logo
13
читателей
Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии  
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Статистика Обновления проекта Контакты Поделиться
Все проекты
О проекте
Рахман ибн Усман аль-Насири - видный ученый, создатель антиконспирологической конспирологии науки об обоснованном подозрении и одноименной кафедры в научно-исследовательском институте человекостроения им. Здесь будут выкладываться его дневники, заметки и наблюдения, а также дневники и отчеты его ассистента - Вашего покорного слуги - Романа Олеговича.
Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Единоразовый платёж

Взнос в святое дело борьбы с Тайными Обществами и Всемирными Заговорами.

На закупку целебных мазей, эликсиров, магической рухляди и свитков с заклинаниями.

Помочь проекту
Слушатель 100₽ месяц

Доступ в аудиторию для жаждущих тайных истин

Оформить подписку
Фильтры
Статистика
13 подписчиков
Обновления проекта
Контакты
Поделиться
Читать: 2+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

О копроративном заговоре (окончание)

- Происходит ‎антипраздничная‏ ‎спецоперация ‎АССН. ‎

- АССН? ‎

- Адских ‎сил‏ ‎специального ‎назначения.‏ ‎Редкостные‏ ‎твари. ‎В ‎отличие‏ ‎он ‎обычных‏ ‎бесов ‎они ‎умеют ‎просачиваться‏ ‎в‏ ‎наш ‎мири‏ ‎не ‎через‏ ‎искушение ‎человека, ‎а ‎лично ‎–‏ ‎в‏ ‎псевдотелесности, ‎которую‏ ‎предоставляют ‎им‏ ‎местные ‎адепты.   ‎

- И ‎что ‎же‏ ‎им‏ ‎тут‏ ‎надо? ‎

- Как‏ ‎что? ‎–‏ ‎учитель ‎удивленно‏ ‎поднял‏ ‎бровь ‎удивляясь‏ ‎моей ‎тупости, ‎- ‎Новый ‎Год‏ ‎же ‎скоро.‏ ‎Корпоративы,‏ ‎семейные ‎праздники, ‎дружеские‏ ‎посиделки. ‎Все‏ ‎это ‎– ‎может ‎стать‏ ‎подпиткой‏ ‎наших ‎творческих‏ ‎сил, ‎наших‏ ‎привязанностей ‎друг ‎к ‎другу, ‎источником‏ ‎мотивации‏ ‎и ‎вдохновения.‏ ‎Общаясь ‎друг‏ ‎с ‎другом, ‎мы ‎можем ‎отрыть‏ ‎друг‏ ‎в‏ ‎друге ‎новое,‏ ‎обогатиться ‎новыми‏ ‎идеями, ‎создать‏ ‎новые‏ ‎связи ‎–‏ ‎дружбы, ‎любови, ‎новые ‎предприятия, ‎музыкальные‏ ‎группы. ‎Да‏ ‎мало‏ ‎ли ‎что ‎может‏ ‎придумать ‎человек,‏ ‎находясь ‎среди ‎себе ‎подобных?‏ ‎Могут‏ ‎на ‎это‏ ‎спокойно ‎смотреть‏ ‎Тайные ‎Общества ‎и ‎их ‎покровители?‏ ‎Конечно‏ ‎же ‎им‏ ‎надо ‎все‏ ‎испортить ‎и ‎обгадить, ‎превратив ‎праздники‏ ‎в‏ ‎пошлятину,‏ ‎врата ‎в‏ ‎запои, ‎причину‏ ‎бессмысленных ‎измен‏ ‎и‏ ‎промискуитета, ‎ссоры,‏ ‎драки ‎и ‎уголовные ‎дела. ‎И‏ ‎все ‎это‏ ‎под‏ ‎лозунгом ‎того, ‎что‏ ‎праздник ‎—‏ ‎это ‎время ‎оторваться. ‎От‏ ‎чего‏ ‎позвольте ‎спросить?‏ ‎

- Ну, ‎как‏ ‎от ‎чего? ‎– ‎удивился ‎на‏ ‎этот‏ ‎раз ‎я,‏ ‎- ‎От‏ ‎рутины, ‎разумеется. ‎

- И ‎чем ‎же‏ ‎эта‏ ‎рутина‏ ‎так ‎ужасна?‏ ‎– ‎Рахман‏ ‎Усманович ‎скорчил‏ ‎сердитую‏ ‎физиономию, ‎-‏ ‎Если ‎у ‎вас ‎рутина ‎такая‏ ‎кошмарная, ‎что‏ ‎отдохнуть‏ ‎от ‎нее ‎можно‏ ‎только ‎полностью‏ ‎потеряв ‎себя ‎и ‎человечески‏ ‎облик‏ ‎– ‎нужно‏ ‎срочно ‎менять‏ ‎что-то ‎в ‎рутине, ‎а ‎не‏ ‎вырубаться‏ ‎с ‎помощью‏ ‎разноцветного ‎рубильника‏ ‎с ‎фейерверками. ‎И ‎рутина, ‎и‏ ‎праздник‏ ‎–‏ ‎это ‎части‏ ‎одного ‎целого‏ ‎– ‎жизни.‏ ‎А‏ ‎от ‎жизни‏ ‎можно ‎отдохнуть ‎только ‎умерев. ‎То,‏ ‎что ‎эти‏ ‎твари‏ ‎делают ‎с ‎людьми‏ ‎– ‎это‏ ‎фактически ‎подговаривают ‎их ‎на‏ ‎временное‏ ‎самоубийство. ‎С‏ ‎этой ‎целью‏ ‎они ‎создают ‎организации ‎по ‎организации‏ ‎досуга,‏ ‎праздников, ‎«тим-билдингов»‏ ‎и ‎всякого‏ ‎прочего, ‎что ‎нужно ‎человеку. ‎Только‏ ‎после‏ ‎их‏ ‎заботы ‎человек‏ ‎получает ‎опустошение,‏ ‎врагов ‎и‏ ‎стыд‏ ‎вместо ‎друзей,‏ ‎любопытства ‎и ‎вдохновения. ‎

- А ‎что‏ ‎же ‎делать?‏ ‎Тем‏ ‎более ‎в ‎такое‏ ‎сложное ‎время?‏ ‎Как ‎отдыхать ‎прикажете, ‎Раман‏ ‎Усманович?‏ ‎Отдых-то ‎нужен!‏ ‎А ‎в‏ ‎России ‎у ‎нас ‎ничего ‎не‏ ‎бывает‏ ‎наполовину! ‎

- Согласен.‏ ‎Поэтому ‎нужно‏ ‎бескомпромиссно ‎выбрать ‎для ‎праздника ‎только‏ ‎самых‏ ‎любимых‏ ‎людей. ‎Нужно‏ ‎из ‎всех‏ ‎своих ‎русских‏ ‎сил‏ ‎передать ‎им‏ ‎на ‎празднике ‎всю ‎свою ‎любовь‏ ‎и ‎радость‏ ‎от‏ ‎того, ‎что ‎вы‏ ‎с ‎ними‏ ‎вместе. ‎Приготовить ‎только ‎самые‏ ‎необходимые‏ ‎и ‎самые‏ ‎любимые ‎блюда‏ ‎на ‎стол ‎– ‎и ‎ни‏ ‎одним‏ ‎больше.  ‎Поднимать‏ ‎алкоголь ‎только‏ ‎под ‎самые ‎осмысленные ‎тосты. ‎И‏ ‎утром‏ ‎быть‏ ‎готовым ‎хоть‏ ‎на ‎труд,‏ ‎хоть ‎на‏ ‎войну.‏ ‎

- Ну, ‎знаете,‏ ‎Рахман ‎Усманович! ‎

- Да ‎я ‎понимаю.‏ ‎Но ‎пытаться-то‏ ‎надо?‏ ‎Или ‎нет? ‎

Рахман‏ ‎Усманович ‎пошарил‏ ‎где-то ‎у ‎себя ‎за‏ ‎пазухой‏ ‎и ‎вытащил‏ ‎водяной ‎пистолет.‏ ‎

- На ‎держи. ‎Тут ‎тоже ‎освященный‏ ‎рассол.‏ ‎За ‎дверью‏ ‎четверо. ‎Идем‏ ‎на ‎счет ‎«три». ‎

- Как ‎в‏ ‎Сирии‏ ‎в‏ ‎логове ‎«Асассинов‏ ‎Стыда»? ‎

- Да.‏ ‎Как ‎там.‏ ‎Три!‏ ‎

Рахман ‎Усманович‏ ‎своим ‎хрупким ‎телом ‎выбил ‎дверь,‏ ‎и ‎я‏ ‎вылетел‏ ‎в ‎коридор ‎неся‏ ‎жизнь ‎и‏ ‎созидание.  ‎

