logo
Цифровая история
Цифровая история — проект, который создаётся при поддержке зрителей. На сервисе Sponsr можно выбрать посильную для вас сумму разового или ежемесячного платежа. Благодаря вашей подписке мы имеем возможность готовить материалы и выпускать видеоролики.
logo
165
читателей

Цифровая история  Цифровая история — проект, который создаётся при поддержке зрителей. На сервисе Sponsr можно выбрать посильную для вас сумму разового или ежемесячного платежа. Благодаря вашей подписке мы имеем возможность готовить материалы и выпускать видеоролики.

About project View Subscription levels Filters Statistics Обновления проекта Contacts Share Tags
All projects
About project
Мы рассказываем о важных, интересных и поразительных эпизодах отечественной и всемирной истории, приглашаем к себе профессиональных учёных и узнаём истинные причины исторических процессов. Почему в 1917 году власть взяли именно большевики и Владимир Ленин? Кем стал Сталин для нашей страны? Что готовили нацисты для советского народа во время Великой Отечественной войны? Как умудрилась немка Екатерина II прийти к власти и превратить Россию в одно из величайших государств своего времени? Чем был хорош и плох флот Петра Великого? Об этих и других сюжетах рассказываем не только ярко, эмоционально и интересно, но и с научной академичностью и любовью к истории.
Лучший способ помочь «Цифровой истории» — это лайк, репост и финансовая поддержка. Становясь нашим спонсором, вы помогаете распространять самые актуальные исторические знания. Спасибо за сопричастность историческому просвещению!
Публикации, доступные бесплатно
Subscription levels
One-time payment

Единовременный платёж означает разовое безвозмездное пожертвование указанной вами суммы.

Help the project
Уровень 1 500₽ month 5 100₽ year
(-15%)
When you subscribe for a year, you get a 15% discount. 15% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Цифровая история

«Цифровая история» — проект, который создаётся при поддержке зрителей. Подписываясь на этот уровень, вы получаете доступ ко всем текстовым материалам + ранний доступ (за 1-2 дня) к некоторым видео с нашего официального канала. Спасибо за сопричастность историческому просвещению!

Subscribe
Уровень 2 750₽ month 7 650₽ year
(-15%)
When you subscribe for a year, you get a 15% discount. 15% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Цифровая история

«Цифровая история» — проект, который создаётся при поддержке зрителей. Подписываясь на этот уровень, вы получаете доступ ко всем текстовым материалам + ранний доступ (за 1-2 дня) к некоторым видео с нашего официального канала. Спасибо за сопричастность историческому просвещению!

Subscribe
Уровень 3 1 500₽ month 15 300₽ year
(-15%)
When you subscribe for a year, you get a 15% discount. 15% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Цифровая история

«Цифровая история» — проект, который создаётся при поддержке зрителей. Подписываясь на этот уровень, вы получаете доступ ко всем текстовым материалам + ранний доступ (за 1-2 дня) к некоторым видео с нашего официального канала. Спасибо за сопричастность историческому просвещению!

Subscribe
Уровень 4 5 000₽ month 51 000₽ year
(-15%)
When you subscribe for a year, you get a 15% discount. 15% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Цифровая история

«Цифровая история» — проект, который создаётся при поддержке зрителей. Подписываясь на этот уровень, вы получаете доступ ко всем текстовым материалам + ранний доступ (за 1-2 дня) к некоторым видео с нашего официального канала. Спасибо за сопричастность историческому просвещению!

Subscribe
Filters
Statistics
165 readers
Обновления проекта
Contacts
Share
Tags
Читать: 4+ мин
logo Цифровая история

«Море крови»: революционная опера на либретто Ким Ир Сена

Ким ‎Ир‏ ‎Сен ‎был ‎не ‎только ‎талантливым‏ ‎полководцем, ‎социалистическим‏ ‎деятелем‏ ‎и ‎основателем ‎КНДР.‏ ‎Он ‎также‏ ‎стал ‎одним ‎из ‎основоположников‏ ‎самобытного‏ ‎жанра ‎северокорейского‏ ‎искусства ‎—‏ ‎корейской ‎революционной ‎оперы.

Когда ‎Корея ‎освободилась‏ ‎от‏ ‎японской ‎оккупации,‏ ‎одной ‎из‏ ‎черт ‎которой ‎была ‎«японизация», ‎то‏ ‎есть‏ ‎попросту‏ ‎уничтожение ‎корейской‏ ‎самобытности, ‎то‏ ‎встал ‎вопрос‏ ‎о‏ ‎возрождении ‎корейской‏ ‎культуры. ‎Но ‎старые ‎формы ‎необходимо‏ ‎было ‎сочетать‏ ‎с‏ ‎достижениями ‎мировой ‎культуры,‏ ‎переосмысливая ‎их‏ ‎в ‎своём ‎национальном ‎ключе.

Революционная‏ ‎опера‏ ‎изначально ‎появилась‏ ‎в ‎Советской‏ ‎России ‎как ‎смелый ‎эксперимент ‎по‏ ‎отражению‏ ‎революционных ‎событий.‏ ‎Теоретики ‎ленинградской‏ ‎школы ‎предполагали, ‎что ‎в ‎этом‏ ‎новом‏ ‎жанре‏ ‎более ‎активно‏ ‎будут ‎использоваться‏ ‎те ‎выразительные‏ ‎музыкальные‏ ‎средства, ‎которые‏ ‎будут ‎подчёркивать ‎характер ‎и ‎коллективные‏ ‎чувства ‎широких‏ ‎народных‏ ‎масс.

Подобное ‎развитие ‎соцреализма‏ ‎в ‎музыке‏ ‎стало ‎знаковым ‎событием ‎в‏ ‎истории‏ ‎советской ‎музыки‏ ‎20–30-х ‎гг.

17 июля‏ ‎1971 ‎года ‎в ‎Пхеньяне ‎состоялась‏ ‎премьера‏ ‎корейской ‎революционной‏ ‎оперы ‎«Море‏ ‎крови». ‎Композитор ‎Ким ‎Вон ‎Гюн‏ ‎(к‏ ‎слову,‏ ‎автор ‎гимна‏ ‎КНДР) ‎взял‏ ‎за ‎основу‏ ‎либретто‏ ‎самого ‎Ким‏ ‎Ир ‎Сена. ‎Ким ‎Ир ‎Сен‏ ‎ещё ‎в‏ ‎1936‏ ‎году ‎написал ‎пьесу,‏ ‎посвящённую ‎антияпонской‏ ‎борьбе, ‎в ‎которой ‎он‏ ‎сам‏ ‎принимал ‎активное‏ ‎участие. ‎Пьеса‏ ‎должна ‎была ‎показать ‎логику ‎борьбы‏ ‎против‏ ‎японцев ‎за‏ ‎независимость ‎Кореи,‏ ‎отразить ‎различные ‎слои ‎населения ‎оккупированной‏ ‎Кореи‏ ‎и‏ ‎дать ‎надежду‏ ‎на ‎грядущее‏ ‎освобождение ‎Родины.

Сюжет‏ ‎оперы‏ ‎из ‎семи‏ ‎действ ‎«Море ‎крови» ‎несложен. ‎Корея‏ ‎начала ‎30-х‏ ‎годов.‏ ‎В ‎селении ‎у‏ ‎горы ‎Пэктусан‏ ‎жители ‎страдают ‎от ‎японской‏ ‎оккупации,‏ ‎голода ‎и‏ ‎нужды. ‎Жители,‏ ‎особенно ‎молодёжь, ‎пытаются ‎сопротивляться, ‎они‏ ‎мечтают‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎когда-нибудь‏ ‎станут ‎свободными. ‎Японцы ‎приходят ‎в‏ ‎деревню,‏ ‎чтобы‏ ‎сжечь ‎её‏ ‎и ‎перебить‏ ‎население, ‎завязывается‏ ‎неравная‏ ‎схватка, ‎в‏ ‎ходе ‎которой ‎на ‎помощь ‎крестьянам‏ ‎приходит ‎отряд‏ ‎партизан.‏ ‎Японцы ‎выбиты ‎из‏ ‎деревни, ‎а‏ ‎партизан ‎и ‎примкнувших ‎к‏ ‎ним‏ ‎крестьян ‎ждут‏ ‎новые ‎бои.‏ ‎Хор ‎призывает ‎к ‎беспощадной ‎борьбе‏ ‎с‏ ‎врагом:

Вставайте, ‎товарищи,

на‏ ‎справедливую ‎войну!

Разгромим‏ ‎и ‎уничтожим

ненавистных ‎врагов!

Подняв ‎красное ‎знамя,

знамя‏ ‎революции,

пойдем,‏ ‎товарищи,

в‏ ‎смертный ‎бой!

Особенностью‏ ‎«Моря ‎крови»‏ ‎стало ‎осмысление‏ ‎концепции,‏ ‎что ‎в‏ ‎революционной ‎опере ‎соотношение ‎между ‎музыкой‏ ‎и ‎вокалом‏ ‎не‏ ‎похоже ‎на ‎классическую‏ ‎западную ‎оперу.‏ ‎Здесь ‎текст ‎должен ‎определять‏ ‎музыку,‏ ‎что ‎выражается‏ ‎преимущественно ‎в‏ ‎строфическом ‎характере ‎песен. ‎Это ‎привело‏ ‎к‏ ‎тому, ‎что‏ ‎создатели ‎«Моря‏ ‎крови» ‎отказались ‎от ‎традиционных ‎арий‏ ‎и‏ ‎речитативов.

Слова,‏ ‎которые ‎поёт‏ ‎артист, ‎должны‏ ‎быть ‎слышны‏ ‎и‏ ‎понятны ‎слушателям.‏ ‎Для ‎этого ‎создатели ‎внимательно ‎изучили‏ ‎традицию ‎пхансори‏ ‎—‏ ‎жанра ‎корейской ‎народной‏ ‎музыки, ‎произведения‏ ‎которого ‎чаще ‎всего ‎исполняют‏ ‎соррикун‏ ‎(певец ‎или‏ ‎певица) ‎и‏ ‎косу ‎(барабанщик).

