logo
2
читателя
Записки Трех Деревьев  Перевод книги «Потерянный мир боевых искусств» писателя Сю Хаофэна.
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Статистика Обновления проекта Контакты Поделиться Метки
Все проекты
О проекте
Название книги «Потерянный Улинь», можно назвать как и «потерянный мир боевых искусств», так и «потерянный воин», по отношению к главному рассказчику, мастеру стиля ушу синъицюань — Ли Чжунсюаню.
Он был посвящен в три школы этого направления, с условием — не передавать мастерство дальше. Но несмотря на это, в своих интервью, он делится воспоминаниями об учителях и методах взращивания мастерства ушу синъицюань.
Книга охватывает события преобразования китайского общества начала и середины 20в, а также первые реформы традиционных боевых искусств и популярные веяния того времени.
Записана китайским писателем и режиссером — Сю Хаофэном.

Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Сюцай 500₽ месяц 5 100₽ год
(-15%)
При подписке на год для вас действует 15% скидка. 15% основная скидка и 0% доп. скидка за ваш уровень на проекте Записки Трех Деревьев

Чтение текстов + комментирование

Оформить подписку
Искатель цветов 750₽ месяц 7 200₽ год
(-20%)
При подписке на год для вас действует 20% скидка. 20% основная скидка и 0% доп. скидка за ваш уровень на проекте Записки Трех Деревьев

Доступ к черновикам, комментирование, обратная связь, публикация вопросов и переводов по запросу.

Оформить подписку
Фильтры
Статистика
2 подписчика
Обновления проекта
Поделиться
Читать: 9+ мин
logo Записки Трех Деревьев

Потерянный мир боевых искусств

Воспоминание ‎о‏ ‎былом.

Школа ‎Сюэ

Глава ‎1 ‎— ‎Услышав‏ ‎о ‎нем,‏ ‎люди‏ ‎отвернулись

Сюэ ‎Дянь ‎(1887‏ ‎— ‎1953)‏ ‎уроженец ‎уезда ‎Шулу, ‎провинции‏ ‎Хэбэй.‏ ‎Учился ‎у‏ ‎мастера ‎Ли‏ ‎Цуньи, ‎а ‎позднее ‎поклонился ‎мастеру‏ ‎Ли‏ ‎Чжэньбаню ‎из‏ ‎Шаньси ‎и‏ ‎мастеру ‎Линкун ‎из ‎Утайшань. ‎После‏ ‎возвращения‏ ‎из‏ ‎Шаньси, ‎заведовал‏ ‎академией ‎боевых‏ ‎искусств ‎(гуошугуань)‏ ‎в‏ ‎Тяньцзине. ‎Написал‏ ‎учебное ‎пособие ‎«Истинная ‎оценка ‎образов‏ ‎и ‎форм‏ ‎кулачного‏ ‎искусства».

Не ‎так ‎давно,‏ ‎(я) ‎увидел‏ ‎переиздание ‎старых ‎пособий ‎по‏ ‎боевым‏ ‎искусствам, ‎среди‏ ‎которых ‎была‏ ‎книга ‎«Истинная ‎оценка ‎образов ‎и‏ ‎форм‏ ‎кулачного ‎искусства»‏ ‎1933 ‎года.‏ ‎Вздохнув, ‎я ‎вспомнил ‎об ‎ушедшем‏ ‎(времени)‏ ‎шестидесятилетней‏ ‎давности.

Моя ‎молодость‏ ‎пришлась ‎на‏ ‎эпоху ‎Сюэ‏ ‎Дяня.‏ ‎Его ‎имя‏ ‎гремело ‎на ‎каждом ‎углу ‎и‏ ‎унаследовав ‎стиль‏ ‎боя‏ ‎Ли ‎Цуньи, ‎он‏ ‎заведовал ‎работой‏ ‎в ‎академии ‎гуошу, ‎день‏ ‎за‏ ‎днем ‎приумножая‏ ‎славу ‎синьицюань.‏ ‎В ‎наших ‎глазах ‎он ‎был‏ ‎почти‏ ‎что ‎богом,‏ ‎человеком ‎великих‏ ‎дел.

Два ‎моих ‎учителя, ‎Тан ‎Вэйлу‏ ‎и‏ ‎Шан‏ ‎Юнсянь, ‎были‏ ‎очень ‎близки‏ ‎с ‎ним.‏ ‎Окрепнув‏ ‎телом, ‎(я)‏ ‎решил ‎что ‎взрастил ‎гунфу ‎и‏ ‎подумывал ‎вызвать‏ ‎его‏ ‎на ‎бой. ‎Ведь‏ ‎если ‎доходишь‏ ‎до ‎первого ‎этапа ‎постижения‏ ‎синъицюань‏ ‎«видимой ‎силы»‏ ‎(明劲 ‎—‏ ‎минцзинь), ‎то ‎просто ‎необходимо ‎испробовать‏ ‎себя‏ ‎в ‎бою.

Сказав‏ ‎об ‎этом‏ ‎учителю ‎Шану, ‎тот ‎ничего ‎не‏ ‎ответил.‏ ‎А‏ ‎когда ‎через‏ ‎пару ‎дней‏ ‎из ‎Нинхэ‏ ‎приехал‏ ‎учитель ‎Тан,‏ ‎то ‎(он) ‎жестко ‎отчитал ‎меня.‏ ‎«Ты ‎не‏ ‎понимаешь.‏ ‎Он ‎демонически ‎быстр‏ ‎и ‎свободно‏ ‎переходит ‎от ‎одного ‎действия‏ ‎к‏ ‎другому. ‎И‏ ‎хотя ‎внешне‏ ‎(Сюэ ‎Дянь) ‎похож ‎на ‎школьного‏ ‎учителя,‏ ‎в ‎бою‏ ‎его ‎взгляд‏ ‎обретает ‎звериные ‎черты, ‎ввергая ‎в‏ ‎страх‏ ‎даже‏ ‎крепких ‎духом».

Шан‏ ‎Юнсян ‎отдыхал‏ ‎в ‎дворике‏ ‎своего‏ ‎дома. ‎Мастер‏ ‎Тан ‎подвел ‎меня ‎к ‎нему‏ ‎и ‎подкинув‏ ‎ногой‏ ‎тыкву ‎горлянку, ‎протянул‏ ‎ее ‎мне‏ ‎со ‎словами: ‎«Пробьешь ‎ударом‏ ‎насквозь,‏ ‎тогда ‎можешь‏ ‎вызвать ‎Сюэ‏ ‎на ‎бой». Помню, ‎как ‎его ‎пристальный‏ ‎взгляд‏ ‎смутил ‎и‏ ‎опустошил ‎меня.‏ ‎И ‎хотя ‎тыква ‎настолько ‎мягка,‏ ‎что‏ ‎и‏ ‎ребенок ‎пробьет‏ ‎ее, ‎я‏ ‎не ‎смог‏ ‎поднять‏ ‎рук. ‎Увидев‏ ‎как ‎мое ‎эго ‎ушло, ‎мастер‏ ‎Тан ‎сказал:‏ ‎«Сюэ‏ ‎считается ‎твоим ‎дядей‏ ‎по ‎школе.‏ ‎Вызвав ‎его ‎на ‎бой,‏ ‎ты‏ ‎поднимешь ‎всех‏ ‎нас ‎на‏ ‎смех. ‎Он ‎наиболее ‎известный ‎(среди‏ ‎нас)‏ ‎и ‎стоит‏ ‎понимать, ‎что‏ ‎лучше ‎оберегать ‎его ‎(имя)».

Как-то, ‎я‏ ‎помог‏ ‎другу‏ ‎мастера ‎Тана‏ ‎отбиться ‎от‏ ‎шпаны ‎на‏ ‎улице.‏ ‎Этому ‎старику‏ ‎было ‎около ‎70 ‎лет, ‎хотя‏ ‎он ‎выглядел‏ ‎достаточно‏ ‎крепким. ‎В ‎благодарность,‏ ‎он ‎пригласил‏ ‎меня ‎к ‎себе, ‎и‏ ‎мы‏ ‎проговорили ‎весь‏ ‎вечер. ‎Дойдя‏ ‎до ‎Сюэ, ‎он ‎рассказал, ‎что‏ ‎тот‏ ‎был ‎поздним‏ ‎учеником ‎Ли‏ ‎Цуньи, ‎и ‎мастер ‎часто ‎расхваливал‏ ‎его‏ ‎перед‏ ‎другими.

Как-то ‎раз,‏ ‎Сюэ ‎Дянь‏ ‎и ‎его‏ ‎старший‏ ‎брат ‎Фу‏ ‎Чанжун ‎подрались ‎на ‎втором ‎этаже‏ ‎ресторана. ‎Сюе‏ ‎сказал:‏ ‎«Здесь ‎не ‎место‏ ‎для ‎драки»,‏ ‎на ‎что ‎Фу ‎ответил:‏ ‎«Мне‏ ‎и ‎не‏ ‎понадобиться ‎много‏ ‎места, ‎чтобы ‎побить ‎тебя». ‎Сюэ‏ ‎торопливо‏ ‎подал ‎руку‏ ‎вперед, ‎а‏ ‎Фу ‎выполнил ‎прием ‎«ладонь ‎оборачивающего‏ ‎тела»‏ ‎и‏ ‎скинул ‎Сюэ‏ ‎через ‎перилла,‏ ‎со ‎второго‏ ‎этажа‏ ‎вниз. ‎Упав,‏ ‎окружающие ‎подумали, ‎что ‎он ‎сломал‏ ‎кости ‎и‏ ‎не‏ ‎сможет ‎встать. ‎Однако,‏ ‎с ‎легкостью‏ ‎вскочив, ‎Сюэ ‎крикнул: ‎«Я‏ ‎еще‏ ‎приду ‎к‏ ‎тебе» ‎и‏ ‎ушел.

