logo
0
читателей
0 ₽
всего собрано
Вне жанра  Рассказы и истории для тех, кто любит читать
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Статистика Обновления проекта Контакты Поделиться Метки
Все проекты
О проекте
Меня зовут Кирилл Деречин. 10 лет занимаюсь тем, что пишу статьи на заказ. Но всегда хотел писать для души. Увы, такое хобби не оплачивается. Быть может, на этом ресурсе найдутся те, кто оценит моё творчество.
Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Единоразовый платёж

Единоразовая поддержка автора

Помочь проекту
Читатель 555₽ месяц

Доступ ко всем новым публикациям по цене завтрака в придорожном кафе

Оформить подписку
Ценитель 1 200₽ месяц

Доступ к публикациям Общение в Telegram

Оформить подписку
Меценат 25 000₽ месяц

Бескорыстная помощь литературному проекту

Оформить подписку
Фильтры
Статистика
0 ₽ всего собрано
Обновления проекта
Контакты
Поделиться
Читать: 7+ мин
logo Вне жанра

На какой станции выйти?

— Я ‎ещё‏ ‎никогда ‎не ‎слышал ‎подобного ‎бреда!

— Замолчи‏ ‎и ‎послушай‏ ‎меня!‏ ‎Сначала ‎мне ‎тоже‏ ‎не ‎верилось.‏ ‎Но ‎сейчас ‎я ‎богат.

— Ты‏ ‎предлагаешь‏ ‎отдать ‎пять‏ ‎лет ‎своей‏ ‎жизни, ‎а ‎взамен ‎получить ‎непонятный‏ ‎билет?

— Он‏ ‎уникален, ‎таких‏ ‎больше ‎нет‏ ‎и ‎не ‎будет. ‎С ‎этим‏ ‎билетом‏ ‎ты‏ ‎попадёшь ‎на‏ ‎поезд, ‎где‏ ‎сбываются ‎любые‏ ‎мечты.


Любопытство‏ ‎привело ‎меня‏ ‎на ‎вокзал. ‎Там ‎стоял ‎поезд‏ ‎со ‎старыми,‏ ‎как‏ ‎само ‎время, ‎вагонами.‏ ‎Я ‎зашёл‏ ‎внутрь, ‎где ‎услышал ‎голос‏ ‎диспетчера:‏ ‎«Следующая ‎остановка‏ ‎– ‎станция‏ ‎Здоровье».

Поезд ‎тронулся, ‎но ‎стука ‎колёс‏ ‎не‏ ‎было ‎слышно.‏ ‎Спустя ‎две‏ ‎минуты ‎громкоговоритель ‎меня ‎вырвал ‎из‏ ‎транса:‏ ‎«Остановка‏ ‎Здоровье. ‎Следующая‏ ‎станция ‎–‏ ‎Богатство». ‎Двери‏ ‎распахнулись,‏ ‎показав ‎невероятную‏ ‎картину: ‎старики ‎играли ‎в ‎футбол‏ ‎и ‎прыгали‏ ‎как‏ ‎дети. ‎Они ‎не‏ ‎знали, ‎что‏ ‎такое ‎болезнь. ‎НЕВЕРОЯТНО! ‎Это‏ ‎и‏ ‎правда ‎работает?‏ ‎Здоровье ‎–‏ ‎это ‎хорошо, ‎но ‎за ‎деньги‏ ‎я‏ ‎и ‎так‏ ‎смогу ‎лечиться‏ ‎у ‎лучших ‎врачей. ‎Выйду ‎на‏ ‎следующей.

Опять‏ ‎тронулись,‏ ‎опять ‎остановились,‏ ‎опять ‎голос‏ ‎диспетчера: ‎«Остановка‏ ‎Богатство.‏ ‎Следующая ‎станция‏ ‎– ‎Удача». ‎Я ‎выглянул ‎в‏ ‎двери ‎и‏ ‎увидел‏ ‎богатых ‎людей, ‎утопающих‏ ‎в ‎роскоши.‏ ‎Но ‎зачем ‎мне ‎деньги‏ ‎сейчас,‏ ‎если ‎с‏ ‎удачей ‎можно‏ ‎победить ‎в ‎любой ‎лотерее? ‎Я‏ ‎еду‏ ‎дальше.

Поезд ‎продолжил‏ ‎свой ‎путь‏ ‎и ‎вскоре ‎опять ‎прозвучало: ‎«Остановка‏ ‎Удача.‏ ‎Следующая‏ ‎станция ‎–‏ ‎Власть». ‎Здесь‏ ‎было ‎много‏ ‎счастливых‏ ‎людей, ‎но‏ ‎я ‎уже ‎на ‎них ‎не‏ ‎смотрел. ‎В‏ ‎голове‏ ‎были ‎мысли ‎о‏ ‎следующей ‎станции‏ ‎– ‎Власть! ‎Это ‎ведь‏ ‎лучше‏ ‎здоровья, ‎удачи‏ ‎и ‎денег.

Двери‏ ‎закрылись ‎и ‎поезд ‎двинулся ‎с‏ ‎места.‏ ‎Тишину ‎нарушил‏ ‎диспетчер: ‎«Остановка‏ ‎Власть. ‎Следующая ‎станция ‎– ‎Главная».‏ ‎Через‏ ‎открытые‏ ‎двери ‎я‏ ‎увидел ‎то,‏ ‎о ‎чём‏ ‎можно‏ ‎только ‎мечтать.‏ ‎Но ‎что ‎же ‎там ‎дальше?‏ ‎Главная ‎станция,‏ ‎наверное,‏ ‎самая ‎лучшая.

И ‎вот‏ ‎поезд ‎движется‏ ‎снова. ‎Когда ‎состав ‎остановился,‏ ‎диспетчер‏ ‎сказал: ‎«Остановка‏ ‎Главная. ‎Конечная‏ ‎кругового ‎маршрута».

С ‎вагона ‎меня ‎вытолкнуло‏ ‎невиданной‏ ‎силой. ‎Было‏ ‎страшно, ‎потому‏ ‎что ‎я ‎уже ‎видел ‎эту‏ ‎платформу.‏ ‎Попытался‏ ‎запрыгнуть ‎назад,‏ ‎но ‎двери‏ ‎были ‎закрыты.‏ ‎Я‏ ‎снова ‎был‏ ‎там, ‎откуда ‎начал ‎свой ‎путь.‏ ‎Но ‎уже‏ ‎без‏ ‎билета ‎и ‎права‏ ‎на ‎вторую‏ ‎попытку.

Поезд ‎уехал ‎и ‎больше‏ ‎никогда‏ ‎не ‎возвращался.‏ ‎А ‎я‏ ‎чувствовал ‎себя ‎так, ‎будто ‎постарел‏ ‎на‏ ‎пять ‎лет…

На какой станции вышли бы вы?
Читать: 23+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

"Затмение". Рассказ. Полный текст.

Доступно подписчикам уровня
«1 уровень»
Подписаться за 100₽ в месяц

Читать: 1+ мин
logo «ПРОЕКТ МГНОВЕНИЕ»

Книга «ПРОЕКТ МГНОВЕНИЕ»

Вот ‎и‏ ‎подошел ‎к ‎концу ‎очередной ‎день‏ ‎моей ‎уже‏ ‎не‏ ‎молодой ‎жизни. ‎День‏ ‎ни ‎чем‏ ‎не ‎примечательный, ‎впрочем ‎как‏ ‎и‏ ‎все ‎предыдущие‏ ‎дни. ‎Я‏ ‎по ‎прежнему ‎продолжаю ‎ходить ‎на‏ ‎свою‏ ‎работу, ‎но‏ ‎уже ‎в‏ ‎качестве ‎консультанта. ‎И ‎большую ‎часть‏ ‎времени,‏ ‎я‏ ‎просто ‎наблюдаю‏ ‎за ‎работой‏ ‎других. ‎А‏ ‎ведь‏ ‎все ‎могло‏ ‎сложится ‎совсем ‎иначе, ‎будь ‎я‏ ‎более ‎решительным‏ ‎и‏ ‎рассудительным. ‎Ведь ‎меня‏ ‎здесь ‎ни‏ ‎чего ‎не ‎держит! ‎А‏ ‎может‏ ‎и ‎впрямь‏ ‎решится ‎и‏ ‎вернутся?!

И ‎что ‎бы ‎ВАМ ‎читатель,‏ ‎было‏ ‎понятно ‎о‏ ‎чем ‎я‏ ‎теперь ‎жалею, ‎я ‎постараюсь ‎рассказать‏ ‎свою‏ ‎историю‏ ‎подробно.

Читать: 13+ мин
К
logo
Книга "Начало и конец"

"Эксперименты!" (с) Пушной

Собственно, ‎название‏ ‎поста ‎отражает ‎его ‎суть ‎-‏ ‎я ‎решил‏ ‎попробовать,‏ ‎влезет ‎ли ‎большой‏ ‎текст ‎вообще‏ ‎в ‎сам ‎пост, ‎ну‏ ‎и‏ ‎возможно ‎кому-то‏ ‎будет ‎интереснее‏ ‎читать ‎книгу ‎в ‎самом ‎посте?‏ ‎Чёрт‏ ‎его ‎знает,‏ ‎но ‎попробуем.‏ ‎

В ‎любом ‎случае ‎книга ‎обновлена‏ ‎до‏ ‎140‏ ‎страниц ‎и‏ ‎файлы ‎приложены,‏ ‎приятного ‎чтения,‏ ‎дамы‏ ‎и ‎господа!


Глава‏ ‎1 ‎– ‎Тени ‎не ‎живут‏ ‎без ‎света.

Шумный‏ ‎некогда‏ ‎город ‎молчал, ‎застыв‏ ‎в ‎темноте,‏ ‎словно ‎скованный ‎непомерным ‎грузом‏ ‎страха‏ ‎и ‎усталости.‏ ‎Он ‎много‏ ‎видел ‎— ‎но ‎сейчас ‎он‏ ‎и‏ ‎люди, ‎живущие‏ ‎в ‎нём,‏ ‎переживали ‎не ‎лучшие ‎времена; ‎слишком‏ ‎много‏ ‎случилось‏ ‎для ‎тех,‏ ‎кто ‎каждый‏ ‎день ‎просыпался‏ ‎здесь,‏ ‎неважно, ‎где‏ ‎— ‎в ‎трущобах ‎бедного ‎квартала,‏ ‎огороженных ‎сейчас‏ ‎наспех‏ ‎воздвигнутым ‎частоколом, ‎или‏ ‎в ‎просторных‏ ‎домах ‎Верхнего ‎района, ‎построенных‏ ‎за‏ ‎большие ‎деньги‏ ‎в ‎период‏ ‎его ‎расцвета. ‎Тогда ‎его ‎название‏ ‎было‏ ‎у ‎всех‏ ‎на ‎слуху‏ ‎-  ‎ведь ‎в ‎нём ‎родился‏ ‎ребенок‏ ‎с‏ ‎меткой ‎древнего‏ ‎бога, ‎имя‏ ‎которого ‎пропало‏ ‎в‏ ‎веках, ‎но‏ ‎сам ‎он ‎все ‎еще ‎почитался,‏ ‎и ‎храмы‏ ‎его‏ ‎стояли ‎по ‎всей‏ ‎стране. ‎К‏ ‎сожалению, ‎ребенок ‎исчез, ‎и‏ ‎никто‏ ‎не ‎знает,‏ ‎что ‎с‏ ‎ним ‎случилось. ‎Тогда ‎же ‎примерно‏ ‎город‏ ‎столкнулся ‎с‏ ‎катаклизмом, ‎унёсшим‏ ‎немало ‎жизней, ‎но ‎при ‎этом‏ ‎озолотившим‏ ‎многих‏ ‎его ‎жителей‏ ‎и ‎сам‏ ‎город.

 Алкена ‎—‏ ‎его‏ ‎имя, ‎старого‏ ‎города, ‎которому ‎дали ‎прозвище ‎Серебряный.

На‏ ‎крыше ‎одного‏ ‎из‏ ‎домов, ‎стоящего ‎в‏ ‎заброшенной ‎части‏ ‎города, ‎неслышно ‎открылся ‎люк.‏ ‎Человек‏ ‎ловко ‎выбрался‏ ‎из ‎него‏ ‎и ‎очутился ‎словно ‎в ‎другом‏ ‎мире‏ ‎— ‎из‏ ‎тихой ‎и‏ ‎мягкой ‎тени ‎чердака ‎с ‎огоньком‏ ‎свечи‏ ‎в‏ ‎уголке ‎он‏ ‎вдруг ‎вышел‏ ‎в ‎мир,‏ ‎наполненный‏ ‎чистейшим ‎светом‏ ‎луны, ‎заливающем ‎всё ‎вокруг. ‎Несколько‏ ‎долгих ‎секунд‏ ‎он‏ ‎пристально ‎вглядывался ‎в‏ ‎её ‎очертания,‏ ‎прежде ‎чем ‎свет ‎не‏ ‎укрыли‏ ‎собой ‎тучи.‏ ‎Больше ‎разрывов‏ ‎в ‎облаках ‎не ‎было, ‎и‏ ‎человек‏ ‎улыбнулся.

Натаниэль ‎шагал‏ ‎по ‎тёмным‏ ‎крышам, ‎следуя ‎по ‎пути, ‎где‏ ‎не‏ ‎пришлось‏ ‎бы ‎лишний‏ ‎раз ‎спускаться‏ ‎на ‎улицы:‏ ‎«Сейчас‏ ‎здесь ‎никто‏ ‎не ‎живет, ‎и ‎после ‎чумы‏ ‎люди ‎сюда‏ ‎боятся‏ ‎даже ‎заходить, ‎однако‏ ‎никогда ‎не‏ ‎знаешь, ‎кого ‎встретишь ‎на‏ ‎своем‏ ‎пути ‎ночью.‏ ‎Многие ‎считают,‏ ‎что ‎крысы ‎были ‎виновниками ‎ужасной‏ ‎болезни,‏ ‎начавшейся ‎в‏ ‎одном ‎из‏ ‎самых ‎старых ‎районов ‎города, ‎но‏ ‎это‏ ‎были‏ ‎точно ‎не‏ ‎они. ‎Я-то‏ ‎своими ‎глазами‏ ‎видел,‏ ‎в ‎каком‏ ‎ужасе ‎бежали ‎они ‎по ‎канализации‏ ‎из ‎своего‏ ‎излюбленного‏ ‎района ‎пропитания, ‎словно‏ ‎сама ‎костлявая‏ ‎шагала ‎за ‎ними ‎следом!»‏ ‎Кажется,‏ ‎некоторые ‎даже‏ ‎сбегали ‎в‏ ‎глубь ‎подземелий ‎под ‎городом, ‎хотя‏ ‎в‏ ‎обычное ‎время‏ ‎они ‎туда‏ ‎не ‎совались ‎— ‎еды ‎там‏ ‎нет,‏ ‎да‏ ‎и ‎странное‏ ‎чувство, ‎которое‏ ‎мы ‎с‏ ‎Фердинандом‏ ‎испытали, ‎когда,‏ ‎еще ‎будучи ‎мальчишками, ‎сунулись ‎туда‏ ‎— ‎просто‏ ‎ни‏ ‎с ‎чем ‎не‏ ‎сравнимо, ‎будто‏ ‎тьма ‎становится ‎плотной ‎и‏ ‎начинает‏ ‎вглядываться ‎в‏ ‎тебя. ‎Возможно,‏ ‎крысы ‎тоже ‎это ‎чувствовали, ‎поэтому‏ ‎и‏ ‎не ‎ходили‏ ‎туда. ‎Фердинанд‏ ‎связывал ‎внезапный ‎конец ‎чумы ‎со‏ ‎столь‏ ‎же‏ ‎внезапным ‎безумием‏ ‎двух ‎жрецов‏ ‎какого-то ‎старого‏ ‎божка,‏ ‎убивших ‎посреди‏ ‎главной ‎площади ‎какого-то ‎лавочника ‎и‏ ‎потом ‎сражавшихся‏ ‎до‏ ‎самой ‎смерти ‎со‏ ‎стражей, ‎прибывшей‏ ‎на ‎месте. ‎Удивительно, ‎но‏ ‎рассказывают,‏ ‎будто ‎их‏ ‎мастерство ‎боя‏ ‎было ‎непревзойденным, ‎человек ‎15 ‎они‏ ‎убили‏ ‎там, ‎поначалу‏ ‎повторяя ‎что-то‏ ‎на ‎странном ‎языке, ‎а ‎после‏ ‎вдруг‏ ‎облегченно‏ ‎вздохнули, ‎и‏ ‎с ‎безумными‏ ‎и ‎неожиданно‏ ‎счастливыми‏ ‎улыбками ‎пошли‏ ‎в ‎атаку, ‎совершенно ‎не ‎заботясь‏ ‎о ‎ранениях,‏ ‎но‏ ‎сражаясь ‎как ‎настоящие‏ ‎берсерки ‎с‏ ‎далеких ‎северных ‎островов. ‎После‏ ‎этой‏ ‎ужасной ‎и‏ ‎странной ‎битвы‏ ‎крысы ‎вернулись ‎на ‎свои ‎обычные‏ ‎места.

Спустя‏ ‎некоторое ‎время,‏ ‎как ‎обычно‏ ‎возвращаясь ‎после ‎удачного ‎дела ‎через‏ ‎канализацию,‏ ‎Натаниэль‏ ‎видел, ‎с‏ ‎какой ‎осторожностью‏ ‎они ‎обходят‏ ‎тела‏ ‎павших ‎от‏ ‎заразы ‎соплеменников, ‎однако ‎через ‎пару‏ ‎дней ‎крысы‏ ‎стали‏ ‎просто ‎сталкивать ‎трупы‏ ‎в ‎сточные‏ ‎воды, ‎видимо ‎уже ‎не‏ ‎боясь‏ ‎заразиться. ‎Тогда-то‏ ‎Нат ‎и‏ ‎решил ‎перебраться ‎в ‎заброшенный ‎район,‏ ‎на‏ ‎подходах ‎к‏ ‎которому ‎до‏ ‎сих ‎пор ‎стояла ‎стража ‎и‏ ‎наспех‏ ‎построенные‏ ‎стены ‎из‏ ‎досок ‎и‏ ‎баррикады. ‎Однако‏ ‎с‏ ‎тех ‎пор‏ ‎не ‎было ‎и ‎слуха ‎о‏ ‎новых ‎заболевших.

