logo
Собрание текстов Эдварда Чеснокова
(художественных и публицистических)
logo
3
читателя
2 331 ₽
в месяц

Собрание текстов Эдварда Чеснокова  (художественных и публицистических)

About project View Subscription levels Filters Statistics Обновления проекта Contacts Share Tags
All projects
About project
Надо ставить себе цели — и добиваться их.
Я родился в прошлом столетии, полагая, что всю последующую жизнь мне достанется лишь наблюдать дальнейший упадок, — но неожиданно вновь вернулась Эпоха Героев.
Эпоха Героев нуждалась в летописании. Я публиковался в «Литературной газете», «Известиях», «Свободной прессе», «Комсомольской правде», «Дэйли Шторме», «Октагоне» и других больших и малых российских изданиях. Но мне хотелось большего — заграницы. Что же, мои колонки выходили в газетах у каталонских националистов, китайскими сувереналистов и турецких национал-большевиков. Я изъездил Африку от Мали до Сомали и по приглашению властей Синцзяна посещал «лагеря для уйгуров в СУАР», а потом брал интервью у их главного критика. В конце концов я заболел коронавирусом и, прикованный к постели, набросал первую часть Романа об Африке.
И понял, что эти тексты тоже нужно где-то публиковать.
Вот положим, здесь.
Публикации, доступные бесплатно
Subscription levels
One-time payment

Подписка плоха тем, что каждый месяц у вас будут списываться ₽₽. Если вы хотите просто поддержать Эдварда Чеснокова, его Африканские Экспедиции и его работу, можете сделать однократное пожертвование. Часть средств идёт на благотворительность.

Help the project
Начальный уровень 777₽ month 6 061₽ year
(-35%)
When you subscribe for a year, you get a 35% discount. 35% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Собрание текстов Эдварда Чеснокова

Всего за ₽777 в месяц (со скидкой 35% при оплате за год) вы получаете возможность читать тексты Эдварда Чеснокова, которых нет нигде, кроме этой площадки. Глобальная конспирология и кинорецензии к фильмам, на которых вы сможете воспитать из ваших детей Настоящий Мужчин и Настоящих Женщин; художественная проза и драматургия, фоторепортажи из закрытых для посторонних мест — вы попадаете в узкий (я бы даже сказал, элитарный, если бы это слово не было таким пошлым) круг людей, задающих культурный и политический процесс в постфевральской России.

Subscribe
Эксперт по конспирологии кланов 3 499₽ month 27 293₽ year
(-35%)
When you subscribe for a year, you get a 35% discount. 35% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Собрание текстов Эдварда Чеснокова

Подписывайтесь на продвинутый уровень, если вы хотите:

а) по-настоящему вдохновить и поддержать Эдварда в его деятельности на благо Родины, а также внести вклад в создание новой русской литературы и политологии, за которую наконец-то вам, как и всякому патриоту, будет не стыдно;

б) получать доступ к эксклюзивной аналитике с ПРОГНОЗОМ по клановым изменениям на ближайший год (что ощутимо повлияет на экономические и политические расклады на той же дистанции).

И, кстати, на этом уровне разрешено комментирование ко всем постам!

Subscribe
Стратегические консультации 22 000₽ month 211 200₽ year
(-20%)
When you subscribe for a year, you get a 20% discount. 20% main discount and 0% extra. discount for your level on the project Собрание текстов Эдварда Чеснокова

Если вы любите играть по крупному, как и я, — этот уровень для вас. Да, у меня есть непубличная оферта. Да, я занимаюсь стратегическим консультированием: от противодействия попыткам рейдерского захвата вашего бизнеса — до вывода вас из депрессии (результаты второго могут быть столь же губительны, что и первое).

Да, на этом уровне вы получаете возможность в режиме 24/7 обратиться к Эдварду со своей проблемой. И, конечно, ЛИЧНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ С УПОМИНАНИЕМ ВАШЕГО ИМЕНИ на страницах моих литературных произведений.

Subscribe
Filters
Statistics
3 readers
2 331 ₽ per month
Обновления проекта
Contacts
Share
Tags
Читать: 11+ мин
logo Собрание текстов Эдварда Чеснокова
Unblock this post
by becoming a subscriber
Subscribe for 777₽ per month

Эксклюзив: Внутри дома Нормана Фостера в Екатеринбурге

Россия пробуждается. Дома от сэра Нормана Фостера — уже и в областных центрах. Один из них — екатеринбургскую «кукурузу» — я узрел изнутри!

Читать: 18+ мин
logo Собрание текстов Эдварда Чеснокова

Испытано на себе: Как я был активистом по борьбе с феминистками (неопубликованный репортаж, 2019 г.)

[Прим.: ‎данный‏ ‎текст ‎написал ‎осенью ‎2019 ‎года‏ ‎как ‎репортаж‏ ‎для‏ ‎«КП» ‎— ‎который,‏ ‎в ‎силу‏ ‎ряда ‎причин, ‎так ‎и‏ ‎не‏ ‎был ‎опубликован:‏ ‎сначала ‎—‏ ‎пандемия, ‎а ‎потом ‎— ‎и‏ ‎всё‏ ‎прочее. ‎Но‏ ‎хороший ‎текст‏ ‎живёт ‎вечно ‎— ‎и, ‎собирая‏ ‎автобиблиотеку,‏ ‎я‏ ‎решил: ‎можно.]

Наш‏ ‎корреспондент ‎внедрился‏ ‎в ‎молодежное‏ ‎движение‏ ‎идентаристов, ‎которое‏ ‎сражается ‎за ‎традиционные ‎ценности ‎нетрадиционными‏ ‎методами

 

Из ‎переписки‏ ‎в‏ ‎«Телеграме».

ЭДВАРД: Мне ‎зашьют ‎медицинскими‏ ‎нитками ‎рот.‏ ‎Я ‎встану ‎в ‎центре‏ ‎Питера‏ ‎с ‎плакатом:‏ ‎«Нет ‎гендерным‏ ‎теориям». ‎Это ‎и ‎будет ‎наша‏ ‎уличная‏ ‎акция. ‎Нужен‏ ‎лишь ‎врач‏ ‎без ‎башни, ‎который ‎меня ‎зашьёт.