 После ‎этого ‎он ‎пропал. ‎Лишь‏ ‎когда‏ ‎умер ‎Ли‏ ‎Цуньи ‎он‏ ‎появился ‎вновь. ‎Сам ‎Сюэ ‎рассказывал,‏ ‎что‏ ‎поселился‏ ‎в ‎горах‏ ‎Утайшань. ‎Он‏ ‎редко ‎упоминал‏ ‎об‏ ‎обучении ‎у‏ ‎мастера ‎Ли ‎и ‎в ‎основном,‏ ‎утверждал ‎что‏ ‎обучался‏ ‎у ‎старого ‎монаха‏ ‎— ‎Усю‏ ‎Линкун ‎(Старик ‎небесной ‎пустоты).‏ ‎Будто‏ ‎тому ‎было‏ ‎120 ‎лет,‏ ‎что ‎выглядело ‎как ‎мистификация ‎и‏ ‎мало‏ ‎кто ‎верил‏ ‎в ‎это.

Но‏ ‎разве ‎мог ‎Сюэ ‎Дянь ‎постичь‏ ‎боевое‏ ‎искусство‏ ‎у ‎того,‏ ‎кого ‎никогда‏ ‎и ‎не‏ ‎было?‏ ‎Само ‎имя‏ ‎«Старик ‎небесной ‎пустоты» ‎говорит ‎что‏ ‎его ‎нет.‏ ‎А‏ ‎имя ‎небесный ‎или‏ ‎духовной ‎пустоты‏ ‎очень ‎напоминает ‎фразу ‎—‏ ‎«уходящий‏ ‎в ‎небо»,‏ ‎т. ‎е.‏ ‎уходящий ‎в ‎нирвану. ‎Не ‎намек‏ ‎ли‏ ‎это ‎на‏ ‎термин ‎«условной‏ ‎реальности» ‎в ‎буддизме? ‎Также ‎возраст‏ ‎120‏ ‎лет‏ ‎это ‎2‏ ‎полных ‎цикла‏ ‎традиционного ‎календаря.‏ ‎Подсказка‏ ‎на ‎то,‏ ‎что ‎человек ‎дважды ‎родился?

Видимо, ‎то‏ ‎поражение ‎повлияло‏ ‎на‏ ‎Сюэ, ‎и ‎он‏ ‎сам ‎изгнал‏ ‎себя ‎из ‎школы. ‎Будто‏ ‎решил,‏ ‎что ‎подвел‏ ‎мастера ‎и‏ ‎придумал ‎мистическую ‎линию ‎передачи ‎от‏ ‎неведомого‏ ‎монаха. ‎И‏ ‎хотя ‎это‏ ‎только ‎догадка, ‎мне ‎кажется, ‎что‏ ‎монах‏ ‎существовал‏ ‎на ‎самом‏ ‎деле. ‎Лишь‏ ‎имя ‎было‏ ‎другим,‏ ‎а ‎какое,‏ ‎(я) ‎уже ‎и ‎позабыл.

Вернувшись, ‎он‏ ‎выглядел ‎очень‏ ‎открытым.‏ ‎Но ‎люди ‎не‏ ‎могли ‎разглядеть‏ ‎того, ‎что ‎было ‎(в‏ ‎нем).‏ ‎Как-то, ‎он‏ ‎продемонстрировал ‎свое‏ ‎мастерство ‎на ‎собрании ‎практикующих. ‎Всего‏ ‎несколько‏ ‎шагов, ‎словно‏ ‎танец. ‎Но‏ ‎в ‎каждом ‎действии ‎его ‎тела,‏ ‎была‏ ‎невероятная‏ ‎согласованность, ‎что-то‏ ‎звериное, ‎заставляющее‏ ‎застыть ‎всех‏ ‎смотрящих.‏ ‎Невероятное, ‎очень‏ ‎необычное ‎состояние ‎ци, ‎цзинь, ‎шэнь.‏ ‎Тут ‎же‏ ‎кто-то‏ ‎начал ‎говорить, ‎что‏ ‎его ‎тело‏ ‎обрело ‎волшебные ‎метаморфозы. ‎И‏ ‎закончив‏ ‎демонстрацию, ‎он‏ ‎вызвал ‎Фу‏ ‎Чанжуна ‎на ‎бой.

Я ‎слышал, ‎что‏ ‎это‏ ‎жутко ‎перепугало‏ ‎Шан ‎Юнсяна.‏ ‎«Мы ‎все ‎братья ‎одной ‎школы!‏ ‎Конечно,‏ ‎мы‏ ‎не ‎так‏ ‎близки, ‎как‏ ‎кровные, ‎но‏ ‎наши‏ ‎связи ‎ближе,‏ ‎чем ‎с ‎двоюродными! ‎Как ‎же‏ ‎можно ‎биться‏ ‎до‏ ‎смерти?!» — закричал ‎он. ‎И‏ ‎в ‎итоге‏ ‎отговорил ‎Сюэ ‎от ‎боя.‏ ‎А‏ ‎после, ‎на‏ ‎правах ‎старшего‏ ‎(брата), ‎уговорил ‎взять ‎на ‎себя‏ ‎обучение‏ ‎группы ‎Ли‏ ‎Цуньи ‎и‏ ‎возглавить ‎тяньцзиньскую ‎академию ‎гуошу.

Несмотря ‎на‏ ‎то,‏ ‎что‏ ‎преподавание ‎боевых‏ ‎искусств ‎проходило‏ ‎под ‎лозунгами‏ ‎укрепления‏ ‎страны ‎и‏ ‎народа, ‎в ‎синъицюань ‎есть ‎строгое‏ ‎правило, ‎не‏ ‎допускать‏ ‎повсеместной ‎передачи ‎учения.‏ ‎Поэтому ‎многие‏ ‎материалы ‎и ‎книги ‎по‏ ‎стилю‏ ‎касались ‎лишь‏ ‎общих ‎вещей.‏ ‎Только ‎дойдя ‎до ‎определенного ‎момента,‏ ‎ты‏ ‎мог ‎понимать‏ ‎значения ‎наставлений.

И‏ ‎напомню, ‎что ‎это ‎была ‎эпоха‏ ‎кризисов.‏ ‎В‏ ‎этих ‎условиях,‏ ‎Сюэ ‎Дянь‏ ‎раздумывал, ‎как‏ ‎создать‏ ‎материал ‎для‏ ‎быстрого ‎самообучения ‎стилю. ‎Так ‎и‏ ‎появилась ‎книга‏ ‎«Истинная‏ ‎оценка ‎образов ‎и‏ ‎форм ‎кулачного‏ ‎искусства». ‎Те, ‎кто ‎получил‏ ‎истинную‏ ‎передачу, ‎посмотрев,‏ ‎тут ‎же‏ ‎понимали, ‎о ‎чем ‎идет ‎речь.‏ ‎Конечно‏ ‎было ‎понятно,‏ ‎что ‎это‏ ‎синъицюань. ‎Получается, ‎что ‎таким ‎образом‏ ‎он‏ ‎хотел‏ ‎избежать ‎нарушения‏ ‎правил ‎и‏ ‎назвал ‎книгу‏ ‎искусство‏ ‎образов ‎и‏ ‎форм, ‎а ‎не ‎синъицюань?

Это ‎догадка,‏ ‎но ‎«искусство‏ ‎образов‏ ‎и ‎форм» ‎и‏ ‎синъицюань ‎имеют‏ ‎общую, ‎древнюю ‎связь. ‎Ее‏ ‎написание‏ ‎было ‎словно‏ ‎надеждой, ‎на‏ ‎побуждение ‎к ‎самоотверженности ‎практикующих. ‎Ведь‏ ‎боевое‏ ‎искусство ‎—‏ ‎это ‎искусство‏ ‎движения, ‎которое ‎должно ‎передаваться ‎от‏ ‎человека‏ ‎у‏ ‎которого ‎ты‏ ‎учишься ‎на‏ ‎примере. ‎И‏ ‎лишь‏ ‎потом, ‎(ты)‏ ‎можешь ‎осмыслять ‎(технику) ‎самостоятельно. ‎Поэтому‏ ‎не ‎получиться‏ ‎заложить‏ ‎хорошую ‎основу ‎по‏ ‎книгам, ‎практикуя‏ ‎без ‎учителя.

Так ‎несмотря ‎на‏ ‎его‏ ‎известность, ‎поражение‏ ‎в ‎том‏ ‎бою ‎оставило ‎отпечаток ‎на ‎всю‏ ‎оставшуюся‏ ‎жизнь. ‎Погиб‏ ‎он ‎трагично.‏ ‎(В ‎1953 ‎году ‎его ‎расстреляли‏ ‎как‏ ‎члена‏ ‎религиозного ‎культа).‏ ‎И ‎долгое‏ ‎время ‎знающие‏ ‎его‏ ‎люди, ‎предпочитали‏ ‎не ‎говорить ‎о ‎нем ‎и‏ ‎не ‎особо‏ ‎почитали‏ ‎его ‎последователей.

Книга ‎же‏ ‎написана ‎красивым‏ ‎и ‎простым ‎языком. ‎Трудно‏ ‎встретить‏ ‎столь ‎чистый‏ ‎и ‎ясный‏ ‎слог, ‎где ‎читатель ‎быстро ‎вникает‏ ‎в‏ ‎суть ‎и‏ ‎может ‎самостоятельно‏ ‎заниматься ‎изучением ‎разделов ‎(книги).

  1. Общие ‎положения.‏ ‎1‏ ‎глава‏ ‎4 ‎раздел,‏ ‎метод ‎стояния‏ ‎как ‎медленная‏ ‎практика‏ ‎вхождения ‎на‏ ‎путь.

Многие ‎знают, ‎что ‎одной ‎из‏ ‎ключевых ‎особенностей‏ ‎синъицюань,‏ ‎является ‎практика ‎стояния.‏ ‎Но ‎вот‏ ‎как ‎стоять, ‎не ‎ясно.‏ ‎В‏ ‎некоторых ‎книгах‏ ‎говорится ‎лишь‏ ‎о ‎том, ‎что ‎нужно ‎подтянуть‏ ‎макушку,‏ ‎язык, ‎уши,‏ ‎нос. ‎О‏ ‎том, ‎что ‎нельзя ‎двигаться. ‎Словно‏ ‎совершаешь‏ ‎буддийскую‏ ‎практику ‎созерцания.‏ ‎И ‎чем‏ ‎дольше ‎стоишь‏ ‎неподвижно,‏ ‎тем ‎лучше.‏ ‎Это ‎ошибочное ‎мнение. ‎Если ‎будешь‏ ‎держать ‎себя,‏ ‎создашь‏ ‎напряжения ‎мышц ‎и‏ ‎лишь ‎испытаешь‏ ‎разочарование ‎(со ‎временем).

