logo Однако

Пропаганда об стенку: об особенностях идеологического противостояния в эпоху хайпа [Андрей СОРОКИН]

Сегодня, ‎когда‏ ‎из ‎всех ‎пропагандистских ‎утюгов ‎в‏ ‎Россию ‎тычут‏ ‎Навальным‏ ‎(Белоруссией, ‎Украиной, ‎Скрипалём,‏ ‎Крымом, ‎допингом‏ ‎и ‎даже ‎лекарством ‎от‏ ‎ковида),‏ ‎нам ‎опять‏ ‎как ‎никогда‏ ‎горько ‎от ‎того, ‎что ‎нас‏ ‎не‏ ‎любят ‎и‏ ‎теснят ‎в‏ ‎информационной ‎войне. ‎У ‎них ‎–‏ ‎неистовый‏ ‎гвалт,‏ ‎у ‎нас‏ ‎– ‎молчание‏ ‎или ‎беспомощное‏ ‎отнекивание.‏ ‎

«Вот ‎это‏ ‎глупое ‎"величественное ‎молчание" ‎– ‎это‏ ‎родовая ‎травма‏ ‎российской‏ ‎государственности. ‎Тотальный ‎проигрыш‏ ‎в ‎идеологической‏ ‎и ‎репутационной ‎сфере, ‎который‏ ‎пытаются‏ ‎прикрыть ‎дутым‏ ‎достоинством ‎и‏ ‎военной ‎силой… ‎Чисто ‎чиновный ‎пафос:‏ ‎"Да‏ ‎кто ‎они‏ ‎такие, ‎чтоб‏ ‎я ‎им ‎отвечал?!" ‎…А ‎потом‏ ‎за‏ ‎провалы,‏ ‎за ‎отсутствие‏ ‎денег ‎у‏ ‎"политологов ‎на‏ ‎сайты"‏ ‎приходится ‎платить‏ ‎в ‎десятикратном ‎размере», – тревожится ‎телеграм-публицистика, особо ‎убедительно‏ ‎обосновывая ‎необходимость‏ ‎«денег‏ ‎политологам ‎на ‎сайты».

Да,‏ ‎за ‎державу‏ ‎обидно, ‎особенно ‎за ‎имидж.‏ ‎Давайте‏ ‎разбираться, ‎что‏ ‎и ‎где‏ ‎именно ‎обидно.

***

Первое, ‎что ‎надо ‎понимать:‏ ‎никакого‏ ‎«нашего ‎ответа‏ ‎Керзону» ‎никакой‏ ‎«Керзон» ‎не ‎ждёт

Враждебная ‎пропаганда ‎сама‏ ‎по‏ ‎себе‏ ‎не ‎направлена‏ ‎«против ‎России».‏ ‎И ‎даже‏ ‎не‏ ‎нам ‎адресована.‏ ‎Она ‎адресована ‎собственной ‎аудитории ‎–‏ ‎как ‎информационное‏ ‎и‏ ‎моральное ‎обоснование ‎текущей‏ ‎враждебной ‎политики‏ ‎по ‎отношению ‎к ‎России.‏ ‎Там‏ ‎любой ‎публичный‏ ‎ответ ‎из‏ ‎России ‎независимо ‎от ‎содержания ‎и‏ ‎убедительности‏ ‎объективно ‎нужен‏ ‎только ‎как‏ ‎подстава, ‎как ‎«сеанс ‎магии ‎с‏ ‎последующим‏ ‎разоблачением»‏ ‎и ‎новым‏ ‎градусом ‎нагона.‏ ‎Медийная ‎реальность‏ ‎создана‏ ‎без ‎нас,‏ ‎и ‎нам ‎в ‎ней ‎по‏ ‎сценарию ‎отведена‏ ‎роль‏ ‎обвиняемого, ‎а ‎не‏ ‎собеседника.

