ ‎верхушкой; ‎у ‎Германии ‎не‏ ‎было‏ ‎колоний, ‎чтобы‏ ‎подкармливать ‎средний‏ ‎класс, ‎которому, ‎к ‎тому ‎же,‏ ‎угрожала‏ ‎пролетаризация. ‎Результат‏ ‎— ‎национал-социалистическая‏ ‎революция ‎и ‎создание ‎такого ‎режима,‏ ‎который‏ ‎уничтожил‏ ‎около ‎5‏ ‎тыс. ‎представителей‏ ‎немецкой ‎аристократии,‏ ‎т.е.‏ ‎основательно ‎почистил‏ ‎её: ‎в ‎Англии ‎подобное ‎было‏ ‎невозможно.

Если ‎вернуться‏ ‎от‏ ‎странового ‎уровня ‎к‏ ‎мировому, ‎то‏ ‎я ‎хочу ‎напомнить ‎доклад‏ ‎«Кризис‏ ‎демократии», ‎о‏ ‎котором ‎я‏ ‎говорил ‎выше. ‎Его ‎рекомендация ‎—‏ ‎снизить‏ ‎политический ‎потенциал‏ ‎возможных ‎противников‏ ‎истеблишмента ‎путём ‎определённой ‎дедемократизации ‎и‏ ‎апатизации‏ ‎населения‏ ‎— ‎последовательно‏ ‎реализуется ‎на‏ ‎Западе ‎в‏ ‎последние‏ ‎тридцать ‎лет,‏ ‎получив ‎ускорение ‎после ‎крушения ‎советского‏ ‎коммунизма ‎и‏ ‎распада‏ ‎СССР. ‎Если ‎жизнь‏ ‎в ‎лице‏ ‎«железной ‎пяты» ‎и ‎её‏ ‎КГ‏ ‎прижмёт ‎средний‏ ‎класс ‎к‏ ‎канатам, ‎то ‎возможна ‎реакция ‎—‏ ‎действие‏ ‎равно ‎противодействию.‏ ‎А ‎вот‏ ‎конкретное ‎развитие ‎событий, ‎выбор ‎форм‏ ‎и‏ ‎стратегий‏ ‎борьбы ‎будет‏ ‎зависеть ‎от‏ ‎конкретных ‎условий.

Здесь‏ ‎я‏ ‎опять ‎приведу‏ ‎пример ‎из ‎истории. ‎Во ‎Франции‏ ‎основными ‎формами‏ ‎организации‏ ‎трудящихся ‎в ‎борьбе‏ ‎за ‎свои‏ ‎интересы ‎были ‎анархизм ‎и‏ ‎синдикализм,‏ ‎в ‎Англии‏ ‎— ‎лейборизм,‏ ‎в ‎Германии ‎— ‎социал-демократия. ‎Почему‏ ‎такое‏ ‎разнообразие ‎форм?‏ ‎Убедительный ‎ответ‏ ‎на ‎этот ‎вопрос ‎дал ‎известный‏ ‎специалист‏ ‎по‏ ‎политической ‎социологии‏ ‎П. ‎Бирнбаум.‏ ‎В ‎основе‏ ‎его‏ ‎типологии ‎государственно-политических‏ ‎структур ‎европейских ‎стран ‎в ‎Новое‏ ‎время ‎лежат‏ ‎такие‏ ‎факторы ‎как ‎степень‏ ‎институциализации ‎государства‏ ‎и ‎степень ‎его ‎дифференцированности‏ ‎от‏ ‎господствующего ‎класса.‏ ‎Франция ‎—‏ ‎высокоинституциализированное ‎государство, ‎отделённое ‎от ‎господствующего‏ ‎класса;‏ ‎в ‎результате‏ ‎государство ‎выступает‏ ‎как ‎главный ‎агент ‎господства, ‎а‏ ‎следовательно‏ ‎контрстратегиями‏ ‎будут ‎анархизм‏ ‎(отрицание, ‎разрушение‏ ‎государства) ‎и‏ ‎синдикализм.‏ ‎Германия ‎—‏ ‎высокоинституциализированное ‎государство, ‎тесно ‎связанное ‎с‏ ‎господствующим ‎классом‏ ‎—‏ ‎юнкерами; ‎в ‎этом‏ ‎случае ‎главной‏ ‎оргформой ‎борьбы ‎становится ‎социал-демократия‏ ‎—‏ ‎курс ‎на‏ ‎классовую ‎борьбу‏ ‎и ‎не ‎на ‎разрушение, ‎а‏ ‎на‏ ‎захват ‎государственной‏ ‎власти. ‎Великобритания‏ ‎— ‎слабоинституциализированное ‎государство, ‎дифференцированное ‎от‏ ‎господствующего‏ ‎класса;‏ ‎отсюда ‎—‏ ‎лейборизм, ‎т.е.‏ ‎борьба ‎за‏ ‎экономические‏ ‎условия, ‎а‏ ‎не ‎за ‎политические ‎права.

Таким ‎образом,‏ ‎соотношение ‎государства‏ ‎и‏ ‎господствующего ‎класса, ‎их‏ ‎характеристики ‎в‏ ‎значительной ‎степени ‎будут ‎определять‏ ‎конкретные‏ ‎параметры ‎ситуации‏ ‎среднего ‎класса,‏ ‎его ‎положение ‎и ‎к ‎тому‏ ‎же‏ ‎формы ‎и‏ ‎скорость ‎развития‏ ‎КГ. ‎Что ‎касается ‎позднесоветского ‎и‏ ‎послесоветского‏ ‎средних‏ ‎классов ‎и‏ ‎— ‎шире‏ ‎— ‎средних‏ ‎классов‏ ‎Восточной ‎Европы,‏ ‎то ‎они ‎практически ‎уничтожены. ‎В‏ ‎1989 ‎г.‏ ‎в‏ ‎Восточной ‎Европе, ‎включая‏ ‎европейскую ‎часть‏ ‎СССР, ‎за ‎чертой ‎бедности‏ ‎жило‏ ‎14 ‎млн.‏ ‎человек, ‎в‏ ‎1996 ‎г. ‎— ‎169 ‎млн.‏ ‎Всего‏ ‎за ‎6-7‏ ‎лет ‎был‏ ‎сметён ‎социалистический ‎средний ‎класс. ‎В‏ ‎1980-е‏ ‎годы‏ ‎Запад ‎с‏ ‎помощью ‎структурных‏ ‎реформ ‎МВФ‏ ‎проделал‏ ‎то ‎же‏ ‎самое ‎со ‎средним ‎классом ‎Латинской‏ ‎Америки ‎—‏ ‎в‏ ‎регионе, ‎где ‎активно‏ ‎развивается ‎КГ.‏ ‎Теперь ‎главный ‎претендент ‎на‏ ‎выкашивание‏ ‎— ‎средний‏ ‎класс ‎ядра‏ ‎капсистемы.

М.Ремизов. И ‎на ‎периферии.

А.Фурсов. Да ‎периферия ‎уже‏ ‎и‏ ‎так ‎подчищена.‏ ‎Здесь ‎кого‏ ‎можно, ‎уже ‎выкосили, ‎остались ‎кусочки‏ ‎полупериферии‏ ‎и‏ ‎ядро, ‎центр.‏ ‎С ‎1945‏ ‎по ‎1985‏ ‎г.‏ ‎раскрестьянили ‎французское‏ ‎крестьянство, ‎с ‎1970-х ‎годов ‎Ластиком‏ ‎Истории ‎начали‏ ‎стирать‏ ‎рабочий ‎класс ‎—‏ ‎обе ‎группы‏ ‎были ‎базовыми ‎для ‎нации-государства.‏ ‎Осталась‏ ‎«третья ‎голова»‏ ‎— ‎средний‏ ‎класс, ‎и ‎топор ‎уже ‎занесён.‏ ‎Я‏ ‎бы ‎даже‏ ‎сказал ‎так:‏ ‎КГ ‎и ‎есть ‎прежде ‎всего‏ ‎«властная‏ ‎заточка»‏ ‎гипербуржуазии ‎против‏ ‎среднего ‎класса,‏ ‎киллер, ‎которому‏ ‎этот‏ ‎класс ‎заказали.

А.Нагорный. Хочу‏ ‎сказать, ‎что ‎очень ‎интересный ‎доклад.‏ ‎Но ‎есть‏ ‎много‏ ‎дискуссионных ‎вещей, ‎потому‏ ‎что ‎это‏ ‎раскладывается ‎по ‎секторам, ‎а‏ ‎общая‏ ‎картина ‎может‏ ‎быть ‎все-таки‏ ‎несколько ‎другая.

У ‎меня ‎вопрос ‎культурологического‏ ‎плана.‏ ‎Мы ‎находимся‏ ‎сейчас ‎на‏ ‎пороге ‎крупнейших ‎изменений: ‎экономических, ‎финансовых.‏ ‎В‏ ‎частности,‏ ‎Америка ‎висит‏ ‎на ‎волоске.‏ ‎И ‎это‏ ‎может‏ ‎произойти ‎буквально‏ ‎в ‎следующем ‎месяце. ‎Может ‎быть,‏ ‎это ‎продлится‏ ‎еще‏ ‎год, ‎но ‎крушение‏ ‎долларовой ‎системы‏ ‎неизбежно. ‎Что ‎будет ‎потом?‏ ‎Никто‏ ‎не ‎знает.‏ ‎Может ‎быть,‏ ‎это ‎приведет ‎к ‎согласованию, ‎к‏ ‎какому-то‏ ‎клубу ‎пяти-шести‏ ‎центров, ‎которые‏ ‎будут ‎создавать ‎новую ‎систему ‎валютно-финансовых‏ ‎расчетов.‏ ‎Может‏ ‎быть, ‎это‏ ‎все ‎упадет‏ ‎в ‎некое‏ ‎региональное‏ ‎объединение ‎и‏ ‎столкновение ‎этих ‎сверхкрупных ‎регионов. ‎Говорить,‏ ‎конечно, ‎трудно.

Но‏ ‎совершенно‏ ‎ясно, ‎что ‎это‏ ‎крушение ‎доллара,‏ ‎оно ‎приведет ‎к ‎усилению‏ ‎этих‏ ‎процессов. ‎В‏ ‎частности, ‎что‏ ‎касается ‎среднего ‎класса ‎в ‎Америке.‏ ‎Вы‏ ‎знаете, ‎пенсионные‏ ‎фонды, ‎страховые‏ ‎— ‎ноль, ‎банки ‎— ‎ноль.‏ ‎И‏ ‎что‏ ‎там ‎остается,‏ ‎никто ‎не‏ ‎знает. ‎Они‏ ‎печатают,‏ ‎печатают, ‎печатают.‏ ‎Но ‎это ‎все ‎всем ‎остальным‏ ‎сильно ‎надоело.

В‏ ‎МВФ‏ ‎китайцы ‎выдвинули ‎новую‏ ‎программу, ‎новые‏ ‎требования. ‎Как ‎вы ‎думаете,‏ ‎эти‏ ‎крупномасштабные ‎изменения,‏ ‎которые ‎могут‏ ‎привести ‎к ‎очень ‎крупной ‎цивилизационной‏ ‎войне,‏ ‎как ‎они‏ ‎скажутся ‎на‏ ‎вашей ‎концепции?

А.Фурсов. На ‎эти ‎вопросы ‎я‏ ‎могу‏ ‎дать‏ ‎только ‎общие‏ ‎ответы. ‎Крушение‏ ‎долларовой ‎системы,‏ ‎конечно‏ ‎же, ‎подорвёт‏ ‎средний ‎класс. ‎В ‎то ‎же‏ ‎время ‎она‏ ‎может‏ ‎организовать ‎сегменты ‎экс-среднего‏ ‎класса ‎на‏ ‎борьбу ‎с ‎«железной ‎пятой»‏ ‎и‏ ‎рванёт ‎революция.‏ ‎Часто ‎говорят:‏ ‎сегодня ‎на ‎Западе ‎и ‎в‏ ‎России‏ ‎революция ‎невозможна:‏ ‎налицо ‎социальная‏ ‎апатия, ‎нет ‎революционного ‎субъекта ‎и‏ ‎т.д.‏ ‎Всё‏ ‎так. ‎Но‏ ‎революция ‎—‏ ‎это ‎такая‏ ‎штука,‏ ‎которая ‎вспыхивает‏ ‎мгновенно, ‎преобразуя ‎в ‎момент ‎статичную‏ ‎энергию ‎в‏ ‎динамическую‏ ‎и ‎обрушивая ‎как‏ ‎прогнившие, ‎так‏ ‎и ‎прочные ‎стены. ‎Именно‏ ‎так‏ ‎происходили ‎великие‏ ‎революции ‎эпохи‏ ‎Модерна ‎— ‎французская ‎1789 ‎г.‏ ‎и‏ ‎русская ‎1917г.

Смотреть: 1 час 24+ мин
logo Prox Blog

МОДАЛЬНОСТЬ #1: Капитал. #1

Материал ‎должен‏ ‎был ‎выйти ‎давно, ‎но ‎по‏ ‎причинам ‎ПРЯМО‏ ‎вытекающим‏ ‎из ‎содержания ‎статьи,‏ ‎а ‎также‏ ‎по ‎тем ‎причинам ‎что‏ ‎тут‏ ‎не ‎были‏ ‎- ‎ПОКА‏ ‎- ‎указаны, ‎публикация ‎получилась ‎только‏ ‎сейчас‏ ‎и ‎в‏ ‎том ‎виде,‏ ‎который ‎есть ‎для ‎#1.

Этот ‎материал‏ ‎стал‏ ‎возможен‏ ‎благодаря ‎двум‏ ‎женщинам: ‎первая‏ ‎– ‎представительница‏ ‎самой‏ ‎распространенной ‎фамилии‏ ‎в ‎России; ‎вторая ‎– ‎этнически‏ ‎относится ‎к‏ ‎одному‏ ‎из ‎гордых ‎народов‏ ‎Кавказа.

О ‎значимости‏ ‎и ‎влиянии ‎своего ‎вклада‏ ‎они‏ ‎и ‎не‏ ‎догадываются, ‎хотя‏ ‎именно ‎благодаря ‎им ‎вы ‎имеете‏ ‎возможность‏ ‎сейчас ‎читать‏ ‎эту ‎статью‏ ‎и ‎материалы ‎этого ‎блога ‎что‏ ‎здесь,‏ ‎что‏ ‎на aftershock.news.

Капитал, ‎как‏ ‎в ‎прямом,‏ ‎так ‎и‏ ‎в‏ ‎переносном ‎смысле,‏ ‎который ‎они ‎предоставили ‎автору ‎этих‏ ‎строк, ‎стал‏ ‎тем‏ ‎Ресурсом, ‎который ‎позволяет,‏ ‎пока ‎что‏ ‎ещё, ‎говорить, ‎в ‎данном‏ ‎конкретном‏ ‎случае, ‎о‏ ‎Капитале ‎как‏ ‎таковом, ‎точнее ‎об ‎определенной ‎части‏ ‎его‏ ‎генезиса ‎и‏ ‎реализации.

И ‎если‏ ‎2 ‎женщины ‎по ‎мере ‎сил‏ ‎своих‏ ‎обеспечили‏ ‎продолжение ‎работы‏ ‎автора, ‎то‏ ‎что ‎же‏ ‎можно‏ ‎предположить ‎о‏ ‎Капитале, ‎который ‎формировался ‎и ‎накапливался‏ ‎Сотнями ‎лет‏ ‎и‏ ‎Тысячелетиями?

Общественно ‎значимые ‎личности,‏ ‎в ‎том‏ ‎числе ‎политически ‎значимые, ‎авторитеты,‏ ‎эксперты,‏ ‎лидеры ‎общественных‏ ‎мнений, ‎фронтмены‏ ‎различных ‎движений ‎почему-то ‎не ‎говорят‏ ‎об‏ ‎этом, ‎не‏ ‎обсуждают ‎эти‏ ‎темы, ‎обходят ‎стороной, ‎предают ‎умолчанию‏ ‎и‏ ‎соблюдают‏ ‎консенсус ‎–‏ ‎общий ‎-‏ ‎в ‎отношении‏ ‎этого‏ ‎вопроса.

Как ‎если‏ ‎бы ‎ничего ‎не ‎было, ‎не‏ ‎существовало ‎и‏ ‎не‏ ‎существует, ‎не ‎может‏ ‎существовать, ‎а‏ ‎есть ‎и ‎такие, ‎что‏ ‎считают‏ ‎будто ‎Ресурсы‏ ‎Орденов, ‎Компаний,‏ ‎Корпораций ‎и ‎Семей ‎их ‎возглавляющих‏ ‎при‏ ‎простой ‎форме‏ ‎реорганизации ‎просто‏ ‎пропадают, ‎исчезают ‎в ‎никуда.

Мы ‎же‏ ‎с‏ ‎вами‏ ‎осмотримся ‎вокруг‏ ‎известной ‎интересующимся‏ ‎и ‎специалистам‏ ‎информации,‏ ‎сделаем во ‎второй‏ ‎итерации ‎- ‎#2 ‎- материала ‎практические,‏ ‎пусть ‎только‏ ‎и‏ ‎некоторые, ‎выводы, ‎дабы‏ ‎нашим ‎близким‏ ‎и ‎родным ‎не ‎попадаться‏ ‎на‏ ‎уловки ‎тех,‏ ‎кто ‎реализует‏ ‎потенциал ‎имеющихся, ‎предоставленных ‎им ‎ресурсов‏ ‎полной‏ ‎мере ‎наличествующих‏ ‎сил ‎и‏ ‎возможностей.

Я ‎же ‎выражаю ‎благодарность ‎двум‏ ‎женщинам,‏ ‎благодаря‏ ‎которым ‎жизни‏ ‎многих ‎не‏ ‎будут ‎пущены‏ ‎под‏ ‎откос ‎коварными‏ ‎увещеваниями, ‎подлыми ‎недосказанностями ‎и ‎губительной‏ ‎ложью, ‎сама‏ ‎возможность‏ ‎действия ‎которых ‎есть‏ ‎следствие ‎тьмы‏ ‎невежества.

 Развеять ‎тьму ‎невежества ‎всегда‏ ‎можно‏ ‎светом ‎знания.

Знание‏ ‎на ‎индивидуальном‏ ‎уровне ‎сознания ‎отражается ‎по-разному:

Знание ‎как‏ ‎простая‏ ‎информированность ‎о‏ ‎чем-либо ‎-‏ ‎информация;

 Знание ‎как ‎понимание ‎чего-либо- ‎Понимание;

Знание‏ ‎как‏ ‎понимание,‏ ‎которое ‎мы‏ ‎можем ‎применять‏ ‎и ‎использовать‏ ‎на‏ ‎практике ‎–‏ ‎Знание;

Знание, ‎с ‎котором ‎мы ‎может‏ ‎соизмерять ‎свои‏ ‎поступки,‏ ‎действия, ‎мысли, ‎или‏ ‎не ‎соизмерять‏ ‎– ‎Сознание;

Знание, ‎которое ‎определяет‏ ‎нашу‏ ‎Жизнь ‎не‏ ‎иначе, ‎как‏ ‎только ‎с ‎учетом ‎его ‎–‏ ‎Осознание.

 Последнее‏ ‎всегда ‎определяется‏ ‎на ‎уровне‏ ‎Действия, ‎реализуемой ‎Воли.

Оно ‎особенно ‎важно,‏ ‎когда‏ ‎дело‏ ‎касается ‎нас‏ ‎самих, ‎наших‏ ‎близких, ‎родных,‏ ‎детей,‏ ‎потомков ‎и‏ ‎наших ‎предков.

Невозможно ‎не ‎действовать ‎осознав‏ ‎что-либо.

В ‎этом‏ ‎смысле‏ ‎«знание ‎обязывает ‎к‏ ‎действию», ‎как‏ ‎говорил ‎герой ‎книг ‎Олега‏ ‎Маркеева.


Материал‏ ‎в ‎данной‏ ‎публикации ‎имеет‏ ‎практически ‎ту ‎же ‎структура ‎что‏ ‎и‏ ‎при ‎первом‏ ‎размещении ‎на‏ ‎Афтершоке, ‎за ‎исключением ‎той ‎части‏ ‎(#2),‏ ‎в‏ ‎которой ‎будут‏ ‎представлены ‎некоторые‏ ‎практические ‎аспекты,‏ ‎прямо‏ ‎вытекающие ‎из‏ ‎информации ‎о ‎капитале, ‎которые ‎даны‏ ‎в ‎основной‏ ‎части,‏ ‎с ‎учетом ‎некоторой‏ ‎иной ‎информации,‏ ‎которая ‎не ‎является ‎актуализированной‏ ‎на‏ ‎индивидуальном ‎уровне‏ ‎широких ‎масс‏ ‎населения, ‎однако, ‎доступна ‎к ‎наблюдению‏ ‎и‏ ‎анализу.

Также ‎добавлена‏ ‎часть ‎из‏ ‎книги ‎Зиновьева ‎от ‎2003 ‎года,‏ ‎«Логическая‏ ‎социология»,‏ ‎данная ‎книга‏ ‎крайне ‎рекомендуется‏ ‎к ‎прочтению‏ ‎всеми‏ ‎русскоговорящими ‎и‏ ‎русскодумающими, ‎благо ‎написана ‎она ‎доступно‏ ‎и ‎достаточно‏ ‎просто,‏ ‎на ‎том ‎уровне,‏ ‎который ‎минимально‏ ‎необходим ‎к ‎восприятию, ‎даже‏ ‎с‏ ‎учетом ‎современного‏ ‎уровня ‎образования.

Список‏ ‎рекомендуемой ‎литературы ‎к ‎обязательному ‎прочтению‏ ‎от‏ ‎автора ‎будет‏ ‎опубликован ‎позже,‏ ‎пока, ‎автор ‎рекомендует ‎ознакомиться ‎со‏ ‎списком‏ ‎рекомендуемой‏ ‎литературы ‎Фурсова‏ ‎А.И.


Надо ‎отметить,‏ ‎что ‎деятельность‏ ‎Фурсова‏ ‎и ‎его‏ ‎Института ‎Системно-стратегического ‎Анализа ‎является ‎крайне‏ ‎благотворной ‎и‏ ‎полезной,‏ ‎и ‎автор ‎настаивает‏ ‎на ‎приобретении‏ ‎ВСЕХ ‎публикаций ‎под ‎эгидой‏ ‎ИСАН,‏ ‎если ‎вы‏ ‎русский, ‎русскоговорящий‏ ‎или ‎прошлое ‎вашей ‎семьи ‎связанно‏ ‎с‏ ‎СССР.
https://vk.com/topic-13992166_30953103
https://vk.com/topic-16758516_27502284
https://dentv.ru/programs/obschestvo/andrey-fursov-rekomenduet-knigi-kotorye-menyayut-mir.html
Андрей ‎Фурсов‏ ‎рекомендует. ‎Книги,‏ ‎которые ‎меняют ‎мир
https://youtu.be/6sDfIUn_Brk 
Список ‎литературы ‎от‏ ‎А.‏ ‎И.‏ ‎Фурсова ‎http://dobarhistory.blogspot.com/2015/05/fursov-library.html
Приобрести‏ ‎книги ‎А.И.‏ ‎Фурсова ‎без‏ ‎торговой‏ ‎наценки ‎http://bit.ly/2XiWpzM
Официальный‏ ‎Телеграм-канал ‎Андрея ‎Фурсова ‎https://bit.ly/aifursov
Название ‎книг,‏ ‎перечисленных ‎в‏ ‎этом‏ ‎видеоролике ‎(в ‎алфавитном‏ ‎порядке):
  • «After ‎the‏ ‎Victorians», ‎A. ‎N. ‎Wilson
  • «De‏ ‎Aenigmate»,‏ ‎А. ‎И.‏ ‎Фурсов
  • «De ‎Personae»,‏ ‎А. ‎И. ‎Фурсов
  • «Free ‎Agent: ‎The‏ ‎Unseen‏ ‎War, ‎1941-91»,‏ ‎Brian ‎Crozier
  • «Our‏ ‎Times», ‎A. ‎N. ‎Wilson
  • «The ‎Victorians»,‏ ‎A.‏ ‎N.‏ ‎Wilson
  • «Бегемот», ‎Франц‏ ‎Нейман ‎(лучшее‏ ‎о ‎национал-социализме‏ ‎на‏ ‎англ. ‎«Behemoth»,‏ ‎Franz ‎Neumann)
  • «Будденброки», ‎Томас ‎Манн
  • «В ‎поисках‏ ‎утраченного ‎времени»,‏ ‎Марсель‏ ‎Пруст
  • «Воспитание ‎воли ‎школьника»,‏ ‎Владимир ‎Селиванов
  • «Вся‏ ‎королевская ‎рать», ‎Роберт ‎П.‏ ‎Уоррен‏ ‎(желательно ‎читать‏ ‎на ‎англ.‏ ‎«All ‎the ‎King's ‎Men», ‎Robert‏ ‎P.‏ ‎Warren)
  • «Диктатор», ‎Сергей‏ ‎Снегов
  • «Железная ‎пята»,‏ ‎Джек ‎Лондон ‎(читать ‎в ‎русском‏ ‎переводе!)
  • «Заговор‏ ‎против‏ ‎России», ‎Сергей‏ ‎Норка
  • «Заговорщики», ‎Николай‏ ‎Шпанов
  • «Западный ‎мир»,‏ ‎Ройс‏ ‎Брир ‎(анализ‏ ‎ВМВ ‎с ‎позиций ‎англо-саксов. ‎«Western‏ ‎World», ‎Royce‏ ‎Brier)
  • «Зияющие‏ ‎высоты», ‎Александр ‎Зиновьев
  • «Лезвие‏ ‎бритвы», ‎Иван‏ ‎Ефремов
  • «Мировая ‎каббала. ‎Ограбление ‎по-еврейски»,‏ ‎Валентин‏ ‎Катасонов
  • «Оружие ‎возмездия»,‏ ‎Олег ‎Маркеев
  • «Поджигатели»,‏ ‎Николай ‎Шпанов
  • «Полдень, ‎XXII ‎век ‎(Возвращение)»,‏ ‎Братья‏ ‎Стругацкие
  • «Политолог», ‎Александр‏ ‎Проханов
  • «Порядок ‎из‏ ‎хаоса», ‎Илья ‎Пригожин ‎и ‎Изабелла‏ ‎Стенгерс
  • «Сага‏ ‎о‏ ‎Форсайтах», ‎Джон‏ ‎Голсуорси
  • «Самодвижение ‎материи‏ ‎в ‎свете‏ ‎кибернетики»,‏ ‎Леонид ‎Петрушенко
  • «Секретный‏ ‎фарватер», ‎Леонид ‎Платов
  • «Сумма ‎технологии», ‎Станислав‏ ‎Лем
  • «Тайны ‎войны»,‏ ‎Юрий‏ ‎Корольков
  • «Так ‎было...», ‎Юрий‏ ‎Корольков
  • «Тихий ‎Дон»,‏ ‎Михаил ‎Шолохов
  • «Тотальная ‎война», ‎Олег‏ ‎Маркеев
  • «Третья‏ ‎охота», ‎Владимир‏ ‎Солоухин
  • «Улисс», ‎Джеймс‏ ‎Джойс
  • «Хаджи ‎Мурат», ‎Лев ‎Толстой
  • «Час ‎быка»,‏ ‎Иван‏ ‎Ефремов
  • «Шум ‎и‏ ‎ярость», ‎Уильям‏ ‎Фолкнер
  • Николай ‎Заболоцкий ‎(поэзия)
  • Николай ‎Рубцов ‎(поэзия)
  • Серия‏ ‎«Жизнь‏ ‎замечательных‏ ‎времен», ‎Федор‏ ‎Раззаков
  • Трилогия ‎«Академия»,‏ ‎Айзек ‎Азимов
  • Цикл‏ ‎«Власть‏ ‎и ‎народ»,‏ ‎Милий ‎Езерский
  • Юрий ‎Кузнецов ‎(поэзия)
  • Книги, ‎прочитанные‏ ‎А. ‎И.‏ ‎Фурсовым‏ ‎в ‎8-10 ‎лет:
  • Русские‏ ‎народные ‎сказки
  • Греческие‏ ‎мифы
  • «Гриада», ‎Александр ‎Колпаков
  • «Партизан ‎Лёня‏ ‎Голиков»,‏ ‎Юрий ‎Корольков
  • «Плутония»,‏ ‎Владимир ‎Обручев
  • «Сильные‏ ‎духом», ‎Дмитрий ‎Медведев
  • «Чингисхан», ‎Василий ‎Ян

 

Автор‏ ‎не‏ ‎делал ‎пометок‏ ‎и ‎комментариев‏ ‎относительно ‎того, ‎что ‎так ‎или‏ ‎иначе‏ ‎в‏ ‎описываемых ‎процессах,‏ ‎тенденциях, ‎явлениях‏ ‎жизни ‎имеет‏ ‎место‏ ‎быть ‎или‏ ‎нет ‎и ‎по ‎каким ‎причинам.