РОСС:‏ ‎Найдём‏ ‎из‏ ‎наших ‎сторонников.

 

Глава‏ ‎1. ‎ПРОТИВ‏ ‎САМУРАЕВ, ‎ПРОТИВ‏ ‎ЕЛЬЦИНИЗМА

В‏ ‎полузапрещённом ‎мессенджере‏ ‎«Телеграм» ‎— ‎любимом ‎средстве ‎связи‏ ‎политактивистов ‎—‏ ‎я‏ ‎общаюсь ‎с ‎парнем‏ ‎по ‎прозвищу‏ ‎Росс ‎Марсов. ‎Его ‎настоящее‏ ‎имя‏ ‎— ‎Руслан.‏ ‎Фамилии ‎стесняется‏ ‎— ‎не ‎особо ‎русская.

Год ‎назад‏ ‎Росс‏ ‎с ‎друзьями‏ ‎основали ‎в‏ ‎Петербурге ‎молодёжное ‎движение ‎«Идентаристы ‎России».‏ ‎И‏ ‎начали,‏ ‎как ‎выражаются‏ ‎политологи, ‎«акции‏ ‎прямого ‎действия».‏ ‎Но‏ ‎какие-то ‎странные.

Мы‏ ‎ведь ‎к ‎чему ‎привыкли: ‎активисты‏ ‎то ‎дверь‏ ‎в‏ ‎приёмную ‎ФСБ ‎подожгут,‏ ‎то ‎Храм‏ ‎Христа ‎Спасителя ‎«панк-молебном» ‎осквернят,‏ ‎то‏ ‎оголенные ‎части‏ ‎тела ‎к‏ ‎мостовой ‎на ‎Красной ‎площади ‎приколотят‏ ‎(реальные‏ ‎перфомансы ‎всевозможных‏ ‎«арт-группировок» ‎последнего‏ ‎десятилетия ‎— ‎авт.).

А ‎идентаристы ‎показали:‏ ‎уличный‏ ‎движ‏ ‎не ‎обязательно‏ ‎может ‎быть‏ ‎только ‎антигосударственным.‏ ‎Или‏ ‎казённо-унылым, ‎как‏ ‎официозные ‎молодежные ‎движения ‎при ‎парламентских‏ ‎партиях, ‎о‏ ‎которых‏ ‎я ‎делал ‎репортаж год‏ ‎назад.

20 января ‎2019. Токио‏ ‎вновь ‎заявляет ‎о ‎претензиях‏ ‎на‏ ‎Южные ‎Курилы.‏ ‎Идентаристы ‎проникают‏ ‎на ‎крышу ‎здания ‎недалеко ‎от‏ ‎консульства‏ ‎Японии ‎в‏ ‎Петербурге, ‎вывешивают‏ ‎огромный ‎баннер: ‎«Родина ‎не ‎продается».

5 октября. Движение‏ ‎ведет‏ ‎экспансию‏ ‎по ‎России.‏ ‎Москва. ‎У‏ ‎Белого ‎дома‏ ‎два‏ ‎идентариста ‎разворачивают‏ ‎и ‎поджигают ‎баннер ‎с ‎цифрами‏ ‎«1993» ‎—‏ ‎в‏ ‎память ‎о ‎расстреле‏ ‎Верховного ‎Совета‏ ‎26 ‎лет ‎назад ‎при‏ ‎Ельцине.‏ ‎Фото ‎с‏ ‎акции ‎набирают‏ ‎сто ‎тысяч ‎просмотров ‎в ‎«Телеграме».

В‏ ‎том‏ ‎же ‎«секретном‏ ‎мессенджере» ‎легко‏ ‎найти ‎и ‎контакты ‎идентаристов.

О, ‎Росс‏ ‎Марсов‏ ‎как‏ ‎раз ‎на‏ ‎пару ‎дней‏ ‎зарулит ‎в‏ ‎Москву.‏ ‎Приглашаю ‎поболтать‏ ‎в ‎дорогую ‎редакцию.

 

Глава ‎2. ‎МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ‏ ‎УБИВАЕТ

— Та ‎акция‏ ‎«1993»‏ ‎— ‎инициатива ‎нашего‏ ‎московского ‎отделения,‏ ‎со ‎мною ‎никак ‎не‏ ‎согласовывалась.‏ ‎И ‎это‏ ‎хорошо. ‎Организация‏ ‎вождистского ‎типа ‎— ‎лучший ‎способ‏ ‎для‏ ‎попадания ‎вождя‏ ‎в ‎тюрьму,‏ ‎— ‎сообщает ‎мне ‎Росс ‎Марсов‏ ‎в‏ ‎столовке‏ ‎на ‎пятом‏ ‎этаже ‎«КП».

Рассказывает‏ ‎о ‎себе.‏ ‎21‏ ‎год. ‎Рано‏ ‎потерял ‎отца. ‎После ‎школы ‎переехал‏ ‎от ‎матери‏ ‎из‏ ‎Сибири ‎в ‎Питер.‏ ‎Нигде ‎—‏ ‎в ‎смысле, ‎в ‎вузе‏ ‎—‏ ‎не ‎учится.‏ ‎Дизайнер-фрилансер. ‎Сам‏ ‎зарабатывает ‎на ‎съём ‎квартиры. ‎А‏ ‎я,‏ ‎помню, ‎в‏ ‎его ‎годы‏ ‎впахивал ‎курьером ‎и ‎думал, ‎как‏ ‎бы‏ ‎наскрести‏ ‎на ‎первый‏ ‎мобильник…

— За ‎что‏ ‎вы ‎сражаетесь?

— За‏ ‎традиционные‏ ‎устои, ‎против‏ ‎нелегальной ‎миграции, ‎против ‎либеральных ‎ценностей.‏ ‎Вот ‎у‏ ‎нас‏ ‎в ‎Питере ‎открылось‏ ‎«первое ‎фем-кафе»,‏ ‎мужчинам ‎туда ‎вход ‎запрещён.‏ ‎8‏ ‎марта ‎несколько‏ ‎парней ‎пришли‏ ‎туда ‎с ‎цветами, ‎чтобы ‎подарить‏ ‎феминисткам‏ ‎— ‎те‏ ‎залили ‎ребят‏ ‎перцовым ‎спреем. ‎Ту ‎акцию ‎не‏ ‎наши‏ ‎активисты‏ ‎делали, ‎но‏ ‎мы ‎такое‏ ‎поддерживаем. ‎Вся‏ ‎эта‏ ‎либеральная ‎гниль‏ ‎с ‎Запада ‎идёт. ‎Даже ‎инструкции‏ ‎Ельцину ‎по‏ ‎расстрелу‏ ‎Белого ‎дома ‎давались‏ ‎из ‎посольства‏ ‎США.