Читать: 2+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

Про копроративный заговор (продолжение)

Доступно подписчикам уровня
«Слушатель»
Подписаться за 100₽ в месяц

Читать: 3+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

Про копроративный заговор

Доступно подписчикам уровня
«Слушатель»
Подписаться за 100₽ в месяц

Смотреть: 5+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

О нетайном заговоре и Явная Община Хороших Людей

Доступно подписчикам уровня
«Слушатель»
Подписаться за 100₽ в месяц

Читать: 7+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

Священный Нож и его жертвы

Данный ‎текст‏ ‎будет ‎открыт, ‎потому ‎что ‎у‏ ‎меня ‎есть‏ ‎такая‏ ‎возможность, ‎благодаря ‎подписчикам.‏ ‎

Утро ‎на‏ ‎кафедре ‎антиконспирологической ‎конспирологии ‎(науки‏ ‎об‏ ‎обоснованном ‎подозрении)‏ ‎началось ‎с‏ ‎визита ‎крепкого ‎уверенного ‎лысого ‎мужчины‏ ‎в‏ ‎джинсах. ‎Мужчина‏ ‎без ‎приглашения‏ ‎присел ‎на ‎диван ‎и ‎оценивающе‏ ‎посмотрел‏ ‎на‏ ‎меня. ‎

Я‏ ‎ответил ‎ему‏ ‎полной ‎взаимностью.‏ ‎

Некоторое‏ ‎время ‎мы‏ ‎посвятили ‎изучению ‎друг ‎друга. ‎Затем,‏ ‎наконец, ‎мой‏ ‎гость‏ ‎первым ‎нарушил ‎молчание.‏ ‎

- Ножами ‎интересуетесь?‏ ‎– ‎спросил ‎он, ‎кивнув‏ ‎на‏ ‎коллекцию ‎за‏ ‎мой ‎спиной,‏ ‎состоящую ‎из ‎десятка ‎ножей ‎и‏ ‎нескольких‏ ‎мечей. ‎

Я‏ ‎молча ‎кивнул.‏ ‎

- И ‎тот ‎самый ‎есть? ‎–‏ ‎продолжил‏ ‎он.‏ ‎

Я ‎еще‏ ‎раз ‎улыбнулся‏ ‎и ‎кивнув‏ ‎показал‏ ‎два ‎пальца,‏ ‎что ‎означало, ‎что ‎есть ‎даже‏ ‎два. ‎

- Спортом‏ ‎занимаетесь?‏ ‎– ‎продолжил ‎расспрашивать‏ ‎гость. ‎

Я‏ ‎снова ‎кивнул. ‎

- Таблетки? ‎Благотворительность?‏ ‎На‏ ‎дроны ‎отчисляете?‏ ‎

Я ‎согласился‏ ‎со ‎всеми ‎предположениями. ‎

Мой ‎гость‏ ‎посмотрел‏ ‎на ‎меня‏ ‎еще ‎раз‏ ‎и ‎что-то ‎внутри ‎себя ‎решил.‏ ‎

- Я‏ ‎хочу‏ ‎сделать ‎вам‏ ‎предложение. ‎Уникальное.‏ ‎

- Какое ‎же?‏ ‎

- Вместо‏ ‎этого ‎всего‏ ‎– ‎купите ‎себе ‎еще ‎один‏ ‎нож. ‎

- Вместо‏ ‎чего?‏ ‎

- Ну ‎вы ‎же‏ ‎наблюдаете ‎за‏ ‎всем ‎этим ‎- ‎тем,‏ ‎что‏ ‎творится ‎-‏ ‎так? ‎Пытаетесь‏ ‎понять, ‎нервничаете. ‎Они ‎этого ‎не‏ ‎заслуживают.‏ ‎Плюньте. ‎Купите‏ ‎нож. ‎Отличный‏ ‎нож, ‎недорого. ‎Зачем ‎вам ‎за‏ ‎них‏ ‎переживать?‏ ‎У ‎них‏ ‎дачи, ‎дома,‏ ‎бизнесы. ‎Они‏ ‎живут,‏ ‎как ‎вам‏ ‎и ‎не ‎снилось. ‎Зачем ‎они‏ ‎вам? ‎

- Понимаете,‏ ‎уважаемый,‏ ‎они ‎– ‎часть‏ ‎моей ‎Родины,‏ ‎моего ‎народа. ‎И ‎часть‏ ‎их‏ ‎истории. ‎Поэтому‏ ‎мне, ‎как‏ ‎минимум, ‎нужно ‎знать ‎правду. ‎

- Даже‏ ‎если‏ ‎вы ‎ее‏ ‎найдете ‎-‏ ‎правда ‎вам ‎все ‎равно ‎не‏ ‎понравится.‏ ‎Только‏ ‎хуже ‎станет.‏ ‎Вам ‎лично.‏ ‎

- Ну, ‎во-первых,‏ ‎почему‏ ‎нет? ‎Только‏ ‎получше. ‎Я, ‎кстати, ‎еще ‎и‏ ‎точу ‎неплохо.‏ ‎А‏ ‎во-вторых, ‎я, ‎даже‏ ‎и ‎не‏ ‎зная ‎правды, ‎вижу ‎хотя‏ ‎бы‏ ‎методы. ‎И,‏ ‎возможно, ‎мной‏ ‎пытаются ‎воспользоваться. ‎И ‎даже ‎пользуются.‏ ‎Но‏ ‎разница ‎все‏ ‎же ‎есть.‏ ‎Дело ‎в ‎том, ‎что ‎одни,‏ ‎когда‏ ‎пытаются‏ ‎меня ‎заставить‏ ‎что-то ‎сделать‏ ‎взывают ‎к‏ ‎моей‏ ‎лучшей ‎стороне,‏ ‎а ‎другие ‎– ‎к ‎моей‏ ‎подлости ‎и‏ ‎трусости.‏ ‎А ‎вы ‎же‏ ‎лучше ‎меня‏ ‎знаете, ‎что ‎после ‎первого‏ ‎выбора‏ ‎следующий ‎будет‏ ‎хоть ‎легче,‏ ‎но ‎дороже. ‎

Мой ‎гость ‎вздохнул‏ ‎и‏ ‎приподнялся. ‎

- Я‏ ‎потом ‎еще‏ ‎зайду. ‎Чуть ‎погодя. ‎

Я ‎кивнул.‏ ‎

Когда‏ ‎я‏ ‎проснулся, ‎я‏ ‎снова ‎увидел‏ ‎себя ‎перед‏ ‎списком‏ ‎телеграм-каналов, ‎каждый‏ ‎из ‎которых ‎рекламировал ‎примерно ‎одно‏ ‎и ‎то‏ ‎же.‏ ‎

Но ‎бывают ‎еще‏ ‎ноотропы ‎(Препараты‏ ‎для ‎стимуляции ‎мозговой ‎деятельности‏ ‎-‏ ‎кстати ‎я‏ ‎предпочитаю ‎для‏ ‎этого ‎обычный ‎советский ‎пикамилон ‎и‏ ‎мильдоний),‏ ‎курсы ‎по‏ ‎финансовому ‎выживанию‏ ‎в ‎скором ‎неизбежном ‎возвращении ‎90-х‏ ‎и,‏ ‎конечно‏ ‎же, ‎легендарные‏ ‎финки ‎НКВД,‏ ‎прозванные ‎у‏ ‎нас‏ ‎в ‎народе‏ ‎«финками ‎ЛГБТ». ‎

Кстати ‎финка ‎ЛГБТ‏ ‎в ‎природе‏ ‎существует.‏ ‎

Вот ‎она. ‎И‏ ‎ее ‎можно‏ ‎купить. Если ‎вы ‎за ‎непонятно‏ ‎каких‏ ‎чертом ‎это‏ ‎сделаете ‎–‏ ‎сразу ‎скажите ‎там, ‎что ‎с‏ ‎них‏ ‎5%. ‎И‏ ‎мне ‎плевать,‏ ‎что ‎мы ‎с ‎ними ‎не‏ ‎договаривались.‏ ‎

Эта‏ ‎самая ‎«финка‏ ‎ЛГБТ» ‎стала‏ ‎атрибутом ‎и‏ ‎инструментом‏ ‎высмеивания ‎т.‏ ‎н. ‎«военкоров», ‎которые ‎сами ‎в‏ ‎свою ‎очередь‏ ‎стали‏ ‎символом ‎пессимизма, ‎doom-скролинга,‏ ‎паникерства. ‎Впрочем,‏ ‎ежели ‎желаете, ‎можете ‎назвать‏ ‎это‏ ‎«окопной ‎правдой».‏ ‎