Это‏ ‎думается ‎очевидно‏ ‎и‏ ‎так.

Задача ‎данного ‎материала‏ ‎предоставить ‎читателям‏ ‎фактический ‎материал, ‎который ‎является‏ ‎результатом‏ ‎научных ‎исследований,‏ ‎а ‎не‏ ‎мнением ‎тех ‎или ‎иных ‎граждан,‏ ‎или‏ ‎самого ‎автора‏ ‎блога, ‎и‏ ‎который ‎всегда ‎можно ‎проверить ‎и‏ ‎попытаться‏ ‎опровергнуть.

Объективность‏ ‎данных ‎указанных‏ ‎в ‎основной‏ ‎части ‎статьи‏ ‎позволяет‏ ‎аргументированно ‎доносить‏ ‎ряд ‎мыслей ‎до ‎наших ‎детей‏ ‎в ‎отношении‏ ‎реальности‏ ‎происходящего, ‎а ‎также‏ ‎осуществлять ‎взвешенные‏ ‎шаги ‎в ‎отношении ‎направления‏ ‎течения‏ ‎наших ‎жизней‏ ‎как ‎на‏ ‎индивидуальном ‎уровне, ‎так ‎и ‎на‏ ‎высоком‏ ‎общественном, ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎начиная ‎с ‎уровня ‎семьи.


Эволюция ‎человейника‏ ‎включает‏ ‎три‏ ‎стадии: ‎
предобщество‏ ‎— ‎примитивные‏ ‎или ‎родовые‏ ‎общества;‏ ‎
общество ‎—‏ ‎объединение ‎людей, ‎исторически ‎сложившееся ‎как‏ ‎единое ‎целое;‏ ‎
глобальное‏ ‎сверхобщество, ‎состоящее ‎из‏ ‎неоднородного ‎человеческого‏ ‎материала[1].

Человейники ‎различаются ‎по ‎типу‏ ‎социального‏ ‎времени, ‎которое‏ ‎способно ‎к‏ ‎расширению, ‎сжатию, ‎может ‎идти ‎вспять;‏ ‎иными‏ ‎словами, ‎им‏ ‎можно ‎владеть.

Предобщество‏ ‎живёт ‎в ‎вечном ‎социальном ‎настоящем,‏ ‎
общество‏ ‎способно‏ ‎владеть ‎прошлым,‏ ‎а ‎
сверхобщество‏ ‎управляет ‎своим‏ ‎будущим,‏ ‎
этим ‎проектированием‏ ‎будет ‎заниматься ‎узкая ‎группа ‎людей[178].

[Без‏ ‎ремарки ‎тут‏ ‎не‏ ‎обойтись: ‎в ‎последнем‏ ‎фильме ‎от‏ ‎студии ‎Дисней, ‎"Последний ‎Богатырь-2"‏ ‎добавлена‏ ‎удивительная ‎часть,‏ ‎эелемент ‎-‏ ‎Микки ‎Маус. ‎

С ‎позиции ‎автора‏ ‎это‏ ‎не ‎просто‏ ‎вторжение ‎в‏ ‎Культурный ‎Канон ‎Русской ‎Цивилизации, ‎не‏ ‎просто‏ ‎приватизация‏ ‎мира ‎сказки‏ ‎и ‎культурного‏ ‎наследия-это ‎прямое‏ ‎присвоение‏ ‎всего ‎-‏ ‎ВСЕГО ‎- ‎ПРОШЛОГО ‎Русского ‎Мира,‏ ‎отдельно ‎об‏ ‎этом‏ ‎автор ‎будет ‎говорить‏ ‎в ‎отдельном‏ ‎материале, ‎а ‎пока, ‎он‏ ‎может‏ ‎только ‎"поздравить"‏ ‎всех ‎нас,‏ ‎в ‎особенности ‎Родителей ‎и ‎мужчин,‏ ‎с‏ ‎тем ‎что‏ ‎у ‎их‏ ‎потомков, ‎в ‎лучшем ‎случае, ‎и‏ ‎только‏ ‎в‏ ‎лучшем ‎случае,‏ ‎Микки ‎Маус‏ ‎будет ‎частью‏ ‎родной‏ ‎культуры ‎как‏ ‎на ‎индивидуальном ‎так ‎и ‎на‏ ‎широком ‎социальном‏ ‎уровне,‏ ‎а ‎значит ‎все‏ ‎что ‎связанно‏ ‎с ‎этой ‎мышкой ‎в‏ ‎остальных‏ ‎сферах, ‎помимо‏ ‎культурной, ‎а‏ ‎именно ‎- ‎политически, ‎социально, ‎экономически-‏ ‎будет‏ ‎составлять ‎саму‏ ‎суть ‎окружающей‏ ‎потомков ‎Действительности, ‎для ‎нас ‎относящейся‏ ‎в‏ ‎текущем‏ ‎времени ‎как‏ ‎Грядущее, ‎то‏ ‎есть ‎такое‏ ‎Будущее,‏ ‎вероятность ‎наступления‏ ‎которого ‎имеет ‎значительные ‎значения ‎Возможного.]

Глобализация

 После‏ ‎Второй ‎мировой‏ ‎войны‏ ‎начался ‎стремительный ‎(с‏ ‎точки ‎зрения‏ ‎исторических ‎временных ‎масштабов) ‎процесс‏ ‎интеграции‏ ‎западного ‎мира,‏ ‎— ‎процесс‏ ‎превращения ‎западной ‎цивилизации ‎в ‎сверхцивилизацию‏ ‎западнистского‏ ‎типа. ‎К‏ ‎концу ‎Холодной‏ ‎войны ‎социальная ‎структура ‎западного ‎мира‏ ‎(интегрирующегося‏ ‎в‏ ‎единое ‎целое‏ ‎Запада, ‎западнистской‏ ‎сверхцивилизации) ‎приняла‏ ‎такой‏ ‎вид.

 В ‎рамках‏ ‎западных ‎стран ‎(«национальных ‎государств») ‎сформировались‏ ‎своего ‎рода‏ ‎«надстройки»‏ ‎над ‎компонентами ‎их‏ ‎социальной ‎организации‏ ‎— ‎сверхгосударство, ‎сверхэкономика, ‎сверхидеология‏ ‎и‏ ‎так ‎далее.‏ ‎Из ‎их‏ ‎взаимодействия ‎образовались ‎«надстроечные» ‎объединения ‎наднационального‏ ‎и‏ ‎межнационального ‎масштаба,‏ ‎а ‎также‏ ‎объединение, ‎охватывающее ‎весь ‎западный ‎мир,‏ ‎скажем,‏ ‎—‏ ‎глобальное ‎сверхобщество.‏ ‎Поскольку ‎основной‏ ‎территорией ‎расположения‏ ‎его‏ ‎подразделений ‎стали‏ ‎США ‎и ‎поскольку ‎оно ‎тесно‏ ‎переплелось ‎с‏ ‎«надстроечной»‏ ‎частью ‎сверхобщества ‎самих‏ ‎США, ‎то‏ ‎выражения ‎«США», ‎«Америка» ‎и‏ ‎«Вашингтон»‏ ‎стали ‎двусмысленными:‏ ‎стали ‎обозначать‏ ‎то, ‎что ‎касается ‎США ‎как‏ ‎одной‏ ‎из ‎западных‏ ‎стран, ‎и‏ ‎то, ‎что ‎касается ‎обще ‎западного‏ ‎и‏ ‎глобального‏ ‎сверхобщества.

 Эволюционный ‎процесс‏ ‎человечества ‎принял‏ ‎такой ‎вид,‏ ‎который‏ ‎характеризуется ‎в‏ ‎целом ‎понятиями ‎«западнизация», ‎«американизация» ‎и‏ ‎«глобализация». ‎Все‏ ‎эти‏ ‎понятия ‎обозначают ‎один‏ ‎и ‎тот‏ ‎же ‎процесс, ‎лишь ‎рассматриваемый‏ ‎с‏ ‎различных ‎точек‏ ‎зрения. ‎Этот‏ ‎процесс ‎является ‎в ‎реальности ‎покорением‏ ‎всего‏ ‎человечества ‎западным‏ ‎миром ‎как‏ ‎единым ‎целым. ‎С ‎этой ‎точки‏ ‎зрения‏ ‎он‏ ‎может ‎быть‏ ‎назван ‎процессом‏ ‎западнизации ‎человечества.‏ ‎Поскольку‏ ‎в ‎западном‏ ‎мире ‎доминируют ‎США, ‎поскольку ‎они‏ ‎распоряжаются ‎большинством‏ ‎ресурсов‏ ‎Запада ‎и ‎планеты,‏ ‎этот ‎процесс‏ ‎может ‎быть ‎назван ‎американизацией‏ ‎человечества.‏ ‎Поскольку ‎над‏ ‎США ‎и‏ ‎над ‎всеми ‎западными ‎странами ‎господствуют‏ ‎сверхобщественные‏ ‎явления, ‎объединяющиеся‏ ‎в ‎той‏ ‎или ‎иной ‎мере ‎в ‎обще‏ ‎западном‏ ‎сверхобществе,‏ ‎зоной ‎активности‏ ‎которого ‎становится‏ ‎вся ‎планета,‏ ‎этот‏ ‎процесс ‎может‏ ‎быть ‎назван ‎как ‎глобализация ‎человечества.‏ ‎Этот ‎процесс‏ ‎еще‏ ‎только ‎начался. ‎Им‏ ‎будет ‎заполнена‏ ‎вся ‎история ‎человечества ‎в‏ ‎XXI‏ ‎веке. ‎

Похоже‏ ‎на ‎то,‏ ‎что ‎это ‎будет ‎история, ‎которая‏ ‎по‏ ‎своей ‎трагичности‏ ‎намного ‎превзойдет‏ ‎все ‎трагедии ‎прошлого.

Зиновьев ‎А.А., ‎2003 г.



А.‏ ‎Фурсов‏ ‎"Биг‏ ‎Чарли", ‎или‏ ‎о ‎Марксе‏ ‎и ‎марксизме:‏ ‎эпоха,‏ ‎идеология, ‎теория
http://zavtra.ru/blogs/zadelo-161
Задело!‏ ‎
Дмитрий ‎Перетолчин
http://zavtra.ru/blogs/authors/5543

Один ‎мой ‎хороший ‎приятель‏ ‎некоторое ‎время‏ ‎назад‏ ‎представлял ‎меня ‎своим‏ ‎знакомым ‎как‏ ‎"друга-конспиролога". ‎Надо ‎ли ‎говорить,‏ ‎что‏ ‎после ‎такой‏ ‎презентации ‎никакой‏ ‎серьезный ‎разговор ‎состояться ‎уже ‎не‏ ‎мог.‏ ‎С ‎такой‏ ‎рекомендацией ‎можно‏ ‎было ‎шутить, ‎говорить ‎полусерьезно, ‎но‏ ‎действительно‏ ‎обсуждать‏ ‎что-либо ‎становилось‏ ‎невозможно, ‎потому‏ ‎что ‎в‏ ‎массовом‏ ‎сознании ‎живёт‏ ‎убеждение, ‎что ‎любая ‎отличающаяся ‎от‏ ‎общепризнанной ‎интерпретация‏ ‎событий‏ ‎абсурдна.

Однако ‎в ‎таком‏ ‎убеждении ‎кроется‏ ‎целых ‎две ‎подмены ‎понятий;‏ ‎во-первых,‏ ‎реалии ‎таковы,‏ ‎что ‎исторический‏ ‎факт ‎всегда ‎был ‎конструируем. ‎Не‏ ‎в‏ ‎силу ‎заговора‏ ‎или ‎попытки‏ ‎сбить ‎с ‎толку ‎— ‎исторически‏ ‎он‏ ‎был‏ ‎интерпретируем ‎с‏ ‎позиции ‎наблюдателя‏ ‎факта. ‎Если‏ ‎наблюдателя‏ ‎было ‎два,‏ ‎то ‎появлялось ‎две ‎интерпретации. ‎Даже‏ ‎на ‎бытовом‏ ‎уровне‏ ‎потерпевший ‎и ‎обвиняемый‏ ‎будут ‎описывать‏ ‎инцидент ‎по‑разному, ‎а ‎вся‏ ‎история‏ ‎— ‎набор‏ ‎подобных ‎инцидентов.‏ ‎Однако ‎в ‎современности ‎возможность ‎интерпретации‏ ‎носит‏ ‎зачастую ‎характер‏ ‎откровенной ‎манипуляции,‏ ‎при ‎которой ‎беспорядки ‎в ‎Москве‏ ‎в‏ ‎репортажах‏ ‎западных ‎СМИ‏ ‎происходят ‎на‏ ‎фоне ‎пальм‏ ‎и‏ ‎тому ‎подобное.‏ ‎И ‎столь ‎нелепые ‎поделки ‎не‏ ‎могут ‎не‏ ‎требовать‏ ‎попытки ‎самостоятельного ‎разбора.

Во-вторых,‏ ‎попытка ‎интерпретировать‏ ‎факты ‎отлично ‎от ‎"официальной‏ ‎версии‏ ‎событий" ‎не‏ ‎является ‎конспирологией‏ ‎по ‎определению. ‎Если ‎интерпретация ‎опирается‏ ‎на‏ ‎источники, ‎то‏ ‎это ‎уже‏ ‎не ‎"сonspiracy" ‎— ‎это ‎и‏ ‎есть‏ ‎история,‏ ‎которая ‎всегда‏ ‎интерпретация, ‎и‏ ‎по‑другому ‎никогда‏ ‎и‏ ‎не ‎было.‏ ‎"Сonspiracy" ‎же ‎— ‎это ‎скрытая‏ ‎от ‎обывателя‏ ‎подоплёка‏ ‎событий, ‎она ‎не‏ ‎может ‎основываться‏ ‎на ‎источниках ‎по ‎причине‏ ‎их‏ ‎отсутствия. ‎Реальная‏ ‎политика ‎зачастую‏ ‎происходит ‎за ‎закрытыми ‎дверями, ‎по‏ ‎причине‏ ‎чего ‎Рузвельт‏ ‎в ‎1943‏ ‎году ‎дал ‎указание ‎Госдепу ‎не‏ ‎публиковать‏ ‎протоколов‏ ‎заседаний ‎Большой‏ ‎четверки ‎во‏ ‎время ‎Парижской‏ ‎мирной‏ ‎конференции ‎в‏ ‎1919 ‎г. ‎так ‎как ‎"таких‏ ‎записей ‎никогда‏ ‎не‏ ‎следует ‎сохранять ‎и‏ ‎тем ‎более‏ ‎публиковать".

В ‎этом ‎смысле ‎классика‏ ‎конспирологии‏ ‎это ‎Грасе‏ ‎д`Орсе, ‎который‏ ‎описывает ‎скрытые ‎механизмы ‎истории ‎как‏ ‎противостояние‏ ‎парамасонских ‎орденов.‏ ‎Однако ‎его‏ ‎интерпретация ‎событий ‎опирается ‎на ‎тайные‏ ‎смыслы,‏ ‎заложенные‏ ‎в ‎скульптурные‏ ‎композиции ‎соборов,‏ ‎при ‎этом‏ ‎не‏ ‎поясняя ‎откуда‏ ‎он ‎черпал ‎информацию, ‎почему ‎её‏ ‎необходимо ‎трактовать‏ ‎так,‏ ‎а ‎не ‎иначе.‏ ‎Получается, ‎что‏ ‎попытка ‎самостоятельно ‎связать ‎события,‏ ‎опираясь‏ ‎на ‎общедоступную‏ ‎информацию, ‎—‏ ‎на ‎самом ‎деле ‎единственный ‎способ‏ ‎понять‏ ‎происходящее, ‎потому‏ ‎как ‎в‏ ‎современном ‎мире ‎нет ‎заинтересованных ‎в‏ ‎том,‏ ‎чтобы‏ ‎подавать ‎обществу‏ ‎реальную ‎картину,‏ ‎а ‎скрывать‏ ‎её‏ ‎— ‎есть,‏ ‎и ‎вот ‎почему:

Конспирология ‎сосредоточена ‎на‏ ‎поиске ‎скрытых‏ ‎механизмов‏ ‎истории, ‎но ‎в‏ ‎действительности ‎эти‏ ‎механизмы ‎очевидны, ‎если ‎смотреть‏ ‎на‏ ‎них ‎не‏ ‎с ‎исторической‏ ‎точки ‎зрения. ‎Каждому ‎студенту, ‎обучающемуся‏ ‎в‏ ‎финансовом ‎вузе,‏ ‎объясняют, ‎что‏ ‎рынок ‎естественно ‎монополизируется, ‎и ‎это‏ ‎вроде‏ ‎бы‏ ‎не ‎вызывает‏ ‎ни ‎у‏ ‎кого ‎особых‏ ‎возражений.‏ ‎Мир ‎глобализирован,‏ ‎а ‎значит, ‎с ‎финансовой ‎точки‏ ‎зрения ‎это‏ ‎замкнутая‏ ‎система, ‎где ‎заработок‏ ‎одного ‎—‏ ‎это ‎убыток ‎для ‎другого,‏ ‎который‏ ‎для ‎товарного‏ ‎обмена ‎будет‏ ‎вынужден ‎запросить ‎финансовый ‎ресурс ‎у‏ ‎того,‏ ‎кто ‎заработал‏ ‎первым, ‎или‏ ‎у ‎банка, ‎заложив ‎свой ‎актив.‏ ‎Процесс‏ ‎монополизации‏ ‎пойдёт ‎особенно‏ ‎быстро, ‎если‏ ‎в ‎"игре"‏ ‎примет‏ ‎участие ‎банк‏ ‎с ‎неограниченным ‎ресурсом ‎эмиссии, ‎такой‏ ‎как ‎ФРС‏ ‎в‏ ‎США. ‎Рано ‎или‏ ‎поздно ‎замкнутая‏ ‎система ‎станет ‎монопольной, ‎что‏ ‎и‏ ‎подтвердило ‎современное‏ ‎исследование ‎швейцарской‏ ‎группы ‎под ‎руководством ‎Джеймса ‎Глаттфельдера,‏ ‎проанализировавшее‏ ‎37 ‎миллионов‏ ‎компаний ‎и‏ ‎инвесторов, ‎объединённых ‎базой ‎данных ‎Orbis‏ ‎2007.

Согласно‏ ‎их‏ ‎данным, ‎60%‏ ‎мирового ‎ВВП‏ ‎контролирует ‎"ядро",‏ ‎состоящее‏ ‎всего ‎из‏ ‎147 ‎транснациональных ‎корпораций, ‎75% ‎из‏ ‎которых ‎—‏ ‎это‏ ‎банки ‎и ‎другие‏ ‎финансовые ‎учреждения.

Неужели‏ ‎речь ‎идёт ‎о ‎мировой‏ ‎элите?‏ ‎Обычно ‎в‏ ‎этом ‎месте‏ ‎говорят, ‎что ‎если ‎бы ‎такая‏ ‎элита‏ ‎существовала, ‎то‏ ‎никогда ‎не‏ ‎смогла ‎бы ‎договориться. ‎Однако ‎так‏ ‎не‏ ‎считает‏ ‎Джон ‎Нэш,‏ ‎математик, ‎послуживший‏ ‎прообразом ‎главного‏ ‎героя‏ ‎фильма ‎"Игры‏ ‎разума". ‎Он ‎стал ‎нобелевским ‎лауреатом‏ ‎за ‎разработку‏ ‎научных‏ ‎основ ‎теории ‎игр,‏ ‎и ‎в‏ ‎работе ‎о ‎поведении ‎игроков‏ ‎в‏ ‎олигополистических ‎рынках‏ ‎доказал, ‎что‏ ‎монополии ‎предпочитают ‎договариваться, ‎а ‎не‏ ‎уничтожать‏ ‎друг ‎друга‏ ‎конкуренцией. ‎Настоящая‏ ‎история ‎конкурентной ‎борьбы ‎— ‎это‏ ‎история‏ ‎картельных‏ ‎соглашений. ‎При‏ ‎этом ‎детали‏ ‎картельных ‎соглашений,‏ ‎как‏ ‎правило, ‎остаются‏ ‎за ‎кулисами ‎переговоров, ‎да‑да, ‎мировая‏ ‎закулиса. ‎Современная‏ ‎социология‏ ‎незаслуженно ‎обделяет ‎вниманием‏ ‎феномен ‎элит,‏ ‎а ‎ведь ‎их ‎современные‏ ‎представители‏ ‎— ‎это‏ ‎прямое ‎следствие‏ ‎монополизации ‎мировой ‎экономики.

Капитализм ‎Карла ‎Маркса‏ ‎укладывался‏ ‎в ‎рамки‏ ‎производственных ‎отношений,‏ ‎что, ‎вероятно, ‎было ‎справедливо ‎для‏ ‎середины‏ ‎XIX‏ ‎века. ‎Но‏ ‎монополизировав ‎рынок,‏ ‎капитализм ‎вышел‏ ‎за‏ ‎рамки ‎чистой‏ ‎экономики ‎и ‎продолжил ‎монополизацию ‎средств‏ ‎массовой ‎информации,‏ ‎науки,‏ ‎искусства, ‎последовательно ‎превращая‏ ‎их ‎в‏ ‎собственные ‎инструменты.

Итальянский ‎экономист ‎Парето‏ ‎отличительным‏ ‎признаком ‎элиты‏ ‎считал ‎способность‏ ‎менять ‎общество, ‎применяя ‎насилие, ‎или‏ ‎"убеждать,‏ ‎манипулируя ‎человеческими‏ ‎эмоциями". ‎Элиты‏ ‎Парето ‎делил ‎на ‎принимающие ‎непосредственное‏ ‎участие‏ ‎в‏ ‎управлении ‎и‏ ‎реализующие ‎изменения‏ ‎в ‎художественной‏ ‎или‏ ‎научной ‎сфере.‏ ‎Последние ‎он ‎относил ‎к ‎так‏ ‎называемой ‎"неуправляющей‏ ‎элите",‏ ‎к ‎которой, ‎видимо,‏ ‎причислял ‎себя‏ ‎и ‎нобелевский ‎лауреат ‎Бертран‏ ‎Рассел,‏ ‎считавший, ‎что‏ ‎"хотя ‎науку‏ ‎будут ‎прилежно ‎изучать, ‎доступ ‎к‏ ‎ней‏ ‎будут ‎иметь‏ ‎представители ‎исключительно‏ ‎правящего ‎класса. ‎Простолюдины ‎не ‎будут‏ ‎знать,‏ ‎как‏ ‎формируются ‎их‏ ‎убеждения". ‎Почему‏ ‎участие ‎Standard‏ ‎Oil‏ ‎во ‎Второй‏ ‎мировой ‎войне ‎на ‎стороне ‎Третьего‏ ‎рейха ‎не‏ ‎является‏ ‎общеизвестным ‎фактом? ‎Потому‏ ‎что ‎первые‏ ‎гранты ‎на ‎написание ‎истории‏ ‎Второй‏ ‎мировой ‎по‏ ‎горячим ‎следам‏ ‎были ‎выделены ‎фондом ‎Рокфеллера, ‎и‏ ‎поэтому‏ ‎"конспирология" ‎остаётся,‏ ‎по ‎сути,‏ ‎единственным ‎вариантом ‎построения ‎реальной ‎картины‏ ‎событий.

"Новая‏ ‎эпоха‏ ‎требует ‎не‏ ‎только ‎нового‏ ‎рационального ‎(хотя‏ ‎и‏ ‎постнаучного) ‎знания‏ ‎о ‎мире ‎и ‎человеке, ‎знания,‏ ‎формирующегося ‎вокруг‏ ‎и‏ ‎по ‎поводу ‎иных‏ ‎объектов, ‎чем‏ ‎"рынок", ‎"гражданское ‎общество" ‎и‏ ‎т.п.,‏ ‎но ‎и‏ ‎некой ‎идейной‏ ‎(хотя ‎и ‎постидеологической) ‎системы, ‎которая‏ ‎придаёт‏ ‎социальный ‎смысл‏ ‎новому ‎рациональному‏ ‎знанию ‎о ‎мире".