Секретный ‎номер ‎телефона ‎Росса,‏ ‎через‏ ‎который ‎мы‏ ‎с ‎ним‏ ‎общаемся ‎в ‎секретном ‎мессенджере, ‎имеет‏ ‎американский‏ ‎префикс.

Из ‎аналитической‏ ‎справки.

Молодёжное ‎движение‏ ‎идентаристов ‎зародилось ‎во ‎Франции ‎в‏ ‎2012‏ ‎году,‏ ‎охватив ‎почти‏ ‎все ‎страны‏ ‎ЕС ‎—‏ ‎от‏ ‎Португалии ‎до‏ ‎Австрии. ‎Суть ‎ясна ‎из ‎названия:‏ ‎борьба ‎за‏ ‎национальную‏ ‎идентичность, ‎обращение ‎к‏ ‎корням. ‎Основная‏ ‎форма ‎активности ‎— ‎уличные‏ ‎перфомансы.‏ ‎Например, ‎19-летняя‏ ‎студентка ‎из‏ ‎Аугсбурга ‎(ФРГ) ‎Анни ‎Хунеке ‎залила‏ ‎себя‏ ‎бутафорской ‎кровью,‏ ‎легла ‎на‏ ‎асфальт ‎и ‎сфотографировалась ‎под ‎лозунгом‏ ‎«мультикультурализм‏ ‎убивает»‏ ‎— ‎в‏ ‎знак ‎солидарности‏ ‎с ‎девушками,‏ ‎которых‏ ‎изнасиловали ‎мигранты.

Либеральные‏ ‎правительства ‎западноевропейских ‎стран ‎считают ‎идентаристов‏ ‎угрозой. ‎Так,‏ ‎13‏ ‎июня ‎2019 ‎года‏ ‎немецкая ‎полиция‏ ‎провела ‎на ‎квартире ‎Анни‏ ‎Хунеке‏ ‎обыск ‎с‏ ‎изъятием ‎мобильных‏ ‎устройств, ‎посчитав ‎её ‎перфоманс ‎«экстремизмом».

 

Глава‏ ‎3.‏ ‎ПЕРЕПЛЮНУТЬ ‎ПАВЛЕНСКОГО

Я‏ ‎продолжаю ‎допытывать‏ ‎Руслана, ‎то ‎бишь ‎Росса:

— Актив ‎у‏ ‎вас‏ ‎большой?

— После‏ ‎акции ‎«1993»‏ ‎сразу ‎четыре‏ ‎человека ‎пришло.‏ ‎(Запись‏ ‎активистов ‎происходит‏ ‎через ‎«телеграм» ‎и ‎соцсети, ‎где‏ ‎как ‎раз‏ ‎и‏ ‎размещаются ‎красочные ‎фотоотчёты‏ ‎с ‎акций‏ ‎— ‎авт). ‎Идентаристы ‎по‏ ‎всей‏ ‎России ‎—‏ ‎в ‎Орле,‏ ‎в ‎Екатеринбурге… ‎Самая ‎мощная ‎ячейка,‏ ‎конечно,‏ ‎в ‎Питере,‏ ‎где ‎мы‏ ‎начинали. ‎Человек ‎40-50.

У ‎меня ‎возникает‏ ‎коварный‏ ‎план.

— Ты‏ ‎говорил, ‎европейские‏ ‎идентаристы ‎могут‏ ‎официально ‎признать‏ ‎вас‏ ‎своим ‎российским‏ ‎отделением. ‎Но ‎для ‎этого ‎им‏ ‎нужно ‎увидеть,‏ ‎что‏ ‎у ‎вас ‎мощный‏ ‎движ. ‎Ну‏ ‎так ‎замутите ‎чего-нибудь, ‎а‏ ‎я‏ ‎репортаж ‎в‏ ‎«КП» ‎сделаю.‏ ‎В ‎крупнейшей ‎газете ‎России, ‎—‏ ‎предлагаю.

То‏ ‎есть ‎за‏ ‎счёт ‎редакции‏ ‎скатаюсь ‎в ‎командировку, ‎поживу ‎пару‏ ‎дней‏ ‎в‏ ‎культурно-столичном ‎отеле;‏ ‎впрочем, ‎Россу‏ ‎о ‎такой‏ ‎мотивации‏ ‎знать ‎не‏ ‎обязательно. ‎Он ‎гуглит ‎с ‎телефона,‏ ‎чего ‎интересного‏ ‎ожидается‏ ‎в ‎Питере:

— 20 октября, ‎Набережная‏ ‎Фонтанки, ‎дом‏ ‎15, ‎семинар ‎«Феминистская ‎литературная‏ ‎критика»…‏ ‎Но ‎если‏ ‎мы ‎начнём‏ ‎срывать ‎их ‎лекции ‎— ‎то‏ ‎они‏ ‎начнут ‎срывать‏ ‎наши. ‎(У‏ ‎идентаристов ‎есть ‎ещё ‎и ‎лекторий‏ ‎—‏ ‎рассказывают‏ ‎молодёжи ‎о‏ ‎философах-консерваторах ‎—‏ ‎авт.)

— Не, ‎надо‏ ‎без‏ ‎агрессии, ‎но‏ ‎такое… ‎Чтоб ‎картинка ‎была. ‎Как‏ ‎у ‎[Петра]‏ ‎Павленского. (Современный‏ ‎художник, ‎зашил ‎себе‏ ‎рот ‎«в‏ ‎знак ‎протеста ‎против ‎государственного‏ ‎насилия»;‏ ‎затем ‎эмигрировал‏ ‎в ‎Париж,‏ ‎где ‎провёл ‎очередной ‎перфоманс ‎с‏ ‎поджогом‏ ‎здания ‎Банка‏ ‎Франции, ‎за‏ ‎что ‎был ‎там ‎посажен ‎в‏ ‎тюрьму‏ ‎—‏ ‎авт.)

