logo
НИИ Человекостроения
logo НИИ Человекостроения

Откуда пена на губах интеллигента?

Гитлеровский ‎чиновник‏ ‎назначенный ‎командовать ‎при ‎рейхе ‎литературой‏ ‎Ганс ‎Йост‏ ‎прославился‏ ‎не ‎своим ‎писательским‏ ‎талантом, ‎а‏ ‎острой ‎и ‎хлесткой ‎фразой,‏ ‎которая‏ ‎навсегда ‎вошла‏ ‎в ‎историю‏ ‎как ‎доказательство ‎варварства ‎Рейха: ‎

«Когда‏ ‎я‏ ‎слышу ‎о‏ ‎культуре, ‎я‏ ‎снимаю ‎с ‎предохранителя ‎свой ‎браунинг».‏ ‎

Я,‏ ‎честно‏ ‎говоря, ‎не‏ ‎знаю, ‎чем‏ ‎немецкая ‎культура‏ ‎так‏ ‎насолила ‎этому‏ ‎человеку. ‎

Но ‎в ‎последнее ‎время‏ ‎у ‎меня‏ ‎при‏ ‎слове ‎«культура» ‎тоже‏ ‎включаются ‎какие-то‏ ‎странные ‎не ‎ассоциирующиеся ‎с‏ ‎искусством‏ ‎и ‎поведенческие‏ ‎реакции. ‎

Связано‏ ‎это ‎с ‎тем, ‎что ‎нашу‏ ‎культурную‏ ‎интеллигенцию, ‎разбежавшуюся‏ ‎по ‎Латвиям,‏ ‎Израилям ‎и ‎Лондонам, ‎оттуда ‎со‏ ‎страшной‏ ‎силой‏ ‎рвет ‎на‏ ‎Родину. ‎

Во‏ ‎всех ‎смыслах.‏ ‎

Во-первых,‏ ‎в ‎словесном‏ ‎смысле. ‎Они ‎не ‎могут ‎не‏ ‎самовыразиться. ‎

Чулпан‏ ‎Наильевна‏ ‎бегает ‎публично ‎каяться‏ ‎и ‎совестливится‏ ‎на ‎рижские ‎митинги. ‎

Кинокритик‏ ‎Долин‏ ‎с ‎режиссером‏ ‎Роднянским ‎рыдают‏ ‎друг-другу ‎в ‎жилетку, ‎что ‎не‏ ‎удалось‏ ‎им ‎с‏ ‎помощью ‎кино‏ ‎обезвредить ‎русский ‎имперский ‎культурный ‎код.‏ ‎

Какой-то‏ ‎Наки,‏ ‎который ‎почему-то‏ ‎думает, ‎что‏ ‎он ‎«тот‏ ‎самый»‏ ‎дрочит ‎на‏ ‎фейковые ‎фото ‎затонувшего ‎крейсера ‎«Москва».‏ ‎

Марат ‎Гельман‏ ‎выдал‏ ‎максиму ‎российского ‎творческого‏ ‎интеллигента: ‎

«Каждый‏ ‎кто ‎любит ‎Россию, ‎должен‏ ‎желать‏ ‎ей ‎скорейшего‏ ‎сокрушительного ‎поражения».

Можно‏ ‎Россию ‎любить, ‎можно ‎ненавидеть ‎–‏ ‎это‏ ‎все ‎равно.‏ ‎Это ‎вторично.‏ ‎Главное ‎– ‎желать ‎ей ‎поражения.‏ ‎Именно‏ ‎это‏ ‎вход ‎в‏ ‎тусовку. ‎

А‏ ‎сегодня ‎бывшая‏ ‎содержанка‏ ‎патриота ‎К.‏ ‎Рыкова ‎– ‎Д. ‎Глуховский ‎-‏ ‎написатель ‎великих‏ ‎романов‏ ‎про ‎метро ‎в‏ ‎разрушенной ‎России,‏  ‎в ‎программе ‎«Российская ‎интеллигенция‏ ‎с‏ ‎народом» ‎заявил,‏ ‎что ‎