А. ‎Фурсов ‎"Биг‏ ‎Чарли",‏ ‎или‏ ‎о ‎Марксе‏ ‎и ‎марксизме:‏ ‎эпоха, ‎идеология,‏ ‎теория



Экономисты:‏ ‎элитарное ‎положение‏ ‎в ‎британском ‎обществе ‎передается ‎по‏ ‎наследству ‎через‏ ‎множество‏ ‎поколений.

http://rusplt.ru/world/elita--eto-navsegda-14557.html

Исследование, проведенное ‎британскими ‎экономистами‏ ‎Грегори ‎Кларком‏ ‎и ‎Нилом ‎Камминсом, ‎показывает,‏ ‎что‏ ‎социальная ‎мобильность‏ ‎в ‎Англии‏ ‎практически ‎не ‎поменялась ‎со ‎времен‏ ‎Средневековья. Используя‏ ‎различные ‎источники‏ ‎данных, ‎ученые‏ ‎узнали, ‎насколько ‎изменилась ‎социальная ‎траектория‏ ‎поколений‏ ‎семей‏ ‎с ‎редкими‏ ‎фамилиями ‎за‏ ‎последние ‎28‏ ‎поколений. Редкость‏ ‎той ‎или‏ ‎иной ‎фамилии ‎помогала ‎более ‎точно‏ ‎отслеживать ‎связи‏ ‎между‏ ‎родственниками.
Исследователи ‎проанализировали ‎фамилии‏ ‎студентов ‎из‏ ‎учетных ‎книг ‎Оксфордского ‎и‏ ‎Кембриджского‏ ‎университетов ‎за‏ ‎период с ‎1170‏ ‎до ‎2012 годов, ‎фамилии ‎богатых ‎собственников‏ ‎с‏ ‎1236 ‎до‏ ‎1299 ‎года,‏ ‎а ‎также ‎фамилии ‎из ‎государственного‏ ‎реестра‏ ‎завещаний‏ ‎с ‎1858‏ ‎года. ‎Они‏ ‎обнаружили, ‎что‏ ‎социальный‏ ‎статус ‎передается‏ ‎через ‎многие ‎поколения. Человек ‎наследует ‎его‏ ‎с ‎большей‏ ‎вероятностью,‏ ‎чем, ‎скажем, ‎телосложение‏ ‎или ‎рост.
Оказалось,‏ ‎что ‎люди ‎с ‎редкими‏ ‎фамилиями,‏ ‎принадлежавшими ‎нормандским,‏ ‎бретонским ‎и‏ ‎фламандским ‎завоевателям ‎Англии, ‎которые ‎пришли‏ ‎в‏ ‎страну ‎в‏ ‎1066 ‎году,‏ ‎до ‎сих ‎пор ‎составляют ‎элиту‏ ‎этого‏ ‎региона‏ ‎Великобритании. Такие ‎фамилии‏ ‎перечислены ‎в‏ ‎«Книге ‎Судного‏ ‎Дня»‏ ‎— ‎первой‏ ‎переписи ‎собственников ‎земли, ‎кадастровой ‎книге,‏ ‎составленной ‎по‏ ‎повелению‏ ‎Вильгельма ‎Завоевателя ‎в‏ ‎1086 ‎году. В‏ ‎их ‎число ‎входят ‎Баскервили,‏ ‎Дарси,‏ ‎Монтгомери, ‎Невили,‏ ‎Перси ‎и‏ ‎Тальботы.
Экономисты ‎подсчитали, ‎что ‎в ‎современной‏ ‎Англии‏ ‎социальная ‎мобильность‏ ‎практически ‎не‏ ‎изменилась ‎по ‎сравнению ‎со ‎Средними‏ ‎веками.‏ ‎Исследование‏ ‎Кларка ‎и‏ ‎Камминса ‎показывает,‏ ‎что ‎для‏ ‎вычисления‏ ‎этого ‎показателя‏ ‎достаточно ‎учитывать ‎два ‎фактора: ‎распространенность‏ ‎тех ‎или‏ ‎иных‏ ‎фамилий ‎в ‎целом‏ ‎в ‎обществе‏ ‎и ‎распространенность ‎их ‎среди‏ ‎элиты‏ ‎и ‎низших‏ ‎классов.
Если ‎рассматривать‏ ‎только ‎университетские записи, ‎то ‎окажется, ‎что‏ ‎ситуация‏ ‎в ‎высшем‏ ‎образовании ‎обстоит‏ ‎еще ‎хуже, чем ‎в ‎обществе ‎в‏ ‎целом.‏ ‎До‏ ‎1986 ‎года‏ ‎и ‎Кембридж,‏ ‎и ‎Оксфорд‏ ‎проводили‏ ‎собственные ‎вступительные‏ ‎экзамены ‎(хотя ‎посещение ‎лекций ‎в‏ ‎других ‎университетах‏ ‎было‏ ‎свободным), ‎а ‎до‏ ‎1940 ‎года‏ ‎для ‎поступления ‎в ‎Оксфордский‏ ‎университет‏ ‎необходимо ‎было‏ ‎сдавать ‎экзамен‏ ‎по ‎латыни.
До ‎1902 ‎года ‎попасть‏ ‎в‏ ‎высшие ‎заведения‏ ‎Великобритании ‎было‏ ‎практически ‎невозможно. ‎Студентами ‎в ‎основном‏ ‎становились‏ ‎выпускники‏ ‎элитных ‎школ, которым‏ ‎засчитывали ‎выпускные‏ ‎экзамены ‎за‏ ‎вступительные.‏ ‎Кларк ‎и‏ ‎Камминс ‎ожидали, ‎что ‎во ‎второй‏ ‎половине ‎XX‏ ‎века,‏ ‎после ‎введения ‎государственной‏ ‎поддержки ‎высшего‏ ‎образования, ‎в ‎университетских ‎учетных‏ ‎книгах‏ ‎начнут ‎повторяться‏ ‎новые ‎фамилии‏ ‎— ‎это ‎говорило ‎бы ‎о‏ ‎формировании‏ ‎новой ‎элиты.‏ ‎Но ‎этого‏ ‎не ‎произошло. «Нет ‎никакого ‎подтверждения ‎этой‏ ‎теории,‏ ‎—‏ ‎пишут ‎исследователи.‏ ‎— ‎Прежние‏ ‎элитарные ‎фамилии‏ ‎повторяются‏ ‎в ‎них‏ ‎так ‎же ‎часто ‎после ‎1950‏ ‎года, ‎так‏ ‎и‏ ‎до».
Кларк ‎и ‎Камминс‏ ‎исключили ‎два‏ ‎других ‎фактора, ‎которые ‎могли‏ ‎повлиять‏ ‎на ‎образовательную‏ ‎мобильность ‎студентов.‏ ‎Один ‎из ‎них ‎заключался ‎в‏ ‎том,‏ ‎что ‎поступившие‏ ‎просто ‎принадлежали‏ ‎к ‎верхушке ‎общества, ‎а ‎другой‏ ‎гласил,‏ ‎что‏ ‎их ‎семьи‏ ‎были ‎близки‏ ‎к ‎«оксбриджскому‏ ‎клубу»,‏ ‎к ‎руководству‏ ‎двух ‎самых ‎престижных ‎университетов ‎в‏ ‎стране. ‎Статистические‏ ‎данные‏ ‎позволили ‎отвергнуть ‎влияние‏ ‎перечисленных ‎факторов‏ ‎на ‎поступление ‎в ‎эти‏ ‎вузы.‏ ‎

Исследователи ‎пишут,‏ ‎что ‎прежде‏ ‎всего ‎на ‎социальную ‎мобильность ‎влияет‏ ‎именно‏ ‎то, ‎относится‏ ‎ли ‎фамилия‏ ‎человека ‎к ‎тем, ‎которые ‎принадлежали‏ ‎землевладельцам‏ ‎в‏ ‎XI ‎веке.

По‏ ‎мнению экономистов, ‎несмотря‏ ‎на ‎то,‏ ‎что‏ ‎мироустройство ‎активно‏ ‎меняется, ‎эти ‎изменения ‎практически ‎никак‏ ‎не ‎влияют‏ ‎на‏ ‎взаимосвязь ‎образования, ‎социального‏ ‎статуса ‎и‏ ‎конкретных ‎британских ‎фамилий. Они ‎указывают‏ ‎на‏ ‎то, ‎что‏ ‎даже ‎промышленная‏ ‎революция ‎XVIII ‎века, ‎всеобщее ‎образование‏ ‎в‏ ‎XIX ‎веке‏ ‎и ‎демократическая‏ ‎модель ‎управления ‎в ‎XX ‎веке‏ ‎никак‏ ‎не‏ ‎нарушили ‎ее.‏ ‎«Семейная ‎культура,‏ ‎социальные ‎связи‏ ‎и‏ ‎генетика ‎являются‏ ‎теми ‎силами, ‎которые ‎соединяют ‎поколения‏ ‎[элиты]», ‎—‏ ‎сказал‏ ‎Кларк.

 


В ‎списке ‎богачей‏ ‎Флоренции ‎те‏ ‎же ‎фамилии, ‎что ‎и‏ ‎600‏ ‎лет ‎назад

http://expert.ru/2016/05/21/florentsiya/

Гульельмо‏ ‎Бароне ‎и‏ ‎Сауро ‎Мосетти, ‎экономисты ‎из ‎главного‏ ‎финансового‏ ‎учреждения ‎на‏ ‎Апеннинах ‎-‏ ‎Bank ‎of ‎Italy, ‎провели ‎необычное‏ ‎исследование.‏ ‎Они‏ ‎отправились ‎в‏ ‎архив ‎Флоренции,‏ ‎проверили ‎данные‏ ‎по‏ ‎флорентийским ‎налогоплательщикам‏ ‎в ‎1427 ‎году ‎и ‎сравнили‏ ‎их ‎с‏ ‎данными‏ ‎Налогового ‎управления ‎Флоренции за‏ ‎2011 ‎г.‏ ‎

Результаты ‎удивили ‎самих ‎исследователей:‏ ‎среди‏ ‎наиболее ‎состоятельных‏ ‎налогоплательщиков ‎15‏ ‎и ‎21 ‎веков ‎совпадают ‎почти‏ ‎900‏ ‎фамилий.

Исследование, ‎конечно,‏ ‎отняло ‎немало‏ ‎времени, ‎но ‎было ‎не ‎таким‏ ‎уж‏ ‎и‏ ‎сложным ‎благодаря‏ ‎особенности ‎итальянских‏ ‎фамилий. ‎По‏ ‎ним‏ ‎без ‎особого‏ ‎труда ‎можно ‎установить ‎место ‎рождения‏ ‎человека, ‎и‏ ‎они‏ ‎почти ‎не ‎меняются‏ ‎с ‎веками. Бароне‏ ‎и ‎Мосетти ‎пришли ‎к‏ ‎выводу,‏ ‎что ‎по‏ ‎роду ‎занятий,‏ ‎доходам ‎и ‎состоянию ‎нынешних ‎флорентийцев‏ ‎можно‏ ‎достаточно ‎точно‏ ‎предсказать ‎род‏ ‎занятий, ‎доходы ‎и ‎состояние ‎их‏ ‎далеких‏ ‎предков‏ ‎и ‎наоборот.
Результатами‏ ‎своих ‎интересных‏ ‎исследований ‎банковские‏ ‎экономисты‏ ‎поделились ‎на‏ ‎экономическом ‎сайте ‎VoxEU: ‎«Мы ‎установили,‏ ‎что ‎самые‏ ‎состоятельные‏ ‎налогоплательщики ‎во ‎Флоренции‏ ‎шесть ‎веков‏ ‎назад ‎носили ‎те ‎же‏ ‎фамилии,‏ ‎что ‎самые‏ ‎богатые ‎налогоплательщики‏ ‎сейчас».
1427 год ‎был ‎выбран ‎в ‎качестве‏ ‎даты‏ ‎сравнения ‎не‏ ‎случайно. ‎В‏ ‎те ‎времена ‎Флоренция ‎вела ‎затяжную‏ ‎войну‏ ‎с‏ ‎Миланом ‎и‏ ‎находилась ‎на‏ ‎грани ‎банкротства.‏ ‎В‏ ‎результате ‎бедственного‏ ‎положения ‎городских ‎финансов ‎флорентийские ‎власти‏ ‎решили ‎провести‏ ‎перепись‏ ‎примерно ‎10 ‎тыс.‏ ‎налогоплательщиков. ‎В‏ ‎документах, ‎кроме ‎фамилий ‎и‏ ‎имен‏ ‎глав ‎семейств,‏ ‎содержатся ‎описание‏ ‎их ‎профессий, ‎доходов ‎и ‎состояний.
Около‏ ‎900‏ ‎из ‎попавших‏ ‎в ‎перепись‏ ‎1427 ‎г. ‎фамилий ‎существуют ‎во‏ ‎Флоренции‏ ‎до‏ ‎сих ‎пор‏ ‎и ‎по-прежнему‏ ‎платят ‎высокие‏ ‎налоги.‏ ‎Конечно, ‎среди‏ ‎них ‎есть ‎и ‎случайные ‎совпадения,‏ ‎но ‎большинство‏ ‎представителей‏ ‎одинаковых ‎фамилий ‎в‏ ‎любом ‎случае‏ ‎являются ‎не ‎тезками, ‎а‏ ‎родственниками.
Анализ‏ ‎показывает, ‎что‏ ‎социоэкономический ‎статус‏ ‎сохранился за ‎шесть ‎веков, ‎на ‎удивление, четко.‏ ‎Богатые‏ ‎флорентийцы ‎в‏ ‎начале ‎второго‏ ‎десятилетия ‎21 ‎века ‎имеют ‎те‏ ‎же‏ ‎фамилии,‏ ‎что ‎и‏ ‎богачи ‎в‏ ‎1427 ‎году.‏ ‎При‏ ‎этом ‎совпадают‏ ‎профессии ‎и ‎доходы. К ‎примеру, ‎среди‏ ‎членов ‎гильдии‏ ‎обувщиков‏ ‎совпадение ‎составляет ‎97%,‏ ‎а ‎гильдии‏ ‎ткачей ‎шелка ‎и ‎адвокатов‏ ‎-‏ ‎93!
Конечно, ‎состояния‏ ‎передаются ‎по‏ ‎наследству ‎так ‎же, ‎как ‎нередко‏ ‎и‏ ‎профессия. ‎Исследование‏ ‎в ‎Японии‏ ‎показало, ‎что ‎потомки ‎самураев ‎даже‏ ‎через‏ ‎почти‏ ‎полтора ‎века‏ ‎после ‎формального‏ ‎их ‎исчезновения‏ ‎как‏ ‎прослойки ‎японского‏ ‎общества ‎остаются ‎среди ‎японской ‎элиты. Удивительному‏ ‎сохранению ‎богатства‏ ‎и‏ ‎социального ‎статуса ‎экономист‏ ‎из ‎университета‏ ‎Калифорнии ‎Грегори ‎Кларк ‎даже‏ ‎посвятил‏ ‎книгу ‎«Восхождение‏ ‎сына».
В ‎случае‏ ‎с ‎флорентийцами ‎больше ‎удивляет ‎не‏ ‎столько‏ ‎факт ‎сохранения‏ ‎богатств ‎и‏ ‎социального ‎статуса, ‎сколько ‎то, ‎что‏ ‎речь‏ ‎идет‏ ‎о ‎промежутке‏ ‎времени ‎длительностью‏ ‎почти ‎600 лет,‏ ‎т.е.‏ ‎25 ‎поколений.
Напрашиваются‏ ‎параллели с ‎исследованиями ‎французского ‎экономиста ‎Томаса‏ ‎Пикетти, ‎который‏ ‎занимался‏ ‎ростом ‎неравенства ‎доходов‏ ‎среди ‎1%‏ ‎самых ‎богатых ‎людей. ‎Однако‏ ‎итальянские‏ ‎экономисты ‎отрицают,‏ ‎что ‎между‏ ‎их ‎исследованием ‎и ‎исследованиями ‎Пикетти‏ ‎существует‏ ‎какая-то ‎связь.
«Наше‏ ‎исследование ‎посвящено‏ ‎экономической ‎мобильности, ‎т.е. ‎вопросу: ‎остаются‏ ‎ли‏ ‎богатые‏ ‎богатыми ‎с‏ ‎прохождением ‎какого-то‏ ‎времени,- ‎сообщил‏ ‎Мосетти‏ ‎изданию ‎Wall‏ ‎Street ‎Journal.- ‎Но ‎это ‎вовсе‏ ‎не ‎означает,‏ ‎что‏ ‎они ‎обязательно ‎становятся‏ ‎еще ‎богаче.‏ ‎Мы ‎не ‎нашли ‎прямой‏ ‎связи‏ ‎с ‎выводом‏ ‎Пикетти ‎о‏ ‎том, ‎что ‎материальное ‎неравенство ‎со‏ ‎временем‏ ‎только ‎увеличивается».
Бароне‏ ‎и ‎Мосетти‏ ‎объясняют ‎то, ‎что ‎у ‎богатых‏ ‎больше‏ ‎шансов‏ ‎остаться ‎богатыми‏ ‎и ‎через‏ ‎продолжительное ‎время, существованием‏ ‎того,‏ ‎что ‎они‏ ‎называют ‎«стеклянным ‎полом, ‎который ‎защищает‏ ‎потомков ‎богатых‏ ‎людей‏ ‎от ‎падения ‎с‏ ‎экономической ‎лестницы».
К‏ ‎тому ‎же, ‎в ‎исследовании‏ ‎итальянских‏ ‎экономистов ‎участвовали‏ ‎не ‎только‏ ‎1% ‎самых ‎богатых ‎флорентийцев. ‎Они‏ ‎проанализировали‏ ‎все ‎население‏ ‎города ‎и‏ ‎пришли ‎к ‎выводу, ‎что ‎33%‏ ‎флорентийских‏ ‎богачей‏ ‎в ‎1427‏ ‎году, ‎т.е.‏ ‎каждый ‎третий,‏ ‎остаются‏ ‎состоятельными ‎и‏ ‎сейчас, ‎в ‎наши ‎дни.

 


Специалисты ‎университета‏ ‎в ‎Цюрихе‏ ‎провели‏ ‎математический ‎анализ связей ‎43 тысяч‏ ‎транснациональных ‎корпораций и‏ ‎сделали ‎пугающий ‎вывод: ‎миром‏ ‎правит‏ ‎одна ‎гигантская‏ ‎"суперкорпорация". ‎Именно‏ ‎она ‎"дергает ‎за ‎ниточки" ‎всемирной‏ ‎экономики.
Чтобы‏ ‎смоделировать ‎образ‏ ‎глобальной ‎корпоративной‏ ‎системы, ‎эксперты ‎обработали ‎гигантский ‎массив‏ ‎данных,‏ ‎отражающих‏ ‎отношения ‎собственности‏ ‎между ‎крупнейшими‏ ‎транснациональными ‎корпорациями,‏ ‎пишет‏ ‎New ‎Scientist.

"Реальность‏ ‎настолько ‎сложна, ‎что ‎мы ‎должны‏ ‎были ‎отойти‏ ‎от‏ ‎догм, ‎будь ‎то‏ ‎теории ‎заговора‏ ‎или ‎теории ‎свободного ‎рынка,‏ ‎-‏ ‎пояснил ‎автор‏ ‎исследования, ‎теоретик‏ ‎комплексных ‎систем ‎Джеймс ‎Глаттфельдер. ‎-‏ ‎Наш‏ ‎анализ ‎основан‏ ‎на ‎реальных‏ ‎данных".

Предыдущие ‎исследования ‎показали, ‎что ‎сравнительно‏ ‎небольшая‏ ‎группа‏ ‎компаний ‎и‏ ‎банков ‎владеет‏ ‎львиной ‎долей‏ ‎мирового "экономического‏ ‎пирога", ‎от‏ ‎которого ‎всем ‎остальным ‎остаются ‎лишь‏ ‎крохи. ‎Однако‏ ‎эти‏ ‎исследования ‎упустили ‎из‏ ‎виду ‎косвенные‏ ‎взаимосвязи ‎- ‎отношения ‎корпораций‏ ‎с‏ ‎дочерними ‎и‏ ‎аффилированными ‎компаниями.
Отсортировав‏ ‎37 ‎млн ‎компаний ‎и ‎инвесторов‏ ‎по‏ ‎всему ‎миру,‏ ‎представленных ‎в‏ ‎базе ‎данных ‎Orbis ‎С от ‎2007‏ ‎года,‏ ‎команда‏ ‎ученых ‎из‏ ‎Цюриха ‎отобрала‏ ‎43060 компаний, ‎принадлежащих‏ ‎транснациональным‏ ‎корпорациям, ‎и‏ ‎выявила ‎их ‎общие ‎активы.
Была ‎выстроена‏ ‎модель ‎распределения‏ ‎экономического‏ ‎влияния ‎ТНК ‎путем‏ ‎контроля ‎одних‏ ‎компаний ‎над ‎другими: ‎владение‏ ‎фондами,‏ ‎участие ‎в‏ ‎прибыли ‎и‏ ‎т.п.
Ученые ‎обнаружили ‎ядро ‎из ‎1318 компаний,‏ ‎связи‏ ‎которых ‎с‏ ‎другими ‎сложно‏ ‎назвать ‎иначе ‎как ‎кровосмесительными. ‎У‏ ‎каждой‏ ‎из‏ ‎этих ‎1318‏ ‎обнаружились ‎теснейшие‏ ‎взаимосвязи ‎с‏ ‎двумя‏ ‎или ‎более‏ ‎другими ‎компаниями ‎(среднее ‎количество ‎аффилированных‏ ‎партнеров ‎оказалось‏ ‎равно‏ ‎20).
И ‎хотя ‎официальные‏ ‎доходы ‎этих‏ ‎корпораций ‎едва ‎превышают ‎20%‏ ‎от‏ ‎общемировой ‎операционной‏ ‎выручки, ‎через‏ ‎свои ‎фирмы-сателлиты ‎они ‎фактически ‎владеют‏ ‎большинством‏ ‎мировых ‎компаний,‏ ‎работающих ‎в‏ ‎секторе ‎"реальной" ‎экономики. ‎Таким ‎образом,‏ ‎в‏ ‎щупальцах‏ ‎корпоративных ‎монстров‏ ‎сосредоточены ‎порядка‏ ‎60% общемировых ‎доходов.
Продолжив‏ ‎распутывать‏ ‎обширную ‎паутину‏ ‎собственности, ‎команда ‎ученых ‎установила, ‎что‏ ‎большинство ‎финансовых‏ ‎цепочек‏ ‎идут ‎в ‎направлении‏ ‎"суперанклава" ‎из‏ ‎147 ‎компаний. Их ‎активы ‎пересекаются‏ ‎друг‏ ‎с ‎другом,‏ ‎фактически ‎являясь общей‏ ‎собственностью, что ‎обеспечивает ‎этому ‎негласному ‎финансовому‏ ‎конгломерату‏ ‎контроль ‎за‏ ‎40% ‎глобального‏ ‎корпоративного ‎богатства.
Большинство ‎из ‎этих ‎"суперкорпораций"‏ ‎являются‏ ‎финансовыми‏ ‎институтами. ‎Так,‏ ‎в ‎топ-10‏ ‎вошли:
1. Barclays ‎plc
2. Capital‏ ‎Group‏ ‎Companies ‎Inc
3. FMR‏ ‎Corporation
4. AXA
5. State ‎Street ‎Corporation
6. JP ‎Morgan ‎Chase‏ ‎& ‎Co
7. Legal‏ ‎&‏ ‎General ‎Group ‎plc
8. Vanguard‏ ‎Group ‎Inc
9. UBS‏ ‎AG
10. Merrill ‎Lynch ‎& ‎Co‏ ‎Inc
Исследователи‏ ‎отмечают, ‎что‏ ‎протесты ‎против‏ ‎глобального ‎капитализма, ‎развернувшиеся ‎по ‎всему‏ ‎миру‏ ‎под ‎лозунгом‏ ‎"Захвати ‎Уолл-стрит"‏ ‎- ‎очевидная ‎реакция ‎на ‎власть‏ ‎корпораций.
Но‏ ‎результаты‏ ‎проведенного ‎исследователями‏ ‎анализа ‎совершенно‏ ‎не ‎сходятся‏ ‎с‏ ‎заявлениями ‎демонстрантов,‏ ‎протестующих ‎против ‎"денежных ‎мешков" ‎с‏ ‎Уолл-cтрит. ‎Ученым‏ ‎кажется‏ ‎маловероятным, ‎что ‎корпорации,‏ ‎чья ‎власть‏ ‎лежит ‎в ‎основе ‎мировой‏ ‎экономики,‏ ‎могут ‎обладать‏ ‎реальной ‎политической‏ ‎властью ‎- ‎они ‎представляют ‎слишком‏ ‎много‏ ‎разнонаправленных ‎интересов.

ИСТОЧНИК::‏ ‎http://www.newsru.com/finance/20oct2011/global_capitalism.html

По ‎той‏ ‎же ‎теме ‎слова ‎с ‎Газеты.Ру:

Мировой‏ ‎экономикой‏ ‎правит‏ ‎«суперорганизация» ‎из‏ ‎147 ‎связанных‏ ‎между ‎собой‏ ‎компаний,‏ ‎выяснили ‎швейцарские‏ ‎ученые. ‎Основу ‎монстра ‎составляют ‎финансовые‏ ‎институты. ‎Это‏ ‎не‏ ‎результат ‎заговора, ‎но‏ ‎столь ‎тесная‏ ‎взаимосвязь ‎опасна ‎для ‎мира,‏ ‎предупреждают‏ ‎эксперты. ‎История‏ ‎с ‎Lehman‏ ‎Brothers ‎тому ‎подтверждение.

Почти ‎половину ‎мирового‏ ‎богатства‏ ‎контролируют ‎всего‏ ‎147 ‎корпораций,‏ ‎связанные ‎между ‎собой. ‎К ‎такому‏ ‎выводу‏ ‎пришли‏ ‎ученые ‎Швейцарского‏ ‎государственного ‎института‏ ‎технологий ‎в‏ ‎Цюрихе,‏ ‎проанализировав ‎данные‏ ‎более ‎43 ‎тысяч ‎компаний, ‎пишет‏ ‎британский ‎The‏ ‎New‏ ‎Scientist. Работа ‎швейцарских ‎ученых‏ ‎принята ‎к‏ ‎публикации ‎в ‎научном ‎журнале‏ ‎PloS‏ ‎One.

«Реальность ‎настолько‏ ‎сложна, ‎что‏ ‎мы ‎должны ‎отойти ‎от ‎догм,‏ ‎будь‏ ‎то ‎теории‏ ‎заговора ‎или‏ ‎свободного ‎рынка. ‎Наш ‎анализ ‎основан‏ ‎на‏ ‎реальных‏ ‎данных», ‎—‏ ‎цитирует ‎издание‏ ‎швейцарского ‎ученого‏ ‎Джеймса‏ ‎Глэттфелдера. ‎Предыдущие‏ ‎исследования ‎показывали, ‎что ‎нескольким ‎транснациональным‏ ‎корпорациям ‎принадлежит‏ ‎крупная‏ ‎доля ‎мировой ‎экономики,‏ ‎но ‎эти‏ ‎работы ‎включали ‎ограниченное ‎число‏ ‎компаний‏ ‎и ‎упускали‏ ‎из ‎виду‏ ‎косвенных ‎владельцев, ‎отношения ‎корпораций ‎с‏ ‎аффилированными‏ ‎компаниями. ‎Поэтому‏ ‎сложно ‎было‏ ‎определить, ‎насколько ‎сильным ‎было ‎влияние‏ ‎транснациональных‏ ‎корпораций‏ ‎на ‎глобальную‏ ‎экономику. ‎Новая‏ ‎работа ‎исправляет‏ ‎это‏ ‎упущение.

