logo
1
читатель
Вызывайте историка!  Разбираем исторические фейки. Разоблачаем стереотипы массовой культуры. Выставляем напоказ предвзятость одиозных авторов. Изобличаем пропаганду, маскирующуюся под псевдо-документалистику. И ищем, ищем, ищем новые факты.
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Статистика Обновления проекта Контакты Поделиться Метки
Все проекты
О проекте
Вы — образованный современный человек, живёте современной жизнью, смотрите сериалы, читаете новостные каналы, следите за любимыми блогерами. Вы имеете достаточное представление обо всех ключевых персонах и событиях прошлого … или нет? Что, если Ваши представления об истории — лишь набор стереотипов, накрепко вбитых в мозг массовой культурой? Что если режиссёры, журналисты, блогеры — лишь повторяют кем-то сфабрикованную ложь? Специально ли они это делают или сами наивно заблуждаются?
Вызывайте историка и давайте разбираться.

Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Единоразовый платёж

Безвозмездное пожертвование без возможности возврата. Этот взнос не предоставляет доступ к закрытому контенту.

Помочь проекту
Бронза 300₽ месяц

Хочу поддержать проект суммой 300 р. в месяц

Оформить подписку
Серебро 500₽ месяц

Хочу поддержать проект суммой 500 р. в месяц

Оформить подписку
Золото 1 000₽ месяц

Хочу поддержать проект суммой 1000 р. в месяц

Оформить подписку
Платина 2 000₽ месяц

Хочу поддержать проект суммой 2000 р. в месяц

Оформить подписку
Фильтры
Статистика
1 подписчик
Обновления проекта
Поделиться
Читать: 13+ мин
logo Вызывайте историка!

«Екатерина Великая»: псевдо-история о псевдо-России

«Екатерина ‎Великая»:‏ ‎мини-сериал, ‎1 ‎сезон, ‎4 ‎эпизода,‏ ‎3 ‎часа‏ ‎55‏ ‎минут. ‎Производство ‎HBO,‏ ‎2019 ‎г‏ ‎.

На ‎волне ‎успеха ‎чернушного‏ ‎сериала‏ ‎«Чернобыль» ‎в‏ ‎2019 ‎году‏ ‎HBO ‎вновь ‎решил ‎запустить ‎свои‏ ‎лапы‏ ‎в ‎закрома‏ ‎русской ‎истории.‏ ‎На ‎сей ‎раз ‎их ‎выбор‏ ‎пал‏ ‎на‏ ‎Екатерину ‎2.‏ ‎В ‎принципе-то‏ ‎понятно, ‎фигура‏ ‎для‏ ‎западного ‎мира‏ ‎знаковая: ‎бывшая ‎немка-лютеранка ‎34 ‎года‏ ‎на ‎престоле‏ ‎гигантской‏ ‎православной ‎империи.

Однако ‎хорошее‏ ‎историческое ‎кино‏ ‎у ‎HBO ‎не ‎получилось.‏ ‎Плохое‏ ‎историческое ‎кино тоже‏ ‎не ‎получилось:‏ ‎вышел ‎неуклюжий ‎псевдо-исторический ‎пасквиль ‎для‏ ‎тех,‏ ‎кто ‎Россию‏ ‎от ‎Малайзии‏ ‎на ‎карте ‎мира ‎не ‎отличит.‏ ‎Примечательно,‏ ‎что‏ ‎снимали ‎русские‏ ‎пейзажи ‎в‏ ‎Латвии, которая ‎сегодня‏ ‎ничего‏ ‎русского ‎на‏ ‎дух ‎не ‎переносит. ‎Но ‎при‏ ‎этом ‎очень‏ ‎гордится‏ ‎своим ‎архитектурным ‎памятником‏ ‎– ‎Руентальским‏ ‎дворцом, ‎который ‎построил ‎придворный‏ ‎архитектор‏ ‎русского ‎двора‏ ‎на ‎русские‏ ‎же ‎деньги. Именно ‎в ‎этом ‎замке‏ ‎продакшн-студии‏ ‎HBO ‎и‏ ‎снимали ‎чернушную‏ ‎фальшивку ‎о ‎Российской ‎Империи. ‎Удивительный‏ ‎исторический‏ ‎цинизм.

Сериал‏ ‎имеет ‎выдающийся‏ ‎кастинг. ‎Авторам‏ ‎советского ‎фильма‏ ‎про‏ ‎мушкетеров ‎ставят‏ ‎в ‎вину, ‎что ‎Д'Артаньян ‎в‏ ‎исполнении ‎Боярского‏ ‎уже‏ ‎зрелый ‎мужчина, ‎хотя‏ ‎должен ‎быть‏ ‎наивным ‎юнцом. ‎Но ‎это‏ ‎цветочки‏ ‎по ‎сравнению‏ ‎с ‎73-летней‏ ‎Хелен ‎Миррен, ‎которая ‎играет ‎33-летнюю‏ ‎Екатерину‏ ‎2. ‎На‏ ‎экране ‎проходят‏ ‎десятилетия, ‎а ‎главная ‎героиня ‎как‏ ‎была‏ ‎старушкой,‏ ‎так ‎и‏ ‎остаётся ‎–‏ ‎никто ‎ничего‏ ‎не‏ ‎заметил. ‎Любопытно,‏ ‎что ‎ничего ‎не ‎заметила ‎и‏ ‎дирекция ‎фестиваля‏ ‎«Золотой‏ ‎Глобус», ‎номинировав ‎Миррен‏ ‎за ‎это‏ ‎возрастное ‎перевоплощение ‎на ‎лучшую‏ ‎актрису‏ ‎мини-сериала ‎или‏ ‎ТВ-фильма.

Напомним ‎читателю,‏ ‎что ‎Хелен ‎Миррен ‎– ‎урождённая‏ ‎Елена‏ ‎Васильевна ‎Миронова, русская‏ ‎по ‎отцовской‏ ‎линии. ‎Возможно, ‎этим ‎объясняется ‎её‏ ‎такое‏ ‎жаркое‏ ‎стремление ‎сыграть‏ ‎русскую ‎императрицу‏ ‎даже ‎не‏ ‎смотря‏ ‎на ‎очевиднейший‏ ‎возрастной ‎диссонанс. ‎Ладно, ‎можно ‎принять‏ ‎во ‎внимание,‏ ‎что‏ ‎Хелен ‎Миррен ‎ещё‏ ‎и ‎продюсер‏ ‎картины ‎– ‎проб, ‎очевидно,‏ ‎не‏ ‎проходила. ‎Но‏ ‎вот ‎Григория‏ ‎Потемкина, ‎которому ‎в ‎хронологии ‎сериала‏ ‎должно‏ ‎быть ‎26‏ ‎лет, ‎играет‏ ‎Джейсон ‎Кларк, ‎которому, ‎на ‎минуточку,‏ ‎52‏ ‎года‏ ‎(это, ‎к‏ ‎слову, ‎тот‏ ‎самый ‎Джон‏ ‎Коннор‏ ‎из ‎«Терминатора»).‏ ‎А ‎Ричард ‎Роксбург ‎в ‎свои‏ ‎60 ‎играет‏ ‎30-летнего‏ ‎Григория ‎Орлова. ‎Такие‏ ‎решения ‎по‏ ‎кастингу ‎со ‎всей ‎очевидностью‏ ‎констатируют,‏ ‎что ‎историческая‏ ‎достоверность ‎авторов‏ ‎никоим ‎образом ‎не ‎заботила.

Не ‎заботит‏ ‎их‏ ‎и ‎достоверность‏ ‎географическая. ‎Единственное,‏ ‎что ‎средний ‎западный ‎обыватель ‎точно‏ ‎знает‏ ‎о‏ ‎России ‎–‏ ‎то, ‎что‏ ‎она ‎огромная.‏ ‎Поэтому‏ ‎в ‎титрах‏ ‎можно ‎встретить, ‎к ‎примеру, ‎«Северная‏ ‎Россия». ‎Хотя‏ ‎мы‏ ‎не ‎делимся ‎на‏ ‎северные ‎и‏ ‎южные ‎части, ‎как ‎скажем‏ ‎США.‏ ‎Или ‎другой‏ ‎пример ‎места‏ ‎действия: ‎«Санкт-Петербург. ‎Шлиссельбургская ‎крепость». ‎Шлиссельбург‏ ‎и‏ ‎сейчас-то ‎отдельный‏ ‎город ‎в‏ ‎Ленинградской ‎области. ‎А ‎в ‎то‏ ‎время‏ ‎от‏ ‎Петербурга ‎его‏ ‎отделял ‎минимум‏ ‎день ‎пути‏ ‎верхом.

Ещё‏ ‎пример: ‎путешествие‏ ‎Екатерины ‎в ‎Крым ‎показано ‎как‏ ‎сплав ‎вниз‏ ‎по‏ ‎течению ‎Днепра ‎в‏ ‎сторону ‎моря.‏ ‎Сразу ‎после ‎выхода ‎из‏ ‎устья‏ ‎реки ‎процессия‏ ‎почему-то ‎оказывается‏ ‎на ‎Севастопольском ‎рейде ‎– ‎географию,‏ ‎очевидно,‏ ‎учили ‎по‏ ‎глобусу ‎Украины.‏ ‎К ‎тому ‎же ‎хорошо ‎известно,‏ ‎что‏ ‎из‏ ‎Херсона ‎в‏ ‎Перекоп ‎и‏ ‎далее ‎до‏ ‎Севастополя‏ ‎Екатерина ‎передвигалась‏ ‎по ‎суше. ‎Было ‎это ‎в‏ ‎мае ‎1787‏ ‎года, а‏ ‎вовсе ‎не ‎зимой,‏ ‎как ‎показывает‏ ‎нам ‎HBO.

Весь ‎сериал ‎плотно‏ ‎усеян‏ ‎подобными ‎ляпами.‏ ‎Как ‎и‏ ‎водится ‎в ‎исторических ‎фильмах ‎про‏ ‎Россию,‏ ‎консультантов ‎позвать‏ ‎забыли. ‎Или‏ ‎позвали ‎каких-то ‎проходимцев. ‎Форма ‎солдат,‏ ‎дамские‏ ‎наряды‏ ‎и ‎в‏ ‎целом ‎костюмы‏ ‎мало ‎что‏ ‎имеют‏ ‎общего ‎с‏ ‎реальной ‎одеждой ‎того ‎времени. ‎С‏ ‎менталитетом ‎и‏ ‎нюансами‏ ‎быта ‎– ‎ещё‏ ‎хуже. ‎К‏ ‎примеру, ‎Екатерина ‎в ‎фильме‏ ‎обращается‏ ‎к ‎президенту‏ ‎коллегии ‎иностранных‏ ‎дел ‎не ‎иначе, ‎как ‎«министр‏ ‎Панин».‏ ‎В ‎реальности‏ ‎было ‎бы‏ ‎«граф ‎Панин» ‎или ‎просто ‎«Никита‏ ‎Иванович»,‏ ‎никаких‏ ‎министерств ‎в‏ ‎Российской ‎Империи‏ ‎до ‎Александра‏ ‎Первого‏ ‎не ‎было. Однако‏ ‎для ‎упрощения ‎восприятия ‎западным ‎зрителем‏ ‎на ‎Екатерининскую‏ ‎Россию‏ ‎калькой ‎перенесены ‎типичные‏ ‎западные ‎манеры.

При‏ ‎встрече ‎Екатерина ‎почему-то ‎называет‏ ‎Потёмкина‏ ‎лейтенантом, ‎хотя‏ ‎звание ‎такое‏ ‎существовало ‎тогда ‎исключительно ‎на ‎флоте‏ ‎и‏ ‎никак ‎неприменимо‏ ‎к ‎героям‏ ‎фильма.

Или ‎вот: ‎во ‎время ‎доклада‏ ‎Алексея‏ ‎Орлова‏ ‎все ‎присутствующие‏ ‎в ‎зале‏ ‎стучат ‎по‏ ‎столу‏ ‎в ‎знак‏ ‎одобрения. ‎Эта ‎выдумка ‎авторов ‎сериала‏ ‎призвана ‎уподобить‏ ‎манеры‏ ‎в ‎русском ‎высшем‏ ‎обществе ‎какому-то‏ ‎пиратскому ‎сброду. ‎Конечно ‎же‏ ‎и‏ ‎в ‎армии,‏ ‎и ‎при‏ ‎дворе ‎существовали ‎правила ‎поведения, ‎которые‏ ‎строго‏ ‎соблюдались.

«Екатерина ‎Великая‏ ‎от ‎HBO‏ ‎так ‎неангажированно ‎показывает ‎русскую ‎историю,‏ ‎что‏ ‎сериалу‏ ‎прощаешь ‎всю‏ ‎клюкву»,

пишет ‎одно‏ ‎из ‎онлайн-изданий. Нет‏ ‎уж,‏ ‎извините! ‎–‏ ‎мы ‎и ‎клюкву ‎простить ‎не‏ ‎можем, ‎и‏ ‎неангажированности‏ ‎совершенно ‎не ‎наблюдаем.‏ ‎Всё ‎ровно‏ ‎наоборот: на ‎лицо ‎типичный ‎предвзятый‏ ‎анти-русский‏ ‎подход ‎к‏ ‎изображению ‎нашей‏ ‎страны. ‎Авторы ‎западного ‎сериала ‎не‏ ‎забывают‏ ‎подчёркивать ‎совершенную‏ ‎культурную ‎несамодостаточность‏ ‎русских ‎и ‎глубокое ‎заискивание ‎перед‏ ‎«великой‏ ‎западной‏ ‎культурой». ‎Чего‏ ‎стоит ‎эпизод,‏ ‎когда ‎Потёмкин,‏ ‎стоя‏ ‎на ‎берегу‏ ‎Севастопольской ‎бухты, ‎говорит, ‎что ‎на‏ ‎улицах ‎этого‏ ‎города‏ ‎будет ‎звучать ‎великий‏ ‎Моцарт. ‎Ну‏ ‎да, ‎вполне ‎возможно, ‎что‏ ‎к‏ ‎моменту, ‎когда‏ ‎Потёмкин ‎был‏ ‎в ‎Крыму, ‎про ‎Моцарта ‎он‏ ‎уже‏ ‎знал. ‎Правда,‏ ‎немного ‎в‏ ‎другом ‎контексте. ‎Русский ‎посол ‎в‏ ‎Австрии‏ ‎Андрей‏ ‎Разумовский ‎писал‏ ‎Потёмкину о ‎том,‏ ‎что ‎в‏ ‎Вене‏ ‎есть ‎молодой‏ ‎талантливый ‎музыкант ‎Моцарт, ‎который ‎находится‏ ‎в ‎крайне‏ ‎тяжёлом‏ ‎финансовом ‎положении, ‎еле‏ ‎сводит ‎концы‏ ‎с ‎концами ‎и ‎готов‏ ‎переехать‏ ‎в ‎Россию,‏ ‎если ‎получит‏ ‎поддержку. ‎Так ‎что ‎это ‎ещё‏ ‎вопрос,‏ ‎кто ‎перед‏ ‎кем ‎заискивал‏ ‎в ‎XVIII ‎веке

Екатерина ‎подаётся ‎в‏ ‎сериале‏ ‎именно‏ ‎как ‎светоч‏ ‎прогрессивной ‎западной‏ ‎мысли, ‎к‏ ‎несчастью‏ ‎попавший ‎в‏ ‎дремучее ‎русское ‎болото. ‎Самый ‎яркий‏ ‎пример ‎–‏ ‎что-де‏ ‎просвещённая, ‎либеральных ‎корней‏ ‎императрица ‎изо‏ ‎всех ‎сил ‎хотела ‎отменить,‏ ‎наконец‏ ‎уже, ‎крепостное‏ ‎право ‎в‏ ‎России. ‎Хотела-хотела, ‎но ‎злые ‎тёмные‏ ‎русские‏ ‎все ‎как‏ ‎один ‎этому‏ ‎очень ‎нелиберально ‎противились. ‎А ‎Екатерина‏ ‎с‏ ‎делами‏ ‎замоталась ‎и‏ ‎как-то ‎забыла‏ ‎отменить. ‎Сложнейший‏ ‎национально-исторический‏ ‎процесс ‎низведён‏ ‎в ‎сериале ‎до ‎уровня ‎голосования‏ ‎на ‎Евровидении:‏ ‎это‏ ‎хочу, ‎то ‎не‏ ‎хочу. ‎Ну‏ ‎так, ‎чтоб ‎попроще.

Здесь ‎важно‏ ‎отметить,‏ ‎что ‎именно‏ ‎в ‎эпоху‏ ‎правления ‎Екатерины ‎2 ‎крепостное ‎право‏ ‎в‏ ‎России ‎достигает‏ ‎своего ‎апогея‏ ‎несправедливости. ‎Ранее, ‎в ‎Петровскую ‎эпоху,‏ ‎«крепостными»‏ ‎были‏ ‎фактически ‎вообще‏ ‎все ‎люди‏ ‎в ‎России,‏ ‎включая‏ ‎дворянство. ‎Ведь‏ ‎дворяне ‎обязаны ‎были ‎служить, ‎а‏ ‎крестьяне ‎служили‏ ‎дворянам‏ ‎для ‎того, ‎чтобы‏ ‎те ‎могли‏ ‎спокойно ‎выполнять ‎свои ‎функции.‏ ‎Но‏ ‎после ‎того,‏ ‎как ‎муж‏ ‎Екатерины ‎2 ‎Пётр ‎III ‎издал‏ ‎свой‏ ‎«Манифест ‎о‏ ‎вольности ‎дворянской», крепостное‏ ‎право ‎по ‎сути ‎лишилось ‎своей‏ ‎моральной‏ ‎основы.‏ ‎Раз ‎теперь‏ ‎дворянам ‎служить‏ ‎уже ‎было‏ ‎не‏ ‎обязательно, ‎то‏ ‎возникает ‎резонный ‎вопрос: ‎на ‎каком‏ ‎основании ‎они‏ ‎владеют‏ ‎крепостными ‎крестьянами? ‎Получился‏ ‎дисбаланс: ‎ключевую‏ ‎обязанность ‎дворянам ‎отменили, ‎а‏ ‎ключевое‏ ‎право ‎–‏ ‎сохранили. ‎А‏ ‎«Жалованная ‎грамота ‎дворянству», которая ‎была ‎дана‏ ‎Екатериной‏ ‎2, ‎ещё‏ ‎больше ‎усугубила‏ ‎эту ‎несправедливость. ‎К ‎тому ‎же‏ ‎при‏ ‎Екатерине‏ ‎были ‎массовые‏ ‎раздачи ‎государственных‏ ‎крестьян ‎в‏ ‎частную‏ ‎собственность, ‎число‏ ‎крепостных ‎крестьян ‎очень ‎сильно ‎росло.‏ ‎По ‎мере‏ ‎дробления‏ ‎дворянских ‎имений ‎между‏ ‎многочисленными ‎отпрысками‏ ‎на ‎каждого ‎дворянина ‎приходилось‏ ‎всё‏ ‎меньше ‎и‏ ‎меньше ‎крестьян.‏ ‎В ‎то ‎же ‎время ‎финансовые‏ ‎запросы‏ ‎европеизированного ‎дворянства‏ ‎постоянно ‎росли…‏ ‎Так ‎что ‎увы, ‎не ‎смотря‏ ‎на‏ ‎возвышенную‏ ‎переписку ‎с‏ ‎гуманистом ‎Вольтером, положение‏ ‎крепостных ‎крестьян‏ ‎при‏ ‎Екатерине ‎2‏ ‎сильно ‎ухудшилось.