Сейчас ‎мы‏ ‎не ‎об ‎этом.  ‎

А ‎о‏ ‎том,‏ ‎что ‎у‏ ‎ножей, ‎препаратов,‏ ‎вестей ‎с ‎фронта ‎есть ‎нечто‏ ‎общее.‏ ‎

У‏ ‎них ‎общая‏ ‎целевая ‎аудитория.‏ ‎

Это ‎не‏ ‎я‏ ‎так ‎решил.‏ ‎

Так ‎решили ‎те, ‎кто ‎определял‏ ‎эффективность ‎рекламы‏ ‎в‏ ‎тех ‎или ‎иных‏ ‎блогах. ‎

Целевая‏ ‎аудитория ‎– ‎активные ‎мужчины‏ ‎трудоспособного‏ ‎возраста ‎с‏ ‎повышенной ‎тревожностью.‏ ‎

Именно ‎наша ‎повышенная ‎тревожность ‎заставляет‏ ‎нас‏ ‎коллекционировать ‎ножи.‏ ‎Особенно ‎боевые.‏ ‎

Это ‎она ‎толкает ‎нас ‎к‏ ‎владению‏ ‎оружием.‏ ‎

Это ‎она‏ ‎гонит ‎нас‏ ‎в ‎спортзал.‏ ‎

Это‏ ‎из-за ‎нее‏ ‎мы ‎храним ‎на ‎балконе ‎ящик‏ ‎тушенки ‎и‏ ‎аптечку.‏ ‎

Это ‎она ‎–‏ ‎наша ‎повышенная‏ ‎тревожность ‎- ‎заставляет ‎нас‏ ‎быть‏ ‎перфекционистами, ‎делать‏ ‎все ‎аккуратно,‏ ‎постоянно ‎что-то ‎изучать. ‎

Благодаря ‎этой‏ ‎самой‏ ‎повышенной ‎тревожности,‏ ‎мы ‎–‏ ‎ее ‎обладатели ‎- ‎могли ‎бы‏ ‎стать‏ ‎идеальными‏ ‎людьми, ‎если‏ ‎бы ‎не‏ ‎одно ‎«но».

Если‏ ‎бы‏ ‎не ‎она‏ ‎сама. ‎

Это ‎она ‎как ‎мстительный‏ ‎бес ‎лупит‏ ‎нас‏ ‎рогами ‎в ‎ребро‏ ‎после ‎достижения‏ ‎нами ‎сорока.

Это ‎она ‎толкает‏ ‎нас‏ ‎в ‎сторону‏ ‎травки, ‎рюмки‏ ‎и ‎других ‎«анестезий».

Это ‎она ‎мешает‏ ‎нам‏ ‎сосредотачиваться ‎и‏ ‎сочувствовать. ‎

Тревожность‏ ‎– ‎это ‎как ‎страх, ‎но‏ ‎неосознанный.‏ ‎Несформулированный.‏ ‎Мы ‎не‏ ‎осознаем, ‎что‏ ‎боимся ‎и‏ ‎чего‏ ‎мы ‎боимся.‏ ‎И ‎мы ‎постоянно ‎находимся ‎в‏ ‎поиске ‎источника‏ ‎этого‏ ‎страха. ‎В ‎отношениях,‏ ‎в ‎семье.‏ ‎С ‎друзьями. ‎В ‎политике.‏ ‎

Тревожность‏ ‎— ‎это‏ ‎как ‎зубная‏ ‎боль, ‎которая ‎еще ‎не ‎переросла‏ ‎в‏ ‎понимание ‎того,‏ ‎что ‎пора‏ ‎к ‎стоматологу. ‎

Трудно ‎было ‎бы‏ ‎ожидать‏ ‎что‏ ‎на ‎таком‏ ‎качестве, ‎которое‏ ‎мотивирует ‎человека‏ ‎покупать‏ ‎и ‎работать‏ ‎не ‎построят ‎целые ‎технологии ‎мотивировок‏ ‎персонала, ‎продаж‏ ‎и‏ ‎политических ‎технологий. ‎

Алгоритм‏ ‎видит ‎наши‏ ‎вкусы, ‎наши ‎интересы ‎–‏ ‎атрибутирует‏ ‎нас ‎–‏ ‎как ‎род‏ ‎мишени ‎для ‎применения ‎технологий ‎маркетинга.‏ ‎

И‏ ‎технология ‎проста,‏ ‎как ‎продажа‏ ‎сигарет. ‎Курильщик ‎покупает ‎сигареты ‎для‏ ‎того,‏ ‎чтобы,‏ ‎затянувшись ‎на‏ ‎несколько ‎десятков‏ ‎минут, ‎прекратить‏ ‎новую‏ ‎ломку. ‎

Мы‏ ‎– ‎обладатели ‎повышенной ‎тревожности ‎-‏ ‎готовы ‎покупать‏ ‎и‏ ‎работать, ‎лишь ‎бы‏ ‎заглушить ‎нашу‏ ‎неуверенность, ‎наш ‎страх. ‎Чтобы‏ ‎наша‏ ‎боль ‎прекратилась.‏ ‎

Человек, ‎который‏ ‎хочет ‎добиться ‎от ‎нас ‎чего-то‏ ‎может‏ ‎просто ‎засыпать‏ ‎нас ‎тревожными‏ ‎новостями, ‎рассказывать ‎нам ‎ту ‎самую‏ ‎Правду‏ ‎из‏ ‎пирожка:

ты ‎рассказал‏ ‎мне ‎просто‏ ‎правду
а ‎я‏ ‎ужасную‏ ‎хочу
такую ‎чтобы‏ ‎обосраться
завыть ‎забиться ‎захрипеть ‎

И ‎получив‏ ‎стимуляцию ‎наша‏ ‎тревожность‏ ‎когтями ‎вцепляется ‎в‏ ‎наш ‎мозг‏ ‎и ‎сердце. ‎

И ‎если‏ ‎мы‏ ‎не ‎можем‏ ‎что-то ‎купить‏ ‎– ‎нож, ‎аптечку, ‎тушенку, ‎автомобиль,‏ ‎пистолет‏ ‎или ‎политическую‏ ‎партию ‎и‏ ‎лидера, ‎чтобы ‎наша ‎тревожность ‎на‏ ‎время‏ ‎заткнулась,‏ ‎- ‎нам‏ ‎приходится ‎впадать‏ ‎в ‎апатию‏ ‎относительно‏ ‎тех ‎предметов,‏ ‎на ‎которые ‎наша ‎тревожность ‎была‏ ‎распространена. ‎Например,‏ ‎на‏ ‎Родину. ‎

«Да ‎там‏ ‎ворье ‎одно,‏ ‎пусть ‎сами ‎с ‎этой‏ ‎Украиной‏ ‎ебуться»

«Да ‎к‏ ‎черту ‎эту‏ ‎бабу ‎с ‎ее ‎постоянными ‎декольте»

Вы‏ ‎просто‏ ‎ампутируете ‎от‏ ‎своей ‎души‏ ‎то, ‎с ‎помощью ‎чего ‎вам‏ ‎внушили‏ ‎страх,‏ ‎и ‎отдаете‏ ‎это ‎тому,‏ ‎кто ‎вас‏ ‎мучил.‏ ‎

Просто. ‎Вы,‏ ‎как ‎зверь, ‎огрызаете ‎себе ‎свою‏ ‎лапу, ‎чтобы‏ ‎уйти‏ ‎от ‎боли ‎в‏ ‎капкане. ‎

Берете‏ ‎«финку ‎НКВД» ‎и ‎отрезаете‏ ‎себе‏ ‎все ‎«лишнее».‏ ‎То ‎есть,‏ ‎все, ‎на ‎что ‎ваш ‎манипулятор‏ ‎положил‏ ‎глаз. ‎

Или‏ ‎же ‎напротив‏ ‎– ‎оборачиваете ‎свою ‎ярость ‎именно‏ ‎на‏ ‎себя‏ ‎и ‎то,‏ ‎что ‎является‏ ‎частью ‎вас.‏ ‎

«Шлюха!»

«Пропащая‏ ‎страна! ‎Рашка!»