Швейцарские ‎ученые‏ ‎опирались ‎на ‎базу ‎данных ‎Orbis‏ ‎от ‎2007‏ ‎года,‏ ‎в ‎которой ‎записаны‏ ‎37 ‎миллионов‏ ‎компаний ‎и ‎инвесторов ‎со‏ ‎всего‏ ‎мира. ‎Из‏ ‎них ‎эксперты‏ ‎выбрали ‎43 ‎060 ‎компаний, ‎принадлежащих‏ ‎транснациональным‏ ‎корпорациям, ‎и‏ ‎выявили ‎их‏ ‎общие ‎активы. ‎На ‎основе ‎этого‏ ‎они‏ ‎построили‏ ‎модель ‎распределения‏ ‎экономического ‎влияния‏ ‎транснациональных ‎корпораций,‏ ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎через ‎владение ‎фондами, ‎участие ‎в‏ ‎прибыли. ‎В‏ ‎результате‏ ‎ученые ‎выявили ‎ядро‏ ‎из ‎1318‏ ‎компаний ‎с ‎взаимными ‎владельцами:‏ ‎каждая‏ ‎из ‎этих‏ ‎компаний ‎связана‏ ‎с ‎другими ‎компаниями, ‎среднее ‎число‏ ‎аффилированных‏ ‎партнеров ‎составляет‏ ‎20. ‎И‏ ‎хотя ‎доходы ‎1318 ‎компаний ‎составили‏ ‎20%‏ ‎от‏ ‎общемировой ‎операционной‏ ‎выручки, ‎через‏ ‎свои ‎фирмы‏ ‎они‏ ‎владели ‎большей‏ ‎частью ‎мировых ‎«голубых ‎фишек» ‎и‏ ‎предприятий ‎реальной‏ ‎экономики,‏ ‎обеспечивающих ‎около ‎60%‏ ‎от ‎мировой‏ ‎выручки.

Продолжив ‎распутывать ‎паутину ‎собственности‏ ‎корпораций,‏ ‎команда ‎ученых‏ ‎выяснила, ‎что‏ ‎большинство ‎«нитей» ‎идут ‎от ‎«суперорганизации»‏ ‎из‏ ‎147 ‎компаний:‏ ‎их ‎активы‏ ‎пересекаются ‎друг ‎с ‎другом, ‎что‏ ‎фактически‏ ‎позволяет‏ ‎им ‎контролировать‏ ‎40% ‎глобального‏ ‎корпоративного ‎богатства.

«По‏ ‎сути,‏ ‎менее ‎1%‏ ‎компаний ‎контролируют ‎40% ‎всей ‎сети»,‏ ‎— ‎говорит‏ ‎Глэттфелдер.‏ ‎Большинство ‎из ‎них‏ ‎— ‎финансовые‏ ‎институты. ‎В ‎топ-20 ‎вошли‏ ‎Barclays‏ ‎Bank, ‎JP‏ ‎Morgan ‎Chase‏ ‎& ‎Co, ‎Goldman ‎Sachs, ‎Merrill‏ ‎Lynch,‏ ‎Morgan ‎Stanley,‏ ‎UBS, ‎Deutsche‏ ‎Bank.

В ‎работе ‎есть ‎недочеты: ‎анализ‏ ‎приравнивает‏ ‎владение‏ ‎к ‎контролю, что‏ ‎не ‎всегда‏ ‎верно, ‎предупреждает‏ ‎глава‏ ‎Института ‎комплексных‏ ‎исследований ‎Новой ‎Англии ‎Янир ‎Бар-Ям.‏ ‎Так, ‎большинство‏ ‎акций‏ ‎компаний ‎принадлежат ‎управляющим‏ ‎фондам, ‎которые‏ ‎могут ‎и ‎не ‎контролировать‏ ‎активы.‏ ‎По ‎словам‏ ‎Бар-Яма, ‎воздействие‏ ‎этого ‎фактора ‎на ‎систему ‎требует‏ ‎более‏ ‎глубокого ‎изучения.

Анализ‏ ‎показывает, ‎что‏ ‎появление ‎такой ‎«суперорганизации» ‎— ‎это‏ ‎не‏ ‎результат‏ ‎заговора ‎для‏ ‎управления ‎миром.

Транснациональные‏ ‎корпорации ‎покупают‏ ‎акции‏ ‎друг ‎друга‏ ‎по ‎коммерческим ‎причинам, ‎а ‎не‏ ‎из-за ‎желания‏ ‎построить‏ ‎мировое ‎господство, ‎и‏ ‎лозунг ‎протестующих‏ ‎на ‎Уолл-стрит ‎о ‎том,‏ ‎что‏ ‎1% ‎людей‏ ‎владеет ‎большей‏ ‎частью ‎богатства, ‎лишь ‎«отражает ‎логическую‏ ‎фазу‏ ‎самоорганизации ‎экономики».

Не‏ ‎сможет ‎«суперорганизация»‏ ‎обладать ‎и ‎реальной ‎политической ‎властью:‏ ‎147‏ ‎компаний‏ ‎— ‎это‏ ‎слишком ‎много,‏ ‎чтобы ‎поддерживать‏ ‎сговор,‏ ‎ведь ‎они‏ ‎представляют ‎разнонаправленные ‎интересы, ‎говорит ‎эксперт‏ ‎по ‎макроэкономике‏ ‎из‏ ‎Лондонского ‎университета ‎Джон‏ ‎Дриффилл.

Но ‎значение‏ ‎анализа, ‎проведенного ‎швейцарскими ‎учеными,‏ ‎не‏ ‎столько ‎в‏ ‎том, ‎чтобы‏ ‎показать, ‎что ‎небольшая ‎группа ‎людей‏ ‎контролирует‏ ‎экономику, ‎сколько‏ ‎в ‎осознании‏ ‎принципов ‎экономической ‎стабильности, ‎считает ‎он.‏ ‎

«Концентрация‏ ‎власти сама‏ ‎по ‎себе‏ ‎ни ‎хороша‏ ‎и ‎ни‏ ‎плоха,‏ ‎в ‎отличие‏ ‎от ‎взаимосвязей ‎внутри ‎ядра. ‎Мир‏ ‎узнал ‎в‏ ‎2008‏ ‎году, ‎что ‎такие‏ ‎сети ‎неустойчивы.‏ ‎Если ‎одна ‎компания, ‎такая‏ ‎как‏ ‎Lehman ‎Brothers,‏ ‎терпит ‎бедствие,‏ ‎оно ‎распространяется ‎на ‎всех», ‎—‏ ‎говорит‏ ‎Глэттфелдер.

https://www.gazeta.ru/financial/2011/10/20/3807590.shtml

Томас ‎Пикетти‏ ‎"Капитал ‎в‏ ‎21 ‎веке"


 А.

Источник: https://vonok.livejournal.com/281543.html

 50% людей ‎в ‎мире ‎не‏ ‎владеют‏ ‎ничем‏ ‎– ‎их‏ ‎долги ‎равны‏ ‎их ‎собственности.‏ ‎1%‏ ‎богатейших ‎людей‏ ‎в ‎мире ‎владеет ‎25% ‎богатств.‏ ‎10% ‎богатейших‏ ‎людей‏ ‎в ‎мире ‎владеют‏ ‎90-95% ‎мирового‏ ‎капитала. ‎50% ‎этого ‎капитала‏ ‎жилая‏ ‎недвижимость.

 Б.

Из ‎статьи‏ ‎в ‎ВИКИ‏ ‎о ‎Томасе ‎Пикетти:

Пикетти ‎специализируется ‎на‏ ‎вопросе‏ ‎экономического ‎неравенства, применяя‏ ‎исторический ‎и‏ ‎статистический ‎подходы[17][18]. В ‎своих ‎работах ‎он‏ ‎рассматривает‏ ‎соотношение‏ ‎темпов ‎накопления‏ ‎капитала ‎и‏ ‎экономического ‎роста‏ ‎на‏ ‎протяжении ‎двухсот‏ ‎лет — с ‎девятнадцатого ‎века ‎до ‎наших‏ ‎дней. ‎Его‏ ‎оригинальный‏ ‎подход ‎к ‎использованию‏ ‎налоговой ‎статистики‏ ‎позволил ‎собрать ‎данные ‎о‏ ‎высшем‏ ‎уровне ‎экономической‏ ‎элиты, ‎установить‏ ‎скорость ‎накопления ‎ими ‎богатства ‎и‏ ‎сопоставить‏ ‎это ‎с‏ ‎остальной ‎частью‏ ‎общества ‎и ‎экономики.

В ‎своей ‎последней‏ ‎книге‏ ‎«Капитал‏ ‎в ‎XXI‏ ‎веке» Пикетти ‎опираясь‏ ‎на ‎экономические‏ ‎данные‏ ‎последних ‎250‏ ‎лет ‎делает ‎вывод, ‎что ‎концентрация‏ ‎богатства ‎постоянно‏ ‎повышается‏ ‎и ‎не ‎происходит‏ ‎самокоррекции.

Книга ‎«Капитал‏ ‎в ‎XXI ‎веке» ‎опубликована‏ ‎в‏ ‎2014 ‎году,‏ ‎рассматривает ‎неравенство‏ ‎доходов в ‎Европе и ‎Соединенных ‎Штатах начиная ‎с‏ ‎XVIII‏ ‎века.

Центральный ‎тезис‏ ‎книги ‎—‏ ‎неравенство ‎не ‎случайность, ‎а ‎скорее‏ ‎особенность‏ ‎капитализма.

 

Из‏ ‎статьи ‎ВИКИ‏ ‎о ‎книге:

Центральный‏ ‎тезис ‎книги‏ ‎состоит‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎неравенство ‎не ‎случайно, ‎а‏ ‎является ‎необходимой‏ ‎характеристикой‏ ‎капитализма

Источник:

https://m-introduction.livejournal.com/851752.html

https://m-introduction.livejournal.com/851494.html

 

Автор ‎книги ‎–‏ ‎профессор ‎парижской‏ ‎Школы ‎экономики ‎– ‎на‏ ‎примере‏ ‎Европы ‎и‏ ‎США ‎рассматривает‏ ‎историю ‎распределения ‎богатства ‎на ‎протяжении‏ ‎XIX–XX‏ ‎веков ‎и‏ ‎начала ‎XXI‏ ‎века ‎и ‎приходит ‎к ‎выводу,‏ ‎что,‏ ‎за‏ ‎исключением ‎периода‏ ‎с ‎1914‏ ‎по ‎1980‏ ‎год,‏ ‎всегда наблюдался ‎огромный‏ ‎разрыв ‎между ‎богатыми ‎и ‎остальными‏ ‎гражданами.

Такое ‎положение‏ ‎приводит‏ ‎к ‎фундаментальному, ‎с‏ ‎его ‎точки‏ ‎зрения, ‎противоречию, существующему ‎в ‎современном‏ ‎обществе,‏ ‎основанном ‎на‏ ‎рыночной ‎экономике.‏ ‎С ‎одной ‎стороны, ‎преобладает ‎общая‏ ‎уверенность‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎каждый‏ ‎человек ‎имеет ‎равные ‎права ‎и‏ ‎что‏ ‎его‏ ‎материальное ‎благополучие‏ ‎должно ‎зависеть‏ ‎от ‎индивидуальных‏ ‎способностей‏ ‎и ‎желания‏ ‎много ‎работать; ‎с ‎другой ‎стороны,‏ ‎наблюдается ‎растущее‏ ‎имущественное‏ ‎неравенство между ‎очень ‎богатыми‏ ‎и ‎остальным‏ ‎обществом, ‎приводящее ‎к ‎тому,‏ ‎что‏ ‎индивидуальный ‎успех‏ ‎является ‎все‏ ‎в ‎большей ‎мере ‎результатом ‎семейных‏ ‎связей‏ ‎и ‎унаследованного‏ ‎состояния.

Используемые ‎понятия

Капитал определяется‏ ‎как ‎сумма ‎любых ‎активов ‎(за‏ ‎исключением‏ ‎«человеческого‏ ‎капитала»), ‎которые‏ ‎можно ‎иметь‏ ‎в ‎собственности‏ ‎и‏ ‎обменивать ‎на‏ ‎каком-либо ‎рынке. ‎Капитал ‎может ‎находиться‏ ‎в ‎собственности‏ ‎отдельных‏ ‎индивидов ‎(частный ‎капитал) или‏ ‎в ‎собственности‏ ‎государства ‎(публичный ‎капитал). У ‎Пикетти‏ ‎понятия‏ ‎капитала ‎и‏ ‎богатства ‎взаимозаменяемы.

Национальный‏ ‎капитал, или ‎национальное ‎богатство, ‎состоит ‎из‏ ‎суммы‏ ‎нефинансовых ‎активов‏ ‎(земля, ‎строения,‏ ‎товарные ‎запасы, ‎оборудование, ‎инфраструктура, ‎оборудование,‏ ‎патенты‏ ‎и‏ ‎иная ‎интеллектуальная‏ ‎собственность) ‎и‏ ‎финансовых ‎активов‏ ‎(банковские‏ ‎счета, ‎инвестиционные‏ ‎фонды, ‎акции, ‎облигации, ‎пенсионные ‎фонды,‏ ‎страховые ‎полисы‏ ‎и‏ ‎иные ‎финансовые ‎инструменты)‏ ‎за ‎вычетом‏ ‎финансовых ‎обязательств ‎(долга). ‎Национальный‏ ‎капитал‏ ‎складывается ‎из‏ ‎суммы ‎частного‏ ‎капитала ‎и ‎публичного ‎капитала.

Национальный ‎доход определяется‏ ‎как‏ ‎сумма ‎всего‏ ‎дохода, ‎полученного‏ ‎лицами ‎какого-либо ‎государства ‎в ‎данном‏ ‎году,‏ ‎и‏ ‎складывается ‎из‏ ‎дохода, ‎полученного‏ ‎на ‎инвестированный‏ ‎капитал(доход‏ ‎от ‎капитала),‏ ‎и ‎дохода, ‎получаемого ‎от ‎трудовой‏ ‎деятельности ‎(трудовой‏ ‎доход).

Размер‏ ‎национального ‎капитала определяется ‎его‏ ‎соотношением ‎с‏ ‎национальным ‎доходом. ‎В ‎большинстве‏ ‎развитых‏ ‎стран ‎национальный‏ ‎капитал ‎превышает‏ ‎размер ‎национального ‎дохода ‎в ‎5–6‏ ‎раз.

Рост‏ ‎экономики определяется ‎как‏ ‎результат ‎взаимодействия‏ ‎двух ‎составляющих ‎– ‎роста ‎населения‏ ‎и‏ ‎роста‏ ‎продукции ‎на‏ ‎душу ‎населения.

Первый‏ ‎закон ‎капитализма – страна,‏ ‎в‏ ‎которой ‎высок‏ ‎уровень ‎сбережений ‎при ‎медленном ‎уровне‏ ‎роста ‎экономики,‏ ‎на‏ ‎протяжении ‎длительного ‎периода‏ ‎аккумулирует ‎огромный‏ ‎капитал ‎(по ‎отношению ‎к‏ ‎размеру‏ ‎национального ‎дохода),‏ ‎что, ‎в‏ ‎свою ‎очередь, ‎оказывает ‎существенное ‎влияние‏ ‎на‏ ‎социальные ‎структуры‏ ‎и ‎распределение‏ ‎богатства.

Второй ‎закон ‎капитализма – закон ‎кумулятивного ‎роста‏ ‎и‏ ‎кумулятивной‏ ‎доходности ‎–‏ ‎даже ‎незначительное‏ ‎превышение ‎доходности‏ ‎капитала‏ ‎над ‎уровнем‏ ‎роста ‎экономики ‎на ‎протяжении ‎длительного‏ ‎периода ‎приводит‏ ‎к‏ ‎значительному ‎росту ‎капитала,‏ ‎а ‎также‏ ‎мощным ‎и ‎дестабилизирующим ‎воздействиям‏ ‎на‏ ‎структуру ‎и‏ ‎динамику ‎социального‏ ‎неравенства.

Появление ‎среднего ‎класса ‎обязано ‎уменьшению‏ ‎доли‏ ‎богатейшего ‎1%‏ ‎населения ‎в‏ ‎национальном ‎богатстве ‎с ‎50% ‎в‏ ‎1910‏ ‎году‏ ‎до ‎20–25%‏ ‎в ‎конце‏ ‎XX ‎–‏ ‎начале‏ ‎XXI ‎века.

Стоит‏ ‎обратить ‎внимание ‎на ‎то, ‎что‏ ‎замедление ‎концентрации‏ ‎капитала‏ ‎и ‎процесса ‎углубления‏ ‎неравенства, ‎наблюдаемое‏ ‎после ‎Второй ‎мировой ‎войны,‏ ‎произошло‏ ‎вовсе ‎не‏ ‎путем ‎постепенного‏ ‎эволюционного ‎бесконфликтного ‎развития, ‎а ‎в‏ ‎результате‏ ‎экономических ‎и‏ ‎политических ‎потрясений.‏ ‎Соответственно, ‎идея ‎о ‎том, ‎что‏ ‎современные‏ ‎рыночные‏ ‎отношения ‎и‏ ‎неограниченная ‎конкуренция‏ ‎каким-то ‎«волшебным»‏ ‎образом‏ ‎регулируют ‎имущественное‏ ‎неравенство ‎и ‎способствуют ‎гармоничному ‎развитию,‏ ‎является ‎иллюзорной.

Новый‏ ‎рост‏ ‎имущественного ‎неравенства ‎стал‏ ‎наблюдаться ‎уже‏ ‎с ‎1970–1980 ‎годов, ‎и‏ ‎этот‏ ‎процесс ‎продолжается‏ ‎в ‎настоящее‏ ‎время.

Проанализированные ‎данные ‎по ‎развитым ‎странам‏ ‎Европы‏ ‎и ‎Америки‏ ‎указывают ‎на‏ ‎то, ‎что ‎у ‎богатейшего ‎1%‏ ‎населения‏ ‎наблюдался‏ ‎в ‎1990–2010‏ ‎годы ‎фантастический‏ ‎рост ‎покупательной‏ ‎способности,‏ ‎тогда ‎как‏ ‎покупательная ‎способность ‎среднестатистического ‎гражданина ‎находилась‏ ‎в ‎стагнации.

Согласно‏ ‎Пикетти,‏ ‎разрыв ‎в ‎благосостоянии‏ ‎между ‎10%‏ ‎населения ‎и ‎всеми ‎остальными‏ ‎жителями‏ ‎США ‎и‏ ‎Западной ‎Европы‏ ‎стал ‎увеличиваться ‎с ‎1980-х ‎и‏ ‎будет‏ ‎продолжать ‎расти‏ ‎по ‎крайней‏ ‎мере ‎до ‎конца ‎XXI ‎столетия.

 В.

Источник:‏ ‎https://vk.com/wall-192057304_853

 

Главный‏ ‎вывод‏ ‎Т. ‎Пикетти*‏ ‎состоит ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎доход‏ ‎на ‎капитал‏ ‎(рента) ‎в ‎условиях ‎свободного, ‎неограниченного‏ ‎политически ‎рынка‏ ‎ВСЕГДА‏ ‎ПРЕВЫШАЕТ ‎рост ‎экономики.

Иначе‏ ‎говоря, ‎пределом‏ ‎экономического ‎роста ‎в ‎современной‏ ‎рыночной‏ ‎модели ‎является‏ ‎не ‎ограниченность‏ ‎ресурсов, ‎а ‎концентрация ‎капитала.

В ‎период‏ ‎1914-1950‏ ‎гг. ‎рост‏ ‎экономики ‎во‏ ‎всех ‎крупных ‎европейских ‎государствах ‎ПРЕВЫШАЛ‏ ‎рост‏ ‎доходности‏ ‎капитала, ‎который‏ ‎упал ‎с‏ ‎обычных ‎4-5‏ ‎до‏ ‎1-1,5%. ‎

Т.‏ ‎Пикетти ‎объясняет ‎это ‎такими ‎факторами,‏ ‎как ‎две‏ ‎мировые‏ ‎войны, ‎послевоенных ‎разруха,‏ ‎введение ‎прогрессивной‏ ‎системы ‎налогообложения ‎и ‎быстрый‏ ‎рост‏ ‎экономики. ‎Однако‏ ‎важнейший ‎фактор‏ ‎Т. ‎Пикетти ‎так ‎и ‎не‏ ‎упомянул:‏ ‎появление ‎и‏ ‎укрепление ‎СССР‏ ‎и ‎стран ‎народной ‎демократии. ‎Именно‏ ‎это‏ ‎более‏ ‎всего ‎повлияло‏ ‎на ‎то,‏ ‎что ‎в‏ ‎странах‏ ‎Запада ‎начала‏ ‎активно ‎расти, ‎так ‎называемый, ‎средний‏ ‎класс. ‎В‏ ‎социалистических‏ ‎государствах ‎он ‎составлял‏ ‎большинство.

Однако ‎в‏ ‎XXI ‎веке ‎– ‎[сразу‏ ‎после‏ ‎распада ‎СССР‏ ‎и ‎Восточного‏ ‎Блока, ‎т.е. ‎Социалистической ‎мировой ‎системы,‏ ‎прим.‏ ‎PROX] ‎-‏ ‎размер ‎доходности‏ ‎капитала ‎ВНОВЬ ‎НАЧИНАЕТ ‎превышать ‎уровень‏ ‎роста‏ ‎экономики.‏ ‎С ‎учетом‏ ‎замедления ‎роста‏ ‎населения, ‎по‏ ‎прогнозу‏ ‎ООН, ‎и‏ ‎снижения ‎темпов ‎инноваций, ‎рост ‎экономики‏ ‎в ‎развитых‏ ‎странах‏ ‎вряд ‎ли ‎превысит‏ ‎1-1,2% ‎к‏ ‎2030 ‎г. ‎Это ‎куда‏ ‎меньше‏ ‎роста ‎дохода‏ ‎на ‎капитал.‏ ‎

Значит ‎социальное ‎неравенство ‎будет ‎стремительно‏ ‎увеличиваться‏ ‎и ‎дальше.

 Г.

Источник:‏ ‎https://zavtra.ru/blogs/ostraya_situatciya_v_strane_mozhet_prizvat_na_prestol_diktatora

 

Тот ‎курс,‏ ‎который ‎неудачно ‎назвали ‎неолиберальным ‎и‏ ‎который‏ ‎стартовал‏ ‎на ‎Западе‏ ‎с ‎приходом‏ ‎к ‎власти‏ ‎Маргарет‏ ‎Тэтчер ‎в‏ ‎Великобритании ‎и Рональда ‎Рейгана ‎в ‎США,‏ ‎означал ‎очень‏ ‎простую‏ ‎вещь ‎— ‎глобальный‏ ‎передел ‎доходов.‏ ‎Если ‎с ‎1945 ‎по‏ ‎1975‏ ‎год ‎с‏ ‎помощью ‎«государства‏ ‎всеобщего ‎благоденствия» ‎(welfare ‎state) ‎шла‏ ‎перекачка‏ ‎небольшой ‎части‏ ‎доходов ‎от‏ ‎«верха» ‎вниз ‎к ‎среднему ‎слою‏ ‎и‏ ‎верхушке‏ ‎рабочего ‎класса,‏ ‎то ‎в‏ ‎середине ‎1970-х‏ ‎годов‏ ‎вся ‎эта‏ ‎ситуация ‎закончилась ‎и ‎начался ‎противоположный‏ ‎процесс ‎—‏ ‎ограбление‏ ‎«верхами» ‎«низов» ‎(«низы»,‏ ‎поскольку, ‎с‏ ‎точки ‎зрения ‎«верха», ‎средний‏ ‎слой‏ ‎и ‎рабочая‏ ‎верхушка ‎—‏ ‎это ‎все ‎равно ‎«низы»). ‎Так‏ ‎длилось‏ ‎несколько ‎десятилетий.

Кстати,‏ ‎поздняя ‎горбачевщина‏ ‎и ‎ельцинщина ‎полностью ‎попадают ‎в‏ ‎створку‏ ‎этих‏ ‎процессов. ‎Собственно,‏ ‎к ‎чему‏ ‎привела ‎неолиберальная‏ ‎революция,‏ ‎точнее, ‎контреволюция‏ ‎на ‎Западе? ‎Она ‎восстановила ‎привычную‏ ‎норму, ‎«нормальные»‏ ‎(с‏ ‎точки ‎зрения ‎неолибералов)‏ ‎соотношения ‎между‏ ‎той ‎собственностью, ‎которая ‎есть‏ ‎у‏ ‎богатых, ‎и‏ ‎той, ‎что‏ ‎есть ‎у ‎бедных. ‎Недавно ‎у‏ ‎нас‏ ‎была ‎переведена‏ ‎на ‎русский‏ ‎язык ‎книга ‎французского ‎экономиста ‎Тома‏ ‎Пикетти «Капитализм‏ ‎в‏ ‎XXI ‎веке»,‏ ‎где ‎автор‏ ‎четко ‎зафиксировал,‏ ‎что‏ ‎норма ‎для‏ ‎капитализма ‎— ‎это ‎когда ‎1‏ ‎процент ‎населения‏ ‎контролирует‏ ‎50 ‎и ‎более‏ ‎процентов ‎богатства.‏ ‎Эта ‎норма ‎была ‎нарушена‏ ‎капитализмом‏ ‎только ‎один‏ ‎раз ‎—‏ ‎с ‎1945 ‎по ‎1975 ‎год.

В‏ ‎значительной‏ ‎степени ‎нарушению‏ ‎нормы ‎способствовало‏ ‎то, ‎что ‎существовал ‎Советский ‎Союз.‏ ‎Западная‏ ‎верхушка‏ ‎понимала, ‎что‏ ‎ей ‎нужно‏ ‎умиротворять ‎своих‏ ‎«пролов‏ ‎и ‎мидлов»,‏ ‎чтобы ‎они ‎не ‎голосовали ‎за‏ ‎левые ‎партии.‏ ‎А‏ ‎как ‎только ‎СССР‏ ‎был ‎уничтожен‏ ‎комбинированным ‎ударом ‎изнутри ‎и‏ ‎извне,‏ ‎все ‎вернулось‏ ‎на ‎круги‏ ‎своя, ‎причем ‎очень ‎быстро. ‎За‏ ‎четверть‏ ‎века ‎норма‏ ‎восстановилась.

Сейчас ‎появляется‏ ‎целый ‎ряд ‎интересных ‎исследований ‎по‏ ‎распределению‏ ‎богатства,‏ ‎власти ‎и‏ ‎собственности ‎на‏ ‎Западе. ‎В‏ ‎2013‏ ‎году ‎два‏ ‎историка ‎— ‎англичанин ‎и ‎американец‏ ‎— ‎написали‏ ‎работу,‏ ‎в ‎которой ‎проанализировали,‏ ‎как ‎распределили‏ ‎власть ‎и ‎собственность ‎в‏ ‎Англии‏ ‎с ‎1180‏ ‎по ‎2012‏ ‎год, ‎от ‎Ричарда ‎Львиное ‎Сердце‏ ‎до‏ ‎Дэвида ‎Кэмерона. И‏ ‎оказалось, ‎что‏ ‎весь ‎этот ‎период, ‎на ‎протяжении‏ ‎28 поколений, власть‏ ‎и‏ ‎собственность ‎в‏ ‎Англии ‎принадлежит‏ ‎одному ‎проценту‏ ‎населения‏ ‎и ‎в‏ ‎основном ‎этот ‎процент ‎составляют ‎родственники,‏ ‎ближние ‎или‏ ‎дальние. Поэтому‏ ‎все ‎разговоры ‎социологов‏ ‎— ‎западных‏ ‎и ‎наших ‎прикормленных ‎компрадорских‏ ‎—‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎с‏ ‎капитализмом ‎и ‎промышленной ‎революцией ‎горизонтальная‏ ‎мобильность‏ ‎меняется ‎на‏ ‎вертикальную ‎и‏ ‎появляется ‎меритократия ‎(власть, ‎даруемая ‎по‏ ‎способностям‏ ‎и‏ ‎заслугам,прим. ‎ред.), — это‏ ‎«рыжий ‎всё‏ ‎на ‎публику».