Любопытно, ‎что ‎само ‎название‏ ‎«пхансори»‏ ‎происходит ‎от‏ ‎слова ‎«пхан»,‏ ‎что ‎значит ‎«место ‎для ‎собраний».‏ ‎В‏ ‎этом‏ ‎жанре ‎слушатели‏ ‎активно ‎включаются‏ ‎в ‎представление,‏ ‎комментируют,‏ ‎подпевают ‎и‏ ‎выражают ‎эмоции ‎возгласами. ‎Важно ‎отметить,‏ ‎что ‎слушатели‏ ‎понимали‏ ‎каждое ‎слово ‎песни.

Новшеством‏ ‎для ‎корейской‏ ‎оперы ‎был ‎и ‎панчанг‏ ‎—‏ ‎закулисный ‎хор.

Мелодии‏ ‎оперы ‎легко‏ ‎исполняемы, ‎так ‎как ‎чаще ‎всего‏ ‎происходят‏ ‎из ‎народных‏ ‎и ‎революционных‏ ‎песен. ‎Поэтому ‎слушая ‎оперу, ‎корейский‏ ‎зритель‏ ‎вспоминает‏ ‎обо ‎множестве‏ ‎исторических ‎событий,‏ ‎во ‎время‏ ‎которых‏ ‎те ‎песни‏ ‎были ‎написаны.

Опера ‎«Море ‎крови» ‎стала‏ ‎первой ‎из‏ ‎пяти‏ ‎классических ‎революционных ‎опер‏ ‎КНДР: ‎«Цветочница»‏ ‎(1971), ‎«Верная ‎дочь ‎партии»‏ ‎(1971),‏ ‎«Расскажи, ‎тайга»‏ ‎(1972), ‎«Песня‏ ‎о ‎Кымгансане» ‎(1973). ‎Кроме ‎того,‏ ‎по‏ ‎мотивам ‎оперы‏ ‎был ‎написан‏ ‎роман ‎и ‎снят ‎фильм.

Традиции ‎революционной‏ ‎оперы,‏ ‎оказавшиеся‏ ‎забытыми ‎и‏ ‎изгнанными ‎уже‏ ‎из ‎позднесоветских‏ ‎театров,‏ ‎получили ‎самобытную‏ ‎форму ‎в ‎музыкальной ‎культуре ‎КНДР.

Глеб‏ ‎Таргонский


Читать: 5+ мин
logo Цифровая история

«Стычка с финляндскими контрабандистами»: картина-памфлет, с которой началась Третьяковка

22 мая ‎1856‏ ‎года. ‎Полтора ‎месяца ‎назад ‎позорным‏ ‎для ‎России‏ ‎Парижским‏ ‎миром ‎заканчивается ‎Крымская‏ ‎война. ‎В‏ ‎России ‎всё ‎острее ‎встаёт‏ ‎вопрос‏ ‎о ‎выборе‏ ‎нового ‎курса‏ ‎развития. ‎Стоит ‎ли ‎усилить ‎государственный‏ ‎контроль‏ ‎над ‎всеми‏ ‎сторонами ‎российской‏ ‎жизни ‎или ‎же ‎нужно ‎ослабить‏ ‎хватку‏ ‎и‏ ‎дать ‎больше‏ ‎воли ‎предпринимательству?‏ ‎Об ‎этом‏ ‎спорят‏ ‎уже ‎не‏ ‎только ‎в ‎дворянских ‎салонах ‎и‏ ‎усадьбах. ‎Между‏ ‎тем‏ ‎в ‎Москве ‎происходит‏ ‎не ‎примечательное‏ ‎на ‎первый ‎взгляд ‎событие.

Павел‏ ‎Михайлович‏ ‎Третьяков, ‎богатый‏ ‎московский ‎купец,‏ ‎сделавший ‎состояние ‎на ‎бумагопрядильном ‎производстве,‏ ‎покупает‏ ‎картину ‎Василия‏ ‎Григорьевича ‎Худякова‏ ‎«Стычка ‎с ‎финляндскими ‎контрабандистами». ‎Худяков‏ ‎написал‏ ‎её‏ ‎три ‎года‏ ‎назад. ‎Ему‏ ‎нужны ‎деньги‏ ‎на‏ ‎творческое ‎путешествие‏ ‎в ‎«мекку» ‎русских ‎художников ‎—‏ ‎в ‎солнечную‏ ‎Италию.‏ ‎Худяков ‎воспринимает ‎Третьякова‏ ‎как ‎купца,‏ ‎который ‎хочет ‎прослыть ‎знатоком‏ ‎и‏ ‎тонким ‎коллекционером‏ ‎искусства. ‎Третьяков‏ ‎же ‎не ‎скупится ‎и ‎быстро‏ ‎соглашается‏ ‎на ‎цену,‏ ‎предложенную ‎художником.‏ ‎Оба ‎ещё ‎даже ‎не ‎подозревают‏ ‎об‏ ‎историческом‏ ‎значении ‎этой‏ ‎майской ‎сделки.

Считается,‏ ‎что ‎именно‏ ‎эта‏ ‎картина ‎вместе‏ ‎с ‎«Искушением» ‎Николая ‎Шильдера, ‎которую‏ ‎Третьяков ‎приобретает‏ ‎в‏ ‎1858 ‎году, ‎стала‏ ‎основой ‎для‏ ‎открывшейся ‎в ‎1867 ‎году‏ ‎Московской‏ ‎городской ‎галереи‏ ‎Павла ‎и‏ ‎Сергея ‎Третьяковых. ‎Ныне ‎мы ‎знаем‏ ‎её‏ ‎под ‎названием‏ ‎Государственной ‎Третьяковской‏ ‎галереи. ‎Во ‎всяком ‎случае, ‎именно‏ ‎с‏ ‎этого‏ ‎полотна ‎начинается‏ ‎история ‎создания‏ ‎коллекции ‎для‏ ‎будущего‏ ‎музея. ‎Возможно,‏ ‎именно ‎сюжет ‎картины ‎и ‎вдохновил‏ ‎Третьякова ‎на‏ ‎окончательное‏ ‎решение ‎осуществить ‎свой‏ ‎давний ‎план.

Дело‏ ‎в ‎том, ‎что ‎картина‏ ‎«Стычка‏ ‎с ‎финляндскими‏ ‎контрабандистами» ‎отражает‏ ‎одну ‎из ‎самых ‎важных ‎проблем‏ ‎российской‏ ‎внешней ‎торговли‏ ‎XIX ‎века.‏ ‎Она ‎— ‎своеобразный ‎политический ‎памфлет‏ ‎и‏ ‎вызов‏ ‎общественному ‎строю.‏ ‎Итак, ‎мы‏ ‎наблюдаем ‎сцену‏ ‎из‏ ‎истории, ‎происходящую,‏ ‎скорее ‎всего, ‎у ‎финско-шведской ‎границы‏ ‎или ‎же‏ ‎у‏ ‎финляндского ‎побережья ‎в‏ ‎1850-х ‎годах.‏ ‎Контрабандисты ‎— ‎судя ‎по‏ ‎одежде,‏ ‎небогатые ‎финляндские‏ ‎крестьяне, ‎—‏ ‎выгружали ‎контрабандный ‎груз. ‎Возможно, ‎они‏ ‎намеревались‏ ‎спрятать ‎его‏ ‎в ‎гроте,‏ ‎который ‎мы ‎видим ‎в ‎правом‏ ‎углу‏ ‎картины.‏ ‎В ‎этот‏ ‎момент ‎они‏ ‎были ‎атакованы‏ ‎пограничным‏ ‎разъездом. ‎Мы‏ ‎не ‎можем ‎понять, ‎произошло ‎ли‏ ‎это ‎случайно,‏ ‎либо‏ ‎кто-то ‎«навёл» ‎царские‏ ‎войска ‎на‏ ‎контрабандистов. ‎Ясно ‎только, ‎что‏ ‎их‏ ‎застали ‎врасплох.‏ ‎Часть ‎преступников‏ ‎пытается ‎скрыться ‎в ‎лесу, ‎часть‏ ‎—‏ ‎уплыть ‎на‏ ‎лодке. ‎Только‏ ‎двое ‎контрабандистов ‎решаются ‎оказать ‎сопротивление:‏ ‎один‏ ‎замахивается‏ ‎то ‎ли‏ ‎топором, ‎то‏ ‎ли ‎дубиной,‏ ‎другой‏ ‎хватает ‎камень.‏ ‎Но ‎исход ‎схватки ‎предрешён: ‎на‏ ‎стороне ‎царских‏ ‎войск‏ ‎преимущество ‎как ‎в‏ ‎численности, ‎так‏ ‎и ‎в ‎оружии ‎—‏ ‎они‏ ‎готовы ‎применить‏ ‎сабли, ‎пики‏ ‎и ‎ружья. ‎Обратим ‎внимание ‎и‏ ‎на‏ ‎тщательно ‎упакованный‏ ‎в ‎бумагу,‏ ‎связанный ‎бечёвкой ‎некий ‎контрабандный ‎товар,‏ ‎в‏ ‎котором‏ ‎можно ‎узнать‏ ‎груз ‎табака.