Ведь ‎никто‏ ‎же ‎не ‎берёт ‎в‏ ‎голову‏ ‎наши ‎основательные‏ ‎и ‎справедливые‏ ‎разоблачения ‎«фальсификаций ‎истории». ‎Уж ‎по‏ ‎части-то‏ ‎Второй ‎мировой‏ ‎войны ‎и‏ ‎её ‎итогов ‎– ‎навалом ‎объективной‏ ‎информации:‏ ‎и‏ ‎кто ‎как‏ ‎воевал, ‎и‏ ‎кто ‎где‏ ‎гадил,‏ ‎и ‎кто‏ ‎победил, ‎и ‎что ‎из ‎этого‏ ‎вышло. ‎Ан‏ ‎нет:‏ ‎клевещут ‎себе ‎и‏ ‎клевещут, ‎игнорируя‏ ‎и ‎факты, ‎и ‎здравый‏ ‎смысл,‏ ‎и ‎даже‏ ‎инстинкт ‎самосохранения,‏ ‎по ‎правде ‎говоря. ‎Потому ‎что‏ ‎Вторая‏ ‎мировая ‎–‏ ‎это ‎несущая‏ ‎историко-культурная ‎конструкция ‎нынешнего ‎миропорядка, ‎да‏ ‎и‏ ‎вообще‏ ‎практически ‎всех‏ ‎существующих ‎на‏ ‎планете ‎национальных‏ ‎идентичностей.‏ ‎Если ‎стоит‏ ‎задача ‎нового ‎передела, ‎то ‎этот‏ ‎код ‎надо‏ ‎взломать‏ ‎и ‎заменить ‎контрафактом‏ ‎– ‎искусственной‏ ‎конструкцией ‎из ‎говна ‎и‏ ‎палок,‏ ‎но ‎соответствующей‏ ‎актуальной ‎генеральной‏ ‎линии.

Можно ‎даже ‎сказать, ‎что ‎в‏ ‎кампании‏ ‎внутризападной ‎антироссийской‏ ‎пропаганды ‎весьма‏ ‎велика ‎доля ‎национального ‎самовнушения. ‎А‏ ‎самовнушение‏ ‎–‏ ‎оно ‎по‏ ‎определению ‎иррационально‏ ‎и ‎отторгает‏ ‎любые‏ ‎разумные ‎контраргументы.‏ ‎

***

Второе: ‎теоретически ‎российская ‎внешняя ‎контрпропаганда‏ ‎должна ‎быть‏ ‎направлена‏ ‎туда ‎же ‎–‏ ‎адресоваться ‎не‏ ‎официальным ‎органам, ‎а ‎рядовым‏ ‎гражданам‏ ‎вероятного ‎противника. По‏ ‎науке-то ‎внешняя‏ ‎контрпропаганда ‎в ‎информационной ‎войне ‎выполняет‏ ‎диверсионные‏ ‎задачи. ‎

Ну,‏ ‎хотя ‎бы‏ ‎для ‎симметрии. ‎Ведь ‎побочный ‎эффект‏ ‎информационной‏ ‎войны‏ ‎против ‎России‏ ‎– ‎это‏ ‎смятение ‎в‏ ‎умах‏ ‎и ‎чувствах‏ ‎российской ‎аудитории. ‎Никто ‎ведь ‎не‏ ‎отменял ‎старинный‏ ‎«обычай‏ ‎на ‎Руси ‎–‏ ‎слушать ‎ночью‏ ‎Би-Би-Си». ‎Это ‎наша ‎национальная‏ ‎особенность.‏ ‎Действительно, ‎есть‏ ‎такое ‎свойство,‏ ‎особенно ‎в ‎«просвещённых ‎сословиях»: ‎всё‏ ‎заграничное‏ ‎однозначно ‎трактуется‏ ‎как ‎единственно‏ ‎верное, ‎как ‎образец ‎для ‎соответствия,‏ ‎как‏ ‎высшая‏ ‎инстанция ‎оценки‏ ‎и ‎признания.‏ ‎Позавчера ‎мы‏ ‎ровно‏ ‎об ‎этом‏ ‎говорили ‎применительно ‎к ‎культурным ‎элитам, – но‏ ‎в ‎равной‏ ‎степени‏ ‎относится ‎и ‎к‏ ‎политическим, ‎и‏ ‎к ‎деловым, ‎и… ‎к‏ ‎медийно-пропагандистским.‏ ‎Заметьте, ‎именно‏ ‎они, ‎а‏ ‎не ‎вражьи ‎голоса ‎добросовестно ‎разгоняют‏ ‎волну‏ ‎истерик ‎и‏ ‎ущербности ‎по‏ ‎нашим ‎бескрайним ‎просторам. ‎Зачастую ‎с‏ ‎этого‏ ‎и‏ ‎кормятся.