Как‏ ‎видите, ‎вы ‎– ‎действительно ‎практически‏ ‎идеальны ‎с‏ ‎точки‏ ‎зрений ‎вложения ‎в‏ ‎ваше ‎«воспитание».‏ ‎

А ‎лекарство-то ‎очень ‎простое.‏ ‎

В‏ ‎чем ‎природа‏ ‎нашего ‎страха?‏ ‎Нашей ‎тревоги? ‎В ‎нас. ‎В‏ ‎том‏ ‎что ‎нас‏ ‎предадут, ‎нас‏ ‎не ‎оценят, ‎что ‎нас ‎бросят.‏ ‎Потому‏ ‎что‏ ‎мы ‎недостаточно‏ ‎хороши. ‎А‏ ‎нам ‎очень‏ ‎нужно‏ ‎чтобы ‎мы‏ ‎были ‎хороши. ‎Потому ‎что ‎мы‏ ‎себя ‎очень‏ ‎ценим‏ ‎и ‎хотим, ‎чтобы‏ ‎наше ‎чувство‏ ‎было ‎с ‎нами ‎разделено.‏ ‎Проще‏ ‎говоря, ‎мы‏ ‎занимаемся ‎любовью‏ ‎с ‎миром ‎и ‎людьми ‎не‏ ‎с‏ ‎того ‎конца.‏ ‎

Любить ‎надо‏ ‎то ‎и ‎того, ‎кто ‎и‏ ‎что‏ ‎делает‏ ‎вас ‎человеком.‏ ‎

Тогда ‎и‏ ‎вас, ‎то‏ ‎есть‏ ‎нас, ‎будет‏ ‎за ‎что ‎любить. ‎

В ‎любви‏ ‎нет ‎страха‏ ‎—‏ ‎совершенная ‎любовь ‎изгоняет‏ ‎страх, ‎потому‏ ‎что ‎страх ‎связан ‎с‏ ‎наказанием‏ ‎и ‎тот,‏ ‎кто ‎боится,‏ ‎не ‎достиг ‎совершенства ‎в ‎любви.
1-е‏ ‎послание‏ ‎Иоанна ‎4:18‏ ‎— ‎1Ин‏ ‎4:18

Но ‎такая ‎простота, ‎как ‎обычно,‏ ‎–‏ ‎самое‏ ‎дорогое ‎на‏ ‎прилавке ‎жизни.‏ ‎

А ‎гость,‏ ‎конечно,‏ ‎еще ‎придет.‏ ‎

Дверь ‎перед ‎ним ‎я ‎закрывать‏ ‎пока ‎не‏ ‎научился.‏ ‎


  

Читать: 8+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

О пассивионарности

Я ‎как‏ ‎раз ‎читал ‎письмо ‎своего ‎друга‏ ‎Истинного ‎Учителя‏ ‎Истины‏ ‎Авраама ‎Болеслава ‎Покоя,‏ ‎давшего ‎весточку‏ ‎после ‎долгого ‎отсутствия, ‎когда‏ ‎в‏ ‎коридоре ‎что-то‏ ‎грохнуло ‎и‏ ‎в ‎дверь, ‎стукаясь ‎обо ‎все‏ ‎подряд‏ ‎ввалился ‎гость.‏ ‎

- Стыд-то ‎какой!‏ ‎– ‎прокричал ‎мне ‎в ‎лицо‏ ‎молодой‏ ‎человек‏ ‎лет ‎тридцати‏ ‎– ‎пятидесяти,‏ ‎сверкая ‎глазами,‏ ‎полными‏ ‎слез. ‎

- Это‏ ‎вы ‎про ‎что? ‎– ‎спросил‏ ‎я ‎(профессор‏ ‎антиконспирологической‏ ‎конспирологии, ‎то ‎есть‏ ‎науки ‎об‏ ‎обоснованном ‎подозрении ‎Рахман ‎ибн‏ ‎Усман‏ ‎аль-Насири), ‎взглядом‏ ‎показывая ‎Роману‏ ‎Олеговичу, ‎маячившему ‎за ‎спиной ‎гостя‏ ‎с‏ ‎чайником ‎в‏ ‎руках, ‎что‏ ‎пришло ‎время ‎для ‎напитков ‎с‏ ‎успокоительными‏ ‎травами.‏   ‎

- В ‎смысле?‏ ‎– ‎удивился‏ ‎гость, ‎-‏ ‎Вы‏ ‎что ‎не‏ ‎видите ‎причины ‎для ‎стыда? ‎-‏ ‎Но ‎через‏ ‎секунду‏ ‎он ‎понимающе ‎покачал‏ ‎головой, ‎-‏ ‎Впрочем ‎я ‎понимаю ‎вас‏ ‎–‏ ‎поводов ‎столько,‏ ‎что  ‎и‏ ‎не ‎знаешь ‎что ‎унизительнее ‎-‏  ‎нас‏ ‎имеют ‎со‏ ‎всех ‎сторон.‏ ‎Обесчестили. ‎Надругались. ‎Отымели. ‎

- Сколько ‎именно‏ ‎было‏ ‎пострадавших‏ ‎от ‎насильственных‏ ‎действий ‎сексуального‏ ‎характера? ‎–‏ ‎я‏ ‎перешел ‎на‏ ‎официальный ‎тон ‎и ‎включил ‎аудиозапись,‏ ‎чтобы ‎не‏ ‎упустить‏ ‎ни ‎одной ‎детали‏ ‎в ‎рассказе‏ ‎о ‎чудовищном ‎преступлении. ‎

- Вся‏ ‎страна,‏ ‎- ‎ответил‏ ‎он, ‎-‏ ‎Вся ‎страна ‎непрерывно ‎подвергается ‎надругательствам.‏ ‎Весь‏ ‎наш ‎многострадальный,‏ ‎униженный ‎народ,‏ ‎который ‎с ‎хохотом ‎насилуют ‎презренные‏ ‎и‏ ‎ничтожные‏ ‎личности! ‎И‏ ‎от ‎их‏ ‎ничтожности ‎и‏ ‎презренности‏ ‎все ‎еще‏ ‎только ‎унизительнее! ‎Мы ‎изнасилованы ‎тупыми‏ ‎трусливыми ‎импотентами,‏ ‎которые‏ ‎боятся ‎сделать ‎хоть‏ ‎что-то ‎решительное,‏ ‎сильное ‎и ‎жёсткое.

- Вы ‎простите‏ ‎меня,‏ ‎если ‎я‏ ‎что-то ‎пропустил,‏ ‎но ‎я ‎как-то ‎не ‎только‏ ‎не‏ ‎подвергался ‎сексуальным‏ ‎надругательствам, ‎но‏ ‎и ‎не ‎заметил ‎оргии ‎такого‏ ‎масштаба.

- А‏ ‎пенсионная‏ ‎реформа? ‎А‏ ‎эти ‎бесконечные‏ ‎жесты ‎доброй‏ ‎воли‏ ‎и ‎договоренности?‏ ‎А ‎безнаказанность ‎хохлятская?  ‎Мы ‎побеждены‏ ‎слабыми ‎и‏ ‎трусливыми!‏ ‎В ‎нормальной ‎стране‏ ‎при ‎нормальном‏ ‎правительстве, ‎которое ‎не ‎боится‏ ‎быть‏ ‎сильным ‎и‏ ‎жестоким ‎такое‏ ‎было ‎бы ‎невозможно… ‎Нужно, ‎чтобы‏ ‎Россией‏ ‎на ‎самом‏ ‎деле ‎руководили‏ ‎те ‎люди, ‎каких ‎в ‎ее‏ ‎руководстве‏ ‎рисует‏ ‎украинская ‎пропаганда‏ ‎– ‎фашисты,‏ ‎палачи, ‎мучители,‏ ‎украинофобы!‏ ‎Но ‎мы‏ ‎просто ‎будем ‎терпеть. ‎Будем ‎переживать‏ ‎это ‎бесконечное‏ ‎унижение‏ ‎и ‎кровавое ‎глумление‏ ‎без ‎всякой‏ ‎возможности ‎на ‎него ‎ответить.‏ ‎Неужели‏ ‎вы ‎не‏ ‎чувствуете, ‎как‏ ‎в ‎вас ‎проникает ‎этот ‎…

- Так,‏ ‎-‏ ‎я ‎понял‏ ‎и ‎выключил‏ ‎диктофон, ‎- ‎А ‎почему ‎вы‏ ‎это‏ ‎сравниваете‏ ‎именно ‎с‏ ‎сексуальным ‎насилием?‏ ‎Почему ‎не‏ ‎сравнить,‏ ‎например ‎пенсионную‏ ‎реформу ‎с ‎распределением ‎семейного ‎бюджета‏ ‎к ‎примеру?‏ ‎Это‏ ‎же ‎ближе ‎и‏ ‎по ‎смыслу‏ ‎и ‎по ‎форме? ‎А‏ ‎политику‏ ‎наверное ‎лучше‏ ‎было ‎бы‏ ‎описывать ‎чрез ‎метафоры ‎отсылающие ‎к‏ ‎поединку,‏ ‎к ‎драке‏ ‎или ‎даже‏ ‎к ‎игре ‎в ‎шахматы ‎или‏ ‎покер,‏ ‎если‏ ‎дело ‎касается‏ ‎интриги. ‎Почему‏ ‎именно ‎половой‏ ‎акт?