Теперь ‎давайте ‎посмотрим, ‎кто‏ ‎окружает ‎Екатерину‏ ‎в‏ ‎сериале. ‎Ведь ‎в‏ ‎жизни ‎Екатерина‏ ‎собрала ‎вокруг ‎себя ‎блистательную‏ ‎плеяду‏ ‎выдающихся ‎политических‏ ‎деятелей, ‎деятелей‏ ‎культуры ‎и ‎искусства. ‎Ей ‎была‏ ‎присуща‏ ‎способность ‎находить‏ ‎достаточно ‎одарённых‏ ‎во ‎всех ‎отношениях ‎людей, ‎особенно‏ ‎–‏ ‎на‏ ‎раннем ‎этапе‏ ‎своего ‎правления.‏ ‎Изначально ‎это‏ ‎были‏ ‎молодые, ‎амбициозные‏ ‎люди, ‎у ‎которых ‎не ‎было,‏ ‎как ‎сейчас‏ ‎говорят,‏ ‎«глубокого ‎бэкграунда». ‎Многие‏ ‎из ‎тех,‏ ‎кто ‎участвовал ‎в ‎перевороте‏ ‎Екатерины‏ ‎2, ‎позже‏ ‎вошли ‎в‏ ‎ближний ‎круг ‎императрицы. ‎Понятно, ‎что‏ ‎в‏ ‎таком ‎деле,‏ ‎как ‎дворцовый‏ ‎переворот, ‎активное ‎участие ‎принимают ‎действительно‏ ‎достаточно‏ ‎незаурядные,‏ ‎одарённые ‎личности.‏ ‎Например, ‎самый‏ ‎известный ‎из‏ ‎фаворитов‏ ‎Екатерины ‎Григорий‏ ‎Потёмкин ‎– ‎как-раз ‎один ‎из‏ ‎непосредственных ‎участников‏ ‎переворота.

Но‏ ‎увы, ‎вместо ‎исторически‏ ‎правдоподобных ‎персонажей‏ ‎в ‎сериале ‎мы ‎видим‏ ‎сплошных‏ ‎экзальтированных ‎героев‏ ‎комиксов. ‎К‏ ‎примеру, ‎заговорщик ‎Василий ‎Мирович. ‎Хочет‏ ‎освободить‏ ‎из ‎заточения‏ ‎свергнутого ‎императора‏ ‎Иоанна ‎Антоновича. В ‎лучших ‎традициях ‎голливудского‏ ‎кино‏ ‎Мирович‏ ‎прямо ‎среди‏ ‎бела ‎дня‏ ‎вербует ‎себе‏ ‎подельников‏ ‎среди ‎офицеров‏ ‎и ‎солдат. ‎Но ‎почему ‎солдаты‏ ‎и ‎офицеры‏ ‎не‏ ‎схватят ‎его? ‎И‏ ‎почему ‎императрица‏ ‎ничего ‎не ‎делает, ‎хотя‏ ‎и‏ ‎знает, ‎что‏ ‎Мирович ‎сеет‏ ‎смуту? ‎Кстати, ‎в ‎реальной ‎жизни‏ ‎нет‏ ‎никаких ‎подтверждений‏ ‎тому, ‎что‏ ‎Екатерина ‎и ‎Мирович ‎вообще ‎встречались.‏ ‎Скорее‏ ‎всего,‏ ‎императрица ‎даже‏ ‎не ‎знала,‏ ‎как ‎Мирович‏ ‎выглядит,‏ ‎до ‎момента‏ ‎суда ‎над ‎ним.

А ‎в ‎нашем‏ ‎«шедевре» ‎от‏ ‎HBO‏ ‎далее ‎Мирович ‎штурмует‏ ‎крепость ‎Шлиссельбург.‏ ‎Штурмует ‎так ‎эффектно, ‎что‏ ‎любой‏ ‎полководец ‎позавидует‏ ‎– ‎стремительным‏ ‎броском ‎с ‎артиллерийской ‎поддержкой. ‎Однако‏ ‎на‏ ‎самом ‎деле‏ ‎подпоручик ‎Мирович‏ ‎служил ‎в ‎карауле ‎Шлиссельбургской ‎крепости.‏ ‎То‏ ‎есть‏ ‎должен ‎был‏ ‎бы ‎участвовать‏ ‎в ‎отражении‏ ‎штурма,‏ ‎если ‎бы‏ ‎таковой ‎был. ‎Разумеется, ‎никакой ‎битвы‏ ‎за ‎крепость‏ ‎не‏ ‎было ‎и ‎в‏ ‎помине: Мирович, ‎пользуясь‏ ‎своим ‎офицерским ‎званием, ‎просто‏ ‎поодиночке‏ ‎вызывал ‎солдат‏ ‎из ‎своего‏ ‎караула ‎и ‎предлагал ‎им ‎принять‏ ‎участие‏ ‎в ‎заговоре.‏ ‎Но ‎в‏ ‎HBO ‎решили, ‎что ‎для ‎пламенного‏ ‎борца‏ ‎с‏ ‎русским ‎самодержавием‏ ‎такая ‎фактура‏ ‎мелковата.

Как ‎же‏ ‎в‏ ‎сериале ‎показан‏ ‎Григорий ‎Потёмкин? ‎Герой ‎многих ‎войн,‏ ‎патриот, ‎высочайший‏ ‎государственный‏ ‎деятель. ‎В ‎сериале‏ ‎есть ‎сцена,‏ ‎когда ‎князь ‎наблюдает ‎за‏ ‎тем,‏ ‎как ‎бунтовщик‏ ‎Пугачёв ‎поносит‏ ‎по ‎чём ‎свет ‎императрицу. ‎И‏ ‎что‏ ‎же ‎Потёмкин‏ ‎делает ‎потом?‏ ‎– ‎молча ‎разворачивается ‎и ‎уезжает.‏ ‎Мы‏ ‎даже‏ ‎не ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎Григорий ‎Александрович‏ ‎Потёмкин‏ ‎вряд ‎ли‏ ‎когда-либо ‎встречался ‎с ‎Пугачёвым ‎–‏ ‎ведь ‎руководителем‏ ‎комиссий‏ ‎по ‎расследованию ‎пугачёвского‏ ‎бунта ‎был‏ ‎не ‎он, ‎а ‎его‏ ‎троюродный‏ ‎брат, ‎Павел‏ ‎Сергеевич ‎Потёмкин.‏ ‎Но ‎просто ‎подумайте ‎– ‎именно‏ ‎так‏ ‎должен ‎был‏ ‎бы ‎поступить‏ ‎офицер? ‎К ‎тому ‎же ‎и‏ ‎не‏ ‎просто‏ ‎офицер: ‎к‏ ‎моменту ‎восстания‏ ‎Пугачёва ‎он‏ ‎уже‏ ‎генерал, ‎своим‏ ‎положением ‎во ‎многом ‎обязанный ‎именно‏ ‎Екатерине. ‎Ведь‏ ‎в‏ ‎начале ‎своей ‎карьеры‏ ‎светлейший ‎князь‏ ‎Таврический ‎служил ‎всего ‎лишь‏ ‎вахмистром‏ ‎конной ‎гвардии.‏ ‎Потом ‎императрица‏ ‎собственноручно ‎произвела ‎его ‎в ‎подпоручики. В‏ ‎сериале‏ ‎же ‎граф‏ ‎Орлов ‎напоминает‏ ‎Екатерине: ‎«Помните ‎этого ‎юношу, ‎лейтенанта‏ ‎Потемкина?»‏ ‎Юношу!‏ ‎Лейтенанта! ‎Консультанты-проходимцы‏ ‎снова ‎всё‏ ‎спутали ‎с‏ ‎Д’Артаньяном,‏ ‎лейтенантом ‎королевских‏ ‎мушкетёров. ‎Пожалуй, ‎это ‎главное, ‎что‏ ‎нужно ‎понять‏ ‎об‏ ‎уровне ‎компетентности ‎авторов‏ ‎этого ‎фильма.

«Сериал‏ ‎Екатерина ‎Великая ‎– ‎для‏ ‎людей,‏ ‎которые ‎интересуются‏ ‎культурой ‎и‏ ‎историей».

Ни ‎много, ‎ни ‎мало ‎–‏ ‎именно‏ ‎так ‎написано‏ ‎в ‎одной‏ ‎из ‎рецензий ‎на ‎IMDB. ‎К‏ ‎великому‏ ‎сожалению,‏ ‎это ‎совершенно‏ ‎не ‎соответствует‏ ‎действительности. ‎Ни‏ ‎настоящей‏ ‎русской ‎культуры,‏ ‎ни ‎настоящей ‎русской ‎истории ‎в‏ ‎этом ‎сериале‏ ‎не‏ ‎увидеть. ‎Это ‎просто‏ ‎очень ‎плохое‏ ‎псевдо-исторические ‎кино ‎про ‎псевдо-Россию.‏ ‎С‏ ‎глупостями, ‎ошибками,‏ ‎откровенной ‎ложью‏ ‎и ‎развесистой ‎клюквой ‎в ‎угоду‏ ‎сегодняшней‏ ‎конъюнктуре.

Вы ‎можете‏ ‎посмотреть ‎выпуск‏ ‎нашего ‎видеоблога, ‎посвящённый ‎сериалу ‎«Екатерина‏ ‎Великая».



Читать: 4+ мин
logo Филиал Карамзина

Почему армия Суворова была самой быстрой в Европе?

Слава ‎о‏ ‎легендарных ‎марш-бросках ‎русских ‎войск ‎гремела‏ ‎по ‎всему‏ ‎континенту.‏ ‎Иностранцам ‎трудно ‎было‏ ‎поверить ‎в‏ ‎возможность ‎солдат ‎проходить ‎по‏ ‎40‏ ‎километров ‎за‏ ‎сутки, ‎и‏ ‎Суворов ‎не ‎раз ‎пользовался ‎этим,‏ ‎застигая‏ ‎врага ‎врасплох.


Всё‏ ‎познаётся ‎в‏ ‎сравнении

По ‎меркам ‎современных ‎армий ‎скорость,‏ ‎которую‏ ‎развивали‏ ‎суворовские ‎«богатыри»,‏ ‎может ‎показаться‏ ‎смешной, ‎но‏ ‎ведь‏ ‎на ‎дворе‏ ‎был ‎XVIII ‎век. ‎Ни ‎автомобилей,‏ ‎ни ‎железных‏ ‎дорог.‏ ‎И ‎даже ‎для‏ ‎быстрого ‎пешего‏ ‎передвижения ‎в ‎распутицу ‎почти‏ ‎ничего‏ ‎не ‎годилось.

В‏ ‎таких ‎условиях‏ ‎обычные ‎европейские ‎армии ‎проходили ‎25-30‏ ‎километров‏ ‎за ‎день.‏ ‎Причём ‎только‏ ‎в ‎хорошую ‎погоду, ‎в ‎распутицу‏ ‎передвижение‏ ‎замедлялось‏ ‎в ‎два,‏ ‎а ‎то‏ ‎и ‎в‏ ‎три‏ ‎раза. ‎Суворову‏ ‎же ‎удавалось ‎при ‎благоприятных ‎погодных‏ ‎условиях ‎перебрасывать‏ ‎войска‏ ‎на ‎40 ‎километров‏ ‎и ‎даже‏ ‎дальше.

Можно ‎предположить, ‎что ‎русский‏ ‎военачальник‏ ‎просто ‎заставлял‏ ‎своих ‎солдат‏ ‎шагать ‎сутки ‎напролёт, ‎но ‎в‏ ‎таком‏ ‎случае, ‎подходя‏ ‎к ‎назначенному‏ ‎месту, ‎они ‎просто ‎валились ‎бы‏ ‎с‏ ‎ног‏ ‎от ‎усталости.‏ ‎Между ‎тем‏ ‎известно ‎сразу‏ ‎несколько‏ ‎сражений, ‎которые‏ ‎«суворовские ‎богатыри» ‎начинали ‎прямо ‎с‏ ‎марша, ‎едва‏ ‎перестроившись‏ ‎в ‎боевые ‎порядки.‏ ‎Если ‎бы‏ ‎переход ‎и ‎впрямь ‎отнимал‏ ‎у‏ ‎них ‎столько‏ ‎сил, ‎это‏ ‎было ‎бы ‎просто ‎невозможно.


Однако ‎факт‏ ‎остаётся‏ ‎фактом: ‎непосредственно‏ ‎перед ‎сражением‏ ‎при ‎Рымнике ‎войска ‎Суворова ‎прошли‏ ‎100‏ ‎километров‏ ‎за ‎2‏ ‎с ‎половиной‏ ‎дня, ‎а‏ ‎потом‏ ‎разгромили ‎неприятеля,‏ ‎причём ‎их ‎потери ‎были ‎примерно‏ ‎в ‎30‏ ‎раз‏ ‎меньше, ‎чем ‎у‏ ‎турок. ‎И‏ ‎подобных ‎примеров ‎в ‎военной‏ ‎карьере‏ ‎Александра ‎Васильевича‏ ‎предостаточно. ‎В‏ ‎чём ‎же ‎секрет ‎его ‎легендарной‏ ‎стремительности?


Учась‏ ‎у ‎римлян

Забавно,‏ ‎но ‎главные‏ ‎хитрости, ‎обеспечивающие ‎его ‎полкам ‎быстроту‏ ‎и‏ ‎натиск,‏ ‎Суворов ‎вольно‏ ‎или ‎невольно‏ ‎позаимствовал ‎именно‏ ‎на‏ ‎Западе, ‎а‏ ‎точнее ‎- ‎в ‎римской ‎военной‏ ‎науке. ‎Ещё‏ ‎во‏ ‎времена ‎республики ‎легионы‏ ‎отличались ‎умением‏ ‎быстро ‎и ‎безопасно ‎перемещаться‏ ‎по‏ ‎любой ‎территории.

Секрет‏ ‎заключался ‎в‏ ‎том, ‎чтобы ‎заранее ‎разведывать ‎местность‏ ‎и‏ ‎готовить ‎её‏ ‎к ‎приходу‏ ‎основных ‎сил. ‎Римляне ‎высылали ‎вперёд‏ ‎небольшой‏ ‎отряд,‏ ‎который ‎выбирал‏ ‎подходящий ‎участок‏ ‎для ‎привала,‏ ‎намечал‏ ‎места ‎установки‏ ‎палаток, ‎добывал ‎хворост ‎для ‎приготовления‏ ‎пищи, ‎и,‏ ‎когда‏ ‎основное ‎войско ‎достигало‏ ‎пункта ‎назначения,‏ ‎разбить ‎лагерь ‎и ‎покормить‏ ‎солдат‏ ‎было ‎делом‏ ‎нескольких ‎десятков‏ ‎минут.


Суворов ‎же ‎пошёл ‎ещё ‎дальше,‏ ‎придумав‏ ‎то, ‎без‏ ‎чего ‎сейчас‏ ‎нельзя ‎представить ‎пехотную ‎армию. ‎В‏ ‎упоминавшихся‏ ‎уже‏ ‎римских ‎легионах‏ ‎отправленный ‎для‏ ‎обустройства ‎лагеря‏ ‎отряд‏ ‎заботился ‎о‏ ‎многом, ‎но ‎не ‎о ‎питании‏ ‎своих ‎сослуживцев,‏ ‎эти‏ ‎вопросы ‎бойцы ‎всегда‏ ‎решали ‎самостоятельно.‏ ‎На ‎то, ‎чтобы ‎развести‏ ‎костёр‏ ‎и ‎приготовить‏ ‎пищу, ‎даже‏ ‎в ‎сухую ‎погоду ‎у ‎них‏ ‎уходило‏ ‎не ‎меньше‏ ‎двух ‎часов.

Скорость‏ ‎суворовских ‎маршей ‎объяснялась ‎тем, ‎что‏ ‎он‏ ‎не‏ ‎тратил ‎на‏ ‎это ‎ни‏ ‎секунды. ‎Дело,‏ ‎конечно,‏ ‎не ‎в‏ ‎том, ‎что ‎его ‎солдаты ‎обходились‏ ‎без ‎пищи.‏ ‎Наоборот,‏ ‎известно, ‎что ‎полководец‏ ‎всегда ‎заботился‏ ‎о ‎том, ‎чтобы ‎его‏ ‎бойцы‏ ‎были ‎хорошо‏ ‎накормлены, ‎и‏ ‎сам ‎часто ‎делил ‎с ‎ними‏ ‎трапезу.‏ ‎Но ‎вот‏ ‎готовить ‎воинам‏ ‎теперь ‎не ‎приходилось, ‎потому ‎что‏ ‎Суворов‏ ‎придумал‏ ‎принцип ‎полевой‏ ‎кухни!


Вперёд ‎он‏ ‎высылал ‎не‏ ‎только‏ ‎разведку, ‎определявшую‏ ‎место ‎будущего ‎лагеря, ‎но ‎и‏ ‎поваров ‎с‏ ‎запасом‏ ‎провианта, ‎необходимым ‎для‏ ‎приготовления ‎обеда‏ ‎или ‎ужина. ‎В ‎результате,‏ ‎когда‏ ‎войско ‎достигало‏ ‎пункта ‎назначения,‏ ‎его ‎уже ‎ждала ‎горячая ‎пища.‏ ‎Таким‏ ‎образом, ‎время‏ ‎отдыха ‎сокращалось‏ ‎с ‎3-4 ‎часов ‎до ‎одного,‏ ‎причём‏ ‎даже‏ ‎более ‎полезного,‏ ‎поскольку ‎солдаты‏ ‎действительно ‎отдыхали,‏ ‎а‏ ‎не ‎занимались‏ ‎хозяйственными ‎заботами.

Читать: 4+ мин
logo Филиал Карамзина

Хитрости Суворова в битве при Рымнике

Как ‎умением‏ ‎побеждать ‎число

В ‎1787 ‎году ‎началась‏ ‎очередная ‎война‏ ‎России‏ ‎и ‎Австрии ‎против‏ ‎Турции.