«Азовсталь»‏ ‎сопротивляется ‎как ‎Брестская ‎крепость». ‎

Заявление‏ ‎это‏ ‎- ‎настолько‏ ‎знаковое ‎и‏ ‎символичное, ‎что ‎у ‎некоторых возник ‎даже‏ ‎вопрос,‏ ‎а‏ ‎не ‎охуел‏ ‎ли ‎он?‏ ‎

«Нацистских ‎крыс,‏ ‎спрятавшихся‏ ‎под ‎землей‏ ‎и ‎прикрывающихся ‎женщинами ‎и ‎детьми,‏ ‎Глуховский ‎сравнивает‏ ‎с‏ ‎защитниками ‎Брестской ‎крепости!‏ ‎Мразей, ‎которые‏ ‎вымазаны ‎кровью ‎по ‎макушку,‏ ‎которые‏ ‎убивали, ‎пытали,‏ ‎расстреливали ‎и‏ ‎живьем ‎закапывали ‎невинных ‎людей, ‎Глуховский‏ ‎сравнивает‏ ‎с ‎теми,‏ ‎кого ‎не‏ ‎стыдно ‎назвать ‎и ‎святыми. ‎С‏ ‎теми,‏ ‎кто‏ ‎первый ‎попал‏ ‎под ‎удар‏ ‎нацистской ‎военной‏ ‎машины‏ ‎22 ‎июня‏ ‎1941 ‎года, ‎кто ‎сделал ‎все,‏ ‎чтобы ‎смогли‏ ‎уехать‏ ‎все ‎мирные, ‎женщины,‏ ‎дети. ‎С‏ ‎теми, ‎кто ‎остался ‎защищать‏ ‎крепость,‏ ‎когда ‎уже‏ ‎никаких ‎шансов‏ ‎не ‎было» ‎- ‎пишет Голос ‎Мордора‏ ‎на‏ ‎ФАН. ‎

Дорогие‏ ‎товарищи ‎по‏ ‎публицистике! ‎И ‎ты, ‎ув. ‎Голос‏ ‎Мордора!‏ ‎

Вы‏ ‎не ‎те‏ ‎вопросы ‎задаете.‏ ‎

Сказано ‎же‏ ‎вам:‏ ‎передача ‎«Русская‏ ‎интеллигенция ‎с ‎народом». ‎Охуел ‎он‏ ‎или ‎нет‏ ‎–‏ ‎не ‎имеет ‎никакого‏ ‎значение. ‎Впрочем,‏ ‎я ‎вам ‎отвечу ‎–‏ ‎да‏ ‎и ‎давно.‏ ‎

Вопрос ‎о‏ ‎том, ‎что ‎«русская ‎интеллигенция» ‎ходящая‏ ‎на‏ ‎передачу ‎«русская‏ ‎интеллигенция ‎с‏ ‎народом» ‎делает ‎с ‎народом. ‎Вот‏ ‎главный‏ ‎вопрос.‏ ‎

Он-то, ‎конечно,‏ ‎охуел. ‎Да‏ ‎и ‎мы‏ ‎тоже‏ ‎от ‎него‏ ‎охуели. ‎

Вопрос ‎в ‎том ‎откуда‏ ‎эта ‎ненависть?‏ ‎Откуда‏ ‎это ‎презрение? ‎Откуда‏ ‎эта ‎готовность‏ ‎унизиться ‎от ‎нашего ‎имени?‏ ‎Откуда‏ ‎готовность ‎сравнивать‏ ‎«Азов» ‎и‏ ‎«Брестскую ‎крепость». ‎

Ответ ‎на ‎самом‏ ‎деле‏ ‎– ‎элементарный.‏ ‎Простой ‎и‏ ‎подлый ‎как ‎украденный ‎лакеем, ‎чтобы‏ ‎в‏ ‎нем‏ ‎сбегать ‎на‏ ‎блядки, ‎господский‏ ‎парик. ‎