Естественно ‎предположить,‏ ‎что ‎аналогичная‏ ‎благодарная ‎аудитория‏ ‎есть‏ ‎и ‎у‏ ‎нашей ‎пропаганды ‎на ‎Западе. ‎Убедительным‏ ‎свидетельством ‎можно‏ ‎считать‏ ‎успехи ‎Russia ‎Today‏ ‎и ‎Sputnik, а‏ ‎также ‎неустанные ‎политические ‎гонения‏ ‎на‏ ‎них. ‎Кстати,‏ ‎демонстративные ‎гонения‏ ‎тоже ‎являются ‎элементом ‎информационной ‎войны‏ ‎и‏ ‎образа ‎«русской‏ ‎агрессии». ‎То‏ ‎есть ‎наши ‎рупоры ‎внешней ‎пропаганды‏ ‎одновременно‏ ‎выполняют‏ ‎для ‎Запада‏ ‎ту ‎же‏ ‎функцию ‎жупелов,‏ ‎что‏ ‎и ‎злобные‏ ‎клеветники ‎у ‎нас: ‎олицетворяют ‎коварные‏ ‎замыслы ‎неприятеля.

Но‏ ‎у‏ ‎вероятного ‎противника ‎есть‏ ‎свои ‎национальные‏ ‎особенности. ‎Они ‎не ‎такие,‏ ‎как‏ ‎у ‎нас.‏ ‎Там ‎демократия.‏ ‎А ‎демократия ‎– ‎это ‎такая‏ ‎специальная‏ ‎удобная ‎штука,‏ ‎которая ‎по‏ ‎определению ‎исключает ‎какое ‎бы ‎то‏ ‎ни‏ ‎было‏ ‎влияние ‎т.н.‏ ‎«общественного ‎мнения»‏ ‎на ‎принятие‏ ‎политических‏ ‎решений. ‎Какие‏ ‎бы ‎гуманитарные ‎симпатии ‎к ‎России‏ ‎ни ‎питали‏ ‎рядовые‏ ‎американцы, ‎немцы ‎или‏ ‎поляки, ‎–‏ ‎пониманию ‎и ‎реализации ‎назначенных‏ ‎сверху‏ ‎национальных ‎интересов‏ ‎США, ‎Германии‏ ‎или ‎Польши ‎от ‎этого ‎ни‏ ‎холодно,‏ ‎ни ‎жарко.‏ ‎Ну, ‎разве‏ ‎только ‎подзуживать ‎тамошние ‎народные ‎массы‏ ‎на‏ ‎антиправительственные‏ ‎восстания, ‎–‏ ‎но ‎сами‏ ‎оцените ‎реалистичность‏ ‎и‏ ‎результативность ‎такой‏ ‎затеи. ‎Тем ‎более, ‎там ‎с‏ ‎этим ‎и‏ ‎без‏ ‎нас ‎справляются ‎–‏ ‎не ‎успеваем‏ ‎изумляться.

Но ‎в ‎среднем ‎по‏ ‎больнице‏ ‎надо ‎признать:‏ ‎добрая ‎пророссийская‏ ‎пропаганда ‎– ‎это ‎товар, ‎не‏ ‎больно-то‏ ‎востребованный ‎широкими‏ ‎слоями ‎обывателей‏ ‎зарубежных ‎стран. ‎Их ‎картинка ‎мира‏ ‎заботливо‏ ‎и‏ ‎терпеливо ‎сформирована‏ ‎местными ‎СМИ,‏ ‎глобальным ‎Голливудом‏ ‎и‏ ‎другими ‎продавцами‏ ‎уютных ‎иллюзий. ‎С ‎этой ‎картинкой‏ ‎люди ‎сжились‏ ‎–‏ ‎и ‎к ‎чему‏ ‎им ‎без‏ ‎нужды ‎раздражать ‎себя ‎какими-то‏ ‎другими‏ ‎альтернативными ‎правдами?

***

Третье:‏ ‎если ‎пропаганда‏ ‎суть ‎оружие ‎информационной ‎войны, ‎то‏ ‎нужны‏ ‎средства ‎доставки‏ ‎его ‎на‏ ‎театр ‎боевых ‎действий. То ‎есть ‎как-то‏ ‎донести‏ ‎своё‏ ‎правдивое ‎слово‏ ‎до ‎аудитории.‏ ‎

Про ‎это‏ ‎нет‏ ‎нужды ‎даже‏ ‎долго ‎говорить. ‎Все ‎коммуникационные ‎мощности‏ ‎современного ‎мира‏ ‎принадлежат‏ ‎нашему ‎противнику. ‎Поэтому‏ ‎Russia ‎Today‏ ‎и ‎Sputnik ‎шлют ‎возмущённые‏ ‎челобитные‏ ‎о ‎свободе‏ ‎слова ‎в‏ ‎заграничные ‎инстанции, ‎когда ‎их ‎тупо‏ ‎банят‏ ‎на ‎ютубе,‏ ‎на ‎фейсбуке‏ ‎или ‎в ‎твиттере. ‎Эка ‎невидаль:‏ ‎там‏ ‎даже‏ ‎Трампа ‎банят‏ ‎– ‎хотя‏ ‎да, ‎он‏ ‎же‏ ‎русский ‎шпион,‏ ‎всё ‎логично.