 Д.

Источник:‏ ‎https://aurora.network/articles/1-mirovoy-krizis/61170-kapital-v-i-veke

 

В‏ ‎самых ‎эгалитарных‏ ‎в ‎имущественном ‎отношении ‎странах, ‎которыми‏ ‎также ‎являлись‏ ‎Скандинавские‏ ‎страны ‎в ‎1970-1980-е‏ ‎годы, ‎на‏ ‎10 ‎% ‎самых ‎крупных‏ ‎состояний‏ ‎приходилось ‎около‏ ‎50 ‎%‏ ‎национального ‎имущества, ‎а ‎то ‎и‏ ‎немного‏ ‎больше ‎—‏ ‎от ‎50‏ ‎до ‎60 ‎%, ‎если ‎правильно‏ ‎подсчитывать‏ ‎самые‏ ‎большие ‎состояния.

В‏ ‎настоящее ‎время,‏ ‎т. ‎е.‏ ‎в‏ ‎начале ‎2010-х‏ ‎годов, ‎доля ‎10 ‎% ‎самых‏ ‎крупных ‎состояний‏ ‎составляет‏ ‎около ‎60 ‎%‏ ‎национального ‎имущества‏ ‎в ‎большинстве ‎европейских ‎стран, особенно‏ ‎во‏ ‎Франции, ‎Германии,‏ ‎Великобритании ‎и‏ ‎Италии.

Самым ‎поразительным, ‎безусловно, ‎является ‎то,‏ ‎что‏ ‎во ‎всех‏ ‎этих ‎обществах‏ ‎беднейшая ‎половина ‎населения ‎не ‎владеет‏ ‎практически‏ ‎ничем:‏ ‎50 % самых ‎бедных‏ ‎с ‎имущественной‏ ‎точки ‎зрения‏ ‎повсюду‏ ‎располагают ‎менее‏ ‎10 ‎% ‎национального ‎дохода, ‎а‏ ‎чаще ‎всего‏ ‎—‏ ‎менее ‎5 ‎%.‏ ‎

Согласно ‎последним‏ ‎имеющимся ‎данным, ‎касающимся ‎2010–2011‏ ‎годов,‏ ‎во ‎Франции‏ ‎доля ‎10‏ ‎% ‎самых ‎богатых ‎в ‎национальном‏ ‎имуществе‏ ‎составляет ‎62‏ ‎%, ‎а‏ ‎на ‎50 ‎% ‎самых ‎бедных‏ ‎приходится‏ ‎всего‏ ‎4 ‎%.‏ ‎В ‎Соединенных‏ ‎Штатах ‎последнее‏ ‎исследование,‏ ‎проведенное ‎Федеральной‏ ‎резервной ‎системой ‎и ‎касающееся ‎тех‏ ‎же ‎лет,‏ ‎показывает,‏ ‎что ‎верхняя ‎дециль‏ ‎владеет ‎72‏ ‎% ‎американского ‎имущества, ‎а‏ ‎нижняя‏ ‎половина ‎—‏ ‎всего ‎2‏ ‎%. ‎Стоит ‎уточнить, ‎что ‎этот‏ ‎источник,‏ ‎как ‎и‏ ‎большинство ‎исследований,‏ ‎построенных ‎на ‎ответах ‎респондентов, ‎недооценивает‏ ‎самые‏ ‎крупные‏ ‎состояния.

 


Спонсор ‎Капитал‏ ‎Заключительная ‎часть

К‏ ‎чему ‎вся‏ ‎эта‏ ‎информация? ‎Какой‏ ‎практический ‎толк ‎для ‎нас ‎–‏ ‎«простых ‎смертных»?

Самый‏ ‎что‏ ‎ни ‎на ‎есть‏ ‎прямой ‎толк‏ ‎и ‎есть. ‎Его ‎только‏ ‎увидеть‏ ‎нужно. ‎Понять.

1.

Часто‏ ‎бывает ‎слышу‏ ‎от ‎окружающих ‎разные ‎высказывания, ‎чаще‏ ‎от‏ ‎условной ‎молодежи,‏ ‎хотя ‎и‏ ‎просто ‎состарившиеся ‎бывают, ‎мол, ‎ну,‏ ‎что‏ ‎в‏ ‎этой ‎стране?‏ ‎Никогда ‎не‏ ‎будет ‎ни‏ ‎демократии,‏ ‎ни ‎сменяемости‏ ‎власти, ‎ни ‎настоящей ‎свободы, ‎воли,‏ ‎воздух ‎не‏ ‎тот‏ ‎и ‎многое ‎прочее.

А‏ ‎так ‎как‏ ‎нам ‎повезло-мы ‎люди ‎русские,‏ ‎то‏ ‎есть ‎люди‏ ‎русской ‎культуры,‏ ‎так ‎как ‎человечество ‎не ‎просто‏ ‎так‏ ‎эволюционировало ‎последние‏ ‎несколько ‎тысячелетий,‏ ‎в ‎особенности ‎в ‎области ‎познания,‏ ‎то‏ ‎нам,‏ ‎людям ‎вообще-то‏ ‎не ‎глупым,‏ ‎не ‎слепым‏ ‎и‏ ‎не ‎глухим,‏ ‎всего ‎то ‎и ‎нужно ‎–‏ ‎малая ‎толика‏ ‎информированности,‏ ‎которой ‎порой ‎нас‏ ‎лишают ‎даже‏ ‎близкие, ‎родные ‎и ‎любящие‏ ‎искренне‏ ‎нас ‎люди,‏ ‎но ‎не‏ ‎потому ‎что ‎они ‎какие-то ‎не‏ ‎такие,‏ ‎а ‎потому‏ ‎что ‎и‏ ‎сами ‎мы ‎не ‎понимаем ‎в‏ ‎какое‏ ‎время‏ ‎живем ‎все‏ ‎вместе. ‎Все.‏ ‎Вместе. ‎Живем.

2.

Когда‏ ‎я‏ ‎слышу ‎про‏ ‎демократию, ‎то ‎задаюсь ‎сначала, ‎естественно‏ ‎вслух-вопрошая, ‎скажите,‏ ‎мол,‏ ‎а ‎вы ‎про‏ ‎какую ‎демократию‏ ‎сейчас ‎говорите? ‎Про ‎демократию‏ ‎греческих‏ ‎полисов, ‎демократию‏ ‎римской ‎империи‏ ‎раннего ‎периода ‎и ‎позднего, ‎или‏ ‎вы‏ ‎быть ‎может‏ ‎про ‎демократии‏ ‎иные, ‎существовавшие ‎в ‎мире ‎вообще?‏ ‎А‏ ‎чем‏ ‎вам ‎не‏ ‎нравиться ‎демократия‏ ‎Новгорода? ‎Или‏ ‎демократия‏ ‎призвания ‎Рюрика‏ ‎на ‎Русь? ‎А ‎вы ‎можете‏ ‎отличить ‎одну‏ ‎от‏ ‎другой? ‎Каковы ‎качественные‏ ‎различия? ‎А‏ ‎почему ‎вы ‎считаете, ‎что‏ ‎не‏ ‎одного ‎столетия‏ ‎практика, ‎когда‏ ‎на ‎престоле ‎сидит ‎один ‎правитель‏ ‎у‏ ‎нас ‎—‏ ‎это ‎плохо?‏ ‎Кто ‎вам ‎сказал? ‎Какие ‎аргументы‏ ‎у‏ ‎вас‏ ‎лично?

3.

Или ‎вот‏ ‎бывает ‎так,‏ ‎что ‎люди‏ ‎говорят‏ ‎про ‎права‏ ‎меньшинств, ‎да, ‎и ‎вообще ‎за‏ ‎«рабский ‎дух»‏ ‎народный‏ ‎наш, ‎как ‎они‏ ‎«думают». ‎Тогда‏ ‎я ‎привожу ‎пример ‎описанный‏ ‎в‏ ‎материале, ‎но‏ ‎вкратце.

И ‎тогда‏ ‎описываю ‎британский-англосаксонский- ‎истеблишмент ‎в ‎целом.

Общество‏ ‎англосаксонского‏ ‎мира-источника ‎современного,‏ ‎глобально ‎победившего,‏ ‎пока, ‎капитализма ‎– ‎характеризует ‎сегрегация,‏ ‎сепарация‏ ‎и‏ ‎стратификация ‎общества.

Те‏ ‎что ‎накапливали‏ ‎капитал ‎как‏ ‎таковой‏ ‎на ‎протяжении‏ ‎столетий-и ‎тысячелетий! ‎- ‎имеют ‎крайне‏ ‎консервативные ‎семейные‏ ‎устои‏ ‎внутри ‎своего ‎круга,‏ ‎есть ‎и‏ ‎исключения ‎крайнего ‎характера, ‎но‏ ‎присущи‏ ‎они ‎не‏ ‎всему ‎круг‏ ‎правящей ‎элиты.

Они ‎обучаются ‎в ‎отдельных‏ ‎заведениях‏ ‎в ‎рамках‏ ‎традиций, ‎сложившихся‏ ‎за ‎столетия-и ‎никаких ‎нововведений ‎и‏ ‎дистанционного‏ ‎обучения,‏ ‎тестов ‎и‏ ‎болонской ‎системы!

Требования‏ ‎к ‎абитуриенту‏ ‎в‏ ‎успешной ‎сдаче‏ ‎древнегреческого ‎и ‎латыни ‎определяет ‎уровень‏ ‎достатка ‎родителей,‏ ‎а‏ ‎значит ‎простой ‎смертный‏ ‎может ‎только‏ ‎надеяться, ‎что ‎его ‎внуки‏ ‎смогут‏ ‎подняться ‎по‏ ‎социальной ‎лестнице‏ ‎в ‎иерархии ‎в ‎верх.

На ‎уровне‏ ‎языка‏ ‎и ‎доступной‏ ‎культуры ‎у‏ ‎них ‎также ‎различия ‎и ‎разделения,‏ ‎человек‏ ‎с‏ ‎окраин ‎шахтерских‏ ‎более ‎половины‏ ‎слов ‎и‏ ‎не‏ ‎слышал ‎никогда‏ ‎из ‎тех, ‎которыми ‎пользуются ‎леди‏ ‎и ‎джентльмены.

Вы‏ ‎это‏ ‎называете ‎демократией? ‎Здесь‏ ‎свобода? ‎Там‏ ‎воздух ‎чище-с?

4.

Интерес ‎к ‎происходящему‏ ‎вокруг,‏ ‎в ‎купе‏ ‎с ‎эрудированностью,‏ ‎да, ‎еще ‎в ‎совокупности ‎с‏ ‎иными‏ ‎фактами, ‎кроме‏ ‎указанного ‎в‏ ‎статье, ‎позволяют ‎многие ‎явления ‎и‏ ‎события‏ ‎анализировать‏ ‎и ‎исследовать‏ ‎достаточно ‎эффективно‏ ‎с ‎практической‏ ‎точки‏ ‎зрения.

Опять ‎же‏ ‎можно ‎всегда ‎указать ‎отчего ‎в‏ ‎плане ‎гендерных‏ ‎отношений‏ ‎у ‎владельцев ‎пароходов,‏ ‎заводов, ‎газет,‏ ‎журналов, ‎банков ‎и ‎всего‏ ‎остального‏ ‎в ‎мире‏ ‎все ‎неизменно,‏ ‎но ‎именно ‎они, ‎и ‎финансируемые‏ ‎ими‏ ‎структуры ‎почему‏ ‎продвигают ‎все‏ ‎то, ‎что ‎складывалось ‎в ‎традиционных‏ ‎обществах‏ ‎тысячелетия‏ ‎естественной ‎эволюции‏ ‎человеческих ‎сообществ?

Почему‏ ‎почти ‎все‏ ‎из‏ ‎много ‎что‏ ‎преподносится ‎нам ‎как ‎достижения ‎человеческого‏ ‎духа, ‎свободы,‏ ‎равенства,‏ ‎братства ‎и ‎демократии‏ ‎отсутствует ‎у‏ ‎правящих ‎кругов ‎капиталистического ‎мира?

5.

Почему‏ ‎я‏ ‎на ‎это‏ ‎сейчас ‎указываю?‏ ‎Если ‎вы ‎не ‎видели ‎этого‏ ‎материала,‏ ‎а ‎ваши‏ ‎знакомые, ‎близкие‏ ‎и ‎друзья ‎видели, ‎но ‎вам‏ ‎не‏ ‎показали,‏ ‎значит ‎они‏ ‎как-то, ‎наверное,‏ ‎странно ‎к‏ ‎вам‏ ‎относятся, ‎но‏ ‎беда ‎не ‎в ‎этом.

Беда ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎специалисты,‏ ‎аналитики ‎и ‎интересующиеся‏ ‎с ‎этой‏ ‎информацией ‎знакомы ‎давно ‎[на‏ ‎сайте‏ ‎АШ ‎я‏ ‎опубликовал ‎материал‏ ‎еще ‎в ‎2017 ‎году: ‎aftershock.news/?q=node/566269&full], но‏ ‎почему‏ ‎то ‎не‏ ‎спешили ‎её‏ ‎делиться ‎с ‎широкой ‎общественностью.

Точнее ‎не‏ ‎давали‏ ‎расширенной‏ ‎интерпретации ‎этих‏ ‎данных, ‎кроме‏ ‎Фурсова, ‎Перетолчина‏ ‎и‏ ‎некоторых ‎других.‏ ‎Но ‎у ‎них ‎по ‎сравнению‏ ‎с ‎Моргенштерном‏ ‎аудитория‏ ‎на ‎порядки ‎меньше!

А‏ ‎где ‎наши‏ ‎патриоты? ‎Где ‎эти ‎бойцы‏ ‎за‏ ‎народное ‎счастье‏ ‎в ‎виде‏ ‎либералов ‎и ‎демократов?

Это ‎еще ‎один‏ ‎практический‏ ‎вывод ‎из‏ ‎материалов ‎статьи.

В‏ ‎условиях ‎эволюционирующего ‎Капитала, ‎который ‎был‏ ‎и‏ ‎во‏ ‎время ‎древнего‏ ‎Египта ‎при‏ ‎рабовладении, ‎и‏ ‎при‏ ‎феодализме, ‎будет‏ ‎и ‎позже, ‎вы ‎либо ‎платите‏ ‎своим ‎авторам,‏ ‎либо‏ ‎знаете ‎и ‎понимаете‏ ‎только ‎то,‏ ‎что ‎вам ‎преподносят ‎оплачиваемые‏ ‎иными‏ ‎личностями ‎авторы.

В‏ ‎конце ‎концов,‏ ‎кто ‎кроме ‎нас, ‎в ‎смысле‏ ‎вас‏ ‎позаботится ‎о‏ ‎себе ‎и‏ ‎своих ‎близких? ‎Или ‎опыт ‎двух‏ ‎ушедших‏ ‎русских‏ ‎империй ‎ничему‏ ‎нас ‎не‏ ‎научил?

Знают ‎ли‏ ‎ваши‏ ‎дети ‎как‏ ‎по ‎созвездию ‎большой ‎медведицы ‎определять‏ ‎остроту ‎своего‏ ‎зрения?‏ ‎Как ‎спасться ‎от‏ ‎переохлаждения ‎или‏ ‎наоборот ‎от ‎палящей ‎жары?‏ ‎Как‏ ‎пить ‎верным‏ ‎образом ‎после‏ ‎долго ‎перехода? ‎В ‎чем ‎опасность‏ ‎ярких‏ ‎мультфильмов? ‎Что‏ ‎не ‎так‏ ‎с ‎современными ‎фильмами ‎про ‎богатырей‏ ‎от‏ ‎студии‏ ‎Диснея? ‎И‏ ‎многое, ‎и‏ ‎многое ‎прочее.

Мы‏ ‎этого‏ ‎лишаемся ‎на‏ ‎уровне ‎культуры. ‎Говорю ‎вам ‎как‏ ‎свидетель ‎и‏ ‎наблюдатель.

Есть‏ ‎у ‎меня ‎такая‏ ‎«шутка» ‎для‏ ‎«горячих» ‎женщин, ‎горящих ‎праведным‏ ‎гневом‏ ‎в ‎отношении‏ ‎мужчин, ‎гендерных‏ ‎отношений, ‎демократий, ‎семьи ‎и ‎вообще‏ ‎всего,‏ ‎о ‎чем‏ ‎можно ‎только‏ ‎высказаться ‎свободно ‎и ‎вольно.

Я ‎спрашиваю‏ ‎их:‏ ‎«что‏ ‎есть ‎такое‏ ‎явление ‎как‏ ‎«отвод ‎глаз»,‏ ‎да,‏ ‎правильно, ‎как‏ ‎отвести ‎глаза, ‎вы ‎– ‎знаете?»

Почти‏ ‎99,99% ‎из‏ ‎опрашиваемых‏ ‎не ‎могут ‎ответить,‏ ‎и ‎вот‏ ‎тогда ‎я ‎спрашиваю ‎дальше,‏ ‎мол,‏ ‎скажите, ‎как‏ ‎так ‎получается,‏ ‎что-то ‎что ‎было ‎известно ‎на‏ ‎деревне‏ ‎или ‎в‏ ‎селе ‎двум‏ ‎женщинам ‎– ‎знает ‎одна, ‎знает‏ ‎и‏ ‎вторая,‏ ‎как ‎минимум‏ ‎– ‎что‏ ‎было ‎зашито‏ ‎в‏ ‎культуре, ‎относящейся‏ ‎к ‎женской ‎природе ‎как ‎таковой,‏ ‎ныне ‎при‏ ‎все‏ ‎широком, ‎как ‎кажется‏ ‎на ‎первый‏ ‎только ‎взгляд, ‎выборе ‎возможностей‏ ‎для‏ ‎женщин ‎не‏ ‎только ‎в‏ ‎России, ‎остается ‎только, ‎по ‎сути,‏ ‎возможность‏ ‎спать ‎с‏ ‎кем ‎хочешь.‏ ‎И ‎всё.

А ‎весь ‎остальной ‎культурный,‏ ‎эволюционный‏ ‎багаж‏ ‎знаний, ‎понимания,‏ ‎умений ‎и‏ ‎навыков ‎–‏ ‎почти‏ ‎исчез?

А ‎каких‏ ‎женщин ‎и ‎мужчин ‎мы ‎тогда‏ ‎воспитываем? ‎Разве‏ ‎можно‏ ‎их ‎назвать ‎в‏ ‎полном ‎смысле‏ ‎– ‎Человеком?

Или ‎они ‎чего‏ ‎лишаются,‏ ‎до ‎той‏ ‎степени, ‎что‏ ‎уже ‎даже ‎и ‎сами ‎не‏ ‎знают‏ ‎кто ‎они‏ ‎и ‎есть-то,‏ ‎если ‎смотреть ‎с ‎позиций ‎утраченного,‏ ‎а‏ ‎не‏ ‎«приобретённого»?

6.

Итак, ‎планировалось,‏ ‎что ‎комментарии‏ ‎к ‎материалам‏ ‎будут‏ ‎после, ‎но‏ ‎обстоятельства ‎диктуют ‎своё, ‎и ‎как‏ ‎обычно ‎за‏ ‎последние‏ ‎несколько ‎лет, ‎нет‏ ‎ни ‎времени,‏ ‎ни ‎сил, ‎ни ‎ресурсов.‏ ‎Оттого‏ ‎здесь ‎будет‏ ‎– ‎по‏ ‎возможности ‎– ‎некая ‎выжимка, ‎концентрат‏ ‎необходимого.

7.

У‏ ‎меня ‎есть‏ ‎ОГРМОНАЯ ‎претензия‏ ‎ко ‎многим ‎специалистам, ‎аналитикам, ‎исследователям,‏ ‎ученым,‏ ‎профессионалам,‏ ‎экспертам ‎и‏ ‎многим ‎прочим‏ ‎и ‎только‏ ‎по‏ ‎ОДНОЙ ‎причине,‏ ‎которая ‎прочему ‎существует ‎словно ‎было‏ ‎со ‎статусом‏ ‎ТАБУ.

Я‏ ‎говорю ‎о ‎части‏ ‎эволюционного ‎процесса,‏ ‎самой ‎эволюции, ‎которая, ‎если‏ ‎уж‏ ‎и ‎искать‏ ‎единственно ‎объективный‏ ‎процесс ‎во ‎вселенной, ‎то ‎им‏ ‎как‏ ‎раз ‎и‏ ‎является, ‎я‏ ‎говорю ‎об ‎Эволюционной ‎Конкурентной ‎Борьбе‏ ‎за‏ ‎выживание,‏ ‎далее ‎и‏ ‎везде ‎–‏ ‎ЭКБ.

Именно ‎ЭКБ‏ ‎является‏ ‎первым ‎фактором‏ ‎высокого ‎методологического ‎уровня ‎– ‎системный‏ ‎анализ ‎тоже‏ ‎под‏ ‎запретом!?! ‎– ‎который‏ ‎и ‎определяет‏ ‎ВСЕ ‎остальные ‎явления ‎и‏ ‎процессы‏ ‎в ‎живой‏ ‎природе, ‎как‏ ‎один ‎– ‎но ‎не ‎единственный‏ ‎–‏ ‎из ‎многих‏ ‎ему ‎подобных.

То‏ ‎есть ‎если ‎ваш ‎политический, ‎экономический,‏ ‎инвестиционный,‏ ‎психологический,‏ ‎аналитический, ‎стоматологический,‏ ‎футурологический, ‎управленческий,‏ ‎стратегический ‎–‏ ‎выберите,‏ ‎впишите ‎сами‏ ‎какой ‎именно- ‎консультант, ‎либо ‎лицо‏ ‎его ‎замещающее‏ ‎-‏ ‎как, ‎к ‎примеру,‏ ‎человек ‎мнение,‏ ‎которого ‎вы ‎всегда ‎ищите‏ ‎и‏ ‎слушаете, ‎в‏ ‎телевизоре ‎ли,‏ ‎книгах ‎ли, ‎роликах ‎на ‎видео‏ ‎хостингах‏ ‎ли, ‎лично‏ ‎ли ‎-‏ ‎так ‎вот ‎если ‎он ‎этого‏ ‎не‏ ‎учитывает,‏ ‎то ‎он‏ ‎слабый ‎консультант‏ ‎и ‎специалист.

Не‏ ‎потому‏ ‎что ‎у‏ ‎него ‎подготовки ‎не ‎хватает ‎или‏ ‎он ‎по‏ ‎каким‏ ‎еще ‎причинам, ‎а‏ ‎хотя ‎бы‏ ‎потому, ‎что ‎тема ‎эта‏ ‎не‏ ‎проработана ‎для‏ ‎широких ‎масс‏ ‎в ‎доступном ‎– ‎открытом, ‎виде.

Можно‏ ‎встретить‏ ‎у ‎антропологов,‏ ‎психологов, ‎социологов‏ ‎– ‎индивидуальные ‎половые ‎стратегии, ‎индивидуальные‏ ‎личные‏ ‎стратегии‏ ‎выживания; ‎в‏ ‎бизнес ‎среде‏ ‎– ‎успешные‏ ‎бизнес‏ ‎стратегии, ‎конкурентная‏ ‎борьба ‎и ‎конкурентная ‎разведка; ‎можно‏ ‎встретить ‎от‏ ‎поведенческих‏ ‎биологов, ‎этологов, ‎орнитологов‏ ‎и ‎прочих‏ ‎про ‎борьбу ‎за ‎выживание…

Но!‏ ‎Ничего‏ ‎вы ‎не‏ ‎встретите ‎про‏ ‎Успешные ‎Стратегии ‎Выживания ‎и ‎Эволюционную‏ ‎Конкурентную‏ ‎Борьбу ‎и‏ ‎про ‎практические‏ ‎аспекты ‎этих ‎феноменов ‎эволюции.

Единственный ‎у‏ ‎кого‏ ‎я‏ ‎встретил ‎данную‏ ‎терминологию, ‎которую‏ ‎как ‎простой‏ ‎русский‏ ‎человек ‎выдумывал‏ ‎сам ‎для ‎себя ‎– ‎это‏ ‎Зиновьев ‎Александр‏ ‎Александрович.

Рекомендую‏ ‎каждому ‎живущему ‎в‏ ‎России, ‎каждому‏ ‎русскому, ‎русскоговорящему, ‎русскомыслящему, ‎человеку‏ ‎всякому‏ ‎русской ‎культуры‏ ‎его ‎«Логическую‏ ‎Социологию».

Полагаю, ‎мы ‎ему ‎еще ‎не‏ ‎один‏ ‎памятник ‎поставим.‏ ‎Если ‎выживем.‏ ‎Так ‎этот ‎вопрос ‎под ‎вопросом.

 8.

Я‏ ‎высказываю‏ ‎свое‏ ‎мнение. ‎Не‏ ‎Зиновьева, ‎так‏ ‎как ‎до‏ ‎конца‏ ‎еще ‎не‏ ‎знаком ‎с ‎ним, ‎но…

С ‎точки‏ ‎зрения ‎эволюции‏ ‎мы‏ ‎все ‎объекты ‎эволюционного‏ ‎процесса ‎–‏ ‎люди, ‎семьи, ‎рода, ‎народы,‏ ‎страны,‏ ‎нации, ‎государства,‏ ‎популяции ‎и‏ ‎так ‎далее.

Когда-то ‎о ‎УСВ ‎и‏ ‎ЭКБ‏ ‎я ‎для‏ ‎себя ‎сформировал‏ ‎тезисы, ‎предварительные.

9.