Чем‏ ‎должна‏ ‎заниматься ‎и‏ ‎на ‎чем ‎зарабатывать ‎творческая ‎интеллигенция?‏ ‎

Она ‎должна‏ ‎производить‏ ‎культуру. ‎То ‎есть‏ ‎спектакли, ‎фильмы,‏ ‎книги, ‎песни, ‎которые ‎бы‏ ‎описывали‏ ‎и ‎оживляли‏ ‎для ‎народа,‏ ‎который ‎эту ‎культуру ‎потребляет, ‎смыслы.‏ ‎Такие‏ ‎как ‎любовь‏ ‎и ‎ненависть,‏ ‎Добро ‎и ‎Зло, ‎Бог ‎и‏ ‎Дьявол.‏ ‎Именно‏ ‎для ‎этого‏ ‎народа ‎в‏ ‎понятном ‎ему‏ ‎и‏ ‎пригодном ‎для‏ ‎него ‎виде. ‎В ‎применимом ‎на‏ ‎практике ‎исторической‏ ‎жизни.‏ ‎В ‎любви, ‎в‏ ‎работе, ‎на‏ ‎войне. ‎

Что ‎производят ‎наши‏ ‎творческие‏ ‎интеллигенты? ‎

Позвольте‏ ‎процитировать ‎рецензию‏ ‎на ‎их ‎результаты ‎труда ‎написанную‏ ‎как‏ ‎в ‎поэтической‏ ‎форме ‎и‏ ‎на ‎очень ‎хорошем ‎уровне: ‎

«… вы‏ ‎же‏ ‎поёте‏ ‎как ‎пидоры,‏ ‎танцуете ‎тоже‏ ‎как ‎пидоры,‏ ‎Рисуете‏ ‎тоже ‎как‏ ‎пидоры, ‎а ‎пишете ‎– ‎так‏ ‎и ‎ещё‏ ‎хуже….»

Чулпан‏ ‎Наильевна ‎играет ‎в‏ ‎спектакле ‎Кирилла‏ ‎Серебрянникова ‎«Голая ‎Пионерка» ‎-‏ ‎пионерку,‏ ‎которую ‎насилуют‏ ‎солдаты ‎Красной‏ ‎Армии. ‎Еще ‎вот ‎Зулейху ‎сыграла.‏ ‎

Долин‏ ‎пишет ‎рецензии‏ ‎на ‎кино.‏ ‎Не ‎читайте ‎их. ‎Не ‎надо.‏ ‎Лучше‏ ‎поиграйте‏ ‎с ‎ребенком.‏ ‎

С ‎остальными‏ ‎– ‎точно‏ ‎так‏ ‎же. ‎

Глуховский‏ ‎небольшое ‎исключение ‎– ‎он ‎действительно‏ ‎приносит ‎прибыль.‏ ‎Но‏ ‎не ‎за ‎счет‏ ‎таланта, ‎а‏ ‎за ‎счет ‎бешеной ‎раскрутки‏ ‎его‏ ‎издательством-монополистом ‎по‏ ‎причине ‎сходных‏ ‎политических ‎воззрений. ‎

Их ‎проблема ‎в‏ ‎том,‏ ‎что ‎они‏ ‎не ‎могут‏ ‎создавать ‎смыслы. ‎Они ‎вторичны ‎как‏ ‎упаковочный‏ ‎картон.‏ ‎