Худяков‏ ‎талантливо ‎изобразил‏ ‎один‏ ‎из ‎множества‏ ‎боевых ‎эпизодов ‎экономической ‎войны ‎на‏ ‎границах ‎России.‏ ‎Дело‏ ‎в ‎том, ‎что‏ ‎отставание ‎России‏ ‎в ‎промышленности ‎и ‎торговле‏ ‎не‏ ‎только ‎привело‏ ‎к ‎упомянутому‏ ‎выше ‎поражению ‎в ‎Крымской ‎войне.‏ ‎Оно‏ ‎десятилетиями ‎порождало‏ ‎в ‎самых‏ ‎разных ‎слоях ‎и ‎сословиях ‎российского‏ ‎общества‏ ‎потребность‏ ‎в ‎импортных‏ ‎товарах ‎из‏ ‎европейских ‎стран‏ ‎и‏ ‎их ‎колониальных‏ ‎владений. ‎Но ‎потребность ‎не ‎могла‏ ‎быть ‎утолена‏ ‎из-за‏ ‎введённого ‎в ‎1822‏ ‎году ‎таможенного‏ ‎тарифа, ‎который ‎делал ‎ввозимый‏ ‎товар‏ ‎баснословно ‎дорогим.

Царское‏ ‎правительство, ‎не‏ ‎поощряя ‎развития ‎внутренней ‎и ‎внешней‏ ‎торговли,‏ ‎предпочитало, ‎по‏ ‎сути, ‎только‏ ‎наживаться ‎на ‎иностранных ‎купцах. ‎Это‏ ‎породило‏ ‎ответ‏ ‎в ‎виде‏ ‎контрабанды, ‎в‏ ‎первую ‎очередь‏ ‎на‏ ‎границе ‎с‏ ‎Финляндией. ‎Но ‎и ‎тут ‎власти‏ ‎отреагировали ‎в‏ ‎своей‏ ‎обычной ‎военно-прямолинейной ‎манере:‏ ‎были ‎созданы‏ ‎специальные ‎пограничные ‎отряды ‎с‏ ‎широкими‏ ‎полномочиями, ‎ужесточились‏ ‎наказания ‎за‏ ‎незаконный ‎ввоз ‎иностранных ‎товаров. ‎Контрабандисты‏ ‎ответили‏ ‎на ‎это‏ ‎созданием ‎сети‏ ‎перевалочных ‎пунктов ‎и ‎введением ‎изощрённой‏ ‎конспирации.‏ ‎В‏ ‎произведении ‎Лермонтова‏ ‎«Герой ‎нашего‏ ‎времени» ‎(глава‏ ‎«Тамань»)‏ ‎мы ‎встречаемся‏ ‎с ‎подобной ‎высокоорганизованной ‎шайкой ‎контрабандистов.

Важнейшим‏ ‎товаром ‎контрабанды‏ ‎был‏ ‎табак, ‎судя ‎по‏ ‎всему, ‎изображённый‏ ‎на ‎полотне. ‎И ‎здесь‏ ‎объёмы‏ ‎контрабанды ‎превышали‏ ‎всякие ‎разумные‏ ‎объёмы. ‎Например, ‎в ‎1861 ‎году‏ ‎официально‏ ‎в ‎Россию‏ ‎было ‎ввезено‏ ‎около ‎трёх ‎с ‎половиной ‎тысяч‏ ‎пудов‏ ‎табака.‏ ‎Между ‎тем,‏ ‎только ‎в‏ ‎одном ‎Санкт-Петербурге‏ ‎два‏ ‎крупных ‎купца‏ ‎продали ‎более ‎четырёх ‎тысяч ‎пудов‏ ‎этого ‎товара.

Поэтому‏ ‎не‏ ‎случайно, ‎что ‎именно‏ ‎картина ‎«Стычка‏ ‎с ‎финляндскими ‎контрабандистами» ‎стала‏ ‎в‏ ‎глазах ‎оборотистого‏ ‎купца ‎Третьякова‏ ‎знаковой. ‎Она ‎показывает ‎всю ‎неэффективность‏ ‎царской‏ ‎торговой ‎политики.‏ ‎Да, ‎пограничники‏ ‎ликвидировали ‎одну ‎контрабандную ‎точку, ‎но‏ ‎на‏ ‎её‏ ‎месте ‎возникнет‏ ‎несколько ‎других,‏ ‎потому ‎что‏ ‎финляндские‏ ‎крестьяне ‎знают,‏ ‎что ‎их ‎работа ‎будет ‎востребована.‏ ‎С ‎другой‏ ‎стороны,‏ ‎и ‎для ‎Худякова,‏ ‎сына ‎крепостного‏ ‎крестьянина, ‎волею ‎судеб ‎и‏ ‎надменных‏ ‎покровителей ‎ставшего‏ ‎художником, ‎характерно‏ ‎особое, ‎сочувственное ‎отношение ‎к ‎финляндским‏ ‎крестьянам,‏ ‎практически ‎безоружным,‏ ‎но ‎рискнувших‏ ‎бросить ‎вызов ‎всему ‎царскому ‎финансово-фискальному‏ ‎аппарату.

Нет,‏ ‎не‏ ‎случайно, ‎что‏ ‎именно ‎с‏ ‎этой ‎картины‏ ‎началась‏ ‎Третьяковка, ‎которая‏ ‎стала ‎памятником ‎не ‎только ‎русскому‏ ‎художественному ‎гению,‏ ‎но‏ ‎и ‎талантливым ‎купцам‏ ‎и ‎жарким‏ ‎спорам ‎об ‎экономических ‎судьбах‏ ‎России‏ ‎второй ‎половины‏ ‎XIX ‎века.

Глеб‏ ‎Таргонский


Читать: 1+ мин
logo Цифровая история
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 500₽ per month

Сталин замалчивал блокаду? Разбор мифа

Раньше, чем на официальном канале «Цифровая история»

Читать: 4+ мин
logo Цифровая история

Испанский аноним. Средневековый художник XIX века

Мы ‎не‏ ‎знаем, ‎когда ‎точно ‎началась ‎эта‏ ‎странная ‎история,‏ ‎известно‏ ‎только ‎то, ‎когда‏ ‎над ‎ней‏ ‎чуть ‎приоткрылся ‎покров ‎тайны.‏ ‎В‏ ‎1930 ‎году‏ ‎граф ‎Умберто‏ ‎Гноли, ‎который ‎в ‎ту ‎пору‏ ‎работал‏ ‎на ‎«Метропόлитен-музей»‏ ‎в ‎Нью-Йорке,‏ ‎представил ‎своим ‎шефам ‎картину ‎кастильского‏ ‎художника‏ ‎XV‏ ‎века ‎Хорхе‏ ‎Инглеса ‎«Обручение‏ ‎Святой ‎Урсулы».‏ ‎Эксперты‏ ‎объявили ‎её‏ ‎фальшивкой, ‎причём ‎этот ‎вердикт ‎подтвердился,‏ ‎когда ‎была‏ ‎проведена‏ ‎химическая ‎экспертиза. ‎Дело‏ ‎в ‎том,‏ ‎что ‎среди ‎красок ‎картины‏ ‎обнаружили‏ ‎зелёный ‎пигмент,‏ ‎имеющий ‎романтичное‏ ‎название ‎«парижская ‎зелень». ‎Его ‎впервые‏ ‎получили‏ ‎в ‎1814‏ ‎году. ‎

В‏ ‎конце ‎30-х ‎годов ‎искусствовед ‎Мэри‏ ‎Энн‏ ‎Фарли‏ ‎удаётся ‎напасть‏ ‎на ‎след,‏ ‎точнее, ‎на‏ ‎почерк‏ ‎фальсификатора ‎в‏ ‎ряде ‎иллюминированных ‎испанских ‎рукописей ‎всё‏ ‎того ‎же‏ ‎XV‏ ‎века. ‎Именно ‎тогда‏ ‎неизвестный ‎мошенник‏ ‎получил ‎своё ‎главное ‎прозвище‏ ‎—‏ ‎Испанский ‎фальсификатор,‏ ‎или ‎Испанский‏ ‎аноним. ‎Список ‎из ‎фальсифицированных ‎картин‏ ‎и‏ ‎рукописей ‎всё‏ ‎рос: ‎четырнадцать,‏ ‎сорок ‎шесть, ‎а ‎в ‎1978‏ ‎году‏ ‎он‏ ‎включал ‎уже‏ ‎более ‎ста‏ ‎фальсификатов. ‎В‏ ‎2007‏ ‎году ‎число‏ ‎фальсифицированных ‎единиц ‎выросло ‎до ‎двухсот,‏ ‎но ‎список‏ ‎продолжает‏ ‎увеличиваться ‎каждый ‎год.‏ ‎

Несмотря ‎на‏ ‎то ‎что ‎личностью ‎Испанского‏ ‎фальсификатора‏ ‎занимаются ‎десятилетия‏ ‎подряд ‎десятки‏ ‎искусствоведов, ‎криминалистов ‎и ‎целые ‎научно-исследовательские‏ ‎институты,‏ ‎удалось ‎собрать‏ ‎о ‎нём‏ ‎не ‎так ‎много ‎информации. ‎

Он‏ ‎жил‏ ‎и‏ ‎творил ‎в‏ ‎конце ‎XIX‏ ‎и ‎в‏ ‎начале‏ ‎XX ‎века.‏ ‎Предположительно ‎он ‎имел ‎доступ ‎к‏ ‎музеям ‎и‏ ‎средневековым‏ ‎архивам ‎Испании ‎и‏ ‎Франции, ‎поэтому,‏ ‎скорее ‎всего, ‎был ‎испанцем‏ ‎или‏ ‎французом. ‎Двигало‏ ‎им ‎не‏ ‎тщеславие ‎или ‎потребность ‎совершить ‎преступление‏ ‎ради‏ ‎преступления, ‎а‏ ‎исключительно ‎коммерческий‏ ‎интерес. ‎