И ‎это ‎естественно. ‎Информационные‏ ‎свободы, ‎независимые‏ ‎СМИ‏ ‎и ‎независимые ‎медийные‏ ‎платформы ‎существуют‏ ‎только ‎в ‎воображении ‎непуганых‏ ‎русских‏ ‎интеллигентов ‎–‏ ‎да ‎и‏ ‎то, ‎признаться, ‎не ‎без ‎лукавства.‏ ‎На‏ ‎войне ‎ни‏ ‎один ‎нормальный‏ ‎командующий ‎не ‎подбросит ‎до ‎своего‏ ‎тыла‏ ‎вражескую‏ ‎диверсионную ‎группу‏ ‎и ‎не‏ ‎обеспечит ‎ей‏ ‎комфортные‏ ‎условия ‎для‏ ‎подрывной ‎деятельности.

***

И, ‎наконец, ‎четвёртое: ‎а‏ ‎что ‎доставлять-то‏ ‎будем?‏ ‎Какую ‎альтернативную ‎картинку‏ ‎мира, ‎какую‏ ‎свою ‎правду ‎покажем?

Нынешнюю ‎идеологическую‏ ‎войну‏ ‎мы ‎называем‏ ‎«идеологической» ‎чисто‏ ‎по ‎привычке ‎ХХ ‎века ‎–‏ ‎века‏ ‎конкуренции ‎двух‏ ‎глобальных ‎цивилизационных‏ ‎проектов. ‎И ‎даже ‎тогда ‎противоборствующие‏ ‎пропаганды‏ ‎не‏ ‎утомляли ‎заграничную‏ ‎аудиторию ‎заунывными‏ ‎лекциями ‎о‏ ‎марксизме-ленинизме‏ ‎или, ‎наоборот,‏ ‎империалистической ‎буржуазной ‎демократии. ‎За ‎достоинства‏ ‎каждого ‎из‏ ‎«двух‏ ‎образов ‎жизни» ‎говорили‏ ‎его ‎деяния,‏ ‎символы ‎и ‎факты ‎действительности.‏ ‎С‏ ‎нашей ‎стороны‏ ‎– ‎триумфальные‏ ‎пятилетки ‎и ‎Победа, ‎Большой ‎театр‏ ‎и‏ ‎хоккейная ‎«Красная‏ ‎машина», ‎Т-34‏ ‎и ‎Гагарин. ‎С ‎их ‎стороны‏ ‎тоже‏ ‎было‏ ‎чем ‎похвастаться.‏ ‎Конкуренция ‎есть‏ ‎конкуренция. ‎Но‏ ‎с‏ ‎обеих ‎сторон‏ ‎набор ‎неоспоримых ‎ярких ‎частностей ‎объединялся‏ ‎цельностью ‎проектных‏ ‎характеристик‏ ‎– ‎их ‎и‏ ‎принято ‎называть‏ ‎«идеологией».

Строго ‎говоря, ‎«идеология» ‎повсюду‏ ‎сегодня‏ ‎чисто ‎формально‏ ‎одна ‎–‏ ‎научно ‎поспорить ‎не ‎с ‎кем‏ ‎и‏ ‎не ‎о‏ ‎чем. ‎Мы‏ ‎все ‎живём ‎в ‎рамках ‎как‏ ‎бы‏ ‎победившего‏ ‎либерально-буржуазного ‎глобального‏ ‎проекта.

Фишка ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎вслед‏ ‎за ‎советским‏ ‎проектом ‎валится ‎и ‎он ‎–‏ ‎и ‎мы‏ ‎при‏ ‎этом ‎присутствуем, ‎что‏ ‎называется, ‎в‏ ‎прямом ‎эфире. ‎

При ‎этом‏ ‎текущая‏ ‎антироссийская ‎пропаганда‏ ‎наших ‎международных‏ ‎партнёров ‎апеллирует ‎к ‎догмам ‎именно‏ ‎этого‏ ‎проекта, ‎изрядно‏ ‎сдобренным ‎националистически-империалистическими‏ ‎ценностями ‎века ‎аж ‎позапрошлого.