Для ‎того‏ ‎чтобы ‎интеллигент‏ ‎мог ‎создавать‏ ‎смыслы,‏ ‎он ‎должен‏ ‎своим ‎духовным ‎и ‎умственным ‎трудом‏ ‎понять ‎и‏ ‎прочувствовать‏ ‎свою ‎страну, ‎ее‏ ‎историю ‎и‏ ‎судьбу ‎своего ‎народа. ‎Они‏ ‎на‏ ‎это ‎неспособны.‏ ‎И ‎им‏ ‎это ‎неинтересно. ‎Им ‎нужно ‎положение‏ ‎творческой‏ ‎интеллигенции ‎–‏ ‎без ‎обязанностей‏ ‎и ‎труда ‎творческой ‎интеллигенции ‎–‏ ‎без‏ ‎творчества‏ ‎(которое ‎без‏ ‎любви ‎невозможно)‏ ‎и ‎без‏ ‎познания,‏ ‎которое ‎невозможно‏ ‎без ‎ума, ‎любви ‎и ‎труда,‏ ‎а ‎также‏ ‎связанных‏ ‎с ‎любовью ‎и‏ ‎трудом ‎–‏ ‎трагедий ‎и ‎ошибок. ‎Глубоко‏ ‎и‏ ‎искренне ‎переживаемых‏ ‎трагедий ‎и‏ ‎ошибок. ‎Оплачиваемых ‎страданием ‎ошибок. ‎

Страдать‏ ‎должен‏ ‎интеллигент. ‎Душой.‏ ‎Точно ‎так‏ ‎же, ‎как ‎качек ‎в ‎зале‏ ‎страдает‏ ‎телесно‏ ‎при ‎последних‏ ‎жимах ‎и‏ ‎подходах. ‎

Все‏ ‎это‏ ‎слишком ‎накладно.‏ ‎Они ‎не ‎хотят ‎страдать. ‎

Поэтому‏ ‎вместо ‎того,‏ ‎чтобы‏ ‎создавать ‎русскую ‎культуру,‏ ‎наследовать ‎Чайковскому,‏ ‎Достоевскому ‎и ‎Шолохову, ‎они‏ ‎гонят‏ ‎внутрь ‎России‏ ‎«цыганский ‎адидас»‏ ‎- ‎плохо ‎понятые, ‎криво ‎воспроизведенные‏ ‎и‏ ‎непригодные ‎для‏ ‎русского ‎смыслы‏ ‎из ‎Священной ‎Заграницы ‎с ‎Великим‏ ‎Европейским‏ ‎Кинематографом‏ ‎и ‎Голливудом,‏ ‎с ‎Пауло‏ ‎Коэльо ‎и‏ ‎прочей‏ ‎бормотухой. ‎

Но‏ ‎русский ‎– ‎не ‎может ‎это‏ ‎жрать ‎как‏ ‎свое.‏ ‎Чужое ‎он ‎с‏ ‎удовольствием ‎посмотрит.‏ ‎Подивится ‎на ‎супермена ‎или‏ ‎на‏ ‎человека-паука. ‎Или‏ ‎на ‎«Ночного‏ ‎Портье». ‎Но ‎это ‎не ‎может‏ ‎заменить‏ ‎свое. ‎

«Судьбу‏ ‎человека» ‎на‏ ‎«Ночного ‎портье» ‎не ‎сменяешь. ‎Это‏ ‎невозможно.‏ ‎

Вырвет.‏ ‎

Они ‎нам‏ ‎малы, ‎как‏ ‎нации. ‎Не‏ ‎налезают‏ ‎их ‎душонки‏ ‎на ‎наши ‎нужды. ‎Мы ‎–‏ ‎русские, ‎татары,‏ ‎евреи,‏ ‎чечены ‎и ‎чукчи‏ ‎– ‎нуждаемся‏ ‎не ‎в ‎них, ‎не‏ ‎в‏ ‎аляповатых ‎копиях‏ ‎на ‎Европу‏ ‎и ‎Запад. ‎Мы ‎нуждаемся ‎в‏ ‎своем.‏ ‎В ‎том‏ ‎самом, ‎что‏ ‎страдало ‎и ‎страдает ‎ради ‎нас,‏ ‎из-за‏ ‎нас,‏ ‎с ‎нами.‏ ‎И ‎не‏ ‎прекращает ‎любить‏ ‎и‏ ‎принимать. ‎