С ‎этим, ‎кстати, ‎связан‏ ‎любопытный‏ ‎парадокс.‏ ‎Испанский ‎аноним‏ ‎долгое ‎время‏ ‎был ‎недосягаем‏ ‎для‏ ‎обвинений ‎искусствоведов.‏ ‎Между ‎тем ‎он ‎ориентировался ‎не‏ ‎на ‎знатоков‏ ‎или‏ ‎музейных ‎работников, ‎а‏ ‎на ‎богатых‏ ‎любителей ‎искусства. ‎Он ‎эксплуатировал‏ ‎возросшую‏ ‎в ‎XIX‏ ‎веке ‎моду‏ ‎на ‎средневековое ‎искусство. ‎Тогда ‎многие‏ ‎богатые‏ ‎и ‎знатные‏ ‎люди ‎массово‏ ‎скупали ‎всё, ‎что ‎имело ‎отношение‏ ‎к‏ ‎Высокому‏ ‎Средневековью, ‎не‏ ‎особо ‎вникая‏ ‎в ‎детали.‏ ‎Испанский‏ ‎аноним ‎делал‏ ‎ставку ‎на ‎красочные ‎сюжеты ‎и‏ ‎обилие ‎золотых‏ ‎красок‏ ‎в ‎рукописях ‎и‏ ‎на ‎картинах.‏ ‎Он ‎торопился, ‎поэтому ‎даже‏ ‎не‏ ‎удосуживался ‎подгонять‏ ‎под ‎сюжеты‏ ‎своих ‎фальсификатов ‎исторические ‎события, ‎которые‏ ‎были‏ ‎на ‎них‏ ‎изображены. ‎Так,‏ ‎например, ‎на ‎миниатюре, ‎посвящённой ‎высадке‏ ‎Эрнана‏ ‎Кортеса‏ ‎в ‎Мексике,‏ ‎он ‎изображает‏ ‎карты ‎Кубы,‏ ‎Гаити,‏ ‎Канарских ‎островов,‏ ‎которые ‎Кортес ‎не ‎посещал. ‎

На‏ ‎других ‎миниатюрах‏ ‎чопорные‏ ‎средневековые ‎дамы ‎носят‏ ‎откровенно ‎шокирующие‏ ‎декольте, ‎а ‎рыцари ‎располагаются‏ ‎в‏ ‎галантных ‎позах,‏ ‎характерных ‎для‏ ‎картин ‎эпохи ‎рококо. ‎

В ‎чём‏ ‎же‏ ‎секрет ‎успеха‏ ‎Испанского ‎анонима‏ ‎и ‎почему ‎он ‎так ‎долго‏ ‎не‏ ‎был‏ ‎разоблачён? ‎Во-первых,‏ ‎он ‎брал‏ ‎за ‎основу‏ ‎своих‏ ‎фальсификатов ‎отдельных‏ ‎персонажей ‎или ‎группы ‎персонажей ‎из‏ ‎произведений ‎живописи‏ ‎XV‏ ‎века, ‎а ‎остальное‏ ‎дорисовывал ‎сообразно‏ ‎со ‎своей ‎фантазией, ‎полностью‏ ‎подстраиваясь‏ ‎под ‎стиль‏ ‎средневековых ‎творцов.‏ ‎Во-вторых, ‎для ‎картин ‎он ‎брал‏ ‎древесину‏ ‎не ‎позднее‏ ‎XVI ‎века‏ ‎обработки. ‎В-третьих, ‎для ‎миниатюр ‎он‏ ‎использовал‏ ‎пергамент‏ ‎XV ‎века.‏ ‎Исследователи ‎установили,‏ ‎что ‎Испанский‏ ‎аноним‏ ‎приобрёл ‎несколько‏ ‎экземпляров ‎хорового ‎сборника ‎начала ‎XV‏ ‎века ‎и‏ ‎просто‏ ‎соскоблил ‎текст, ‎создав,‏ ‎по ‎сути,‏ ‎палимпсест. ‎В-четвёртых, ‎он ‎с‏ ‎помощью‏ ‎стилоса ‎искусно‏ ‎«состаривал» ‎картины,‏ ‎покрывая ‎их ‎слой ‎лака ‎и‏ ‎краски‏ ‎«морщинами». ‎

Следует‏ ‎также ‎отметить,‏ ‎что ‎Испанский ‎аноним ‎весьма ‎вольно‏ ‎обращался‏ ‎со‏ ‎стилями ‎в‏ ‎своём ‎творчестве.‏ ‎Он ‎смешивал‏ ‎эпохи‏ ‎и ‎национальные‏ ‎школы, ‎в ‎частности, ‎французскую, ‎испанскую,‏ ‎итальянскую ‎и‏ ‎фламандскую.‏ ‎

До ‎сих ‎пор‏ ‎интерес ‎к‏ ‎творчеству ‎талантливого ‎и ‎до‏ ‎сих‏ ‎пор ‎не‏ ‎узнанного ‎испанского‏ ‎анонима ‎не ‎иссякает. ‎В ‎Европе‏ ‎и‏ ‎США ‎регулярно‏ ‎проходят ‎выставки‏ ‎его ‎работ. ‎Последняя ‎прошла ‎восемь‏ ‎лет‏ ‎назад‏ ‎в ‎Бингемптонском‏ ‎университете. ‎О‏ ‎нём ‎пишут‏ ‎статьи‏ ‎и ‎книги,‏ ‎именно ‎его ‎грозная ‎неясная ‎тень‏ ‎заставляет ‎искусствоведов‏ ‎тщательнее‏ ‎изучать ‎произведения ‎искусства‏ ‎XV–XVI ‎веков.‏ ‎Да ‎только ‎ли ‎их?‏ ‎Высказывались‏ ‎предположения, ‎что‏ ‎Испанский ‎аноним‏ ‎причастен ‎к ‎фальсификации ‎не ‎только‏ ‎средневековых‏ ‎картин, ‎но‏ ‎и ‎картин‏ ‎XVIII ‎и ‎даже ‎XIX ‎веков.‏ ‎И‏ ‎возможно,‏ ‎когда ‎мы‏ ‎смотрим ‎в‏ ‎музее ‎изобразительного‏ ‎искусства‏ ‎на ‎шедевр‏ ‎известного ‎мастера, ‎мы ‎становимся ‎жертвой‏ ‎талантливого ‎серийного‏ ‎мошенника,‏ ‎«Джека ‎Потрошителя» ‎от‏ ‎искусства, ‎великого‏ ‎«средневекового ‎художника ‎XIX ‎века».‏ ‎

Глеб‏ ‎Таргонский  ‎


Читать: 4+ мин
logo Цифровая история

О роли индюков и Марлен Дитрих на средневековых фресках

1937 год. ‎Нацистская‏ ‎Германия. ‎Шлезвиг.

Власти ‎города ‎принимают ‎решение‏ ‎реставрировать ‎фрески‏ ‎местного‏ ‎собора. ‎Росписи ‎датируются‏ ‎XIII ‎веком,‏ ‎поэтому ‎неудивительно, ‎что ‎за‏ ‎столь‏ ‎долгий ‎срок‏ ‎некоторые ‎живописные‏ ‎медальоны ‎просто ‎погибли. ‎Добросовестные ‎реставраторы‏ ‎поспешили‏ ‎бы ‎об‏ ‎этом ‎прямо‏ ‎сказать, ‎но ‎Лотар ‎Маскальт ‎и‏ ‎Дитрих‏ ‎Фей,‏ ‎нанятые ‎на‏ ‎работу, ‎таковыми‏ ‎не ‎были.‏ ‎Их‏ ‎интересовали ‎исключительно‏ ‎деньги ‎за ‎быструю ‎работу.

Впрочем, ‎они‏ ‎были ‎талантливыми‏ ‎художниками,‏ ‎поэтому, ‎скопировав ‎стиль‏ ‎анонимного ‎художника‏ ‎XIII ‎века, ‎восстановили ‎или,‏ ‎правильно‏ ‎было ‎бы‏ ‎сказать, ‎написали‏ ‎заново ‎все ‎фрески. ‎Они ‎так‏ ‎торопились,‏ ‎что ‎допустили‏ ‎несколько ‎фактических‏ ‎промахов, ‎которые ‎могли ‎стоить ‎им‏ ‎свободы.‏ ‎В‏ ‎частности, ‎эксперты‏ ‎с ‎удивлением‏ ‎обнаружили ‎на‏ ‎плафоне‏ ‎якобы ‎XIII‏ ‎века ‎изображение… ‎индюка. ‎В ‎действительности‏ ‎индюки ‎в‏ ‎Европе‏ ‎появились ‎не ‎ранее‏ ‎XVI ‎века,‏ ‎после ‎открытия ‎Христофором ‎Колумбом‏ ‎Америки.

Мошенникам‏ ‎помогла, ‎как‏ ‎ни ‎странно,‏ ‎нацистская ‎пропаганда. ‎В ‎немецкой ‎печати‏ ‎этот‏ ‎«индюк» ‎стал‏ ‎доказательством ‎превосходства‏ ‎«арийской ‎расы», ‎представители ‎которой ‎якобы‏ ‎посещали‏ ‎Америку‏ ‎задолго ‎до‏ ‎путешествий ‎«не‏ ‎совсем ‎полноценного»‏ ‎Колумба.

Счастливые‏ ‎мошенники ‎на‏ ‎огромный ‎гонорар ‎не ‎бедствовали ‎всю‏ ‎войну. ‎В‏ ‎вермахт‏ ‎они ‎благоразумно ‎не‏ ‎пошли, ‎и,‏ ‎проверяя ‎неутешительные ‎для ‎Германии‏ ‎фронтовые‏ ‎сводки, ‎скупали‏ ‎предметы ‎старины‏ ‎и ‎искусства, ‎увеличивая ‎свой ‎капитал.‏ ‎Осенью‏ ‎1945 ‎года‏ ‎мошенники ‎вновь‏ ‎объединились ‎для ‎новой ‎аферы. ‎В‏ ‎годы‏ ‎войны‏ ‎Германия ‎ограбила‏ ‎сотни ‎и‏ ‎даже ‎тысячи‏ ‎музеев‏ ‎и ‎частных‏ ‎коллекций ‎предметов ‎искусства, ‎многие ‎из‏ ‎которых ‎погибли‏ ‎при‏ ‎транспортировке, ‎в ‎бомбёжках‏ ‎и ‎пожарах.‏ ‎Лотар ‎Маскальт ‎предложил ‎писать‏ ‎подделки‏ ‎и ‎выдавать‏ ‎их ‎за‏ ‎подлинники. ‎Сколько ‎всего ‎подделок ‎великих‏ ‎мастеров‏ ‎функционирует ‎в‏ ‎современных ‎музеях,‏ ‎теперь ‎уже ‎не ‎скажет ‎никто,‏ ‎но‏ ‎список‏ ‎известного ‎внушителен:‏ ‎Рембрандт, ‎Ватто,‏ ‎Шагал, ‎Ван‏ ‎Гог,‏ ‎Пикассо, ‎Дега,‏ ‎Матисс... ‎Мошенники ‎подделывали ‎до ‎семисот‏ ‎картин ‎в‏ ‎год!