Когда‏ ‎чума‏ ‎только ‎началась, ‎Натаниэль‏ ‎просил ‎старого‏ ‎друга ‎покинуть ‎город ‎вместе,‏ ‎поскольку‏ ‎опасался, ‎что‏ ‎столь ‎опасное‏ ‎заболевание, ‎за ‎считанные ‎дни ‎сжигавшее‏ ‎любое‏ ‎живое ‎существо,‏ ‎найдет ‎лазейку‏ ‎и ‎вскоре ‎весь ‎город ‎превратится‏ ‎в‏ ‎одно‏ ‎огромное ‎кладбище‏ ‎без ‎надгробий.‏ ‎Однако ‎тот‏ ‎решительно‏ ‎отказался, ‎пошутив,‏ ‎что ‎кроме ‎него ‎некому ‎ухаживать‏ ‎«за ‎этой‏ ‎старой‏ ‎развалюхой», ‎в ‎которой‏ ‎он ‎жил‏ ‎теперь ‎и ‎которая, ‎судя‏ ‎по‏ ‎всему, ‎была‏ ‎еще ‎одной‏ ‎старой ‎часовенкой ‎в ‎среднем ‎квартале‏ ‎города.‏ ‎«Довольно ‎странно,‏ ‎- ‎думал‏ ‎Нат. ‎- ‎почему ‎вообще ‎так‏ ‎много‏ ‎храмов‏ ‎и ‎часовен‏ ‎в ‎этом‏ ‎городе? ‎Кто‏ ‎и‏ ‎зачем ‎их‏ ‎вообще ‎строил, ‎ведь ‎у ‎многих‏ ‎не ‎то,‏ ‎что‏ ‎крыши, ‎стен-то ‎уже‏ ‎почти ‎не‏ ‎осталось. ‎Однако ‎Фердинанд ‎решил‏ ‎поселиться‏ ‎в ‎одном‏ ‎из ‎уцелевших‏ ‎и ‎стал ‎наводить ‎там ‎порядок.‏ ‎Забавно,‏ ‎- ‎улыбнулся‏ ‎он, ‎-‏ ‎теперь ‎у ‎него ‎и ‎прихожане‏ ‎есть.‏ ‎Откуда‏ ‎они ‎взялись,‏ ‎если ‎храм‏ ‎уже ‎давно‏ ‎стоял‏ ‎заброшенным? ‎Загадка».‏ ‎Так ‎он ‎размышлял, ‎ступив ‎на‏ ‎край ‎крыши‏ ‎и‏ ‎разглядывая ‎улицы ‎внизу‏ ‎— ‎здесь‏ ‎ему ‎придётся ‎спуститься. ‎По‏ ‎каменной‏ ‎мостовой ‎прогромыхали‏ ‎сапоги ‎стражи,‏ ‎и ‎Нат ‎дал ‎им ‎время‏ ‎пройти‏ ‎мимо, ‎прежде‏ ‎чем ‎спускаться.

Едва‏ ‎только ‎ловкий ‎парнишка ‎решил ‎спрыгнуть‏ ‎на‏ ‎балкон‏ ‎под ‎ним,‏ ‎как ‎увидел‏ ‎тонкий ‎лучик‏ ‎света,‏ ‎бегущий ‎из‏ ‎щели ‎между ‎ставнями. ‎Беззвучно ‎спустившись,‏ ‎он ‎решил‏ ‎заглянуть‏ ‎внутрь ‎из ‎природного‏ ‎любопытства: ‎через‏ ‎щель ‎было ‎видно ‎двоих‏ ‎людей‏ ‎— ‎молодого‏ ‎человека ‎лет‏ ‎двадцати ‎и ‎мальчика, ‎вдвое ‎младше‏ ‎его‏ ‎навскидку. ‎Оба‏ ‎были ‎очень‏ ‎грязными, ‎но ‎в ‎руках ‎мальчишка‏ ‎сжимал‏ ‎странный‏ ‎кинжал ‎в‏ ‎ножнах ‎с‏ ‎костяной ‎рукоятью.‏ ‎«Подобные‏ ‎вещи ‎дорого‏ ‎стоят» ‎- ‎подумал ‎Нат. ‎Свеча‏ ‎на ‎столе‏ ‎давало‏ ‎ровное ‎пламя, ‎двое‏ ‎тихо ‎спорили‏ ‎о ‎чем-то, ‎в ‎оттенках‏ ‎их‏ ‎тихого ‎шепота‏ ‎звучало ‎отчаяние,‏ ‎упрямство ‎и ‎тревога:

- А ‎какие ‎у‏ ‎нас‏ ‎были ‎шансы?‏ ‎Мы ‎бы‏ ‎просто ‎умерли ‎там, ‎и ‎за‏ ‎что,‏ ‎за‏ ‎них?

- Да! ‎Они‏ ‎дали ‎нам‏ ‎кров ‎и‏ ‎еду,‏ ‎разве ‎этого‏ ‎мало?

- Ты ‎не ‎понимаешь. ‎- ‎вздохнул‏ ‎старший.- ‎Ты‏ ‎маленький,‏ ‎и ‎поэтому ‎ничего‏ ‎не ‎замечал.‏ ‎Я ‎же ‎работал ‎в‏ ‎уплату‏ ‎нашего ‎проживания‏ ‎не ‎покладая‏ ‎рук. ‎Хотя ‎дело ‎совсем ‎не‏ ‎в‏ ‎этом. ‎Я‏ ‎многое ‎слышал.

Они‏ ‎оба ‎замолчали, ‎думая ‎о ‎своем.‏ ‎Судя‏ ‎по‏ ‎виду, ‎оба‏ ‎они ‎были‏ ‎очень ‎уставшими.‏ ‎«Кто‏ ‎знает, ‎какие‏ ‎испытания ‎им ‎выпали» ‎- ‎подумал‏ ‎Нат. ‎Внезапно‏ ‎послышался‏ ‎тихий ‎шум ‎из‏ ‎той ‎части‏ ‎комнаты, ‎которую ‎он ‎не‏ ‎видел‏ ‎и ‎послышался‏ ‎тонкий ‎голосок.‏ ‎Оба ‎мальчишки, ‎теперь ‎наблюдатель ‎явственно‏ ‎видел,‏ ‎что ‎старшему‏ ‎было ‎лет‏ ‎пятнадцать ‎навскидку, ‎а ‎младшему ‎лет‏ ‎на‏ ‎пять‏ ‎меньше, ‎поднялись‏ ‎и ‎подошли‏ ‎к ‎обладателю‏ ‎тонкого‏ ‎голоса:

- Прости, ‎Лиз,‏ ‎мы ‎тебя ‎разбудили ‎своими ‎спорами,‏ ‎- ‎сказал‏ ‎старший,‏ ‎младший ‎же ‎молчал.‏ ‎- ‎Засыпай‏ ‎снова, ‎мы ‎сейчас ‎тоже‏ ‎ляжем.

- Нам‏ ‎что-то ‎угрожает?‏ ‎- ‎спросила‏ ‎девочка.

- Нет, ‎сейчас ‎мы ‎в ‎безопасности,‏ ‎хотя‏ ‎бы ‎на‏ ‎какое-то ‎время.‏ ‎Ты ‎можешь ‎спать ‎спокойно.

Натаниэль ‎понял,‏ ‎что‏ ‎пора‏ ‎идти ‎дальше‏ ‎и ‎оставить‏ ‎уставших ‎детей‏ ‎в‏ ‎покое, ‎да‏ ‎и ‎дело ‎не ‎ждало, ‎он‏ ‎давно ‎уже‏ ‎не‏ ‎выходил ‎на ‎промысел‏ ‎и ‎деньги‏ ‎заканчивались. ‎Если ‎подумать, ‎не‏ ‎так‏ ‎уж ‎сильно‏ ‎он ‎и‏ ‎ушел ‎от ‎этих ‎детей, ‎ведь‏ ‎он‏ ‎повидал ‎всего‏ ‎восемнадцать ‎студеных‏ ‎зим, ‎последняя ‎из ‎которых ‎недавно‏ ‎как‏ ‎раз‏ ‎прошла. ‎Тихо‏ ‎соскользнув ‎на‏ ‎тротуар ‎по‏ ‎трубе,‏ ‎он ‎широким‏ ‎шагом ‎направился ‎вглубь ‎города, ‎избегая‏ ‎ярких ‎фонарей‏ ‎и‏ ‎стражи.

Пройдя ‎по ‎канализационным‏ ‎туннелям, ‎чтобы‏ ‎попасть ‎в ‎огороженную ‎стеной‏ ‎часть‏ ‎города, ‎Нат‏ ‎чуть ‎не‏ ‎отдавил ‎пару ‎хвостов ‎деловитым ‎товаркам,‏ ‎снующим‏ ‎туда-сюда ‎по‏ ‎тоннелям. ‎И‏ ‎хотя ‎на ‎него ‎они ‎уже‏ ‎почти‏ ‎не‏ ‎обращали ‎внимания,‏ ‎но ‎злить‏ ‎их ‎лишний‏ ‎раз‏ ‎не ‎стоило,‏ ‎новые ‎сапоги ‎тоже ‎денег ‎стоят‏ ‎все-таки, ‎к‏ ‎тому‏ ‎же, ‎его ‎никогда‏ ‎не ‎покидало‏ ‎стойкое ‎чувство, ‎что ‎если‏ ‎быть‏ ‎неосторожным, ‎то‏ ‎можно ‎отделаться‏ ‎не ‎только ‎покусанными ‎сапогами.

Аккуратно ‎выбравшись‏ ‎на‏ ‎поверхность ‎в‏ ‎затененном ‎переулке,‏ ‎Натаниэль ‎наконец ‎направил ‎свои ‎шаги‏ ‎к‏ ‎цели‏ ‎— ‎небольшому‏ ‎двухэтажному ‎особнячку.‏ ‎Маленький ‎дворик‏ ‎был‏ ‎огорожен ‎высоким,‏ ‎метра ‎в ‎три, ‎каменным ‎забором.‏ ‎Информатор ‎говорил,‏ ‎что‏ ‎во ‎дворе ‎есть‏ ‎только ‎будка‏ ‎охранника ‎возле ‎металлических ‎ворот,‏ ‎да‏ ‎и ‎тот‏ ‎ночью ‎чаще‏ ‎спит, ‎чем ‎охраняет ‎вход, ‎однако‏ ‎Натаниэль‏ ‎прихватил ‎с‏ ‎собой ‎кусочки‏ ‎мяса, ‎вымоченные ‎в ‎маковом ‎соке,‏ ‎если‏ ‎вдруг‏ ‎во ‎дворе‏ ‎внезапно ‎окажется‏ ‎собака(не ‎то‏ ‎чтобы‏ ‎это ‎точно‏ ‎могло ‎спасти ‎несчастного ‎воришку ‎от‏ ‎хорошо ‎тренированных‏ ‎сторожевых‏ ‎собак, ‎но ‎в‏ ‎крайнем ‎случае‏ ‎могло ‎и ‎помочь ‎унести‏ ‎ноги).‏ ‎Осмотревшись ‎по‏ ‎сторонам, ‎Нат‏ ‎ухватился ‎за ‎так ‎удачно ‎расположенное‏ ‎декоративное‏ ‎окошко ‎в‏ ‎стене, ‎подтянулся‏ ‎и ‎оказался ‎на ‎гребне ‎забора.‏ ‎Замерев‏ ‎и‏ ‎прислушавшись ‎к‏ ‎звукам, ‎секундой‏ ‎позже ‎он‏ ‎соскользнул‏ ‎во ‎двор‏ ‎и ‎спрятался ‎за ‎раскидистой ‎яблоней.‏ ‎Охранник, ‎судя‏ ‎по‏ ‎мерному ‎храпу, ‎вовсе‏ ‎не ‎стремился‏ ‎останавливать ‎вторжение ‎в ‎частную‏ ‎собственность,‏ ‎так ‎что‏ ‎Натаниэль ‎смог‏ ‎подойти ‎и ‎легонько ‎стукнуть ‎его‏ ‎небольшой‏ ‎дубинкой, ‎специально‏ ‎обернутой ‎в‏ ‎тряпки ‎для ‎уменьшения ‎шума ‎удара,‏ ‎отправив‏ ‎сторожа‏ ‎в ‎еще‏ ‎более ‎глубокий‏ ‎сон ‎и‏ ‎прикрыв‏ ‎путь ‎отхода,‏ ‎если ‎что-то ‎пойдет ‎не ‎так.

В‏ ‎глубине ‎дворика‏ ‎тихо‏ ‎журчал ‎небольшой ‎фонтан,‏ ‎тучи ‎надежно‏ ‎укрывали ‎все ‎вокруг ‎мягкими‏ ‎тенями,‏ ‎колонны ‎балкона‏ ‎тихо ‎мерцали‏ ‎в ‎темноте ‎каким-то ‎внутренним ‎светом‏ ‎чистейшего‏ ‎мрамора, ‎обнимаемого‏ ‎лозами ‎винограда‏ ‎так, ‎как ‎возлюбленный ‎может ‎обнимать‏ ‎дорогую‏ ‎ему‏ ‎женщину. ‎Бугай-сторож‏ ‎начал ‎опять‏ ‎тихо ‎посапывать,‏ ‎так‏ ‎что ‎Натаниэль‏ ‎даже ‎почувствовал ‎некое ‎уважение ‎к‏ ‎природной ‎крепости‏ ‎его‏ ‎черепа ‎- ‎даже‏ ‎после ‎удара‏ ‎дубинкой ‎он, ‎похоже, ‎просто‏ ‎уснул‏ ‎крепче: ‎и‏ ‎вдруг ‎внезапно,‏ ‎находясь ‎в ‎не ‎самой ‎безопасной‏ ‎ситуации,‏ ‎Нат ‎вдруг‏ ‎почувствовал ‎странный‏ ‎прилив ‎спокойствия ‎— ‎ему ‎показалось,‏ ‎что‏ ‎сегодня‏ ‎все ‎пройдет‏ ‎гладко. ‎Встряхнув‏ ‎головой, ‎он‏ ‎улыбнулся‏ ‎и ‎подумал,‏ ‎что ‎не ‎время ‎расслабляться, ‎даже‏ ‎если ‎все‏ ‎идет‏ ‎пока ‎хорошо. ‎Но‏ ‎магия ‎маленького‏ ‎уютного ‎дворика ‎ему ‎понравилась,‏ ‎он‏ ‎даже ‎решил,‏ ‎что ‎возможно‏ ‎когда-нибудь ‎и ‎у ‎него ‎будет‏ ‎такой.‏ ‎Нат ‎пересек‏ ‎двор ‎и‏ ‎начал ‎карабкаться ‎по ‎колоннам ‎на‏ ‎балкон,‏ ‎перевалившись‏ ‎через ‎перила,‏ ‎он ‎зашел‏ ‎в ‎дом‏ ‎через‏ ‎приоткрытую ‎в‏ ‎летнее ‎время ‎дверь.

Первое, ‎что ‎бросилось‏ ‎ему ‎в‏ ‎глаза‏ ‎— ‎большое ‎блюдо‏ ‎из ‎серебра,‏ ‎тускло ‎мерцавшее ‎в ‎темноте‏ ‎на‏ ‎небольшом ‎столике‏ ‎посреди ‎гостиной,‏ ‎несмотря ‎на ‎то ‎что ‎плотные‏ ‎тучи‏ ‎поглощали ‎свет‏ ‎луны ‎и‏ ‎звёзд, ‎так ‎что ‎в ‎доме‏ ‎было‏ ‎очень‏ ‎темно, ‎даже‏ ‎для ‎привыкших‏ ‎к ‎темноте‏ ‎глазам.‏ ‎На ‎противоположной‏ ‎от ‎балкона ‎стене ‎висело ‎большое‏ ‎зеркало, ‎у‏ ‎левой‏ ‎стены ‎стоял ‎большой‏ ‎диван, ‎слева‏ ‎от ‎него ‎был ‎застекленный‏ ‎шкаф‏ ‎с ‎кучей‏ ‎всяких ‎предметов,‏ ‎судя ‎по ‎всему ‎сувенирами ‎из‏ ‎разных‏ ‎стран, ‎справа‏ ‎же ‎находились‏ ‎большие ‎«башенные» ‎часы, ‎мерно ‎тикающие‏ ‎в‏ ‎темноте‏ ‎и ‎пара‏ ‎картин. ‎Подобные‏ ‎часы ‎были‏ ‎большой‏ ‎редкость, ‎не‏ ‎каждый ‎богач ‎мог ‎себе ‎такие‏ ‎позволить ‎—‏ ‎значит,‏ ‎где-то ‎в ‎этом‏ ‎доме ‎есть‏ ‎хорошие ‎деньги. ‎И ‎чутье‏ ‎подсказывало‏ ‎вору, ‎что‏ ‎они ‎находятся‏ ‎не ‎в ‎этой ‎комнате. ‎Проходя‏ ‎мимо‏ ‎столика, ‎Нат‏ ‎прикоснулся ‎к‏ ‎серебряному ‎блюду ‎— ‎оно ‎было‏ ‎испещрено‏ ‎какими-то‏ ‎надписями ‎и‏ ‎было ‎довольно‏ ‎тяжелым. ‎Несомненно,‏ ‎это‏ ‎была ‎искусная‏ ‎работа, ‎и ‎Натаниэль ‎подумал, ‎что‏ ‎брать ‎его‏ ‎с‏ ‎собой ‎не ‎стоит‏ ‎— ‎слишком‏ ‎заметный ‎предмет, ‎но ‎в‏ ‎шутку‏ ‎решил ‎дать‏ ‎ему ‎какое-нибудь‏ ‎имя, ‎однако ‎на ‎ум ‎ничего‏ ‎не‏ ‎пришло, ‎так‏ ‎что ‎он‏ ‎решил ‎пока ‎оставить ‎эту ‎затею.

Из‏ ‎зала‏ ‎вело‏ ‎три ‎пути‏ ‎– ‎коридор,‏ ‎ведущий ‎слева‏ ‎направо,‏ ‎буквально ‎был‏ ‎частью ‎зала, ‎направо ‎он ‎уходил‏ ‎куда-то ‎вглубь‏ ‎дома,‏ ‎прямо ‎вела ‎дверь‏ ‎в ‎туалет,‏ ‎судя ‎по ‎приоткрытой ‎двери,‏ ‎а‏ ‎вот ‎слева‏ ‎слышалось ‎чье-то‏ ‎шумное ‎посапывание. ‎Натаниэль ‎двинулся ‎прямо‏ ‎к‏ ‎источнику ‎шума.‏ ‎

Немного ‎качнув‏ ‎почти ‎закрытую ‎дверь ‎в ‎комнату,‏ ‎молодой‏ ‎человек,‏ ‎осторожно ‎ставя‏ ‎ноги, ‎проник‏ ‎в ‎комнату.