Здесь ‎открывается‏ ‎небольшой‏ ‎секрет. ‎Практика‏ ‎стояния ‎—‏ ‎это ‎о ‎движении. ‎Не ‎о‏ ‎практике‏ ‎неподвижного ‎созерцания,‏ ‎а ‎медленная‏ ‎тренировка ‎(движения). ‎Сюэ ‎Дянь ‎говорил‏ ‎так:‏ ‎«Методы‏ ‎стояния ‎—‏ ‎это ‎медленная‏ ‎практика. ‎Медленно,‏ ‎посредством‏ ‎духа ‎и‏ ‎намерения, ‎приходишь ‎в ‎движение, ‎раскрывая‏ ‎четыре ‎конечности».‏ ‎Только‏ ‎об ‎очень ‎медленном‏ ‎(движении), ‎что‏ ‎непонимающие ‎люди ‎этого ‎не‏ ‎замечают.

Эти‏ ‎слова ‎«Медленно‏ ‎посредством ‎духа‏ ‎и ‎намерения ‎приходить ‎в ‎движение» на‏ ‎вес‏ ‎золота. ‎Они‏ ‎разъясняют, ‎что‏ ‎эффект ‎от ‎стояния ‎направлен ‎на:‏ ‎«чистоту‏ ‎(здоровья)‏ ‎внутренних ‎органов,‏ ‎раскрытые ‎каналы‏ ‎и ‎меридианы,‏ ‎крепость‏ ‎костей, ‎костного‏ ‎мозга ‎и ‎наполненность ‎жизненных ‎сил». Особенно‏ ‎есть ‎указание‏ ‎на‏ ‎то, ‎что ‎«обостренная‏ ‎(острая) ‎реакция‏ ‎нервной ‎системы» ‎это ‎ошибочный‏ ‎результат‏ ‎тренировки.

2.   11 глава. ‎12‏ ‎раздел. ‎О‏ ‎дыхании.

Многие ‎знают ‎что ‎синъицюань ‎это‏ ‎искусство‏ ‎внутренней ‎семьи.‏ ‎Получается, ‎что‏ ‎посредством ‎кулачного ‎искусства, ‎можно ‎постичь‏ ‎путь‏ ‎(дао).‏ ‎Но ‎в‏ ‎трактатах ‎только‏ ‎описание ‎тренировки‏ ‎боевого‏ ‎и ‎очень‏ ‎смутно ‎(простыми ‎словами ‎из ‎даосского‏ ‎канона) ‎описано,‏ ‎как‏ ‎же ‎можно ‎постичь‏ ‎путь. ‎Сюэ‏ ‎говорит ‎о ‎цельном ‎дыхании‏ ‎тела,‏ ‎как ‎о‏ ‎методике ‎(синъицюань)‏ ‎для ‎вступления ‎на ‎него. ‎В‏ ‎его‏ ‎тексте ‎сказано:‏ ‎«Со ‎всех‏ ‎сторон ‎(тела), ‎из ‎всех ‎малых‏ ‎пор,‏ ‎поднимается‏ ‎словно ‎пар‏ ‎иль ‎туман‏ ‎дыхание ‎тела». Это‏ ‎и‏ ‎есть ‎мастерство.‏ ‎Именно ‎так ‎дышит ‎дух. ‎Не‏ ‎получив ‎истинной‏ ‎передачи,‏ ‎не ‎усердствуя ‎в‏ ‎практике ‎—‏ ‎не ‎дойдешь ‎до ‎предела‏ ‎и‏ ‎сложно ‎будет‏ ‎вступить ‎на‏ ‎путь.

3.    Первый ‎том. ‎6 ‎глава. ‎Первый‏ ‎раздел.‏ ‎Пять ‎методов‏ ‎сплетаются ‎в‏ ‎жемчужную ‎нить.

В ‎практике ‎синъицюань ‎есть‏ ‎понятие‏ ‎«кружевные‏ ‎руки» (圈手). ‎Еще‏ ‎технику ‎называют‏ ‎— ‎«ветер‏ ‎раскачивает‏ ‎иву». ‎Этими‏ ‎движениями ‎можно ‎как ‎атаковать ‎(противника),‏ ‎так ‎и‏ ‎укрепить‏ ‎тело. ‎Говорят ‎в‏ ‎ней ‎хранится‏ ‎главная ‎суть ‎кулака ‎пяти‏ ‎элементов‏ ‎и ‎форм‏ ‎двенадцати ‎зверей.‏ ‎Не ‎получившие ‎передачу, ‎предполагают, ‎что‏ ‎это‏ ‎такая ‎же‏ ‎практика, ‎как‏ ‎и ‎облачные ‎руки ‎тайцзицюань, ‎где‏ ‎двумя‏ ‎руками‏ ‎(практикующий) ‎описывает‏ ‎круг.

В ‎действительности‏ ‎же, ‎это‏ ‎похожая‏ ‎практика, ‎но‏ ‎круг ‎описывается ‎не ‎только ‎двумя‏ ‎руками, ‎а‏ ‎все‏ ‎тело ‎приходит ‎в‏ ‎движение.

Синъицюань ‎использует‏ ‎понятия ‎кулака ‎пяти ‎первоэлементов:‏ ‎метала,‏ ‎дерева, ‎воды,‏ ‎огня, ‎земли.‏ ‎Им ‎соответствуют ‎усилия: ‎рубящего, ‎пробивающего,‏ ‎буравящего,‏ ‎взрывного, ‎горизонтального‏ ‎кулаков. ‎Сюэ‏ ‎в ‎своей ‎книге ‎свел ‎их‏ ‎к‏ ‎понятиям:‏ ‎«полета, ‎облака,‏ ‎встряхивания, ‎колыхания,‏ ‎вращения». ‎Так‏ ‎два‏ ‎понятия ‎«полета»‏ ‎и ‎«облака» ‎взяты ‎из ‎фехтования.‏ ‎И ‎(знающие)‏ ‎сразу‏ ‎могут ‎угадать ‎в‏ ‎этом ‎методы‏ ‎изменения ‎кулаков ‎пяти ‎первоэлементов‏ ‎из‏ ‎синъицюань. ‎Словно‏ ‎изменили ‎суп,‏ ‎не ‎изменив ‎его ‎наполнения.

Но ‎если‏ ‎серьезно,‏ ‎то ‎его‏ ‎пять ‎методов‏ ‎взяты ‎не ‎из ‎кулака ‎пяти‏ ‎элементов.‏ ‎Даже‏ ‎кружевные ‎руки‏ ‎имеют ‎очень‏ ‎древнее ‎происхождение.‏ ‎Поэтому‏ ‎лучше ‎уделить‏ ‎внимания ‎изучению ‎того, ‎как ‎он‏ ‎нанизывает ‎пять‏ ‎методов‏ ‎в ‎эту ‎жемчужную‏ ‎нить ‎и‏ ‎как ‎он ‎разъясняет ‎их‏ ‎суть‏ ‎и ‎различия.

Перевел‏ ‎Хван ‎Кирилл.‏ ‎2023

Читать: 15+ мин
logo Записки Трех Деревьев

Школа мастера Шана - Глава 8.

Воспоминания ‎о‏ ‎былом. ‎

Глава ‎8 ‎- ‎Убивать‏ ‎людей ‎словно‏ ‎косить‏ ‎траву. ‎

Одним ‎из‏ ‎отличительных ‎веяний‏ ‎Республики ‎стало ‎массовое ‎открытие‏ ‎школ‏ ‎боевых ‎искусств.‏ ‎До ‎этого,‏ ‎боевые ‎искусства ‎или ‎же ‎были‏ ‎запрещены,‏ ‎или ‎же‏ ‎организовывались ‎в‏ ‎качестве ‎отрядов ‎самообороны ‎для ‎защиты‏ ‎от‏ ‎бандитов.‏ ‎Что ‎конечно‏ ‎же ‎(в‏ ‎своей ‎глубине)‏ ‎было‏ ‎далеко ‎от‏ ‎сути ‎боевых ‎искусств.

Правда ‎переход ‎к‏ ‎массовому ‎преподаванию‏ ‎крайне‏ ‎отличался ‎от ‎традиционной‏ ‎системы ‎обучения.‏ ‎У ‎настоящих ‎мастеров ‎не‏ ‎могло‏ ‎быть ‎много‏ ‎учеников. ‎Трое,‏ ‎пятеро. ‎Только ‎так ‎можно ‎было‏ ‎усвоить‏ ‎и ‎передать‏ ‎(знание) ‎дальше.

И‏ ‎широко ‎открывая ‎врата ‎(школы) ‎рискуешь:‏ ‎«много‏ ‎обучать‏ ‎ударам, ‎но‏ ‎мало ‎передать‏ ‎мастерства; ‎Разглагольствовать‏ ‎о‏ ‎приемах, ‎а‏ ‎принципов ‎не ‎передать». ‎Это ‎не‏ ‎значит, ‎что‏ ‎мастера‏ ‎были ‎плохие, ‎но‏ ‎боевые ‎искусство‏ ‎связаны ‎с ‎(движением) ‎тела.‏ ‎Только‏ ‎продемонстрировав ‎технику,‏ ‎ученик ‎может‏ ‎понять ‎(ее) ‎принцип. ‎И ‎даже‏ ‎выкрикивая‏ ‎древние ‎наставления,‏ ‎ученикам ‎сложно‏ ‎понимать ‎(их) ‎смысл. ‎

В ‎практике‏ ‎Чань‏ ‎буддизма‏ ‎существует ‎принцип‏ ‎«передачи ‎(практики)‏ ‎от ‎сердца‏ ‎к‏ ‎сердцу». ‎Следуя‏ ‎ему ‎, ‎ты ‎направляешь ‎сердце‏ ‎ученика ‎к‏ ‎(правильной)‏ ‎практике. ‎Передача ‎«словом»‏ ‎здесь ‎не‏ ‎поможет. ‎В ‎молодости ‎(1920-1930г)‏ ‎в‏ ‎брошюрах ‎по‏ ‎боевым ‎искусствам‏ ‎всюду ‎записывались ‎словесные ‎описания ‎той‏ ‎или‏ ‎иной ‎техники,‏ ‎движения ‎или‏ ‎(главенствовал) ‎текст ‎описания ‎(приема) ‎для‏ ‎подготовки‏ ‎солдат.‏ ‎

В ‎то‏ ‎время ‎Китай‏ ‎находился ‎в‏ ‎кризисе.‏ ‎Угроза ‎иностранной‏ ‎агрессии ‎еще ‎более ‎усугубляла ‎ситуацию‏ ‎(в ‎обществе).‏ ‎От‏ ‎мира ‎боевых ‎искусств‏ ‎был ‎выдвинут‏ ‎лозунг: ‎«укрепить ‎страну, ‎укрепить‏ ‎народ».‏ ‎И ‎в‏ ‎надежде ‎на‏ ‎восстановление ‎(страны), ‎в ‎ускоренном ‎режиме‏ ‎готовили‏ ‎армию ‎к‏ ‎фронту. ‎В‏ ‎этих ‎условиях, ‎произошло ‎упрощение ‎системы‏ ‎обучения‏ ‎боевым‏ ‎искусствам. ‎Несколько‏ ‎сотен ‎человек‏ ‎могли ‎одновременно‏ ‎проходить‏ ‎обучение, ‎отрабатывая‏ ‎движения.