ТЕЗИСЫ ‎ПО ‎ЭВОЛЮЦИОННОЙ ‎КОНКУРЕНТНОЙ‏ ‎БОРЬБЕ‏ ‎И‏ ‎УСПЕШНЫМ ‎СТРАТЕГИЯМ‏ ‎ВЫЖИВАНИЯ

  1. На ‎протяжении‏ ‎истории ‎человечества,‏ ‎в‏ ‎различных ‎регионах‏ ‎планеты ‎были ‎сформированы ‎и ‎отработаны‏ ‎успешные ‎стратегии‏ ‎выживания(УСВ)‏ ‎в ‎ходе ‎естественного‏ ‎эволюционного ‎процесса.
  2. Именно‏ ‎этими ‎УСВ ‎и ‎были‏ ‎обусловлены‏ ‎процессы ‎формирования‏ ‎традиционных ‎обществ‏ ‎и ‎присущих ‎им ‎культурных ‎особенностей.
  3. В‏ ‎тоже‏ ‎самое ‎время,‏ ‎обстоятельства ‎истории‏ ‎приводили ‎к ‎соприкосновению ‎и ‎столкновению‏ ‎различных‏ ‎УСВ.‏ ‎
  4. Данные ‎взаимодействия‏ ‎различной ‎локальности‏ ‎происходили ‎во‏ ‎всех‏ ‎сферах ‎соприкосновения,‏ ‎с ‎критическим ‎учетом ‎различающихся ‎факторов‏ ‎УСВ ‎индивидуально‏ ‎присущих‏ ‎тем ‎и ‎иным‏ ‎традиционным ‎обществам.
  5. Критические‏ ‎различия ‎в ‎сферах ‎экономической‏ ‎теории,‏ ‎политической, ‎метафизической‏ ‎обуславливали ‎тот‏ ‎или ‎иной ‎исторический ‎исход ‎конфронтации‏ ‎и‏ ‎взаимодействий.
  6. Чаще, ‎стратегическое‏ ‎превосходство ‎в‏ ‎одной ‎сфере ‎– ‎военное, ‎технологическое,‏ ‎культурологическое,‏ ‎метафизическое‏ ‎- ‎какой-либо‏ ‎УСВ ‎приводило‏ ‎к ‎поражению‏ ‎другой‏ ‎во ‎всех‏ ‎иных ‎сферах.
  7. Следствием ‎этого ‎было ‎поглощение,‏ ‎ассимиляция ‎одних‏ ‎традиционных‏ ‎обществ ‎другими, ‎с‏ ‎безусловным ‎изменением‏ ‎культурного ‎поля ‎любой ‎из‏ ‎сторон,‏ ‎с ‎различными‏ ‎для ‎них‏ ‎последствиями.
  8. Развитие ‎процессов ‎свойственных ‎НТР ‎и,‏ ‎в‏ ‎особенности, ‎в‏ ‎дальнейшем, ‎развитие‏ ‎прикладных ‎аспектов ‎гуманитарных ‎исследований ‎к‏ ‎20‏ ‎веку‏ ‎сформировали ‎новейшие‏ ‎подходы ‎к‏ ‎процессам ‎конкуренции‏ ‎глобального‏ ‎доминирования ‎тех‏ ‎или ‎иных ‎УСВ.
  9. Последствия ‎реализаций ‎этих‏ ‎процессов, ‎которые,‏ ‎в‏ ‎свою ‎очередь, ‎проецируют‏ ‎в ‎будущее‏ ‎действия ‎самих ‎себя ‎сквозь‏ ‎время,‏ ‎мы ‎можем‏ ‎наблюдать ‎и‏ ‎сейчас.
  10. В ‎рамках ‎развития ‎сферы ‎и‏ ‎средств‏ ‎коммуникаций ‎за‏ ‎последние ‎50‏ ‎лет, ‎особенное ‎значение, ‎как ‎важнейшего‏ ‎фактора‏ ‎социализации,‏ ‎приобрело ‎воздействие‏ ‎продукции ‎мирового‏ ‎кинематографа, ‎в‏ ‎особенности‏ ‎Голливуда.
  11. На ‎данный‏ ‎момент, ‎можно ‎уверенно ‎констатировать, ‎что‏ ‎мир ‎приобрел‏ ‎черты‏ ‎«Цивилизации ‎Медиа»(ЦМ), ‎в‏ ‎терминологии ‎Переслегина‏ ‎С.Б., ‎динамика ‎разворачивания ‎которой‏ ‎нарастает,‏ ‎что ‎явно‏ ‎проявляется ‎в‏ ‎степени ‎включаемости современного ‎человека, ‎и ‎общества‏ ‎в‏ ‎целом, ‎в‏ ‎ту ‎реальность,‏ ‎которая ‎проистекает ‎не ‎из ‎физического‏ ‎мира,‏ ‎но‏ ‎из ‎«внереальности»‏ ‎когнитивноинформационного ‎характера,‏ ‎и ‎которая‏ ‎имеет‏ ‎интенциональные ‎возможности‏ ‎влияния ‎на ‎мир ‎материальный ‎и‏ ‎на ‎сознание‏ ‎человека‏ ‎самым ‎прямым, ‎непосредственным‏ ‎образом.
  12. Влияние ‎ЦМ‏ ‎ярко ‎проявляется ‎через ‎феномены‏ ‎«клипового‏ ‎мышления» ‎и‏ ‎«неосознанности ‎происходящего»,‏ ‎на ‎фоне ‎острого ‎экзистенциального ‎кризиса‏ ‎личности,‏ ‎с ‎нарастающей‏ ‎эволюционной ‎динамикой,‏ ‎обусловленной ‎практическими ‎аспектами ‎применения ‎высоких‏ ‎гуманитарных‏ ‎технологий.
  13. Наблюдаемая‏ ‎таким ‎образом‏ ‎реальность ‎ЦМ‏ ‎определяет ‎происходящие‏ ‎процессы‏ ‎и ‎их‏ ‎механизмы ‎влияния ‎на ‎индивидуальное ‎и‏ ‎общественное ‎сознание,‏ ‎с‏ ‎изменением ‎субъекта ‎традиционного‏ ‎УСВ, ‎находящегося‏ ‎под ‎давлением ‎доминирующего ‎конкурента.

 

10.

КАКОЙ‏ ‎ПУТЬ‏ ‎ПРОДЕЛАЛА ‎ЭКБ?

Эволюционная‏ ‎конкурентная ‎борьба‏ ‎за ‎выживание, ‎словно ‎вода ‎меж‏ ‎камней,‏ ‎текла ‎туда‏ ‎куда ‎есть‏ ‎еще ‎течь, ‎прошла ‎путь ‎с‏ ‎уровня‏ ‎межвидового,‏ ‎через ‎внутривидовой,‏ ‎межпопуляционный, ‎внутрипопуляционный.

В‏ ‎20 ‎веке‏ ‎ЭКБ‏ ‎привела ‎все‏ ‎человечество ‎в ‎состояние ‎противостояния ‎двух‏ ‎систем ‎–‏ ‎капиталистической‏ ‎и ‎социалистической.

После ‎сдачи‏ ‎одной ‎системы‏ ‎отдельными ‎представителями ‎Контура ‎Управления‏ ‎(КУ)‏ ‎такого ‎Субъекта‏ ‎исторического ‎действия,‏ ‎Субъекта ‎Успешных ‎Стратегий ‎Выживания ‎–‏ ‎СУСВ,‏ ‎как ‎СССР‏ ‎условному ‎Атлантическому‏ ‎СУСВ, ‎ЭКБ ‎перешла ‎на ‎уровень‏ ‎КУ‏ ‎Атлантического‏ ‎СУСВ.

Отсюда ‎и‏ ‎AUKUSи ‎все‏ ‎остальное, ‎так‏ ‎как‏ ‎КУ ‎АСУСВ‏ ‎из ‎себя ‎представляет ‎«конфедерацию» ‎различных‏ ‎КУ ‎тех‏ ‎субъектов‏ ‎ЭКБ, ‎которые ‎слившись‏ ‎и ‎образовали‏ ‎тот ‎АСУСВ, ‎который ‎у‏ ‎нас‏ ‎называли ‎и‏ ‎иногда ‎называют‏ ‎коллективным ‎Западом, ‎то ‎есть ‎это‏ ‎англосаксы‏ ‎– ‎американцы‏ ‎и ‎англичане‏ ‎со ‎всей ‎своей ‎Империей ‎Британского‏ ‎Содружества‏ ‎–‏ ‎и ‎остальные‏ ‎аристократические ‎рода‏ ‎Европы.

То ‎есть‏ ‎одни‏ ‎будут ‎стремится‏ ‎отделить ‎других ‎от ‎Ресурсов.

ЭКБ ‎всегда‏ ‎ведется ‎за‏ ‎Власть-Информацию-Ресурсы,‏ ‎если ‎использовать ‎простую‏ ‎и ‎понятную‏ ‎модель.

Значит ‎борьба ‎за ‎Ресурсы‏ ‎ужесточится,‏ ‎а ‎в‏ ‎условиях ‎все‏ ‎возрастающей ‎концентрации ‎Капитала, ‎она ‎ожесточится‏ ‎и‏ ‎обострится.

Это ‎значит,‏ ‎что ‎у‏ ‎тех, ‎у ‎кого ‎и ‎так‏ ‎не‏ ‎было‏ ‎ресурсов, ‎то‏ ‎есть ‎у‏ ‎нас ‎с‏ ‎вами,‏ ‎этих ‎ресурсов‏ ‎станет ‎ещё ‎меньше.

С ‎учетом ‎изменений‏ ‎– ‎глобальных!‏ ‎–в‏ ‎социальном, ‎экономическом ‎и‏ ‎эпидемиологическом ‎срезе‏ ‎для ‎нас ‎настает ‎вариант‏ ‎как‏ ‎высоковероятностный, ‎что‏ ‎все ‎предыдущие‏ ‎20 ‎лет ‎будут ‎– ‎останутся‏ ‎в‏ ‎прошлом ‎-‏ ‎в ‎нашем‏ ‎сознании ‎временем ‎райского ‎достатка, ‎даже‏ ‎если‏ ‎Россия‏ ‎выстоит ‎и‏ ‎будет ‎успешна‏ ‎и ‎сильна-ЭКБ‏ ‎будет‏ ‎ожесточенной ‎и‏ ‎острой, ‎пока ‎кто-то ‎не ‎проиграет.

11.

После‏ ‎ухода ‎социалистического‏ ‎проекта‏ ‎мир ‎глобализировался.

Экономическая ‎система‏ ‎– ‎глобальная‏ ‎– ‎одна.

Система ‎образования, ‎ее‏ ‎формат‏ ‎и ‎стандарт‏ ‎для ‎широких‏ ‎масс ‎– ‎один.

Наука ‎– ‎глобально,‏ ‎через‏ ‎систему ‎цитирования‏ ‎– ‎одна.

Значит‏ ‎не ‎только ‎История ‎должна ‎быть‏ ‎одна‏ ‎и‏ ‎едина, ‎не‏ ‎только ‎платежная‏ ‎система ‎и‏ ‎центр‏ ‎эмиссии ‎универсальной‏ ‎платежной ‎единицы, ‎но ‎и ‎…

Энергетическое‏ ‎обеспечение ‎ВСЕГО‏ ‎мира‏ ‎должно ‎быть ‎едино‏ ‎и ‎централизовано.

Как‏ ‎и ‎управление ‎ВСЕМ ‎человечеством‏ ‎должно‏ ‎быть ‎унифицировано‏ ‎под ‎флагами‏ ‎глобальной ‎демократии.

12.

Генезис ‎системы ‎определяет ‎ее‏ ‎функционирование,‏ ‎часто ‎повторяет‏ ‎Фурсов ‎А.И.

Это‏ ‎значит, ‎что ‎все ‎что ‎будет‏ ‎выстроено‏ ‎человечеством‏ ‎и ‎встроено‏ ‎в ‎человечество‏ ‎и ‎над‏ ‎ним‏ ‎будет ‎иметь‏ ‎те ‎же ‎признаки ‎и ‎характеристики,‏ ‎что ‎и‏ ‎система‏ ‎порождающая ‎Грядущий ‎Мир.

Атлантический‏ ‎СУСВ, ‎который‏ ‎есть ‎стратифицированное ‎сегрегированное ‎и‏ ‎сепарированное‏ ‎общество, ‎что‏ ‎УЖЕ ‎подтверждает‏ ‎нас ‎окружающая ‎социальная ‎обстановка.

Тенденцию ‎вижу‏ ‎такую.

Как‏ ‎и ‎говорил‏ ‎Фурсов: ‎Анклавы‏ ‎в ‎окружении ‎Дикого ‎Поля ‎там,‏ ‎где‏ ‎это‏ ‎выгодно.

Анклав, ‎на‏ ‎примере ‎Москвы:‏ ‎в ‎центре‏ ‎–‏ ‎Сити, ‎Москва-Сити,‏ ‎вокруг ‎Москва, ‎которая ‎его ‎обслуживает‏ ‎и ‎обеспечивает,‏ ‎«районы,‏ ‎кварталы, ‎живые ‎массивы»;‏ ‎вокруг ‎как‏ ‎буферная ‎зона ‎– ‎Московская‏ ‎Область,‏ ‎которая ‎обеспечивает‏ ‎и ‎Москву,‏ ‎и ‎Сити. ‎

Уже ‎наблюдаем ‎по‏ ‎России‏ ‎и ‎по‏ ‎миру.

13.

Единственная ‎радость‏ ‎и ‎опора ‎на ‎надежду: ‎мы‏ ‎–‏ ‎русские,‏ ‎и ‎как‏ ‎говорил ‎Шебаршин,‏ ‎англосаксам ‎от‏ ‎нас‏ ‎только ‎одного‏ ‎и ‎надо, ‎чтобы ‎нас ‎не‏ ‎было.

Когда ‎часть‏ ‎элиты‏ ‎наконец-то ‎снимет ‎окончательно‏ ‎розовые ‎очки,‏ ‎и ‎поймет, ‎что ‎они‏ ‎как‏ ‎русские ‎никому‏ ‎абсолютно ‎не‏ ‎нужны, ‎ибо ‎«как ‎были ‎никем‏ ‎так‏ ‎ими ‎и‏ ‎останутся ‎навсегда»,‏ ‎тогда ‎и ‎поймут, ‎что:

- дело ‎спасения‏ ‎утопающих‏ ‎дело‏ ‎рук ‎самих‏ ‎утопающих;

- либо ‎вместе‏ ‎соборно, ‎либо‏ ‎все‏ ‎сгинем;

- либо ‎придумаем‏ ‎новое, ‎на ‎базисе ‎всего ‎прошлого,‏ ‎с ‎учетом‏ ‎всех‏ ‎ошибок, ‎либо ‎сгинем;

- либо‏ ‎научный ‎подход‏ ‎взамен ‎личностных ‎предпочтений, ‎либо‏ ‎сгинем;

- либо‏ ‎нам ‎будет‏ ‎страшно так, ‎что‏ ‎как ‎русские ‎поднимем ‎руки ‎и‏ ‎сожмем‏ ‎в ‎кулаки,‏ ‎а ‎не‏ ‎опустим, ‎либо ‎сгинем;

- либо ‎поверим, ‎увидим‏ ‎и‏ ‎проверим‏ ‎все ‎–‏ ‎все! ‎-‏ ‎ужасно, ‎а‏ ‎не‏ ‎просто ‎какой-то‏ ‎кризис ‎как ‎зубная ‎боль, ‎либо‏ ‎сгинем;

- либо ‎мы‏ ‎будем‏ ‎платить ‎своим ‎военным,‏ ‎ученым, ‎учителям,‏ ‎преподавателям, ‎инженерам, ‎трудящимся ‎заводов‏ ‎и‏ ‎колхозов, ‎авторам,‏ ‎исследователям, ‎тем‏ ‎кто ‎будут ‎двигать ‎нас ‎вперед,‏ ‎либо‏ ‎сгинем.

Где-то ‎в‏ ‎период ‎написания‏ ‎«Черновика ‎черновика», ‎около ‎2016 ‎года,‏ ‎я‏ ‎заметил‏ ‎две ‎тенденции,‏ ‎два ‎тренда,‏ ‎нас ‎словно‏ ‎хотели‏ ‎убедить ‎в‏ ‎двух ‎вещах, ‎либо ‎в ‎одной,‏ ‎либо ‎в‏ ‎другой,‏ ‎либо ‎в ‎том,‏ ‎что ‎мы‏ ‎проиграли ‎все ‎потеряли, ‎либо‏ ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎наоборот ‎–‏ ‎мы ‎всех ‎победим, ‎все ‎нормально‏ ‎у‏ ‎нас, ‎все‏ ‎хорошо.

Реальности ‎эти,‏ ‎в ‎которых ‎нас ‎хотели ‎убедить‏ ‎–‏ ‎и‏ ‎не ‎получилось‏ ‎– ‎отличаются‏ ‎от ‎Действительности.


«Опыт‏ ‎боевых‏ ‎действий ‎показал,‏ ‎что ‎подразделение ‎выживает ‎тогда, ‎и‏ ‎несет ‎минимальные‏ ‎потери,‏ ‎когда ‎каждый ‎член‏ ‎подразделения ‎готов‏ ‎пожертвовать ‎собой».

«— За ‎право ‎жить‏ ‎надо‏ ‎платить ‎жизнью.‏ ‎Другой ‎цены‏ ‎нет.»

«Так ‎и ‎жили, ‎потерявшись ‎во‏ ‎времени.‏ ‎Как-то ‎сами‏ ‎собой ‎пропали‏ ‎часы ‎и ‎минуты, ‎уступив ‎место‏ ‎восходам,‏ ‎зенитам‏ ‎и ‎закатам.‏ ‎..

..В ‎первый‏ ‎же ‎год‏ ‎все‏ ‎напрочь ‎забыли‏ ‎тот ‎мир, ‎из ‎которого ‎убежали,‏ ‎как ‎бегут‏ ‎звери,‏ ‎нутром ‎почуяв ‎грядущую‏ ‎беду. ‎Покинутый‏ ‎мир ‎рухнул, ‎а ‎они‏ ‎остались‏ ‎живы. ‎Даже‏ ‎если ‎там,‏ ‎где-то ‎далеко-далеко, ‎еще ‎и ‎теплилась,‏ ‎копошилась‏ ‎и ‎корчилась‏ ‎жизнь, ‎то‏ ‎обитателей ‎Вольной ‎Слободы ‎это ‎абсолютно‏ ‎не‏ ‎интересовало.‏ ‎Они ‎забыли‏ ‎о ‎том‏ ‎мире, ‎как‏ ‎вынырнувший‏ ‎из ‎утробы‏ ‎младенец ‎разом ‎забывает ‎свои ‎прошлые‏ ‎жизни. ‎

..Новый‏ ‎мир‏ ‎принял ‎их, ‎как‏ ‎родных ‎детей,‏ ‎и ‎быстро ‎научил ‎всему,‏ ‎что‏ ‎необходимо ‎знать,‏ ‎чтобы ‎жить‏ ‎ладом ‎и ‎складом ‎с ‎самим‏ ‎собой,‏ ‎людьми ‎и‏ ‎тем ‎океаном‏ ‎жизни, ‎что ‎лежал ‎вокруг, ‎дышал‏ ‎сырой‏ ‎землей,‏ ‎разнотравьем ‎и‏ ‎грибным ‎лесным‏ ‎духом. ‎

..Незаметно‏ ‎в‏ ‎души ‎людей‏ ‎вошел ‎покой. ‎Разгладились ‎лица, ‎звонче‏ ‎стали ‎голоса,‏ ‎а‏ ‎из ‎глаз ‎пропал‏ ‎городской ‎нервный‏ ‎блеск. ‎Когда ‎накатывало ‎и‏ ‎вдруг‏ ‎опять ‎становилось‏ ‎непонятно, ‎что‏ ‎ты ‎здесь ‎свой, ‎пока ‎мыслишь‏ ‎и‏ ‎чувствуешь ‎себя‏ ‎частичкой ‎общего‏ ‎бытия, ‎смотрели ‎на ‎детей, ‎а‏ ‎они‏ ‎жили‏ ‎так, ‎будто‏ ‎никакой ‎другой‏ ‎жизни ‎не‏ ‎знали‏ ‎и ‎никаких‏ ‎других ‎ее ‎законов ‎не ‎ведали.‏ ‎И ‎тогда‏ ‎вновь‏ ‎в ‎головах ‎наступала‏ ‎ясность ‎неба,‏ ‎а ‎в ‎сердцах ‎покой‏ ‎земли.‏ ‎. ‎

А‏ ‎самое ‎отрадное‏ ‎было ‎осознавать, ‎что ‎за ‎лад‏ ‎и‏ ‎склад, ‎что‏ ‎установился ‎в‏ ‎душе ‎и ‎малом ‎мире ‎вокруг,‏ ‎ты‏ ‎не‏ ‎обязан ‎никому,‏ ‎кроме ‎как‏ ‎самому ‎себе‏ ‎да‏ ‎тем, ‎кто‏ ‎жил ‎рядом. ‎

Первым ‎признаком ‎надвигающейся‏ ‎беды ‎стал‏ ‎вертолет.‏ ‎Он ‎появился ‎нежданно‏ ‎и ‎негаданно,‏ ‎нудным ‎буравчиком ‎вспоров ‎тишину.‏ ‎На‏ ‎большой ‎высоте‏ ‎надолго ‎завис‏ ‎над ‎деревней, ‎потом ‎завалился ‎на‏ ‎бок‏ ‎и ‎спикировал‏ ‎в ‎сторону‏ ‎дальнего ‎леса, ‎прозванного ‎Темным, ‎потому‏ ‎что‏ ‎без‏ ‎нужды ‎к‏ ‎его ‎опушке‏ ‎старались ‎не‏ ‎подходить,‏ ‎а ‎глубже‏ ‎первого ‎ряда ‎деревьев ‎Темный ‎лес‏ ‎никого ‎в‏ ‎себя‏ ‎и ‎не ‎вспускал.‏ ‎

Вертолет ‎вернулся‏ ‎через ‎два ‎дня. ‎Потом‏ ‎еще.‏ ‎Через ‎семь‏ ‎лун ‎и‏ ‎восемь ‎солнц ‎стал ‎летать ‎регулярно,‏ ‎выписывая‏ ‎в ‎небе‏ ‎ломанные ‎кривые,‏ ‎то ‎пропадая ‎из ‎глаз, ‎то‏ ‎проносясь‏ ‎над‏ ‎самой ‎головой.‏ ‎

Деревенские, ‎уже‏ ‎важно ‎величавшие‏ ‎себя‏ ‎общинниками, ‎с‏ ‎показным ‎равнодушием ‎папуасов ‎к ‎чудесам‏ ‎мирового ‎авиапрома,‏ ‎продолжали‏ ‎заниматься ‎своими ‎делами,‏ ‎на ‎вертолет‏ ‎не ‎пялились ‎и ‎в‏ ‎разговорах‏ ‎старались ‎зеленого‏ ‎летающего ‎“крокодила”‏ ‎не ‎упоминать. ‎

Но ‎Максимов ‎заметил‏ ‎тревогу,‏ ‎вновь ‎поселившуюся‏ ‎в ‎глазах‏ ‎у ‎многих. ‎Было ‎ясно, ‎что-то‏ ‎радикально‏ ‎изменилось‏ ‎в ‎т‏ ‎о ‎м‏ ‎мире, ‎если‏ ‎у‏ ‎вертолетчиков ‎появился‏ ‎керосин. ‎Ничего ‎хорошего ‎общинникам ‎это‏ ‎не ‎сулило.‏ ‎Максимов‏ ‎не ‎стал ‎усугублять‏ ‎тихую ‎панику,‏ ‎как ‎ночные ‎тени ‎с‏ ‎болот,‏ ‎засновавшую ‎от‏ ‎дома ‎к‏ ‎дому, ‎и ‎накладывающую ‎серую ‎тень‏ ‎на‏ ‎лица. ‎А‏ ‎мог ‎дать‏ ‎вполне ‎квалифицированный ‎комментарий: ‎вертолет ‎проводил‏ ‎разведку‏ ‎местности.‏ ‎И ‎осталось‏ ‎недолго ‎ждать,‏ ‎чтобы ‎узнать,‏ ‎кто‏ ‎и ‎какую‏ ‎операцию ‎будет ‎проводить ‎в ‎районе‏ ‎их ‎деревни.‏ ‎

Потом‏ ‎появились ‎и ‎сами‏ ‎летуны. ‎Просто‏ ‎свались ‎с ‎неба. ‎Вертолет‏ ‎однажды‏ ‎нырнул ‎тупым‏ ‎рылом ‎вниз,‏ ‎взбил ‎ветром ‎кроны ‎берез ‎на‏ ‎краю‏ ‎выгона, ‎прозванного‏ ‎без ‎особого‏ ‎мудроствования ‎Бежин ‎Луг, ‎и ‎по-хозяйски‏ ‎вдавил‏ ‎все‏ ‎три ‎колеса‏ ‎в ‎мягкую‏ ‎землю ‎пашни.‏ ‎

По‏ ‎случаю ‎прибытия‏ ‎незванных ‎гостей ‎устроили ‎обед..летчики ‎отвалили‏ ‎уже ‎за‏ ‎полночь,‏ ‎загрузив ‎на ‎борт‏ ‎соленые, ‎маринованные,‏ ‎копченные ‎и ‎вяленые ‎гостинцы.‏ ‎В‏ ‎качестве ‎ответного‏ ‎дара ‎через‏ ‎два ‎дня, ‎снизившись, ‎аккуратно ‎сбросили‏ ‎общинником‏ ‎три ‎армейских‏ ‎ящика. ‎В‏ ‎одном ‎был ‎всякий ‎металлический ‎хлам‏ ‎для‏ ‎кузни,‏ ‎во ‎втором‏ ‎радиоплаты ‎и‏ ‎неработающие ‎приемники,‏ ‎которые‏ ‎местные ‎умельцы‏ ‎быстро ‎починили. ‎В ‎третьем ‎лежали‏ ‎стальные ‎четверти‏ ‎спирта-ректификата,‏ ‎для ‎безопасности, ‎а‏ ‎может ‎и‏ ‎с ‎умыслом, ‎переложенные ‎пачками‏ ‎газет.‏ ‎

Из ‎них-то,‏ ‎раньше, ‎чем‏ ‎из ‎оживших ‎динамиков ‎радиопримников, ‎общинники‏ ‎узнали,‏ ‎что ‎покинутый‏ ‎мир ‎выжил,‏ ‎устоял ‎под ‎ударами ‎серийный ‎аварий‏ ‎и‏ ‎социальных‏ ‎катастроф. ‎Только‏ ‎окончательно ‎сошел‏ ‎с ‎ума.‏ ‎

Радостное‏ ‎известие, ‎что‏ ‎таких ‎общин ‎по ‎стране ‎насчитывалось‏ ‎тысячи, ‎быстро‏ ‎было‏ ‎омрачнено ‎программными ‎заявлениями‏ ‎новых ‎вершителей‏ ‎судеб ‎и ‎репортажами ‎с‏ ‎мест.‏ ‎

Тот, ‎полумертвый‏ ‎мир, ‎объявил‏ ‎им, ‎едва ‎успевших ‎отстроить ‎и‏ ‎обжить‏ ‎свой ‎крохотный‏ ‎мирок, ‎войну.‏ ‎Ни ‎на ‎жизнь, ‎а ‎на‏ ‎смерть.‏ ‎

Из‏ ‎правительственных ‎газет,‏ ‎а ‎других,‏ ‎похоже, ‎не‏ ‎осталось,‏ ‎ничего ‎толком‏ ‎узнать ‎не ‎получилось. ‎В ‎сухом‏ ‎остатке ‎из‏ ‎идеологической‏ ‎жижи, ‎густо ‎расплесканной‏ ‎по ‎газетным‏ ‎полосам, ‎содержалось ‎всего ‎два‏ ‎факта:‏ ‎вольные ‎поселения‏ ‎объявлены ‎вне‏ ‎закона ‎и ‎практически ‎повсеместно ‎на‏ ‎появление‏ ‎посланников ‎власти‏ ‎общины ‎ответили‏ ‎их ‎поголовным ‎уничтожением. ‎Власть ‎по-волчьи‏ ‎оскалилась‏ ‎и‏ ‎спустила ‎на‏ ‎общины ‎спецназ.‏ ‎

В ‎большом‏ ‎сарае,‏ ‎превращенном ‎в‏ ‎очаг ‎культуры ‎(концерты, ‎дискотеки ‎и‏ ‎ночной ‎клуб)‏ ‎и‏ ‎зал ‎советов, ‎до‏ ‎первых ‎петухов‏ ‎кипели ‎парламентские ‎страсти. ‎Все‏ ‎решали,‏ ‎как ‎жить‏ ‎дальше. ‎Как‏ ‎во ‎всех ‎демократических ‎инстититутах ‎ни‏ ‎до‏ ‎чего ‎путного‏ ‎не ‎договорились,‏ ‎только ‎языки ‎стерли ‎и ‎глотки‏ ‎надорвали.‏ ‎Мудро‏ ‎решили, ‎отложить‏ ‎вопрос ‎в‏ ‎долгий ‎ящик‏ ‎до‏ ‎полного ‎прояснения‏ ‎обстановки, ‎так ‎как ‎самые ‎свежие‏ ‎газеты ‎были‏ ‎годичной‏ ‎давности, ‎а ‎приемник‏ ‎принимал ‎только‏ ‎какую-то ‎местную ‎станцию ‎с‏ ‎какой-то‏ ‎нафталиновой ‎музыкой‏ ‎и ‎такими‏ ‎же ‎затхлыми, ‎провинциально ‎неиформативными ‎новостями.‏ ‎

В‏ ‎разлившееся ‎по‏ ‎сараю ‎всеобщему‏ ‎умиротворению ‎ножом ‎вонзился ‎тихий ‎голос‏ ‎Максимова.‏ ‎

— За‏ ‎право ‎жить‏ ‎надо ‎платить‏ ‎жизнью. ‎Другой‏ ‎цены‏ ‎нет. ‎

За‏ ‎год ‎жизни ‎в ‎общине ‎он‏ ‎ничем ‎и‏ ‎никогда‏ ‎не ‎позволил ‎себя‏ ‎выдилиться ‎из‏ ‎общей ‎массы ‎общинников. ‎Если‏ ‎и‏ ‎пользовался ‎авторитетом‏ ‎у ‎них‏ ‎как ‎самый ‎обстоятельный, ‎уравновешенный ‎и‏ ‎неспешный,‏ ‎то ‎ни‏ ‎разу ‎не‏ ‎воспользовался ‎авторитом ‎в ‎своих ‎интересах.‏ ‎Просто‏ ‎не‏ ‎было ‎необходимости.‏ ‎

А ‎сейчас‏ ‎в ‎его‏ ‎голосе‏ ‎впервые ‎проклюнулись‏ ‎характерные ‎нотки ‎способного ‎отдать ‎п‏ ‎р ‎и‏ ‎к‏ ‎а ‎з. ‎Лишь‏ ‎проклюнулись, ‎как‏ ‎слабые ‎всполохи ‎дальней ‎зарницы.‏ ‎Но‏ ‎им, ‎еще‏ ‎не ‎познавших‏ ‎боя, ‎побед ‎и ‎потерь, ‎этого‏ ‎оказалось‏ ‎достаточно. ‎

Максимов‏ ‎почувствовал, ‎что‏ ‎на ‎него ‎обращены ‎взгляды ‎всех.‏ ‎Он‏ ‎отсчитал‏ ‎три ‎удара‏ ‎сердца. ‎Ровных,‏ ‎тугих ‎и‏ ‎сильных.‏ ‎И ‎отчетливо,‏ ‎добавив ‎в ‎голос ‎больше ‎металла,‏ ‎повторил: ‎

— За‏ ‎право‏ ‎жить ‎надо ‎платить‏ ‎жизнью. ‎Другой‏ ‎цены ‎нет.