Первое,‏ ‎на‏ ‎что ‎он‏ ‎обратил ‎внимание ‎– ‎прямо ‎слева‏ ‎от ‎двери‏ ‎стоял‏ ‎женский ‎туалетный ‎столик,‏ ‎судя ‎по‏ ‎небольшому ‎зеркалу ‎на ‎нём,‏ ‎дальше‏ ‎шло ‎окно‏ ‎на ‎половину‏ ‎стены, ‎у ‎дальней ‎стены ‎стоял‏ ‎большой‏ ‎платиновый ‎шкаф,‏ ‎справа ‎же‏ ‎находилась ‎большая ‎кровать ‎с ‎мирно‏ ‎спящей‏ ‎парочкой‏ ‎и ‎пара‏ ‎тумбочек ‎по‏ ‎обе ‎стороны.‏ ‎Натаниэль‏ ‎внимательно ‎вслушался‏ ‎в ‎звуки ‎дыхания ‎людей ‎–‏ ‎кажется, ‎будто‏ ‎сон‏ ‎их ‎не ‎был‏ ‎потревожен ‎его‏ ‎визитом, ‎так ‎что ‎он‏ ‎решил‏ ‎начать ‎обследование‏ ‎с ‎ближайшего‏ ‎к ‎нему ‎столика, ‎пахнувшего ‎женскими‏ ‎духами.‏ ‎Осторожно ‎нащупав‏ ‎стул ‎рядом,‏ ‎чтобы ‎ненароком ‎не ‎споткнуться ‎о‏ ‎него,‏ ‎он‏ ‎стал ‎обследовать‏ ‎ящики ‎стола,‏ ‎молясь ‎всем‏ ‎богам,‏ ‎чтобы ‎легкий‏ ‎шум ‎не ‎разбудил ‎владельцев ‎дома.‏ ‎Однако ‎же,‏ ‎ощупав‏ ‎руками ‎содержимое ‎всех‏ ‎отсеков, ‎он‏ ‎не ‎нашел ‎ничего ‎интересно‏ ‎и‏ ‎хотел ‎уже‏ ‎отойти ‎от‏ ‎столика ‎и ‎искать ‎дальше, ‎как‏ ‎вдруг‏ ‎у ‎него‏ ‎в ‎голове‏ ‎мелькнула ‎мысль, ‎что ‎высота ‎верхнего‏ ‎отсека‏ ‎и‏ ‎самого ‎столика‏ ‎не ‎совпадает‏ ‎– ‎щелкнул‏ ‎нащупанный‏ ‎пальцами ‎механизм‏ ‎и ‎человек ‎застыл, ‎вслушиваясь ‎в‏ ‎тишину ‎дома.

Тихо‏ ‎стучали‏ ‎часы ‎в ‎зале‏ ‎- ‎время‏ ‎словно ‎попало ‎в ‎паутину‏ ‎и‏ ‎начало ‎двигаться‏ ‎медленней: ‎вот‏ ‎человек ‎тянется ‎в ‎темноту ‎и‏ ‎нащупывает‏ ‎мешочек ‎с‏ ‎твердыми ‎кругляшками;‏ ‎вот ‎луч ‎Солнца, ‎отраженный ‎луной,‏ ‎прорезает‏ ‎тучи‏ ‎и ‎падает‏ ‎в ‎окно‏ ‎комнаты; ‎вот‏ ‎странная‏ ‎угловатая ‎тень‏ ‎в ‎зеркале ‎метнулась ‎к ‎человеку;‏ ‎вот ‎он‏ ‎бежит‏ ‎в ‎зал, ‎уже‏ ‎не ‎заботясь‏ ‎о ‎шуме ‎и ‎спотыкается‏ ‎о‏ ‎невысокий ‎столик.‏ ‎И ‎слышится‏ ‎визг, ‎разрезавший ‎тишину ‎улиц. ‎Уже‏ ‎позже,‏ ‎скатившись ‎по‏ ‎колоннам ‎во‏ ‎двор ‎и ‎буквально ‎перемахнув ‎через‏ ‎ворочавшегося‏ ‎охранника‏ ‎и ‎стену‏ ‎двора, ‎чудом‏ ‎избежав ‎стражи‏ ‎-‏ ‎во ‎мгле‏ ‎канализации ‎Натаниэль ‎понял, ‎что ‎в‏ ‎последний ‎момент‏ ‎закрылся‏ ‎серебряным ‎блюдом ‎от‏ ‎неминуемой ‎смерти‏ ‎и ‎после ‎этого ‎как‏ ‎раз‏ ‎и ‎раздался‏ ‎страшный ‎крик‏ ‎этой ‎твари, ‎чем ‎бы ‎она‏ ‎ни‏ ‎была. ‎Почувствовав‏ ‎тяжесть ‎в‏ ‎кармане, ‎Нат ‎осознал, ‎что ‎все‏ ‎же‏ ‎успел‏ ‎захватить ‎мешочек‏ ‎с ‎монетами.

Пробираясь‏ ‎по ‎старым‏ ‎переходам‏ ‎канализации ‎назад‏ ‎домой, ‎он ‎по ‎наитию ‎сжимал‏ ‎в ‎руке‏ ‎несколько‏ ‎серебряных ‎монет.

Небо ‎чуть‏ ‎посветлело, ‎когда‏ ‎человек ‎залез ‎на ‎знакомый‏ ‎балкон‏ ‎и ‎вгляделся‏ ‎в ‎щель‏ ‎– ‎судя ‎по ‎звукам, ‎трое‏ ‎людей‏ ‎мирно ‎спали‏ ‎внутри. ‎Он‏ ‎наклонился ‎и ‎что-то ‎просунул ‎под‏ ‎дверь.

Дойдя‏ ‎до‏ ‎знакомого ‎люка,‏ ‎Натаниэль ‎влез‏ ‎внутрь, ‎запер‏ ‎всё‏ ‎что ‎мог‏ ‎и ‎от ‎всех ‎переживаний ‎этой‏ ‎ночи ‎просто‏ ‎вырубился‏ ‎на ‎своей ‎кровати.

Нежно-розовый‏ ‎рассвет ‎осветил‏ ‎стены ‎города, ‎не ‎переживая‏ ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎именно ‎сегодня‏ ‎настал ‎конец ‎очередной ‎эпохи; ‎тонкими‏ ‎лучами‏ ‎он ‎пробрался‏ ‎к ‎окраинам‏ ‎и ‎блеснул ‎на ‎паре ‎золотых‏ ‎монет,‏ ‎оставленных‏ ‎под ‎дверью‏ ‎напуганным ‎и‏ ‎уставшим ‎вором.

Читать: 2+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

"Затмение". Рассказ. Пролог.

«Оставьте ‎безумие‏ ‎мое. ‎И ‎подайте ‎тех, ‎Кто‏ ‎отнял ‎мой‏ ‎ум»

«Тысяча‏ ‎и ‎одна ‎ночь»

I.

- Ну‏ ‎вот, ‎коллега,‏ ‎вроде ‎бы ‎общую ‎картину‏ ‎по‏ ‎пациентам ‎я‏ ‎Вам ‎обрисовал.‏ ‎Все ‎как ‎обычно, ‎биполярные ‎расстройства,‏ ‎шизофрения,‏ ‎психопатологии... ‎Единственный‏ ‎случай, ‎который‏ ‎вызывает ‎у ‎меня ‎некоторую ‎неуверенность‏ ‎в‏ ‎диагностике,‏ ‎это ‎случай‏ ‎Эльжбеты ‎Буковской.‏ ‎Очень ‎странный‏ ‎случай,‏ ‎доложу ‎я‏ ‎Вам...

Адам ‎Мельцаж, ‎профессор ‎Медицинского ‎Университета‏ ‎в ‎Познани‏ ‎и‏ ‎директор ‎психиатрической ‎клиники‏ ‎при ‎Университете,‏ ‎худой ‎и ‎высокий ‎старик‏ ‎с‏ ‎суровым ‎благородным‏ ‎лицом, ‎седовласый‏ ‎и ‎седоусый, ‎вводил ‎в ‎курс‏ ‎дела‏ ‎нового ‎сотрудника,‏ ‎Яна ‎Мошковского.‏ ‎Мошковский ‎только ‎что ‎закончил ‎аспирантуру‏ ‎и‏ ‎выбрал‏ ‎вакансию ‎врача-психиатра‏ ‎в ‎университетской‏ ‎клинике.

- В ‎чем‏ ‎же‏ ‎состоит ‎трудность‏ ‎постановки ‎диагноза ‎у ‎этой ‎пациентки,‏ ‎пан ‎профессор?‏ ‎-‏ ‎спросил ‎Ян.

- Видите ‎ли,‏ ‎в ‎своей‏ ‎многолетней ‎практике ‎я ‎никогда‏ ‎не‏ ‎встречал ‎ничего‏ ‎подобного. ‎Пани‏ ‎Эльжбета ‎однажды ‎увидела ‎в ‎Фейсбуке‏ ‎страницу‏ ‎одной ‎молодой‏ ‎художницы. ‎Эта‏ ‎художница ‎живет ‎в ‎Познани, ‎она‏ ‎эмигрантка‏ ‎из‏ ‎Грузии. ‎Зовут‏ ‎ее ‎Алиса‏ ‎Киндзмараули. ‎Так‏ ‎вот,‏ ‎Эльжбета ‎посмотрела‏ ‎всего ‎один ‎только ‎раз ‎страницу‏ ‎Киндзмараули ‎и‏ ‎никогда‏ ‎не ‎пыталась ‎встретиться‏ ‎с ‎ней.‏ ‎Но ‎с ‎тех ‎пор‏ ‎она‏ ‎решила, ‎что‏ ‎она ‎вовсе‏ ‎не ‎Эльжбета ‎Буковская, ‎а ‎Алиса‏ ‎Киндзмараули.‏ ‎Полное ‎отождествление‏ ‎с ‎другим‏ ‎человеком... ‎Ну ‎и ‎кроме ‎того,‏ ‎у‏ ‎пациентки‏ ‎явные ‎галлюцинации.‏ ‎Она ‎переживает‏ ‎какие-то ‎события‏ ‎и‏ ‎утверждает, ‎что‏ ‎все ‎это ‎с ‎ней ‎происходит‏ ‎именно ‎как‏ ‎с‏ ‎Алисой ‎Киндзмараули.

- Хм, ‎признаться‏ ‎я ‎не‏ ‎очень ‎осведомлен ‎в ‎том‏ ‎что‏ ‎касается ‎современной‏ ‎живописи, ‎поэтому‏ ‎вынужден ‎задать ‎Вам ‎вопрос, ‎пан‏ ‎профессор‏ ‎- ‎а‏ ‎что, ‎эта‏ ‎художница, ‎Киндзмараули, ‎очень ‎известна ‎или‏ ‎чем‏ ‎то‏ ‎выделяется ‎среди‏ ‎других?

- В ‎том‏ ‎то ‎и‏ ‎дело,‏ ‎что ‎нет.‏ ‎Почти ‎никому ‎неизвестная ‎в ‎нашем‏ ‎городе ‎студентка‏ ‎Художественного‏ ‎Университета, ‎с ‎довольно‏ ‎посредственными ‎работами,‏ ‎таких ‎десятки, ‎если ‎не‏ ‎сотни.‏ ‎В ‎общем,‏ ‎коллега, ‎я‏ ‎пока ‎не ‎смог ‎поставить ‎точный‏ ‎диагноз.‏ ‎Я ‎склоняюсь‏ ‎к ‎тому,‏ ‎что ‎это ‎– ‎шизофрения. ‎С‏ ‎другой‏ ‎стороны,‏ ‎есть ‎симптоматика,‏ ‎которая ‎не‏ ‎свойственна ‎шизофрении.‏ ‎Может‏ ‎быть, ‎это‏ ‎какой ‎то ‎новый, ‎неизвестный ‎медицинской‏ ‎науке ‎синдром?‏ ‎Моя‏ ‎занятость ‎преподавательской ‎деятельностью‏ ‎мешает ‎мне‏ ‎разобраться. ‎К ‎тому ‎же,‏ ‎пани‏ ‎Буковская ‎поступила‏ ‎к ‎нам‏ ‎недавно, ‎неделю ‎назад. ‎Я ‎рекомендую‏ ‎Вам,‏ ‎Ян, ‎внимательно‏ ‎изучить ‎ее‏ ‎случай ‎и ‎дать ‎свое ‎заключение.

........ Читать‏ ‎далее‏ ‎по‏ ‎подписке

Смотреть: 10+ мин
Н
logo
На развитие канала Decimation

ЧТО ПОЧИТАТЬ НА ХЭЛЛОУИН? | ПОДБОРКА ОСЕННЕЙ ПОЭЗИИ И ПРОЗЫ

Доступно подписчикам уровня
«Промо уровень»
Подписаться за 250₽ в месяц

На улице темно и сыро. А через месяц будет ещё темнее и гаже. Да ещё холод начнёт пронимать до костей. Мы снова будем с трудом продирать глаза, когда землю ещё окутывает мрак и возвращаться домой в темноте под ледяным дождём, который вместе с пронизывающим ветром будет бить прямо в лицо. Через месяц многие из нас со всей остротой осознают, что в прошлой жизни мы умерли без оружия в руках. Что будет дальше?

Читать: 19+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

«Четыре всадника Апокалипсиса». Рассказ. Полный текст.

Доступно подписчикам уровня
«1 уровень»
Подписаться за 100₽ в месяц

Начало в открытом доступе здесь https://sponsr.ru/shemetov/43150/CHetyre_vsadnika_Apokalipsisa_Rasskaz_CHast_I

Читать: 20+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

"Конец Киндзмараули". Рассказ.

Алиса ‎Киндзмараули‏ ‎проснулась ‎в ‎этот ‎день ‎раньше‏ ‎обычного, ‎в‏ ‎8‏ ‎утра. ‎Сегодня ‎ей‏ ‎предстояло ‎сделать‏ ‎важное, ‎наверное ‎важнейшее ‎дело‏ ‎в‏ ‎ее ‎жизни.‏ ‎Уже ‎рассвело.‏ ‎В ‎Неаполе, ‎где ‎на ‎улице‏ ‎Cisterna‏ ‎dell'Olio, ‎неподалеку‏ ‎от ‎площади‏ ‎Данте, ‎одиноко ‎жила ‎в ‎своей‏ ‎большой‏ ‎квартире‏ ‎76-летняя ‎женщина,‏ ‎рано ‎светает‏ ‎даже ‎в‏ ‎ноябре.‏ ‎А ‎сейчас‏ ‎был ‎ноябрь, ‎ноябрь ‎2077 ‎года.‏ ‎Киндзмараули ‎сказала‏ ‎несколько‏ ‎слов ‎по-польски ‎и‏ ‎квартирный ‎центр‏ ‎Искусственного ‎Интеллекта ‎послал ‎распоряжение‏ ‎кухонным‏ ‎автоматам, ‎чтобы‏ ‎они ‎приготовили‏ ‎завтрак ‎– ‎кофе ‎и ‎яичницу‏ ‎с‏ ‎бутербродом. ‎Пока‏ ‎еда ‎готовилась,‏ ‎Киндзмараули ‎сходила ‎в ‎уборную, ‎потом‏ ‎умыла‏ ‎лицо‏ ‎и ‎руки,‏ ‎почистила ‎зубы.‏ ‎Готовый ‎завтрак‏ ‎ждал‏ ‎ее ‎на‏ ‎кухне. ‎Она ‎выпила ‎кофе, ‎съела‏ ‎свою ‎яичницу‏ ‎с‏ ‎бутербродом ‎и ‎стала‏ ‎обдумывать ‎предстоящий‏ ‎день, ‎вспоминая, ‎не ‎забыла‏ ‎ли‏ ‎она ‎что-нибудь‏ ‎необходимое.

Важнейшее ‎дело,‏ ‎предстоявшее ‎в ‎этот ‎день ‎Алисе‏ ‎Киндзмараули‏ ‎состояло ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎она ‎должна ‎была ‎отправится ‎в‏ ‎Центр‏ ‎Консервации,‏ ‎где ‎ее‏ ‎сначала ‎введут‏ ‎в ‎состояние,‏ ‎схожее‏ ‎с ‎глубоким‏ ‎летаргическим ‎сном, ‎а ‎потом ‎ее‏ ‎тело ‎будет‏ ‎заморожено‏ ‎на ‎30 ‎лет.‏ ‎Несколько ‎лет‏ ‎назад ‎ученые, ‎изучая ‎маленького‏ ‎африканского‏ ‎грызуна ‎–‏ ‎голого ‎землекопа‏ ‎(Heterocephalus ‎glaber), ‎млекопитающее, ‎известное ‎своим‏ ‎фантастическим‏ ‎долгожительством, ‎нашли‏ ‎способ ‎продления‏ ‎жизни ‎до ‎300 ‎лет, ‎при‏ ‎этом‏ ‎омолаживая‏ ‎организм ‎и‏ ‎поддерживая ‎его‏ ‎в ‎постоянно‏ ‎молодом‏ ‎возрасте. ‎Но‏ ‎курс ‎инъекций ‎и ‎таблеток, ‎который‏ ‎приводил ‎к‏ ‎этому‏ ‎результату ‎стоил ‎таких‏ ‎больших ‎денег,‏ ‎что ‎был ‎доступен ‎только‏ ‎очень‏ ‎узкому ‎кругу‏ ‎людей. ‎По‏ ‎крайней ‎мере, ‎официально ‎говорилось, ‎что‏ ‎невозможно‏ ‎обеспечить ‎долголетием‏ ‎и ‎молодостью‏ ‎всех ‎сразу, ‎что ‎препарат ‎сможет‏ ‎стать‏ ‎массовым‏ ‎и ‎доступным‏ ‎не ‎раньше‏ ‎чем ‎через‏ ‎25-30‏ ‎лет. ‎Другие‏ ‎ученые ‎нашли ‎способ ‎консервации ‎людей‏ ‎на ‎любой‏ ‎срок‏ ‎и ‎оживления ‎их,‏ ‎когда ‎потребуется.‏ ‎Желающим ‎было ‎предложено ‎воспользоваться‏ ‎этим‏ ‎способом, ‎чтобы‏ ‎гарантированно ‎оживится‏ ‎в ‎то ‎время, ‎когда ‎препарат‏ ‎станет‏ ‎доступен ‎всем‏ ‎и ‎у‏ ‎всех ‎будет ‎возможность ‎жить ‎еще‏ ‎300‏ ‎лет‏ ‎молодыми ‎и‏ ‎здоровыми ‎людьми.‏ ‎И ‎желающих,‏ ‎особенно‏ ‎из ‎числа‏ ‎пожилых ‎людей, ‎появилось ‎очень ‎много.‏ ‎Так ‎много,‏ ‎что‏ ‎чтобы ‎попасть ‎в‏ ‎специально ‎созданные‏ ‎для ‎этого ‎Центры ‎Консервации‏ ‎надо‏ ‎было ‎заранее‏ ‎записываться ‎в‏ ‎очередь ‎и ‎некоторое ‎время ‎ожидать.

