logo
Логово Вепря
logo Логово Вепря

Бутерброды в Бездне

Уважаемая ‎читательница‏ ‎Ольга ‎Смесова ‎прокомментировала ‎мой ‎последний‏ ‎текст ‎об‏ ‎элите‏ ‎и ‎власти ‎так:‏ ‎

«Угу, ‎вроде‏ ‎всё ‎просто. ‎Есть ‎люди‏ ‎великие,‏ ‎и ‎есть‏ ‎малые. ‎Пассионарии‏ ‎и ‎гармоничные. ‎И ‎если ‎не‏ ‎родился‏ ‎исполненным ‎духа,‏ ‎так ‎и‏ ‎нечего ‎тут. ‎Родион ‎Раскольников, ‎вон,‏ ‎рванул‏ ‎за‏ ‎пределы ‎морали....‏ ‎и ‎оказалось,‏ ‎что, ‎взятая‏ ‎отдельно,‏ ‎аморальность ‎вообще‏ ‎ничего ‎не ‎даёт. ‎Несколько ‎озадачивает‏ ‎то, ‎что‏ ‎автор‏ ‎-- ‎Достоевский ‎--‏ ‎продвинулся ‎дальше....‏ ‎и ‎вышел ‎к ‎обычным‏ ‎людям.‏ ‎"Не ‎годы‏ ‎ссылки, ‎не‏ ‎страдания ‎сломили ‎нас. ‎Напротив, ‎ничто‏ ‎не‏ ‎сломило ‎нас,‏ ‎и ‎наши‏ ‎убеждения ‎лишь ‎поддерживали ‎наш ‎дух‏ ‎сознанием‏ ‎исполненного‏ ‎долга. ‎Нет,‏ ‎нечто ‎другое‏ ‎изменило ‎взгляд‏ ‎наш,‏ ‎наши ‎убеждения‏ ‎и ‎сердца ‎наши ‎(...). ‎Это‏ ‎нечто ‎другое‏ ‎было‏ ‎непосредственное ‎соприкосновение ‎с‏ ‎народом, ‎братское‏ ‎соединение ‎с ‎ним ‎в‏ ‎общем‏ ‎несчастии, ‎понятие,‏ ‎что ‎сам‏ ‎стал ‎таким ‎же, ‎как ‎он,‏ ‎с‏ ‎ним ‎сравнен‏ ‎и ‎даже‏ ‎приравнен ‎к ‎самой ‎низшей ‎ступени‏ ‎его."(Дневник‏ ‎писателя)‏ ‎Время ‎мирное,‏ ‎народ ‎с‏ ‎самой ‎обыденной‏ ‎моралью...‏ ‎КАК ‎ТАК?!»

Давайте‏ ‎поговорим ‎об ‎этом. ‎

Ольга ‎не‏ ‎совсем ‎верно‏ ‎поняла‏ ‎меня, ‎в ‎чем‏ ‎виноват ‎безусловно‏ ‎я, ‎а ‎не ‎она.‏ ‎Я‏ ‎недостаточно ‎точно‏ ‎выражал ‎свои‏ ‎мысли ‎и ‎позволил ‎этим ‎неточностям‏ ‎запутать‏ ‎нашего ‎товарища.‏ ‎

Я ‎говорил‏ ‎об ‎элитарной ‎морали ‎с ‎точки‏ ‎зрения‏ ‎положения‏ ‎ее ‎носителя‏ ‎и ‎ее‏ ‎природы, ‎но‏ ‎никогда‏ ‎не ‎проповедовал‏ ‎идею ‎будто ‎простой ‎народ ‎не‏ ‎имеет ‎к‏ ‎ней‏ ‎доступа. ‎Напротив ‎–‏ ‎чем ‎сложнее‏ ‎история ‎народа, ‎чем ‎чаще‏ ‎он‏ ‎весь ‎целиком‏ ‎- ‎с‏ ‎первого ‎до ‎последнего ‎своего ‎члена‏ ‎соприкасается‏ ‎с ‎ужасом‏ ‎непознанного, ‎тем‏ ‎дальше ‎его ‎мораль ‎– ‎пусть‏ ‎и‏ ‎кажущаяся‏ ‎ему ‎самому‏ ‎обыденной, ‎обычной‏ ‎и ‎тривиальной‏ ‎–‏ ‎от ‎морали‏ ‎действительно ‎обыденной ‎и ‎вульгарной.  ‎