— Например? ‎В‏ ‎пикет ‎где-то‏ ‎встать? ‎Мы‏ ‎такое‏ ‎делаем.

— Не ‎просто‏ ‎в ‎пикет. ‎Зашить ‎себе ‎рот,‏ ‎в ‎руки‏ ‎—‏ ‎плакат ‎«НЕТ ‎ГЕНДЕРНЫМ‏ ‎ТЕОРИЯМ». ‎Если‏ ‎что, ‎я ‎готов. ‎Поможешь?

Росс‏ ‎Марсов‏ ‎соглашается. ‎И‏ ‎бесстрастно, ‎как‏ ‎менеджер, ‎начинает ‎решать ‎«бизнес-кейс»: ‎каким‏ ‎образом‏ ‎провернуть ‎подобную‏ ‎акцию.

Идею ‎командировки‏ ‎— ‎написать ‎о ‎движухе ‎идентаристов,‏ ‎которую‏ ‎я‏ ‎сам ‎же‏ ‎соорганизую, ‎—‏ ‎дорогая ‎редакция‏ ‎одобряет.

 

Глава‏ ‎4. ‎АРХИПЕЛАГ‏ ‎ГЕНДЕРЛАГ

Из ‎аналитической ‎справки.

«Гендерные ‎теории» ‎—‏ ‎популярное ‎на‏ ‎Западе‏ ‎псевдонаучное ‎учение ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎существует ‎не ‎два ‎пола:‏ ‎мужчина‏ ‎и ‎женщина‏ ‎— ‎а‏ ‎несколько ‎десятков ‎различных ‎«гендеров». ‎Которые‏ ‎являются‏ ‎не ‎биологическим,‏ ‎а ‎социальным‏ ‎признаком ‎— ‎то ‎есть ‎могут‏ ‎изменяться‏ ‎в‏ ‎течение ‎жизни.‏ ‎Поэтому, ‎скажем,‏ ‎родители ‎не‏ ‎имеют‏ ‎право ‎дарить‏ ‎мальчику ‎игрушечное ‎ружьё, ‎а ‎девочке‏ ‎— ‎куклу:‏ ‎это‏ ‎«закладывает ‎в ‎них‏ ‎ложные ‎гендерные‏ ‎установки». ‎Потому ‎что ‎на‏ ‎самом‏ ‎деле ‎твой‏ ‎сын, ‎может‏ ‎быть, ‎не ‎мальчик, ‎а ‎девочка.‏ ‎Или‏ ‎кто-нибудь ‎третий.

Ещё‏ ‎одно ‎направление‏ ‎— ‎феминизм. ‎Наше ‎традиционное ‎(как‏ ‎в‏ ‎России)‏ ‎общество ‎якобы‏ ‎построено ‎на‏ ‎мужской ‎тирании,‏ ‎которая‏ ‎«навязывают ‎женщине‏ ‎роль ‎рабыни» ‎и ‎всё ‎те‏ ‎же ‎«гендерные‏ ‎стереотипы».‏ ‎Например, ‎что ‎нужно‏ ‎быть ‎стройной,‏ ‎рожать ‎детей, ‎брить ‎подмышки.‏ ‎Тогда‏ ‎как ‎настоящая‏ ‎свободная ‎феминистка‏ ‎должна ‎быть ‎выше ‎таких ‎предрассудков.

«Гендерные‏ ‎исследования»‏ ‎ведутся ‎и‏ ‎России ‎—‏ ‎например, ‎в ‎Европейском ‎университете ‎в‏ ‎Санкт-Петербурге‏ ‎(ЕУ).‏ ‎Ранее ‎этот‏ ‎частный ‎вуз‏ ‎получал ‎финансирование‏ ‎из-за‏ ‎рубежа, ‎в‏ ‎том ‎числе ‎от ‎фонда ‎Джорджа‏ ‎Сороса.

…Где ‎проводить‏ ‎акцию,‏ ‎мы ‎решили ‎сразу.‏ ‎Назвали ‎её‏ ‎«ГЕНДЕРЛАГ». ‎Современный ‎ГУЛАГ, ‎типа.

— Ты‏ ‎говорил,‏ ‎у ‎вас‏ ‎лекторий ‎есть?‏ ‎Организуй-ка ‎мне ‎лекцию, ‎я ‎же‏ ‎всё‏ ‎равно ‎в‏ ‎Питер ‎приеду‏ ‎для ‎перфоманса. ‎А ‎тут ‎ещё‏ ‎вашим‏ ‎ребятам‏ ‎о ‎журналистике‏ ‎расскажу, ‎—‏ ‎предлагаю ‎я.

Росс‏ ‎не‏ ‎против, ‎обещает,‏ ‎что ‎придёт ‎человек ‎30. ‎Мне‏ ‎это ‎и‏ ‎нужно.‏ ‎Прекрасный ‎повод ‎собрать‏ ‎актив ‎идентаристов,‏ ‎посмотреть-пощупать. ‎Они ‎тоже ‎будут‏ ‎частью‏ ‎репортажа ‎—‏ ‎о ‎чём‏ ‎я, ‎естественно, ‎не ‎распространяюсь.

Росс ‎подгоняет‏ ‎врача‏ ‎(вернее, ‎студента‏ ‎медфака ‎из‏ ‎числа ‎сочувствующих). ‎Он ‎и ‎должен‏ ‎зашить‏ ‎мне‏ ‎рот. ‎Ежели‏ ‎не ‎сдрейфит.

Из‏ ‎переписки ‎в‏ ‎«Телеграме».

Эдвард:‏ ‎Я ‎так‏ ‎понимаю, ‎если ‎зашить ‎рот, ‎то‏ ‎там ‎кожа‏ ‎зарастёт‏ ‎через ‎некоторое ‎время?

Доктор‏ ‎Илья: ‎И‏ ‎да, ‎и ‎нет. ‎В‏ ‎большинстве‏ ‎случаев ‎зарастает,‏ ‎но ‎будет‏ ‎шрамчик. ‎Ооочень ‎маленький ‎процент, ‎что‏ ‎останется‏ ‎дырка.