 В‏ ‎1948 ‎году ‎Лотар‏ ‎Маскальт ‎получает‏ ‎самый ‎выгодный ‎заказ ‎в‏ ‎своей‏ ‎жизни. ‎В‏ ‎марте ‎1942‏ ‎года ‎в ‎результате ‎бомбардировки ‎Любека‏ ‎гибнет‏ ‎Мариенкирхе ‎вместе‏ ‎с ‎фресками‏ ‎XIII ‎века. ‎В ‎1948 ‎году‏ ‎власти‏ ‎приняли‏ ‎решение ‎пригласить‏ ‎Лотара ‎для‏ ‎реставрации. ‎Почему‏ ‎именно‏ ‎его? ‎Возможно,‏ ‎скандал ‎с ‎индюком ‎позабылся ‎за‏ ‎годы ‎войны.‏ ‎Возможно,‏ ‎он ‎дал ‎нужным‏ ‎людям ‎из‏ ‎комиссии ‎взятку. ‎А ‎возможно,‏ ‎сыграло‏ ‎свою ‎роль‏ ‎то, ‎что‏ ‎Лотар ‎был ‎в ‎хороших ‎отношениях‏ ‎с‏ ‎американской ‎оккупационной‏ ‎администрацией, ‎которой‏ ‎поставлял ‎свою ‎продукцию ‎и ‎которая‏ ‎продавила‏ ‎его‏ ‎кандидатуру.

Так ‎или‏ ‎иначе, ‎мошенники‏ ‎вспомнили ‎довоенное‏ ‎время‏ ‎и ‎с‏ ‎энтузиазмом ‎приступили ‎к ‎работе. ‎Они‏ ‎заставили ‎закрыть‏ ‎церковь,‏ ‎чтобы ‎никто ‎не‏ ‎мог ‎стать‏ ‎свидетелем ‎их ‎подделки. ‎Большую‏ ‎часть‏ ‎фресок ‎они‏ ‎написали ‎заново,‏ ‎даже ‎не ‎удосужившись ‎найти ‎их‏ ‎описание.‏ ‎Кроме ‎того,‏ ‎остатки ‎нескольких‏ ‎фресок ‎были ‎варварски ‎смыты!

В ‎1951‏ ‎году,‏ ‎точно‏ ‎в ‎срок‏ ‎к ‎семисотлетию‏ ‎церкви ‎Святой‏ ‎Марии,‏ ‎мошенники ‎сдали‏ ‎работу. ‎Удивительное ‎дело ‎— ‎искусствоведы‏ ‎ФРГ ‎оказались‏ ‎более‏ ‎покладисты, ‎чем ‎часть‏ ‎искусствоведов ‎нацистской‏ ‎Германии. ‎Десятки ‎их ‎прибыли‏ ‎на‏ ‎торжество, ‎и‏ ‎ни ‎один‏ ‎не ‎распознал ‎подделки.

Возможно, ‎никто ‎бы‏ ‎не‏ ‎распознал ‎их‏ ‎и ‎сейчас,‏ ‎если ‎бы ‎не ‎жадность ‎Лотара,‏ ‎который‏ ‎присвоил‏ ‎большую ‎часть‏ ‎платы ‎себе.‏ ‎Дитрих ‎Фей,‏ ‎который‏ ‎выполнил ‎значительную‏ ‎часть ‎работы, ‎оказался ‎нищим, ‎поэтому‏ ‎решил ‎отомстить‏ ‎и‏ ‎подзаработать ‎на ‎сенсации.‏ ‎Он ‎разослал‏ ‎признательные ‎письма ‎высшим ‎чиновникам‏ ‎Любека‏ ‎и ‎в‏ ‎газеты. ‎Он‏ ‎подробно ‎рассказал ‎о ‎большинстве ‎афер,‏ ‎в‏ ‎которых ‎принял‏ ‎участие, ‎в‏ ‎том ‎числе ‎и ‎в ‎подделке‏ ‎фресок‏ ‎церкви‏ ‎Святой ‎Марии.‏ ‎Письма ‎стали‏ ‎сенсационными, ‎они‏ ‎просто‏ ‎грянули, ‎и‏ ‎эхо ‎этой ‎сенсации ‎разнеслось ‎далеко‏ ‎за ‎пределы‏ ‎Германии.

Когда‏ ‎была ‎создана ‎новая‏ ‎комиссия, ‎выяснилось‏ ‎ужасное. ‎Мало ‎того, ‎что‏ ‎большинство‏ ‎фресок ‎не‏ ‎соответствовало ‎оригиналам.‏ ‎Со ‎стен ‎церкви ‎на ‎экспертов‏ ‎взирали‏ ‎копии ‎фресок‏ ‎из ‎других‏ ‎германских ‎церквей, ‎причём ‎некоторые ‎оригиналы‏ ‎были‏ ‎датированы‏ ‎XIV ‎и‏ ‎XV ‎веками.‏ ‎Но ‎это‏ ‎еще‏ ‎не ‎всё.‏ ‎Мошенники ‎оказались ‎верны ‎своему ‎почерку‏ ‎и ‎разбросали‏ ‎по‏ ‎стенам ‎церкви ‎такие‏ ‎анахронизмы, ‎по‏ ‎сравнению ‎с ‎которыми ‎индюк‏ ‎как‏ ‎памятник ‎«арийской‏ ‎исключительности» ‎был‏ ‎невинной ‎проделкой. ‎Среди ‎святых ‎эксперты‏ ‎обнаружили‏ ‎изображенных ‎с‏ ‎портретной ‎точностью‏ ‎сестру ‎самого ‎Маскальта, ‎Марлен ‎Дитрих,‏ ‎Григория‏ ‎Распутина‏ ‎и ‎даже...‏ ‎Чингисхана.

В ‎1955‏ ‎году ‎был‏ ‎оглашён‏ ‎необычайно ‎мягкий‏ ‎приговор: ‎Дитрих ‎Фей ‎как ‎организатор‏ ‎получил ‎двадцать‏ ‎месяцев‏ ‎тюрьмы, ‎Лотар ‎Маскальт‏ ‎— ‎восемнадцать.‏ ‎А ‎фрески ‎были ‎смыты‏ ‎как‏ ‎позор ‎Любека‏ ‎и ‎всего‏ ‎сообщества ‎искусствоведов.

Глеб ‎Таргонский

На ‎фото ‎-‏ ‎Мариенкирхе‏ ‎в ‎Любеке


 


Читать: 2+ мин
logo Цифровая история

Зевксис против Паррасия: первая художественная дуэль

Об ‎истории‏ ‎зарождения ‎живописи ‎в ‎Шумере ‎и‏ ‎Египте ‎мы‏ ‎почти‏ ‎ничего ‎не ‎знаем.‏ ‎До ‎нас‏ ‎дошли ‎творения ‎неизвестных ‎художников,‏ ‎а‏ ‎не ‎их‏ ‎имена. ‎История‏ ‎художников ‎Древней ‎Греции ‎также ‎туманна,‏ ‎хотя‏ ‎в ‎ней‏ ‎сохранились ‎и‏ ‎имена, ‎и ‎школы, ‎и ‎различные‏ ‎истории‏ ‎в‏ ‎форме ‎анекдотов.

V‏ ‎век ‎до‏ ‎нашей ‎эры‏ ‎был‏ ‎веком ‎расцвета‏ ‎древнегреческой ‎живописи. ‎Динамично ‎развивающиеся ‎полисы‏ ‎соперничали ‎между‏ ‎собой‏ ‎не ‎только ‎на‏ ‎полях ‎сражений,‏ ‎в ‎торговле ‎и ‎на‏ ‎Олимпийских‏ ‎играх, ‎но‏ ‎и ‎в‏ ‎том, ‎у ‎кого ‎самые ‎богатые‏ ‎храмы,‏ ‎самые ‎прекрасные‏ ‎росписи ‎внешних‏ ‎и ‎внутренних ‎стен ‎и ‎статуй.‏ ‎На‏ ‎гонорары‏ ‎художникам ‎не‏ ‎скупились, ‎художники‏ ‎основывали ‎свои‏ ‎традиции‏ ‎и ‎школы‏ ‎и ‎соревновались ‎между ‎собой ‎за‏ ‎право ‎называться‏ ‎лучшим.

Два‏ ‎имени ‎отражают ‎эту‏ ‎борьбу.

Зевксис ‎был‏ ‎учеником ‎великого ‎Аполлодора, ‎получившего‏ ‎прозвище‏ ‎«скиограф», ‎то‏ ‎есть ‎«тенеписец».‏ ‎Считается, ‎что ‎именно ‎Аполлодор ‎открыл‏ ‎тайну‏ ‎игры ‎света‏ ‎и ‎тени,‏ ‎открыл ‎основные ‎законы ‎живописи, ‎передающей‏ ‎объёмы‏ ‎изображаемых‏ ‎предметов. ‎До‏ ‎него ‎греки‏ ‎изображали ‎предметы‏ ‎плоскими,‏ ‎потому ‎что‏ ‎использовали ‎только ‎линии.