Мой‏ ‎гость ‎вылупился‏ ‎на ‎меня ‎как ‎на ‎говорящую‏ ‎рыбу ‎или‏ ‎стесняющегося‏ ‎Киркорова.

Он ‎какое-то ‎время‏ ‎смотрел ‎на‏ ‎меня ‎, ‎хватая ‎воздух‏ ‎ртом‏ ‎как ‎лягушка,‏ ‎затем ‎начал‏ ‎пятится ‎назад ‎и ‎подойдя ‎к‏ ‎двери‏ ‎хотел ‎было‏ ‎сбежать, ‎но‏ ‎не ‎рассчитав ‎траекторию ‎со ‎всей‏ ‎силы‏ ‎вбежал‏ ‎головой ‎в‏ ‎дубовый ‎дверной‏ ‎косяк, ‎горестно‏ ‎всхлипнул‏ ‎и ‎упал‏ ‎без ‎сознания ‎под ‎ноги ‎Роману‏ ‎Олеговичу ‎как‏ ‎раз‏ ‎вышедшему ‎с ‎кухни‏ ‎с ‎подносом,‏ ‎на ‎котором ‎дымились ‎пиалы‏ ‎с‏ ‎успокоительными ‎настойками.‏ ‎

Горячие ‎настойки,‏ ‎непреднамеренно ‎примененные ‎накожно ‎– ‎не‏ ‎оказали‏ ‎целебного ‎эффекта.‏ ‎Гость ‎очнулся‏ ‎и ‎попав ‎в ‎дверной ‎проем‏ ‎то‏ ‎ли‏ ‎со ‎второго‏ ‎то ‎ли‏ ‎с ‎третьего‏ ‎раза,‏ ‎выбросился ‎на‏ ‎улицу ‎через ‎подъездную ‎дверь. ‎

Где‏ ‎удачно ‎попал‏ ‎под‏ ‎автомобиль ‎«скорой ‎помощи».

Нас‏ ‎посетил ‎пассивионарий.‏ ‎

Пассивионарии ‎– ‎это ‎месть‏ ‎природы‏ ‎настигающая ‎нас‏ ‎в ‎нашей‏ ‎попытке ‎удрать ‎от ‎нее ‎и‏ ‎запереться‏ ‎в ‎уютном‏ ‎домике ‎цивилизации.‏ ‎Месть, ‎выраженная ‎в ‎утрате ‎и‏ ‎перверсии‏ ‎такого‏ ‎природного ‎качества‏ ‎как ‎стремление‏ ‎к ‎доминированию.‏ ‎

Потребность‏ ‎в ‎доминировании‏ ‎– ‎главная ‎потребность ‎пассивионария. ‎Все‏ ‎их ‎сознание‏ ‎вращается‏ ‎вокруг ‎огромного ‎фаллического‏ ‎кумира ‎доминирования‏ ‎как ‎коза ‎на ‎привязи.

Все‏ ‎окружающее‏ ‎они ‎воспринимают‏ ‎через ‎подзорную‏ ‎трубу ‎в ‎виде ‎угрожающего ‎им‏ ‎фаллоса.

Если‏ ‎они ‎получают‏ ‎удар, ‎они‏ ‎воспринимают ‎это ‎не ‎как ‎удар,‏ ‎а‏ ‎как‏ ‎то, ‎что‏ ‎над ‎ними‏ ‎надругались. ‎Если‏ ‎их‏ ‎обманули ‎–‏ ‎обман ‎для ‎них ‎– ‎все,‏ ‎то ‎же‏ ‎надругательство‏ ‎с ‎сексуальным ‎подтекстом.‏ ‎

Война, ‎мир,‏ ‎переговоры, ‎спорт, ‎речи ‎–‏ ‎все‏ ‎это ‎оценивается‏ ‎как ‎пространства‏ ‎и ‎события ‎влияющие ‎на ‎безопасность‏ ‎их‏ ‎ануса. ‎

В‏ ‎итоге ‎они‏ ‎сами ‎начинают ‎напоминать ‎суетливые ‎и‏ ‎изрядно‏ ‎потрепанные‏ ‎сфинктеры.   ‎

Разумеется,‏ ‎связано ‎это‏ ‎с ‎тем,‏ ‎что‏ ‎главная ‎их‏ ‎проблема ‎– ‎дефицит ‎доминирования ‎и‏ ‎страх ‎перед‏ ‎чужим‏ ‎доминированием.

Они ‎невероятно ‎озабочены‏ ‎собственными ‎потребностями‏ ‎в  ‎безопасности  ‎идоминировании. ‎А‏ ‎поскольку‏ ‎большинство ‎благ‏ ‎приходят ‎к‏ ‎ним ‎из ‎общесва, ‎пассивионарии ‎приходят‏ ‎к‏ ‎«логичному» ‎выводу,‏ ‎что ‎и‏ ‎чувства ‎доминантности ‎следует ‎добиваться ‎от‏ ‎него‏ ‎же.‏ ‎

При ‎этом‏ ‎пассивионарии ‎в‏ ‎принципе ‎не‏ ‎понимают‏ ‎значения ‎слова‏ ‎«добиться» ‎(от ‎«битва») ‎и ‎путают‏ ‎его ‎с‏ ‎вымогательством,‏ ‎которое ‎так ‎хорошо‏ ‎прокатывало ‎у‏ ‎них ‎в ‎детстве ‎с‏ ‎мамой‏ ‎и ‎бабушкой.‏  ‎

Пассивионарии ‎не‏ ‎отдают ‎себе ‎отчета, ‎что ‎безопасность‏ ‎и‏ ‎доминирование ‎-‏ ‎противоположные, ‎взаимоисключающие‏ ‎состояния, ‎так ‎как ‎доминирование ‎–‏ ‎результат‏ ‎риска.

Они‏ ‎полагают, ‎что‏ ‎общество ‎должно‏ ‎предоставить ‎им‏ ‎и‏ ‎то ‎и‏ ‎другое ‎в ‎комплекте.  ‎Потому ‎что‏ ‎у ‎них‏ ‎лапки.‏ ‎

Цивилизация ‎и ‎общество‏ ‎– ‎в‏ ‎их ‎понимании ‎– ‎это‏ ‎в‏ ‎первую ‎и‏ ‎главную ‎очередь‏ ‎-  ‎крепость ‎защищающая ‎их ‎нежные‏ ‎афедроны‏ ‎от ‎диких,‏ ‎игогочущих, ‎хищных‏ ‎осаждающих ‎их ‎убежище ‎фаллосовв ‎вышиванках‏ ‎с‏ ‎газырями.‏ ‎А ‎во‏ ‎вторую ‎–‏ ‎башня, ‎с‏ ‎которой‏ ‎им ‎будет‏ ‎угодно ‎на ‎эти ‎фаллосы ‎плевать.

Отказ‏ ‎окружающего ‎народа‏ ‎играть‏ ‎эту ‎почетную ‎роль‏ ‎взывает ‎у‏ ‎маминого ‎пирожка ‎бешеную ‎ярость,‏ ‎и‏ ‎он ‎прибегает‏ ‎в ‎отношениях‏ ‎с ‎государством ‎и ‎народам ‎к‏ ‎совершенно‏ ‎женским ‎манипулятивным‏ ‎стратегиям, ‎например‏ ‎к ‎таким ‎как ‎апеллирование ‎к‏ ‎некоей‏ ‎«нормальной‏ ‎стране», ‎в‏ ‎которой ‎у‏ ‎них ‎уже‏ ‎все‏ ‎было ‎бы‏ ‎хорошо, ‎в ‎отличие ‎от ‎этой‏ ‎конкретной ‎–‏ ‎в‏ ‎точности ‎как ‎токсичная‏ ‎баба ‎сверлит‏ ‎своему ‎мужику ‎голову ‎сверлом‏ ‎с‏ ‎надписью ‎«настоящий‏ ‎мужик».  ‎

А‏ ‎поскольку ‎в ‎мире ‎нет ‎и‏ ‎не‏ ‎может ‎существовать‏ ‎идеальных ‎крепостей,‏ ‎государств, ‎народов ‎и ‎поскольку ‎доминирование‏ ‎государства‏ ‎–‏ ‎это ‎также‏ ‎результат ‎рискованного‏ ‎поведения, ‎то‏ ‎есть‏ ‎в ‎том‏ ‎числе ‎и ‎большого ‎количества ‎неудач‏ ‎(которые ‎напомню‏ ‎пассивионарии‏ ‎воспринимают ‎как ‎собственное‏ ‎сексуальное ‎унижение)‏ ‎то ‎их ‎жизнь ‎превращается‏ ‎в‏ ‎жизнь ‎постоянно‏ ‎гогочущих ‎римских‏ ‎гусей, ‎которые ‎предупреждают ‎о ‎приближении‏ ‎унижающих‏ ‎варварских ‎фаллосов.‏ ‎За ‎которые‏ ‎принимают ‎собственные ‎галлюцинации. ‎