Э.: ‎Для‏ ‎нас ‎важна‏ ‎художественная ‎выразительность. ‎Чтобы ‎нитки ‎были‏ ‎контрастно‏ ‎видны‏ ‎на ‎фото.

И.:‏ ‎Это ‎сложно.‏ ‎Нитки, ‎как‏ ‎правило,‏ ‎белые. ‎Если‏ ‎будет ‎хорошо ‎кровить ‎— ‎а‏ ‎скорее ‎всего‏ ‎будет‏ ‎— ‎тогда ‎выйдет‏ ‎вполне ‎художественно…‏ ‎надо ‎сделать ‎пробный ‎шов‏ ‎до‏ ‎дня ‎«Х».

 

Глава‏ ‎5. ‎ВОСЕМНАДЦАТОЕ‏ ‎ОКТЯБРЯ ‎2019 ‎ГОДА. ‎48 ‎ЧАСОВ‏ ‎ДО‏ ‎ДНЯ ‎«Х».

И‏ ‎вот ‎—‏ ‎моя ‎лекция. ‎Клуб ‎«Листва» ‎при‏ ‎книжном‏ ‎магазине‏ ‎издательства ‎«Чёрная‏ ‎сотня». ‎Конспирация‏ ‎на ‎высоте‏ ‎—‏ ‎в ‎дебрях‏ ‎питерских ‎подворотен ‎без ‎вывески.

— Тут ‎националисты‏ ‎собираются, ‎—‏ ‎объясняет‏ ‎Росс.

— Ну ‎зачем ‎такие‏ ‎слова, ‎—‏ ‎морщусь ‎я. ‎— ‎Скажи‏ ‎лучше:‏ ‎«правоконсерваторы»…

Входим ‎внутрь.‏ ‎Ассортимент ‎и‏ ‎тематика ‎книг ‎соответствуют ‎названию ‎издательства.‏ ‎На‏ ‎стене ‎инструкция‏ ‎с ‎паролем‏ ‎от ‎вайфая ‎— ‎Russia4Russians ‎(на‏ ‎русский‏ ‎переводить‏ ‎не ‎буду‏ ‎— ‎соответствующее‏ ‎выражение ‎признано‏ ‎экстремистским).

Зал‏ ‎небольшой, ‎но‏ ‎полон. ‎Три ‎десятка ‎парней, ‎две-три‏ ‎девушки. ‎Вообще‏ ‎идентаристы‏ ‎— ‎движение ‎на‏ ‎90% ‎мужское.

Вместо‏ ‎лекции ‎разжигаю ‎дискуссию:

Кто ‎считает,‏ ‎что‏ ‎нужно ‎возродить‏ ‎смертную ‎казнь? (Разговор‏ ‎происходил ‎вскоре ‎после ‎жестокого ‎убийства‏ ‎9-летней‏ ‎саратовской ‎девочки‏ ‎Лизы ‎Киселевой‏ ‎местным ‎жителем ‎— ‎авт.) ‎

Пять-шесть‏ ‎рук.‏ ‎Перепалка:

— Если‏ ‎преступник ‎знает,‏ ‎что ‎в‏ ‎любом ‎случае‏ ‎выживет,‏ ‎то ‎станет‏ ‎рецидивистом…

— Весь ‎вопрос ‎— ‎качество ‎суда.‏ ‎Смертная ‎казнь‏ ‎будет‏ ‎инструментом ‎сведения ‎счетов‏ ‎с ‎неугодными.

Продолжаю‏ ‎допрос:

— Поднимите ‎руки, ‎кто ‎считает,‏ ‎что‏ ‎надо ‎легализовать‏ ‎гей-браки?

Ни ‎одной‏ ‎руки.

— В ‎гей-браках ‎начнут ‎усыновлять ‎детей,‏ ‎—‏ ‎отвечает ‎один‏ ‎из ‎активистов‏ ‎— ‎дюжий ‎бородач. ‎— ‎А‏ ‎дети‏ ‎не‏ ‎виноваты.

Вот ‎они,‏ ‎молодые ‎русские‏ ‎консерваторы.

Рассказываю ‎им‏ ‎о‏ ‎принципах ‎журналистики.‏ ‎Например, ‎о ‎том, ‎что ‎настоящий‏ ‎журналист ‎всегда‏ ‎стоит‏ ‎над ‎схваткой, ‎как‏ ‎нейтральный ‎наблюдатель.‏ ‎И ‎ни ‎в ‎коем‏ ‎случае‏ ‎не ‎должен‏ ‎вмешиваться ‎в‏ ‎события, ‎репортаж ‎о ‎которых ‎пишет.

К‏ ‎ночи‏ ‎выясняется, ‎что‏ ‎доктор ‎Илья,‏ ‎который ‎должен ‎был ‎зашивать ‎мне‏ ‎рот,‏ ‎отвалился.

— Его‏ ‎можно ‎понять.‏ ‎Если ‎ты‏ ‎умрешь, ‎то‏ ‎его‏ ‎засудят, ‎—‏ ‎объясняет ‎Росс.

— Так ‎найди ‎другого ‎врача.

— Вообще-то‏ ‎я ‎уже‏ ‎с‏ ‎тремя ‎говорил. ‎Все‏ ‎отказываются.

— Придумывай ‎что-нибудь.‏ ‎Вернусь ‎без ‎репортажа ‎—‏ ‎уволят. (На‏ ‎самом ‎деле‏ ‎нет ‎—‏ ‎авт.)

— А ‎зачем ‎что-то ‎придумывать? ‎У‏ ‎нас‏ ‎же ‎«ГЕНДЕРЛАГ»?‏ ‎Вот ‎пусть‏ ‎девушка ‎проведёт ‎по ‎улице ‎на‏ ‎цепи‏ ‎парня‏ ‎в ‎тюремной‏ ‎робе, ‎и‏ ‎оба ‎так‏ ‎встанут‏ ‎у ‎дверей‏ ‎Европейского ‎университета. ‎Активистов ‎найдём.

До ‎акции‏ ‎— ‎меньше‏ ‎двух‏ ‎суток.