Со‏ ‎времен‏ ‎юности ‎Киндзмараули,‏ ‎мир ‎радикально‏ ‎изменился. ‎Исчезли ‎диктатуры ‎и ‎во‏ ‎всем‏ ‎мире‏ ‎воцарилась ‎“свобода‏ ‎и ‎демократия”.‏ ‎Государства ‎со‏ ‎всеми‏ ‎своими ‎атрибутами‏ ‎– ‎парламентами ‎и ‎правительствами, ‎еще‏ ‎существовали, ‎но‏ ‎это‏ ‎была ‎одна ‎лишь‏ ‎видимость, ‎наподобие‏ ‎существования ‎Западной ‎Римской ‎Империи‏ ‎при‏ ‎последнем ‎императоре‏ ‎Ромуле ‎Августуле.‏ ‎Все ‎важнейшие ‎решения, ‎касающиеся ‎всего‏ ‎мира,‏ ‎принимал ‎Высший‏ ‎Совет ‎Экспертов,‏ ‎составленный ‎из ‎людей, ‎которые ‎были‏ ‎рекомендованы‏ ‎наиболее‏ ‎богатыми ‎и‏ ‎влиятельными ‎мультитриллионерами.‏ ‎Мультитриллионеры ‎тоже‏ ‎имели‏ ‎свою ‎организацию,‏ ‎однако, ‎про ‎нее ‎почти ‎ничего‏ ‎не ‎было‏ ‎известно.‏ ‎Технология ‎достигла ‎невиданных‏ ‎высот. ‎Регулярно‏ ‎исчезали ‎профессии, ‎бывшие ‎прежде‏ ‎массовыми,‏ ‎людей ‎заменяли‏ ‎роботы ‎и‏ ‎искусственный ‎интеллект. ‎Воцарилось ‎процветание. ‎По‏ ‎крайней‏ ‎мере ‎в‏ ‎Европе, ‎Северной‏ ‎Америке, ‎Австралии, ‎а ‎также ‎в‏ ‎более‏ ‎менее‏ ‎узких ‎или‏ ‎широких ‎анклавах‏ ‎в ‎тех‏ ‎краях,‏ ‎где ‎раньше‏ ‎не ‎было ‎свободы ‎и ‎демократии‏ ‎– ‎воцарилось‏ ‎процветание.‏ ‎Но ‎путь ‎к‏ ‎этому ‎новому‏ ‎дивному ‎миру ‎был ‎не‏ ‎прост.‏ ‎Чтобы ‎обеспечить‏ ‎безопасность ‎была‏ ‎введена ‎система ‎“социального ‎рейтинга”. ‎Компьютерный‏ ‎искусственный‏ ‎интеллект ‎оценивал‏ ‎огромное ‎количество‏ ‎параметров ‎и ‎фактов ‎жизни ‎каждого‏ ‎человека.‏ ‎Штрафы‏ ‎за ‎неправильную‏ ‎парковку, ‎сомнительные‏ ‎интересы, ‎знакомства‏ ‎и‏ ‎высказывания ‎в‏ ‎соцсетях, ‎отклоняющееся ‎от ‎признанной ‎в‏ ‎свободном ‎и‏ ‎демократическом‏ ‎обществе ‎нормой ‎поведение,‏ ‎просрочка ‎выплаты‏ ‎процентов ‎по ‎кредитам ‎–‏ ‎любая‏ ‎информация, ‎которая‏ ‎в ‎режиме‏ ‎24 ‎на ‎7 ‎собиралась ‎цифровыми‏ ‎устройствами‏ ‎о ‎каждом‏ ‎человеке ‎и‏ ‎анализировалась ‎искусственным ‎интеллектом, ‎могла ‎понизить‏ ‎социальный‏ ‎рейтинг.‏ ‎О ‎каждом‏ ‎человеке ‎система‏ ‎искусственного ‎интеллекта‏ ‎знала‏ ‎абсолютно ‎все‏ ‎– ‎от ‎его ‎психологического ‎портрета‏ ‎до ‎мельчайших‏ ‎подробностей‏ ‎его ‎повседневной ‎жизни.‏ ‎Когда ‎составленный‏ ‎по ‎специальным ‎алгоритмам ‎социальный‏ ‎рейтинг‏ ‎понижался ‎до‏ ‎“красной ‎зоны”‏ ‎- ‎человек ‎становился ‎“социально ‎неблагонадежным”.‏ ‎Он‏ ‎не ‎мог‏ ‎больше ‎пользоваться‏ ‎любыми ‎цифровыми ‎устройствами, ‎то ‎есть‏ ‎был‏ ‎отсечен‏ ‎от ‎благ‏ ‎цивилизации ‎и,‏ ‎как ‎правило,‏ ‎терял‏ ‎работу. ‎Кроме‏ ‎того, ‎его ‎лишали ‎гарантированного ‎минимального‏ ‎пособия, ‎положенного‏ ‎всем‏ ‎добропорядочным ‎членам ‎общества.‏ ‎Общение ‎с‏ ‎“социально ‎неблагонадежным” ‎могло ‎понизить‏ ‎“социальный‏ ‎рейтинг” ‎и‏ ‎поэтому ‎все‏ ‎переставали ‎общаться ‎с ‎таким ‎человеком.‏ ‎Даже‏ ‎близкие ‎родственники,‏ ‎как ‎правило,‏ ‎прекращали ‎общаться. ‎“Социально ‎неблагонадежные” ‎как‏ ‎бы‏ ‎моментально‏ ‎исчезали ‎из‏ ‎пространства ‎социальной‏ ‎жизни, ‎да‏ ‎и‏ ‎в ‎конце‏ ‎концов ‎из ‎жизни ‎вообще. ‎Специально‏ ‎созданные ‎Центры‏ ‎Реабилитации‏ ‎Социально ‎Неблагонадежных ‎занимались‏ ‎этим ‎вопросом.‏ ‎Конечно, ‎поначалу ‎нашлись ‎люди,‏ ‎и‏ ‎в ‎немалом‏ ‎числе, ‎которые‏ ‎стали ‎возмущаться ‎и ‎протестовать, ‎говорить‏ ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎социальный ‎рейтинг‏ ‎противоречит ‎свободе ‎и ‎демократии. ‎Однако,‏ ‎медиа‏ ‎смогли‏ ‎убедить ‎большинство,‏ ‎что ‎данная‏ ‎мера ‎предпринимается‏ ‎исключительно‏ ‎в ‎целях‏ ‎безопасности, ‎ради ‎сохранения ‎свободы ‎и‏ ‎демократии ‎от‏ ‎врагов‏ ‎ее. ‎Большинство ‎согласилось‏ ‎с ‎этим,‏ ‎а ‎протестанты ‎сразу ‎же‏ ‎попали‏ ‎в ‎разряд‏ ‎“социально ‎неблагонадежных”.

Киндзмараули‏ ‎расположилась ‎в ‎кресле ‎и ‎сказала‏ ‎квартирному‏ ‎центру ‎искусственного‏ ‎интеллекта ‎включить‏ ‎огромный ‎стерео-дисплей ‎мультимедийного ‎компьютерного ‎аппарата.‏ ‎Она‏ ‎решила,‏ ‎что ‎перед‏ ‎своим ‎отсутствием‏ ‎на ‎многие‏ ‎годы‏ ‎необходимо ‎просмотреть‏ ‎информацию ‎в ‎компьютере ‎о ‎своей‏ ‎прошедшей ‎жизни,‏ ‎не‏ ‎осталось ‎ли ‎чего-нибудь‏ ‎такого, ‎что‏ ‎могло ‎бы ‎ее ‎скомпрометировать‏ ‎в‏ ‎будущем, ‎еще‏ ‎более ‎прогрессивном‏ ‎и ‎процветающем ‎мире. ‎Вот ‎на‏ ‎видео‏ ‎ей ‎18‏ ‎лет, ‎она,‏ ‎шутя, ‎влезает ‎в ‎окно ‎на‏ ‎первом‏ ‎этаже‏ ‎в ‎класс‏ ‎Лицея ‎в‏ ‎польском ‎городе‏ ‎Познань.‏ ‎Киндзмараули ‎родилась‏ ‎в ‎Грузии, ‎мать ‎умерла ‎рано,‏ ‎ее ‎отец,‏ ‎брат‏ ‎и ‎она ‎отправились‏ ‎в ‎Европу,‏ ‎как ‎говорится ‎- ‎“в‏ ‎поисках‏ ‎лучшей ‎жизни”.‏ ‎Поколесив ‎по‏ ‎разным ‎странам ‎Европы ‎семья ‎в‏ ‎итоге‏ ‎осела ‎в‏ ‎Польше. ‎Дочь‏ ‎написала ‎на ‎отца ‎заявление ‎в‏ ‎суд,‏ ‎что‏ ‎он ‎ее‏ ‎избивает ‎и‏ ‎отца ‎лишили‏ ‎родительских‏ ‎прав, ‎а‏ ‎ее ‎отправили ‎в ‎приют. ‎В‏ ‎этом ‎заведении‏ ‎она‏ ‎и ‎жила ‎до‏ ‎20 ‎лет,‏ ‎параллельно ‎учась ‎в ‎Лицее.‏ ‎А‏ ‎вот ‎фото-триптих‏ ‎из ‎фотографий‏ ‎под ‎статуей ‎улыбающегося ‎Исуса ‎Христа,‏ ‎где‏ ‎она ‎с‏ ‎Марком ‎Минимовичем,‏ ‎господином ‎старше ‎ее ‎на ‎30‏ ‎лет,‏ ‎граффитистом‏ ‎из ‎Познани.‏ ‎Он ‎решил‏ ‎много ‎ее‏ ‎проблем‏ ‎и ‎она‏ ‎была ‎благодарна ‎ему. ‎По ‎окончании‏ ‎Лицея ‎работать‏ ‎как‏ ‎все ‎другие ‎Киндзмараули‏ ‎не ‎хотела‏ ‎и ‎не ‎могла, ‎считая‏ ‎себя‏ ‎достойной ‎большего‏ ‎и ‎желая‏ ‎учится ‎в ‎Познанском ‎Университете ‎Искусств.‏ ‎Поэтому‏ ‎она ‎согласилась‏ ‎на ‎предложение‏ ‎Минимовича ‎снять ‎для ‎нее ‎квартиру‏ ‎и‏ ‎содержать‏ ‎ее. ‎Ее‏ ‎желание ‎“учится‏ ‎на ‎художника”‏ ‎и‏ ‎отвращение ‎к‏ ‎работе ‎были ‎так ‎велики, ‎что‏ ‎ее ‎не‏ ‎смутили‏ ‎такие ‎мелочи, ‎что‏ ‎пожилой ‎господин‏ ‎обладал ‎весьма ‎неприятной ‎наружностью‏ ‎и‏ ‎страдал ‎необоримым‏ ‎пристрастием ‎к‏ ‎алкоголю. ‎Но ‎еще ‎более ‎сильно‏ ‎она‏ ‎хотела ‎получить‏ ‎польское ‎гражданство,‏ ‎поэтому ‎в ‎конце ‎концов ‎и‏ ‎вышла‏ ‎замуж‏ ‎за ‎старика.‏ ‎Минимович ‎умер‏ ‎от ‎тяжелой‏ ‎болезни,‏ ‎когда ‎Киндзмараули‏ ‎было ‎уже ‎почти ‎30 ‎лет.‏ ‎А ‎вот‏ ‎на‏ ‎3Д ‎экране ‎копии‏ ‎заветных, ‎главных‏ ‎бумаг ‎– ‎паспорт ‎гражданки‏ ‎Польши‏ ‎и ‎диплом‏ ‎об ‎окончании‏ ‎Университета ‎Искусств ‎в ‎Познани. ‎Киндзмараули‏ ‎рисовала‏ ‎натюрморты ‎и‏ ‎автопортреты. ‎Как‏ ‎и ‎у ‎неудачливого ‎художника ‎из‏ ‎Вены,‏ ‎ставшего‏ ‎затем ‎политиком,‏ ‎на ‎ее‏ ‎картинах ‎отсутствовали‏ ‎люди,‏ ‎также ‎как,‏ ‎впрочем, ‎и ‎жизнь. ‎И ‎также‏ ‎как ‎за‏ ‎картины‏ ‎этого ‎венского ‎художника‏ ‎за ‎ее‏ ‎картины ‎давали ‎какие ‎то‏ ‎копейки.‏ ‎В ‎итоге‏ ‎она ‎стала‏ ‎рисовать ‎только ‎для ‎себя, ‎а‏ ‎потом‏ ‎совсем ‎оставила‏ ‎это ‎занятие.

Вот‏ ‎видео ‎с ‎Войцехом. ‎После ‎смерти‏ ‎мужа‏ ‎Киндзмараули‏ ‎некоторое ‎время‏ ‎жила ‎довольно‏ ‎скромно, ‎получая‏ ‎пособие‏ ‎и ‎проедая‏ ‎накопления. ‎Потом ‎получила ‎свою ‎долю‏ ‎в ‎наследстве‏ ‎отца‏ ‎– ‎владельца ‎огромной‏ ‎коллекции ‎картин‏ ‎и ‎других ‎артефактов. ‎Она‏ ‎наняла‏ ‎менеджера ‎–‏ ‎молодого ‎студента‏ ‎Познанского ‎Университета ‎Искусств ‎по ‎имени‏ ‎Войцех,‏ ‎чтобы ‎он‏ ‎устраивал ‎выставки‏ ‎с ‎ее ‎коллекцией. ‎Войцех ‎оказался‏ ‎способным‏ ‎предпринимателем,‏ ‎дело ‎пошло‏ ‎в ‎гору.‏ ‎разрослось ‎и‏ ‎Киндзмараули‏ ‎обогатилась. ‎Она‏ ‎добивалась ‎того, ‎чтобы ‎Войцех ‎стал‏ ‎ее ‎любовником‏ ‎и‏ ‎мужем, ‎однако ‎молодого‏ ‎человека ‎не‏ ‎привлекала ‎эта ‎женщина, ‎потерявшая‏ ‎фигуру‏ ‎и ‎выглядящая‏ ‎значительно ‎старше‏ ‎своих ‎лет. ‎Когда ‎Войцех ‎женился,‏ ‎она‏ ‎расторгла ‎контракт‏ ‎с ‎ним‏ ‎и ‎продала ‎коллекцию. ‎Киндзмараули ‎воспринимала‏ ‎жизнь‏ ‎как‏ ‎череду ‎“кадров”‏ ‎какого-то ‎фильма,‏ ‎кадров ‎хороших‏ ‎или‏ ‎плохих, ‎или‏ ‎“серых”, ‎в ‎зависимости ‎от ‎того,‏ ‎было ‎ли‏ ‎ей‏ ‎“хорошо” ‎или ‎нет.‏ ‎Люди ‎в‏ ‎ее ‎жизни ‎тоже ‎были‏ ‎“кадрами”.‏ ‎И ‎этот‏ ‎очередной ‎“кадр”‏ ‎в ‎ее ‎жизни ‎закончился. ‎Часть‏ ‎своего‏ ‎капитала ‎она‏ ‎положила ‎в‏ ‎банк ‎под ‎проценты, ‎часть ‎пустила‏ ‎в‏ ‎инвестиционные‏ ‎фонды ‎и‏ ‎брокерские ‎конторы‏ ‎и ‎стала‏ ‎жить‏ ‎в ‎достатке,‏ ‎не ‎работая, ‎как ‎рантье.

А ‎вот‏ ‎Агнешка, ‎дочь.‏ ‎Киндзмараули‏ ‎родила ‎ее ‎уже‏ ‎после ‎смерти‏ ‎мужа, ‎воспользовавшись ‎проверенным ‎врачами,‏ ‎здоровым‏ ‎биоматериалом ‎от‏ ‎неизвестного ‎мужчины.‏ ‎Мать ‎воспитывала ‎дочь ‎одна. ‎Еще‏ ‎в‏ ‎молодости ‎Киндзмараули‏ ‎прочитала ‎у‏ ‎популярного ‎психоаналитика ‎Ошмянского ‎что ‎родители‏ ‎со‏ ‎своими‏ ‎детьми ‎должны‏ ‎быть ‎как‏ ‎горы ‎–‏ ‎отстраненными,‏ ‎самодостаточными, ‎холодными,‏ ‎не ‎должны ‎давать ‎им ‎никаких‏ ‎своих ‎моральных‏ ‎ценностей‏ ‎и ‎взглядов. ‎Захочет‏ ‎ребенок ‎пойти‏ ‎в ‎горы, ‎обратиться ‎к‏ ‎родителям‏ ‎– ‎пусть‏ ‎будет ‎так,‏ ‎не ‎захочет ‎– ‎горам ‎от‏ ‎этого‏ ‎не ‎жарко‏ ‎и ‎не‏ ‎холодно. ‎Что ‎происходило ‎в ‎душе‏ ‎маленькой‏ ‎Агнешки‏ ‎от ‎такого‏ ‎воспитания ‎–‏ ‎сие ‎неведомо,‏ ‎но‏ ‎дочь ‎выросла‏ ‎в ‎точности ‎похожей ‎на ‎свою‏ ‎мать. ‎Сейчас‏ ‎она‏ ‎жила ‎в ‎Англии‏ ‎и ‎пыталась‏ ‎заниматься ‎творчеством ‎– ‎сочиняла‏ ‎цифровую‏ ‎музыку.

А ‎вот‏ ‎Александра ‎Зайковская,‏ ‎ее ‎подруга ‎со ‎времен ‎Лицея.‏ ‎Киндзмараули‏ ‎на ‎секунду‏ ‎задумалась, ‎потом‏ ‎удалила ‎все ‎фото ‎и ‎видео‏ ‎с‏ ‎ней.‏ ‎Дело ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎Зайковскую ‎почему‏ ‎то‏ ‎угораздило ‎попасть‏ ‎в ‎“красную ‎зону” ‎социального ‎рейтинга.‏ ‎Киндзмараули ‎понимала,‏ ‎что‏ ‎удаление ‎фото ‎и‏ ‎видео ‎с‏ ‎одной ‎стороны ‎бесполезно, ‎так‏ ‎как‏ ‎Искусственный ‎Интеллект‏ ‎уже ‎отметил‏ ‎их ‎наличие ‎и ‎сохранил ‎в‏ ‎памяти‏ ‎компьютерного ‎центра.‏ ‎Но ‎с‏ ‎другой ‎стороны, ‎факт ‎удаления ‎сомнительного‏ ‎материала‏ ‎мог‏ ‎положительно ‎сказаться‏ ‎на ‎социальном‏ ‎рейтинге.