Это ‎предупреждающее‏ ‎гоготание‏ ‎они‏ ‎полагают ‎своей‏ ‎высокой ‎миссией‏ ‎и ‎не‏ ‎понимают‏ ‎отчего ‎их‏ ‎просят ‎заткнуться ‎уже ‎наконец. ‎

Самые‏ ‎закоренелый, ‎матерые‏ ‎и‏ ‎несгибаемые ‎поссивионарии, ‎поняв,‏ ‎что ‎«нормальная‏ ‎страна» ‎им ‎не ‎светит‏ ‎так‏ ‎же ‎как‏ ‎токсичной ‎бабе‏ ‎«настоящий ‎мужик» ‎и ‎унижения ‎неизбежны,‏ ‎начинают‏ ‎тренировки ‎по‏ ‎переживанию ‎будущих‏ ‎неизбежных ‎унижений, ‎чтобы ‎в ‎тот‏ ‎страшный‏ ‎момент,‏ ‎который ‎непременно‏ ‎настанет ‎–‏ ‎выдержать ‎всю‏ ‎глубину‏ ‎проникающей ‎в‏ ‎них ‎трагедии ‎и ‎чужой ‎доминантности.‏   ‎

Они ‎достигают‏ ‎в‏ ‎этом ‎такого ‎мастерства,‏ ‎что ‎после‏ ‎многолетних ‎тренировок ‎просто ‎перекусывают‏ ‎анусом‏ ‎любой ‎предмет.‏ ‎

И ‎поняв‏ ‎то ‎в ‎этом ‎теперь ‎их‏ ‎сила‏ ‎– ‎начинают‏ ‎террор. ‎

Они‏ ‎бегают ‎по ‎округе ‎и ‎присаживаются‏ ‎на‏ ‎каждую‏ ‎бутылку ‎просто‏ ‎в ‎качестве‏ ‎превентивной ‎меры.‏ ‎

Вы‏ ‎только-только ‎открыли‏ ‎себе ‎бутылочку ‎«Будвайзера». ‎Отвлеклись ‎на‏ ‎секунду. ‎Глядь!‏ ‎На‏ ‎ней ‎уже ‎грустно‏ ‎моргает ‎русский‏ ‎интеллигент ‎патриотического ‎уклона. ‎

Запрещать‏ ‎это‏ ‎безобразие ‎бесполезно.‏ ‎Нужно ‎просто‏ ‎следить ‎за ‎своим ‎пивом.

Не ‎стой‏ ‎между‏ ‎назгулом ‎и‏ ‎его ‎добычей,‏ ‎лохом ‎и ‎наперстками, ‎российским ‎патриотом‏ ‎и‏ ‎унижением.

Если‏ ‎не ‎растерзают,‏ ‎то ‎затопчут.

Потому‏ ‎что ‎потребность‏ ‎российского‏ ‎патриота ‎в‏ ‎унижении ‎не ‎может ‎быть ‎удовлетворена‏ ‎ничем. ‎Они‏ ‎ненасытны.‏ ‎

Пассивионарии ‎– ‎это‏ ‎викинги, ‎врывающиеся‏ ‎в ‎деревни ‎и ‎монастыри‏ ‎с‏ ‎огромными ‎резиновыми‏ ‎унижателями ‎вместо‏ ‎мечей, ‎после ‎чего ‎согнав ‎своих‏ ‎жертв‏ ‎на ‎площадь,‏ ‎спускают ‎штаны‏ ‎и ‎начинают ‎делом ‎показывать, ‎как‏ ‎нелегка‏ ‎их‏ ‎жизнь, ‎запрещая‏ ‎отворачиваться ‎и‏ ‎закрывать ‎глаза‏ ‎на‏ ‎страшную ‎правду.‏ ‎

В ‎древности ‎появления ‎пассивионариев ‎избегали‏ ‎методом ‎выкидывания‏ ‎маминых‏ ‎пирожков ‎за ‎пределы‏ ‎цивилизации ‎-‏ ‎в ‎лес, ‎чтобы ‎дать‏ ‎им‏ ‎шанс ‎отрастить‏ ‎собственный ‎фаллос‏ ‎и ‎тестикулы ‎или ‎погибнуть.

Сейчас ‎это‏ ‎считается‏ ‎нецивилизованным. ‎

Цивилизация‏ ‎взявшая ‎на‏ ‎себя ‎обязанность ‎по ‎содержанию ‎пирожков‏ ‎вдали‏ ‎от‏ ‎природы ‎обрекает‏ ‎себя ‎на‏ ‎коллективную ‎ответственность‏ ‎перед‏ ‎ней.   ‎

Читать: 7+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

О заговоре отличников

- У ‎нас‏ ‎на ‎предприятии ‎– ‎крайне ‎сложная,‏ ‎очень ‎нервная‏ ‎ситуация.‏ ‎Возможен ‎акт ‎коммерческого‏ ‎подкупа, ‎шпионажа‏ ‎и ‎даже ‎саботажа. ‎Мы‏ ‎подозреваем‏ ‎нескольких ‎сотрудников‏ ‎в ‎работе‏ ‎на ‎недружественные ‎организации, ‎- ‎вполголоса‏ ‎сообщил‏ ‎мне ‎аккуратно‏ ‎по ‎всей‏ ‎моде  ‎подстриженный  ‎молодой ‎человек ‎в‏ ‎светло-кремовой‏ ‎рубашке‏ ‎из ‎монитора‏ ‎моего ‎компьютера.‏ ‎

- А ‎я‏ ‎чем‏ ‎могу ‎помочь,‏ ‎о ‎старательнейший ‎из ‎тщательнейших? ‎–‏ ‎поинтересовался ‎я,‏ ‎Рахман‏ ‎ибн ‎Усман ‎аль-Насири‏ ‎– ‎профессор‏ ‎и ‎основатель ‎антиконсипирологической ‎конспирологии‏ ‎–‏ ‎науки ‎об‏ ‎обоснованном ‎подозрении.‏ ‎

- Ну, ‎вы ‎же ‎заговорами ‎занимаетесь?‏ ‎-‏ ‎вскинул ‎виртуозно‏ ‎выщипанную ‎бровь‏ ‎молодой ‎человек, ‎- ‎Вот ‎и‏ ‎помогите‏ ‎нам‏ ‎раскрыть ‎заговор.‏ ‎Мы ‎в‏ ‎долгу ‎не‏ ‎останемся.‏ ‎Знаете ‎какое‏ ‎у ‎нас ‎бюджетирование? ‎

Я ‎еще‏ ‎раз ‎просканировал‏ ‎заказчика‏ ‎опытным ‎взглядом ‎профессионального‏ ‎конспиролога. ‎

- Я‏ ‎себе ‎представляю. ‎

Гость ‎пригласил‏ ‎меня‏ ‎на ‎специальное‏ ‎собрание ‎редколлегии‏ ‎одного ‎из ‎недавно ‎отчаливших ‎из‏ ‎России‏ ‎СМИ, ‎на‏ ‎что ‎я‏ ‎ответил ‎согласием, ‎но ‎при ‎условии,‏ ‎что‏ ‎мое‏ ‎участие ‎в‏ ‎силу ‎наложенных‏ ‎на ‎меня‏ ‎санкций‏ ‎также ‎состоятся‏ ‎в ‎режиме ‎онлайн. ‎

В ‎назначенный‏ ‎день ‎по‏ ‎какой-то‏ ‎причине ‎меня ‎долго‏ ‎не ‎могли‏ ‎подключить ‎к ‎конференцсвязи ‎и‏ ‎когда‏ ‎соединение ‎наконец‏ ‎состоялось, ‎в‏ ‎комнате ‎для ‎совещаний ‎уже ‎начался‏ ‎скандал.‏ ‎

- Нет, ‎ты‏ ‎скажи! ‎Я‏ ‎пойму! ‎– ‎кричал ‎уже ‎знакомый‏ ‎мне‏ ‎молодой‏ ‎человек ‎на‏ ‎другого ‎–‏ ‎мне ‎пока‏ ‎незнакомого‏ ‎мужчину. ‎

- Что‏ ‎ты ‎стесняешься? ‎Стесняешься ‎да? ‎–‏ ‎продолжал ‎молодой‏ ‎человек‏ ‎под ‎общее ‎одобрение‏ ‎еще ‎примерно‏ ‎десятка ‎разнообразно ‎одетых ‎молодых‏ ‎людей,‏ ‎- ‎Ты‏ ‎не ‎стесняйся.‏ ‎Ты ‎прямо ‎скажи: ‎Да ‎я‏ ‎гей.‏ ‎Что ‎тебе‏ ‎сложно? ‎Я‏ ‎же ‎сказал! ‎Или: ‎Я ‎некрофил.‏ ‎Или‏ ‎педофил.‏ ‎В ‎общем‏ ‎кто ‎ты?‏  ‎

Мужчина ‎молчал.‏ ‎Грустно‏ ‎молчал. ‎

- Ты‏ ‎думаешь, ‎геем ‎быть ‎стыдно? ‎Стыдно‏ ‎быть ‎и‏ ‎не‏ ‎признать ‎это!  ‎-‏ ‎кричал ‎молодой‏ ‎человек, ‎- ‎Я ‎вообще‏ ‎не‏ ‎был ‎геем,‏ ‎когда ‎признавал!‏ ‎Ничего! ‎Втянулся ‎же!