Но ‎и‏ ‎«наш‏ ‎ответ‏ ‎Керзону» ‎дисциплинированно‏ ‎держится ‎в‏ ‎тех ‎же‏ ‎рамках.‏ ‎С ‎учётом‏ ‎деградирующего ‎влияния ‎на ‎умы ‎и‏ ‎нравы ‎современных‏ ‎чудес‏ ‎коммуникационных ‎технологий, ‎«ответ»‏ ‎не ‎просто‏ ‎обессмысливается, ‎но ‎технически ‎утомителен.‏ ‎Поскольку‏ ‎доминирующий ‎творческий‏ ‎метод ‎медийного‏ ‎ремесла ‎– ‎хайп, ‎спекуляции ‎и‏ ‎фейки,‏ ‎– ‎то‏ ‎мы ‎со‏ ‎своей ‎правдой ‎жизни ‎по-идиотски ‎выглядим.‏ ‎Пока‏ ‎мы‏ ‎обстоятельно ‎и‏ ‎подробно ‎разоблачаем‏ ‎очередной ‎наброс‏ ‎на‏ ‎вентилятор, ‎–‏ ‎он ‎вылетает ‎из ‎топов, ‎оставив‏ ‎неизгладимый ‎отпечаток‏ ‎«общеизвестности»,‏ ‎а ‎с ‎той‏ ‎стороны ‎уже‏ ‎десяток ‎новых ‎летит. ‎Не‏ ‎успеваешь‏ ‎отстреливаться ‎–‏ ‎да ‎это‏ ‎и ‎физически ‎невозможно. ‎Хотя, ‎конечно,‏ ‎для‏ ‎самопиара ‎отдельных‏ ‎патриотов ‎так‏ ‎и ‎надо. ‎

То ‎есть ‎сегодня,‏ ‎в‏ ‎момент‏ ‎крушения ‎нынешнего‏ ‎догматического ‎порядка‏ ‎вещей, ‎наши‏ ‎фактические‏ ‎аргументы ‎(и‏ ‎Крымский ‎мост, ‎и ‎пилюля ‎от‏ ‎ковида, ‎и‏ ‎даже‏ ‎собственно ‎Крым) ‎заиграют‏ ‎только ‎будучи‏ ‎увязанными ‎в ‎актуальный ‎цивилизационный‏ ‎проект‏ ‎– ‎альтернативный,‏ ‎прикладной, ‎суверенный,‏ ‎но ‎в ‎известной ‎мере ‎универсальный,‏ ‎заменяющий‏ ‎собой ‎трагически‏ ‎уходящую ‎натуру.‏ ‎И ‎вот ‎такая ‎«идеология ‎постдемократии»‏ ‎должна‏ ‎откуда-то‏ ‎взяться.

***

И ‎самое‏ ‎главное. ‎Все‏ ‎вышеизложенные ‎соображения‏ ‎нужно‏ ‎теперь ‎развернуть‏ ‎не ‎на ‎внешний ‎фронт, ‎а вовнутрь‏ ‎– ‎для‏ ‎организации‏ ‎крепкого ‎тыла. Не ‎только‏ ‎патриотизмом, ‎но‏ ‎внятным ‎разъяснением ‎сущего ‎и‏ ‎желаемого‏ ‎привлечь ‎на‏ ‎свою ‎сторону‏ ‎собственных ‎граждан. ‎Для ‎этого ‎всего-то‏ ‎и‏ ‎нужна ‎не‏ ‎вторичная ‎«послезападная»‏ ‎повестка, ‎а ‎суверенная ‎информационная ‎политика‏ ‎–‏ ‎содержательная,‏ ‎ценностная, ‎технологическая.‏ ‎


***

Тема ‎продолжается‏ ‎в ‎заметках‏ ‎по‏ ‎актуальному ‎поводу‏ ‎русской ‎обиды ‎на ‎волюнтаризм ‎вражеских‏ ‎интернет-платформ.

Индустриализация ‎в‏ ‎цифре:‏ ‎о ‎технологии ‎и‏ ‎содержании ‎пропагандистского‏ ‎суверенитета.

Предыдущий Следующий
Все посты проекта
2 комментария

Комментарий удален. Восстановить?
6
avatar
Уровень внутри проекта
6
Уровень на sponsr.ru
13
Alex 3 года назад
"Выход только один: отказаться от классических политических теорий – проигравших и выигравших, и напрячь воображение, схватить реальности нового глобального мира, расшифровать корректно вызовы Постмодерна и создать нечто новое – по ту сторон политических битв XIX и XX вв. Такой подход есть приглашение к разработке Четвертой политической теории – по ту сторону коммунизма, фашизма и либерализма."(С)
Комментарий удален. Восстановить?
A
avatar
Уровень внутри проекта
A
Уровень на sponsr.ru
99
Андрей Сорокин 3 года назад
Да, дружище, как-то так. :)

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048