Из ‎темного ‎угла‏ ‎послышался‏ ‎судорожный ‎вдох,‏ ‎за ‎которым‏ ‎неминуемо ‎должен ‎был ‎последовать ‎такой‏ ‎же‏ ‎заполошенный, ‎растрепанный‏ ‎вопрос. ‎

Максимов‏ ‎не ‎дал ‎тому, ‎невидимому ‎сейчас‏ ‎в‏ ‎колеблющемся‏ ‎свете ‎свечей,‏ ‎но ‎совершенно‏ ‎определенно ‎самому‏ ‎слабому‏ ‎и ‎заранее‏ ‎сломленному ‎из ‎всех, ‎порушить ‎то,‏ ‎что ‎низримо‏ ‎возникало,‏ ‎обретало ‎плоть ‎и‏ ‎дух. ‎

— Что‏ ‎тут ‎не ‎ясно? ‎Сражайся‏ ‎—‏ ‎или ‎умри.‏ ‎

Повисла ‎такая‏ ‎тишина, ‎что ‎Максимов ‎счел ‎за‏ ‎благо‏ ‎ослабить ‎хватку.‏ ‎

— Радует ‎одно‏ ‎— ‎полная ‎определенность. ‎

Они ‎поняли‏ ‎по‏ ‎голосу,‏ ‎что ‎он‏ ‎широко ‎и‏ ‎беззаботно ‎улыбается.‏ ‎

И‏ ‎ожили. ‎

Так‏ ‎он ‎стал ‎для ‎них ‎Странником.‏ ‎Неизвестно ‎кем,‏ ‎пришедшим‏ ‎из ‎ниоткуда. ‎С‏ ‎приходом ‎которого‏ ‎жизнь ‎необратимо ‎меняется. ‎Иллюзия‏ ‎покоя‏ ‎и ‎воли‏ ‎сменяется ‎жестокой‏ ‎свободой. ‎Правом ‎выбирать: ‎быть ‎или‏ ‎умереть.»

О.Маркеев.‏ ‎"Неучтенный ‎фактор"

 

Диана‏ ‎Кади.ФУРСОВ: ‎о‏ ‎Моргенштерне, ‎Горбачёве, ‎и ‎о ‎том,‏ ‎когда‏ ‎закончится‏ ‎мировой ‎кризис‏ ‎и ‎кто‏ ‎в ‎нём‏ ‎победит





Остальное‏ ‎в ‎Итерации#2,‏ ‎или ‎позже.





Академия ‎Айзек ‎Азимов.

 


Фурсов:Читайте ‎хорошие‏ ‎книги. ‎


 :

За‏ ‎ширмой‏ ‎государства, ‎политики ‎и‏ ‎права. ‎Андрей‏ ‎Фурсов.18/02/2016.

Особенности ‎ресурса ‎не ‎позволяют‏ ‎вставлять‏ ‎видеоматериалы ‎с‏ ‎ряда ‎сайтов,‏ ‎а ‎ЮТ ‎удалил ‎ряда ‎материалов‏ ‎с‏ ‎канала ‎"День-ТВ".

Версия‏ ‎на ‎13‏ ‎минут:

https://vk.com/video78388872_456239196

https://rutube.ru/video/79e9f7199857cd26cc47eb47c5ae8947/

Полная ‎версия: ‎https://vk.com/video14915300_456239147

Андрей ‎Фурсов ‎-‏ ‎"Второй‏ ‎контур‏ ‎власти ‎на‏ ‎Западе ‎и‏ ‎капитализм»
18 февраля ‎Балканский‏ ‎клуб‏ ‎МГИМО ‎и‏ ‎клуб ‎политической ‎аналитики ‎«Кратос» ‎снова‏ ‎собрали ‎неравнодушных‏ ‎к‏ ‎мировой ‎политике ‎и‏ ‎балканскому ‎региону‏ ‎студентов ‎МГИМО ‎и ‎других‏ ‎московских‏ ‎вузов. ‎В‏ ‎этот ‎раз‏ ‎поводом ‎для ‎встречи ‎стал ‎доклад‏ ‎на‏ ‎тему ‎«За‏ ‎ширмой ‎государства,‏ ‎политики ‎и ‎права: ‎второй ‎контур‏ ‎власти‏ ‎на‏ ‎Западе ‎и‏ ‎капитализм» ‎знаменитого‏ ‎ученого-историка, ‎публициста‏ ‎и‏ ‎политолога ‎Андрея‏ ‎Фурсова.





8. Вместо ‎Постскриптума:

Зиновьев ‎А.А. ‎Логическая ‎социология.‏ ‎Глобальный ‎человейник.‏ ‎2003‏ ‎г.

  Выражение ‎«глобальное ‎общество»‏ ‎стало ‎привычным‏ ‎в ‎сочинениях ‎и ‎речах‏ ‎на‏ ‎социальные ‎темы.‏ ‎При ‎этом‏ ‎«глобальное ‎общество» ‎понимается ‎как ‎объединение‏ ‎всего‏ ‎человечества ‎в‏ ‎единое ‎целое,‏ ‎подобное ‎привычным ‎обществам ‎(их ‎часто‏ ‎называют‏ ‎национальными‏ ‎государствами), ‎с‏ ‎единым ‎мировым‏ ‎правительством ‎и‏ ‎прочими‏ ‎учреждениями ‎современных‏ ‎стран, ‎только ‎большего ‎размера.

 Обоснование ‎такого‏ ‎мирового ‎социального‏ ‎монстра‏ ‎(около ‎шести ‎миллиардов‏ ‎человек, ‎а‏ ‎футурологи ‎обещают ‎в ‎будущем‏ ‎десять‏ ‎миллиардов ‎и‏ ‎более!) ‎идет‏ ‎по ‎многим ‎линиям. ‎Перечисляются ‎проблемы,‏ ‎которые‏ ‎якобы ‎можно‏ ‎решить ‎лишь‏ ‎совместными ‎усилиями ‎всех ‎стран ‎и‏ ‎народов‏ ‎планеты‏ ‎(демографические, ‎экологические,‏ ‎голода, ‎преступности,‏ ‎болезней, ‎и‏ ‎так‏ ‎далее). ‎Ссылаются‏ ‎на ‎то, ‎что ‎складывается ‎мировая‏ ‎экономика, ‎ломающая‏ ‎границы‏ ‎национальных ‎государств ‎и‏ ‎решительным ‎образом‏ ‎влияющая ‎на ‎их ‎экономику.‏ ‎Ссылаются,‏ ‎наконец, ‎на‏ ‎то, ‎что‏ ‎мир ‎уже ‎пронизан ‎сетью ‎международных‏ ‎объединений,‏ ‎учреждений ‎и‏ ‎организаций, ‎сплотивших‏ ‎человечество ‎в ‎единое ‎целое. ‎В‏ ‎мире‏ ‎не‏ ‎осталось ‎ни‏ ‎одного ‎уголка,‏ ‎где ‎какая-либо‏ ‎более‏ ‎или ‎менее‏ ‎значительная ‎человеческая ‎группа ‎вела ‎изолированную‏ ‎жизнь. ‎Жизнь‏ ‎людей‏ ‎все ‎более ‎и‏ ‎более ‎находится‏ ‎под ‎влиянием ‎событий, ‎происходящих‏ ‎далеко‏ ‎от ‎тех‏ ‎мест, ‎где‏ ‎они ‎живут. ‎Осуществилась ‎глобализация ‎средств‏ ‎массовой‏ ‎информации. ‎Сложилась‏ ‎международная ‎система‏ ‎производства, ‎распределения ‎и ‎потребления ‎информации.‏ ‎Благодаря‏ ‎ей‏ ‎разбросанное ‎по‏ ‎всей ‎планете‏ ‎человечество ‎ощущает‏ ‎себя‏ ‎живущим ‎в‏ ‎одном ‎мировом ‎объединении. ‎Складывается ‎единая‏ ‎мировая ‎культура.

 Здесь‏ ‎все‏ ‎вроде ‎бы ‎верно.‏ ‎Но ‎при‏ ‎этом ‎все ‎говорящие ‎и‏ ‎пишущие‏ ‎на ‎эту‏ ‎тему, ‎за‏ ‎редким ‎исключением, ‎отодвигают ‎на ‎задний‏ ‎план‏ ‎или ‎совсем‏ ‎игнорируют ‎тот‏ ‎факт, ‎что ‎сама ‎идея ‎«глобального‏ ‎общества»‏ ‎есть‏ ‎идея ‎западная,‏ ‎а ‎не‏ ‎всеобще ‎мировая.‏ ‎Инициатива‏ ‎и ‎усилия‏ ‎движения ‎к ‎такому ‎объединению ‎человечества‏ ‎исходят ‎от‏ ‎Запада.‏ ‎В ‎основе ‎его‏ ‎лежит ‎не‏ ‎стремление ‎различных ‎стран ‎и‏ ‎народов‏ ‎планеты ‎к‏ ‎объединению, ‎—‏ ‎такое ‎стремление ‎появляется ‎чрезвычайно ‎редко,‏ ‎—‏ ‎а ‎стремление‏ ‎определенных ‎сил‏ ‎Запада ‎занять ‎господствующее ‎положение ‎на‏ ‎планете,‏ ‎организовать‏ ‎все ‎человечество‏ ‎в ‎своих‏ ‎конкретных ‎интересах,‏ ‎а‏ ‎отнюдь ‎не‏ ‎в ‎интересах ‎некоего ‎абстрактного ‎человечества.‏ ‎Мировая ‎экономика‏ ‎есть‏ ‎прежде ‎всего ‎завоевание‏ ‎планеты ‎транснациональными‏ ‎компаниями ‎Запада, ‎причем ‎в‏ ‎интересах‏ ‎этих ‎компаний,‏ ‎а ‎не‏ ‎в ‎интересах ‎прочих ‎народов ‎планеты.‏ ‎Некоммерческие‏ ‎международные ‎организации‏ ‎в ‎подавляющем‏ ‎большинстве ‎суть ‎организации ‎западные, ‎контролируемые‏ ‎силами‏ ‎Запада‏ ‎и ‎так‏ ‎или ‎иначе‏ ‎поддерживаемые ‎и‏ ‎используемые‏ ‎ими. ‎Мировой‏ ‎информационный ‎порядок ‎есть ‎порядок, ‎устанавливаемый‏ ‎странами ‎Запада,‏ ‎и‏ ‎прежде ‎всего ‎—‏ ‎США. ‎Фирмы‏ ‎и ‎правительство ‎США ‎осуществляют‏ ‎контроль‏ ‎глобальной ‎коммуникации.‏ ‎Западные ‎медии‏ ‎господствуют ‎в ‎мире. ‎Мировая ‎культура‏ ‎есть‏ ‎прежде ‎всего‏ ‎американизация ‎культуры‏ ‎народов ‎планеты. ‎Одним ‎словом, ‎идея‏ ‎«глобального‏ ‎общества»‏ ‎есть ‎лишь‏ ‎идеологически ‎замаскированная‏ ‎установка ‎западного‏ ‎мира,‏ ‎возглавляемого ‎США,‏ ‎на ‎покорение ‎всей ‎планеты ‎и‏ ‎на ‎установление‏ ‎своего‏ ‎господства ‎над ‎всем‏ ‎прочим ‎человечеством.

 Идея‏ ‎«глобального ‎общества» ‎есть ‎идея‏ ‎прежде‏ ‎всего ‎американская.‏ ‎После ‎краха‏ ‎советского ‎блока ‎и ‎самого ‎Советского‏ ‎Союза‏ ‎США ‎остались‏ ‎единственной ‎сверхдержавой‏ ‎с ‎претензией ‎диктовать ‎свой ‎порядок‏ ‎всей‏ ‎планете.‏ ‎Однако ‎она‏ ‎есть ‎идея‏ ‎не ‎только‏ ‎американская,‏ ‎а ‎общезападная.‏ ‎Чтобы ‎установить ‎желаемый ‎мировой ‎порядок,‏ ‎США ‎должны‏ ‎мобилизовать‏ ‎усилия ‎всего ‎западного‏ ‎мира. ‎В‏ ‎одиночку ‎им ‎эту ‎задачу‏ ‎не‏ ‎решить. ‎С‏ ‎другой ‎стороны,‏ ‎западные ‎страны ‎по ‎отдельности ‎не‏ ‎в‏ ‎состоянии ‎сохранить‏ ‎свое ‎положение‏ ‎в ‎мире. ‎Они ‎могут ‎удержаться‏ ‎на‏ ‎достигнутом‏ ‎ими ‎уровне‏ ‎лишь ‎совместными‏ ‎усилиями. ‎А‏ ‎США‏ ‎уже ‎заняли‏ ‎место ‎лидера ‎в ‎их ‎совместном‏ ‎движении ‎к‏ ‎мировой‏ ‎гегемонии.

 Единое ‎человечество ‎возможно,‏ ‎но ‎не‏ ‎как ‎мирное ‎сосуществование ‎равноправных‏ ‎стран‏ ‎и ‎народов,‏ ‎а ‎как‏ ‎структурированное ‎социальное ‎целое ‎с ‎иерархией‏ ‎стран‏ ‎и ‎народов.‏ ‎В ‎этой‏ ‎иерархии ‎неизбежны ‎отношения ‎господства ‎и‏ ‎подчинения,‏ ‎лидерства,‏ ‎руководства, ‎то‏ ‎есть ‎отношения‏ ‎социального, ‎экономического‏ ‎и‏ ‎культурного ‎неравенства.‏ ‎Дело ‎тут ‎не ‎в ‎каких-то‏ ‎биологических ‎причинах‏ ‎и‏ ‎не ‎в ‎плохих‏ ‎расистских ‎идеях,‏ ‎а ‎в ‎объективных ‎социальных‏ ‎законах‏ ‎организации ‎больших‏ ‎масс ‎людей.

 Я‏ ‎говорю ‎именно ‎о ‎вертикальном ‎структурировании,‏ ‎а‏ ‎не ‎просто‏ ‎о ‎разделении‏ ‎человечества ‎на ‎регионы. ‎Причем ‎я‏ ‎это‏ ‎представляю‏ ‎себе ‎не‏ ‎как ‎одну‏ ‎иерархическую ‎линию,‏ ‎а‏ ‎как ‎переплетение‏ ‎многих ‎линий, ‎в ‎котором ‎единая‏ ‎мировая ‎иерархия‏ ‎проступает‏ ‎лишь ‎как ‎тенденция.‏ ‎И ‎среди‏ ‎этих ‎линий ‎следует ‎в‏ ‎первую‏ ‎очередь ‎назвать‏ ‎разделение ‎человечества‏ ‎на ‎западную ‎и ‎прочую ‎(незападную)‏ ‎части.‏ ‎Отношения ‎между‏ ‎ними ‎являются‏ ‎совсем ‎не ‎братскими. ‎Ни ‎о‏ ‎каком‏ ‎их‏ ‎равенстве ‎и‏ ‎равноправии ‎и‏ ‎речи ‎быть‏ ‎не‏ ‎может. ‎Западная‏ ‎часть ‎возвышается ‎над ‎незападной. ‎В‏ ‎значительной ‎мере‏ ‎первая‏ ‎уже ‎господствует ‎над‏ ‎второй ‎и‏ ‎имеет ‎тенденцию ‎к ‎полному‏ ‎мировому‏ ‎господству. ‎Каждая‏ ‎из ‎упомянутых‏ ‎частей ‎имеет ‎иерархическую ‎структуру ‎в‏ ‎различных‏ ‎измерениях. ‎Об‏ ‎организации ‎западной‏ ‎части ‎мы ‎уже ‎говорили. ‎Скажем‏ ‎коротко‏ ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎она ‎намерена‏ ‎делать ‎и‏ ‎делает‏ ‎в ‎отношении‏ ‎прочего ‎человечества.

 Во ‎второй ‎половине ‎XX‏ ‎века ‎произошел‏ ‎перелом‏ ‎в ‎самом ‎типе‏ ‎эволюционного ‎процесса:‏ ‎степень ‎и ‎масштабы ‎сознательности‏ ‎исторических‏ ‎событий ‎достигли‏ ‎такого ‎уровня,‏ ‎что ‎стихийный ‎эволюционный ‎процесс ‎уступил‏ ‎место‏ ‎проектируемой ‎и‏ ‎управляемой ‎эволюции.‏ ‎Это, ‎напоминаю, ‎не ‎означает, ‎будто‏ ‎все‏ ‎в‏ ‎эволюции ‎человечества‏ ‎стало ‎планироваться‏ ‎и ‎ход‏ ‎эволюции‏ ‎стал ‎управляться‏ ‎в ‎соответствии ‎с ‎планами. ‎Это‏ ‎означает, ‎что‏ ‎целенаправленный,‏ ‎планируемый ‎и ‎управляемый‏ ‎компонент ‎эволюционного‏ ‎процесса ‎стал ‎играть ‎определяющую‏ ‎роль‏ ‎в ‎конкретной‏ ‎истории ‎человечества.‏ ‎Цели ‎при ‎этом ‎не ‎обязательно‏ ‎благородные,‏ ‎они ‎могут‏ ‎быть ‎(и‏ ‎являются ‎таковыми ‎на ‎самом ‎деле)‏ ‎эгоистичными,‏ ‎гнусными,‏ ‎коварными ‎и‏ ‎так ‎далее.‏ ‎Планы ‎не‏ ‎обязательно‏ ‎целесообразные ‎и‏ ‎разумные, ‎они ‎могут ‎быть ‎нелепыми‏ ‎и ‎даже‏ ‎безумными.‏ ‎Управление ‎не ‎обязательно‏ ‎по ‎правилам‏ ‎разумного ‎управления ‎и ‎не‏ ‎обязательно‏ ‎эффективно, ‎оно‏ ‎может ‎быть‏ ‎дилетантским, ‎неэффективным. ‎Но ‎это ‎не‏ ‎влияет‏ ‎на ‎сам‏ ‎тип ‎эволюции,‏ ‎подобно ‎тому ‎как ‎плохая ‎государственность‏ ‎не‏ ‎меняет‏ ‎тип ‎власти‏ ‎как ‎государственной,‏ ‎плохая ‎экономика‏ ‎не‏ ‎меняет ‎тип‏ ‎хозяйства ‎как ‎экономический.

 Принципиально ‎важно ‎здесь‏ ‎то, ‎что‏ ‎в‏ ‎западном ‎мире ‎сложилась‏ ‎социальная ‎структура,‏ ‎в ‎которой ‎имеются ‎компоненты,‏ ‎ставящие‏ ‎цели ‎эволюционного‏ ‎характера ‎и‏ ‎глобального ‎масштаба, ‎вырабатывающие ‎планы ‎достижения‏ ‎этих‏ ‎целей, ‎обладающие‏ ‎способностью ‎и‏ ‎средствами ‎управлять ‎огромными ‎массами ‎людей,‏ ‎принуждая‏ ‎их‏ ‎к ‎деятельности‏ ‎по ‎реализации‏ ‎этих ‎планов,‏ ‎распоряжающиеся‏ ‎колоссальными ‎материальными‏ ‎ресурсами, ‎достаточными ‎для ‎того, ‎чтобы‏ ‎исторические ‎процессы,‏ ‎ранее бывшие‏ ‎стихийными, сделать ‎сознательными.

 Инициатива ‎эволюции‏ ‎нового ‎типа‏ ‎исходит ‎из ‎той ‎надстроечной‏ ‎части‏ ‎западной ‎сверхцивилизации,‏ ‎о ‎которой‏ ‎говорилось ‎выше. ‎Она ‎является ‎и‏ ‎высшим‏ ‎органом ‎управления‏ ‎эволюционном ‎процессом,‏ ‎а ‎также ‎сверхвластью ‎над ‎образующимся‏ ‎глобальным‏ ‎человейником.‏ ‎Именно ‎она‏ ‎правит ‎человечеством‏ ‎в ‎наше‏ ‎время,‏ ‎а ‎не‏ ‎какая-то ‎небольшая ‎кучка ‎богатеев ‎включает‏ ‎в ‎себя,‏ ‎конечно,‏ ‎денежный ‎механизм ‎западного‏ ‎мира ‎и‏ ‎использует ‎его ‎как ‎средство‏ ‎управления‏ ‎Западом ‎и‏ ‎прочим ‎человечеством.‏ ‎Но ‎для ‎управления ‎одним ‎Западом,‏ ‎в‏ ‎котором ‎живет‏ ‎до ‎миллиарда‏ ‎человек, ‎этого ‎мало. ‎А ‎для‏ ‎удержания‏ ‎под‏ ‎своим ‎контролем‏ ‎около ‎пяти‏ ‎миллиардов ‎прочего‏ ‎человечества‏ ‎— ‎тем‏ ‎более. ‎Нужны ‎мощные ‎вооруженные ‎силы,‏ ‎политический ‎аппарат,‏ ‎секретные‏ ‎службы, ‎средства ‎массовой‏ ‎информации. ‎Нужно‏ ‎иметь ‎возможность ‎распоряжаться ‎ресурсами‏ ‎«национальных‏ ‎государств» ‎Запада,‏ ‎принуждая ‎к‏ ‎этому ‎систему ‎власти ‎и ‎управления‏ ‎их.

 В‏ ‎этом ‎аспекте‏ ‎все ‎западные‏ ‎страны, ‎включая ‎США, ‎являются ‎ареной‏ ‎деятельности‏ ‎этого‏ ‎глобального ‎монстра.‏ ‎Верхушка ‎его‏ ‎находится ‎в‏ ‎США.‏ ‎Последние ‎суть‏ ‎главная ‎резиденция ‎этого ‎«мирового ‎правительства»,‏ ‎поставщик ‎мировых‏ ‎вооруженных‏ ‎полицейских ‎сил, ‎место‏ ‎расположения ‎«штабов»‏ ‎для ‎управления ‎различными ‎рычагами‏ ‎мировой‏ ‎власти, ‎кузница‏ ‎командных, ‎карательных‏ ‎и ‎идеологических ‎кадров ‎и ‎исполнителей‏ ‎воли‏ ‎хозяев ‎планеты.‏ ‎Но ‎подразделения‏ ‎его ‎имеются ‎во ‎всех ‎частях‏ ‎западного‏ ‎мира‏ ‎и ‎других‏ ‎частях ‎человечества,‏ ‎уже ‎находящегося‏ ‎в‏ ‎зоне ‎его‏ ‎влияния ‎и ‎контроля.

 Западные ‎страны ‎сформировались‏ ‎исторически ‎в‏ ‎«национальные‏ ‎государства» ‎как ‎социальные‏ ‎объединения ‎более‏ ‎высокого ‎уровня ‎социальной ‎организации‏ ‎сравнительно‏ ‎с ‎другими‏ ‎странами, ‎как‏ ‎своего ‎рода ‎«надстройка» ‎над ‎прочим‏ ‎человечеством.‏ ‎Они ‎развили‏ ‎в ‎себе‏ ‎силы ‎и ‎способности ‎доминировать ‎над‏ ‎другими‏ ‎народами,‏ ‎покорять ‎их.‏ ‎А ‎историческое‏ ‎стечение ‎обстоятельств‏ ‎дало‏ ‎им ‎возможность‏ ‎использовать ‎свои ‎преимущества ‎в ‎своих‏ ‎интересах.