  

Глава ‎6. ‎ДЕВЯТНАДЦАТОЕ‏ ‎ОКТЯБРЯ ‎2019‏ ‎ГОДА. ‎12 ‎ЧАСОВ ‎ДО‏ ‎ДНЯ‏ ‎«Х».

Европейский ‎университет‏ ‎(ЕУ) ‎—‏ ‎недалеко ‎от ‎Смольного. ‎В ‎последний‏ ‎вечер‏ ‎перед ‎акцией‏ ‎делаем ‎с‏ ‎Россом ‎рекогносцировку.

Да ‎уж. ‎В ‎тридцати‏ ‎метрах‏ ‎от‏ ‎ЕУ ‎—‏ ‎пост ‎полиции‏ ‎с ‎патрульной‏ ‎машиной.‏ ‎В ‎ста‏ ‎метрах, ‎в ‎соседнем ‎дворе, ‎—‏ ‎полноценное ‎отделение.

— Большинство‏ ‎акций‏ ‎проваливается ‎из-за ‎плохой‏ ‎подготовки, ‎—‏ ‎объясняет ‎Росс. ‎— ‎Я‏ ‎участвовал‏ ‎в ‎семи‏ ‎акциях ‎прямого‏ ‎действия, ‎бывали ‎проблемы ‎с ‎полицией,‏ ‎кое-кого‏ ‎из ‎наших‏ ‎задерживали.

— А ‎тебя?

— Я‏ ‎благодаря ‎хорошей ‎физподготовке ‎убегал. ‎—‏ ‎Росс‏ ‎ростом‏ ‎под ‎190,‏ ‎не ‎ходит‏ ‎— ‎летает.‏ ‎Ему‏ ‎бы ‎на‏ ‎соревнования ‎по ‎спортивной ‎ходьбе, ‎не‏ ‎в ‎политику.

— Тебе‏ ‎21.‏ ‎Ну ‎а ‎дальше?

— Планируем‏ ‎ставить ‎движение‏ ‎на ‎коммерческие ‎рельсы. ‎Европейские‏ ‎идентаристы‏ ‎ведь ‎так‏ ‎и ‎делают:‏ ‎заходишь ‎на ‎сайт, ‎а ‎там‏ ‎онлайн-магазин‏ ‎с ‎мерчем‏ ‎(атрибутикой, ‎которую‏ ‎могут ‎купить ‎сторонники ‎— ‎авт.). Откроем‏ ‎спортивную‏ ‎секцию‏ ‎с ‎платными‏ ‎курсами ‎самообороны.‏ ‎

— Смахивает на ‎«Новое‏ ‎величие»‏ ‎(тайная ‎молодёжная‏ ‎организация, ‎ряд ‎её ‎членов ‎выезжали‏ ‎на ‎«тренинги‏ ‎по‏ ‎стрельбе ‎и ‎изготовлен‏ ‎коктейлей ‎Молотова»;‏ ‎сейчас ‎над ‎ними ‎продолжается‏ ‎суд‏ ‎— ‎авт.)

— Все‏ ‎эти ‎кейсы‏ ‎и ‎их ‎правовые ‎последствия ‎мы‏ ‎внимательно‏ ‎изучаем, ‎—‏ ‎спокойно ‎говорит‏ ‎Росс.

Тем ‎же ‎вечером ‎— ‎собеседование‏ ‎в‏ ‎кафешке‏ ‎у ‎Сенной‏ ‎площади ‎с‏ ‎кандидатом ‎в‏ ‎активисты‏ ‎по ‎имени‏ ‎Богдан. ‎Он ‎в ‎такой ‎же‏ ‎жёлтой ‎куртке,‏ ‎что‏ ‎и ‎Росс: ‎цвет‏ ‎идентаристов. ‎Рассказывает:‏ ‎

— Был ‎до ‎какого-то ‎времени‏ ‎этатистом‏ ‎(человек, ‎который‏ ‎во ‎всём‏ ‎полагается ‎на ‎государство ‎и ‎ждёт‏ ‎от‏ ‎него ‎решения‏ ‎своих ‎проблем‏ ‎— ‎авт.). Потом ‎начал ‎сомневаться ‎в‏ ‎правильности‏ ‎миграционной‏ ‎политики ‎[российских‏ ‎властей], ‎задумался.‏ ‎В ‎либеральных‏ ‎ценностях‏ ‎тоже ‎разочаровался.‏ ‎Понял, ‎что ‎традиционные ‎ближе.

Богдану ‎17‏ ‎лет.

— Увлечения?

— Экология.

Мы ‎с‏ ‎Россом‏ ‎кривим ‎лица ‎—‏ ‎шведская ‎активистка‏ ‎Грета ‎Тунберг ‎(как ‎раз‏ ‎на‏ ‎год ‎младше‏ ‎Богдана) ‎за‏ ‎последние ‎месяцы ‎превратила ‎«борьбу ‎с‏ ‎изменениями‏ ‎климата» ‎в‏ ‎истеричный ‎цирк.

— Экология‏ ‎как ‎наука, ‎— ‎быстро ‎поясняет‏ ‎парень.

— Завтра‏ ‎на‏ ‎нашу ‎акцию‏ ‎приходи. ‎(Сразу‏ ‎после ‎«ГЕНДЕРЛАГА»‏ ‎идентаристы‏ ‎поедут ‎на‏ ‎Васильевский ‎остров ‎к ‎латвийскому ‎консульству‏ ‎на ‎митинг против‏ ‎притеснения‏ ‎русских ‎в ‎этой‏ ‎прибалтийской ‎республике‏ ‎— ‎авт.) ‎

Богдан ‎обещает‏ ‎прийти‏ ‎и ‎уходит.‏ ‎Всё ‎собеседование‏ ‎— ‎меньше ‎пяти ‎минут.

— Когда ‎человеку‏ ‎нет‏ ‎18-ти, ‎ему‏ ‎о ‎себе‏ ‎ещё ‎нечего ‎рассказать, ‎— ‎объясняет‏ ‎Росс.‏ ‎—‏ ‎К ‎нам,‏ ‎кстати, ‎много‏ ‎школьников ‎записывается,‏ ‎чуть‏ ‎ли ‎не‏ ‎в ‎14 ‎лет. ‎Таких, ‎наоборот,‏ ‎приходится ‎мягко‏ ‎осаживать:‏ ‎подожди, ‎мол, ‎пару‏ ‎годочков.