Не‏ ‎могу ‎сказать,‏ ‎что‏ ‎у ‎нашего ‎с‏ ‎вами ‎народа‏ ‎судьба ‎– ‎самая ‎тяжелая‏ ‎и‏ ‎странная ‎изо‏ ‎всех ‎известных‏ ‎мне ‎народов. ‎

Евреи, ‎на ‎мой‏ ‎взгляд‏ ‎могут ‎привести‏ ‎много ‎аргументов‏ ‎в ‎свою ‎пользу. ‎

Однако, ‎невозможно‏ ‎отрицать,‏ ‎что‏ ‎русский ‎народ‏ ‎за ‎двадцатый‏ ‎век ‎заглядывал‏ ‎в‏ ‎бездну, ‎по‏ ‎крайней ‎мере ‎четырежды ‎– ‎в‏ ‎Гражданскую ‎Войну‏ ‎1917-1924,‏ ‎в ‎период ‎Большого‏ ‎Террора ‎1937-39,‏  ‎в ‎Великую ‎Отечественную ‎1941-1945‏ ‎и‏ ‎в ‎«святые‏ ‎90-е». ‎

На‏ ‎мой ‎взгляд ‎этих ‎четырех ‎взглядов‏ ‎вполне‏ ‎хватило ‎для‏ ‎того, ‎чтобы‏ ‎бездна ‎заинтересовалась ‎нами ‎и ‎начала‏ ‎вглядываться‏ ‎в‏ ‎нас. ‎

Да‏ ‎Большой ‎Террор‏ ‎по ‎количеству‏ ‎жертв‏ ‎не ‎может‏ ‎сравниться ‎ни ‎с ‎одним ‎из‏ ‎соседствующих ‎в‏ ‎списке‏ ‎событий. ‎Но ‎все‏ ‎же ‎он‏ ‎имеет ‎право ‎занимать ‎это‏ ‎место‏ ‎в ‎их‏ ‎ряду ‎потому,‏ ‎что ‎в ‎тот ‎момент ‎решалось‏ ‎по‏ ‎какому ‎пути‏ ‎пройдет ‎Россия‏ ‎– ‎по ‎пути ‎европеизации ‎и‏ ‎легитимации‏ ‎террора‏ ‎во ‎имя‏ ‎порядка ‎или‏ ‎вернется ‎к‏ ‎своей‏ ‎особости. ‎

Но‏ ‎об ‎этом ‎– ‎в ‎другой‏ ‎раз. ‎

В‏ ‎результате‏ ‎наших ‎культурных ‎адаптаций‏ ‎к ‎историческим‏ ‎условиям ‎и ‎к ‎решению‏ ‎задачи‏ ‎выживания ‎и‏ ‎продолжения ‎своего‏ ‎исторического ‎пути ‎в ‎этих ‎условиях,‏ ‎мы‏ ‎сильно ‎изменились.‏ ‎

Когда ‎я‏ ‎говорю ‎«мы» ‎— ‎это ‎означает‏ ‎не‏ ‎«прогрессивное‏ ‎российское ‎общество‏ ‎в ‎моем‏ ‎лице ‎и‏ ‎лице‏ ‎моих ‎товарищей‏ ‎по ‎sponsr», ‎а ‎мы ‎все.‏ ‎

Изменения ‎были‏ ‎настолько‏ ‎глубоки, ‎что ‎была‏ ‎затронута ‎базовая‏ ‎матрица ‎координат, ‎на ‎которой‏ ‎отмечаются‏ ‎оси, ‎указывающие‏ ‎на ‎добро‏ ‎и ‎зло, ‎и ‎выгодное ‎и‏ ‎невыгодное.‏ ‎

И ‎теперь‏ ‎они ‎у‏ ‎нас ‎часто ‎смотрят ‎совершено ‎не‏ ‎в‏ ‎ту‏ ‎сторону, ‎в‏ ‎которую ‎можно‏ ‎было ‎бы‏ ‎ожидать‏ ‎у ‎простых‏ ‎людей.  ‎