Шан ‎Юнсян ‎был ‎примером ‎мягкого‏ ‎(человека) ‎снаружи,‏ ‎но‏ ‎я ‎точно ‎знал,‏ ‎насколько ‎он‏ ‎тверд ‎внутри. ‎Он ‎сразу‏ ‎видел‏ ‎людей ‎насквозь‏ ‎и ‎не‏ ‎терпел ‎обмана. ‎Любя ‎свою ‎страну,‏ ‎(он)‏ ‎жил ‎надеждой,‏ ‎что ‎его‏ ‎искусство ‎поможет ‎привести ‎ее ‎к‏ ‎победам.‏ ‎Часто‏ ‎можно ‎было‏ ‎услышать ‎(от‏ ‎него), ‎что‏ ‎научиться‏ ‎сражаться ‎можно‏ ‎только ‎в ‎бою. ‎

Говорят, ‎что‏ ‎синъицюань ‎передавался‏ ‎от‏ ‎господина ‎Юэ ‎Фэя.‏ ‎И ‎что‏ ‎это ‎была ‎система ‎подготовки‏ ‎солдат‏ ‎в ‎период‏ ‎Южной ‎Сун‏ ‎. ‎Тогда ‎синъицюань ‎нужно ‎использовать‏ ‎и‏ ‎для ‎подготовки‏ ‎современной ‎армии.‏ ‎Известные ‎мастера ‎того ‎времени, ‎как‏ ‎раз‏ ‎размышляли‏ ‎о ‎реализации‏ ‎(этого). ‎Школы‏ ‎боевых ‎искусств‏ ‎назывались‏ ‎академиями ‎национального‏ ‎искусства ‎- ‎«Гуошу». ‎

Мастер ‎Ли‏ ‎Цуньи ‎как-то‏ ‎сказал:‏ ‎«Раз ‎синъи ‎зовется‏ ‎национальным ‎искусством,‏ ‎значит ‎с ‎его ‎помощью‏ ‎нужно‏ ‎защищать ‎страну».‏ ‎Мастер ‎Ли‏ ‎был ‎в ‎боях ‎на ‎передовой‏ ‎и‏ ‎имел ‎несомненный‏ ‎боевой ‎опыт‏ ‎(Он ‎был ‎одним ‎из ‎активных‏ ‎участников‏ ‎движения‏ ‎”ихэтуаней“). ‎Будучи‏ ‎руководителем ‎академии‏ ‎гуошу, ‎он‏ ‎старательно‏ ‎оттачивал ‎технику‏ ‎синъи ‎для ‎быстрого ‎и ‎точного‏ ‎преподавания ‎военным.‏ ‎Шан‏ ‎Юнсян ‎решил ‎последовать‏ ‎его ‎примеру.‏ ‎В ‎результате, ‎система ‎действительна‏ ‎стала‏ ‎проще(简化). ‎Здесь‏ ‎имеется ‎ввиду‏ ‎не ‎упрощение ‎приемов ‎и ‎техник,‏ ‎а‏ ‎упрощение ‎методики‏ ‎обучения. ‎На‏ ‎короткий ‎момент ‎- ‎это ‎дало‏ ‎толчок‏ ‎к‏ ‎развитию ‎мастерства.‏ ‎Но ‎в‏ ‎итоге ‎-‏ ‎оказалось‏ ‎ошибкой. ‎

У‏ ‎разных ‎людей ‎разные ‎физические ‎кондиции,‏ ‎мышление ‎и‏ ‎взгляды.‏ ‎Суть ‎внутренних ‎стилей‏ ‎не ‎в‏ ‎“технике ‎и ‎приемах”,а ‎в‏ ‎“шень‏ ‎и ‎ци(神气)".‏ ‎И ‎эту‏ ‎суть ‎невозможно ‎уловить, ‎просто ‎слушая‏ ‎названия‏ ‎техник ‎или‏ ‎ударов ‎(во‏ ‎время ‎массового ‎обучения). ‎Здесь ‎нужна‏ ‎гибкость‏ ‎и‏ ‎сообразительность ‎мышления.‏ ‎А ‎в‏ ‎итоге, ‎эти‏ ‎солдаты‏ ‎(лишь) ‎чуть‏ ‎лучше ‎освоили ‎дисциплину ‎и ‎массовые‏ ‎построения. ‎

Хотя‏ ‎ничего‏ ‎не ‎вышло ‎и‏ ‎синъи ‎не‏ ‎стало ‎армейской ‎системой ‎(подготовки),‏ ‎но‏ ‎мы ‎увидели‏ ‎как ‎недостатки‏ ‎(этого ‎метода), ‎так ‎и ‎осознали‏ ‎истинную‏ ‎суть ‎ушу.‏ ‎Слова ‎и‏ ‎красивые ‎выражения ‎помогают ‎учащимся ‎смаковать‏ ‎вкус‏ ‎(техники),‏ ‎а ‎демонстрация‏ ‎способа ‎нанесения‏ ‎удара ‎сразу‏ ‎же‏ ‎воодушевляет ‎людей‏ ‎и ‎попадает ‎в ‎сердца. ‎Поэтому‏ ‎стоит ‎показывать‏ ‎(ученику)‏ ‎технику ‎на ‎собственном‏ ‎примере. ‎Примерно‏ ‎также ‎работает ‎и ‎Чань‏ ‎буддизм.‏ ‎

В ‎практике‏ ‎Чань ‎существуют‏ ‎методы ‎созерцания ‎на ‎определенные ‎вопросы.‏ ‎По‏ ‎сути ‎-‏ ‎это ‎слова,‏ ‎которые ‎вносят ‎в ‎сознание ‎хаос,‏ ‎а‏ ‎затем‏ ‎приводят ‎к‏ ‎просветлению. ‎Если‏ ‎изучать ‎эту‏ ‎методику‏ ‎по ‎книгам,‏ ‎то ‎она ‎не ‎будет ‎работать.‏ ‎Люди ‎лишь‏ ‎начнут‏ ‎спорить ‎и ‎ссориться‏ ‎по ‎поводу‏ ‎услышанного. ‎У ‎мастера ‎Шана‏ ‎тоже‏ ‎были ‎специальные‏ ‎слова ‎и‏ ‎выражения, ‎которые ‎могли ‎иметь ‎значение,‏ ‎а‏ ‎могли ‎и‏ ‎не ‎иметь.‏ ‎Но ‎главная ‎их ‎задача ‎была‏ ‎в‏ ‎провокации‏ ‎ученика ‎на‏ ‎мысль ‎(понимание).‏ ‎

Приведу ‎пример.‏ ‎Один‏ ‎офицер(запамятовал ‎его‏ ‎имя), ‎здоровенный ‎детина, ‎сражался ‎на‏ ‎передовой ‎с‏ ‎японцами.‏ ‎Не ‎смотря ‎на‏ ‎то, ‎что‏ ‎тот ‎имел ‎поверхностные ‎знания‏ ‎о‏ ‎боевых ‎искусствах,‏ ‎он ‎мог‏ ‎драться ‎с ‎двумя ‎саблями ‎дао‏ ‎одновременно‏ ‎и ‎обладал‏ ‎звериной ‎реакций.‏ ‎Прослышав ‎о ‎мастере ‎Шане ‎и‏ ‎его‏ ‎системе‏ ‎быстрого ‎постижения‏ ‎кулачного ‎искусства,‏ ‎он ‎решил‏ ‎нанести‏ ‎визит ‎учителю.‏ ‎

Суть ‎в ‎том, ‎что ‎он‏ ‎имел ‎реальный‏ ‎боевой‏ ‎опыт, ‎который ‎многого‏ ‎стоит. ‎И‏ ‎в ‎частности, ‎он ‎очень‏ ‎гордился‏ ‎своей ‎способностью‏ ‎к ‎быстрой‏ ‎реакции ‎на ‎возникающие ‎угрозы. ‎Спрашивая‏ ‎мастера‏ ‎Шана ‎«Как‏ ‎вам ‎(я)?»‏ ‎получил ‎ответ ‎– ‎«И ‎вправду‏ ‎необычно!‏ ‎Но‏ ‎посмотри. ‎Реакция‏ ‎неплохая, ‎но‏ ‎отвечаешь ‎с‏ ‎задержкой.‏ ‎Так ‎не‏ ‎пойдет! ‎Офицер ‎выглядел ‎крайне ‎раздосадованным.‏ ‎«Я ‎научу‏ ‎тебя‏ ‎методу ‎одновременной ‎реакции‏ ‎и ‎контратаки.‏ ‎Согласен?». ‎И ‎Шан ‎объяснил‏ ‎ему‏ ‎суть ‎метода.‏ ‎Выслушав, ‎офицер‏ ‎согласился ‎и ‎в ‎результате ‎воскликнул‏ ‎:«Как‏ ‎же ‎хорош‏ ‎ваш ‎метод!‏ ‎Я ‎обязательно ‎применю ‎его ‎в‏ ‎бою».