Глазомер

В ‎кампанию‏ ‎1789 ‎года ‎дивизия ‎Александра‏ ‎Васильевича‏ ‎Суворова выполняла ‎задачу‏ ‎связующего ‎звена‏ ‎между ‎австрийской ‎армией ‎принца ‎Кобургского‏ ‎и‏ ‎русской ‎армией‏ ‎генерала ‎Николая‏ ‎Репнина. ‎Суворов ‎должен ‎был ‎быть‏ ‎в‏ ‎готовности‏ ‎двинуться ‎на‏ ‎помощь ‎тому‏ ‎или ‎другому.


Армия‏ ‎Репнина‏ ‎действовала ‎в‏ ‎низовьях ‎Дуная ‎против ‎турецких ‎крепостей.‏ ‎Считая ‎себя‏ ‎прикрытым‏ ‎с ‎этого ‎направления,‏ ‎турецкий ‎главнокомандующий‏ ‎Юсуф-паша ‎двинул ‎свою ‎100-тысячную‏ ‎армию‏ ‎против ‎принца‏ ‎Кобургского, ‎у‏ ‎которого ‎было ‎под ‎началом ‎всего‏ ‎18‏ ‎тысяч ‎солдат.


4 (15) сентября‏ ‎начались ‎стычки‏ ‎австрийских ‎и ‎турецких ‎аванпостов ‎на‏ ‎реках‏ ‎Рымна‏ ‎и ‎Рымник‏ ‎в ‎Северной‏ ‎Молдавии. ‎Принц‏ ‎сразу‏ ‎направил ‎гонца‏ ‎к ‎Суворова ‎с ‎просьбой ‎прийти‏ ‎на ‎помощь.‏ ‎Одновременно‏ ‎Суворов ‎получил ‎известие,‏ ‎что ‎турки‏ ‎атакуют ‎Репнина. ‎Как ‎быть?‏ ‎Старый‏ ‎вояка ‎сразу‏ ‎оценил ‎значение‏ ‎обеих ‎новостей: ‎против ‎Репнина ‎турки‏ ‎ведут‏ ‎отвлекающий ‎манёвр,‏ ‎а ‎их‏ ‎главная ‎цель ‎– ‎разбить ‎австрийцев.‏ ‎В‏ ‎день‏ ‎получения ‎известия,‏ ‎7 ‎сентября,‏ ‎Суворов ‎выступил‏ ‎на‏ ‎север ‎к‏ ‎Рымнику.

Быстрота

У ‎Суворова ‎было ‎всего ‎6500‏ ‎войска, ‎включая‏ ‎нерегулярные‏ ‎казачьи ‎части. ‎Юсуф-паша‏ ‎считал, ‎что‏ ‎может ‎смело ‎игнорировать ‎фактор‏ ‎Суворова,‏ ‎так ‎как‏ ‎тот ‎прибудет‏ ‎к ‎месту ‎битвы ‎не ‎раньше,‏ ‎чем‏ ‎через ‎неделю.‏ ‎За ‎это‏ ‎время ‎турки ‎рассчитывали ‎разделаться ‎с‏ ‎австрийцами.

Но‏ ‎уже‏ ‎10 ‎сентября,‏ ‎преодолев ‎за‏ ‎трое ‎суток‏ ‎80‏ ‎вёрст ‎по‏ ‎просёлочным ‎дорогам, ‎дивизия ‎Суворова ‎прибыла‏ ‎к ‎принцу‏ ‎Кобургскому,‏ ‎чем ‎ошеломила ‎не‏ ‎только ‎турок,‏ ‎но ‎и ‎союзников. ‎Это‏ ‎была‏ ‎первая ‎хитрость.


Прибыв‏ ‎на ‎место,‏ ‎Суворов ‎сразу ‎предложил ‎свой ‎план:‏ ‎не‏ ‎мешкая, ‎атаковать‏ ‎турецкое ‎расположение.‏ ‎Принц ‎решил ‎было, ‎что ‎его‏ ‎русский‏ ‎союзник‏ ‎сошёл ‎с‏ ‎ума: ‎атаковать‏ ‎вчетверо ‎меньшими‏ ‎силами.‏ ‎Тогда ‎Суворов‏ ‎пошёл ‎на ‎вторую ‎хитрость: ‎он‏ ‎заявил, ‎что‏ ‎готов‏ ‎атаковать ‎сам, ‎даже‏ ‎если ‎австрийцы‏ ‎останутся ‎на ‎месте, ‎и‏ ‎уверен‏ ‎в ‎успехе.‏ ‎Видимо, ‎он‏ ‎сумел ‎внушить ‎уверенность ‎и ‎союзникам.‏ ‎Турки‏ ‎тоже ‎не‏ ‎ожидали ‎такой‏ ‎дерзости: ‎это ‎была ‎третья ‎хитрость.

Натиск

На‏ ‎рассвете‏ ‎11‏ ‎(22) ‎сентября‏ ‎русские ‎и‏ ‎австрийцы ‎в‏ ‎безмолвии‏ ‎пошли ‎на‏ ‎турецкие ‎позиции ‎и ‎застали ‎противника‏ ‎врасплох. ‎Придя‏ ‎в‏ ‎себя ‎после ‎внезапного‏ ‎удара, ‎турки‏ ‎контратаковали ‎резервами. ‎Особенно ‎опасны‏ ‎были‏ ‎атаки ‎турецкой‏ ‎кавалерии. ‎Причём‏ ‎турки ‎тоже ‎были ‎хитры ‎на‏ ‎выдумки.‏ ‎Они ‎применили‏ ‎«конный ‎десант»:‏ ‎в ‎седле ‎каждого ‎конника ‎сидело‏ ‎по‏ ‎янычару,‏ ‎и ‎атака‏ ‎получилась ‎не‏ ‎только ‎конной,‏ ‎но‏ ‎и ‎пешей,‏ ‎а ‎её ‎силы ‎удвоились. ‎Но‏ ‎союзники ‎отразили‏ ‎её.

Во‏ ‎второй ‎половине ‎дня‏ ‎союзники ‎подошли‏ ‎к ‎укреплённым ‎позициям, ‎за‏ ‎которыми‏ ‎окопались ‎основные‏ ‎силы ‎Юсуф-паши.‏ ‎Глазомер ‎Суворова ‎быстро ‎оценил ‎их:‏ ‎окопы‏ ‎были ‎вырыты‏ ‎на ‎скорую‏ ‎руку ‎и ‎кое-как. ‎Он ‎решил‏ ‎немедля‏ ‎атаковать‏ ‎их. ‎Венгерские‏ ‎гусары ‎и‏ ‎девять ‎эскадронов‏ ‎русской‏ ‎регулярной ‎конницы‏ ‎и ‎два ‎казачьих ‎полка ‎приняли‏ ‎участие ‎в‏ ‎этом‏ ‎уникальном ‎взятии ‎укреплённой‏ ‎позиции ‎силами‏ ‎одной ‎кавалерии!


Всё ‎произошло ‎так,‏ ‎как‏ ‎и ‎ожидал‏ ‎Суворов: ‎турки‏ ‎даже ‎не ‎успели ‎зарядить ‎пушек!‏ ‎Бросив‏ ‎орудия, ‎армия‏ ‎Юсуф-паши ‎стала‏ ‎разбегаться. ‎Разгром ‎был ‎полным. ‎Из‏ ‎всей‏ ‎своей‏ ‎100-тысячной ‎армии‏ ‎Юсуф-паша ‎сумел‏ ‎на ‎следующий‏ ‎день‏ ‎собрать ‎только‏ ‎15 ‎тысяч ‎сохранивших ‎строй ‎и‏ ‎оружие. ‎У‏ ‎союзников‏ ‎во ‎всей ‎битве‏ ‎пало ‎всего‏ ‎пятьсот ‎человек.

Австрийцы ‎в ‎тот‏ ‎день‏ ‎прозвали ‎Суворова‏ ‎General ‎Vorwärts‏ ‎– ‎генерал ‎Вперёд…

Читать: 4+ мин
logo Филиал Карамзина

За что Суворов был предан суду, а Екатерина II положила резолюцию «Победителей не судят»

В ‎1773‏ ‎году ‎генерал-майор ‎Александр ‎Суворов ‎был‏ ‎назначен ‎на‏ ‎дунайский‏ ‎театр ‎военных ‎действий‏ ‎с ‎Турцией,‏ ‎где ‎получил ‎под ‎своё‏ ‎командование‏ ‎дивизию.

Взятие ‎Туртукая

Дивизия‏ ‎Суворова ‎входила‏ ‎в ‎корпус, ‎которым ‎командовал ‎Иван‏ ‎Салтыков‏ ‎– ‎сын‏ ‎фельдмаршала ‎Петра‏ ‎Салтыкова, ‎с ‎чьим ‎именем ‎были‏ ‎связаны‏ ‎крупные‏ ‎победы ‎русского‏ ‎оружия ‎в‏ ‎Семилетней ‎войне.‏ ‎6‏ ‎мая ‎1773‏ ‎года ‎Суворов ‎получил ‎задание ‎произвести‏ ‎разведку ‎боем‏ ‎крепости‏ ‎Туртукай ‎на ‎Дунае‏ ‎(ныне ‎Тутракан‏ ‎в ‎Болгарии).


Туртукай ‎расположен ‎на‏ ‎южном,‏ ‎правом ‎и‏ ‎высоком ‎берегу‏ ‎Дуная. ‎Этот ‎берег ‎всегда ‎считался‏ ‎«турецким»,‏ ‎потому ‎что‏ ‎для ‎действий‏ ‎на ‎нём ‎русским ‎войскам ‎приходилось‏ ‎переправляться‏ ‎через‏ ‎Дунай, ‎что‏ ‎было ‎чревато‏ ‎осложнениями ‎в‏ ‎снабжении.

Суворов‏ ‎не ‎был‏ ‎бы ‎Суворовым, ‎если ‎бы ‎не‏ ‎попытался ‎извлечь‏ ‎максимум‏ ‎возможного. ‎Он ‎отразил‏ ‎вылазку ‎турецкого‏ ‎отряда ‎из ‎Туртукая, ‎что‏ ‎позволило‏ ‎ему ‎убедиться‏ ‎в ‎слабости‏ ‎сил ‎неприятеля, ‎защищающих ‎крепость. ‎10‏ ‎мая‏ ‎1773 ‎года‏ ‎Суворов ‎неожиданно‏ ‎для ‎противника ‎атаковал ‎Туртукай ‎и‏ ‎принудил‏ ‎противника‏ ‎бежать ‎оттуда.

Суворов‏ ‎всегда ‎не‏ ‎считался ‎с‏ ‎потерями.‏ ‎Так ‎было‏ ‎и ‎на ‎этот ‎раз. ‎Из‏ ‎800 ‎человек,‏ ‎бывших‏ ‎под ‎началом ‎Суворова,‏ ‎было ‎убито‏ ‎и ‎переранено ‎больше ‎200.‏ ‎Но‏ ‎и ‎у‏ ‎турок ‎из‏ ‎4000 ‎бойцов ‎только ‎погибшими ‎числилось‏ ‎не‏ ‎менее ‎1000.‏ ‎Так ‎что‏ ‎успех ‎был ‎налицо.


Ещё ‎больше ‎был‏ ‎успех‏ ‎стратегический.‏ ‎Овладение ‎Туртукаем‏ ‎позволяло ‎русским‏ ‎препятствовать ‎турецким‏ ‎передвижениям‏ ‎на ‎правом‏ ‎берегу ‎Дуная.

Суворов, ‎однако, ‎не ‎имея‏ ‎соответствующих ‎приказаний,‏ ‎да‏ ‎и ‎сам, ‎очевидно,‏ ‎полагая ‎силы‏ ‎своего ‎отряда ‎незначительными, ‎не‏ ‎стал‏ ‎удерживать ‎крепость.‏ ‎Он ‎вывел‏ ‎из ‎Туртукая ‎христианское ‎население ‎на‏ ‎левый‏ ‎берег ‎Дуная,‏ ‎а ‎город‏ ‎сжёг ‎и ‎укрепления ‎взорвал, ‎чтобы‏ ‎их‏ ‎не‏ ‎смогли ‎использовать‏ ‎турки.

Суд ‎над‏ ‎Суворовым

Со ‎взятием‏ ‎Туртукая‏ ‎Суворовым ‎связана‏ ‎одна ‎легенда, ‎которая ‎не ‎имеет‏ ‎документального ‎подтверждения.‏ ‎Якобы‏ ‎Салтыков ‎направил ‎главнокомандующему‏ ‎русской ‎армией‏ ‎генерал-фельдмаршалу ‎Петру ‎Румянцеву ‎рапорт‏ ‎о‏ ‎самовольных ‎действиях‏ ‎Суворова ‎и‏ ‎необходимости ‎предания ‎его ‎военному ‎суду.‏ ‎Румянцев‏ ‎одобрил ‎рапорт.‏ ‎Суд ‎наложил‏ ‎на ‎Суворова ‎очень ‎жёсткую ‎кару‏ ‎–‏ ‎чуть‏ ‎ли ‎не‏ ‎смертную ‎казнь.

Однако‏ ‎Екатерина ‎II,‏ ‎которой‏ ‎была ‎подана‏ ‎на ‎утверждение ‎бумага ‎о ‎казни‏ ‎генерала, ‎наложила‏ ‎резолюцию‏ ‎«Победителей ‎не ‎судят»‏ ‎и ‎не‏ ‎только ‎отменила ‎приговор, ‎но‏ ‎и‏ ‎полностью ‎восстановила‏ ‎Суворова ‎в‏ ‎чинах ‎и ‎званиях.


Но ‎вряд ‎ли‏ ‎это‏ ‎так ‎было‏ ‎на ‎самом‏ ‎деле. ‎Прежде ‎всего, ‎такая ‎история‏ ‎совсем‏ ‎не‏ ‎красит ‎начальников‏ ‎Суворова ‎–‏ ‎Румянцева ‎и‏ ‎Салтыкова‏ ‎– ‎которые,‏ ‎по ‎общепризнанному ‎мнению, ‎были ‎храбрыми‏ ‎и ‎выдающимися‏ ‎русскими‏ ‎военачальниками.

С ‎каким ‎случаем‏ ‎путают

А ‎во‏ ‎время ‎той ‎войны ‎с‏ ‎турками‏ ‎действительно ‎был‏ ‎случай, ‎когда‏ ‎офицерам ‎было ‎присуждено ‎наказание, ‎явно‏ ‎превышавшее‏ ‎их ‎вину.

В‏ ‎феврале ‎1772‏ ‎года ‎14 ‎000 ‎турок ‎подступило‏ ‎к‏ ‎крепости‏ ‎Журжа ‎(Джурджу‏ ‎в ‎Румынии),‏ ‎защищаемую ‎гарнизоном‏ ‎всего‏ ‎600 ‎человек‏ ‎во ‎главе ‎с ‎майором ‎Гензелем.‏ ‎Видя ‎огромное‏ ‎неравенство‏ ‎сил, ‎Гензель ‎вступил‏ ‎с ‎противником‏ ‎в ‎переговоры ‎и ‎сдал‏ ‎крепость,‏ ‎выведя ‎оттуда‏ ‎свой ‎отряд‏ ‎с ‎оружием ‎и ‎знамёнами. ‎Гензель‏ ‎полагал,‏ ‎что ‎поступил‏ ‎правильно.


Но ‎его‏ ‎начальник ‎князь ‎Николай ‎Репнин ‎посмотрел‏ ‎на‏ ‎это‏ ‎дело ‎иначе.‏ ‎Он ‎предал‏ ‎Гензеля ‎и‏ ‎его‏ ‎офицеров ‎суду,‏ ‎который ‎приговорил ‎их ‎всех ‎к‏ ‎расстрелу. ‎Вот‏ ‎на‏ ‎этот ‎приговор ‎Екатерина‏ ‎и ‎наложила‏ ‎резолюцию, ‎согласно ‎которой ‎Гензель‏ ‎и‏ ‎два ‎капитана‏ ‎были ‎присуждены‏ ‎к ‎бессрочной ‎каторге, ‎а ‎остальные‏ ‎офицеры‏ ‎– ‎к‏ ‎разжалованию ‎в‏ ‎рядовые. ‎Но ‎и ‎этот ‎приговор‏ ‎был‏ ‎смягчён‏ ‎заступничеством ‎Румянцева,‏ ‎в ‎результате‏ ‎чего ‎всех‏ ‎провинившихся‏ ‎исключили ‎со‏ ‎службы.

Это ‎случай ‎весьма ‎показателен ‎для‏ ‎характеристики ‎климата‏ ‎в‏ ‎русской ‎армии, ‎где‏ ‎сдача ‎крепости,‏ ‎причём ‎с ‎выводом ‎войска,‏ ‎неприятелю‏ ‎в ‎25‏ ‎раз ‎сильнейшему,‏ ‎считалась ‎позором!

Слушать: 38+ мин
logo Филиал Карамзина

Кагульская и Рымникская победы (подкаст)

Из ‎двух‏ ‎войн ‎России ‎с ‎Турцией, ‎прошедших‏ ‎в ‎конце‏ ‎XVIII‏ ‎века, ‎мы ‎сделаем‏ ‎акцент ‎на‏ ‎двух ‎ключевых ‎битвах ‎этих‏ ‎войн,‏ ‎не ‎упуская,‏ ‎конечно, ‎возможности‏ ‎рассказать ‎и ‎о ‎сопутствующих ‎событиях:‏ ‎как‏ ‎эти ‎войны‏ ‎начинались, ‎проходили,‏ ‎заканчивались.

Победа ‎на ‎реке ‎Кагул ‎была‏ ‎одержана‏ ‎Румянцевым,‏ ‎а ‎виктория‏ ‎на ‎реке‏ ‎Рымник ‎–‏ ‎Суворовым.‏ ‎В ‎этом‏ ‎выразилась ‎преемственность ‎двух ‎лучших ‎представителей‏ ‎русской ‎военной‏ ‎школы.‏ ‎Суворов ‎воспитался ‎в‏ ‎школе ‎Румянцева‏ ‎(как ‎тот ‎– ‎в‏ ‎школе‏ ‎Салтыкова), ‎но‏ ‎существенно ‎обогатил‏ ‎и ‎дополнил ‎её ‎собственными ‎положениями.‏ ‎Суворов‏ ‎по ‎праву‏ ‎считается ‎вершиной‏ ‎русского ‎полководчества.

Русский ‎солдат ‎в ‎этих‏ ‎битвах‏ ‎и‏ ‎этих ‎войнах‏ ‎был ‎турок‏ ‎неизменно ‎меньшим‏ ‎числом,‏ ‎исключительно ‎умением,‏ ‎что ‎и ‎выразил ‎Суворов ‎в‏ ‎одной ‎из‏ ‎своих‏ ‎самых ‎знаменитых ‎военных‏ ‎заповедях.