Зевксис ‎превзошёл ‎учителя.‏ ‎Он ‎стал‏ ‎мастером‏ ‎картин, ‎прославляющих ‎человеческую‏ ‎красоту. ‎До‏ ‎нас ‎дошла ‎история ‎о‏ ‎том,‏ ‎как ‎в‏ ‎городе ‎Кротон‏ ‎он ‎получил ‎заказ ‎на ‎портрет‏ ‎легендарной‏ ‎Елены, ‎той‏ ‎самой, ‎из-за‏ ‎которой, ‎как ‎мы ‎знаем, ‎разгорелась‏ ‎Троянская‏ ‎война.‏ ‎Художник ‎подошёл‏ ‎к ‎работе‏ ‎нетривиально: ‎он‏ ‎попросил‏ ‎прислать ‎ему‏ ‎в ‎качестве ‎натурщиц ‎пять ‎самых‏ ‎прекрасных ‎жительниц‏ ‎Кротона.‏ ‎Он ‎написал ‎лучшие‏ ‎черты ‎каждой‏ ‎из ‎них, ‎создав ‎столь‏ ‎совершенный‏ ‎портрет ‎идеальной‏ ‎женщины, ‎что‏ ‎поразил ‎весь ‎эллинский ‎мир.

Паррасий ‎из‏ ‎Эфеса‏ ‎не ‎уступал‏ ‎Зевксису ‎в‏ ‎мастерстве. ‎Он ‎научился ‎передавать ‎экспрессию‏ ‎через‏ ‎пластические‏ ‎формы, ‎разработал‏ ‎методику ‎композиции‏ ‎больших ‎групп‏ ‎людей‏ ‎на ‎фресках.‏ ‎Кроме ‎того, ‎он ‎оспаривал ‎авторитет‏ ‎Зевксиса ‎и‏ ‎его‏ ‎звание ‎прославленного ‎живописца.

После‏ ‎нескольких ‎споров‏ ‎и ‎бросания ‎вызовов ‎два‏ ‎великих‏ ‎художника ‎сошлись‏ ‎в ‎поединке,‏ ‎чтобы ‎выяснить, ‎кто ‎из ‎них‏ ‎лучший.‏ ‎Договорились, ‎что‏ ‎каждый ‎напишет‏ ‎на ‎стене ‎одного ‎храма ‎одну‏ ‎картину‏ ‎и‏ ‎впоследствии ‎предъявит‏ ‎её. ‎До‏ ‎этого ‎картины‏ ‎должны‏ ‎быть ‎скрыты‏ ‎покрывалом.

Зевксис ‎под ‎восхищённые ‎крики ‎толпы‏ ‎сорвал ‎покрывало‏ ‎со‏ ‎своего ‎труда. ‎Он‏ ‎нарисовал ‎гроздь‏ ‎винограда, ‎причем ‎так ‎натурально,‏ ‎что‏ ‎птицы ‎слетелись,‏ ‎чтобы ‎клевать‏ ‎его. ‎«Теперь ‎ты ‎отдёрни ‎покрывало!»‏ ‎—‏ ‎сказал ‎самодовольно‏ ‎Зевксис. ‎«Не‏ ‎могу!» ‎— ‎смиренно ‎ответил ‎Паррасий.‏ ‎«Но‏ ‎почему?»‏ ‎— ‎«Потому‏ ‎что ‎я‏ ‎и ‎нарисовал‏ ‎это‏ ‎покрывало».

И ‎Зевксис‏ ‎признал ‎победу ‎соперника, ‎потому ‎что‏ ‎он ‎смог‏ ‎обмануть‏ ‎только ‎животных, ‎а‏ ‎Паррасий ‎смог‏ ‎обмануть ‎человека.


Глеб ‎Таргонский

Картина ‎Лонга‏ ‎Эдвина‏ ‎«Зевксис ‎и‏ ‎натурщицы» ‎(1885‏ ‎г.)


 


Читать: 1+ мин
logo Цифровая история
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 500₽ per month

Ведьма и учёный: как Кеплер спас свою мать от казни за колдовство/Ксения Чепикова и Егор Яковлев

Раньше, чем на официальном канале «Цифровая история»

Читать: 5+ мин
logo Цифровая история

«Первая вопреки всему»: жизнь художницы Артемизии Джентилески

Эпоха ‎Средних‏ ‎веков ‎и ‎раннего ‎Нового ‎времени‏ ‎– ‎пора‏ ‎практически‏ ‎тотального ‎господства ‎мужчин‏ ‎во ‎всех‏ ‎сферах: ‎политике, ‎экономике ‎и‏ ‎искусстве.‏ ‎Женщина ‎за‏ ‎редчайшими ‎исключениями‏ ‎в ‎виде ‎представительниц ‎высшей ‎знати‏ ‎не‏ ‎являлась ‎субъектом‏ ‎исторического ‎развития‏ ‎и ‎творчества. ‎Она ‎была ‎объектом,‏ ‎в‏ ‎ничтожном‏ ‎числе ‎случаев‏ ‎объектом ‎поклонения,‏ ‎в ‎большинстве‏ ‎же‏ ‎– ‎объектом‏ ‎владычества, ‎подавления ‎и ‎прямого ‎насилия.‏ ‎

Тем ‎удивительнее‏ ‎изучать‏ ‎биографию ‎итальянской ‎художницы‏ ‎начала ‎XVII‏ ‎века ‎Артемизии ‎Джентилески, ‎которая‏ ‎напоминает‏ ‎собой ‎вспышку‏ ‎кометы ‎в‏ ‎царстве ‎тьмы ‎и ‎предвосхищает ‎собой‏ ‎новую‏ ‎эпоху ‎в‏ ‎истории ‎человеческого‏ ‎рода. ‎

Она ‎родилась ‎8 ‎июля‏ ‎1593‏ ‎года‏ ‎в ‎Риме‏ ‎в ‎семье‏ ‎представителя ‎флорентийского‏ ‎маньеризма,‏ ‎будущего ‎друга‏ ‎легендарного ‎Караваджо, ‎прославленного ‎Орацио ‎Джентилески.‏ ‎

В ‎двенадцать‏ ‎лет‏ ‎Артемизия ‎потеряла ‎мать,‏ ‎и, ‎возможно,‏ ‎поэтому ‎вечно ‎занятой ‎отец‏ ‎забирал‏ ‎ее ‎каждый‏ ‎день ‎в‏ ‎свою ‎мастерскую. ‎Здесь ‎трудятся ‎братья‏ ‎Артемизии,‏ ‎ее ‎же‏ ‎просят ‎просто‏ ‎не ‎мешать ‎и ‎порисовать ‎что-нибудь‏ ‎для‏ ‎души.‏ ‎Результатом ‎стало‏ ‎то, ‎что‏ ‎Артемизия ‎превзошла‏ ‎в‏ ‎мастерстве ‎рисунка,‏ ‎а ‎затем ‎и ‎живописи, ‎не‏ ‎только ‎братьев‏ ‎и‏ ‎учеников ‎отца, ‎но‏ ‎и ‎самого‏ ‎Орацио. ‎

Пораженный ‎талантом ‎и‏ ‎упорством‏ ‎дочери, ‎Орацио‏ ‎делает ‎ее‏ ‎своим ‎главным ‎ассистентом ‎(напомним, ‎что,‏ ‎когда‏ ‎мы ‎говорим‏ ‎про ‎работу‏ ‎какого-либо ‎мастера ‎«это ‎работа ‎Рафаэля»‏ ‎или‏ ‎«это‏ ‎работа ‎Леонардо‏ ‎да ‎Винчи»,‏ ‎следует, ‎справедливости‏ ‎ради‏ ‎уточнять ‎«и‏ ‎их ‎учеников»). ‎Также ‎он ‎совершает‏ ‎неслыханное ‎для‏ ‎того‏ ‎времени ‎– ‎ищет‏ ‎для ‎дочери‏ ‎еще ‎одного ‎учителя, ‎чтобы‏ ‎она‏ ‎изучала ‎новые‏ ‎техники ‎живописи.‏ ‎Учитель ‎был ‎найден ‎в ‎лице‏ ‎модного‏ ‎живописца ‎из‏ ‎Перуджи, ‎Агостино‏ ‎Тасси. ‎Этот ‎художник ‎очаровал ‎весь‏ ‎Рим‏ ‎своим‏ ‎талантом ‎и‏ ‎изысканными ‎манерами.‏ ‎Он ‎милостиво‏ ‎согласился‏ ‎учить ‎молодую‏ ‎Артемизию. ‎

А ‎далее ‎происходит ‎настоящий‏ ‎скандал, ‎потрясший‏ ‎весь‏ ‎Рим. ‎Артемизия ‎публично‏ ‎заявляет, ‎что‏ ‎Агостино ‎изнасиловал ‎ее. ‎Ей‏ ‎никто‏ ‎не ‎верит,‏ ‎ее ‎забрасывают‏ ‎на ‎улице ‎грязью, ‎называют ‎клеветницей‏ ‎и‏ ‎распутницей. ‎Вообще‏ ‎говоря, ‎бо́льшая‏ ‎часть ‎женщин ‎тогда, ‎даже ‎если‏ ‎они‏ ‎принадлежали‏ ‎к ‎высшим‏ ‎сословиям, ‎в‏ ‎таких ‎случаях‏ ‎умалчивали‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎стали ‎жертвой ‎подобного ‎преступления.‏ ‎Но ‎Артемизия‏ ‎не‏ ‎боится ‎выступить ‎на‏ ‎суде, ‎уверенно‏ ‎держит ‎речь ‎перед ‎судьями‏ ‎и‏ ‎хитроумными ‎адвокатами‏ ‎обидчика. ‎Она‏ ‎даже ‎проводит ‎свое ‎расследование ‎и‏ ‎раскрывает‏ ‎истинную ‎личность‏ ‎Агостино.