После‏ ‎он‏ ‎настоял ‎на‏ ‎выплате ‎своего‏ ‎жалования ‎(мастеру),‏ ‎но‏ ‎как ‎бы‏ ‎тот ‎не ‎отказывался, ‎офицер ‎продолжал‏ ‎отправлять ‎деньги.‏ ‎Приходилось‏ ‎возвращать ‎назад. ‎В‏ ‎последний ‎раз‏ ‎деньги ‎пришли ‎с ‎юга‏ ‎и‏ ‎после ‎этого‏ ‎о ‎нем‏ ‎не ‎было ‎новостей. ‎Думаю ‎он‏ ‎либо‏ ‎погиб ‎в‏ ‎бою, ‎либо‏ ‎ушел ‎скитаться ‎по ‎свету.  ‎

Мастер‏ ‎Шан‏ ‎дал‏ ‎ему ‎конкретный‏ ‎ключ. ‎Внутри‏ ‎стиля ‎существуют‏ ‎методы‏ ‎тренировки ‎(练法),методы‏ ‎для ‎боя ‎(打法) ‎и ‎практики‏ ‎для ‎демонстрации‏ ‎техники‏ ‎(演法). ‎Шан ‎Юнсян‏ ‎передал ‎ему‏ ‎методику ‎для ‎боя. ‎Так‏ ‎как‏ ‎бывавший ‎в‏ ‎боях ‎будет‏ ‎двигаться ‎намного ‎живее, ‎чем ‎человек‏ ‎не‏ ‎бывавший ‎на‏ ‎войне, ‎а‏ ‎синъи ‎испытан ‎на ‎протяжении ‎трехсот‏ ‎лет,‏ ‎где‏ ‎целые ‎поколения‏ ‎накапливали ‎боевой‏ ‎опыт, ‎превосходящий‏ ‎жизнь‏ ‎одного ‎человека.‏ ‎Поэтому ‎офицер ‎и ‎принял ‎совет.

Сказав‏ ‎те ‎же‏ ‎слова‏ ‎тем ‎кто ‎занимается‏ ‎синъи ‎десять‏ ‎лет, ‎возможно ‎не ‎было‏ ‎бы‏ ‎результата. ‎В‏ ‎любом ‎случае,‏ ‎что ‎касается ‎боя, ‎можно ‎объяснить‏ ‎за‏ ‎десять ‎минут.‏ ‎Это ‎лишь‏ ‎техники ‎и ‎приемы. ‎Не ‎мастерство.‏ ‎

Когда‏ ‎есть‏ ‎мастерство(гунфу) ‎в‏ ‎теле, ‎только‏ ‎тогда ‎это‏ ‎можно‏ ‎назвать ‎кулачным‏ ‎искусством. ‎Возьми ‎и ‎перенеси ‎технику‏ ‎синъи ‎в‏ ‎сражение.‏ ‎Если ‎сможешь ‎чуть‏ ‎более ‎искуснее‏ ‎колоть ‎противника ‎мечом, ‎то‏ ‎хорошо.‏ ‎Но ‎проведя‏ ‎длительное ‎время‏ ‎на ‎полях ‎сражения, ‎уже ‎не‏ ‎будешь‏ ‎опираться ‎на‏ ‎приемы. ‎А‏ ‎будешь ‎опираться ‎на ‎тело ‎(методы‏ ‎тела).‏ ‎Это‏ ‎и ‎есть‏ ‎мастерство. ‎

И‏ ‎нельзя ‎найти‏ ‎быстрого‏ ‎решения ‎этой‏ ‎проблемы. ‎Как ‎быстрее ‎освоить ‎мастерство?‏ ‎Предыдущие ‎мастера‏ ‎в‏ ‎надеждах ‎защиты ‎страны‏ ‎и ‎народа‏ ‎долго ‎искали ‎ответа ‎на‏ ‎этот‏ ‎вопрос. ‎Поэтому‏ ‎разговоры ‎о‏ ‎быстром ‎постижении ‎(мастерства) ‎не ‎были‏ ‎обманом‏ ‎для ‎заработка‏ ‎денег. ‎

Я‏ ‎могу ‎(уверенно) ‎сказать, ‎что ‎невозможно‏ ‎быстро‏ ‎прийти‏ ‎к ‎мастерству.‏ ‎Можно ‎овладеть‏ ‎техникой ‎боя,‏ ‎ударами.‏ ‎Но ‎не‏ ‎мастерством. ‎А ‎быстро ‎овладев ‎техниками‏ ‎боя, ‎лишь‏ ‎навредишь‏ ‎простым ‎людям. ‎А‏ ‎выйдя ‎на‏ ‎ринг, ‎тут ‎же ‎проиграешь.‏ ‎

Синьи‏ ‎мастера ‎Шана‏ ‎обещало ‎«быстрое‏ ‎достижение ‎мастерства». ‎Но ‎все ‎равно‏ ‎не‏ ‎стоит ‎практиковать‏ ‎в ‎спешке.‏ ‎Поговорка ‎гласит: ‎«(В) ‎Тайцзи ‎-‏ ‎десять‏ ‎лет‏ ‎не ‎выходишь‏ ‎за ‎ворота.‏ ‎(В) ‎Синъи‏ ‎-‏ ‎через ‎год‏ ‎убиваешь ‎людей». ‎Практика ‎Тайцзи ‎-‏ ‎словно ‎заваривание‏ ‎лекарства.‏ ‎Даешь ‎ему ‎время‏ ‎настояться, ‎где‏ ‎мастерство ‎откроется ‎лишь ‎в‏ ‎самом‏ ‎конце. ‎А‏ ‎практика ‎синъи‏ ‎похожа ‎на ‎ковку ‎стали. ‎Вначале‏ ‎нужный‏ ‎высокий ‎жар‏ ‎и ‎сильный‏ ‎накал, ‎чтобы ‎очистить ‎сталь ‎от‏ ‎всего‏ ‎лишнего.‏ ‎Для ‎этого‏ ‎и ‎тренируют‏ ‎мощные, ‎сильные‏ ‎движения.‏   ‎

Но ‎если‏ ‎подумать, ‎то ‎практикуя ‎мощь ‎и‏ ‎силу, ‎что‏ ‎тренируется?‏ ‎Стойки ‎и ‎положения‏ ‎тела ‎просты‏ ‎и ‎незамысловаты. ‎Техники ‎кулака‏ ‎пяти‏ ‎первоэлементов ‎и‏ ‎12 ‎форм‏ ‎животных ‎можно ‎выучить ‎и ‎за‏ ‎пол‏ ‎дня. ‎Так‏ ‎почему ‎же‏ ‎один ‎рубящий ‎кулак ‎нужно ‎тренировать‏ ‎целый‏ ‎год?(‏ ‎Даже ‎физически‏ ‎и ‎всесторонне‏ ‎одаренному, ‎молодому‏ ‎человеку‏ ‎(от ‎16-24‏ ‎лет) ‎потребуется ‎четыре ‎месяца) ‎Разумеется,‏ ‎тренируется ‎не‏ ‎позиция,‏ ‎методы ‎боя ‎или‏ ‎выброс ‎силы.

В‏ ‎синъицюань ‎последовательность ‎первоэлементов ‎такова:‏ ‎метал,‏ ‎дерево, ‎вода,‏ ‎огонь, ‎земля.‏ ‎Кулаки: ‎рубящий, ‎пробивающий, ‎буравящий, ‎пушечный,‏ ‎горизонтальный‏ ‎(поперечный). ‎Почему‏ ‎же ‎вначале‏ ‎нужно ‎тренировать ‎рубящий ‎кулак? ‎Ведь‏ ‎не‏ ‎потому,‏ ‎что ‎он‏ ‎идет ‎первым‏ ‎в ‎порядке.‏ ‎Почему‏ ‎тренируя ‎пицюань,‏ ‎лучше ‎проходить ‎300-400 ‎метров ‎нанося‏ ‎удары ‎и‏ ‎почему‏ ‎требуется ‎широкое, ‎открытое‏ ‎пространство ‎для‏ ‎практики? ‎И ‎почему ‎после‏ ‎пицюань,‏ ‎так ‎спонтанно‏ ‎выходит ‎«наскок‏ ‎тигра»?

Далее, ‎по ‎порядку ‎идет ‎пробивающий‏ ‎кулак‏ ‎- ‎Бэн‏ ‎(崩拳), ‎но‏ ‎зачем ‎после ‎переходить ‎к ‎буравящему‏ ‎кулаку?Для‏ ‎чего‏ ‎практикуются ‎шаги‏ ‎на ‎вход‏ ‎по ‎спирали?‏ ‎Взгляните‏ ‎не ‎с‏ ‎точки ‎зрения ‎боя, ‎а ‎с‏ ‎позиции ‎формы‏ ‎тела.‏ ‎И ‎что ‎значит‏ ‎бэн“崩beng“? ‎Как‏ ‎объяснить ‎этот ‎иероглиф? ‎Только‏ ‎пробивающую‏ ‎силу? ‎По‏ ‎правде, ‎его‏ ‎секрет ‎в ‎силе ‎натяжения ‎и‏ ‎отпускания.

Усилие‏ ‎пушечного ‎кулака‏ ‎(炮拳) ‎выполняется‏ ‎обоими ‎руками. ‎Однако, ‎если ‎лишь‏ ‎наносить‏ ‎удары,‏ ‎и ‎не‏ ‎забирать ‎(удар),‏ ‎то ‎натренируешь‏ ‎лишь‏ ‎жесткие, ‎твердые‏ ‎предплечья ‎и ‎твоему ‎противнику ‎будет‏ ‎больно ‎при‏ ‎ударе.‏ ‎Тогда ‎это ‎будет‏ ‎«жестким ‎входом,‏ ‎жестким ‎ударом». ‎Но ‎в‏ ‎этом‏ ‎ли ‎секрет‏ ‎пушечного ‎кулака?‏ ‎Вовсе ‎нет. ‎Главный ‎секрет, ‎в‏ ‎скрытой‏ ‎(возможности) ‎забрать‏ ‎руку. ‎Только‏ ‎тогда ‎это ‎и ‎станет ‎пушечным‏ ‎кулаком.‏ ‎

Горизонтальный‏ ‎кулак ‎-‏ ‎хэнцюань(横拳) ‎(имеет)‏ ‎непостижимые ‎границы.‏ ‎Когда‏ ‎им ‎овладеешь?‏ ‎На ‎все ‎эти ‎вопросы ‎мастер‏ ‎Шан ‎имел‏ ‎нужные‏ ‎слова. ‎Но ‎нужно‏ ‎понимать ‎их‏ ‎скрытый ‎смысл. ‎И ‎если‏ ‎человек‏ ‎прозанимался ‎долгое‏ ‎время ‎синъи,‏ ‎но ‎не ‎понял ‎метода, ‎услышав‏ ‎нужные‏ ‎слова, ‎может‏ ‎в ‎миг‏ ‎взрастить ‎гунфу. ‎Только ‎если ‎тело‏ ‎“открыто(通了-проходимо)”‏ ‎и‏ ‎есть ‎правильные‏ ‎ощущения. ‎Тогда‏ ‎он ‎может‏ ‎самостоятельно‏ ‎совершенствоваться. ‎А‏ ‎гунфу ‎взрастет ‎через ‎тренировку.