Читать: 4+ мин
logo Филиал Карамзина

Почему Россия почти всегда побеждала Турцию

Пётр ‎Великий‏ ‎выбил ‎у ‎русских ‎преклонение ‎перед‏ ‎замшелой ‎традицией

С‏ ‎конца‏ ‎17 ‎столетия ‎по‏ ‎конец ‎19-го‏ ‎Россия ‎вела ‎с ‎Турцией‏ ‎войны‏ ‎в ‎следующих‏ ‎годах: ‎1695-1696,‏ ‎1711, ‎1735-1739, ‎1768-1774, ‎1787-1791, ‎1806-1812,‏ ‎1828-1829,‏ ‎1853-1856, ‎1877-1878.‏ ‎Всего ‎девять.‏ ‎Из ‎них ‎только ‎две ‎закончились‏ ‎победами‏ ‎Турции‏ ‎– ‎1711‏ ‎и ‎1853-1856‏ ‎гг. ‎Причём‏ ‎вторая‏ ‎– ‎лишь‏ ‎благодаря ‎тому, ‎что ‎на ‎стороне‏ ‎Турции ‎против‏ ‎России‏ ‎единым ‎фронтом ‎выступили‏ ‎Англия ‎и‏ ‎Франция. ‎Ещё ‎одна ‎война‏ ‎–‏ ‎1735-1739 ‎гг.‏ ‎– ‎закончилась‏ ‎практически ‎вничью.

В ‎чём ‎причина ‎поступательной‏ ‎мощи‏ ‎России?

Приверженность ‎Турции‏ ‎душеспасительной ‎правоверной‏ ‎старине

Османская ‎империя ‎в ‎18 ‎веке‏ ‎производила‏ ‎впечатление‏ ‎«колосса ‎на‏ ‎глиняных ‎ногах».‏ ‎В ‎то‏ ‎время,‏ ‎когда ‎европейские‏ ‎государства, ‎в ‎том ‎числе ‎Россия,‏ ‎развивались, ‎Турция‏ ‎топталась‏ ‎на ‎месте. ‎Это‏ ‎внешнее ‎впечатление‏ ‎не ‎было ‎обманчивым. ‎Однако‏ ‎почему‏ ‎так ‎происходило?

Ещё‏ ‎незадолго ‎до‏ ‎того, ‎в ‎конце ‎17 ‎века,‏ ‎Турция‏ ‎находилась ‎на‏ ‎вершине ‎своего‏ ‎могущества ‎и ‎своих ‎военных ‎успехов.‏ ‎Она‏ ‎на‏ ‎время ‎завладела‏ ‎Западной ‎Украиной,‏ ‎завоевав ‎её‏ ‎у‏ ‎Польши, ‎и‏ ‎чуть ‎не ‎взяла ‎Вену ‎у‏ ‎Австрии. ‎И‏ ‎в‏ ‎первой ‎половине ‎18‏ ‎века ‎Турция‏ ‎оставалась ‎грозным ‎соперником ‎России,‏ ‎едва‏ ‎не ‎погубив‏ ‎самого ‎царя‏ ‎Петра ‎Великого ‎во ‎время ‎его‏ ‎Прутского‏ ‎похода.


Но ‎в‏ ‎то ‎время,‏ ‎когда ‎Россия, ‎по ‎примеру ‎Западной‏ ‎Европы,‏ ‎заводила‏ ‎у ‎себя‏ ‎светское, ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎техническое,‏ ‎образование, ‎науку,‏ ‎мануфактуры, ‎оружейное ‎производство, ‎рациональную ‎организацию‏ ‎государственного ‎аппарата,‏ ‎европейские‏ ‎военные ‎уставы ‎и‏ ‎научно ‎обоснованную‏ ‎военную ‎тактику, ‎Турция ‎продолжала‏ ‎воевать‏ ‎по ‎средневековым‏ ‎привычкам.

А ‎все‏ ‎попытки ‎отдельных ‎султанов ‎провести ‎реформы,‏ ‎направленные‏ ‎на ‎повышение‏ ‎эффективности ‎управления,‏ ‎на ‎заимствование ‎полезных ‎европейских ‎новшеств,‏ ‎наталкивались‏ ‎на‏ ‎ожесточённое ‎сопротивление.‏ ‎Таких ‎султанов‏ ‎часто ‎свергала‏ ‎их‏ ‎гвардия ‎–‏ ‎янычары. ‎Этих ‎султанов ‎обвиняли ‎в‏ ‎отступничестве ‎от‏ ‎ислама‏ ‎и ‎от ‎замшелых‏ ‎дедовских ‎обычаев.


Растущее‏ ‎отставание ‎Турции ‎от ‎России

Неспособность‏ ‎Турции‏ ‎побеждать ‎тем‏ ‎больше ‎удивляла‏ ‎самих ‎же ‎русских, ‎что ‎турки‏ ‎продолжали‏ ‎оставаться ‎храбрыми‏ ‎воинами. ‎Александр‏ ‎Васильевич ‎Суворов ‎считал ‎турка ‎как‏ ‎индивидуального‏ ‎бойца‏ ‎выше ‎солдата‏ ‎любой ‎европейской‏ ‎армии ‎и‏ ‎равного‏ ‎русскому ‎воину,‏ ‎даже ‎превосходящего ‎его. ‎Говорили, ‎что‏ ‎один ‎турок‏ ‎почти‏ ‎всегда ‎побьёт ‎одного‏ ‎русского, ‎десять‏ ‎русских ‎будут ‎на ‎равных‏ ‎биться‏ ‎с ‎сотней‏ ‎турок, ‎а‏ ‎сотня ‎русских ‎всегда ‎обратит ‎в‏ ‎бегство‏ ‎тысячу ‎турок.

Это‏ ‎практически ‎не‏ ‎было ‎преувеличением. ‎Почти ‎во ‎всех‏ ‎битвах‏ ‎конца‏ ‎18 ‎века,‏ ‎где ‎русские‏ ‎блестяще ‎громили‏ ‎турок,‏ ‎победа ‎русских‏ ‎была ‎одержана ‎при ‎неравенстве ‎сил‏ ‎в ‎5-6‏ ‎раз‏ ‎в ‎пользу ‎турок.‏ ‎Вся ‎храбрость‏ ‎и ‎самоотверженность ‎турецких ‎воинов‏ ‎сводилась‏ ‎на ‎нет‏ ‎бестолковой ‎тактикой‏ ‎их ‎командиров, ‎их ‎высокомерным ‎нежеланием‏ ‎учиться‏ ‎чему-либо ‎у‏ ‎«гяуров». ‎Да‏ ‎и ‎на ‎командные ‎должности ‎возводились‏ ‎не‏ ‎за‏ ‎заслуги, ‎а‏ ‎по ‎знатности‏ ‎или ‎протекции.

Если‏ ‎бы‏ ‎Пётр ‎I‏ ‎в ‎своё ‎время ‎не ‎выжег‏ ‎у ‎русских‏ ‎калёным‏ ‎железом ‎их ‎приверженность‏ ‎бородатой ‎старине‏ ‎с ‎её ‎долгополыми ‎зипунами,‏ ‎не‏ ‎создал ‎«Табель‏ ‎о ‎рангах»,‏ ‎давшей ‎дорогу ‎талантам, ‎то ‎и‏ ‎Россия‏ ‎в ‎18‏ ‎веке ‎практически‏ ‎ничем ‎бы ‎не ‎отличалась ‎от‏ ‎Турции‏ ‎и‏ ‎также ‎погрязла‏ ‎бы ‎в‏ ‎болоте ‎традиционалистского‏ ‎застоя,‏ ‎оправдываемого ‎«правой‏ ‎верой».


Читать: 4+ мин
logo Филиал Карамзина

Не просто фаворит императрицы. О героизме и достижениях графа Алексея Орлова можно снимать сериалы

Доступно подписчикам уровня
«Уровень гоффурьер»
Подписаться за 600₽ в месяц

Гвардейская ватага братьев Орловых была главной силой, приведшей Екатерину II к захвату престола.

Читать: 35+ мин
logo Филиал Карамзина

Чесменская победа (текста подкаста)

Чесменская ‎победа‏ ‎русского ‎флота

Русско-турецкие ‎войны ‎в ‎истории

За‏ ‎всю ‎свою‏ ‎историю‏ ‎чаще, ‎чем ‎с‏ ‎Турцией, ‎Россия‏ ‎воевала, ‎пожалуй, ‎только ‎с‏ ‎Польшей.‏ ‎И ‎дело‏ ‎тут ‎было‏ ‎вовсе ‎не ‎в ‎каких-то ‎исстари‏ ‎враждебных‏ ‎взаимоотношениях ‎русских‏ ‎и ‎турок.‏ ‎Наоборот, ‎в ‎мирные ‎времена ‎Россия‏ ‎и‏ ‎Турция‏ ‎очень ‎активно‏ ‎торговали ‎между‏ ‎собой. ‎Случалось‏ ‎иногда‏ ‎и ‎вступать‏ ‎обеим ‎державам ‎в ‎военные ‎союзы‏ ‎и ‎вместе‏ ‎сражаться‏ ‎против ‎общего ‎противника.‏ ‎Но ‎так‏ ‎уж ‎получилось, ‎что ‎между‏ ‎Русским‏ ‎царством, ‎а‏ ‎позднее ‎Российской‏ ‎империей, ‎и ‎империей ‎Османской ‎развёртывалось‏ ‎соперничество,‏ ‎которое ‎могло‏ ‎закончиться ‎только‏ ‎полной ‎и ‎безоговорочной ‎победой ‎одной‏ ‎из‏ ‎сторон‏ ‎либо ‎ликвидацией‏ ‎религиозно-монархического ‎строя‏ ‎в ‎какой-то‏ ‎из‏ ‎двух ‎стран.‏ ‎Она ‎и ‎завершилась ‎по ‎второму‏ ‎пути: ‎в‏ ‎начале‏ ‎ХХ ‎века ‎почти‏ ‎одновременно ‎пали‏ ‎и ‎Российская, ‎и ‎Османская‏ ‎империи.‏ ‎После ‎этого‏ ‎между ‎Россией‏ ‎и ‎Турцией ‎больше ‎не ‎было‏ ‎войн.

В‏ ‎1453 ‎году‏ ‎турки-османы ‎штурмом‏ ‎взяли ‎столицу ‎Византийской ‎империи ‎–‏ ‎Константинополь.‏ ‎Они‏ ‎переименовали ‎её‏ ‎в ‎Стамбул‏ ‎(искажённая ‎турками‏ ‎греческая‏ ‎фраза, ‎означавшая‏ ‎«в ‎городе») ‎и ‎перенесли ‎туда‏ ‎свою ‎столицу.‏ ‎Для‏ ‎Руси ‎Константинополь ‎с‏ ‎момента ‎принятия‏ ‎христианства ‎всегда ‎имел ‎сакральное‏ ‎значение‏ ‎как ‎религиозная‏ ‎столица ‎мира.‏ ‎Падение ‎Константинополя ‎и ‎балканских ‎православных‏ ‎царств‏ ‎(Болгарии, ‎Сербии),‏ ‎также ‎завоёванных‏ ‎османами, ‎породило ‎на ‎Руси ‎настроение‏ ‎своей‏ ‎избранности.‏ ‎Московская ‎Русь‏ ‎в ‎конце‏ ‎XV ‎века‏ ‎осталась‏ ‎единственной ‎независимой‏ ‎православной ‎страной. ‎В ‎начале ‎следующего‏ ‎столетия ‎утверждается‏ ‎доктрина‏ ‎«Москва ‎— ‎Третий‏ ‎Рим». ‎Ну,‏ ‎а ‎коль ‎скоро ‎Москва‏ ‎провозгласила‏ ‎себя ‎Третьим‏ ‎Римом, ‎отсюда‏ ‎было ‎недалеко ‎до ‎мысли ‎об‏ ‎освобождении‏ ‎христианского ‎Второго‏ ‎Рима ‎–‏ ‎Константинополя ‎– ‎из-под ‎ига ‎мусульман.‏ ‎

Османский‏ ‎султан‏ ‎считался ‎одновременно‏ ‎халифом ‎всех‏ ‎правоверных ‎мусульман,‏ ‎как‏ ‎в ‎Турции,‏ ‎так ‎и ‎за ‎её ‎пределами.‏ ‎Он ‎выступал‏ ‎покровителем‏ ‎мусульманских ‎государств ‎и‏ ‎мусульман, ‎живших‏ ‎в ‎христианских ‎странах. ‎А‏ ‎так‏ ‎вышло, ‎что‏ ‎Россия, ‎постоянно‏ ‎расширявшаяся ‎в ‎целях ‎своей ‎безопасности,‏ ‎как‏ ‎раз ‎во‏ ‎второй ‎половине‏ ‎XVI ‎века ‎приступила ‎к ‎поглощению‏ ‎обломков‏ ‎бывшей‏ ‎Золотой ‎Орды‏ ‎– ‎мусульманских‏ ‎Казанского, ‎Астраханского,‏ ‎Сибирского‏ ‎царств. ‎Пыталась‏ ‎Россия ‎тогда ‎же ‎покончить ‎и‏ ‎с ‎Крымской‏ ‎Ордой,‏ ‎но ‎это ‎удалось‏ ‎ей ‎только‏ ‎два ‎с ‎лишним ‎столетия‏ ‎спустя.

Вот‏ ‎так ‎Турция‏ ‎претендовала ‎на‏ ‎владычество ‎над ‎всеми ‎мусульманскими ‎народами,‏ ‎включая‏ ‎те, ‎которые‏ ‎вошли ‎в‏ ‎состав ‎России, ‎а ‎Россия ‎всё‏ ‎отчётливее‏ ‎осознавала‏ ‎свою ‎миссию‏ ‎освобождения ‎православных‏ ‎христиан ‎Балканского‏ ‎полуострова.‏ ‎Кроме ‎того,‏ ‎естественное ‎расширение ‎России ‎на ‎юг‏ ‎и ‎восток‏ ‎постоянно‏ ‎приводило ‎её ‎в‏ ‎столкновения ‎с‏ ‎мусульманским ‎миром. ‎В ‎общем,‏ ‎предлогов‏ ‎для ‎вражды‏ ‎и ‎периодически‏ ‎вспыхивавших ‎войн ‎между ‎Россией ‎и‏ ‎Турцией‏ ‎всегда ‎было‏ ‎предостаточно.

Первая ‎русско-турецкая‏ ‎война ‎вспыхнула ‎ещё ‎при ‎Иване‏ ‎Грозном.‏ ‎В‏ ‎1568 ‎году‏ ‎османский ‎султан‏ ‎Селим ‎II‏ ‎захотел‏ ‎захватить ‎у‏ ‎России ‎Астрахань. ‎Его ‎поход ‎в‏ ‎низовья ‎Волги‏ ‎оказался‏ ‎неудачным ‎прежде ‎всего‏ ‎из-за ‎стихий‏ ‎и ‎неподготовленности ‎к ‎ним‏ ‎турецкого‏ ‎войска. ‎После‏ ‎этого ‎Россия‏ ‎и ‎Турция ‎не ‎обнажали ‎меч‏ ‎друг‏ ‎на ‎друга‏ ‎ещё ‎целое‏ ‎столетие. ‎Правда, ‎это ‎же ‎столетие‏ ‎было‏ ‎отмечено‏ ‎частыми ‎набегами‏ ‎на ‎Россию‏ ‎крымских ‎татар,‏ ‎которые‏ ‎были ‎вассалами‏ ‎османского ‎султана. ‎В ‎этой ‎борьбе‏ ‎с ‎Крымом‏ ‎Россия‏ ‎в ‎течение ‎XVII‏ ‎века ‎постепенно‏ ‎переходит ‎от ‎обороны ‎в‏ ‎наступление.‏ ‎Всё ‎дальше‏ ‎в ‎степь‏ ‎выдвигаются ‎засечные ‎черты, ‎острожки ‎и‏ ‎другие‏ ‎пограничные ‎оплоты‏ ‎Московского ‎государства.‏ ‎После ‎похода ‎1571 ‎года, ‎когда‏ ‎крымский‏ ‎хан‏ ‎Девлет-Гирей ‎сжёг‏ ‎Москву, ‎крымцы‏ ‎до ‎конца‏ ‎XVI‏ ‎века ‎ещё‏ ‎несколько ‎раз ‎угрожали ‎русской ‎столице.‏ ‎Но ‎в‏ ‎XVII‏ ‎веке ‎они ‎уже‏ ‎не ‎заходили‏ ‎так ‎далеко.

В ‎1672 ‎году‏ ‎разгорелась‏ ‎первая ‎серьёзная‏ ‎русско-турецкая ‎война‏ ‎из-за ‎Украины, ‎на ‎которую ‎претендовали‏ ‎обе‏ ‎державы. ‎Она‏ ‎закончилась ‎в‏ ‎1681 ‎году ‎фактической ‎ничьей. ‎Россия‏ ‎удержала‏ ‎Левобережную‏ ‎Украину, ‎Турция‏ ‎же ‎не‏ ‎смогла ‎распространить‏ ‎свою‏ ‎власть ‎на‏ ‎Правобережную ‎Украину, ‎довольствовавшись ‎кратковременным ‎контролем‏ ‎над ‎западной‏ ‎областью‏ ‎Украины ‎– ‎Подолией.‏ ‎В ‎1686‏ ‎году ‎началась ‎новая ‎русско-турецкая‏ ‎война.‏ ‎Её ‎кульминацией‏ ‎стал ‎успешный‏ ‎комбинированный ‎сухопутно-водный ‎поход ‎молодого ‎царя‏ ‎Петра‏ ‎I, ‎в‏ ‎результате ‎которого‏ ‎у ‎турок ‎и ‎крымцев ‎в‏ ‎1696‏ ‎году‏ ‎был ‎взят‏ ‎город ‎Азов‏ ‎в ‎устье‏ ‎Дона.‏ ‎

В ‎XVIII‏ ‎веке ‎были ‎четыре ‎продолжительные ‎русско-турецкие‏ ‎войны, ‎в‏ ‎XIX‏ ‎веке ‎ещё ‎столько‏ ‎же, ‎в‏ ‎начале ‎ХХ ‎века ‎обе‏ ‎державы‏ ‎оказались ‎противниками‏ ‎в ‎Первой‏ ‎мировой ‎войне. ‎Постепенное ‎продвижение ‎России‏ ‎на‏ ‎юг ‎поставило‏ ‎на ‎очередь‏ ‎задачу ‎возвращения ‎Константинополя ‎под ‎скипетр‏ ‎православного‏ ‎государя.‏ ‎Эта ‎задача‏ ‎оказалась ‎невыполненной‏ ‎из-за ‎крушения‏ ‎монархии‏ ‎в ‎России.‏ ‎Впрочем, ‎как ‎знать, ‎быть ‎может,‏ ‎она ‎только‏ ‎отложена.