Киндзмараули ‎встала‏ ‎и‏ ‎подошла ‎к‏ ‎окну. ‎Узкая ‎улица ‎Cisterna ‎dell'Olio‏ ‎была ‎безлюдна.‏ ‎Пожилая‏ ‎женщина ‎поселилась ‎на‏ ‎этой ‎улице,‏ ‎именно ‎потому, ‎что ‎она‏ ‎была‏ ‎тихая ‎и‏ ‎безлюдная. ‎Киндзмараули‏ ‎переехала ‎в ‎Италию ‎из ‎Польши‏ ‎15‏ ‎лет ‎назад.‏ ‎Она ‎родилась‏ ‎в ‎южной ‎стране, ‎любила ‎тепло‏ ‎и‏ ‎поэтому‏ ‎свои ‎старые‏ ‎годы ‎решила‏ ‎провести ‎здесь,‏ ‎в‏ ‎Италии. ‎Свой‏ ‎родной ‎грузинский ‎язык ‎она ‎давно‏ ‎позабыла, ‎как‏ ‎и‏ ‎русский, ‎которым ‎в‏ ‎молодости ‎владела‏ ‎в ‎совершенстве, ‎и ‎другие‏ ‎языки,‏ ‎которые ‎она‏ ‎знала, ‎но‏ ‎которые ‎ей ‎были ‎не ‎нужны.‏ ‎Она‏ ‎думала ‎и‏ ‎видела ‎сны‏ ‎либо ‎на ‎польском, ‎либо ‎на‏ ‎итальянском.

Киндзмараули‏ ‎сделала‏ ‎несколько ‎наклонов,‏ ‎чтобы ‎размять‏ ‎позвоночник, ‎повертела‏ ‎головой‏ ‎туда-сюда, ‎вернулась‏ ‎в ‎кресло ‎и ‎продолжила ‎просмотр‏ ‎памяти ‎своего‏ ‎многофункционального‏ ‎компьютерного ‎аппарата. ‎“Холера‏ ‎ясна! ‎Как‏ ‎же ‎я ‎не ‎удалила‏ ‎это‏ ‎сразу ‎же!?”‏ ‎- ‎подумала‏ ‎она ‎увидев ‎фотографию ‎чернокожего ‎африканского‏ ‎мужчины‏ ‎и ‎текст‏ ‎его ‎письма‏ ‎к ‎ней. ‎Это ‎был ‎Филипп‏ ‎Модибо,‏ ‎32-летний‏ ‎учитель ‎французского‏ ‎языка ‎из‏ ‎Сенегала. ‎После‏ ‎смерти‏ ‎Минимовича ‎и‏ ‎увольнения ‎Войцеха, ‎Киндзмараули ‎время ‎от‏ ‎времени ‎ездила‏ ‎в‏ ‎туристические ‎путешествия ‎в‏ ‎Африку ‎и‏ ‎Азию, ‎в ‎те ‎места,‏ ‎где‏ ‎стареющие ‎женщины‏ ‎из ‎“Европы”‏ ‎легко ‎находили ‎себе ‎сексуальных ‎партнеров‏ ‎на‏ ‎короткое ‎время.‏ ‎Филипп ‎не‏ ‎был ‎профессиональным ‎жиголо. ‎Это ‎был‏ ‎довольно‏ ‎культурный,‏ ‎добрый ‎и‏ ‎открытый ‎человек‏ ‎с ‎обворожительной‏ ‎белозубой‏ ‎улыбкой ‎и‏ ‎смеющимися ‎глазами. ‎Киндзмараули ‎привлекла ‎его‏ ‎не ‎своим‏ ‎телом,‏ ‎а ‎тем, ‎что‏ ‎ему ‎показалось,‏ ‎что ‎она ‎высокодуховный ‎человек.‏ ‎Ему‏ ‎интересно ‎было‏ ‎с ‎ней‏ ‎беседовать ‎о ‎различных ‎глубоких ‎проблемах‏ ‎и‏ ‎о ‎культуре.‏ ‎С ‎юных‏ ‎лет ‎Киндзмараули ‎использовала ‎разные ‎имиджи‏ ‎в‏ ‎своем‏ ‎общении ‎с‏ ‎людьми. ‎В‏ ‎молодости, ‎когда‏ ‎она‏ ‎училась ‎в‏ ‎Лицее ‎и ‎жила ‎в ‎приюте‏ ‎и ‎ее‏ ‎положение‏ ‎было ‎шатким, ‎отчасти‏ ‎бессознательно, ‎отчасти‏ ‎сознательно, ‎она ‎использовала ‎имидж‏ ‎страдающей‏ ‎от ‎обстоятельств‏ ‎и ‎нехороших‏ ‎людей ‎наивной, ‎простой ‎и ‎душевно‏ ‎еще‏ ‎не ‎повзрослевшей‏ ‎девицы. ‎Выйдя‏ ‎замуж ‎за ‎старика ‎Минимовича ‎и‏ ‎рисуя‏ ‎натюрморты‏ ‎она ‎сознательно‏ ‎прибегала ‎к‏ ‎имиджу ‎добропорядочной‏ ‎замужней‏ ‎домохозяйки, ‎сторонницы‏ ‎движения ‎“зеленых” ‎и ‎защитницы ‎природы.‏ ‎Живя ‎на‏ ‎доходы‏ ‎от ‎инвестированных ‎денег‏ ‎использовала ‎имидж‏ ‎независимой ‎самодостаточной ‎женщины, ‎знатока‏ ‎искусства‏ ‎и ‎человека‏ ‎высокой ‎“европейской”‏ ‎культуры. ‎И ‎неискушенный ‎сенегалец ‎Филипп,‏ ‎который‏ ‎не ‎встречал‏ ‎ранее ‎женщин‏ ‎подобного ‎рода, ‎был ‎очарован ‎этим‏ ‎имиджем.‏ ‎Киндзмараули‏ ‎пробыла ‎тогда‏ ‎в ‎Сенегале‏ ‎месяц ‎и‏ ‎вернулась‏ ‎в ‎“Европу”‏ ‎испытав ‎массу ‎удовольствий. ‎Это ‎был‏ ‎яркий ‎“кадр”‏ ‎в‏ ‎ее ‎жизни. ‎Филипп‏ ‎писал ‎ей‏ ‎потом, ‎но ‎она ‎отвечала‏ ‎редко‏ ‎и ‎переписка‏ ‎затухла. ‎Через‏ ‎три ‎года ‎Филипп ‎оказался ‎на‏ ‎грани‏ ‎попадания ‎в‏ ‎“красную ‎зону”‏ ‎социального ‎рейтинга. ‎Единственное ‎что ‎могло‏ ‎спасти‏ ‎его‏ ‎– ‎ходатайство‏ ‎человека ‎с‏ ‎высоким ‎социальным‏ ‎рейтингом‏ ‎из ‎“Европы”.‏ ‎И ‎единственным ‎кто ‎мог ‎это‏ ‎сделать ‎была‏ ‎Киндзмараули.‏ ‎Он ‎написал ‎ей‏ ‎письмо ‎с‏ ‎просьбой ‎о ‎помощи. ‎Она‏ ‎не‏ ‎ответила. ‎Он‏ ‎написал ‎еще‏ ‎– ‎она ‎ответила ‎культурно, ‎но‏ ‎в‏ ‎каждой ‎строке‏ ‎ее ‎ответа‏ ‎было ‎патологическое ‎высокомерие, ‎спесь ‎и‏ ‎эгоизм.‏ ‎Она‏ ‎писала, ‎что‏ ‎он ‎нарушает‏ ‎“границы ‎ее‏ ‎личного‏ ‎пространства”, ‎что‏ ‎ее ‎связь ‎с ‎ним ‎была‏ ‎просто ‎мимолетным‏ ‎увлечением,‏ ‎что ‎его ‎письма‏ ‎могут ‎понизить‏ ‎ее ‎“социальный ‎рейтинг”. ‎“Если‏ ‎Вы‏ ‎будете ‎продолжать‏ ‎мне ‎писать,‏ ‎я ‎пожалуюсь ‎на ‎Вас ‎в‏ ‎полицию”,‏ ‎- ‎закончила‏ ‎она.

Филипп ‎все‏ ‎таки ‎написал ‎ей ‎письмо ‎в‏ ‎котором‏ ‎были‏ ‎такие ‎строки:‏ ‎“Я ‎был‏ ‎обманут ‎Вашей‏ ‎аурой‏ ‎образованной ‎и‏ ‎независимой ‎женщины. ‎Теперь, ‎после ‎Вашего‏ ‎поступка, ‎перебирая‏ ‎в‏ ‎памяти ‎все ‎подробности‏ ‎нашего ‎с‏ ‎вами ‎общения ‎я ‎вижу‏ ‎что‏ ‎Вы ‎совсем‏ ‎не ‎такая.‏ ‎Я ‎понял ‎Вашу ‎суть, ‎Киндзмараули.‏ ‎Вы‏ ‎прекрасно ‎знаете,‏ ‎что ‎Ваш‏ ‎отказ ‎сказать ‎хотя ‎бы ‎слово‏ ‎в‏ ‎мою‏ ‎защиту ‎означает‏ ‎для ‎меня‏ ‎смерть, ‎в‏ ‎то‏ ‎время ‎как‏ ‎Вам ‎это ‎ничем ‎не ‎грозит...‏ ‎Вы ‎лишены‏ ‎морали,‏ ‎Киндзмарули. ‎Любой ‎человеческой‏ ‎морали. ‎У‏ ‎Вас ‎нет ‎человеческих ‎чувств,‏ ‎вместо‏ ‎них ‎-‏ ‎фейк. ‎Я‏ ‎не ‎могу ‎понять, ‎как ‎нормальный‏ ‎человек‏ ‎может ‎жить‏ ‎так, ‎как‏ ‎живете ‎Вы ‎и ‎находить ‎в‏ ‎этом‏ ‎удовольствие.‏ ‎Это ‎–‏ ‎не ‎жизнь.‏ ‎И ‎такие‏ ‎как‏ ‎Вы, ‎Киндзмарули,‏ ‎распространили ‎не-жизнь ‎по ‎всему ‎миру‏ ‎и ‎дали‏ ‎ей‏ ‎господствовать ‎над ‎жизнью.‏ ‎Я ‎умру.‏ ‎Но ‎я ‎жил ‎как‏ ‎человек‏ ‎и ‎умру‏ ‎как ‎человек.‏ ‎А ‎Вы, ‎Киндзмараули ‎– ‎вы‏ ‎просто‏ ‎подохнете”. ‎Киндзмараули‏ ‎тогда, ‎получив‏ ‎письмо, ‎в ‎тот ‎же ‎день‏ ‎отправила‏ ‎в‏ ‎полицию ‎заверенную‏ ‎цифровой ‎подписью‏ ‎жалобу ‎на‏ ‎Филиппа‏ ‎и ‎больше‏ ‎о ‎нем ‎ничего ‎не ‎слышала.‏ ‎Она ‎поэтому‏ ‎и‏ ‎забыла ‎тогда ‎сразу‏ ‎же ‎удалить‏ ‎все ‎связанное ‎с ‎ним,‏ ‎что‏ ‎торопилась ‎сочинить‏ ‎и ‎отправить‏ ‎жалобу, ‎а ‎у ‎нее ‎был‏ ‎билет‏ ‎на ‎самолет‏ ‎на ‎очередной‏ ‎секс-тур, ‎на ‎этот ‎раз ‎в‏ ‎Танзанию.‏ ‎Но‏ ‎сейчас ‎она‏ ‎исправила ‎эту‏ ‎ошибку.

Наконец ‎Киндзмараули‏ ‎убедилась,‏ ‎что ‎в‏ ‎памяти ‎компьютера ‎все ‎чисто. ‎Процедура‏ ‎консервации ‎была‏ ‎назначена‏ ‎на ‎час ‎дня,‏ ‎ехать ‎было‏ ‎недалеко, ‎времени ‎еще ‎было‏ ‎много‏ ‎и ‎она‏ ‎решила ‎провести‏ ‎сеанс ‎с ‎“Марком”. ‎“Марк” ‎был‏ ‎ее‏ ‎виртуальным ‎любовником.‏ ‎Технология ‎виртуальной‏ ‎реальности ‎так ‎продвинулась ‎вперед, ‎что‏ ‎надев‏ ‎легкую‏ ‎повязку ‎на‏ ‎глаза ‎человек‏ ‎полностью, ‎всеми‏ ‎своими‏ ‎чувствами ‎и‏ ‎движениями ‎погружался ‎в ‎виртуальный ‎мир,‏ ‎ощущая ‎его‏ ‎как‏ ‎абсолютно ‎реальный. ‎В‏ ‎частности ‎каждый‏ ‎мог ‎создать ‎себе ‎по‏ ‎заданным‏ ‎им ‎самим‏ ‎параметрам ‎наделенного‏ ‎искусственным ‎интеллектом ‎сексуального ‎партнера ‎любого‏ ‎пола‏ ‎и ‎общаться‏ ‎и ‎наслаждаться‏ ‎с ‎ним ‎виртуально, ‎точно ‎также‏ ‎как‏ ‎реально,‏ ‎придумывая ‎различные‏ ‎обстановки ‎и‏ ‎сюжеты ‎для‏ ‎антуража.‏ ‎Киндзмараули ‎создала‏ ‎себе ‎такого ‎любовника ‎и ‎назвала‏ ‎его ‎“Марком”‏ ‎в‏ ‎честь ‎прежде ‎всего‏ ‎Марка ‎Мошковского,‏ ‎одного ‎из ‎ее ‎любовников‏ ‎в‏ ‎молодости, ‎но‏ ‎также ‎в‏ ‎честь ‎Марка ‎Минимовича, ‎но ‎не‏ ‎как‏ ‎любовника, ‎потому‏ ‎что ‎в‏ ‎постели ‎старик-алкоголик ‎был ‎жалок, ‎а‏ ‎в‏ ‎качестве‏ ‎признательности ‎ему‏ ‎за ‎то,‏ ‎что ‎он‏ ‎материально‏ ‎обеспечил ‎ей‏ ‎путь ‎в ‎этот ‎новый ‎дивный‏ ‎мир, ‎который‏ ‎теперь‏ ‎царил ‎на ‎всей‏ ‎планете.

Закончив ‎свое‏ ‎свидание ‎с ‎“Марком”, ‎старуха‏ ‎приняла‏ ‎душ ‎и‏ ‎сказала ‎квартирному‏ ‎искусственному ‎интеллекту ‎установить ‎видеосвязь ‎с‏ ‎Агнешкой.‏ ‎Но ‎искусственный‏ ‎интеллект ‎ответил,‏ ‎что ‎связь ‎установить ‎невозможно. ‎Киндзмараули‏ ‎поняла,‏ ‎что‏ ‎дочь ‎не‏ ‎хочет ‎выйти‏ ‎на ‎связь‏ ‎в‏ ‎этот ‎важный‏ ‎для ‎матери ‎момент ‎потому, ‎что‏ ‎испытывает ‎обиду‏ ‎на‏ ‎мать, ‎за ‎то‏ ‎что ‎та‏ ‎перед ‎консервацией ‎отдала ‎в‏ ‎ее‏ ‎свободное ‎распоряжение‏ ‎только ‎маленькую‏ ‎часть ‎капитала, ‎а ‎основное ‎оставила‏ ‎себе,‏ ‎чтобы ‎воспользоваться‏ ‎через ‎30‏ ‎лет. ‎Киндзмараули ‎отнеслась ‎к ‎этому‏ ‎спокойно‏ ‎и‏ ‎даже ‎индифферентно,‏ ‎ведь ‎она‏ ‎была ‎“горой”,‏ ‎самодостаточной‏ ‎и ‎отстраненной.

Уже‏ ‎было ‎время ‎отправляться. ‎Киндзмараули ‎оделась‏ ‎и ‎вызвала‏ ‎автономное,‏ ‎без ‎водителя, ‎такси.‏ ‎По ‎дороге‏ ‎в ‎Центр ‎Консервации ‎она‏ ‎оглядывала‏ ‎внутренним ‎взором‏ ‎свое ‎прошлое‏ ‎и ‎была ‎довольна ‎им. ‎Почти‏ ‎все‏ ‎“кадры” ‎ее‏ ‎жизни, ‎за‏ ‎исключением ‎некоторых, ‎в ‎юности, ‎были‏ ‎“хорошие”.‏ ‎Единственным‏ ‎облачком ‎было‏ ‎лишь ‎легкое‏ ‎сожаление ‎о‏ ‎том,‏ ‎что ‎в‏ ‎итоге ‎она ‎так ‎и ‎не‏ ‎стала ‎художницей.‏ ‎Никакого‏ ‎беспокойства, ‎недоверия ‎или‏ ‎сомнений ‎в‏ ‎предстоящей ‎ей ‎консервации ‎у‏ ‎нее‏ ‎не ‎было.‏ ‎Она ‎просто‏ ‎заснет ‎на ‎30 ‎лет, ‎а‏ ‎потом‏ ‎проснется ‎и‏ ‎будет ‎жить‏ ‎еще ‎лет ‎200 ‎– ‎250,‏ ‎вернет‏ ‎себе‏ ‎молодость ‎и‏ ‎будет ‎наслаждаться‏ ‎еще ‎более‏ ‎“хорошей”‏ ‎жизнью ‎и‏ ‎еще ‎более ‎яркими ‎“кадрами”. ‎Ее‏ ‎“социальный ‎рейтинг”‏ ‎был‏ ‎очень ‎высок. ‎Она‏ ‎была ‎идеальным‏ ‎гражданином ‎этого ‎нового ‎дивного‏ ‎мира.‏ ‎Если ‎когда-либо‏ ‎она ‎и‏ ‎нарушала ‎правила, ‎то ‎нарушения ‎были‏ ‎так‏ ‎незначительны, ‎а‏ ‎главное, ‎нарушала‏ ‎она ‎их ‎исключительно ‎ради ‎себя‏ ‎и‏ ‎было‏ ‎то ‎простительно‏ ‎с ‎точки‏ ‎зрения ‎утвердившегося‏ ‎порядка.‏ ‎Уже ‎во‏ ‎времена ‎юности ‎Киндзмараули, ‎быть ‎не‏ ‎только ‎для‏ ‎себя‏ ‎казалось ‎странным ‎для‏ ‎многих. ‎Потом‏ ‎это ‎стало ‎считаться ‎ненормальным,‏ ‎а‏ ‎бороться ‎за‏ ‎какие-либо ‎идеалы‏ ‎вообще ‎стало ‎преступлением.