 Воздействие ‎этого‏ ‎явления‏ ‎на ‎судьбы ‎человечества‏ ‎было ‎и‏ ‎остается ‎противоречивым. ‎Оно ‎было‏ ‎могучим‏ ‎источником ‎прогресса.‏ ‎И ‎оно‏ ‎же ‎было ‎не ‎менее ‎могучим‏ ‎источником‏ ‎несчастий. ‎Оно‏ ‎явилось ‎причиной‏ ‎бесчисленных ‎кровопролитных ‎войн, ‎включая ‎две‏ ‎мировые,‏ ‎а‏ ‎также ‎причиной‏ ‎гибели ‎многих‏ ‎народов ‎и‏ ‎целых‏ ‎цивилизаций. ‎Оно‏ ‎не ‎только ‎не ‎исчезло ‎со‏ ‎временем, ‎но‏ ‎усилилось.‏ ‎Оно ‎лишь ‎приняло‏ ‎новые ‎формы‏ ‎и ‎масштабы. ‎Теперь ‎западные‏ ‎страны‏ ‎покоряют ‎планету‏ ‎не ‎по‏ ‎одиночке, ‎а ‎совместно. ‎Теперь ‎они‏ ‎стремятся‏ ‎покорить ‎все‏ ‎человечество ‎и‏ ‎организовать ‎его ‎так, ‎чтобы ‎они‏ ‎могли‏ ‎удержать‏ ‎свою ‎мировую‏ ‎гегемонию ‎за‏ ‎собой ‎навечно‏ ‎и‏ ‎чтобы ‎могли‏ ‎эксплуатировать ‎всю ‎планету ‎в ‎своих‏ ‎интересах ‎наивыгоднейшим‏ ‎для‏ ‎себя ‎образом.

 Стремление ‎западных‏ ‎стран ‎к‏ ‎овладению ‎окружающим ‎миром ‎не‏ ‎есть‏ ‎всего ‎лишь‏ ‎злой ‎умысел‏ ‎каких-то ‎кругов ‎этих ‎стран ‎—‏ ‎«империалистов».‏ ‎Оно ‎обусловлено‏ ‎объективными ‎законами‏ ‎социального ‎бытия. ‎Всем ‎ходом ‎исторического‏ ‎развития‏ ‎Запад‏ ‎вынуждается ‎на‏ ‎то, ‎чтобы‏ ‎установить ‎мировой‏ ‎порядок,‏ ‎отвечающий ‎его‏ ‎интересам. ‎Он ‎не ‎просто ‎имеет‏ ‎возможности ‎и‏ ‎силы‏ ‎для ‎этого, ‎он‏ ‎уже ‎не‏ ‎может ‎уклониться ‎от ‎этой‏ ‎эпохальной‏ ‎задачи.

 В ‎ходе‏ ‎Холодной ‎войны‏ ‎была ‎выработана ‎стратегия ‎установления ‎нового‏ ‎мирового‏ ‎порядка, ‎—‏ ‎стратегия ‎создания‏ ‎реального ‎«глобального ‎общества». ‎Я ‎называю‏ ‎ее‏ ‎словом‏ ‎«западнизация».

 Сущность ‎западнизации‏ ‎состоит ‎в‏ ‎навязывании ‎незападным‏ ‎народам‏ ‎и ‎странам‏ ‎социального ‎строя, ‎экономики, ‎политической ‎системы,‏ ‎идеологии, ‎культуры‏ ‎и‏ ‎образа ‎жизни, ‎подобных‏ ‎таковым ‎(или‏ ‎имитирующих ‎таковые) ‎западных ‎стран.‏ ‎Идеологически‏ ‎и ‎в‏ ‎пропаганде ‎это‏ ‎изображается ‎как ‎гуманная, ‎бескорыстная ‎и‏ ‎освободительная‏ ‎миссия ‎Запада,‏ ‎который ‎при‏ ‎этом ‎изображается ‎средоточием ‎всех ‎мыслимых‏ ‎добродетелей.‏ ‎«Мы‏ ‎свободны, ‎богаты‏ ‎и ‎счастливы,‏ ‎— ‎так‏ ‎или‏ ‎иначе ‎внушает‏ ‎западная ‎идеология ‎и ‎пропаганда ‎западнизируемым‏ ‎народам, ‎—‏ ‎и‏ ‎мы ‎хотим ‎помочь‏ ‎вам ‎стать‏ ‎такими ‎же ‎свободными, ‎богатыми‏ ‎и‏ ‎счастливыми, ‎как‏ ‎мы. ‎Но‏ ‎для ‎этого ‎вы ‎должны ‎сделать‏ ‎у‏ ‎себя, ‎в‏ ‎своих ‎странах‏ ‎то, ‎что ‎мы ‎вам ‎посоветуем».

 Это‏ ‎—‏ ‎на‏ ‎словах. ‎А‏ ‎на ‎деле‏ ‎западнизация ‎(в‏ ‎рассматриваемом‏ ‎здесь ‎смысле!)‏ ‎имеет ‎реальной ‎целью ‎довести ‎намеченные‏ ‎жертвы ‎до‏ ‎такого‏ ‎состояния, ‎чтобы ‎они‏ ‎потеряли ‎способность‏ ‎к ‎самостоятельному ‎существованию ‎и‏ ‎развитию,‏ ‎включить ‎их‏ ‎в ‎сферу‏ ‎влияния ‎и ‎эксплуатации ‎западных ‎стран,‏ ‎присоединить‏ ‎их ‎к‏ ‎западному ‎миру‏ ‎не ‎в ‎роли ‎равноправных ‎и‏ ‎равномощных‏ ‎партнеров,‏ ‎а ‎в‏ ‎роли ‎зоны‏ ‎колонизации.

 Западнизация ‎не‏ ‎исключает‏ ‎добровольность ‎со‏ ‎стороны ‎эападнизируемой ‎страны ‎и ‎даже‏ ‎страстное ‎желание‏ ‎пойти‏ ‎этим ‎путем. ‎Запад‏ ‎именно ‎к‏ ‎этому ‎стремится, ‎чтобы ‎намеченная‏ ‎жертва‏ ‎сама ‎полезла‏ ‎ему ‎в‏ ‎пасть ‎да ‎еще ‎при ‎этом‏ ‎испытывала‏ ‎бы ‎благодарность.‏ ‎Для ‎этого‏ ‎и ‎существует ‎мощная ‎система ‎соблазнов‏ ‎и‏ ‎идеологическая‏ ‎обработка. ‎Но‏ ‎при ‎всех‏ ‎обстоятельствах ‎западнизация‏ ‎есть‏ ‎активная ‎операция‏ ‎со ‎стороны ‎Запада, ‎не ‎исключающая‏ ‎и ‎насилие.‏ ‎Добровольность‏ ‎со ‎стороны ‎западнизируемой‏ ‎страны ‎еще‏ ‎не ‎означает, ‎что ‎все‏ ‎население‏ ‎ее ‎единодушно‏ ‎принимает ‎этот‏ ‎путь ‎своей ‎эволюции. ‎Внутри ‎страны‏ ‎происходит‏ ‎борьба ‎между‏ ‎различными ‎категориями‏ ‎граждан ‎за ‎и ‎против ‎западнизации.

 Была‏ ‎разработана‏ ‎также‏ ‎и ‎тактика‏ ‎западнизации. ‎В‏ ‎нее ‎вошли‏ ‎меры‏ ‎такого ‎рода.‏ ‎Дискредитировать ‎все ‎основные ‎атрибуты ‎общественного‏ ‎устройства ‎страны,‏ ‎которую‏ ‎предстоит ‎западнизировать. ‎Дестабилизировать‏ ‎ее. ‎Способствовать‏ ‎кризису ‎экономики, ‎государственного ‎аппарата‏ ‎и‏ ‎идеологии. ‎Раскалывать‏ ‎население ‎страны‏ ‎на ‎враждующие ‎группы, ‎атомизирозать ‎его,‏ ‎поддерживать‏ ‎любые ‎оппозиционные‏ ‎движения, ‎подкупать‏ ‎интеллектуальную ‎элиту ‎и ‎привилегированные ‎слои.‏ ‎Одновременно‏ ‎вести‏ ‎пропаганду ‎достоинств‏ ‎западного ‎образа‏ ‎жизни. ‎Возбуждать‏ ‎у‏ ‎населения ‎западнизируемой‏ ‎страны ‎зависть ‎к ‎западному ‎изобилию.‏ ‎Создавать ‎иллюзию,‏ ‎будто‏ ‎это ‎изобилие ‎достижимо‏ ‎и ‎для‏ ‎них ‎в ‎кратчайшие ‎сроки,‏ ‎если‏ ‎их ‎страна‏ ‎встанет ‎на‏ ‎путь ‎преобразований ‎по ‎западным ‎образцам.‏ ‎Заражать‏ ‎их ‎пороками‏ ‎западного ‎общества,‏ ‎изображая ‎пороки ‎как ‎добродетели, ‎как‏ ‎проявление‏ ‎подлинной‏ ‎свободы ‎личности.‏ ‎Оказывать ‎экономическую‏ ‎помощь ‎западнизируемой‏ ‎стране‏ ‎в ‎той‏ ‎мере, ‎в ‎какой ‎это ‎способствует‏ ‎разрушению ‎ее‏ ‎экономики,‏ ‎порождает ‎паразитизм ‎в‏ ‎стране ‎и‏ ‎создает ‎Западу ‎репутацию ‎бескорыстного‏ ‎спасителя‏ ‎западнизируемой ‎страны‏ ‎от ‎язв‏ ‎ее ‎прежнего ‎образа ‎жизни.

 Одной ‎из‏ ‎черт‏ ‎западнизации ‎является‏ ‎мирное ‎решение‏ ‎проблем. ‎Но ‎эти ‎мирные ‎методы‏ ‎обладают‏ ‎одной‏ ‎особенностью: ‎они‏ ‎принудительно ‎мирные.‏ ‎Запад ‎обладает‏ ‎огромной‏ ‎экономической, ‎идеологической‏ ‎и ‎политической ‎мощью, ‎достаточной, ‎чтобы‏ ‎заставить ‎строптивых‏ ‎мирным‏ ‎путем ‎сделать ‎то,‏ ‎что ‎нужно‏ ‎Западу. ‎Но ‎мирные ‎средства‏ ‎ничто,‏ ‎если ‎они‏ ‎не ‎базируются‏ ‎на ‎мощи ‎военной. ‎И ‎в‏ ‎случае‏ ‎надобности ‎Запад,‏ ‎как ‎показывает‏ ‎опыт, ‎не ‎остановится ‎перед ‎применением‏ ‎оружия,‏ ‎будучи‏ ‎уверен ‎в‏ ‎своем ‎подавляющем‏ ‎превосходстве.

 Западнизация ‎есть‏ ‎особая‏ ‎форма ‎колонизации,‏ ‎в ‎результате ‎которой ‎в ‎колонизируемой‏ ‎стране ‎принудительно‏ ‎создается‏ ‎социально-политический ‎строй ‎колониальной‏ ‎демократии. ‎По‏ ‎ряду ‎признаков ‎это ‎есть‏ ‎продолжение‏ ‎прежней ‎колониальной‏ ‎стратегии ‎западноевропейских‏ ‎стран. ‎Но ‎в ‎целом ‎это‏ ‎есть‏ ‎новое ‎явление.‏ ‎Назову ‎характерные‏ ‎признаки ‎его.

 Колониальная ‎демократия ‎не ‎есть‏ ‎результат естественной‏ ‎эволюции данной‏ ‎страны ‎в‏ ‎силу ‎ее‏ ‎внутренних ‎условий‏ ‎и‏ ‎закономерностей ‎ее‏ ‎исторически ‎сложившегося ‎социально-политического ‎строя. Она ‎есть‏ ‎нечто ‎искусственное,‏ ‎навязанное‏ ‎этой ‎стране ‎извне‏ ‎и ‎вопреки‏ ‎ее ‎исторически ‎сложившимся ‎возможностям и‏ ‎тенденциям‏ ‎эволюции. Она ‎поддерживается‏ ‎мерами ‎колониализма.‏ ‎При ‎этом ‎колонизируемая ‎страна ‎вырывается‏ ‎из‏ ‎ее ‎прежних‏ ‎международных ‎связей.‏ ‎Это ‎достигается ‎путем ‎разрушения ‎блоков‏ ‎стран,‏ ‎а‏ ‎также ‎путем‏ ‎дезинтеграции ‎больших‏ ‎стран, ‎как‏ ‎это‏ ‎имело ‎место‏ ‎с ‎советским ‎блоком, ‎Советским ‎Союзом‏ ‎и ‎Югославией.‏ ‎Иногда‏ ‎это ‎делается ‎как‏ ‎освобождение ‎данного‏ ‎народа ‎от ‎гнета ‎со‏ ‎стороны‏ ‎других ‎народов.‏ ‎Но ‎чаще‏ ‎и ‎главным ‎образом ‎идея ‎освобождения‏ ‎и‏ ‎национальной ‎независимости‏ ‎есть ‎идеологическое‏ ‎средство ‎манипулирования ‎людьми.

 За ‎вырванной ‎из‏ ‎прежних‏ ‎связей‏ ‎страной ‎сохраняется‏ ‎видимость ‎суверенитета.‏ ‎С ‎ней‏ ‎устанавливаются‏ ‎отношения ‎как‏ ‎с ‎якобы ‎равноправным ‎партнером. ‎В‏ ‎стране ‎в‏ ‎той‏ ‎или ‎иной ‎мере‏ ‎сохраняются ‎предшествующие‏ ‎формы ‎жизни ‎для ‎значительной‏ ‎части‏ ‎населения. ‎Создаются‏ ‎очаги ‎экономики‏ ‎западного ‎образца ‎под ‎контролем ‎западных‏ ‎банков‏ ‎и ‎концернов,‏ ‎а ‎в‏ ‎значительной ‎мере ‎— ‎как ‎явно‏ ‎западные‏ ‎или‏ ‎совместные ‎предприятия.‏ ‎Внешние ‎атрибуты‏ ‎западной ‎демократии‏ ‎используются‏ ‎как ‎средства‏ ‎совсем ‎не ‎демократического ‎режима ‎и‏ ‎как ‎средства‏ ‎манипулирования‏ ‎массами. ‎Эксплуатация ‎страны‏ ‎в ‎интересах‏ ‎Запада ‎осуществляется ‎силами ‎незначительной‏ ‎части‏ ‎населения ‎колонизируемой‏ ‎страны, ‎наживающейся‏ ‎за ‎счет ‎этой ‎ее ‎функции‏ ‎и‏ ‎имеющей ‎высокий‏ ‎жизненный ‎стандарт, сопоставимый‏ ‎с ‎таковым ‎высших ‎слоев ‎Запада.

 Колонизируемая‏ ‎страна‏ ‎во‏ ‎всех ‎отношениях‏ ‎доводится ‎до‏ ‎такого ‎состояния,‏ ‎что‏ ‎становится ‎неспособной‏ ‎на ‎самостоятельное ‎существование. ‎В ‎военном‏ ‎отношении ‎она‏ ‎демилитаризируется‏ ‎настолько, ‎что ‎ни‏ ‎о ‎каком‏ ‎ее ‎сопротивлении ‎и ‎речи‏ ‎быть‏ ‎не ‎может.‏ ‎Вооруженные ‎силы‏ ‎выполняют ‎роль ‎сдерживания ‎протестов ‎населения‏ ‎и‏ ‎подавления ‎возможных‏ ‎бунтов. ‎До‏ ‎жалкого ‎уровня ‎низводится ‎национальная ‎культура.‏ ‎Место‏ ‎ее‏ ‎занимает ‎культура,‏ ‎а ‎скорее‏ ‎— ‎псевдокультура западнизма.

 Массам‏ ‎населения‏ ‎предоставляется ‎суррогат‏ ‎демократии ‎в ‎виде ‎распущенности, ‎ослабленного‏ ‎контроля ‎со‏ ‎стороны‏ ‎власти, ‎доступные ‎развлечения,‏ ‎предоставленность ‎самим‏ ‎себе, ‎система ‎ценностей, ‎избавляющая‏ ‎людей‏ ‎от ‎усилий‏ ‎над ‎собой‏ ‎и ‎моральных ‎ограничений.

 Западнизация ‎планеты ‎ведет‏ ‎к‏ ‎тому, ‎что‏ ‎в ‎мире‏ ‎не ‎остается ‎никаких ‎«точек ‎роста»,‏ ‎из‏ ‎которых‏ ‎могло ‎бы‏ ‎вырасти ‎что-то,‏ ‎способное ‎к‏ ‎новой‏ ‎форме ‎эволюции,‏ ‎отличной ‎от ‎эволюции ‎на ‎базе‏ ‎западнизма. ‎

Запад,‏ ‎завоевывая‏ ‎мир ‎для ‎себя,‏ ‎истребляет ‎все‏ ‎возможные ‎зародыши ‎эволюции ‎иного‏ ‎рода.


Читать: 2+ мин
logo Хулиномика

Хулиновости #13

Доступно подписчикам уровня
«Головастик (ранняя пташка)»
Подписаться за 250₽ в месяц

Snapchat, Twitter, SnP500, DowJones, ковид, трежеря, NFT, хард-зельцер

Читать: 2+ мин
logo Спонсор Паблик Желнов

Чем ревакцинироваться от ковида, когда нет антител?

Тут ‎в‏ ‎кулуарах ‎нашего ‎Общества ‎специалистов ‎доказательной‏ ‎медицины разгорелась ‎интересная‏ ‎дискуссия.‏ ‎Многие ‎сейчас ‎прививаются‏ ‎от ‎ковида,‏ ‎но ‎не ‎все ‎после‏ ‎сдачи‏ ‎анализов ‎на‏ ‎антитела ‎остаются‏ ‎удовлетворены ‎результатом. ‎И ‎у ‎людей‏ ‎возникает‏ ‎закономерный ‎вопрос:‏ ‎прививаться ‎снова?‏ ‎И ‎если ‎да, ‎то ‎какой‏ ‎вакциной?

К‏ ‎сожалению,‏ ‎у ‎меня‏ ‎пока ‎нет‏ ‎ответа ‎на‏ ‎этот‏ ‎вопрос. ‎В‏ ‎современной ‎медицине ‎принято ‎принимать ‎все‏ ‎решения ‎на‏ ‎основании‏ ‎научных ‎доказательств, ‎но‏ ‎в ‎данном‏ ‎случае ‎таковые ‎отсутствуют. ‎Отчасти‏ ‎это‏ ‎потому, ‎что‏ ‎человечество ‎начало‏ ‎вакцинироваться ‎от ‎COVID-19 ‎совсем ‎недавно,‏ ‎и‏ ‎исследователи ‎по‏ ‎всему ‎миру‏ ‎еще ‎не ‎успели ‎достаточно ‎вопрос‏ ‎о‏ ‎ревакцинации‏ ‎изучить. ‎С‏ ‎другой ‎стороны,‏ ‎об ‎отечественных‏ ‎вакцинах,‏ ‎доступных ‎сегодня‏ ‎российским ‎гражданам, ‎фактически ‎нет ‎научных‏ ‎публикаций.

Что ‎же‏ ‎делать,‏ ‎когда ‎хороших ‎научных‏ ‎доказательств ‎нет?‏ ‎На ‎основании ‎чего ‎принимать‏ ‎решение?‏ ‎Остаются ‎только‏ ‎мнения ‎экспертов,‏ ‎основанные ‎либо ‎на ‎личном ‎опыте‏ ‎лечения‏ ‎отдельных ‎пациентов,‏ ‎либо ‎на‏ ‎фундаментальных ‎биомедицинских ‎знаниях. ‎И ‎в‏ ‎том,‏ ‎и‏ ‎в ‎другом‏ ‎случае ‎риски‏ ‎ошибиться ‎с‏ ‎выбором,‏ ‎как ‎показывает‏ ‎медицинская ‎наука ‎метаэпидемиология, ‎очень ‎высоки,‏ ‎и ‎поэтому‏ ‎на‏ ‎самом ‎деле ‎мало‏ ‎чем ‎такая‏ ‎информация ‎бывает ‎полезна. ‎Максимальная‏ ‎от‏ ‎нее ‎польза,‏ ‎когда ‎коллектив‏ ‎экспертов ‎формирует ‎общее ‎мнение, ‎или‏ ‎так‏ ‎называемый ‎консенсус,‏ ‎но ‎процедура‏ ‎его ‎вынесения ‎(так ‎называемый ‎дельфийский‏ ‎метод)‏ ‎трудоемка‏ ‎во ‎всех‏ ‎отношениях, ‎в‏ ‎отечественной ‎медицине‏ ‎не‏ ‎применяется, ‎к‏ ‎сожалению, ‎можно ‎сказать, ‎совсем, ‎а‏ ‎по ‎обсуждаемому‏ ‎вопросу‏ ‎и ‎в ‎мире‏ ‎пока ‎еще‏ ‎нет ‎таких ‎заключений.

И ‎все‏ ‎же‏ ‎для ‎успокоения‏ ‎души, ‎как‏ ‎говорится, ‎мы ‎склонны ‎прислушиваться ‎к‏ ‎мнению‏ ‎тех, ‎кому‏ ‎доверяем, ‎даже‏ ‎вне ‎зависимости ‎от ‎того, ‎насколько‏ ‎это‏ ‎мнение‏ ‎оправдывает ‎себя.‏ ‎В ‎пределе‏ ‎— ‎мы‏ ‎говорим‏ ‎о ‎вере.

Увы,‏ ‎приходится ‎переходить ‎на ‎столь ‎тонкие‏ ‎материи ‎в‏ ‎таком,‏ ‎казалось ‎бы, ‎конкретном‏ ‎вопросе. ‎Иными‏ ‎словами, ‎ответа ‎на ‎этот‏ ‎вопрос‏ ‎пока ‎нет,‏ ‎и ‎не‏ ‎стоит, ‎пожалуй, ‎заниматься ‎бесплодными ‎его‏ ‎поисками.

Так‏ ‎чем ‎в‏ ‎итоге ‎ревакцинироваться?‏ ‎Решайте ‎самостоятельно ‎— ‎так ‎же,‏ ‎как‏ ‎будете‏ ‎решать, ‎что‏ ‎у ‎вас‏ ‎сегодня ‎на‏ ‎ужин.‏ ‎Эксперты ‎знают‏ ‎об ‎этом ‎не ‎лучше ‎вашего.

Хотите больше постов на эту тему?
Читать: 1+ мин
logo Спонсор Паблик Желнов

Статус по «Спутнику» на 8 июня 2021

И ‎в‏ ‎ВОЗ, ‎и ‎в ‎EMA ‎—‏ ‎Европейском ‎агентстве‏ ‎лекарственных‏ ‎средств ‎(European ‎Medicines‏ ‎Agency), ‎которое‏ ‎одобряет ‎лекарства ‎в ‎Евросоюзе,‏ ‎«Спутник»‏ ‎пока ‎еще‏ ‎находится ‎в‏ ‎рассмотрении. ‎Свежих ‎пресс-релизов ‎от ‎самих‏ ‎этих‏ ‎контролирующих ‎организаций‏ ‎пока ‎нет,‏ ‎производитель ‎«Спутника» ‎и ‎российские ‎чиновники‏ ‎заявляют,‏ ‎что‏ ‎все ‎идет‏ ‎по ‎плану,‏ ‎ожидают ‎новостей‏ ‎в‏ ‎июне ‎—‏ ‎июле. ‎И ‎мы ‎ожидаем. ‎Напомню,‏ ‎моя ‎повышенная‏ ‎настороженность‏ ‎по ‎отношению ‎к‏ ‎«Спутнику» ‎вызвана‏ ‎проблемами ‎в ‎научных ‎данных‏ ‎по‏ ‎нему ‎(подробнее‏ ‎можно ‎почитать‏ ‎в ‎комментарии ‎Общества ‎специалистов ‎доказательной‏ ‎медицины). Также‏ ‎напоминаю, ‎что‏ ‎другие ‎российские‏ ‎вакцины, ‎в ‎том ‎числе ‎«ЭпиВакКорона»,‏ ‎не‏ ‎поступали‏ ‎на ‎рассмотрение‏ ‎ни ‎в‏ ‎ВОЗ, ‎ни‏ ‎в‏ ‎EMA; ‎научных‏ ‎данных ‎по ‎ним ‎еще ‎меньше,‏ ‎чем ‎по‏ ‎«Спутнику».

Хотите узнать больше?
Читать: 1+ мин
logo Картина мира Игоря Переверзева

Британия приостановила публикацию статистики по смертям от COVID-19

Показать еще

Обновления проекта

Метки

лида соловьева 45 Альтернативная история 22 реальное прошлое 20 Загадки истории 17 AISPIK 15 экскурсии питер 13 история 9 олег павличенко 8 экскурсия питер 7 допетровский питер 5 метро 5 Психология 5 кронштадт 4 ленинградский метрополитен 4 лидия соловьева 4 музей метрополитена 4 олег павлюченко 4 гранит 3 Запрещенная съемка 3 лавра 3 лидиясоловьева 3 подземные ходы 3 потоп 3 смоленское кладбище 3 форты кронштадта 3 Travel 2 АЙСПИК 2 Александр Невский 2 Гатчина 2 драконы 2 индейцы 2 клуб лиды соловьевой 2 курсы психологов 2 лекция 2 невозможные артефакты 2 Некрополь 2 николай котенков 2 олега павлюченко 2 питер 2 смоленка 2 Тайвань 2 форты 2 экскурсия 2 19 век 1 александро - невская лавра 1 античка 1 антропогенез 1 архитектура 1 баболовская ванна 1 баболовский парк 1 ванна 1 Вводная лекция 1 Великаны 1 великий новгород 1 вирусы 1 владимир козин 1 вода 1 дети из пробирки 1 допотопные карты 1 инопланетяне 1 история нового времени 1 казанский собор 1 календарь 1 Камасутра 1 карта 1 карты 1 кладбище 1 климат 1 ковид 1 ковид19 1 конецсвета 1 Копенгаген 1 коррупция 1 крейсер аврора 1 криминалистика 1 курсы 1 курсы гидов 1 курсы историков 1 ледниковый период 1 Лидия Соловьева 1 мамонты 1 мария захарова 1 мариязахарова 1 Марс 1 масоны 1 монастыри 1 надгробные плиты 1 Наталья Успенская 1 наука 1 нева 1 Невская лавра 1 николайкотенков 1 нло 1 Новгород 1 ночной питер 1 олегпавлюченко 1 особняк брусницыных 1 павел 1 1 Палеоконтакт 1 пещеры 1 пиздец 1 планеты 1 подземный ход 1 позитивное мышление 1 Потоп 19 века 1 Приорат 1 Прометей 1 психология личности 1 путешествия 1 реальноепрошлое 1 роботы 1 сабина 1 Санкт-Петербург 1 сапунов 1 скандинавия 1 снежная буря 1 солнце 1 Старые карты 1 стокгольм 1 суицидология 1 счастье 1 так строили 1 телеграф 1 Теория заговора 1 тетя ведьма 1 тиранозавр 1 фонтаны 1 храм 1 храмы 1 экономика 1 экскурсиимосква 1 экспедиция 1 эксперимент 1 электричество 1 электромобиль 1 Больше тегов

Фильтры

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048