Мужчина ‎молчал. ‎

Молодой‏ ‎человек‏ ‎в ‎изнеможении‏ ‎расстегнул ‎ворот‏ ‎кремовой ‎рубашки ‎и ‎начал ‎обмахиваться‏ ‎файлом‏ ‎с‏ ‎документами. ‎

За‏ ‎мужчину ‎взялась‏ ‎грузная ‎женщина‏ ‎с‏ ‎орлиным ‎носом‏ ‎и ‎огромными ‎очками. ‎

- Вы ‎тратите‏ ‎наше ‎время,‏ ‎Виктор.‏ ‎Вы ‎сами ‎себя‏ ‎задерживаете. ‎Пока‏ ‎вы ‎не ‎сознаетесь ‎–‏ ‎дело‏ ‎не ‎двинется‏ ‎с ‎мертвой‏ ‎точки! ‎

- Муэртэ!

Все ‎привычно ‎вздрогнули ‎и‏ ‎поморщились.‏ ‎Крик ‎издал‏ ‎юноша ‎в‏ ‎инвалидной ‎коляске. ‎Он ‎вытащил ‎палец‏ ‎из‏ ‎носа,‏ ‎посмотрел ‎на‏ ‎добытое, ‎засунул‏ ‎все ‎обратно‏ ‎и‏ ‎засмеялся. ‎

- Простите,‏ ‎а ‎что ‎здесь ‎происходит? ‎–‏ ‎спросил ‎я.‏ ‎

- Мы‏ ‎выясняем ‎нишу ‎его‏ ‎инклюзивности ‎для‏ ‎возвращения ‎в ‎наш ‎коллектив!‏ ‎А‏ ‎он ‎–‏ ‎нам ‎мешает!‏ ‎Это ‎саботаж! ‎– ‎высказался ‎бородатый‏ ‎карлик‏ ‎вышедший ‎внезапно‏ ‎из ‎под‏ ‎стола ‎и ‎вставшие ‎прямо ‎напротив‏ ‎камеры,‏ ‎-‏ ‎Чего ‎уставился?‏ ‎Мастурбировать ‎будешь?‏ ‎

- Для ‎возвращения?‏ ‎А‏ ‎он ‎уходил?‏ ‎– ‎поинтересовался ‎я, ‎проигнорировав ‎инсинуации‏ ‎карлика. ‎

- Нет.‏ ‎Мы‏ ‎его ‎уволили. ‎

- За‏ ‎что? ‎

- Мы‏ ‎его ‎уволили, ‎потому ‎что‏ ‎нам‏ ‎нужно ‎было‏ ‎увеличить ‎разнообразие‏ ‎нашего ‎коллектива. ‎

- С ‎этого ‎момента‏ ‎подробнее‏ ‎пожалуйста. ‎

- Все‏ ‎очень ‎просто.‏ ‎Мы ‎– ‎свободное, ‎частное ‎СМИ,‏ ‎которое‏ ‎занимается‏ ‎освещением ‎событий‏ ‎в ‎мире‏ ‎на ‎российскую‏ ‎аудиторию.‏ ‎И ‎мы‏ ‎безусловно ‎должны ‎служить ‎примером ‎ценностей,‏ ‎которые ‎привели‏ ‎нашу‏ ‎цивилизацию ‎к ‎успеху‏ ‎– ‎свободы,‏ ‎инклюзивности ‎и ‎разнообразия. ‎Поэтому‏ ‎мы‏ ‎постоянно ‎работаем‏ ‎над ‎нашим‏ ‎составом, ‎чтобы ‎он ‎отражал ‎наши‏ ‎корпоративные‏ ‎ценности, ‎которые‏ ‎в ‎свою‏ ‎очередь ‎являются ‎отражением ‎высших ‎ценностей‏ ‎человеческой‏ ‎цивилизации.‏ ‎

- Так… ‎

- Карлик‏ ‎у ‎нас‏ ‎уже ‎был.‏ ‎Это‏ ‎я. ‎

- Так.‏ ‎

- Геем ‎назвался ‎вот ‎Филимон. ‎Наврал‏ ‎конечно. ‎Мы‏ ‎его‏ ‎даже ‎хотели ‎слить‏ ‎тихонько, ‎но‏ ‎он ‎пошел ‎на ‎жертвы‏ ‎и‏ ‎организовал ‎похищение‏ ‎своих ‎личных‏ ‎интимных ‎видео, ‎в ‎которых ‎на‏ ‎деле‏ ‎доказал, ‎что‏ ‎он ‎гей‏ ‎и ‎еще ‎какой. ‎

- Ясно. ‎

- Лесбиянок‏ ‎у‏ ‎нас‏ ‎хоть ‎жопой‏ ‎жри..

- Но-но! ‎–‏ ‎выкрикнули ‎сразу‏ ‎несколько‏ ‎женщин ‎с‏ ‎разноцветными ‎волосами. ‎

- И ‎тут ‎нам‏ ‎наши ‎хэдхантеры‏ ‎предложили‏ ‎эксклюзив ‎– ‎чернокожего‏ ‎инвалида-колясочника ‎с‏ ‎синдромом ‎Дауна. ‎Кто ‎ж‏ ‎от‏ ‎такого ‎откажется?‏ ‎

- И? ‎

- И‏ ‎мы ‎стали ‎искать ‎куда ‎его‏ ‎пристроить.‏ ‎

- И ‎оказалось,‏ ‎что ‎некуда?‏ ‎

- Почти. ‎Гея, ‎как ‎понимаете ‎нельзя,‏ ‎лесбух‏ ‎–‏ ‎тоже, ‎я‏ ‎карлик, ‎я‏ ‎заколдованный. ‎Оставалось‏ ‎только‏ ‎место ‎монтажера.‏ ‎

- Он ‎у ‎вас ‎был ‎единственный‏ ‎здоровый ‎белый‏ ‎натурал.‏ ‎

- Именно. ‎В ‎общем‏ ‎мы ‎укомплектовали‏ ‎новую ‎команду, ‎сделали ‎съемку‏ ‎на‏ ‎календарь, ‎разослали‏ ‎по ‎попечителям‏ ‎и ‎спонсорам. ‎Все ‎были ‎в‏ ‎восторге.‏ ‎

- И? ‎

- А‏ ‎потом ‎начались‏ ‎волнения ‎одновременно ‎в ‎Грузии ‎и‏ ‎во‏ ‎Франции.‏ ‎

 - Так. ‎

- Ну,‏ ‎тут ‎дураку‏ ‎понятно, ‎что‏ ‎в‏ ‎одном ‎случае‏ ‎это ‎свободолюбивый ‎народ ‎протестует ‎против‏ ‎драконовских ‎законов‏ ‎попирающих‏ ‎демократию, ‎а ‎в‏ ‎другом ‎–‏ ‎путинские ‎наймиты, ‎вандалы ‎и‏ ‎преступники.‏ ‎

- Естественно. ‎

- И‏ ‎вот ‎он,‏ ‎- ‎карлик ‎показал ‎пальцем ‎на‏ ‎молодого‏ ‎человека ‎в‏ ‎кремовой ‎рубашке,‏ ‎- ‎записал ‎два ‎репортажа ‎–‏ ‎один‏ ‎из‏ ‎Грузии, ‎второй‏ ‎из ‎Франции.‏ ‎Все ‎сделал‏ ‎честь‏ ‎по ‎чести,‏ ‎как ‎положено, ‎профессионально, ‎без ‎какой-либо‏ ‎методички. ‎

- На‏ ‎память?‏ ‎– ‎уточнил ‎я.