Типичный ‎спор ‎интеллигента, ‎либерала,‏ ‎нацдема, ‎да‏ ‎любого‏ ‎в ‎общем-то ‎представителя‏ ‎«прогрессивной ‎общественности»,‏ ‎«общечеловека» ‎и ‎пр. ‎с‏ ‎нашим‏ ‎обывателем ‎–‏ ‎«ватником», ‎это‏ ‎спор ‎носителя ‎морали ‎западного ‎обывателя,‏ ‎бюргера,‏ ‎буржуа ‎–‏ ‎с ‎представителем‏ ‎аристократии. ‎

Это ‎шокирует, ‎но ‎это‏ ‎так.‏ ‎

Пока‏ ‎условный ‎Гозман‏ ‎проповедует ‎ценности‏ ‎хамона ‎и‏ ‎пармезана,‏ ‎спрашивая ‎у‏ ‎объекта ‎проповеди ‎некоего ‎Ваньки ‎в‏ ‎ушанке ‎с‏ ‎одним‏ ‎торчащим ‎ухом  ‎«Ваня,‏ ‎неужели ‎же‏ ‎ты ‎не ‎хочешь ‎хорошо‏ ‎жить?»  

Ваня‏ ‎в ‎ответ‏ ‎вежливо ‎интересуется,‏ ‎что ‎же ‎его ‎собеседник ‎понимает‏ ‎под‏ ‎словом ‎«жить»?‏ ‎

Ваня ‎может‏ ‎не ‎осознавать ‎этого ‎или ‎не‏ ‎может‏ ‎сформулировать,‏ ‎но ‎его‏ ‎культурный ‎код‏ ‎требует ‎от‏ ‎него‏ ‎оценивать ‎глагол‏ ‎«жить» ‎с ‎точки ‎зрения ‎некой‏ ‎полноты, ‎которая‏ ‎обязательно‏ ‎включает ‎в ‎себя‏ ‎нечто ‎больше,‏ ‎чем ‎обеспеченные ‎комфортом ‎процессы‏ ‎жизнедеятельности‏ ‎организма. ‎

- Санкции,‏ ‎Вань! ‎Голодать‏ ‎будешь! ‎Зачем ‎тебе ‎Ваня ‎этот‏ ‎Крым?‏ ‎

- М…. ‎русские‏ ‎своих ‎не‏ ‎бросают. ‎

- Беднеем ‎Вань! ‎Ну ‎почему‏ ‎не‏ ‎послушаться‏ ‎доброго ‎совета?‏ ‎Ну, ‎зачем‏ ‎тебе ‎эта‏ ‎Сирия?‏ ‎А ‎Белоруссия?‏ ‎

- Вань! ‎Пили ‎бы ‎баварское! ‎А‏ ‎Вань? ‎Зачем‏ ‎тебе‏ ‎этот ‎Сталин, ‎эти‏ ‎репрессии? ‎

Но‏ ‎Ваня ‎неумолим ‎и ‎беспощаден.‏ ‎Потому‏ ‎что ‎он‏ ‎считает, ‎что‏ ‎утрата ‎суверенитета ‎– ‎хуже, ‎чем‏ ‎утрата‏ ‎какого-то ‎сорта‏ ‎колбасы ‎или‏ ‎части ‎достатка. ‎

А ‎суверенитет ‎–‏ ‎это‏ ‎свобода‏ ‎и ‎власть.‏ ‎

То ‎есть‏ ‎элитарные ‎ценности.‏ ‎

Для‏ ‎Вани ‎знамя‏ ‎над ‎Рейхстагом ‎– ‎это ‎воплощение‏ ‎его ‎воли‏ ‎к‏ ‎свободе ‎и ‎полноте‏ ‎жизни. ‎И‏ ‎именно ‎за ‎это ‎он‏ ‎Сталина‏ ‎и ‎простил.‏ ‎

Ваня ‎элитарий‏ ‎и ‎аристократ. ‎Хотя ‎у ‎него‏ ‎и‏ ‎руки ‎могут‏ ‎быть ‎черные‏ ‎и ‎галстук ‎на ‎спине. ‎