В ‎фойе ‎Центра‏ ‎Консервации‏ ‎ее ‎с‏ ‎улыбками ‎встретили‏ ‎две ‎молоденькие ‎служительницы ‎в ‎синих‏ ‎халатах,‏ ‎проводили‏ ‎в ‎помещение‏ ‎с ‎белыми‏ ‎стенами. ‎Одна‏ ‎из‏ ‎служительниц ‎попросила‏ ‎посидеть ‎и ‎подождать ‎минуту ‎и‏ ‎вышла. ‎Другая,‏ ‎не‏ ‎сводя ‎улыбку ‎с‏ ‎лица, ‎осталась‏ ‎с ‎Киндзмараули. ‎На ‎стене‏ ‎висела‏ ‎картина, ‎горный‏ ‎пейзаж ‎Швейцарских‏ ‎Альп. ‎“Странно, ‎почему ‎тут ‎висит‏ ‎такая‏ ‎старомодная ‎картина?‏ ‎Сейчас ‎же‏ ‎уже ‎почти ‎не ‎рисуют ‎на‏ ‎холсте,‏ ‎только‏ ‎диджитал ‎арт”,‏ ‎- ‎подумала‏ ‎она. ‎Этот‏ ‎пейзаж‏ ‎вдруг ‎вызвал‏ ‎в ‎ней ‎воспоминание ‎о ‎горах‏ ‎Грузии ‎и‏ ‎о‏ ‎детстве. ‎На ‎мгновение‏ ‎что ‎то‏ ‎вроде ‎тревоги ‎и ‎сожаления‏ ‎промелькнуло‏ ‎в ‎ее‏ ‎душе... ‎Но‏ ‎это ‎было ‎только ‎мгновение. ‎Она‏ ‎посмотрела‏ ‎на ‎улыбающуюся‏ ‎молодую ‎служительницу‏ ‎и ‎начала ‎с ‎ней ‎small‏ ‎talk‏ ‎–‏ ‎легкую ‎и‏ ‎приятную ‎беседу.

Пришел‏ ‎Старший ‎Менеджер‏ ‎Центра‏ ‎Консервации. ‎Киндзмараули‏ ‎поразилась, ‎насколько ‎он ‎похож ‎на‏ ‎Марка ‎Минимовича‏ ‎–‏ ‎такие ‎же ‎седеющие‏ ‎бакенбарды, ‎большая‏ ‎плешь, ‎выпирающий ‎вперед ‎живот,‏ ‎кривые‏ ‎ноги, ‎вот‏ ‎только ‎этот‏ ‎господин ‎был ‎более ‎плотного ‎телосложения.

- Рад‏ ‎вас‏ ‎видеть, ‎госпожа‏ ‎Киндзмараули ‎и‏ ‎поздравляю ‎с ‎будущей ‎новой ‎жизнью.‏ ‎Готовы‏ ‎ли‏ ‎вы ‎отправится‏ ‎в ‎это‏ ‎безопасное ‎и‏ ‎приятное‏ ‎путешествие? ‎-‏ ‎улыбаясь ‎во ‎всю ‎ширь ‎лица‏ ‎спросил ‎он.

- Да.‏ ‎Готова.‏ ‎- ‎с ‎ответной‏ ‎улыбкой ‎сказала‏ ‎Киндзмараули.

- Прекрасно. ‎Я ‎рад ‎за‏ ‎Вас.‏ ‎Пожалуйста, ‎пройдите‏ ‎в ‎бокс,‏ ‎- ‎он ‎показал ‎на ‎отгороженную‏ ‎толстым‏ ‎стеклом ‎комнату‏ ‎в ‎которой‏ ‎стояла ‎кровать ‎и ‎аппаратура ‎рядом‏ ‎с‏ ‎ней,‏ ‎- ‎Анастасия‏ ‎и ‎Мария‏ ‎помогут ‎Вам.‏ ‎Я‏ ‎вам ‎завидую,‏ ‎дорогая ‎госпожа ‎Киндзмараули, ‎- ‎улыбка‏ ‎не ‎сходила‏ ‎с‏ ‎его ‎лица.

Служительницы ‎провели‏ ‎старушку ‎в‏ ‎бокс ‎и ‎уложили ‎ее‏ ‎на‏ ‎кровать. ‎Мария,‏ ‎улыбаясь ‎включила‏ ‎аппаратуру, ‎а ‎Анастасия, ‎также ‎с‏ ‎обворожительной‏ ‎ласковой ‎улыбкой‏ ‎закрыла ‎Киндзмараули‏ ‎рот ‎и ‎нос ‎маской ‎с‏ ‎трубкой‏ ‎идущей‏ ‎к ‎аппарату.‏ ‎Женщины ‎вышли.‏ ‎Дверь ‎за‏ ‎ними‏ ‎наглухо ‎автоматически‏ ‎закрылась. ‎В ‎боксе ‎заиграла ‎приятная‏ ‎легкая ‎музыка.

Киндзмараули‏ ‎не‏ ‎знала ‎и ‎не‏ ‎могла ‎знать,‏ ‎что ‎на ‎конференции ‎организации‏ ‎мультитриллионеров‏ ‎и ‎их‏ ‎наиболее ‎доверенных‏ ‎лиц ‎в ‎Высшем ‎Совете ‎Экспертов,‏ ‎состоявшейся‏ ‎в ‎пригороде‏ ‎Бостона ‎–‏ ‎Веймуте, ‎был ‎принят ‎план ‎“минимизации‏ ‎избыточного‏ ‎населения”.‏ ‎В ‎Центрах‏ ‎Консервации ‎происходило‏ ‎усыпление ‎людей‏ ‎газом.‏ ‎Но ‎никакого‏ ‎оживления ‎их ‎через ‎30 ‎лет‏ ‎не ‎предусматривалось.‏ ‎“Консервация”‏ ‎была ‎концом ‎существования.‏ ‎Беспилотные ‎грузовики‏ ‎вывозили ‎трупы ‎в ‎поле,‏ ‎где‏ ‎беспилотные ‎экскаваторы‏ ‎вырыли ‎гигантские‏ ‎глубокие ‎ямы, ‎и ‎сбрасывали ‎трупы‏ ‎в‏ ‎эти ‎ямы,‏ ‎после ‎чего‏ ‎их ‎закапывали ‎беспилотные ‎бульдозеры ‎.‏ ‎Участники‏ ‎Веймутской‏ ‎конференции, ‎которые‏ ‎действительно ‎пользовались‏ ‎возможностью ‎жить‏ ‎300‏ ‎лет, ‎были‏ ‎уверены ‎в ‎прочности ‎мирового ‎порядка.‏ ‎Через ‎30‏ ‎лет‏ ‎планировалось ‎объявить ‎оставшемуся‏ ‎населению, ‎что‏ ‎произошла ‎техническая ‎ошибка. ‎Система‏ ‎Искусственного‏ ‎Интеллекта, ‎просчитав‏ ‎все ‎риски,‏ ‎выдала ‎заключение, ‎что ‎никакого ‎массового‏ ‎возмущения‏ ‎не ‎случится‏ ‎и ‎население‏ ‎поверит. ‎Планомерная ‎работа ‎по ‎“переформатированию”‏ ‎человека‏ ‎принесла‏ ‎свои ‎плоды‏ ‎– ‎не‏ ‎только ‎мир,‏ ‎но‏ ‎и ‎люди‏ ‎стали ‎иными, ‎стали ‎анти-людьми.

Киндзмараули ‎чувствовала‏ ‎себя ‎расслабленно‏ ‎и‏ ‎умиротворенно. ‎Старший ‎Менеджер‏ ‎нажал ‎красную‏ ‎кнопку ‎на ‎пульте. ‎От‏ ‎аппарата‏ ‎в ‎маску‏ ‎на ‎лице‏ ‎пошел ‎газ. ‎Киндзмараули ‎провалилась ‎в‏ ‎ничто.

Виктор‏ ‎Шеметов.

Читать: 1 час 7+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

"Смерть Минимовича". Полный текст.

Доступно подписчикам уровня
«1 уровень»
Подписаться за 100₽ в месяц

Прошедшая история жизни Марка Минимовича была самая простая и обыкновенная и самая ужасная. Марк Минимович умер 57-ми лет, малоизвестным граффитистом.

Читать: 10+ мин
logo Живопись, литература, жизнь.

"Смерть Минимовича". Рассказ . Начало.

I.

В ‎ноябре‏ ‎2030 ‎года, ‎в ‎помещении ‎Центра‏ ‎Белорусской ‎Культуры‏ ‎в‏ ‎польской ‎Познани ‎после‏ ‎мини-концерта ‎ансамбля‏ ‎белорусской ‎фолк-музыки ‎остались ‎четверо‏ ‎организаторов‏ ‎мероприятия ‎–‏ ‎Ксения ‎Мысоцкая,‏ ‎эмигрантка ‎из ‎Белоруссии, ‎Анастасия ‎Чутковская,‏ ‎эмигрантка‏ ‎из ‎Украины,‏ ‎Ктосия ‎Быльска‏ ‎– ‎писательница-полячка ‎и ‎Алесь ‎Заремчук,‏ ‎руководитель‏ ‎познанского‏ ‎белорусского ‎землячества.‏ ‎Дамы ‎обсуждали‏ ‎подробности ‎состоявшегося‏ ‎концерта.‏ ‎Алесь ‎Заремчук‏ ‎не ‎принимал ‎участия ‎в ‎разговоре,‏ ‎уткнувшись ‎в‏ ‎свой‏ ‎ноутбук.

- Пани! ‎- ‎сказал‏ ‎он, ‎-‏ ‎Марк ‎Минимович ‎то ‎умер.

- Как?‏ ‎Неужели?

- Да,‏ ‎вот ‎я‏ ‎прочитал ‎в‏ ‎Фейсбуке ‎его ‎жены, ‎Алисы ‎Киндзмараули:‏ ‎“С‏ ‎глубоким ‎прискорбием‏ ‎я ‎оповещаю‏ ‎всех ‎друзей ‎и ‎знакомых, ‎что‏ ‎драгоценный‏ ‎супруг‏ ‎мой ‎Марк‏ ‎Минимович ‎скончался‏ ‎4 ‎ноября‏ ‎2030‏ ‎года. ‎Отпевание‏ ‎будет ‎произведено ‎в ‎католическом ‎соборе‏ ‎Св. ‎Яна‏ ‎Вианнея.‏ ‎Погребение ‎состоится ‎в‏ ‎тот ‎же‏ ‎день”.

Минимович ‎был ‎товарищ ‎всех‏ ‎собравшихся‏ ‎и ‎все‏ ‎любили ‎его.‏ ‎Он ‎болел ‎уже ‎несколько ‎недель,‏ ‎говорили,‏ ‎что ‎болезнь‏ ‎его ‎неизлечима.‏ ‎За ‎ним ‎сохранили ‎должность ‎и‏ ‎зарплату‏ ‎в‏ ‎Белорусском ‎Центре.‏ ‎Зарплата ‎Марка,‏ ‎выплачиваемая ‎из‏ ‎грантов‏ ‎и ‎денег‏ ‎от ‎правительственных ‎структур ‎и ‎спонсоров,‏ ‎была ‎больше,‏ ‎чем‏ ‎у ‎всех ‎собравшихся.‏ ‎Минимович ‎аргументировал‏ ‎это ‎тем, ‎что ‎его‏ ‎связи‏ ‎гораздо ‎шире,‏ ‎чем ‎у‏ ‎других, ‎и ‎он ‎больше ‎чем‏ ‎другие‏ ‎приносит ‎пользы‏ ‎для ‎Центра.Однако,‏ ‎Алесь ‎Заремчук ‎не ‎был ‎с‏ ‎этим‏ ‎согласен‏ ‎и ‎стремился‏ ‎умерить ‎апетиты‏ ‎Минимовича. ‎Так‏ ‎что,‏ ‎первая ‎мысль‏ ‎присутствующих ‎была ‎и ‎том, ‎как‏ ‎это ‎событие‏ ‎отразится‏ ‎на ‎распределении ‎зарплат‏ ‎в ‎белорусском‏ ‎Центре.

“Ах, ‎теперь ‎я ‎смогу‏ ‎оседлать‏ ‎все ‎финансовые‏ ‎потоки ‎и‏ ‎распределять ‎зарплаты ‎по ‎своему ‎усмотрению,‏ ‎и‏ ‎эти ‎курицы‏ ‎мне ‎не‏ ‎помешают”, ‎- ‎подумал ‎про ‎себя‏ ‎Заремчук,‏ ‎а‏ ‎вслух ‎сказал:

- Я‏ ‎так ‎и‏ ‎думал, ‎что‏ ‎ему‏ ‎не ‎подняться.‏ ‎Жалко.

- А ‎что ‎за ‎болезнь ‎у‏ ‎него ‎была?‏ ‎-‏ ‎спросила ‎Ксения ‎Мысоцкая.

- Доктора‏ ‎не ‎могли‏ ‎понять. ‎Ставили ‎разные ‎диагнозы.‏ ‎Когда‏ ‎я ‎навещал‏ ‎его ‎последний‏ ‎раз ‎мне ‎казалось, ‎что ‎он‏ ‎идет‏ ‎на ‎поправку,‏ ‎- ‎ответил‏ ‎Заремчук.

- А ‎я ‎так ‎и ‎не‏ ‎навестила‏ ‎его‏ ‎во ‎время‏ ‎болезни. ‎Все‏ ‎собиралась, ‎но‏ ‎дела‏ ‎отвлекали, ‎-‏ ‎сказала ‎Ктосия ‎Быльска.

- А ‎что, ‎он‏ ‎своей ‎жене‏ ‎много‏ ‎чего ‎оставил? ‎-‏ ‎спросила ‎Анастасия‏ ‎Чутковская.

- Да, ‎так, ‎не ‎очень.‏ ‎Квартира,‏ ‎машина, ‎маленький‏ ‎летний ‎домишко‏ ‎за ‎городом. ‎Сколько ‎на ‎счетах‏ ‎незнаю.‏ ‎Не ‎думаю,‏ ‎что ‎много‏ ‎смог ‎накопить. ‎Он ‎ведь ‎пил‏ ‎как‏ ‎лошадь,‏ ‎- ‎сказал‏ ‎Алесь.

Ктосия ‎и‏ ‎Ксения ‎улыбнулись‏ ‎про‏ ‎себя, ‎а‏ ‎Анастасия ‎не ‎могла ‎скрыть ‎легкой‏ ‎усмешки ‎на‏ ‎лице.‏ ‎Пьянство ‎Минимовича ‎было‏ ‎притчей ‎во‏ ‎языцех.

- Да, ‎надо ‎будет ‎поехать‏ ‎на‏ ‎похороны, ‎хотя‏ ‎это ‎ужасно‏ ‎далеко ‎от ‎меня, ‎- ‎опасаясь,‏ ‎что‏ ‎заметили ‎ее‏ ‎улыбку ‎сказала‏ ‎Чутковская.

- От ‎вас ‎все ‎далеко, ‎-‏ ‎ответил‏ ‎Заремчук.

- Вот,‏ ‎не ‎может‏ ‎мне ‎простить,‏ ‎что ‎я‏ ‎живу‏ ‎в ‎пригороде,‏ ‎- ‎парировала ‎Анастасия.

Они ‎заговорили ‎о‏ ‎дальности ‎городских‏ ‎расстояний,‏ ‎о ‎больших ‎пробках,‏ ‎образующихся ‎в‏ ‎последнее ‎время ‎в ‎Познани‏ ‎и‏ ‎затем ‎разошлись‏ ‎по ‎домам.‏ ‎Кроме ‎вызванных ‎этой ‎смертью ‎в‏ ‎каждом‏ ‎мыслях ‎о‏ ‎возможных ‎изменениях‏ ‎в ‎величине ‎зарплат, ‎могущих ‎последовать‏ ‎за‏ ‎этой‏ ‎смертью, ‎сам‏ ‎факт ‎смерти‏ ‎близкого ‎знакомого‏ ‎вызвал‏ ‎у ‎всех,‏ ‎узнавших ‎про ‎нее, ‎как ‎всегда,‏ ‎чувство ‎радости‏ ‎о‏ ‎том, ‎что ‎умер‏ ‎он, ‎а‏ ‎не ‎я.

На ‎следующее ‎утро,‏ ‎передав‏ ‎своей ‎жене‏ ‎известие ‎о‏ ‎смерти ‎Минимовича ‎и ‎свои ‎соображения‏ ‎о‏ ‎возможности ‎пристроить‏ ‎в ‎Центр‏ ‎Беларусской ‎Культуры ‎племяницу ‎супруги, ‎Алесь‏ ‎Заремчук‏ ‎одел‏ ‎черный ‎пиджак‏ ‎и ‎поехал‏ ‎на ‎квартиру‏ ‎Минимовича.‏ ‎По ‎лестнице‏ ‎подъезда ‎в ‎доме ‎где ‎жил‏ ‎Минимович ‎поднимались‏ ‎две‏ ‎женщины. ‎Алесь ‎узнал‏ ‎одну ‎из‏ ‎них ‎– ‎Людмилу ‎Пашковскую,‏ ‎многолетнюю‏ ‎подругу ‎Алисы‏ ‎Киндзмараули, ‎жены‏ ‎Минимовича. ‎Другая ‎дама ‎была ‎ему‏ ‎незнакома.‏ ‎Дверь ‎квартиры‏ ‎открыла ‎Александра‏ ‎Зайковска ‎– ‎еще ‎одна ‎подруга‏ ‎Киндзмараули.‏ ‎В‏ ‎прихожей, ‎у‏ ‎вешалки, ‎к‏ ‎стене ‎прислонена‏ ‎была‏ ‎крышка ‎гроба‏ ‎в ‎красной ‎материи ‎с ‎позолоченными‏ ‎кисточками. ‎Алесь‏ ‎пропустил‏ ‎дам ‎вперед ‎и‏ ‎они ‎прошли‏ ‎в ‎комнату ‎к ‎вдове.‏ ‎Заремчук‏ ‎вошел ‎в‏ ‎квартиру ‎с‏ ‎покойником, ‎как ‎всегда ‎это ‎бывает,‏ ‎с‏ ‎недоумением ‎о‏ ‎том, ‎что‏ ‎ему ‎надо ‎будет ‎делать. ‎Пройдя‏ ‎в‏ ‎гостинную,‏ ‎огляделся. ‎Два‏ ‎молодых ‎человека,‏ ‎крестясь, ‎выходили‏ ‎из‏ ‎комнаты. ‎Старушка‏ ‎стояла ‎неподвижно. ‎И ‎дама ‎с‏ ‎странно ‎поднятыми‏ ‎бровями‏ ‎что-то ‎ей ‎говорила‏ ‎шепотом. ‎Украинский‏ ‎гастарбайтер ‎по ‎имени ‎Микола,‏ ‎нанятый‏ ‎для ‎ухода‏ ‎за ‎Минимовичем‏ ‎во ‎время ‎его ‎болезни, ‎пройдя‏ ‎перед‏ ‎Заремчуком ‎легкими‏ ‎шагами, ‎что-то‏ ‎рассыпал ‎по ‎полу. ‎Увидав ‎это,‏ ‎Алесь‏ ‎тотчас‏ ‎же ‎почувствовал‏ ‎легкий ‎запах‏ ‎разлагающегося ‎трупа.‏ ‎В‏ ‎последнее ‎свое‏ ‎посещение ‎Минимовича ‎Заремчук ‎видел ‎этого‏ ‎парня ‎в‏ ‎кабинете;‏ ‎он ‎исполнял ‎работу‏ ‎сиделки, ‎и‏ ‎Минимович ‎особенно ‎любил ‎его.‏ ‎Заремчук‏ ‎перекрестился ‎и‏ ‎стал ‎разглядывать‏ ‎мертвеца.