Первая‏ ‎в ‎XVIII ‎веке‏ ‎война ‎с‏ ‎Турцией ‎оказалась ‎неудачной ‎для‏ ‎России.‏ ‎Начав ‎её‏ ‎под ‎впечатлением‏ ‎своей ‎победы ‎над ‎шведами ‎под‏ ‎Полтавой,‏ ‎Пётр ‎I‏ ‎переоценил ‎свои‏ ‎силы. ‎Прутский ‎поход ‎русской ‎армии‏ ‎в‏ ‎1711‏ ‎году ‎едва‏ ‎не ‎закончился‏ ‎катастрофой. ‎Русские‏ ‎были‏ ‎окружены ‎в‏ ‎степи ‎многократно ‎превосходящим ‎турецким ‎войском.‏ ‎Только ‎умелые‏ ‎действия‏ ‎русской ‎дипломатии ‎спасли‏ ‎армию ‎и‏ ‎царя ‎от ‎позорного ‎плена.‏ ‎Россия‏ ‎отделалась ‎всего‏ ‎лишь ‎возвращением‏ ‎Турции ‎Азова. ‎В ‎ходе ‎следующей‏ ‎войны‏ ‎с ‎Турцией‏ ‎1735-1739 ‎гг.‏ ‎при ‎императрице ‎Анне ‎Иоанновне ‎Азов‏ ‎вновь‏ ‎и‏ ‎уже ‎окончательно‏ ‎перешёл ‎под‏ ‎власть ‎России.

Мы‏ ‎начинаем‏ ‎рассказ ‎о‏ ‎наиболее ‎знаменитых ‎войнах ‎России ‎с‏ ‎Турцией ‎в‏ ‎XVIII‏ ‎веке, ‎происшедших ‎в‏ ‎царствование ‎императрицы‏ ‎Екатерины ‎II, ‎прозванной ‎современниками‏ ‎Великой‏ ‎в ‎значительной‏ ‎степени ‎под‏ ‎впечатлением ‎блестящих ‎побед ‎России ‎в‏ ‎этих‏ ‎войнах. ‎Русско-турецкие‏ ‎войны ‎последней‏ ‎трети ‎XVIII ‎века ‎открыли ‎миру‏ ‎уникальную‏ ‎русскую‏ ‎военную ‎школу‏ ‎и ‎таланты‏ ‎наших ‎выдающихся‏ ‎полководцев‏ ‎и ‎флотоводцев:‏ ‎Румянцева, ‎Суворова, ‎Потёмкина, ‎Ушакова.

Русско-турецкая ‎война‏ ‎1768-1774 ‎гг.

Эта‏ ‎война‏ ‎явилась ‎следствием ‎целого‏ ‎ряда ‎дипломатических‏ ‎интриг ‎ряда ‎европейских ‎держав,‏ ‎имевших‏ ‎целью ‎втянуть‏ ‎Россию ‎в‏ ‎бои ‎на ‎нескольких ‎фронтах ‎и‏ ‎ослабить‏ ‎её. ‎Основным‏ ‎инициатором ‎антироссийской‏ ‎политики ‎в ‎то ‎время ‎была‏ ‎королевская‏ ‎Франция.‏ ‎Она ‎стояла‏ ‎за ‎спиной‏ ‎польских ‎конфедератов‏ ‎и‏ ‎турецкого ‎султана.‏ ‎В ‎1768 ‎году ‎обострились ‎отношения‏ ‎между ‎Россией‏ ‎и‏ ‎Польшей, ‎бывшие ‎мирными‏ ‎на ‎протяжении‏ ‎почти ‎ста ‎предыдущих ‎лет.‏ ‎Подстрекаемые‏ ‎Францией, ‎польские‏ ‎русофобские ‎круги‏ ‎возобновили ‎политику ‎притеснения ‎православных ‎подданных‏ ‎Польши‏ ‎(так ‎называемых‏ ‎религиозных ‎диссидентов).‏ ‎Верная ‎своей ‎политике ‎покровительства ‎православным‏ ‎единоверцам‏ ‎за‏ ‎пределами ‎страны,‏ ‎Россия ‎оказывала‏ ‎давление ‎на‏ ‎польское‏ ‎правительство ‎с‏ ‎целью ‎прекращения ‎его ‎враждебных ‎действий.‏ ‎Польский ‎король‏ ‎Станислав‏ ‎Понятовский, ‎бывший ‎любовник‏ ‎Екатерины ‎II,‏ ‎был ‎склонен ‎уступить ‎русским‏ ‎требованиям.‏ ‎Но ‎он‏ ‎натолкнулся ‎на‏ ‎противодействие ‎польской ‎шляхты.

В ‎марте ‎1768‏ ‎года‏ ‎экстремистски ‎настроенные‏ ‎католические ‎паны‏ ‎собрались ‎в ‎городе ‎Бар ‎в‏ ‎Подолии‏ ‎и‏ ‎провозгласили ‎создание‏ ‎конфедерации ‎(узаконенная‏ ‎польским ‎обычаем‏ ‎форма‏ ‎неповиновения ‎королю),‏ ‎выступившую ‎против ‎предоставления ‎равноправия ‎православным‏ ‎панам. ‎Конфедерация‏ ‎начала‏ ‎военные ‎действия ‎против‏ ‎короля. ‎В‏ ‎ответ ‎на ‎это, ‎по‏ ‎призыву‏ ‎Станислава ‎Понятовского,‏ ‎в ‎Польшу‏ ‎вступили ‎русские ‎войска.

Французская ‎дипломатия ‎всё‏ ‎это‏ ‎время ‎интенсивно‏ ‎работала ‎с‏ ‎целью ‎побудить ‎оттоманскую ‎Порту ‎(так‏ ‎в‏ ‎Европе‏ ‎называли ‎турецкое‏ ‎правительство) ‎выступить‏ ‎против ‎России‏ ‎и‏ ‎отвлечь ‎её‏ ‎силы ‎от ‎Польши. ‎Используя ‎как‏ ‎предлог ‎нарушение‏ ‎турецкой‏ ‎границы ‎на ‎Украине‏ ‎русскими ‎войсками,‏ ‎вошедшими ‎в ‎Польшу, ‎султан‏ ‎Мустафа‏ ‎III ‎29‏ ‎октября ‎1768‏ ‎года ‎издал ‎фирман ‎об ‎объявлении‏ ‎джихада‏ ‎России.

Событие, ‎послужившее‏ ‎султану ‎поводом‏ ‎для ‎открытия ‎военных ‎действий, ‎заслуживает‏ ‎отдельного‏ ‎упоминания.‏ ‎Во ‎время‏ ‎Барской ‎конфедерации,‏ ‎весной ‎1768‏ ‎года,‏ ‎на ‎Правобережной‏ ‎Украине ‎вспыхнуло ‎крестьянское ‎восстание ‎против‏ ‎гнёта ‎панов‏ ‎и‏ ‎католической ‎церкви. ‎Это‏ ‎восстание ‎прозвали‏ ‎гайдаматчиной ‎или ‎по-другому ‎колиивщиной.‏ ‎Гайдамаками‏ ‎издавна ‎звались‏ ‎на ‎Украине‏ ‎казаки-разбойники. ‎Что ‎касается ‎колиивщины, ‎то‏ ‎обычно‏ ‎это ‎название‏ ‎выводят ‎от‏ ‎слова ‎«колоть»: ‎повстанцы ‎похвалялись, ‎что‏ ‎колют‏ ‎панов‏ ‎как ‎свиней.‏ ‎В ‎ходе‏ ‎боёв ‎против‏ ‎польских‏ ‎конфедератов ‎повстанцы‏ ‎преследовали ‎их ‎на ‎территории ‎Османской‏ ‎империи, ‎взяли‏ ‎с‏ ‎боем ‎и ‎сожгли‏ ‎два ‎турецких‏ ‎города ‎– ‎Балту ‎(ныне‏ ‎в‏ ‎Одесской ‎области)‏ ‎и ‎Дубоссары‏ ‎(в ‎Молдавии). ‎Повстанцы ‎называли ‎себя‏ ‎подданными‏ ‎русской ‎императрицы,‏ ‎хотя ‎та‏ ‎совсем ‎не ‎одобряла ‎их ‎действий‏ ‎и‏ ‎даже‏ ‎приказала ‎своим‏ ‎войскам ‎подавить‏ ‎это ‎холопское‏ ‎выступление.‏ ‎Но ‎султан‏ ‎не ‎принял ‎это ‎в ‎уважение‏ ‎и ‎начал‏ ‎войну.

Турции‏ ‎было ‎обещано, ‎что‏ ‎в ‎случае‏ ‎её ‎совместной ‎с ‎конфедератами‏ ‎победы‏ ‎над ‎Россией‏ ‎она ‎получит‏ ‎Подолию ‎и ‎Волынь. ‎Так ‎антироссийские‏ ‎поляки‏ ‎без ‎зазрения‏ ‎совести ‎торговали‏ ‎территорией, ‎принадлежавшей ‎их ‎собственному ‎королевству.‏ ‎Кроме‏ ‎того,‏ ‎турки ‎были‏ ‎не ‎прочь‏ ‎снова ‎отвоевать‏ ‎у‏ ‎России ‎Азов.

Военные‏ ‎действия ‎на ‎обоих ‎фронтах ‎оказались‏ ‎успешными ‎для‏ ‎России,‏ ‎сражавшейся ‎без ‎союзников‏ ‎в ‎лице‏ ‎каких-нибудь ‎сильных ‎держав. ‎Барская‏ ‎конфедерация‏ ‎была ‎подавлена.‏ ‎Россия ‎заинтересовала‏ ‎соседние ‎Пруссию ‎и ‎Австрию ‎в‏ ‎дипломатическом‏ ‎давлении ‎на‏ ‎Польшу ‎и‏ ‎совместно ‎с ‎ними ‎провела ‎в‏ ‎1772‏ ‎году‏ ‎первый ‎раздел‏ ‎этой ‎страны.‏ ‎Россия ‎присоединила‏ ‎к‏ ‎себе ‎исконные‏ ‎земли ‎Древней ‎Руси ‎в ‎Белоруссии.‏ ‎Война ‎с‏ ‎Турцией‏ ‎шла ‎дольше. ‎В‏ ‎1772 ‎году‏ ‎под ‎воздействием ‎русских ‎побед‏ ‎Турция‏ ‎согласилась ‎на‏ ‎мирные ‎переговоры,‏ ‎однако ‎не ‎проявила ‎готовности ‎на‏ ‎подобающие‏ ‎уступки. ‎В‏ ‎1774 ‎году‏ ‎война ‎возобновилась, ‎но ‎Россия ‎была‏ ‎вынуждена‏ ‎вскоре‏ ‎прекратить ‎боевые‏ ‎действия ‎из-за‏ ‎охватившего ‎восток‏ ‎империи‏ ‎восстания ‎Пугачёва.‏ ‎

10 июля ‎1774 ‎года ‎в ‎местечке‏ ‎Кючук-Кайнарджи ‎в‏ ‎нынешней‏ ‎Болгарии ‎был ‎подписан‏ ‎мирный ‎договор‏ ‎между ‎Россией ‎и ‎Турцией.‏ ‎Россия‏ ‎не ‎получила‏ ‎всего, ‎чего‏ ‎хотела ‎от ‎Турции. ‎Территориальные ‎уступки‏ ‎Турции‏ ‎в ‎Приазовье‏ ‎и ‎в‏ ‎Северном ‎Причерноморье ‎были ‎минимальными. ‎Крепость‏ ‎Очаков‏ ‎по-прежнему‏ ‎закрывала ‎России‏ ‎выход ‎из‏ ‎Днепра ‎в‏ ‎Чёрное‏ ‎море. ‎Неопределённый‏ ‎статус ‎Крымского ‎ханства ‎и ‎других‏ ‎сопредельных ‎полунезависимых‏ ‎государств‏ ‎делал ‎неизбежной ‎новую‏ ‎войну, ‎в‏ ‎результате ‎которой ‎Россия ‎должна‏ ‎была‏ ‎стать ‎доминирующей‏ ‎державой ‎на‏ ‎Чёрном ‎море.

Идея ‎отправки ‎Балтийской ‎эскадры‏ ‎в‏ ‎Средиземное ‎море

Русско-турецкая‏ ‎война ‎1768-1774‏ ‎гг. ‎особенно ‎знаменательна ‎тем, ‎что‏ ‎в‏ ‎ходе‏ ‎её ‎русский‏ ‎военно-морской ‎флот,‏ ‎это ‎любимое‏ ‎детище‏ ‎Петра ‎Великого,‏ ‎впервые ‎выполнил ‎крупную ‎стратегическую ‎задачу.‏ ‎Эскадра ‎под‏ ‎командованием‏ ‎графа ‎Алексея ‎Орлова‏ ‎совершила ‎беспримерный‏ ‎ещё ‎в ‎русской ‎истории‏ ‎поход‏ ‎вокруг ‎всей‏ ‎Европы ‎из‏ ‎Балтийского ‎моря ‎в ‎Эгейское ‎и‏ ‎нанесла‏ ‎поражение ‎турецкому‏ ‎флоту ‎в‏ ‎водах ‎его ‎собственной ‎империи.

Планы ‎задействовать‏ ‎в‏ ‎ходе‏ ‎войны ‎против‏ ‎Турции ‎проживающие‏ ‎в ‎этой‏ ‎стране‏ ‎миллионы ‎православных‏ ‎христиан ‎в ‎качестве ‎своего ‎рода‏ ‎«пятой ‎колонны»‏ ‎выдвигались‏ ‎в ‎Европе ‎ещё‏ ‎в ‎XV‏ ‎веке. ‎С ‎XVI ‎века‏ ‎греки,‏ ‎болгары, ‎сербы,‏ ‎молдаване, ‎приезжавшие‏ ‎в ‎Россию, ‎постоянно ‎твердили, ‎что‏ ‎если‏ ‎бы ‎русский‏ ‎царь ‎решился‏ ‎воевать ‎против ‎турецкого ‎султана, ‎то‏ ‎они‏ ‎бы‏ ‎обязательно, ‎как‏ ‎единоверцы, ‎дружно‏ ‎помогли ‎бы‏ ‎ему‏ ‎избавить ‎их‏ ‎от ‎иноверного ‎ига. ‎Правда, ‎когда‏ ‎в ‎начале‏ ‎XVIII‏ ‎века ‎Пётр ‎I‏ ‎поверил ‎этим‏ ‎заверениям ‎и ‎в ‎надежде‏ ‎на‏ ‎восстание ‎христиан‏ ‎против ‎турок‏ ‎начал ‎войну, ‎всё ‎это ‎оказалось‏ ‎пустыми‏ ‎словами. ‎Но,‏ ‎веря ‎в‏ ‎своё ‎предназначение ‎освободить ‎турецких ‎христиан,‏ ‎русская‏ ‎политическая‏ ‎элита ‎продолжала‏ ‎верить ‎и‏ ‎в ‎их‏ ‎желание‏ ‎содействовать ‎такому‏ ‎освобождению.

Русский ‎флот, ‎появившись ‎в ‎греческих‏ ‎водах, ‎должен‏ ‎был‏ ‎сподвигнуть ‎православных ‎греков‏ ‎вспомнить ‎своих‏ ‎славных ‎древних ‎предков ‎и‏ ‎восстать‏ ‎против ‎позорного‏ ‎турецкого ‎владычества.‏ ‎Правда, ‎ситуация ‎осложнялась ‎тем, ‎что‏ ‎греки‏ ‎того ‎времени‏ ‎(XVIII ‎век)‏ ‎не ‎имели ‎ни ‎малейшего ‎понятия‏ ‎о‏ ‎спартанском‏ ‎царе ‎Леониде,‏ ‎о ‎Перикле,‏ ‎Фемистокле, ‎Александре‏ ‎Македонском‏ ‎и ‎тому‏ ‎подобных ‎героях ‎античности. ‎Но, ‎в‏ ‎конце ‎концов,‏ ‎войну‏ ‎можно ‎было ‎успешно‏ ‎вести ‎и‏ ‎без ‎всякого ‎антитурецкого ‎восстания.‏ ‎Главное:‏ ‎русские ‎военные‏ ‎корабли ‎должны‏ ‎были ‎продемонстрировать ‎свою ‎силу ‎туркам‏ ‎и‏ ‎показать, ‎что‏ ‎тысячи ‎морских‏ ‎миль ‎не ‎препятствие ‎для ‎русских,‏ ‎а‏ ‎Турция‏ ‎уязвима ‎в‏ ‎своих ‎собственных‏ ‎морях, ‎где‏ ‎привыкла‏ ‎считать ‎себя‏ ‎хозяйкой. ‎Кроме ‎того, ‎посылка ‎русской‏ ‎эскадры ‎вокруг‏ ‎всей‏ ‎Европы, ‎вдоль ‎десятков‏ ‎стран, ‎должна‏ ‎была ‎сделать ‎наглядной ‎русскую‏ ‎военную‏ ‎мощь ‎и‏ ‎для ‎европейских‏ ‎держав.

Граф ‎Алексей ‎Орлов

Идея ‎Средиземноморской ‎экспедиции‏ ‎и‏ ‎греческого ‎восстания‏ ‎нашла ‎своего‏ ‎главного ‎инициатора ‎в ‎лице ‎графа‏ ‎Алексея‏ ‎Григорьевича‏ ‎Орлова ‎(1737-1807).‏ ‎Он ‎почему-то‏ ‎не ‎считается‏ ‎одним‏ ‎из ‎плеяды‏ ‎самых ‎выдающихся ‎русских ‎военачальников, ‎несмотря‏ ‎на ‎удачное‏ ‎предводительство‏ ‎действиями ‎русского ‎флота‏ ‎против ‎Турции.‏ ‎Здесь ‎следует ‎рассказать ‎немного‏ ‎об‏ ‎этом ‎замечательном‏ ‎человеке.

Алексей ‎Орлов‏ ‎был ‎одним ‎из ‎заводчиков ‎государственного‏ ‎переворота,‏ ‎совершённого ‎Екатериной‏ ‎против ‎своего‏ ‎мужа ‎Петра ‎III ‎28 ‎июня‏ ‎1762‏ ‎года.‏ ‎Шесть ‎братьев‏ ‎Орловых ‎служили‏ ‎офицерами ‎в‏ ‎гвардии.‏ ‎Григорий ‎Орлов‏ ‎был ‎любовником ‎императрицы, ‎а ‎Алексей‏ ‎Орлов ‎–‏ ‎главным‏ ‎техническим ‎организатором ‎всего‏ ‎дела. ‎После‏ ‎успеха ‎заговора ‎Екатерина ‎пожаловала‏ ‎всех‏ ‎братьев ‎Орловых‏ ‎наследственным ‎графским‏ ‎титулом. ‎Алексей ‎Орлов, ‎кроме ‎того,‏ ‎получил‏ ‎генеральский ‎чин.