А‏ ‎Аркадий‏ ‎Львович‏ ‎Абруазов ‎–‏ ‎интеллигент ‎в‏ ‎третьем ‎поколении‏ ‎–‏ ‎раб ‎и‏ ‎плебей. ‎И ‎дурак. ‎Потому ‎что‏ ‎то, ‎что‏ ‎он‏ ‎считает, ‎что ‎напитался‏ ‎европейской ‎высокой‏ ‎культурой, ‎а ‎на ‎само‏ ‎деле‏ ‎нажрался ‎помоем‏ ‎из ‎корыта‏ ‎европейской ‎обыденной ‎морали, ‎которая ‎хороша‏ ‎чтобы‏ ‎пиво ‎варить‏ ‎и ‎продавать.‏ ‎Но ‎не ‎для ‎того, ‎чтобы‏ ‎судить‏ ‎о‏ ‎вещах, ‎которые‏ ‎находятся ‎у‏ ‎пределов ‎или‏ ‎за‏ ‎пределами ‎человечной‏ ‎жизни. ‎

Ваня ‎в ‎бездне ‎–‏ ‎почти ‎что‏ ‎свой.‏ ‎

Поэтому ‎для ‎него‏ ‎и ‎Арктика‏ ‎и ‎Космос ‎– ‎само‏ ‎собой‏ ‎разумеющиеся ‎дела,‏ ‎которые ‎надо‏ ‎делать ‎. ‎

А ‎Аркадий ‎Львович‏ ‎тут‏ ‎у ‎нас‏ ‎– ‎нечастная‏ ‎круглая ‎сирота, ‎который ‎ревниво ‎глядит‏ ‎как‏ ‎Рогозин‏  ‎запускает ‎в‏ ‎космос ‎миллионы‏ ‎его ‎бутербродов‏ ‎с‏ ‎хамоном ‎и‏ ‎горько ‎плачет. ‎

Пожалеем ‎его. ‎




Предыдущий Следующий
Все посты проекта
5 комментариев

Комментарий удален. Восстановить?
10
avatar
Уровень внутри проекта
10
Уровень на sponsr.ru
27
Андрей Пантелеев 3 года назад
Насчёт "ужаса непознанного" - это доказанный факт, что он такой прям "ужас-ужас" в результате которого "рождаются элиты". Или это метафора? Что-то вроде "эвристической машины" Машкина Эдельвейса Захаровича.
Комментарий удален. Восстановить?
1
avatar
Уровень внутри проекта
1
Уровень на sponsr.ru
1
Ольга Смесова 3 года назад
Интересно было бы прочесть ответ автора. Мое ИМХО -- что никакой ужас сам по себе ничего не создает, кроме потребности в людях определенного склада. С дальним горизонтом планирования, умением мобилизовывать/мобилизовываться, способности на самозабвение и сверхусилие. Не уверена, что это прямо элитарные качества, но в элите без них вообще делать нечего. Николай Второй был милейший человек и отличный семьянин. Но задачу победы над Германией решил не он, а Сталин -- властолюбивый, жестокий и несчастный в семейной жизни.
Комментарий удален. Восстановить?
21
avatar
Уровень внутри проекта
21
Уровень на sponsr.ru
34
Иван 3 года назад
Текст - огонь! Поместное дворянство Ивана грозного жило в массе своей хуже своих крепостных. Из-за того, что гос.служба и необходимость постоянно воевать отнимала чудовищное количество ресурсов. Но люди служили и голову клали за отечество. И тогдашним европейцам тоже клали полную понамку. Не смотря на то, что европецы в лице литвинов и поляков на тот момент жили сильно лучше.
Комментарий удален. Восстановить?
1
avatar
Уровень внутри проекта
1
Уровень на sponsr.ru
1
Ольга Смесова 3 года назад
Финальный абзац не вызывает энтузиазма. В бездну в ХХ веке смотрели многие народы. И евреи, и армяне, например. Да и немцы очень даже в нее поглядели. Но русскими они не стали. Отсюда вопрос: что они вынесли из взгляда в бездну? (Очевидный ответ -- страну Израиль, но он наверняка не единственный)
Комментарий удален. Восстановить?
10
avatar
Уровень внутри проекта
10
Уровень на sponsr.ru
27
Андрей Пантелеев 3 года назад
Есть мнение, что... С одной стороны, условные арийцы до сих пор живут под американской оккупацией. С другой - условные арабы отрицают холокост именно из-за существования Израиля. В результате арийские "элиты" сточились до ангелов меркелей, а израильтяне вполне себе вертят той же Америкой. С третьей - арийские "элиты" вырастили по всему миру кучу троцкистов, которые в большинстве своём не любят именно политику Израиля.

Статистика

54 подписчика

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048