Мертвец ‎лежал, ‎как ‎всегда ‎лежат‏ ‎мертвецы,‏ ‎особенно ‎тяжело,‏ ‎по-мертвецки, ‎утонув‏ ‎окоченевшим ‎телом ‎в ‎подстилке ‎гроба,‏ ‎с‏ ‎навсегда‏ ‎согнувшеюся ‎головой‏ ‎на ‎подушке,‏ ‎и ‎выставлял,‏ ‎как‏ ‎всегда ‎выставляют‏ ‎мертвецы, ‎свой ‎желтый ‎восковой ‎лоб‏ ‎и ‎торчащий‏ ‎нос,‏ ‎как ‎бы ‎надавивший‏ ‎на ‎верхнюю‏ ‎губу. ‎Он ‎очень ‎переменился,‏ ‎еще‏ ‎больше ‎похудел‏ ‎с ‎тех‏ ‎пор, ‎как ‎Алесь ‎не ‎видал‏ ‎его,‏ ‎но, ‎как‏ ‎у ‎всех‏ ‎мертвецов, ‎лицо ‎Марка ‎Минимовича, ‎в‏ ‎жизни‏ ‎бывшее‏ ‎совсем ‎неумным,‏ ‎теперь ‎выглядело‏ ‎значительнее. ‎И‏ ‎кроме‏ ‎того, ‎в‏ ‎лице ‎его ‎можно ‎было ‎увидеть‏ ‎упрек ‎и‏ ‎напоминание‏ ‎живым. ‎Напоминание ‎это‏ ‎показалось ‎Алесю‏ ‎неуместным ‎или, ‎по ‎крайней‏ ‎мере,‏ ‎его ‎не‏ ‎касающимся. ‎Что-то‏ ‎ему ‎стало ‎неприятно, ‎и ‎поэтому‏ ‎Заремчук‏ ‎еще ‎раз‏ ‎поспешно ‎перекрестился‏ ‎и, ‎как ‎ему ‎показалось, ‎слишком‏ ‎поспешно,‏ ‎несообразно‏ ‎с ‎приличиями,‏ ‎повернулся ‎и‏ ‎пошел ‎к‏ ‎двери.

Алиса‏ ‎Киндзмараули, ‎черноволосая,‏ ‎жирная ‎женщина, ‎на ‎вид ‎гораздо‏ ‎старше ‎своих‏ ‎29‏ ‎лет, ‎несмотря ‎на‏ ‎все ‎старания‏ ‎устроить ‎обратное, ‎все-таки ‎расширявшаяся‏ ‎от‏ ‎плеч ‎книзу,‏ ‎вся ‎в‏ ‎черном, ‎с ‎такими ‎же ‎странно‏ ‎поднятыми‏ ‎бровями, ‎как‏ ‎и ‎та‏ ‎дама, ‎стоявшая ‎напротив ‎гроба, ‎вышла‏ ‎из‏ ‎своей‏ ‎комнаты ‎вместе‏ ‎с ‎другими‏ ‎дамами ‎и,‏ ‎проводив‏ ‎их ‎в‏ ‎дверь ‎гостинной, ‎подошла ‎к ‎Заремчуку,‏ ‎взяла ‎его‏ ‎за‏ ‎руку ‎и ‎сказала:

- Я‏ ‎знаю, ‎что‏ ‎вы ‎были ‎истинным ‎другом‏ ‎Марка...‏ ‎— ‎и‏ ‎посмотрела ‎на‏ ‎него, ‎ожидая ‎от ‎него ‎соответствующие‏ ‎этим‏ ‎словам ‎действия.

Заремчук‏ ‎знал, ‎что‏ ‎надо ‎было ‎пожать ‎руку, ‎вздохнуть‏ ‎и‏ ‎сказать:‏ ‎“Да. ‎Поверьте,‏ ‎это ‎так!”.‏ ‎И ‎он‏ ‎так‏ ‎и ‎сделал.‏ ‎И, ‎сделав ‎это, ‎почувствовал, ‎что‏ ‎результат ‎получился‏ ‎желаемый:‏ ‎что ‎он ‎тронут‏ ‎и ‎она‏ ‎тронута.

- Пойдемте, ‎мне ‎надо ‎поговорить‏ ‎с‏ ‎вами, ‎—‏ ‎сказала ‎вдова.‏ ‎— ‎Дайте ‎мне ‎руку.

Войдя ‎в‏ ‎ее‏ ‎комнату ‎с‏ ‎розовыми ‎обоями‏ ‎и ‎с ‎пасмурной ‎лампой, ‎они‏ ‎сели‏ ‎у‏ ‎стола: ‎она‏ ‎на ‎диван,‏ ‎а ‎Алесь‏ ‎Заремчук‏ ‎на ‎низенький‏ ‎пуф. ‎Садясь ‎на ‎этот ‎пуф,‏ ‎Алесь ‎вспомнил,‏ ‎как‏ ‎Минимович ‎устраивал ‎эту‏ ‎комнату ‎и‏ ‎советовался ‎с ‎ним ‎об‏ ‎этих‏ ‎розовых ‎с‏ ‎зелеными ‎листьями‏ ‎обоях. ‎Киндзмараули ‎вынула ‎платок ‎и‏ ‎стала‏ ‎плакать. ‎Заремчук‏ ‎сидел ‎насупившись.‏ ‎Это ‎неловкое ‎положение ‎перервала ‎пани‏ ‎Александра‏ ‎Зайковска,‏ ‎заглянувшая ‎в‏ ‎комнату ‎и‏ ‎сообшивщая, ‎что‏ ‎место‏ ‎на ‎кладбище‏ ‎то, ‎которое ‎назначила ‎Алиса ‎Киндзмараули,‏ ‎будет ‎стоить‏ ‎20‏ ‎тысяч ‎злотых. ‎Вдова‏ ‎перестала ‎плакать‏ ‎и, ‎с ‎видом ‎жертвы‏ ‎взглянув‏ ‎на ‎Заремчука,‏ ‎сказала, ‎что‏ ‎ей ‎очень ‎тяжело. ‎Тот ‎сделал‏ ‎молчаливый‏ ‎знак, ‎выражавший‏ ‎несомненную ‎уверенность‏ ‎в ‎том, ‎что ‎это ‎не‏ ‎может‏ ‎быть‏ ‎иначе.

- Курите, ‎пожалуйста,‏ ‎— ‎сказала‏ ‎она ‎великодушным‏ ‎и‏ ‎вместе ‎с‏ ‎тем ‎убитым ‎голосом ‎и ‎занялась‏ ‎с ‎подругой‏ ‎вопросом‏ ‎о ‎цене ‎места.‏ ‎Заремчук, ‎закуривая,‏ ‎слышал, ‎что ‎она ‎очень‏ ‎обстоятельно‏ ‎расспросила ‎о‏ ‎разных ‎ценах‏ ‎земли ‎и ‎определила ‎ту, ‎которую‏ ‎следует‏ ‎взять. ‎Кроме‏ ‎того, ‎решив‏ ‎с ‎местом, ‎дала ‎еще ‎ряд‏ ‎распоряжений.‏ ‎Зайковска‏ ‎ушла

Я ‎все‏ ‎сама ‎делаю,‏ ‎— ‎сказала‏ ‎она‏ ‎Заремчуку, ‎и,‏ ‎заметив, ‎что ‎пепел ‎угрожал ‎столу,‏ ‎не ‎мешкая‏ ‎подвинула‏ ‎ему ‎пепельницу, ‎и‏ ‎проговорила ‎—‏ ‎Я ‎считаю ‎притворством ‎уверять,‏ ‎что‏ ‎я ‎не‏ ‎могу ‎от‏ ‎горя ‎заниматься ‎практическими ‎делами. ‎Если‏ ‎меня‏ ‎и ‎может‏ ‎что ‎не‏ ‎утешить, ‎а ‎развлечь, ‎то ‎это‏ ‎—‏ ‎заботы‏ ‎о ‎нем‏ ‎же. ‎—‏ ‎Она ‎опять‏ ‎достала‏ ‎платок, ‎как‏ ‎бы ‎собираясь ‎плакать, ‎и ‎вдруг,‏ ‎будто ‎бы‏ ‎пересиливая‏ ‎себя, ‎встряхнулась ‎и‏ ‎стала ‎говорить‏ ‎спокойно:

- Знаете, ‎у ‎меня ‎есть‏ ‎дело‏ ‎к ‎вам.

- Я‏ ‎готов ‎помочь,‏ ‎чем ‎смогу.

- В ‎последние ‎дни ‎он‏ ‎ужасно‏ ‎страдал.

- Очень ‎страдал?‏ ‎— ‎спросил‏ ‎Заремчук.

- Ужасно ‎страдал! ‎Последние ‎не ‎минуты,‏ ‎а‏ ‎часы‏ ‎он ‎не‏ ‎переставая ‎кричал.‏ ‎Трое ‎суток‏ ‎подряд‏ ‎он ‎беспрерывно‏ ‎кричал. ‎Это ‎было ‎невыносимо. ‎Я‏ ‎не ‎могу‏ ‎понять,‏ ‎как ‎я ‎вынесла‏ ‎это; ‎за‏ ‎тремя ‎дверьми ‎слышно ‎было.‏ ‎Ах!‏ ‎Что ‎я‏ ‎вынесла!

- И ‎неужели‏ ‎он ‎был ‎в ‎памяти? ‎—‏ ‎спросил‏ ‎Заремчук.

- Да, ‎—‏ ‎сказала ‎она,‏ ‎— ‎до ‎последней ‎минуты.

Мысль ‎о‏ ‎страдании‏ ‎человека,‏ ‎которого ‎он‏ ‎знал ‎так‏ ‎давно ‎и‏ ‎близко,‏ ‎несмотря ‎на‏ ‎неприятное ‎осознание ‎притворства ‎своего ‎и‏ ‎этой ‎женщины,‏ ‎вдруг‏ ‎ужаснула ‎Заремчука. ‎Он‏ ‎увидал ‎опять‏ ‎этот ‎лоб, ‎нажимавший ‎на‏ ‎губу‏ ‎нос, ‎и‏ ‎ему ‎стало‏ ‎страшно ‎за ‎себя. ‎«Трое ‎суток‏ ‎ужасных‏ ‎страданий ‎и‏ ‎смерть. ‎Ведь‏ ‎это ‎сейчас, ‎в ‎любое ‎время‏ ‎может‏ ‎наступить‏ ‎и ‎для‏ ‎меня», ‎—‏ ‎подумал ‎он,‏ ‎и‏ ‎ему ‎стало‏ ‎на ‎мгновение ‎страшно. ‎Но ‎тотчас‏ ‎же, ‎он‏ ‎сам‏ ‎не ‎знал ‎как,‏ ‎ему ‎на‏ ‎помощь ‎пришла ‎обычная ‎мысль,‏ ‎что‏ ‎это ‎случилось‏ ‎с ‎Минимовичем,‏ ‎а ‎не ‎с ‎ним, ‎и‏ ‎что‏ ‎с ‎ним‏ ‎этого ‎не‏ ‎должно ‎и ‎не ‎может ‎случиться;‏ ‎что,‏ ‎думая‏ ‎так, ‎он‏ ‎поддается ‎мрачному‏ ‎настроению, ‎чего‏ ‎не‏ ‎следует ‎делать.‏ ‎И, ‎рассудив ‎так, ‎Алесь ‎Заремчук‏ ‎успокоился ‎и‏ ‎с‏ ‎интересом ‎стал ‎расспрашивать‏ ‎подробности ‎о‏ ‎кончине ‎Минимовича, ‎как ‎будто‏ ‎смерть‏ ‎была ‎такое‏ ‎приключение, ‎которое‏ ‎свойственно ‎только ‎Марку ‎Минимовичу, ‎но‏ ‎совсем‏ ‎не ‎свойственно‏ ‎ему.

После ‎разговоров‏ ‎о ‎подробностях ‎действительно ‎ужасных ‎физических‏ ‎страданий,‏ ‎перенесенных‏ ‎Минимовичем, ‎вдова‏ ‎высказала ‎то,‏ ‎что ‎было,‏ ‎очевидно,‏ ‎ее ‎главным‏ ‎делом ‎к ‎Заремчуку; ‎дело ‎это‏ ‎состояло ‎в‏ ‎вопросах‏ ‎о ‎том, ‎как‏ ‎бы ‎по‏ ‎случаю ‎смерти ‎мужа ‎достать‏ ‎денег‏ ‎от ‎Польского‏ ‎государства. ‎Она‏ ‎сделала ‎вид, ‎что ‎спрашивает ‎у‏ ‎Заремчука‏ ‎совета ‎о‏ ‎ежемесячном ‎пособии:‏ ‎но ‎он ‎видел, ‎что ‎она‏ ‎уже‏ ‎знает‏ ‎до ‎мельчайших‏ ‎подробностей ‎и‏ ‎то, ‎чего‏ ‎он‏ ‎не ‎знал:‏ ‎все ‎то, ‎что ‎можно ‎вытянуть‏ ‎из ‎государства‏ ‎по‏ ‎случаю ‎этой ‎смерти;‏ ‎но ‎что‏ ‎ей ‎хотелось ‎узнать, ‎нельзя‏ ‎ли‏ ‎как-нибудь ‎вытянуть‏ ‎еще ‎побольше‏ ‎денег. ‎Алесь ‎Заремчук ‎постарался ‎выдумать‏ ‎такое‏ ‎средство, ‎но,‏ ‎немного ‎подумав‏ ‎и ‎из ‎приличия ‎побранив ‎правительство‏ ‎за‏ ‎его‏ ‎скаредность, ‎сказал,‏ ‎что, ‎кажется,‏ ‎больше ‎нельзя.‏ ‎Тогда‏ ‎она ‎вздохнула‏ ‎и ‎стала ‎придумывать ‎средство ‎избавиться‏ ‎от ‎своего‏ ‎посетителя.‏ ‎Он ‎понял ‎это,‏ ‎затушил ‎сигарету,‏ ‎встал, ‎пожал ‎руку ‎и‏ ‎пошел‏ ‎в ‎прихожую.‏ ‎В ‎прихожей‏ ‎гастарбайтер ‎Микола ‎приделывал ‎ленточки ‎к‏ ‎венку‏ ‎из ‎искусственых‏ ‎цветов.

- Что, ‎Микола,‏ ‎жалко ‎Минимовича? ‎— ‎сказал ‎Заремчук,‏ ‎чтобы‏ ‎сказать‏ ‎что-нибудь.

- На ‎все‏ ‎божья ‎воля.‏ ‎Все ‎там‏ ‎будем,‏ ‎- ‎сказал‏ ‎Микола, ‎оскаливая ‎свои ‎белые, ‎крепкие‏ ‎зубы.

Алесю ‎Заремчуку‏ ‎особенно‏ ‎приятно ‎было ‎дохнуть‏ ‎чистым ‎воздухом‏ ‎после ‎запаха ‎трупа ‎и‏ ‎карболовой‏ ‎кислоты. ‎“Поеду-ка‏ ‎я ‎в‏ ‎бильярдный ‎клуб ‎в ‎Ежице. ‎Там‏ ‎сейчас‏ ‎должен ‎быть‏ ‎Владимир ‎Белобай‏ ‎и ‎хорошая ‎компания ‎из ‎наших‏ ‎богемных‏ ‎эмигрантов,‏ ‎Еще ‎успеем‏ ‎разыграть ‎несколько‏ ‎сетов ‎в‏ ‎карамболь”.‏ ‎Алесь ‎вызвал‏ ‎такси ‎и ‎поехал. ‎И ‎действительно,‏ ‎застал ‎своих‏ ‎приятелей‏ ‎при ‎конце ‎первого‏ ‎сета, ‎так‏ ‎что ‎ему ‎удобно ‎было‏ ‎вступить‏ ‎в ‎новую‏ ‎игру.

Продолжение ‎следует...

Виктор‏ ‎Шеметов.

Читать: 5+ мин
О
logo
О книгах и сериалах

Читаем Ленина и развеиваем мифы о богоборчестве, немецких деньгах и неприязни к Сталину

Доступно подписчикам уровня
«Промо уровень»
Подписаться за 250₽ в месяц

Мифы о Ленине

Читать: 1+ мин
К
logo
Книга "Начало и конец"

Начало и конец - обновление, 106 страниц.

Обновление ‎книги‏ ‎до ‎сто ‎шестой ‎страницы.

"Жизнь ‎человека‏ ‎слишком ‎скоротечна,‏ ‎и‏ ‎ужасы ‎древних ‎времён‏ ‎хранятся ‎теперь‏ ‎лишь ‎в ‎легендах ‎и‏ ‎рассыпающихся‏ ‎свитках. ‎Но‏ ‎старый ‎враг‏ ‎вновь ‎возвращается, ‎чтобы ‎закончить ‎дело‏ ‎своей‏ ‎бесконечной ‎жизни‏ ‎- ‎и‏ ‎его ‎посланники ‎уже ‎облачаются ‎в‏ ‎телесную‏ ‎форму,‏ ‎охотясь ‎за‏ ‎кровью ‎старых‏ ‎героев. ‎Смогут‏ ‎ли‏ ‎люди ‎найти‏ ‎свою ‎судьбу ‎или ‎мир ‎снова‏ ‎переживёт ‎уничтожение‏ ‎-‏ ‎покажет ‎лишь ‎время".


Читать: 1+ мин
К
logo
Книга "Начало и конец"

Тьма, космос и звёзды.