Алексей‏ ‎Орлов, ‎не‏ ‎будучи ‎глубоко ‎образован, ‎имел, ‎однако,‏ ‎качества‏ ‎практичного‏ ‎государственного ‎деятеля.‏ ‎Он ‎оказал‏ ‎немало ‎услуг‏ ‎Российскому‏ ‎государству ‎по‏ ‎секретным ‎делам. ‎В ‎частности, ‎в‏ ‎1775 ‎году‏ ‎в‏ ‎результате ‎шпионской ‎спецоперации‏ ‎он ‎сумел‏ ‎хитростью ‎вывезти ‎из ‎Италии‏ ‎в‏ ‎Россию ‎опасную‏ ‎авантюристку, ‎называвшую‏ ‎себя ‎дочерью ‎императрицы ‎Елизаветы ‎Петровны‏ ‎и‏ ‎графа ‎Алексея‏ ‎Разумовского ‎(известную‏ ‎как ‎«княжна ‎Тараканова»).

Ещё ‎до ‎объявления‏ ‎войны‏ ‎Турцией‏ ‎Орлов ‎предложил‏ ‎экспедицию ‎русского‏ ‎военно-морского ‎флота‏ ‎в‏ ‎Средиземное ‎море.‏ ‎12 ‎ноября ‎1768 ‎года ‎императрица‏ ‎назначила ‎Орлова‏ ‎главнокомандующим‏ ‎этой ‎экспедиции ‎в‏ ‎чине ‎генерал-аншефа.‏ ‎Под ‎начальство ‎Орлова ‎поступал‏ ‎не‏ ‎только ‎флот.‏ ‎Граф ‎должен‏ ‎был ‎координировать ‎все ‎усилия ‎по‏ ‎организации‏ ‎восстания ‎христианских‏ ‎подданных ‎Турции.‏ ‎Для ‎разжигания ‎недовольства ‎в ‎Османскую‏ ‎империю‏ ‎были‏ ‎посланы ‎секретные‏ ‎агенты ‎России,‏ ‎о ‎которых‏ ‎мы‏ ‎ничего ‎не‏ ‎знаем, ‎кроме ‎их ‎имён, ‎перечисленных‏ ‎в ‎рескрипте‏ ‎императрицы‏ ‎Орлову ‎от ‎29‏ ‎января ‎1769‏ ‎года. ‎Наиболее ‎успешно ‎среди‏ ‎них‏ ‎действовал ‎отправленный‏ ‎в ‎Валахию‏ ‎болгарин ‎– ‎некто ‎Назар ‎Каразин.

Техническая‏ ‎и‏ ‎дипломатическая ‎подготовка.‏ ‎Поход ‎вокруг‏ ‎Европы

Русский ‎экспедиционный ‎флот ‎состоял ‎из‏ ‎двух‏ ‎эскадр.‏ ‎Командующим ‎1-й‏ ‎эскадрой ‎был‏ ‎назначен ‎опытный‏ ‎моряк‏ ‎Григорий ‎Андреевич‏ ‎Спиридов ‎(1713-1790), ‎получивший ‎перед ‎этой‏ ‎экспедицией ‎звание‏ ‎полного‏ ‎адмирала. ‎Под ‎его‏ ‎началом ‎были‏ ‎восемь ‎линейных ‎кораблей ‎и‏ ‎четыре‏ ‎боевых ‎корабля‏ ‎других ‎классов,‏ ‎не ‎считая ‎прочих ‎судов, ‎вооружённые‏ ‎в‏ ‎общей ‎сложности‏ ‎626 ‎орудиями.‏ ‎2-ю ‎эскадру ‎возглавлял ‎контр-адмирал ‎Джон‏ ‎Эльфинстон,‏ ‎шотландец‏ ‎на ‎русской‏ ‎службе. ‎Он‏ ‎командовал ‎тремя‏ ‎линейными‏ ‎кораблями ‎и‏ ‎тремя ‎боевыми ‎кораблями ‎других ‎классов,‏ ‎вооружёнными ‎в‏ ‎сумме‏ ‎274 ‎орудиями. ‎

17 июля‏ ‎1769 ‎года‏ ‎1-я ‎эскадра ‎вышла ‎из‏ ‎Кронштадта.‏ ‎В ‎октябре‏ ‎1769 ‎года‏ ‎оттуда ‎отправилась ‎2-я ‎эскадра. ‎Эскадра‏ ‎Спиридова‏ ‎прибыла ‎в‏ ‎воды ‎Греческого‏ ‎Архипелага ‎в ‎феврале ‎1770 ‎года.‏ ‎В‏ ‎мае‏ ‎того ‎же‏ ‎года ‎к‏ ‎ней ‎присоединилась‏ ‎эскадра‏ ‎Эльфинстона.

Переход ‎вокруг‏ ‎всей ‎Европы ‎был ‎долгим ‎и‏ ‎трудным. ‎Русский‏ ‎флот‏ ‎впервые ‎совершал ‎такой‏ ‎длинный ‎поход‏ ‎в ‎условиях, ‎приближенных ‎к‏ ‎боевым.‏ ‎На ‎кораблях‏ ‎часто ‎возникала‏ ‎течь, ‎их ‎приходилось ‎ремонтировать. ‎В‏ ‎экипажах‏ ‎было ‎много‏ ‎заболевших. ‎Ещё‏ ‎в ‎Балтийском ‎море ‎на ‎судах‏ ‎1-й‏ ‎эскадры‏ ‎умерло ‎54‏ ‎моряка. ‎В‏ ‎январе ‎1770‏ ‎года,‏ ‎когда ‎корабли‏ ‎прибыли ‎на ‎остров ‎Менорку, ‎насчитывалось‏ ‎уже ‎323‏ ‎умерших.‏ ‎В ‎общем, ‎небоевые‏ ‎потери ‎русских‏ ‎эскадр ‎за ‎время ‎Средиземноморской,‏ ‎или‏ ‎Архипелагской, ‎экспедиции‏ ‎составили ‎до‏ ‎половины ‎всего ‎личного ‎состава ‎экипажей‏ ‎и‏ ‎значительно ‎превысили‏ ‎боевые ‎потери.‏ ‎Впрочем, ‎такое ‎же ‎соотношение ‎потерь‏ ‎было‏ ‎тогда‏ ‎в ‎любом‏ ‎флоте ‎мира‏ ‎во ‎время‏ ‎длительных‏ ‎экспедиций, ‎не‏ ‎исключая ‎и ‎самого ‎лучшего ‎флота‏ ‎– ‎британского.

Что‏ ‎касается‏ ‎Британии, ‎то ‎её‏ ‎содействие ‎русской‏ ‎политике ‎в ‎тот ‎период‏ ‎оказалось‏ ‎ценнейшим. ‎Екатерина‏ ‎II ‎всегда‏ ‎придерживалась ‎принципа ‎ссорить ‎между ‎собой‏ ‎другие‏ ‎европейские ‎державы‏ ‎и ‎стараться‏ ‎извлечь ‎из ‎этого ‎выгоду. ‎Во‏ ‎время‏ ‎первой‏ ‎войны ‎с‏ ‎Турцией ‎ей‏ ‎удалось ‎это‏ ‎сполна.‏ ‎Англия ‎рассматривала‏ ‎Францию ‎как ‎своего ‎злейшего ‎врага.‏ ‎Следовательно, ‎Россия‏ ‎становилась‏ ‎для ‎Англии ‎союзницей.

Историк‏ ‎Евгений ‎Тарле‏ ‎писал:

«Французское ‎правительство, ‎руководимое ‎Шуазелем,‏ ‎носилось‏ ‎в ‎1769‏ ‎и ‎1770‏ ‎гг. ‎с ‎мыслью ‎выслать ‎большой‏ ‎флот‏ ‎в ‎восточную‏ ‎часть ‎Средиземного‏ ‎моря ‎и ‎потопить ‎эскадру ‎Алексея‏ ‎Орлова.‏ ‎Испания‏ ‎была ‎согласна‏ ‎в ‎этом‏ ‎предприятии ‎всецело‏ ‎помогать‏ ‎своей ‎союзнице‏ ‎Франции. ‎Но ‎Англия ‎решительно ‎этому‏ ‎воспротивилась. ‎Из‏ ‎двух‏ ‎зол ‎английский ‎кабинет‏ ‎предпочёл ‎меньшее.‏ ‎Франция ‎с ‎её ‎реваншистскими‏ ‎намерениями‏ ‎отвоевания ‎Канады,‏ ‎с ‎её‏ ‎тенденциями ‎воскресить ‎в ‎Индии ‎активную‏ ‎антибританскую‏ ‎политику ‎казалась‏ ‎в ‎этот‏ ‎момент ‎англичанам ‎опаснее, ‎чем ‎Россия.‏ ‎Да‏ ‎и‏ ‎левантийская ‎торговля‏ ‎была ‎гораздо‏ ‎больше ‎в‏ ‎руках‏ ‎французов, ‎чем‏ ‎англичан. ‎При ‎этом ‎русские ‎вовсе‏ ‎не ‎были‏ ‎торговыми‏ ‎конкурентами ‎Англии ‎ни‏ ‎в ‎Турции,‏ ‎ни ‎в ‎Европе ‎и‏ ‎нигде‏ ‎вообще, ‎а‏ ‎напротив, ‎очень‏ ‎выгодными ‎для ‎англичан ‎поставщиками ‎превосходного‏ ‎корабельного‏ ‎леса, ‎пеньки,‏ ‎льняной ‎пряжи,‏ ‎смолы ‎и ‎других ‎видов ‎сырья.‏ ‎Французы‏ ‎же,‏ ‎в ‎частности‏ ‎марсельцы, ‎сбывали‏ ‎в ‎Турцию‏ ‎и‏ ‎во ‎все‏ ‎подвластные ‎ей ‎страны ‎при ‎помощи‏ ‎своего ‎громадного‏ ‎торгового‏ ‎флота ‎многие ‎из‏ ‎тех ‎именно‏ ‎товаров, ‎которые ‎бы ‎хотела‏ ‎сбывать‏ ‎туда ‎Англия…

Нечего‏ ‎удивляться ‎тому,‏ ‎что, ‎к ‎неприятнейшей ‎для ‎себя‏ ‎неожиданности,‏ ‎граф ‎Шуазель‏ ‎получил ‎довольно‏ ‎решительное ‎предупреждение ‎от ‎британского ‎кабинета,‏ ‎что‏ ‎Англия‏ ‎не ‎потерпит‏ ‎франко-испанского ‎нападения‏ ‎на ‎русскую‏ ‎эскадру.‏ ‎Могучую ‎поддержку‏ ‎этой ‎русофильской ‎политике ‎оказывал ‎всегда‏ ‎Вильям ‎Питт-старший‏ ‎(граф‏ ‎Чатем) ‎…

Позиция ‎английского‏ ‎правительства ‎в‏ ‎этот ‎критический ‎для ‎планов‏ ‎Екатерины‏ ‎момент ‎имела‏ ‎поистине ‎первостепенное‏ ‎значение. ‎Даже ‎если ‎бы ‎Англия‏ ‎осталась‏ ‎просто ‎в‏ ‎позиции ‎враждебного‏ ‎нейтралитета, ‎императрица ‎и ‎Алексей ‎Орлов‏ ‎должны‏ ‎были‏ ‎бы ‎признать‏ ‎полную ‎неисполнимость‏ ‎экспедиции ‎в‏ ‎Архипелаг,‏ ‎потому ‎что‏ ‎союзники ‎турок ‎французы ‎ни ‎за‏ ‎что ‎не‏ ‎пропустили‏ ‎бы ‎русский ‎флот».

Этот‏ ‎и ‎другие,‏ ‎подобные ‎ему, ‎эпизоды ‎имел‏ ‎в‏ ‎виду ‎известнейший‏ ‎русофоб ‎Карл‏ ‎Маркс, ‎когда ‎писал ‎в ‎своей‏ ‎«Секретной‏ ‎дипломатической ‎истории‏ ‎XVIII ‎века»:

«Разве‏ ‎сам ‎факт ‎превращения ‎Московии ‎в‏ ‎Россию‏ ‎путём‏ ‎её ‎преобразования‏ ‎из ‎полуазиатской‏ ‎континентальной ‎страны‏ ‎в‏ ‎главенствующую ‎морскую‏ ‎державу ‎на ‎Балтийском ‎море ‎не‏ ‎приводит ‎нас‏ ‎к‏ ‎выводу, ‎что ‎Англия‏ ‎– ‎величайшая‏ ‎морская ‎держава ‎того ‎времени…‏ ‎–‏ ‎должна ‎быть‏ ‎причастна ‎к‏ ‎этой ‎великой ‎перемене?»

Немецкая ‎государыня ‎России‏ ‎сумела,‏ ‎по ‎выражению‏ ‎Тарле, ‎извлечь‏ ‎из ‎международной ‎обстановки ‎«максимальную ‎выгоду»‏ ‎для‏ ‎своей‏ ‎страны: ‎«В‏ ‎данном ‎случае,‏ ‎ей ‎удалось‏ ‎разыграть‏ ‎и ‎выиграть‏ ‎свою ‎сложную ‎игру ‎на ‎вражде‏ ‎между ‎Англией‏ ‎и‏ ‎Францией».

«Греческое ‎восстание». ‎Первые‏ ‎сражения

В ‎русской‏ ‎политической ‎элите ‎и ‎среди‏ ‎командования‏ ‎эскадрой ‎господствовали‏ ‎прекраснодушные ‎иллюзии‏ ‎насчёт ‎греков. ‎Мол, ‎стоит ‎только‏ ‎русским‏ ‎кораблям ‎появиться‏ ‎у ‎них,‏ ‎и ‎греки, ‎воодушевившись, ‎поднимут ‎восстание‏ ‎за‏ ‎свою‏ ‎свободу. ‎Алексей‏ ‎Орлов, ‎да‏ ‎и ‎сама‏ ‎императрица‏ ‎в ‎своих‏ ‎мечтах ‎уже ‎видели ‎Турцию ‎сокрушённой,‏ ‎а ‎купола‏ ‎древнего‏ ‎собора ‎Святой ‎Софии,‏ ‎превращённого ‎турками‏ ‎в ‎мечеть, ‎— ‎снова‏ ‎под‏ ‎сияющими ‎золотыми‏ ‎крестами. ‎Эти‏ ‎настроения ‎подогревались ‎донесениями ‎русских ‎секретных‏ ‎агентов‏ ‎и ‎самих‏ ‎греков, ‎представлявших‏ ‎дело ‎в ‎значительно ‎более ‎радужных‏ ‎красках,‏ ‎чем‏ ‎было ‎на‏ ‎самом ‎деле.

Конечно,‏ ‎русские ‎заранее‏ ‎подготовились‏ ‎к ‎тому,‏ ‎чтобы ‎вдохновлять ‎греков. ‎Эскадра ‎везла‏ ‎с ‎собой‏ ‎греческие‏ ‎знамёна, ‎которые ‎следовало‏ ‎освятить ‎в‏ ‎местных ‎православных ‎церквах ‎и‏ ‎под‏ ‎которыми ‎предстояло‏ ‎воевать ‎повстанцам.‏ ‎Был ‎намечен ‎набор ‎добровольцев ‎и‏ ‎создание‏ ‎из ‎них‏ ‎воинских ‎соединений‏ ‎под ‎командой ‎русских ‎офицеров. ‎Этим‏ ‎соединениям‏ ‎уже‏ ‎было ‎дано‏ ‎название ‎«спартанских‏ ‎легионов», ‎что‏ ‎должно‏ ‎было ‎напоминать‏ ‎грекам ‎геройские ‎дела ‎их ‎предков‏ ‎больше ‎двух‏ ‎тысяч‏ ‎лет ‎тому ‎назад.‏ ‎Но ‎именно‏ ‎потому, ‎что ‎это ‎было‏ ‎больше‏ ‎двух ‎тысяч‏ ‎лет ‎назад,‏ ‎а ‎греки ‎XVIII ‎века ‎не‏ ‎имели‏ ‎возможности ‎учиться‏ ‎в ‎европейских‏ ‎школах ‎и, ‎соответственно, ‎знать ‎историю‏ ‎Древней‏ ‎Греции,‏ ‎русским ‎пришлось‏ ‎объяснять ‎самим‏ ‎грекам, ‎кто‏ ‎такие‏ ‎были ‎спартанцы,‏ ‎и ‎вообще ‎знакомить ‎греков ‎с‏ ‎их ‎давно‏ ‎забытым‏ ‎героическим ‎прошлым.

В ‎общем,‏ ‎греки ‎оказались‏ ‎никудышными ‎воинами, ‎совершенно ‎неспособными‏ ‎вести‏ ‎борьбу ‎с‏ ‎янычарами. ‎Единственное,‏ ‎в ‎чём ‎они ‎преуспели ‎–‏ ‎это‏ ‎в ‎массовых‏ ‎убийствах ‎мирных‏ ‎и ‎безоружных ‎турок, ‎включая ‎женщин‏ ‎и‏ ‎детей.‏ ‎Так ‎что‏ ‎вся ‎реальная‏ ‎тяжесть ‎боевых‏ ‎действий‏ ‎в ‎Греции‏ ‎легла ‎на ‎плечи ‎русских ‎моряков‏ ‎и ‎солдат.

Для‏ ‎воодушевления‏ ‎греков ‎адмирал ‎Спиридов‏ ‎решил ‎взять‏ ‎близлежащую ‎турецкую ‎крепость ‎Корони‏ ‎на‏ ‎побережье ‎полуострова‏ ‎Пелопоннес. ‎1‏ ‎марта ‎1770 ‎года ‎под ‎её‏ ‎стенами‏ ‎высадился ‎десант,‏ ‎которым ‎начальствовал‏ ‎Фёдор ‎Орлов ‎– ‎один ‎из‏ ‎братьев-графов.‏ ‎Осада‏ ‎Корони ‎велась‏ ‎неумело. ‎Командиры‏ ‎возлагали ‎надежды‏ ‎на‏ ‎подкоп ‎и‏ ‎закладку ‎мины ‎под ‎стены. ‎Однако‏ ‎2 ‎апреля‏ ‎турки‏ ‎обнаружили ‎подкоп ‎и‏ ‎взорвали ‎его.‏ ‎13 ‎апреля ‎русские ‎сняли‏ ‎осаду‏ ‎Корони. ‎Первый‏ ‎блин ‎вышел‏ ‎комом.

Одновременно ‎русские ‎начали ‎осаду ‎крепости‏ ‎Наварин,‏ ‎находившейся ‎в‏ ‎бухте ‎у‏ ‎города ‎Пилос. ‎Здесь ‎их ‎действия‏ ‎оказались‏ ‎удачнее.‏ ‎Десантным ‎отрядом‏ ‎командовал ‎Иван‏ ‎Ганнибал ‎–‏ ‎старший‏ ‎из ‎сыновей‏ ‎«арапа ‎Петра ‎Великого». ‎10 ‎апреля‏ ‎русские ‎штурмом‏ ‎овладели‏ ‎крепостью ‎и ‎взяли‏ ‎в ‎ней‏ ‎богатые ‎трофеи.