Достоевский‏ ‎тоже ‎восхищался ‎Диккенсом. ‎Но ‎он‏ ‎понимал, ‎что‏ ‎ответы‏ ‎Диккенса ‎на ‎моральные‏ ‎вызовы ‎–‏ ‎непригодны ‎для ‎нас. ‎Русский‏ ‎не‏ ‎может ‎сбежать‏ ‎на ‎дачу‏ ‎от ‎лицезрения ‎Сонечки ‎Мармеладовой ‎и‏ ‎бросить‏ ‎ее ‎там‏ ‎– ‎в‏ ‎аду ‎города. ‎Не ‎может ‎инок‏ ‎Алешенька‏ ‎слиться‏ ‎в ‎гармонии‏ ‎с ‎помещиком,‏ ‎затравившем ‎собаками‏ ‎ребенка.‏ ‎Это ‎не‏ ‎спасение. ‎Это ‎для ‎нас ‎дезертирство.‏ ‎

И ‎потому‏ ‎рвется‏ ‎из ‎русского ‎Алеши‏ ‎страшное ‎«расстрелять!»‏ ‎и ‎берет ‎русский ‎студент‏ ‎в‏ ‎руки ‎топор…‏ ‎

И ‎поэтому‏ ‎они ‎очень ‎сердятся ‎на ‎нас‏ ‎за‏ ‎то, ‎что‏ ‎мы ‎–‏ ‎не ‎такой ‎народ ‎как ‎европейцы.‏ ‎

Им‏ ‎было‏ ‎бы ‎с‏ ‎нами ‎проще.‏ ‎

Мы, ‎с‏ ‎их‏ ‎точки ‎зрения,‏ ‎должны ‎согласиться ‎со ‎совей ‎вторичностью‏ ‎по ‎отношению‏ ‎к‏ ‎Западу. ‎И ‎тогда‏ ‎все ‎будет‏ ‎гармонично ‎– ‎второсортные ‎европейцы‏ ‎будут‏ ‎потреблять ‎второсортную‏ ‎евро-культуру.  ‎

А‏ ‎мы ‎– ‎все ‎никак ‎не‏ ‎соглашаемся.‏ ‎

Именно ‎отсюда‏ ‎их ‎жуткое‏ ‎желание ‎поставить ‎нас, ‎наконец, ‎на‏ ‎наше,‏ ‎с‏ ‎их ‎точки‏ ‎зрения, ‎место.‏ ‎

Помнится ‎был‏ ‎такой‏ ‎депутат ‎в‏ ‎Латвии ‎(в ‎той ‎самой, ‎где‏ ‎на ‎митингах‏ ‎каялась‏ ‎за ‎нас ‎Хаматова)‏  ‎Висвалдис ‎Лацис.‏ ‎Естественно ‎бывший ‎легионер ‎«СС».‏ ‎Он‏ ‎однажды ‎прямо‏ ‎с ‎трибуны‏ ‎сформулировал ‎основную ‎идею ‎языковой ‎политики‏ ‎Латвии:‏  ‎

«Нам ‎не‏ ‎нужно, ‎чтобы‏ ‎вы ‎знали ‎наш ‎язык. ‎Нам‏ ‎нужно,‏ ‎чтобы‏ ‎вы ‎знали‏ ‎свое ‎место!»