Акцию ‎«ГЕНДЕРЛАГ»‏ ‎назначаем ‎на ‎9:00 ‎утра,‏ ‎встреча‏ ‎— ‎за‏ ‎час ‎у‏ ‎метро ‎«Чернышевская».

Но ‎в ‎последний ‎момент‏ ‎—‏ ‎проблемы ‎с‏ ‎реквизитом. ‎Цепь,‏ ‎которой ‎скуём ‎активиста-перфомансиста, ‎имеется. ‎А‏ ‎вот‏ ‎тюремную‏ ‎робу ‎в‏ ‎пятимиллионом ‎городе‏ ‎найти ‎не‏ ‎удаётся.

Зато‏ ‎есть ‎смирительная‏ ‎рубашка.


Глава ‎7. ‎ДВАДЦАТОЕ ‎ОКТЯБРЯ ‎2019‏ ‎ГОДА. ‎09:00.‏ ‎ЧАС‏ ‎«Х».

— Телефоны ‎выключите, ‎—‏ ‎командует ‎Росс.

И‏ ‎верно. ‎Вдруг ‎прослушивают?

Подходит ‎пара‏ ‎идентаристов:‏ ‎Матвей ‎и‏ ‎Маша ‎(имена‏ ‎изменены, ‎чтобы ‎не ‎было ‎проблем‏ ‎в‏ ‎вузе ‎—‏ ‎авт.). Они-то ‎и‏ ‎проведут ‎акцию. ‎Росс ‎— ‎руководит,‏ ‎я‏ ‎—‏ ‎фотографирую. ‎Удачно‏ ‎отвертелся ‎от‏ ‎зашива ‎рта,‏ ‎да.

— В‏ ‎полиции ‎сейчас‏ ‎пересменка ‎с ‎ночной ‎вахты ‎на‏ ‎дневную. ‎Им‏ ‎не‏ ‎до ‎нас ‎будет,‏ ‎— ‎успокаивает‏ ‎Росс. ‎— ‎Я ‎здесь‏ ‎с‏ ‎семи ‎утра,‏ ‎уже ‎потёрся‏ ‎там ‎— ‎всё ‎чисто, ‎за‏ ‎объектом‏ ‎слежки ‎нет.

— Мандраж‏ ‎не ‎колотит?‏ ‎— спрашиваю ‎ребят.

— Я ‎боюсь… ‎что ‎нормально‏ ‎его‏ ‎ударить‏ ‎не ‎смогу,‏ ‎— ‎признаётся‏ ‎Маша. ‎(Как‏ ‎вы‏ ‎помните, ‎это‏ ‎часть ‎перфоманса: ‎девушка ‎поведёт ‎парни‏ ‎на ‎цепи,‏ ‎измываясь,‏ ‎будто ‎над ‎рабом‏ ‎— ‎авт.)

Я‏ ‎заказываю ‎элитное ‎такси ‎—‏ ‎чёрный‏ ‎микроавтобус ‎«мерседес»‏ ‎за ‎две‏ ‎тысячи ‎рублей ‎в ‎час. ‎Запрыгиваем.‏ ‎Матвей‏ ‎и ‎Маша‏ ‎переодеваются. ‎На‏ ‎нём ‎— ‎смирительная ‎рубашка ‎и‏ ‎цепи,‏ ‎на‏ ‎ней ‎—‏ ‎костюм ‎в‏ ‎стиле ‎заглавной‏ ‎героини‏ ‎фильма ‎«Ильза‏ ‎— ‎волчица ‎из ‎СС». ‎На‏ ‎обоих ‎—‏ ‎маски.

— Ну‏ ‎что, ‎теперь ‎Смольный‏ ‎брать? ‎—‏ ‎без ‎улыбки ‎спрашивает ‎таксист.

Едем.‏ ‎Из-за‏ ‎вечных ‎питерских‏ ‎облаков ‎показывается‏ ‎солнце.

— Сама ‎природа ‎за ‎нас!

И ‎не‏ ‎только‏ ‎она ‎—‏ ‎патруля ‎напротив‏ ‎Европейского ‎университета, ‎что ‎мы ‎заметили‏ ‎вчера,‏ ‎теперь‏ ‎нет.

— С ‎машиной-то,‏ ‎конечно, ‎акционировать‏ ‎лучше, ‎—‏ ‎констатирует‏ ‎Росс.

Оставляем ‎заведённый‏ ‎«мерин» ‎за ‎углом ‎от ‎места‏ ‎«атаки». ‎Втроём‏ ‎бежим‏ ‎к ‎дверям ‎университета.‏ ‎Росс ‎остаётся‏ ‎на ‎углу ‎— ‎контролирует‏ ‎обстановку.

Маша‏ ‎ставит ‎ногу‏ ‎на ‎шею‏ ‎преклонённого ‎Матвея.

— Долой ‎ГЕНДЕРЛАГ! ‎

Вокруг ‎ни‏ ‎людей,‏ ‎ни ‎полиции,‏ ‎ни ‎хотя‏ ‎бы ‎феминисток.

Зато ‎идеальное ‎рассветное ‎солнце.‏ ‎Я‏ ‎вдавливаю‏ ‎гашетку ‎фотоаппарата…

— Хорош.‏ ‎Я ‎сказал‏ ‎хорош! ‎Уходим!!!

Вся‏ ‎акция‏ ‎— ‎меньше‏ ‎двух ‎минут.

— Никакой ‎пересменки ‎в ‎полиции‏ ‎сейчас ‎нет.‏ ‎Это‏ ‎я, ‎чтоб ‎вас‏ ‎подбодрить, ‎сказал,‏ ‎— ‎признаётся ‎Росс. ‎


ВМЕСТО‏ ‎ЭПИЛОГА

Вечером‏ ‎того ‎же‏ ‎дня ‎возвращаюсь‏ ‎в ‎Москву ‎на ‎поезде ‎среди‏ ‎горланящих‏ ‎китайских ‎туристов.‏ ‎Итак, ‎я‏ ‎организовал ‎(ладно: ‎не ‎в ‎одиночку,‏ ‎но‏ ‎с‏ ‎собственным ‎решающим‏ ‎участием) ‎уличную‏ ‎акцию. ‎На‏ ‎реквизит‏ ‎и ‎микроавтобус‏ ‎мы ‎с ‎Россом ‎потратили ‎тысячи‏ ‎четыре ‎рублей,‏ ‎разделив‏ ‎расходы ‎напополам.