14 апреля ‎1770 ‎года‏ ‎к‏ ‎эскадре ‎прибыл‏ ‎и ‎принял‏ ‎главное ‎начальствование ‎всеми ‎морскими ‎и‏ ‎сухопутными‏ ‎силами ‎Алексей‏ ‎Орлов. ‎Под‏ ‎его ‎руководством ‎началась ‎осада ‎крепости‏ ‎Метони,‏ ‎закрывавшей‏ ‎вход ‎в‏ ‎Наваринскую ‎бухту.‏ ‎Без ‎овладения‏ ‎этой‏ ‎крепостью, ‎считали‏ ‎Орлов ‎и ‎Спиридов, ‎русскому ‎флоту‏ ‎не ‎удастся‏ ‎использовать‏ ‎Наваринскую ‎бухту ‎как‏ ‎военно-морскую ‎базу.‏ ‎Свыше ‎недели ‎русские ‎подвергали‏ ‎крепость‏ ‎ожесточённому ‎артиллерийскому‏ ‎обстрелу. ‎Но‏ ‎6 ‎мая ‎турецкие ‎войска ‎деблокировали‏ ‎Мотони.‏ ‎Отряд ‎греческих‏ ‎повстанцев, ‎выставленный‏ ‎для ‎прикрытия ‎русского ‎десанта, ‎разбежался‏ ‎при‏ ‎первых‏ ‎же ‎турецких‏ ‎выстрелах. ‎Русские‏ ‎потерпели ‎поражение‏ ‎и‏ ‎эвакуировались. ‎Вскоре,‏ ‎26 ‎мая, ‎была ‎оставлена ‎и‏ ‎крепость ‎Наварин,‏ ‎удержание‏ ‎которой ‎в ‎данных‏ ‎обстоятельствах ‎утратило‏ ‎всякий ‎смысл.

Итоги ‎первых ‎сражений‏ ‎Средиземноморской‏ ‎эскадры ‎с‏ ‎турками ‎были‏ ‎плачевными. ‎Прошло ‎уже ‎три ‎месяца‏ ‎пребывания‏ ‎русских ‎у‏ ‎берегов ‎Греции,‏ ‎но ‎до ‎сих ‎пор ‎не‏ ‎удалось‏ ‎ни‏ ‎взять ‎хоть‏ ‎одного ‎важного‏ ‎опорного ‎пункта,‏ ‎ни‏ ‎поднять ‎давно‏ ‎ожидавшееся ‎в ‎Петербурге ‎восстание ‎греков.‏ ‎Впрочем, ‎что‏ ‎касается‏ ‎последнего, ‎то ‎Орлов‏ ‎со ‎товарищи‏ ‎довольно ‎быстро ‎поняли: ‎рассчитывать‏ ‎на‏ ‎то, ‎что‏ ‎греческое ‎восстание‏ ‎облегчит ‎русским ‎путь ‎к ‎победе,‏ ‎было‏ ‎бесполезно. ‎Наоборот,‏ ‎чтобы ‎греки‏ ‎хоть ‎как-то ‎зашевелились, ‎именно ‎русские‏ ‎должны‏ ‎были‏ ‎одержать ‎первую‏ ‎крупную ‎победу.

Диспозиция‏ ‎перед ‎генеральным‏ ‎сражением

В‏ ‎мае ‎1770‏ ‎года ‎к ‎берегам ‎Пелопоннеса ‎(Мореи,‏ ‎как ‎его‏ ‎называли‏ ‎в ‎то ‎время)‏ ‎прибыла ‎эскадра‏ ‎контр-адмирала ‎Эльфинстона. ‎В ‎заливе‏ ‎Нафплион‏ ‎16 ‎и‏ ‎17 ‎мая‏ ‎он ‎атаковал ‎превосходящую ‎турецкую ‎эскадру‏ ‎и‏ ‎нанёс ‎ей‏ ‎значительные ‎потери,‏ ‎сам ‎не ‎потеряв ‎ни ‎одного‏ ‎корабля.‏ ‎Турки‏ ‎избежали ‎полного‏ ‎разгрома ‎только‏ ‎из-за ‎внезапно‏ ‎наступившего‏ ‎штиля. ‎Их‏ ‎линейные ‎корабли ‎были ‎отбуксированы ‎галерами‏ ‎прочь ‎от‏ ‎опасности.‏ ‎А ‎в ‎составе‏ ‎русской ‎эскадры‏ ‎гребных ‎судов ‎не ‎было.

Эльфинстон‏ ‎не‏ ‎стал ‎преследовать‏ ‎турецкий ‎флот,‏ ‎а ‎решил ‎сперва ‎оказать ‎помощь‏ ‎осаждённому‏ ‎турками ‎в‏ ‎Наварине ‎Алексею‏ ‎Орлову. ‎В ‎это ‎время ‎между‏ ‎командующими‏ ‎двух‏ ‎эскадр ‎вспыхнула‏ ‎вражда. ‎Спиридов‏ ‎упрекал ‎Эльфинстона‏ ‎за‏ ‎то, ‎что‏ ‎упустил ‎возможность ‎добить ‎турецкий ‎флот.‏ ‎Он ‎также‏ ‎требовал,‏ ‎чтобы ‎Эльфинстон, ‎как‏ ‎младший ‎по‏ ‎званию, ‎подчинился ‎ему. ‎Шотландец‏ ‎ссылался‏ ‎на ‎инструкцию‏ ‎императрицы, ‎согласно‏ ‎которой ‎оба ‎командира ‎были ‎равноправны,‏ ‎а‏ ‎общее ‎руководство‏ ‎экспедицией ‎осуществлял‏ ‎граф ‎Орлов. ‎Последний ‎с ‎трудом‏ ‎сумел‏ ‎притушить‏ ‎разгоравшийся ‎конфликт.

Орлов‏ ‎наконец-то ‎понял,‏ ‎что ‎раз‏ ‎экспедиция‏ ‎военно-морская, ‎то‏ ‎и ‎надо ‎нанести ‎поражение ‎в‏ ‎первую ‎очередь‏ ‎неприятельскому‏ ‎флоту. ‎С ‎прибытием‏ ‎эскадры ‎Эльфинстона‏ ‎силы ‎русских, ‎несмотря ‎на‏ ‎отправку‏ ‎назад ‎нескольких‏ ‎кораблей ‎с‏ ‎больными ‎и ‎ранеными, ‎значительно ‎возросли,‏ ‎так‏ ‎что ‎он‏ ‎мог ‎бросить‏ ‎вызов ‎турецкому ‎флоту. ‎Турки ‎это‏ ‎тоже‏ ‎знали,‏ ‎а ‎потому‏ ‎спешили ‎ретироваться.‏ ‎Их ‎флот‏ ‎исчез‏ ‎из ‎вод‏ ‎близ ‎Пелопоннеса. ‎15 ‎июня ‎на‏ ‎острове ‎Парос,‏ ‎куда‏ ‎русские ‎корабли ‎зашли,‏ ‎чтобы ‎пополнить‏ ‎запасы ‎пресной ‎воды, ‎их‏ ‎командиры‏ ‎узнали ‎от‏ ‎местных ‎греков,‏ ‎что ‎тремя ‎днями ‎ранее ‎турки‏ ‎ушли‏ ‎отсюда ‎куда-то‏ ‎на ‎север.

 На‏ ‎военном ‎совете ‎было ‎решено ‎идти‏ ‎к‏ ‎острову‏ ‎Хиос. ‎Если‏ ‎там ‎не‏ ‎окажется ‎турецкого‏ ‎флота,‏ ‎то ‎следовало‏ ‎не ‎гоняться ‎за ‎ним ‎и‏ ‎искать ‎его‏ ‎неизвестно‏ ‎где, ‎а ‎встать‏ ‎на ‎якорь‏ ‎у ‎пролива ‎Дарданеллы ‎и‏ ‎начать‏ ‎морскую ‎блокаду‏ ‎турецкой ‎столицы‏ ‎со ‎стороны ‎Средиземного ‎моря. ‎23‏ ‎июня‏ ‎в ‎проливе‏ ‎между ‎островом‏ ‎Хиос ‎и ‎азиатским ‎материком ‎дозорные‏ ‎с‏ ‎линейного‏ ‎корабля ‎«Ростислав»‏ ‎обнаружили ‎флот‏ ‎неприятеля.

Турецкий ‎флот‏ ‎насчитывал‏ ‎16 ‎линейных‏ ‎кораблей, ‎вооружённых ‎в ‎общей ‎сложности‏ ‎более ‎чем‏ ‎тысячей‏ ‎пушек, ‎а ‎также‏ ‎6 ‎фрегатов‏ ‎и ‎больше ‎полусотни ‎прочих‏ ‎судов.‏ ‎В ‎строю‏ ‎русского ‎флота‏ ‎оставались ‎9 ‎линкоров, ‎3 ‎фрегата‏ ‎и‏ ‎18 ‎прочих‏ ‎судов. ‎По‏ ‎числу ‎кораблей ‎и ‎по ‎их‏ ‎общей‏ ‎огневой‏ ‎мощи ‎противник‏ ‎превосходил ‎русских‏ ‎больше ‎чем‏ ‎в‏ ‎два ‎раза.‏ ‎Турки ‎выстроились ‎по ‎направлению ‎к‏ ‎русским ‎вогнутым‏ ‎полумесяцем,‏ ‎уперев ‎левый ‎фланг‏ ‎в ‎берег‏ ‎небольшого ‎островка, ‎а ‎правый‏ ‎–‏ ‎в ‎малоазиатский‏ ‎берег ‎в‏ ‎бухте ‎Чешме ‎(Чесменской). ‎Русские ‎подошли‏ ‎к‏ ‎туркам ‎с‏ ‎севера.

Бой ‎у‏ ‎острова ‎Хиос

Приказ ‎Алексея ‎Орлова ‎перед‏ ‎началом‏ ‎сражения‏ ‎был ‎по-петровски‏ ‎прост: ‎«…По‏ ‎неизвестным ‎же‏ ‎распоряжениям‏ ‎неприятельского ‎флота,‏ ‎каким ‎образом ‎оный ‎атаковать, ‎диспозиция‏ ‎не ‎предписывает,‏ ‎а‏ ‎по ‎усмотрению ‎впредь‏ ‎дана ‎быть‏ ‎имеет…» ‎То ‎есть ‎командирам‏ ‎эскадр‏ ‎и ‎отдельных‏ ‎кораблей ‎предоставлялась‏ ‎широкая ‎инициатива ‎в ‎выборе ‎средств,‏ ‎как‏ ‎атаковать ‎неприятеля.

В‏ ‎11 ‎часов‏ ‎утра, ‎когда ‎русский ‎флот ‎выстроился‏ ‎напротив‏ ‎турецкого,‏ ‎граф ‎Орлов‏ ‎дал ‎сигнал‏ ‎к ‎началу‏ ‎атаки.‏ ‎Русские ‎корабли‏ ‎сближались ‎с ‎турецкими ‎в ‎кильватерной‏ ‎колонне. ‎Это‏ ‎предоставляло‏ ‎туркам ‎возможность ‎сосредоточить‏ ‎огонь ‎всех‏ ‎своих ‎судов ‎на ‎ближайшем‏ ‎русской‏ ‎корабле. ‎По‏ ‎сути, ‎первый‏ ‎и ‎второй ‎корабли ‎в ‎русской‏ ‎колонне‏ ‎были ‎смертниками.‏ ‎Но ‎расчёт‏ ‎делался ‎на ‎то, ‎что ‎следующие‏ ‎корабли‏ ‎сумеют‏ ‎добраться ‎до‏ ‎турецкого ‎строя,‏ ‎и ‎тогда‏ ‎наши‏ ‎моряки ‎сумеют‏ ‎завязать ‎абордажный ‎бой. ‎На ‎последний‏ ‎делалась ‎вся‏ ‎ставка,‏ ‎так ‎как ‎сила‏ ‎русских ‎моряков‏ ‎заключалась ‎именно ‎в ‎рукопашной‏ ‎схватке,‏ ‎в ‎которой‏ ‎им ‎не‏ ‎было ‎равных.

Передовым ‎кораблём, ‎принявшим ‎на‏ ‎себя‏ ‎почти ‎весь‏ ‎вражеский ‎огонь,‏ ‎был ‎линкор ‎«Европа» ‎под ‎командованием‏ ‎капитана‏ ‎1‏ ‎ранга ‎Федота‏ ‎Клокачёва. ‎«Европа»‏ ‎была ‎сильно‏ ‎повреждена‏ ‎турецкими ‎ядрами,‏ ‎но ‎капитан ‎сумел ‎сделать ‎резкий‏ ‎разворот ‎и‏ ‎выйти‏ ‎из ‎боя. ‎Вслед‏ ‎за ‎этим‏ ‎с ‎турецкими ‎кораблями ‎сблизился‏ ‎шедший‏ ‎вторым ‎линкор‏ ‎«Святой ‎Евстафий»‏ ‎(командир ‎– ‎капитан ‎1 ‎ранга‏ ‎Александр‏ ‎фон ‎Круз,‏ ‎датчанин), ‎который‏ ‎нёс ‎штандарт ‎командира ‎эскадры ‎Спиридова.‏ ‎

«Святой‏ ‎Евстафий»‏ ‎шёл ‎в‏ ‎атаку ‎под‏ ‎музыку ‎корабельного‏ ‎оркестра,‏ ‎расположившегося ‎на‏ ‎юте: ‎адмирал ‎велел ‎музыкантам ‎играть‏ ‎до ‎последнего.‏ ‎Русский‏ ‎66-пушечный ‎линкор ‎направился‏ ‎прямо ‎на‏ ‎80-пушечный ‎турецкий ‎линкор ‎«Бурдж-у-Зафер».‏ ‎Сблизившись,‏ ‎«Святой ‎Евстафий»‏ ‎стал ‎забрасывать‏ ‎турок ‎зажигательными ‎снарядами. ‎Вспыхнул ‎пожар.‏ ‎Прямо‏ ‎под ‎языками‏ ‎пламени ‎русские‏ ‎моряки ‎пошли ‎на ‎абордаж. ‎После‏ ‎короткой‏ ‎решительной‏ ‎стычки ‎они‏ ‎овладели ‎турецким‏ ‎линкором, ‎команда‏ ‎которого‏ ‎в ‎панике‏ ‎покидала ‎борт.

Но ‎пожар ‎на ‎«Бурдж-у-Зафере»‏ ‎продолжал ‎полыхать.‏ ‎Более‏ ‎того, ‎он ‎перекинулся‏ ‎на ‎«Святой‏ ‎Евстафий». ‎Адмирал ‎Спиридов ‎спешно‏ ‎покинул‏ ‎горящее ‎судно.‏ ‎Вслед ‎за‏ ‎этим ‎раздался ‎взрыв: ‎огонь ‎достиг‏ ‎крюйт-камеры.‏ ‎Свыше ‎пятисот‏ ‎русских ‎моряков‏ ‎взлетело ‎на ‎воздух ‎вместе ‎с‏ ‎русским‏ ‎и‏ ‎турецким ‎линкорами.‏ ‎Спаслись ‎только‏ ‎58 ‎человек‏ ‎из‏ ‎команды ‎русского‏ ‎флагмана, ‎в ‎числе ‎которых ‎был‏ ‎и ‎капитан‏ ‎Круз.

Фактически‏ ‎взрывом ‎двух ‎кораблей‏ ‎Хиосский ‎бой‏ ‎закончился. ‎Турки ‎спешно ‎покидали‏ ‎пролив‏ ‎и ‎укрывались‏ ‎в ‎Чесменской‏ ‎бухте. ‎Напоследок ‎линкор ‎«Три ‎иерарха»‏ ‎под‏ ‎командой ‎капитан-командора‏ ‎шотландца ‎Самуила‏ ‎Грейга ‎обстрелял ‎турецкий ‎флагман ‎и‏ ‎нанёс‏ ‎ему‏ ‎значительные ‎повреждения.‏ ‎Потери ‎сторон‏ ‎были ‎равными,‏ ‎но‏ ‎на ‎турок‏ ‎ошеломляющее ‎впечатление ‎произвели ‎решительность ‎русской‏ ‎атаки ‎и‏ ‎неустрашимость‏ ‎русских ‎моряков. ‎Несомненная‏ ‎моральная ‎победа‏ ‎была ‎за ‎русским ‎флотом.

Бой‏ ‎в‏ ‎Чесменской ‎бухте

Вечером‏ ‎того ‎же‏ ‎дня ‎на ‎военном ‎совете ‎было‏ ‎решено‏ ‎атаковать ‎турецкий‏ ‎флот ‎в‏ ‎Чесменской ‎бухте ‎и ‎уничтожить ‎его.‏ ‎Предложение‏ ‎внёс‏ ‎капитан-командор ‎Грейг,‏ ‎и ‎оно‏ ‎было ‎единогласно‏ ‎принято.‏ ‎Иван ‎Ганнибал‏ ‎приготовил ‎брандеры ‎в ‎виде ‎четырёх‏ ‎небольших ‎каботажных‏ ‎греческих‏ ‎судов, ‎которые ‎предстояло‏ ‎зажечь ‎и‏ ‎пустить ‎на ‎неприятеля.

Узкий ‎вход‏ ‎в‏ ‎Чесменскую ‎бухту‏ ‎не ‎позволял‏ ‎использовать ‎все ‎русские ‎корабли. ‎Для‏ ‎атаки‏ ‎были ‎выделены‏ ‎всего ‎четыре‏ ‎линкора, ‎два ‎фрегата ‎и ‎один‏ ‎бомбардирский‏ ‎корабль.‏ ‎Турки, ‎несомненно,‏ ‎совершили ‎грубейшую‏ ‎тактическую ‎ошибку,‏ ‎загнав‏ ‎себя ‎в‏ ‎бухту, ‎вход ‎в ‎которую ‎русский‏ ‎флот ‎прочно‏ ‎заблокировал.

День‏ ‎25 ‎июня ‎прошёл‏ ‎в ‎приготовлениях‏ ‎к ‎сражению. ‎На ‎очередном‏ ‎военном‏ ‎совете ‎было‏ ‎решено ‎атаковать‏ ‎противника ‎в ‎полночь. ‎Непосредственное ‎командование‏ ‎силами,‏ ‎задействованными ‎в‏ ‎операции, ‎принадлежало‏ ‎Самуилу ‎Грейгу, ‎поднявшему ‎свой ‎флаг‏ ‎на‏ ‎линкоре‏ ‎«Ростислав». ‎

В‏ ‎полночь ‎26‏ ‎июня ‎линкор‏ ‎«Европа»‏ ‎(командир ‎которого‏ ‎Клокачёв ‎получил ‎за ‎это ‎и‏ ‎за ‎предыдущее‏ ‎Хиосское‏ ‎сражение ‎первый ‎в‏ ‎истории ‎русского‏ ‎флота ‎орден ‎Святого ‎Георгия)‏ ‎открыл‏ ‎огонь ‎по‏ ‎береговой ‎батарее‏ ‎турок. ‎Через ‎полтора ‎часа ‎перестрелки‏ ‎выявилось‏ ‎превосходство ‎русских‏ ‎канониров: ‎загорелся‏ ‎турецкий ‎флагман, ‎пожар ‎с ‎которого‏ ‎перекинулся‏ ‎на‏ ‎соседний ‎в‏ ‎строю ‎корабль.