- На‏ ‎нюх! ‎–‏ ‎карлик ‎гордо ‎ткнул ‎пальцем‏ ‎вверх.‏ ‎– ‎А‏ ‎потом ‎оба‏ ‎эти ‎репортажа ‎вышли ‎с ‎перепутанными‏ ‎титрами‏ ‎и ‎озвучкой!‏ ‎

- Какой ‎ужас,‏ ‎- ‎посочувствовал ‎я. ‎

- Именно, ‎-‏ ‎карлик‏ ‎кивнул,‏ ‎- ‎Спонсоры‏ ‎в ‎обмороке,‏ ‎попечители ‎в‏ ‎депрессии.‏ ‎Куратор ‎из‏ ‎ЦРУ ‎как ‎увидел, ‎что ‎мы‏ ‎натворили ‎-‏ ‎сначала‏ ‎хотел ‎с ‎Филимоном‏ ‎уединиться. ‎Он‏ ‎все ‎равно ‎гей. ‎А‏ ‎потом‏ ‎подумал ‎и‏ ‎уединился ‎со‏ ‎всеми. ‎По ‎очереди. ‎

- Дальше.. ‎

- А‏ ‎что‏ ‎дальше? ‎Дальше‏ ‎мы ‎стали‏ ‎бегать, ‎кто ‎как ‎мог, ‎конечно,‏ ‎искать‏ ‎где‏ ‎накладка ‎произошла.‏ ‎И ‎нашли‏ ‎вот ‎это,‏ ‎-‏ ‎карлик ‎показал‏ ‎на ‎ковыряющегося ‎в ‎носу ‎колясочника,‏ ‎- ‎чудо.‏ ‎

«Чудо»‏ ‎как ‎раз ‎снова‏ ‎улыбалось, ‎глядя‏ ‎на ‎добытое ‎из ‎носа.‏ ‎

- Ну,‏ ‎он ‎же‏ ‎не ‎может‏ ‎работать ‎в ‎монтажной. ‎Тем ‎более‏ ‎один!‏ ‎

- И ‎вы‏ ‎решили ‎вернуть‏ ‎уволенного? ‎Так? ‎

- Да. ‎

- Но ‎не‏ ‎можете,‏ ‎потому‏ ‎что ‎он‏ ‎не ‎желает‏ ‎признавать ‎себя‏ ‎геем,‏ ‎педофилом, ‎некрофилом‏ ‎и ‎так ‎далее? ‎

- Да! ‎Скрывается.‏ ‎Выведите ‎его‏ ‎на‏ ‎чистую ‎воду. ‎Пожалуйста.‏ ‎Помогите. ‎Выведите‏ ‎его ‎на ‎чистую ‎воду!‏ ‎

Я‏ ‎кивнул. ‎

— Это‏ ‎можно. ‎У‏ ‎этого ‎человека ‎действительно ‎есть ‎секрет.‏ ‎

На‏ ‎той ‎стороне‏ ‎монитора ‎затихли.‏ ‎

- У ‎него ‎трое ‎детей. ‎Из‏ ‎них‏ ‎двое‏ ‎учатся ‎в‏ ‎престижных ‎американских‏ ‎колледжах. ‎Есть‏ ‎еще‏ ‎внебрачный ‎ребенок‏ ‎от ‎любовницы. ‎Но ‎то, ‎что‏ ‎он ‎–‏ ‎закоренелый‏ ‎гетеросексуал ‎– ‎это‏ ‎ерунда. ‎Главное‏ ‎в ‎другом. ‎

Мужчина ‎посмотрел‏ ‎на‏ ‎меня ‎с‏ ‎другой ‎стороны‏ ‎экрана. ‎

- Его ‎секрет ‎в ‎том,‏ ‎что‏ ‎он ‎абсолютно‏ ‎не ‎верит‏ ‎ни ‎во ‎что ‎из ‎того‏ ‎чем‏ ‎вы‏ ‎занимаетесь. ‎Он‏ ‎не ‎верит‏ ‎в ‎разнообразие,‏ ‎в‏ ‎инклюзивность ‎и‏ ‎более ‎того ‎– ‎он ‎не‏ ‎верит ‎в‏ ‎то,‏ ‎что ‎демонстранты ‎во‏ ‎рации ‎наняты‏ ‎Кремлем, ‎а ‎в ‎Грузии‏ ‎–‏ ‎борются ‎за‏ ‎свободу. ‎Он‏ ‎полагает, ‎что ‎демонстранты ‎как ‎раз‏ ‎в‏ ‎Грузии ‎–‏ ‎наняты ‎Западом,‏ ‎а ‎во ‎Франции ‎бузят ‎от‏ ‎души.‏ ‎

- Но‏ ‎как ‎же‏ ‎он ‎у‏ ‎нас ‎работал?‏ ‎

- Ради‏ ‎денег. ‎Он‏ ‎профессионал. ‎

- И ‎все? ‎

Я ‎вздохнул.‏ ‎Надо ‎было‏ ‎решаться.‏ ‎

- Ради ‎денег ‎из‏ ‎Кремля ‎разумеется.‏ ‎Он ‎– ‎шпион. ‎

На‏ ‎этом‏ ‎месте ‎я‏ ‎выключил ‎связь,‏ ‎потому ‎что ‎не ‎люблю ‎врать‏ ‎даже‏ ‎противнику. ‎

Но‏ ‎и ‎вернуть‏ ‎на ‎враждебное ‎рабочее ‎место ‎хорошего‏ ‎циничного‏ ‎профессионала‏ ‎было ‎бы‏ ‎неправильно. ‎

Впрочем,‏ ‎я ‎полагаю,‏ ‎что‏ ‎зародившийся ‎в‏ ‎этой ‎организации ‎заговор ‎«отличников» ‎–‏ ‎доделает ‎все‏ ‎сам.‏ ‎

«Отличники» ‎- ‎это‏ ‎такой ‎сорт‏ ‎людей, ‎которым ‎так ‎важно‏ ‎получать‏ ‎хорошие ‎оценки,‏ ‎что ‎зачастую‏ ‎они ‎бояться ‎даже ‎посмотреть ‎за‏ ‎что‏ ‎они ‎их‏ ‎получают. ‎Они‏ ‎настолько ‎дисциплинированы, ‎что ‎умеют ‎на‏ ‎«отлично»‏ ‎даже‏ ‎думать. ‎Они‏ ‎не ‎только‏ ‎в ‎состоянии‏ ‎идеально‏ ‎завязать ‎знакомства‏ ‎и ‎галстук ‎или ‎отгладить ‎себе‏ ‎брюки ‎и‏ ‎резюме,‏ ‎но ‎и ‎завязать‏ ‎себе ‎самим‏ ‎извилины ‎и ‎отгладить ‎убеждения.‏   ‎

Они‏ ‎всегда ‎на‏ ‎первой ‎парте.‏ ‎

Перед ‎ними ‎всегда ‎некто ‎оценивающий,‏ ‎позади‏ ‎них ‎–‏ ‎костры ‎инквизиции,‏ ‎концлагеря ‎с ‎печами, ‎Гуантанамо, ‎ГУЛАГи.‏ ‎

Они‏ ‎никогда‏ ‎не ‎бывают‏ ‎лидерами. ‎Никто‏ ‎из ‎них‏ ‎не‏ ‎превращается ‎в‏ ‎Гитлера ‎или ‎в ‎Торквемаду, ‎протопопа‏ ‎Аввакума ‎или‏ ‎Яна‏ ‎Гуса.  ‎

Потому ‎что‏ ‎они ‎не‏ ‎нарушают ‎правил. ‎Они ‎лишь‏ ‎тщательно‏ ‎следуют ‎им.‏ ‎

Иногда ‎после‏ ‎таких ‎остаются ‎за ‎спиной ‎руины‏ ‎стран‏ ‎и ‎дымящиеся‏ ‎крематории. ‎

А‏ ‎иногда, ‎если ‎рядом ‎с ‎ними‏ ‎не‏ ‎оказывается‏ ‎достаточное ‎количество‏ ‎просто ‎равнодушных‏ ‎профессионалов, ‎дымящиеся‏ ‎руины‏ ‎организаций, ‎которые‏ ‎должны ‎были ‎рушить ‎страны ‎и‏ ‎строить ‎крематории.‏ ‎

Именно‏ ‎этим ‎и ‎надо‏ ‎пользоваться, ‎чтобы‏ ‎выжить ‎в ‎соседстве ‎с‏ ‎ними.‏ ‎


Читать: 10+ мин
logo Хроники кафедры антиконспирологической конспирологии

Визит олигофренча

Доступно подписчикам уровня
«Слушатель»
Подписаться за 100₽ в месяц

Обновления проекта

Статистика

13 подписчиков

Фильтры

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048