И ‎не‏ ‎только ‎в‏ ‎практике‏ ‎синъи, ‎не ‎стоит‏ ‎выходить ‎десять‏ ‎лет ‎за ‎врата, ‎но‏ ‎и‏ ‎в ‎синъи‏ ‎также ‎стоит‏ ‎десять ‎лет ‎не ‎покидать ‎школы.‏ ‎Зачастую,‏ ‎люди ‎практикующие‏ ‎мощь, ‎силу,‏ ‎в ‎синъи ‎быстрее ‎убивают ‎себя,‏ ‎чем‏ ‎кого-либо.‏ ‎Так ‎как‏ ‎практикуя, ‎(они)‏ ‎не ‎знают‏ ‎как‏ ‎восполнять ‎(восстанавливать‏ ‎и ‎хранить) ‎тело. ‎Оттого ‎ци,‏ ‎цзинь, ‎шэнь‏ ‎словно‏ ‎бурная ‎река ‎(начинает)‏ ‎выходит ‎из‏ ‎берегов. ‎И ‎практикуя ‎мощь,‏ ‎станешь‏ ‎крепким ‎(телом),‏ ‎но ‎быстро‏ ‎пролетишь ‎(свой) ‎период ‎(от ‎юности)‏ ‎до‏ ‎старости. ‎

Рассматривая‏ ‎вопрос, ‎как‏ ‎пережить ‎«взлеты ‎и ‎падения», ‎раньше‏ ‎практикующие‏ ‎боевые‏ ‎искусства ‎искали‏ ‎учителей. ‎Тех‏ ‎кто ‎мог‏ ‎помочь,‏ ‎объяснить ‎как‏ ‎лучше ‎сохранить ‎тело. ‎Если ‎же‏ ‎двигаться ‎в‏ ‎стремление‏ ‎за ‎громким ‎именем‏ ‎и ‎победами,‏ ‎то ‎быстро ‎сократишь ‎себе‏ ‎жизнь.‏ ‎

В ‎практике‏ ‎БИ ‎все‏ ‎имеет ‎структурность. ‎Если ‎хочешь ‎постигнуть‏ ‎искусство,‏ ‎то ‎нужно‏ ‎заниматься. ‎Зная‏ ‎одно, ‎не ‎зная ‎второго. ‎(Словно‏ ‎поднять‏ ‎ногу‏ ‎и ‎не‏ ‎идти) ‎Далеко‏ ‎ли ‎уйдешь?

Практикуя‏ ‎синъицюань,‏ ‎ты ‎совершаешь‏ ‎«закалку» ‎себя ‎(здесь ‎используется ‎второй‏ ‎иероглиф ‎炼‏ ‎-‏ ‎тренировать, ‎со ‎смыслом‏ ‎закаливания), ‎приводя‏ ‎в ‎действие ‎ци, ‎цзинь,‏ ‎шэнь.‏ ‎Тогда ‎то‏ ‎синъицюань ‎и‏ ‎сможет ‎изменить ‎твою ‎сущность. ‎Сделав‏ ‎тебя‏ ‎более ‎просвещенным‏ ‎и ‎сильным.‏ ‎И ‎находясь ‎в ‎поиске ‎учителя,‏ ‎ты‏ ‎ищешь‏ ‎человека, ‎который‏ ‎сможет ‎провести‏ ‎тебя ‎от‏ ‎простой‏ ‎«тренировки» ‎до‏ ‎«закалки» ‎кулака ‎и ‎тела ‎(от‏ ‎простого ‎иероглифа‏ ‎练‏ ‎до ‎炼).

И ‎говоря‏ ‎о ‎боевой‏ ‎добродетели ‎(武德), ‎что ‎в‏ ‎ней‏ ‎такого ‎важного?‏ ‎Скромный ‎сердцем,‏ ‎более ‎расположен ‎к ‎внимательности ‎изучению‏ ‎кулачного‏ ‎искусства. ‎Мастак‏ ‎подраться, ‎обыденно‏ ‎прост ‎в ‎своих ‎мыслях ‎и‏ ‎не‏ ‎сможет‏ ‎достичь ‎мастерства.‏ ‎Таких ‎не‏ ‎учат. ‎Часто,‏ ‎если‏ ‎не ‎хотят‏ ‎учить, ‎то ‎отделываются ‎фразами: ‎«В‏ ‎практике ‎внутренней‏ ‎семьи‏ ‎главное ‎расслабленность ‎и‏ ‎сохранение ‎естественности‏ ‎(движений)». ‎Это ‎просто ‎отговорки‏ ‎для‏ ‎тех, ‎кто‏ ‎не ‎способен‏ ‎мыслить ‎и ‎радуясь ‎таким ‎словам,‏ ‎уходит‏ ‎восвояси. ‎

В‏ ‎традиционной ‎школе‏ ‎не ‎работает ‎принцип ‎“чем ‎лучше‏ ‎отношения,‏ ‎тем‏ ‎лучше ‎учат”.‏ ‎Многие ‎мастера‏ ‎даже ‎не‏ ‎передавали‏ ‎школу ‎своим‏ ‎сыновьям. ‎А ‎ты ‎и ‎твоя‏ ‎сущность ‎связывается‏ ‎с‏ ‎учителем. ‎Поэтому ‎в‏ ‎практике, ‎на‏ ‎первое ‎месте ‎выходит ‎почитание‏ ‎,‏ ‎служение(孝 ‎xiao).‏ ‎Кто ‎станет‏ ‎обучать ‎того, ‎кто ‎не ‎почитает‏ ‎(своих)‏ ‎родителей? ‎И‏ ‎каждый ‎день‏ ‎возвращайся ‎к ‎тому, ‎чтобы ‎культивировать‏ ‎в‏ ‎себе‏ ‎пять ‎добродетелей:‏ ‎верность, ‎долг,‏ ‎ритуал(этикет), ‎мудрость‏ ‎и‏ ‎доверие. ‎

Взрастив‏ ‎эти ‎качества, ‎сердце ‎и ‎ум‏ ‎будут ‎чисты,‏ ‎а‏ ‎постижения ‎глубокими. ‎Учитель‏ ‎выбирая ‎ученика‏ ‎смотрит ‎на ‎его ‎дух.‏ ‎Чист‏ ‎ли ‎он‏ ‎или ‎замутнен.‏ ‎Есть ‎ли ‎у ‎него ‎нерешенные‏ ‎проблемы,‏ ‎скрытые ‎болезни‏ ‎или ‎пороки.‏ ‎Если ‎же ‎в ‎глазах ‎нет‏ ‎ни‏ ‎капли‏ ‎сострадания, ‎только‏ ‎и ‎может,‏ ‎что ‎сурово‏ ‎глядеть‏ ‎на ‎людей,‏ ‎тогда ‎вероятно ‎он ‎будет ‎яростным‏ ‎в ‎бою,‏ ‎но‏ ‎проживет ‎недолго. ‎Ученики‏ ‎в ‎поисках‏ ‎учителя ‎руководствуются ‎теми ‎же‏ ‎требованиями.

А‏ ‎если ‎использовать‏ ‎боевые ‎искусства‏ ‎и ‎вредить ‎людям, ‎то ‎это‏ ‎смешно.‏ ‎Наделаешь ‎проблем‏ ‎и ‎помрешь.‏ ‎К ‎таким ‎людям ‎тоже ‎применяется‏ ‎отговорка‏ ‎«бедные‏ ‎учат ‎гражданские‏ ‎науки, ‎богатые‏ ‎учат ‎военные».

Если‏ ‎мы‏ ‎говорим ‎о‏ ‎плате ‎за ‎обучение, ‎то ‎ученым‏ ‎людям, ‎что‏ ‎еще‏ ‎нужно ‎кроме ‎книг?‏ ‎Но ‎занимаясь‏ ‎боевыми ‎искусствами, ‎нужно ‎хорошо‏ ‎питаться,‏ ‎одевать ‎одежду‏ ‎и ‎где-то‏ ‎жить. ‎Чтобы ‎поддерживать ‎свое ‎тело‏ ‎в‏ ‎здоровом ‎состоянии‏ ‎учителю ‎то‏ ‎же ‎требуется ‎еда ‎и ‎кров.‏ ‎Поэтому‏ ‎лучше‏ ‎всего, ‎когда‏ ‎ученик ‎и‏ ‎учитель ‎живут‏ ‎вместе,‏ ‎хотя ‎бы‏ ‎какое-то ‎время. ‎Поэтому ‎то ‎и‏ ‎требуется ‎плата‏ ‎деньгами.‏ ‎

И ‎давайте ‎посмотрим‏ ‎на ‎современный‏ ‎спорт. ‎Чтобы ‎брать ‎золотые‏ ‎медали‏ ‎на ‎олимпиадах,‏ ‎спортсменам ‎нужны‏ ‎условия ‎для ‎тренировок. ‎Тренера, ‎врачи,‏ ‎правильное‏ ‎питание ‎и‏ ‎т.д. ‎Для‏ ‎практикующих ‎боевые ‎искусства ‎тоже ‎так.‏ ‎

Можно‏ ‎конечно‏ ‎сказать, ‎что‏ ‎в ‎древности‏ ‎условия ‎жизни‏ ‎были‏ ‎намного ‎суровее.‏ ‎И ‎ничего, ‎мастерство ‎взращивалось. ‎Но‏ ‎я ‎лишь‏ ‎хочу‏ ‎сказать, ‎что ‎без‏ ‎условий ‎для‏ ‎поддержания ‎здоровья ‎тела, ‎не‏ ‎сможешь‏ ‎хорошо ‎освоить‏ ‎кулачное ‎искусство.‏ ‎

Не ‎нужно ‎быть ‎гурманом, ‎но‏ ‎как‏ ‎минимум ‎(нужно)‏ ‎питаться ‎всем‏ ‎необходимым. ‎После ‎сорока ‎лет ‎тоже‏ ‎не‏ ‎стоит‏ ‎сильно ‎налегать‏ ‎на ‎съестное‏ ‎и ‎стараться‏ ‎питаться‏ ‎едой ‎хорошего‏ ‎качества.