Грейг‏ ‎решил, ‎что‏ ‎пришла‏ ‎пора ‎применить‏ ‎брандеры. ‎Этот ‎этап ‎сражения ‎отмечен‏ ‎чередой ‎взаимных‏ ‎непреднамеренных‏ ‎ошибок, ‎показывающих, ‎что‏ ‎ни ‎один‏ ‎реальный ‎бой ‎не ‎протекает‏ ‎по‏ ‎плану, ‎и‏ ‎что ‎победу‏ ‎определяют ‎некие ‎высшие ‎силы, ‎не‏ ‎подвластные‏ ‎человеческому ‎разумению.

Вначале‏ ‎турки ‎приняли‏ ‎движение ‎русских ‎судов-брандеров ‎как ‎намерение‏ ‎части‏ ‎русских‏ ‎экипажей ‎сдаться.‏ ‎Поэтому ‎турки‏ ‎не ‎открывали‏ ‎огонь‏ ‎по ‎приближающимся‏ ‎судам. ‎Когда ‎же ‎они ‎поняли,‏ ‎в ‎чём‏ ‎дело,‏ ‎было ‎уже ‎поздно.

Но‏ ‎и ‎русские‏ ‎не ‎смогли ‎вполне ‎использовать‏ ‎эффект‏ ‎неожиданности. ‎Из‏ ‎четырёх ‎горящих‏ ‎брандеров ‎только ‎один ‎(!) ‎сумел‏ ‎достичь‏ ‎строя ‎турецких‏ ‎кораблей ‎и‏ ‎зажечь ‎его. ‎Но ‎этого ‎одного‏ ‎оказалось‏ ‎достаточно.‏ ‎Русский ‎брандер‏ ‎взорвал ‎турецкий‏ ‎корабль, ‎в‏ ‎который‏ ‎врезался. ‎Падавшие‏ ‎сверху ‎горящие ‎обломки ‎произвели ‎пожар‏ ‎и ‎на‏ ‎соседних‏ ‎кораблях. ‎Русские ‎же,‏ ‎не ‎теряя‏ ‎времени, ‎возобновили ‎обстрел ‎турецкого‏ ‎флота.

Вскоре‏ ‎все ‎неприятельские‏ ‎корабли ‎в‏ ‎бухте ‎пылали. ‎Турки ‎в ‎панике‏ ‎покидали‏ ‎их ‎и‏ ‎вплавь ‎стремились‏ ‎добраться ‎до ‎близкого ‎берега. ‎Русские‏ ‎между‏ ‎тем,‏ ‎обнаружив, ‎что‏ ‎один ‎из‏ ‎вражеских ‎линкоров‏ ‎–‏ ‎«Родос» ‎–‏ ‎не ‎загорелся, ‎взяли ‎его ‎на‏ ‎буксир ‎и‏ ‎вывезли‏ ‎из ‎бухты. ‎Это‏ ‎был ‎единственный‏ ‎крупный ‎русский ‎трофей ‎в‏ ‎Чесменском‏ ‎сражении ‎(не‏ ‎считая ‎ещё‏ ‎пяти ‎галер). ‎Все ‎остальные ‎турецкие‏ ‎суда‏ ‎(в ‎том‏ ‎числе ‎14‏ ‎линкоров) ‎полностью ‎сгорели.

Считается, ‎что ‎турки‏ ‎потеряли‏ ‎в‏ ‎Чесменском ‎бою‏ ‎11 ‎000‏ ‎из ‎15‏ ‎000‏ ‎человек ‎команд‏ ‎своих ‎флотских ‎судов. ‎К ‎примерно‏ ‎500-600 ‎русских,‏ ‎погибших‏ ‎на ‎«Святом ‎Евстафии»‏ ‎у ‎острова‏ ‎Хиос, ‎в ‎Чесменской ‎бухте‏ ‎добавились‏ ‎только ‎20‏ ‎погибших, ‎не‏ ‎успевших ‎вовремя ‎покинуть ‎брандеры.

Победа ‎была‏ ‎абсолютной.‏ ‎Подобный ‎разгром‏ ‎турецкому ‎флоту‏ ‎впоследствии ‎учинил ‎только ‎в ‎1853‏ ‎году‏ ‎вице-адмирал‏ ‎Павел ‎Нахимов‏ ‎у ‎Синопа.

Итоги‏ ‎и ‎значение‏ ‎Чесменской‏ ‎победы

День, ‎в‏ ‎который ‎русский ‎военно-морской ‎флот ‎одержал‏ ‎свою ‎первую‏ ‎крупную‏ ‎победу ‎на ‎Средиземном‏ ‎море ‎–‏ ‎7 ‎июля ‎(по ‎новому‏ ‎стилю)‏ ‎1770 ‎года‏ ‎– ‎отмечается‏ ‎в ‎современной ‎России ‎как ‎один‏ ‎из‏ ‎Дней ‎Воинской‏ ‎Славы. ‎Таким‏ ‎же ‎почитанием ‎он ‎пользовался ‎в‏ ‎Российской‏ ‎империи‏ ‎с ‎1770‏ ‎по ‎1917‏ ‎год.

Граф ‎Алексей‏ ‎Орлов‏ ‎за ‎победу‏ ‎над ‎турецким ‎флотом ‎получил ‎Орден‏ ‎Святого ‎Георгия‏ ‎1-й‏ ‎степени ‎и ‎почётное‏ ‎прибавление ‎к‏ ‎своей ‎фамилии: ‎теперь ‎он‏ ‎был‏ ‎граф ‎Орлов-Чесменский.

В‏ ‎честь ‎этой‏ ‎победы ‎были ‎сооружены ‎Чесменская ‎колонна‏ ‎в‏ ‎Царскосельском ‎дворцовом‏ ‎парке ‎и‏ ‎Чесменский ‎обелиск ‎в ‎парке ‎Гатчины.‏ ‎Екатерина‏ ‎II‏ ‎также ‎назвала‏ ‎Чесменским ‎путевым‏ ‎дворцом ‎и‏ ‎Чесменской‏ ‎церковью ‎здания,‏ ‎выстроенные ‎вскоре ‎архитектором ‎Юрием ‎Фельтеном‏ ‎на ‎дороге‏ ‎из‏ ‎Петербурга ‎в ‎Царское‏ ‎Село ‎(ныне‏ ‎в ‎черте ‎Петербурга).

Были ‎отлиты‏ ‎золотые‏ ‎и ‎серебряные‏ ‎медали, ‎которыми‏ ‎наградили ‎всех ‎участников ‎Чесменского ‎сражения,‏ ‎как‏ ‎офицеров, ‎так‏ ‎и ‎нижних‏ ‎чинов.

Имя ‎«Чесма» ‎носил ‎эскадренный ‎броненосец,‏ ‎состоявший‏ ‎на‏ ‎вооружении ‎Русского‏ ‎Императорского ‎Черноморского‏ ‎флота ‎с‏ ‎1889‏ ‎по ‎1907‏ ‎год.

Вопреки ‎впечатляющему ‎разгрому ‎турецкого ‎флота,‏ ‎стратегические ‎результаты‏ ‎блестящей‏ ‎Чесменской ‎победы ‎остались‏ ‎неиспользованными. ‎Русские‏ ‎стали ‎господствовать ‎на ‎море‏ ‎вблизи‏ ‎Турции, ‎но‏ ‎судьба ‎войны‏ ‎решалась ‎на ‎суше, ‎причём ‎вдали‏ ‎от‏ ‎греческих ‎берегов‏ ‎и ‎Константинополя.‏ ‎Отправить ‎большой ‎десант ‎в ‎Средиземное‏ ‎море,‏ ‎чтобы‏ ‎открыть ‎здесь‏ ‎ещё ‎один‏ ‎сухопутный ‎фронт‏ ‎против‏ ‎Турции, ‎в‏ ‎те ‎времена ‎не ‎было ‎ни‏ ‎малейшей ‎возможности.‏ ‎Надежды‏ ‎же ‎на ‎греческое‏ ‎восстание ‎не‏ ‎оправдались ‎совсем. ‎Пассивные ‎греки‏ ‎ждали,‏ ‎когда ‎их‏ ‎освободят ‎русские,‏ ‎а ‎сами ‎не ‎торопились ‎проливать‏ ‎свою‏ ‎кровь ‎за‏ ‎ещё ‎неведомую‏ ‎им ‎свободу.

Тем ‎не ‎менее ‎в‏ ‎последующие‏ ‎годы‏ ‎русский ‎флот‏ ‎продолжал ‎активные‏ ‎операции ‎на‏ ‎Средиземном‏ ‎море. ‎В‏ ‎1771-1774 ‎годах ‎туда ‎были ‎посланы‏ ‎с ‎Балтики‏ ‎ещё‏ ‎три ‎эскадры ‎–‏ ‎с ‎3-й‏ ‎по ‎5-ю. ‎Третьей ‎командовал‏ ‎русский‏ ‎контр-адмирал, ‎датчанин‏ ‎Иоганн ‎Арф,‏ ‎Четвёртой ‎– ‎контр-адмирал ‎Василий ‎Чичагов‏ ‎(затем‏ ‎капитан ‎1‏ ‎ранга ‎Михаил‏ ‎Коняев), ‎а ‎Пятой ‎– ‎уже‏ ‎знакомый‏ ‎нам‏ ‎Грейг, ‎получивший‏ ‎к ‎тому‏ ‎времени ‎звание‏ ‎контр-адмирала.‏ ‎Правда, ‎эскадра‏ ‎Грейга ‎прибыла ‎в ‎греческие ‎моря‏ ‎уже ‎после‏ ‎окончания‏ ‎войны.

В ‎конце ‎октября‏ ‎1772 ‎года‏ ‎эскадра ‎Коняева ‎одержала ‎у‏ ‎города‏ ‎Патры ‎ещё‏ ‎одну ‎сокрушительную‏ ‎победу ‎над ‎турецким ‎флотом. ‎В‏ ‎общем‏ ‎и ‎целом,‏ ‎русский ‎флот‏ ‎господствовал ‎на ‎Средиземном ‎море ‎до‏ ‎конца‏ ‎войны.

На‏ ‎нескольких ‎занятых‏ ‎русскими ‎войсками‏ ‎островах ‎греческого‏ ‎Архипелага‏ ‎не ‎прекращались‏ ‎попытки ‎создания ‎национальных ‎греческих ‎вооружённых‏ ‎сил, ‎проходивших‏ ‎обучение‏ ‎под ‎руководством ‎русских‏ ‎сухопутных ‎и‏ ‎военно-морских ‎офицеров.

Во ‎время ‎Кючук-Кайнарджийских‏ ‎мирных‏ ‎переговоров ‎главнокомандующий‏ ‎русской ‎Дунайской‏ ‎армией ‎фельдмаршал ‎граф ‎Пётр ‎Румянцев-Задунайский‏ ‎не‏ ‎вспомнил ‎о‏ ‎трудах, ‎затраченных‏ ‎флотом ‎на ‎войну ‎с ‎Турцией,‏ ‎а‏ ‎также‏ ‎о ‎выгодах‏ ‎для ‎России‏ ‎иметь ‎постоянные‏ ‎базы‏ ‎на ‎Средиземном‏ ‎море. ‎Все ‎занятые ‎Россией ‎греческие‏ ‎острова ‎и‏ ‎материковые‏ ‎побережья ‎возвращались ‎Турции‏ ‎без ‎какой-либо‏ ‎компенсации. ‎Грекам ‎и ‎албанцам,‏ ‎доверившимся‏ ‎русской ‎администрации‏ ‎и ‎вышедшим‏ ‎из ‎повиновения ‎турецкой ‎власти, ‎теперь‏ ‎грозила‏ ‎опасность ‎геноцида.‏ ‎Во ‎избежание‏ ‎этого ‎множество ‎греков ‎и ‎албанцев‏ ‎в‏ ‎1774‏ ‎году ‎переселилось‏ ‎в ‎пределы‏ ‎Российской ‎империи,‏ ‎на‏ ‎её ‎новые,‏ ‎отобранные ‎у ‎Турции ‎земли ‎в‏ ‎Приазовье, ‎а‏ ‎также‏ ‎в ‎низовьях ‎Днепра‏ ‎и ‎Южного‏ ‎Буга. ‎Здесь ‎греки ‎и‏ ‎албанцы‏ ‎были ‎расселены,‏ ‎из ‎них‏ ‎даже ‎образованы ‎существовавшие ‎недолгое ‎время‏ ‎новые‏ ‎казачьи ‎войска.

Первая‏ ‎Средиземноморская ‎экспедиция‏ ‎русского ‎флота ‎проложила ‎дорогу ‎последующим‏ ‎таким‏ ‎же‏ ‎операциям. ‎Правда,‏ ‎в ‎следующую‏ ‎войну ‎с‏ ‎Турцией‏ ‎1787-1791 ‎гг.‏ ‎внешнеполитическая ‎обстановка ‎для ‎России ‎сложилась‏ ‎менее ‎благоприятно‏ ‎и‏ ‎не ‎позволила ‎отправить‏ ‎в ‎Средиземное‏ ‎море ‎эскадру ‎с ‎Балтики.

В‏ ‎1799‏ ‎году ‎Россия‏ ‎и ‎Турция‏ ‎выступили ‎союзниками ‎в ‎войне ‎с‏ ‎Французской‏ ‎Республикой. ‎Эскадра‏ ‎адмирала ‎Фёдора‏ ‎Ушакова ‎прошла ‎из ‎Чёрного ‎моря‏ ‎через‏ ‎Босфор‏ ‎и ‎Дарданеллы‏ ‎и ‎отбила‏ ‎у ‎французов‏ ‎Ионические‏ ‎острова. ‎Затем‏ ‎в ‎том ‎же ‎году ‎десанты‏ ‎с ‎эскадры‏ ‎Ушакова‏ ‎выбили ‎французов ‎с‏ ‎юга ‎Италии‏ ‎– ‎из ‎Неаполя ‎и‏ ‎из‏ ‎Рима.

В ‎1805‏ ‎году, ‎во‏ ‎время ‎очередной ‎войны ‎против ‎Франции,‏ ‎Россия,‏ ‎чьим ‎союзником‏ ‎была ‎на‏ ‎этот ‎раз ‎Англия, ‎снова ‎провела‏ ‎вокруг‏ ‎всей‏ ‎Европы ‎эскадру‏ ‎из ‎Балтийского‏ ‎моря ‎в‏ ‎Средиземное.‏ ‎Это ‎была‏ ‎Вторая ‎Архипелагская ‎экспедиция ‎русского ‎флота,‏ ‎которой ‎командовал‏ ‎вице-адмирал‏ ‎Дмитрий ‎Сенявин. ‎Он‏ ‎успешно ‎действовал‏ ‎в ‎1806 ‎году ‎против‏ ‎французов‏ ‎на ‎островах‏ ‎Далмации, ‎а‏ ‎в ‎1807 ‎году ‎одержал ‎ряд‏ ‎побед‏ ‎на ‎море‏ ‎над ‎турками,‏ ‎снова ‎объявившими ‎войну ‎России. ‎В‏ ‎1827-1829‏ ‎гг.‏ ‎русская ‎эскадра‏ ‎снова ‎вошла‏ ‎в ‎Средиземное‏ ‎море,‏ ‎где ‎успешно‏ ‎действовала ‎против ‎турок ‎совместно ‎с‏ ‎французами ‎и‏ ‎англичанами.

Русские‏ ‎Средиземноморские ‎экспедиции ‎постепенно‏ ‎оказали ‎воздействие‏ ‎на ‎греков. ‎Те ‎в‏ ‎итоге‏ ‎начали ‎борьбу‏ ‎за ‎независимость.‏ ‎В ‎1800 ‎году ‎на ‎Ионических‏ ‎островах‏ ‎было ‎образовано‏ ‎первое ‎в‏ ‎Новое ‎время ‎независимое ‎греческое ‎государство‏ ‎(правда,‏ ‎в‏ ‎1807 ‎году‏ ‎острова ‎были‏ ‎отданы ‎англичанам).‏ ‎В‏ ‎результате ‎русско-турецкой‏ ‎войны ‎1828-1829 ‎гг. ‎возникло ‎материковое‏ ‎Греческое ‎королевство.

Дорогу‏ ‎русским‏ ‎военным ‎кораблям ‎в‏ ‎Средиземное ‎море‏ ‎проложила ‎экспедиция ‎1769-1770 ‎года‏ ‎под‏ ‎руководством ‎графа‏ ‎Алексея ‎Орлова.‏ ‎В ‎этом ‎её ‎непреходящее ‎историческое‏ ‎значение.

 

 


 Все‏ ‎календарные ‎даты‏ ‎даются ‎по‏ ‎старому ‎стилю, ‎принятому ‎тогда ‎не‏ ‎только‏ ‎в‏ ‎России, ‎но‏ ‎и ‎у‏ ‎православных ‎христиан‏ ‎Османской‏ ‎империи.

Слушать: 37+ мин
logo Филиал Карамзина

Чесменская победа русского флота (подкаст)

Если ‎до‏ ‎сих ‎пор ‎все ‎главнейшие ‎войны‏ ‎России ‎протекали‏ ‎на‏ ‎суше ‎(исключение ‎–‏ ‎несколько ‎морских‏ ‎сражений ‎со ‎шведами ‎в‏ ‎конце‏ ‎Северной ‎войны),‏ ‎то ‎русскому‏ ‎флоту ‎ещё ‎предстояло ‎заставить ‎себя‏ ‎уважать‏ ‎остальному ‎миру.‏ ‎Это ‎было‏ ‎проделано ‎в ‎первой ‎из ‎войн‏ ‎Екатерины‏ ‎Великой‏ ‎с ‎Турцией.

История‏ ‎русско-турецкого ‎противостояния‏ ‎насчитывает ‎столетия.‏ ‎Во‏ ‎второй ‎половине‏ ‎XVIII ‎века ‎Россия ‎перешла ‎в‏ ‎решительное ‎наступление,‏ ‎успешно‏ ‎и ‎последовательно ‎выбивая‏ ‎Турцию ‎из‏ ‎её ‎европейских ‎владений.

Чесменская ‎экспедиция‏ ‎знаменательна‏ ‎ещё ‎и‏ ‎тем, ‎что‏ ‎русский ‎флот ‎впервые ‎выполнил ‎в‏ ‎ней‏ ‎самостоятельные ‎стратегические‏ ‎задачи ‎далеко‏ ‎от ‎русских ‎берегов, ‎в ‎чужом‏ ‎море‏ ‎–‏ ‎Средиземном, ‎которое‏ ‎с ‎тех‏ ‎по ‎праву‏ ‎могло‏ ‎называться ‎также‏ ‎и ‎Русским ‎морем.

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048