И‏ ‎СС ‎и‏ ‎наша‏ ‎интеллигенция ‎хотят‏ ‎чтобы ‎мы ‎знали ‎свое ‎место.‏ ‎Поэтому ‎их‏ ‎союз‏ ‎– ‎естественен. ‎

А‏ ‎теперь ‎о‏ ‎главном. ‎

О ‎доходах. ‎

Они‏ ‎же‏ ‎не ‎могут‏ ‎извлекать ‎положенные‏ ‎им, ‎по ‎их ‎мнению, ‎доходы‏ ‎непосредственно‏ ‎из ‎нас.‏ ‎

Поэтому ‎им‏ ‎для ‎извлечения ‎из ‎нас ‎дохода‏ ‎нужны‏ ‎специальные‏ ‎струкутры. ‎Русофобские‏ ‎издательства-монополисты, ‎министерство‏ ‎культуры, ‎Минкульт‏ ‎Москвы,‏ ‎различные ‎фонды,‏ ‎гранты ‎и ‎субсидии.  ‎

Вот красочный ‎пример:‏ ‎

«В ‎2012‏ ‎г.‏ ‎Хаматова ‎была ‎соучредителем‏ ‎ООО ‎«Маяковский»‏ ‎(второй ‎учредитель ‎и ‎гендир‏ ‎—‏ ‎её ‎экс-муж‏ ‎Александр ‎Штейн).
Это‏ ‎ООО ‎получило ‎от ‎Минкульта, ‎Фонда‏ ‎кино‏ ‎и ‎других‏ ‎спонсоров ‎~‏ ‎₽100 ‎млн ‎(https://versia.ru/na-muzha-chulpan-xamatovoj-zaveli-ugolovnoe-delo-za-20-millionov-dolga-pered-fondom-kino-za-film-vmayakovskij) на ‎«съёмки ‎фильма‏ ‎о‏ ‎Маяковском)».
Итоги:‏ ‎фильм ‎снят,‏ ‎посещаемость ‎—‏ ‎11 ‎тыс‏ ‎зрителей,‏ ‎кассовые ‎сборы‏ ‎— ‎₽3 ‎млн ‎(https://www.kinometro.ru/release/card/id/34057). ПОЛНЫЙ ‎ПРОВАЛ,‏ ‎отбито ‎<1/30‏ ‎затрат.‏ ‎Впрочем, ‎это ‎не‏ ‎проблема, ‎ведь‏ ‎деньги ‎— ‎не ‎свои.
Но‏ ‎ГДЕ‏ ‎они?
Смотрим ‎финотчётность‏ ‎🔼. ‎На‏ ‎рубеже ‎2020-21 ‎из ‎балансовых ‎активов‏ ‎семейного‏ ‎ООО ‎загадочным‏ ‎образом ‎исчезло‏ ‎~ ‎₽83 ‎млн.
Почему ‎именно ‎столько?
Потому‏ ‎что‏ ‎средний‏ ‎курс ‎евро‏ ‎к ‎рублю‏ ‎в ‎2020‏ ‎г.‏ ‎составил ‎(https://www.interfax.ru/business/745185) ₽82,04.
Кто-то‏ ‎вывел ‎миллион ‎евро ‎из ‎фирмы‏ ‎Хаматовой-Штейна, ‎после‏ ‎чего‏ ‎Хаматова ‎уехала ‎в‏ ‎латвийский ‎ландромат».

Их‏ ‎средства ‎производства ‎– ‎не‏ ‎театры.‏ ‎А ‎структуры.‏ ‎

И ‎поэтому‏ ‎каждая ‎попытка ‎России ‎пожить ‎подлинной‏ ‎исторической‏ ‎жизнью, ‎которая‏ ‎требует ‎подлинной‏ ‎культуры ‎– ‎вызывает ‎у ‎них‏ ‎в‏ ‎нашу‏ ‎сторону ‎пищевую‏ ‎агрессию. ‎Пытаясь‏ ‎жить ‎и‏ ‎потопать‏ ‎в ‎соответствии‏ ‎с ‎нашим ‎представлением ‎о ‎должном,‏ ‎мы ‎покушаемся‏ ‎на‏ ‎их ‎еду. ‎

Пена‏ ‎праведного ‎гнева‏ ‎на ‎губах ‎интеллигента ‎–‏ ‎это‏ ‎неизрасходованная ‎слюна.‏ ‎