Оказывается, ‎Тасси‏ ‎еще ‎в ‎молодости ‎за ‎какое-то‏ ‎преступление‏ ‎отбывал‏ ‎наказание ‎на‏ ‎печально ‎знаменитых‏ ‎галерах, ‎бороздивших‏ ‎Средиземное‏ ‎море. ‎Впрочем,‏ ‎за ‎некие ‎тайные ‎заслуги ‎перед‏ ‎герцогом ‎Тосканским‏ ‎(поговаривали,‏ ‎что ‎он ‎был‏ ‎обычным ‎сутенером)‏ ‎его ‎не ‎приковывают ‎к‏ ‎веслам‏ ‎и ‎даже‏ ‎разрешают ‎во‏ ‎время ‎отбытия ‎наказания ‎рисовать ‎картины‏ ‎на‏ ‎морские ‎сюжеты.‏ ‎Когда ‎Тасси‏ ‎приехал ‎в ‎Рим, ‎то ‎после‏ ‎ряда‏ ‎интриг‏ ‎и ‎авантюр‏ ‎он ‎получает‏ ‎совместный ‎заказ‏ ‎с‏ ‎Орацио ‎Джентилески‏ ‎от ‎Папы ‎Римского. ‎Но ‎это‏ ‎еще ‎не‏ ‎все.‏ ‎Выясняется, ‎что ‎Тасси‏ ‎был ‎значительным‏ ‎подонком: ‎его ‎жена ‎пропала‏ ‎без‏ ‎вести, ‎и‏ ‎все ‎указывало‏ ‎на ‎то, ‎что ‎он ‎нанял‏ ‎бандитов-брави,‏ ‎чтобы ‎ее‏ ‎убить. ‎Кроме‏ ‎того, ‎Артемизия ‎сумела ‎уговорить ‎невестку‏ ‎Тасси,‏ ‎чтобы‏ ‎она ‎призналась,‏ ‎что ‎он‏ ‎и ‎ее‏ ‎изнасиловал.‏ ‎

На ‎суде‏ ‎Тасси ‎получил ‎два ‎года ‎тюрьмы.‏ ‎Впрочем, ‎нашлись‏ ‎некие‏ ‎доброжелатели, ‎которые ‎повлияли‏ ‎на ‎римские‏ ‎власти ‎(или ‎подкупили ‎их),‏ ‎и‏ ‎Тасси ‎выпустили‏ ‎на ‎волю.‏ ‎

Волнения, ‎связанные ‎с ‎процессом, ‎отразились‏ ‎в‏ ‎нескольких ‎картинах‏ ‎Артемизии, ‎в‏ ‎частности, ‎в ‎одной ‎из ‎самых‏ ‎известных‏ ‎—‏ ‎«Юдифь, ‎обезглавливающая‏ ‎Олоферна». ‎Несмотря‏ ‎на ‎библейский‏ ‎сюжет,‏ ‎в ‎образе‏ ‎Юдифи ‎мы ‎видим ‎портретное ‎сходство‏ ‎с ‎самой‏ ‎Артемизией‏ ‎и, ‎хотя ‎до‏ ‎нас ‎не‏ ‎дошло ‎ни ‎одного ‎портрета‏ ‎Тасси,‏ ‎создается ‎впечатление,‏ ‎что ‎в‏ ‎образе ‎Олоферна ‎запечатлен ‎именно ‎он.‏ ‎

Удивительно,‏ ‎но ‎Артемизия‏ ‎выиграла ‎дело,‏ ‎которое, ‎казалось, ‎было ‎обречено ‎на‏ ‎неудачу.‏ ‎О‏ ‎ней ‎говорит‏ ‎весь ‎Рим.‏ ‎Все ‎поражены‏ ‎ее‏ ‎гордостью, ‎целеустремленностью‏ ‎и ‎талантом. ‎Несмотря ‎на ‎репутацию‏ ‎«распутницы», ‎которую‏ ‎поддерживают‏ ‎злые ‎языки ‎и‏ ‎друзья ‎Тасси,‏ ‎сотни ‎римских ‎девушек ‎и‏ ‎юношей‏ ‎восхищаются ‎ею.‏ ‎Среди ‎тех‏ ‎молодых ‎людей, ‎которые ‎с ‎влюбленным‏ ‎взглядом‏ ‎и ‎мандолинами‏ ‎коротают ‎ночи‏ ‎под ‎ее ‎балконом, ‎выделяется ‎красавец-художник‏ ‎Пьерантонио‏ ‎Стиаттеси.‏ ‎Он ‎боготворит‏ ‎Артемизию, ‎клянется‏ ‎ей ‎в‏ ‎вечной‏ ‎любви ‎и‏ ‎сдержит ‎свое ‎слово: ‎после ‎венчания‏ ‎в ‎церкви‏ ‎Санто-Спирито‏ ‎в ‎Сассии ‎он‏ ‎будет ‎верен‏ ‎ей ‎всю ‎жизнь. ‎

Скандал,‏ ‎как‏ ‎это ‎по‏ ‎печальному ‎закону‏ ‎часто ‎бывает, ‎сослужил ‎хорошую ‎службу.‏ ‎Об‏ ‎Артемизии ‎заговорили‏ ‎далеко ‎за‏ ‎пределами ‎Рима. ‎На ‎молодую ‎чету‏ ‎посыпались‏ ‎выгодные‏ ‎художественные ‎заказы,‏ ‎как ‎из‏ ‎рога ‎изобилия.‏ ‎Рука‏ ‎об ‎руку,‏ ‎вернее, ‎кисть ‎о ‎кисть ‎они‏ ‎работают ‎в‏ ‎Генуе,‏ ‎Венеции, ‎пишут ‎десятки‏ ‎картин ‎и‏ ‎фресок ‎в ‎Риме ‎и‏ ‎Неаполе.‏ ‎Затем, ‎объединившись‏ ‎с ‎отцом,‏ ‎Артемизия ‎несколько ‎лет ‎работает ‎при‏ ‎дворе‏ ‎Карла ‎I‏ ‎в ‎Лондоне.‏ ‎Наконец, ‎она ‎возвращается ‎в ‎Италию,‏ ‎и‏ ‎остаток‏ ‎жизни ‎проводит‏ ‎в ‎достатке,‏ ‎почете ‎и‏ ‎уважении‏ ‎в ‎Неаполе.‏ ‎Ее ‎признает ‎все ‎сообщество ‎европейских‏ ‎художников. ‎Она‏ ‎становится‏ ‎первой ‎женщиной ‎—‏ ‎академиком ‎первой‏ ‎в ‎мире ‎Академии ‎живописного‏ ‎искусства‏ ‎в ‎городе‏ ‎творцов ‎–‏ ‎во ‎Флоренции.

Брак ‎со ‎Стиаттеси ‎был‏ ‎счастливым,‏ ‎в ‎нем‏ ‎родилось ‎четверо‏ ‎детей. ‎Впрочем, ‎десятками ‎других ‎«детей»‏ ‎Артемизии‏ ‎мы‏ ‎можем ‎и‏ ‎сейчас ‎любоваться‏ ‎в ‎великих‏ ‎музеях‏ ‎Европы. ‎Сама‏ ‎же ‎жизнь ‎Артемизии ‎Джентилески, ‎которая‏ ‎не ‎побоялась‏ ‎вопреки‏ ‎времени, ‎среде ‎и‏ ‎предрассудкам ‎бороться‏ ‎за ‎честь, ‎самостоятельность ‎и‏ ‎творчество,‏ ‎стала ‎путеводной‏ ‎звездой ‎для‏ ‎десятков ‎тысяч ‎женщин, ‎да ‎и‏ ‎не‏ ‎только ‎женщин.‏ ‎

 Глеб ‎Таргонский‏ ‎

Картина ‎Артемизии ‎Джентилески ‎«Юдифь, ‎обезглавливающая‏ ‎Олоферна»‏ ‎(Рим,‏ ‎1613 ‎год)


Читать: 4+ мин
logo Цифровая история

Эрик Хебборн – неутомимый фальсификатор

Когда ‎мы‏ ‎приходим ‎в ‎музей ‎и ‎с‏ ‎благоговением ‎вглядываемся‏ ‎в‏ ‎старое ‎полотно, ‎то‏ ‎думаем ‎лишь‏ ‎о ‎мастерстве ‎художника, ‎широте‏ ‎его‏ ‎замысла ‎и,‏ ‎возможно, ‎историческом‏ ‎контексте, ‎в ‎котором ‎он ‎работал.

В‏ ‎1991‏ ‎году ‎вышла‏ ‎книга ‎с‏ ‎совершенно ‎не ‎сенсационным ‎названием ‎—‏ ‎«Тяга‏ ‎к‏ ‎неприятностям. ‎Становление‏ ‎художника: ‎автобиография».‏ ‎Между ‎тем‏ ‎она‏ ‎даёт ‎любителю‏ ‎искусства ‎пищу ‎для ‎ещё ‎одной‏ ‎навязчивой ‎мысли:‏ ‎а‏ ‎не ‎смотрю ‎ли‏ ‎я ‎на‏ ‎подделку?