Небольшой ‎оффтоп‏ ‎- ‎моё ‎произведение ‎в ‎жанре‏ ‎научной ‎фантастики.‏ ‎

"Рассказ‏ ‎о ‎судьбе ‎пилота‏ ‎одного ‎из‏ ‎пяти ‎кораблей-разведчиков, ‎отправленных ‎в‏ ‎дальний‏ ‎космос ‎без‏ ‎шанса ‎вернуться‏ ‎обратно"

Приятного ‎чтения!


Читать: 4+ мин
О
logo
О книгах и сериалах

Игра престолов. Вопросы к сериалу (и частично к книге), на которые нет ответов.

Доступно подписчикам уровня
«Промо уровень»
Подписаться за 250₽ в месяц

Читать: 3+ мин
О
logo
О книгах и сериалах

Сериал "Библиотекарь". Фантазия на тему эпохи или...

Недавно ‎посмотрел‏ ‎отечественный ‎сериал ‎"Библиотекарь". ‎Ощущения, ‎честно‏ ‎говоря, ‎двоякие.‏ ‎Но...‏ ‎Обо ‎всём ‎по‏ ‎порядку.


Сюжет ‎сериала‏ ‎не ‎блещет ‎серьёзными ‎нововведениями.‏ ‎Актёр-неудачник‏ ‎Алексей ‎Вязинцев‏ ‎пытается ‎не‏ ‎просто ‎свести ‎концы ‎с ‎концами,‏ ‎берясь‏ ‎за ‎самую‏ ‎разную ‎подработку,‏ ‎но ‎и ‎эмигрировать ‎в ‎США,‏ ‎где,‏ ‎по‏ ‎его ‎мнению,‏ ‎его ‎актёрская‏ ‎карьера ‎сложится.‏ ‎Но‏ ‎для ‎визы‏ ‎нужен ‎депозит ‎в ‎несколько ‎тысяч‏ ‎"зелёненьких ‎президентов",‏ ‎которого‏ ‎у ‎него ‎нет.‏ ‎В ‎это‏ ‎же ‎время ‎юношу ‎навещает‏ ‎отец,‏ ‎который ‎не‏ ‎был ‎в‏ ‎семье ‎более ‎двадцати ‎лет. ‎Но‏ ‎попытка‏ ‎познакомиться ‎с‏ ‎сыном ‎заново‏ ‎терпит ‎полное ‎фиаско. ‎Через ‎некоторое‏ ‎время‏ ‎о‏ ‎тец ‎умирает‏ ‎и ‎Алексею‏ ‎остаётся ‎наследство‏ ‎-‏ ‎папкина ‎квартира‏ ‎где-то ‎в ‎глухомани. ‎Складывается ‎простой‏ ‎план ‎-‏ ‎продать‏ ‎хату ‎и ‎свалить‏ ‎в ‎закат.

Но‏ ‎реальность ‎вносит ‎в ‎этот‏ ‎план‏ ‎свои ‎коррективы‏ ‎- ‎парня‏ ‎пытаются ‎убить. ‎Но ‎не ‎из-за‏ ‎квартиры,‏ ‎а ‎из-за‏ ‎одной ‎книги‏ ‎малоизвестного ‎советского ‎писателя. ‎Их ‎несколько‏ ‎и‏ ‎читать‏ ‎их ‎надо‏ ‎не ‎отрываясь‏ ‎и ‎тогда‏ ‎прочитанная‏ ‎книга ‎выдаст‏ ‎читателю ‎порцию ‎магии. ‎Книг ‎несколько:‏ ‎Книга ‎Силы,‏ ‎Книга‏ ‎Ярости, ‎Книга ‎Радости,‏ ‎Книга ‎Памяти,‏ ‎Книга ‎Власти ‎и ‎ещё‏ ‎несколько.‏ ‎Не ‎суть...

Рассказывать‏ ‎дальше ‎сюжет‏ ‎не ‎стану ‎(почти), ‎но ‎отмечу‏ ‎некоторые‏ ‎положительные ‎и‏ ‎отрицательные ‎моменты.

Из‏ ‎плюсов:

1. Очень ‎понравилась ‎игра ‎актёров. ‎Особенно‏ ‎Никиты‏ ‎Ефремова‏ ‎и ‎Андрея‏ ‎Мерзликина.

2. Классный ‎сценарий.‏ ‎диалоги, ‎истории‏ ‎персонажей,‏ ‎из ‎взаимоотношение.‏ ‎Нет, ‎правда.

3. И ‎90-е ‎показаны ‎круто!‏ ‎Со ‎всей‏ ‎их‏ ‎нищетой, ‎культом ‎доллара,‏ ‎бандитами ‎и‏ ‎проститутками.

Из ‎минусов.

Собственно, ‎оформленное ‎мнение‏ ‎о‏ ‎недостатках ‎у‏ ‎меня ‎сложилось‏ ‎болько ‎на ‎счёт ‎разборок ‎между‏ ‎читальнями.

Спорные‏ ‎ситуации, ‎зашедшие‏ ‎в ‎тупик,‏ ‎решаются ‎путём ‎поединка ‎с ‎летальным‏ ‎исходом‏ ‎"стенка‏ ‎на ‎стенку".‏ ‎Оружие ‎используется‏ ‎только ‎холодное.‏ ‎Мол,‏ ‎легче ‎всё‏ ‎свалить ‎на ‎бытовуху. ‎Но, ‎простите,‏ ‎если ‎у‏ ‎вас‏ ‎на ‎районе ‎два‏ ‎десятка ‎трупов‏ ‎с ‎колотыми ‎или ‎резанными‏ ‎ранами,‏ ‎то ‎это‏ ‎уже ‎не‏ ‎бытовое ‎преступление, ‎а ‎массовое ‎убийство,‏ ‎разве‏ ‎нет?

Так ‎же‏ ‎экипировка ‎и‏ ‎способ ‎действия ‎вызывают ‎немалые ‎вопросы.

Почему‏ ‎исключительно‏ ‎ББ‏ ‎(ближний ‎бой)?‏ ‎Ладно, ‎по‏ ‎сериалу, ‎луки‏ ‎и‏ ‎арбалеты ‎перестали‏ ‎использовать. ‎Но ‎самострел ‎сварганить ‎-‏ ‎много ‎ума‏ ‎не‏ ‎надо. ‎Многие, ‎по‏ ‎любому, ‎в‏ ‎детстве ‎делали.

Почему ‎вся ‎драка‏ ‎распадается‏ ‎на ‎одиночные‏ ‎поединки? ‎Что,‏ ‎фильмов ‎про ‎Средние ‎века ‎обсмотрелись?‏ ‎Особенно‏ ‎в ‎этом‏ ‎моменте ‎-


Выставить‏ ‎строй ‎из ‎ростовых ‎щитов ‎ОМОНа,‏ ‎которые‏ ‎сделаны‏ ‎по ‎типу‏ ‎римских ‎ростовых,‏ ‎ощетиниться ‎копьями,‏ ‎как‏ ‎швейцарские ‎пикинёры,‏ ‎а ‎потом ‎всё ‎это ‎дело‏ ‎развалить, ‎чтобы‏ ‎разбить‏ ‎дилетантов ‎- ‎это‏ ‎умудриться ‎надо!‏ ‎А ‎ведь ‎там ‎офицеры,‏ ‎прошедшие‏ ‎Афганистан. ‎Ну‏ ‎раз ‎вы‏ ‎взялись ‎за ‎средневековые ‎войнушки, ‎так‏ ‎ведите‏ ‎их, ‎как‏ ‎надо. ‎Кстати,‏ ‎римляне ‎пользовались ‎пилумами!

Итог ‎развала ‎строя‏ ‎и‏ ‎геройства‏ ‎их ‎командира‏ ‎закономерен ‎-‏ ‎командир, ‎уверовавший‏ ‎в‏ ‎свою ‎крутость,‏ ‎погиб.

А ‎вот ‎на ‎этом ‎моменте‏ ‎я, ‎как‏ ‎сотрудник‏ ‎библиотеки, ‎не ‎мог‏ ‎сдержать ‎смеха.


"Твой‏ ‎отец ‎был ‎нашим ‎библиотекарем,‏ ‎а‏ ‎мы ‎-‏ ‎его ‎читальней!"

Читать: 2+ мин
Р
logo
Рассказы, истории и красивые фото

"Тень северной гончей рыси"

В ‎далеком‏ ‎глухом ‎лесу, ‎где ‎зима ‎властвует‏ ‎беспощадно, ‎жила‏ ‎волшебная‏ ‎рысь ‎по ‎имени‏ ‎Шадра. ‎У‏ ‎нее ‎была ‎особая ‎способность‏ ‎-‏ ‎она ‎могла‏ ‎менять ‎свою‏ ‎форму ‎и ‎становиться ‎почти ‎невидимой,‏ ‎как‏ ‎тень. ‎Однажды,‏ ‎когда ‎Шадра‏ ‎отправилась ‎на ‎свою ‎обычную ‎охоту,‏ ‎она‏ ‎наткнулась‏ ‎на ‎стаю‏ ‎северных ‎гончих‏ ‎волков, ‎которые‏ ‎безжалостно‏ ‎уничтожали ‎местных‏ ‎животных.


Шадра ‎сразу ‎решила, ‎что ‎не‏ ‎может ‎оставить‏ ‎это‏ ‎безнаказанным. ‎Она ‎принялась‏ ‎следить ‎за‏ ‎гончими, ‎когда ‎они ‎ушли‏ ‎с‏ ‎логова. ‎Хитрой‏ ‎рыси ‎удалось‏ ‎заметно ‎снизить ‎численность ‎стаи, ‎так‏ ‎как‏ ‎никто ‎не‏ ‎мог ‎предугадать‏ ‎ее ‎приближение. ‎Однако, ‎северные ‎гончие‏ ‎волки‏ ‎были‏ ‎не ‎простолюдины.‏ ‎Они ‎заметили,‏ ‎что ‎участились‏ ‎невидимые‏ ‎атаки ‎и‏ ‎решили ‎разыскать ‎причину. ‎


Одним ‎зимним‏ ‎вечером, ‎когда‏ ‎Шадра‏ ‎вернулась ‎в ‎свое‏ ‎логово, ‎она‏ ‎обнаружила, ‎что ‎была ‎ожидаема‏ ‎гончими.‏ ‎Они ‎окружили‏ ‎ее ‎и‏ ‎попытались ‎захватить. ‎Шадра ‎сражалась ‎споро,‏ ‎но‏ ‎была ‎ослаблена‏ ‎от ‎долгих‏ ‎борьбы, ‎а ‎численность ‎гончих ‎постоянно‏ ‎возрастала.‏ ‎В‏ ‎последнем ‎отчаянном‏ ‎попытке ‎она‏ ‎изменила ‎свою‏ ‎форму‏ ‎на ‎маленькую‏ ‎девочку ‎и ‎превратилась ‎в ‎тень,‏ ‎затем ‎исчезла‏ ‎среди‏ ‎деревьев.


Волки ‎были ‎потрясены‏ ‎такой ‎магией‏ ‎и ‎не ‎могли ‎понять,‏ ‎куда‏ ‎исчезла ‎рысь.‏ ‎Стая ‎безуспешно‏ ‎пыталась ‎отыскать ‎ее, ‎но ‎безрезультатно.‏ ‎Прошло‏ ‎несколько ‎недель,‏ ‎и ‎Шадра‏ ‎восстановилась ‎после ‎своих ‎ран. ‎У‏ ‎нее‏ ‎появилась‏ ‎новая ‎цель‏ ‎- ‎освободить‏ ‎лес ‎от‏ ‎злых‏ ‎гончих. ‎


Шадра‏ ‎разработала ‎план: ‎она ‎стала ‎появляться‏ ‎перед ‎местными‏ ‎животными‏ ‎и ‎перевоплощаться ‎в‏ ‎их ‎снеговиков-хранителей.‏ ‎Когда ‎гончие ‎приближались, ‎она‏ ‎возвращалась‏ ‎к ‎своей‏ ‎настоящей ‎форме‏ ‎и ‎нападала ‎на ‎них. ‎Злобные‏ ‎гончие‏ ‎волки ‎были‏ ‎в ‎плену‏ ‎своих ‎страхов ‎и ‎не ‎могли‏ ‎ничего‏ ‎сделать.‏ ‎


Однажды, ‎когда‏ ‎Шадре ‎понадобилась‏ ‎помощь ‎в‏ ‎другом‏ ‎районе ‎леса,‏ ‎она ‎решила ‎набрать ‎армию ‎животных,‏ ‎которые ‎были‏ ‎выжжены‏ ‎гончими. ‎Животные, ‎которые‏ ‎верили ‎в‏ ‎силу ‎Шадры ‎и ‎были‏ ‎благодарны‏ ‎ей ‎за‏ ‎ее ‎спасение,‏ ‎присоединились ‎к ‎ее ‎армии ‎без‏ ‎колебаний.


С‏ ‎ее ‎новыми‏ ‎союзниками, ‎Шадра‏ ‎возглавила ‎ночную ‎атаку ‎на ‎логово‏ ‎гончих.‏ ‎Гончие‏ ‎трепетали ‎от‏ ‎ужаса, ‎видя,‏ ‎что ‎их‏ ‎царственный‏ ‎лес ‎превратился‏ ‎против ‎них. ‎Битва ‎была ‎схватной‏ ‎и ‎непредсказуемой,‏ ‎но‏ ‎благодаря ‎мудрости ‎Шадры‏ ‎и ‎ее‏ ‎отваге, ‎гончие ‎были ‎окончательно‏ ‎повержены.


Шадра,‏ ‎ставшая ‎героем‏ ‎среди ‎лесных‏ ‎жителей, ‎вернулась ‎в ‎свое ‎логово‏ ‎как‏ ‎тень ‎и‏ ‎знала, ‎что‏ ‎ее ‎дело ‎было ‎завершено. ‎Она‏ ‎смогла‏ ‎вернуть‏ ‎мир ‎в‏ ‎лес, ‎спасти‏ ‎множество ‎животных‏ ‎от‏ ‎гончих ‎волков.‏ ‎Ее ‎история ‎стала ‎легендарной, ‎и‏ ‎далее ‎тени‏ ‎рыси‏ ‎будут ‎бодрствовать ‎в‏ ‎ночи, ‎защищая‏ ‎лес ‎и ‎его ‎обитателей‏ ‎от‏ ‎любой ‎опасности.


Читать: 1+ мин
К
logo
Книга "Начало и конец"

+ FB2 формат ,"Начало и конец", часть 1-2, 77 страниц

Дамы ‎и‏ ‎господа, ‎вновь ‎добрый ‎день.

До ‎меня‏ ‎вдруг ‎дошло,‏ ‎что‏ ‎возможно ‎стоит ‎добавлять‏ ‎формат ‎электронной‏ ‎книги ‎(FB2) ‎в ‎довесок‏ ‎к‏ ‎вордовскому ‎файлу,‏ ‎так ‎что‏ ‎именно ‎так ‎я ‎и ‎сделаю‏ ‎:)

Маленьким‏ ‎бонусом ‎небольшое‏ ‎расширение ‎романа‏ ‎на ‎пару ‎страниц.

"Жизнь ‎человека ‎слишком‏ ‎скоротечна,‏ ‎и‏ ‎ужасы ‎древних‏ ‎времён ‎хранятся‏ ‎теперь ‎лишь‏ ‎в‏ ‎легендах ‎и‏ ‎рассыпающихся ‎свитках. ‎Но ‎старый ‎враг‏ ‎вновь ‎возвращается,‏ ‎чтобы‏ ‎закончить ‎дело ‎своей‏ ‎бесконечной ‎жизни‏ ‎- ‎и ‎его ‎посланники‏ ‎уже‏ ‎облачаются ‎в‏ ‎телесную ‎форму,‏ ‎охотясь ‎за ‎кровью ‎старых ‎героев.‏ ‎Смогут‏ ‎ли ‎люди‏ ‎найти ‎свою‏ ‎судьбу ‎или ‎мир ‎снова ‎переживёт‏ ‎уничтожение‏ ‎-‏ ‎покажет ‎лишь‏ ‎время".

Приятного ‎чтения!‏ ‎

Читать: 1+ мин
К
logo
Книга "Начало и конец"

"Начало и конец", часть 1-2, 75 страниц

Обновление ‎рукописи‏ ‎до ‎75 ‎страниц. ‎Если ‎честно,‏ ‎по ‎здравым‏ ‎размышлениям‏ ‎я ‎решил ‎обновлять‏ ‎книгу ‎хотя‏ ‎бы ‎каждые ‎15-25 ‎страниц,‏ ‎так‏ ‎так ‎обновление‏ ‎через ‎50‏ ‎страниц ‎получается ‎довольно ‎долгим. ‎

"Жизнь‏ ‎человека‏ ‎слишком ‎скоротечна,‏ ‎и ‎ужасы‏ ‎древних ‎времён ‎хранятся ‎теперь ‎лишь‏ ‎в‏ ‎легендах‏ ‎и ‎рассыпающихся‏ ‎свитках. ‎Но‏ ‎старый ‎враг‏ ‎вновь‏ ‎возвращается, ‎чтобы‏ ‎закончить ‎дело ‎своей ‎бесконечной ‎жизни‏ ‎— ‎и‏ ‎его‏ ‎посланники ‎уже ‎облачаются‏ ‎в ‎телесную‏ ‎форму, ‎охотясь ‎за ‎кровью‏ ‎старых‏ ‎героев. ‎Смогут‏ ‎ли ‎люди‏ ‎найти ‎свою ‎судьбу ‎или ‎мир‏ ‎снова‏ ‎переживёт ‎уничтожение‏ ‎— ‎покажет‏ ‎лишь ‎время."

Приятного ‎чтения!

Читать: 3+ мин
logo Закоулки извилин

"Собачье сердце" – о вкусной и злоровой пище

Доступно подписчикам уровня
«Промо уровень»
Подписаться за 250₽ в месяц

Помните американский фильм "Хихикающий доктор" - про доктора-маньяка? Его вроде Володарский (цн) еще переводил в 1990-е. Так вот что я вам скажу: эти американцы - жалкие дилетанты по сравнению с Булгаковым. Это именно он первым вывел образ доктора-маньяка в массовой литературе - в "Собачьем сердце". Просто читать эту "кардиограмму" надо внимательно...

Читать: 3+ мин
logo Закоулки извилин

Блок - АЛександр и АЛкоголь

Доступно подписчикам уровня
«Промо уровень»
Подписаться за 250₽ в месяц

В литературе все очень просто. Многие гениальные произведения появились не потому, что там автор гением был - ему просто закусить нечем было. "Прекрасная Дама" Блока - как раз такой случай.

Показать еще

Обновления проекта

Статистика

0 ₽ всего собрано

Фильтры

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048