И ‎если ‎нет ‎денег, ‎то‏ ‎обычно ‎это‏ ‎не‏ ‎становится ‎проблемой. ‎В‏ ‎древности ‎учитель‏ ‎даже ‎мог ‎взять ‎опеку‏ ‎над‏ ‎учеником, ‎предоставляя‏ ‎ему ‎еду,‏ ‎кров ‎и ‎одежду.

И ‎особенность ‎Шана‏ ‎была‏ ‎в ‎его‏ ‎словах. ‎Сколько‏ ‎людей ‎искали ‎его, ‎даже ‎не‏ ‎надеясь‏ ‎стать‏ ‎учениками, ‎но‏ ‎хотя ‎бы‏ ‎посмотреть ‎на‏ ‎него‏ ‎и ‎услышать‏ ‎пару ‎слов. ‎Но ‎не ‎обладая‏ ‎нужными ‎знаниями,‏ ‎услышав‏ ‎слова, ‎от ‎них‏ ‎не ‎будет‏ ‎толку. ‎Но ‎и ‎ученики‏ ‎находясь‏ ‎в ‎недоумении,‏ ‎выискивая ‎ответы,‏ ‎могли ‎не ‎понять ‎слов ‎учителя.‏ ‎

Многие‏ ‎думали, ‎что‏ ‎метод ‎Шана‏ ‎в ‎быстром ‎постижении ‎мастерства, ‎означает‏ ‎не‏ ‎приложения‏ ‎усилий, ‎сердца,‏ ‎техники. ‎Конечно‏ ‎же ‎это‏ ‎ошибочное‏ ‎мнение. ‎

И‏ ‎еще ‎одна ‎история. ‎Офицеры ‎китайской‏ ‎армии ‎знали,‏ ‎что‏ ‎Шан ‎занят ‎изучением‏ ‎и ‎структуризацией‏ ‎(системы) ‎подготовки ‎солдат ‎к‏ ‎боевым‏ ‎действиям. ‎Японцы‏ ‎также ‎знали‏ ‎об ‎этом. ‎И ‎разыскали ‎Шан‏ ‎Юнсяна.

Они‏ ‎слышали, ‎что‏ ‎его ‎называют‏ ‎«железная ‎нога ‎Будды». ‎Они ‎тоже‏ ‎верят‏ ‎в‏ ‎буддизм, ‎но‏ ‎не ‎так,‏ ‎как ‎китайцы.‏ ‎Кажется,‏ ‎верят, ‎что‏ ‎если ‎обезглавить ‎человека, ‎то ‎он‏ ‎не ‎сможет‏ ‎достичь‏ ‎чистой ‎земли ‎Будды.‏ ‎Поэтому ‎то,‏ ‎они ‎не ‎боялись ‎умирать,‏ ‎но‏ ‎очень ‎боялись‏ ‎быть ‎обезглавленными.‏ ‎И ‎когда ‎кланялись ‎Будде, ‎то‏ ‎в‏ ‎основном ‎просили‏ ‎о ‎сохранении‏ ‎своей ‎головы. ‎Странный ‎народ.

В ‎Китае‏ ‎часто‏ ‎принято‏ ‎использовать ‎высокие‏ ‎слова ‎для‏ ‎названий. ‎Вроде‏ ‎«Будд»‏ ‎или ‎«Небожителя»,‏ ‎но ‎зачастую ‎они ‎не ‎имеют‏ ‎под ‎собой‏ ‎никакого‏ ‎значения. ‎Мастер ‎Шан‏ ‎не ‎любил‏ ‎своего ‎прозвища, ‎но ‎японцы‏ ‎услышав,‏ ‎как ‎его‏ ‎называют ‎Буддой,‏ ‎тут ‎же ‎пришли ‎к ‎нему‏ ‎(с‏ ‎уважением). ‎

В‏ ‎тот ‎момент,‏ ‎он ‎только ‎дописал ‎пособие ‎по‏ ‎тренировке‏ ‎кулачного‏ ‎искусства. ‎Японцы‏ ‎хотели ‎распространить‏ ‎его ‎в‏ ‎своей‏ ‎армии, ‎но‏ ‎он ‎решительно ‎отказался ‎предоставить ‎им‏ ‎трактат ‎и‏ ‎спрятал‏ ‎его. ‎Так ‎он‏ ‎и ‎затерялся‏ ‎(до ‎сих ‎пор). ‎

Японцы‏ ‎приходили‏ ‎еще ‎несколько‏ ‎раз ‎и‏ ‎уважительно ‎просили ‎помочь ‎им. ‎В‏ ‎конце‏ ‎концов, ‎рассердившись,‏ ‎схватили ‎его‏ ‎учеников ‎(кажется ‎четверых) ‎и ‎забрали‏ ‎с‏ ‎собой.‏ ‎Больше ‎их‏ ‎не ‎видели.‏ ‎

Тогда ‎ходила‏ ‎молва,‏ ‎что ‎их‏ ‎забрали ‎не ‎для ‎того, ‎чтобы‏ ‎устрашить ‎Шан‏ ‎Юнсяна,‏ ‎а ‎для ‎того‏ ‎чтобы ‎использовать.‏ ‎Раз ‎мастер ‎отказывается ‎учить,‏ ‎значит‏ ‎нужно ‎заставить‏ ‎его ‎учеников‏ ‎(обучать ‎людей). ‎Говорят, ‎что ‎достигнув‏ ‎Японии,‏ ‎они ‎показали‏ ‎свою ‎силу‏ ‎ног ‎на ‎татами ‎(и ‎японцы‏ ‎действительно‏ ‎поверили‏ ‎в ‎силу‏ ‎железных ‎ног‏ ‎мастера ‎Шана)‏ ‎и‏ ‎обучая ‎учеников,‏ ‎умышленно ‎травмировали ‎их. ‎За ‎что‏ ‎впоследствии ‎и‏ ‎были‏ ‎казнены. ‎Но ‎также‏ ‎говорили ‎и‏ ‎то, ‎что ‎их ‎выпустили‏ ‎жить‏ ‎в ‎Японии.‏ ‎Единственное ‎точно‏ ‎в ‎этих ‎историях, ‎что ‎больше‏ ‎мы‏ ‎о ‎них‏ ‎ничего ‎не‏ ‎слышали. ‎

Перевел ‎Хван ‎Кирилл. ‎2018

Читать: 13+ мин
logo Записки Трех Деревьев

Глава 4 - Лениво вытягиваться вверх

Доступно подписчикам уровня
«Сюцай»
Подписаться за 500₽ в месяц

Читать: 9+ мин
logo Записки Трех Деревьев

Глава 3. Вести дела словно следуя за мечтой.

Доступно подписчикам уровня
«Сюцай»
Подписаться за 500₽ в месяц

Читать: 11+ мин
logo Записки Трех Деревьев

Глава 2. Сердце и разум не для горести.

В ‎линии‏ ‎(мастера) ‎Лю ‎Циланя ‎было ‎правило,‏ ‎выбирать ‎себе‏ ‎иероглиф‏ ‎имени ‎из ‎фразы‏ ‎«心存剑侠,志在建国 ‎(Сердце‏ ‎хранит ‎меч ‎героя, ‎(направляя)‏ ‎волю‏ ‎к ‎укреплению‏ ‎страны)». Последовательность ‎иероглифов‏ ‎в ‎фразе, ‎определяет ‎старшинство ‎(учеников)‏ ‎в‏ ‎линии ‎передачи.‏ ‎Имя ‎Шан‏ ‎Юнсяна ‎было ‎«Меч ‎осени» ‎(剑秋‏ ‎Цзянь‏ ‎Цю)‏ ‎и ‎такое‏ ‎же ‎у‏ ‎Фу ‎Чанжуна‏ ‎(Меч‏ ‎осени). ‎Мастера‏ ‎Тан ‎Вэйлу ‎звали ‎«Меч ‎Доблести»‏ ‎(剑勋 ‎Цзянь‏ ‎Сюнь).‏ ‎А ‎меня ‎зовут‏ ‎Ли ‎«Герой‏ ‎Искусств» ‎(李艺侠 ‎Ли ‎Ися)[1]. На‏ ‎этой‏ ‎фразе ‎текст‏ ‎не ‎заканчивается,‏ ‎но ‎я ‎не ‎брал ‎себе‏ ‎учеников‏ ‎и ‎не‏ ‎хочется ‎ворошить‏ ‎прошлое. ‎

Все ‎известные ‎люди ‎(занимающиеся‏ ‎синъицюань)‏ ‎брали‏ ‎иероглифы ‎(в‏ ‎имя) ‎из‏ ‎этой ‎фразы.‏ ‎Но‏ ‎она ‎относится‏ ‎к ‎позднему ‎периоду ‎(расцвета) ‎синъицюань.‏ ‎Искусство ‎образов‏ ‎и‏ ‎форм ‎Сюэ ‎Дяня‏ ‎уходит ‎корнями‏ ‎в ‎более ‎старые ‎времена.‏ ‎Сопротивляясь‏ ‎цинским ‎войскам,‏ ‎члены ‎белого‏ ‎лотоса ‎обучали ‎своих ‎адептов ‎синъицюань.‏ ‎И‏ ‎после ‎поражения,‏ ‎цинские ‎солдаты‏ ‎замечая ‎практикующего ‎синъи, ‎убивали ‎(его)‏ ‎на‏ ‎месте‏ ‎без ‎разбору.‏ ‎В ‎итоге,‏ ‎людям ‎ничего‏ ‎не‏ ‎оставалось, ‎кроме‏ ‎как ‎раствориться ‎в ‎среде. ‎ 