Автор ‎книги, ‎Эрик ‎Хебборн,‏ ‎родился‏ ‎в ‎небогатой‏ ‎английской ‎семье‏ ‎в ‎1934 ‎году. ‎С ‎юности‏ ‎он‏ ‎проявил ‎себя‏ ‎как ‎талантливый‏ ‎художник, ‎и ‎в ‎15 ‎лет‏ ‎уже‏ ‎обрёл‏ ‎известность ‎среди‏ ‎клуба ‎художников‏ ‎Эссекса. ‎Впрочем,‏ ‎предметом‏ ‎искусства ‎были‏ ‎не ‎только ‎его ‎рисунки ‎и‏ ‎полотна, ‎но‏ ‎и‏ ‎он ‎сам, ‎точнее,‏ ‎его ‎поведение.‏ ‎Примерно ‎в ‎это ‎время‏ ‎Эрик‏ ‎начинает ‎отрабатывать‏ ‎«эксцентричность». ‎Например,‏ ‎он ‎заводит ‎привычку ‎перед ‎сном‏ ‎привязывать‏ ‎к ‎большому‏ ‎пальцу ‎ноги‏ ‎верёвку, ‎другой ‎конец ‎которой ‎был‏ ‎переброшен‏ ‎в‏ ‎окно ‎и‏ ‎свисал ‎до‏ ‎первого ‎этажа.‏ ‎К‏ ‎этому ‎концу‏ ‎была ‎прикреплена ‎записка: ‎«Будить ‎в‏ ‎крайнем ‎случае».‏ ‎Потом‏ ‎эта ‎эксцентричность, ‎оформившая‏ ‎его ‎образ‏ ‎«доброго ‎сумасшедшего», ‎помогла ‎Эрику‏ ‎в‏ ‎его ‎аферах.

Когда‏ ‎Хебборн ‎поступил‏ ‎в ‎Королевскую ‎Академию ‎художеств ‎в‏ ‎Лондоне,‏ ‎то ‎стал‏ ‎подрабатывать ‎у‏ ‎известного ‎реставратора ‎старых ‎полотен ‎Джорджа‏ ‎Акселя.‏ ‎Он‏ ‎знакомится ‎с‏ ‎техникой ‎старых‏ ‎мастеров, ‎особенностями‏ ‎красок‏ ‎и ‎холстов‏ ‎того ‎или ‎иного ‎периода. ‎Он‏ ‎узнал, ‎как‏ ‎делать‏ ‎трещины ‎на ‎поверхностях,‏ ‎на ‎которые‏ ‎недавно ‎нанесли ‎краску, ‎тем‏ ‎самым‏ ‎«состаривая» ‎картины.

Эрик‏ ‎«улучшал» ‎старые‏ ‎картины, ‎повышая ‎этим ‎самым ‎их‏ ‎цену‏ ‎на ‎аукционах.‏ ‎Например, ‎он‏ ‎помещал ‎на ‎пейзажи ‎XVIII–XIX ‎веков‏ ‎изображения‏ ‎милых‏ ‎котиков. ‎Однажды‏ ‎по ‎заказу‏ ‎арт-дилера ‎на‏ ‎старом‏ ‎холсте ‎XVII‏ ‎века ‎он ‎написал ‎морской ‎пейзаж,‏ ‎который ‎знатоки‏ ‎отнесли‏ ‎к ‎кисти ‎самого‏ ‎Виллема ‎ван‏ ‎де ‎Велде ‎Младшего.

Впрочем, ‎это‏ ‎были‏ ‎мелкие ‎аферы‏ ‎в ‎стиле‏ ‎Остапа ‎Бендера, ‎этого ‎«джентельмена ‎в‏ ‎поисках‏ ‎десятки». ‎Эрик‏ ‎хотел ‎стать‏ ‎художником, ‎но ‎вскоре ‎одну ‎его‏ ‎работу‏ ‎приняли‏ ‎за ‎творение‏ ‎импрессиониста ‎Уолтера‏ ‎Сикерта ‎(к‏ ‎слову,‏ ‎одного ‎из‏ ‎подозреваемых ‎по ‎нераскрытому ‎делу ‎Джека‏ ‎Потрошителя), ‎и‏ ‎даже‏ ‎поставили ‎на ‎его‏ ‎полотне ‎подпись‏ ‎последнего. ‎Тогда ‎разъярённый ‎Хебборн‏ ‎решил‏ ‎проучить ‎всё‏ ‎сообщество ‎искусствоведов,‏ ‎которое ‎он ‎называл ‎«дураками ‎и‏ ‎мошенниками».‏ ‎Проучить ‎—‏ ‎и ‎неплохо‏ ‎заработать.

Что ‎только ‎не ‎придумал ‎Хебборн‏ ‎за‏ ‎свою‏ ‎долгую ‎карьеру!‏ ‎Он ‎состаривал‏ ‎картины, ‎обливая‏ ‎их‏ ‎кипятком, ‎ставя‏ ‎подписи ‎мастеров ‎старыми ‎шрифтами, ‎но…‏ ‎современными ‎чернилами.‏ ‎Наконец,‏ ‎он ‎создаёт ‎картины‏ ‎«с ‎нуля».‏ ‎Их ‎признают ‎подлинниками. ‎Эрик‏ ‎не‏ ‎разменивается ‎по‏ ‎мелочам. ‎Он‏ ‎работает ‎только ‎с ‎солидными ‎знатоками‏ ‎искусства,‏ ‎с ‎Christie’s,‏ ‎Sotheby’s, ‎подделывает‏ ‎картины ‎Рубенса, ‎Буше, ‎Пиранезе, ‎Тьеполо…‏ ‎Один‏ ‎только‏ ‎список ‎мастеров‏ ‎займёт ‎целую‏ ‎статью.

Он ‎зарабатывает‏ ‎десятки,‏ ‎сотни ‎тысяч‏ ‎долларов, ‎но ‎не ‎может ‎остановиться.‏ ‎Он ‎подражает‏ ‎стилю‏ ‎древних, ‎ставя ‎себе‏ ‎всё ‎новые‏ ‎и ‎новые ‎задачи ‎и‏ ‎выполняя‏ ‎их. ‎Он‏ ‎раскрывает ‎десятки‏ ‎секретов ‎клея, ‎который ‎использовали ‎в‏ ‎эпоху‏ ‎Возрождения.

Для ‎всех‏ ‎он ‎остаётся‏ ‎эксцентричным, ‎взбалмошным ‎и ‎приятным ‎собеседником,‏ ‎у‏ ‎которого‏ ‎нюх ‎на‏ ‎«старых ‎бабушек,‏ ‎у ‎которых‏ ‎совершенно‏ ‎случайно ‎на‏ ‎антресолях ‎пылится ‎неузнанный ‎шедевр».

В ‎конце‏ ‎1970-х ‎годов‏ ‎в‏ ‎европейском ‎мире ‎любителей‏ ‎искусства ‎росло‏ ‎убеждение, ‎что ‎рынок ‎заполонили‏ ‎фальсификаты.‏ ‎Подозрение ‎пало‏ ‎на ‎Хебборна,‏ ‎но ‎его ‎мало ‎кто ‎разделил.‏ ‎Предполагали,‏ ‎что ‎такой‏ ‎труд ‎не‏ ‎под ‎силу ‎одному ‎человеку, ‎что‏ ‎здесь‏ ‎действует‏ ‎команда ‎из‏ ‎как ‎минимум‏ ‎полусотни ‎фальсификаторов.‏ ‎Эрик‏ ‎же ‎отрицал‏ ‎обвинения ‎и… ‎продолжил ‎работать ‎на‏ ‎своей ‎фабрике‏ ‎подделок‏ ‎ещё ‎энергичнее.

Впрочем, ‎к‏ ‎концу ‎1980-х‏ ‎годов ‎Хебборн ‎начинает ‎уставать.‏ ‎Он‏ ‎хочет ‎на‏ ‎покой, ‎на‏ ‎который ‎он ‎себе ‎накопил ‎приличную‏ ‎сумму.‏ ‎В ‎1990-е‏ ‎он ‎приобретает‏ ‎себе ‎квартиру ‎в ‎Риме, ‎а‏ ‎в‏ ‎1996‏ ‎году ‎его‏ ‎находят ‎мёртвым‏ ‎на ‎Пьяцца‏ ‎Трилусса.‏ ‎Официальная ‎причина‏ ‎смерти ‎— ‎внутреннее ‎кровотечение. ‎Неофициальных‏ ‎версий ‎множество‏ ‎—‏ ‎от ‎убийства ‎на‏ ‎почве ‎ревности‏ ‎до ‎мести ‎могущественной ‎итальянской‏ ‎мафии,‏ ‎с ‎которой‏ ‎Хебборн ‎якобы‏ ‎работал.

В ‎1991 ‎году ‎Эрик ‎решил‏ ‎больше‏ ‎не ‎держать‏ ‎в ‎себе‏ ‎свою ‎тайну ‎и ‎выпустил ‎вышеупомянутую‏ ‎книгу.‏ ‎Его‏ ‎«нарциссизм» ‎требовал‏ ‎признания, ‎и‏ ‎оно ‎было‏ ‎получено:‏ ‎книга ‎вызвала‏ ‎эффект ‎разорвавшейся ‎бомбы. ‎Хебборн ‎заявил,‏ ‎что ‎общее‏ ‎число‏ ‎подделанных ‎им ‎картин‏ ‎и ‎рисунков‏ ‎составляет ‎несколько ‎тысяч ‎единиц!‏ ‎Впрочем,‏ ‎великий ‎фальсификатор,‏ ‎у ‎которого‏ ‎тяга ‎к ‎наживе ‎совмещалась ‎с‏ ‎тягой‏ ‎к ‎«нераскрываемому‏ ‎преступлению», ‎разбросал‏ ‎по ‎своей ‎книге ‎множество ‎загадок.‏ ‎Ещё‏ ‎несколько‏ ‎десятилетий, ‎а‏ ‎может ‎быть,‏ ‎и ‎веков‏ ‎искусствоведы‏ ‎будут ‎спорить,‏ ‎подлинный ‎ли ‎это ‎шедевр ‎или‏ ‎фальсификат.

Глеб ‎Таргонский


Обновления проекта

Follow

Statistics

165 readers

Filters

Gift a subscription

A code will be created that will allow the recipient free access to a certain subscription level.

Payment for this user will be deducted from your card until the subscription is cancelled. The code can be shown on the screen or emailed with instructions.

Add card
0/2048