Ещё ‎мы‏ ‎разослали ‎по‏ ‎СМИ ‎пресс-релиз ‎с ‎моими‏ ‎фотками.‏ ‎Не ‎отписал‏ ‎никто.

Хотя ‎я‏ ‎вот ‎пишу.

И ‎что ‎дальше? ‎Разве‏ ‎я‏ ‎имею ‎право‏ ‎называться ‎журналистом,‏ ‎если ‎сам ‎создал ‎новость, ‎о‏ ‎которой‏ ‎сообщаю?

И‏ ‎тут ‎меня‏ ‎накрывает ‎прозрение.

А‏ ‎другие ‎перфомансисты?‏ ‎Все‏ ‎эти ‎Павленские,‏ ‎«Пусси ‎райот» ‎и ‎прочие ‎арт-группировки‏ ‎и ‎политактивисты?‏ ‎Они‏ ‎тоже ‎акционировали ‎сами‏ ‎— ‎либо‏ ‎и ‎за ‎ними ‎стояли‏ ‎циничные‏ ‎кураторы, ‎которые‏ ‎направляли ‎«художественный‏ ‎протест» ‎в ‎нужное ‎русло ‎и‏ ‎обеспечивали‏ ‎освещение ‎в‏ ‎крупнейших ‎СМИ?..

…Зато‏ ‎англоязычный ‎релиз, ‎что ‎я ‎закинул‏ ‎знакомым‏ ‎английским‏ ‎политикам ‎правого‏ ‎толка, ‎хорошо‏ ‎разошёлся ‎по‏ ‎их‏ ‎патриотическим ‎каналам‏ ‎в ‎том ‎же ‎«телеграме». Возможно, ‎потому,‏ ‎что ‎у‏ ‎них‏ ‎гендерлаг ‎уже ‎наступил.

Итог‏ ‎— ‎больше‏ ‎десяти ‎тысяч ‎просмотров, ‎идентаристы‏ ‎довольны.‏ ‎Для ‎них‏ ‎признание ‎идеологически‏ ‎близких ‎«европравых» ‎— ‎успех.

ИТОГО

Михаил ‎Фрибен,‏ ‎политолог:‏ ‎Это ‎принципиально‏ ‎новый ‎тип‏ ‎движения ‎— ‎сетевой

15 назад, ‎после ‎первой‏ ‎«оранжевой‏ ‎революции»‏ ‎в ‎Киеве,‏ ‎где ‎решающую‏ ‎роль ‎сыграла‏ ‎молодёжь,‏ ‎российское ‎государство‏ ‎серьёзно ‎озаботилось ‎подрастающим ‎поколением. ‎Возникли‏ ‎«Наши», ‎«Румол»,‏ ‎«Местные»‏ ‎и ‎прочие ‎массовые‏ ‎движения. ‎Проводились‏ ‎уличные ‎акции ‎на ‎50-100‏ ‎тысяч‏ ‎человек.

А ‎потом‏ ‎грянули ‎«болотные‏ ‎протесты» ‎оппозиции ‎2011/12 ‎годов. ‎И‏ ‎все‏ ‎прокремлёвские ‎молодёжки,‏ ‎вместо ‎того,‏ ‎чтобы ‎создавать ‎уличную ‎альтернативу ‎либеральным‏ ‎митингам,‏ ‎тихо‏ ‎сдулись. ‎Поэтому‏ ‎их ‎и‏ ‎сняли ‎с‏ ‎финансирования.

Да,‏ ‎сейчас ‎есть‏ ‎«Юнармия», ‎«Молодая ‎гвардия ‎Единой ‎России»,‏ ‎прочие ‎массовые‏ ‎проекты‏ ‎классического ‎типа. ‎Но‏ ‎«Идентаристы» ‎—‏ ‎организация ‎совершенно ‎нового ‎склада.‏ ‎Похожая,‏ ‎извините, ‎на‏ ‎АУЕ ‎(«арестантский‏ ‎уклад ‎един» ‎— ‎маргинальное ‎молодёжное‏ ‎движение,‏ ‎ставящее ‎во‏ ‎главу ‎угла‏ ‎воровские ‎понятия; ‎запрещено ‎в ‎РФ).

Всё‏ ‎это‏ ‎проекты‏ ‎с ‎ясной‏ ‎и ‎чёткой‏ ‎идеологией. ‎И‏ ‎без‏ ‎лидера. ‎Если‏ ‎завтра ‎Росса ‎Марсова, ‎допустим, ‎похитят‏ ‎инопланетяне, ‎то‏ ‎его‏ ‎заменит ‎какой-нибудь ‎«Росс‏ ‎Юпитеров», ‎а‏ ‎движение ‎останется. ‎Потому ‎что‏ ‎в‏ ‎нём ‎каждый‏ ‎участник ‎—‏ ‎автономная ‎единица, ‎у ‎которой ‎уже‏ ‎есть‏ ‎программа ‎действий‏ ‎на ‎основе‏ ‎этой ‎идеологии. ‎Ты ‎за ‎традиционные‏ ‎ценности?‏ ‎Значит,‏ ‎качаешь ‎в‏ ‎Сети ‎листовки‏ ‎против ‎гендерных‏ ‎теорий‏ ‎и ‎расклеиваешь‏ ‎их ‎в ‎вузе, ‎где ‎продвигают‏ ‎феминизм. ‎За‏ ‎такими‏ ‎движениями ‎— ‎будущее.

Обновления проекта

Follow

Statistics

3 readers
2 331 ₽ per month

Filters

Gift a subscription

A code will be created that will allow the recipient free access to a certain subscription level.

Payment for this user will be deducted from your card until the subscription is cancelled. The code can be shown on the screen or emailed with instructions.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачисленна на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Add card
0/2048