Спор ‎за‏ ‎средства ‎производства. ‎

Но ‎ведь ‎это‏ ‎же‏ ‎все ‎государственное!‏ ‎И ‎театры‏ ‎и ‎министерства… ‎и ‎бюджеты… ‎Какой‏ ‎тут‏ ‎может‏ ‎быть ‎спор?‏ ‎

А ‎при‏ ‎СССР ‎все‏ ‎заводы‏ ‎и ‎фабрики‏ ‎были ‎государственными. ‎И ‎это ‎не‏ ‎мешало ‎им‏ ‎создавать‏ ‎параллельно ‎с ‎продукцией‏ ‎для ‎отчётности‏ ‎продукцию ‎для ‎теневой ‎экономики,‏ ‎для‏ ‎цеховиков, ‎которые‏ ‎потом ‎и‏ ‎стали ‎во ‎главе ‎экономического ‎локомотива‏ ‎перестройки‏ ‎и ‎приватизации.‏ ‎

Все ‎их‏ ‎вопли ‎про ‎репрессии ‎и ‎ужасы,‏ ‎все‏ ‎их‏ ‎натужные ‎рыдания‏ ‎о ‎попранной‏ ‎свободе ‎–‏ ‎имеет‏ ‎ту ‎же‏ ‎природу ‎что ‎и ‎вопли ‎об‏ ‎ужасах ‎КГБ‏ ‎бежавших‏ ‎на ‎Брайтон ‎директоров‏ ‎овощебаз. ‎

Не‏ ‎КГБ ‎они ‎бояться. ‎

Нашей‏ ‎культуре‏ ‎не ‎нужны‏ ‎расстрелы ‎и‏ ‎НКВД, ‎агенты, ‎шпионы ‎и ‎слежка‏ ‎и‏ ‎КГБ. ‎

Наша‏ ‎культура ‎–‏ ‎это ‎реликт ‎советской ‎системы, ‎мутировавший‏ ‎в‏ ‎буржуазно-капиталистической‏ ‎среде. ‎А‏ ‎эля ‎этих‏ ‎монстров ‎не‏ ‎нужны‏ ‎ведьмаки ‎с‏ ‎мечами, ‎инквизиторы ‎с ‎огнем ‎и‏ ‎экзорцисты ‎с‏ ‎молитвенниками.‏  ‎

Они ‎бояться ‎только‏ ‎ОБХСС. ‎Отдел‏ ‎по ‎борьбе ‎с ‎хищениями‏ ‎социалистической‏ ‎собственности. ‎

Когда‏ ‎я ‎слышу‏ ‎словосочетание ‎«российская ‎культура» ‎- ‎моя‏ ‎рука‏ ‎тянется ‎к‏ ‎калькулятору.  ‎

P.S.‏ ‎Глуховский ‎прекрасно ‎понимал ‎что ‎делал,‏ ‎когда‏ ‎сравнивал‏ ‎«Азов» ‎с‏ ‎защитниками ‎Брестской‏ ‎крепости. ‎Его‏ ‎целью‏ ‎было ‎не‏ ‎просто ‎похвалить ‎нацистов, ‎его ‎целью‏ ‎было ‎обокрасть‏ ‎вас,‏ ‎отнять ‎у ‎вас‏ ‎подвиг ‎ваших‏ ‎предков, ‎чтобы ‎лишить ‎вас‏ ‎сил‏ ‎и ‎достоинство.‏ ‎Потому ‎что‏ ‎народу ‎с ‎достоинством ‎Митя ‎Глуховский‏ ‎–‏ ‎не ‎писатель,‏ ‎а ‎никто.‏  ‎

P.P.S. ‎Текст ‎открыт ‎по ‎принципиальным‏ ‎соображениям.‏ ‎

Previous Next
All posts
0 comments

Statistics

54 readers

Gift a subscription

A code will be created that will allow the recipient free access to a certain subscription level.

Payment for this user will be deducted from your card until the subscription is cancelled. The code can be shown on the screen or emailed with instructions.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачисленна на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Add card
0/2048