Позднее,‏ ‎Цзи ‎Цзикэ‏ ‎якобы‏ ‎обнаружил ‎в ‎древнем‏ ‎храме ‎трактат‏ ‎«шести ‎соединений» ‎генерала ‎Юэ‏ ‎Фея.‏ ‎К ‎сожалению,‏ ‎он ‎был‏ ‎не ‎полон ‎и ‎состоял ‎из‏ ‎общих‏ ‎положений. ‎И‏ ‎наверняка ‎существовали‏ ‎еще ‎около ‎десяти ‎разделов, ‎но‏ ‎никто‏ ‎не‏ ‎знал, ‎где‏ ‎бы ‎они‏ ‎могли ‎сохраниться.‏ ‎Раскрытие‏ ‎трактата ‎укрывавшемуся‏ ‎мастеру ‎синъи ‎дало ‎будущее ‎этому‏ ‎стилю. ‎

В‏ ‎самый‏ ‎расцвет ‎стиля, ‎появилась‏ ‎линия ‎Ли‏ ‎Луонуна ‎(Луонэна). ‎Мастер ‎Гуо‏ ‎Юньшэнь‏ ‎на ‎самом‏ ‎деле ‎имел‏ ‎другую ‎передачу ‎(были ‎те, ‎кто‏ ‎говорил‏ ‎про ‎семейную),‏ ‎но ‎в‏ ‎связи ‎с ‎тем, ‎что ‎мастер‏ ‎Ли‏ ‎стал‏ ‎известен, ‎он‏ ‎поклонился ‎к‏ ‎нему ‎в‏ ‎ученики‏ ‎и ‎побратался‏ ‎с ‎его ‎учеником, ‎мастером ‎Лю‏ ‎Циланем.  ‎

Получается,‏ ‎что‏ ‎книжную ‎традицию ‎начал‏ ‎Цзи ‎Цзикэ.‏ ‎Но ‎явно ‎синъицюань ‎существовал‏ ‎и‏ ‎до ‎нее.‏ ‎Сюэ ‎Дянь‏ ‎говорил, ‎что ‎получил ‎передачу ‎«искусства‏ ‎образов‏ ‎и ‎форм»‏ ‎от ‎монаха‏ ‎«Старик ‎небесной ‎пустоты». ‎И ‎тут‏ ‎сразу‏ ‎же‏ ‎вспоминаешь ‎о‏ ‎романе ‎«Сон‏ ‎в ‎красном‏ ‎тереме».‏ ‎Его ‎написал‏ ‎Цао ‎Сюэцинь, ‎но ‎скрывая ‎свое‏ ‎авторство, ‎он‏ ‎указал‏ ‎что ‎некий ‎«безразмерно‏ ‎великий, ‎истинный‏ ‎человек» передал ‎историю ‎(романа) ‎Цзя‏ ‎Юцуню,‏ ‎а ‎тот‏ ‎уже ‎передал‏ ‎ее ‎Цао ‎Сюэциню. ‎Это ‎ведь‏ ‎игра‏ ‎слов. ‎Иероглифы:‏ ‎«безразмерно ‎великий»‏ ‎означают ‎«никогда ‎не ‎встречающийся» ‎т.е.‏ ‎не‏ ‎существующий.‏ ‎А ‎иероглифы:‏ ‎Цзя, ‎Ю,‏ ‎Цунь ‎звучат‏ ‎также‏ ‎как ‎и‏ ‎слова: ‎«поселение ‎ложного ‎языка». ‎т.е.‏ ‎того, ‎чего‏ ‎нет.‏ ‎Встает ‎вопрос, ‎не‏ ‎выдумал ‎ли‏ ‎Сюэ ‎Дянь ‎этого ‎монаха?

В‏ ‎действительности,‏ ‎он ‎(монах)‏ ‎был. ‎Но‏ ‎является ‎ли ‎искусство ‎образов ‎и‏ ‎форм‏ ‎ранней ‎версией‏ ‎синъицюань ‎или‏ ‎(дальнейшим) ‎развитием? ‎Если ‎второе, ‎то‏ ‎кто‏ ‎его‏ ‎развил? ‎Некий‏ ‎монах ‎или‏ ‎Сюэ ‎Дянь?‏ ‎Этого‏ ‎я ‎не‏ ‎знаю. ‎

В ‎улиньской ‎среде ‎(в‏ ‎среде ‎занимающихся‏ ‎боевыми‏ ‎искусствами*) быстро ‎разлетелась ‎слава‏ ‎о ‎волшебстве‏ ‎рук ‎Сюэ ‎Дяня. ‎Если‏ ‎кто‏ ‎и ‎соприкасался‏ ‎с ‎ним,‏ ‎то ‎тут ‎же ‎отмечал ‎особенность‏ ‎техники.‏ ‎Тогда ‎было‏ ‎принято ‎обмениваться‏ ‎опытом ‎через ‎бой ‎(соприкасанием ‎рук).‏ ‎

Когда‏ ‎Сюэ‏ ‎пробовал ‎работать‏ ‎с ‎кем-то,‏ ‎он ‎говорил:‏ ‎«Ты‏ ‎опоздал». ‎Человек‏ ‎даже ‎не ‎успевал ‎среагировать, ‎а‏ ‎рука ‎Сюэ‏ ‎уже‏ ‎была ‎на ‎нем.‏ ‎Только ‎и‏ ‎звучало: ‎«Ты ‎опоздал. ‎Поздно».‏ ‎Вообще,‏ ‎в ‎ту‏ ‎пору ‎не‏ ‎было ‎привычки ‎хвастаться. ‎Ведь ‎быстро‏ ‎найдутся‏ ‎любители ‎подраться‏ ‎и ‎проверить‏ ‎(тебя). ‎А ‎с ‎рядом ‎с‏ ‎мастером‏ ‎и‏ ‎говорить ‎не‏ ‎приходится. ‎Сядешь‏ ‎рядом ‎и‏ ‎почувствуешь‏ ‎(его ‎мастерство).‏ ‎

Во ‎времена ‎работы ‎в ‎налоговой,‏ ‎у ‎меня‏ ‎был‏ ‎одноклассник ‎с ‎начальной‏ ‎школы ‎–‏ ‎Ли ‎Чжу ‎(имя ‎его‏ ‎Дэ‏ ‎Линь). ‎Он‏ ‎работал ‎в‏ ‎полиции ‎Тяньцзиня ‎и ‎подразнивал ‎меня,‏ ‎пересказывая‏ ‎слова ‎местного‏ ‎мастера: ‎«Кто‏ ‎увернется ‎от ‎моего ‎кулака ‎(бэнцюань),‏ ‎я‏ ‎опрокину‏ ‎вторым ‎ударом‏ ‎(бэнцюань)». И ‎все‏ ‎зазывал ‎меня‏ ‎пойти,‏ ‎потягаться ‎с‏ ‎ним. ‎Мне ‎было ‎не ‎интересно.‏ ‎Вроде ‎бы‏ ‎это‏ ‎было ‎в ‎1942г.‏ ‎Значит ‎тогда‏ ‎мне ‎было ‎около ‎37.

 Тот‏ ‎мастер‏ ‎действительно ‎имел‏ ‎гунфу ‎и‏ ‎мог ‎доказать ‎слова ‎на ‎деле.‏ ‎Но‏ ‎проблема ‎не‏ ‎в ‎нем,‏ ‎а ‎в ‎тех, ‎кто ‎скрещивал‏ ‎с‏ ‎ним‏ ‎руки ‎(они‏ ‎были ‎явно‏ ‎слабее ‎него).‏ ‎Что‏ ‎Шан ‎Юнсян,‏ ‎что ‎Сюэ ‎Дянь ‎имели ‎общепризнанное‏ ‎мастерство ‎(в‏ ‎школе‏ ‎синъи). ‎Они ‎били‏ ‎наповал. ‎Если‏ ‎встречался ‎кто-то ‎посторонний, ‎то‏ ‎обычно‏ ‎с ‎ним‏ ‎не ‎скрещивали‏ ‎рук, ‎а ‎только ‎разговаривали. ‎И‏ ‎не‏ ‎потому, ‎что‏ ‎они ‎были‏ ‎такими. ‎В ‎синъицюань ‎практикуют ‎(удары)‏ ‎наповал‏ ‎(насмерть).‏ ‎И ‎не‏ ‎говоря ‎уже‏ ‎о ‎разнице‏ ‎в‏ ‎мастерстве ‎(между‏ ‎этим ‎мастером ‎и ‎Шаном ‎с‏ ‎Сюэ), ‎но‏ ‎даже‏ ‎если ‎бы ‎они‏ ‎захотели ‎подраться‏ ‎с ‎ним, ‎то ‎наверняка‏ ‎пришлось‏ ‎бы ‎биться‏ ‎до ‎смерти.‏ ‎Не ‎убив ‎их, ‎они ‎бы‏ ‎никогда‏ ‎не ‎приняли‏ ‎поражения ‎(сдались).‏ ‎А ‎если ‎бы ‎проиграли, ‎то‏ ‎почему‏ ‎тогда‏ ‎возле ‎них‏ ‎оставалось ‎так‏ ‎много ‎людей?‏ ‎

И‏ ‎те ‎овладевшие‏ ‎высоким ‎мастерством ‎не ‎могут ‎соревноваться‏ ‎меж ‎собой.‏ ‎Просто‏ ‎у ‎них ‎нет‏ ‎такой ‎возможности.‏ ‎Стоит ‎начать ‎бой, ‎как‏ ‎тут‏ ‎же ‎не‏ ‎останется ‎выбора.‏ ‎Рука ‎пробьет ‎то ‎место, ‎убьет‏ ‎или‏ ‎травмирует ‎человека.‏ ‎А ‎базовый‏ ‎принцип: ‎практикующий ‎должен ‎быть ‎снисходителен‏ ‎к‏ ‎людям,‏ ‎но ‎не‏ ‎должен ‎быть‏ ‎опозоренным. ‎У‏ ‎Сюэ‏ ‎Дяня ‎был‏ ‎хороший ‎характер. ‎Но ‎очень ‎высокое‏ ‎самомнение. ‎Пусть‏ ‎даже‏ ‎небо ‎рушиться ‎у‏ ‎него ‎на‏ ‎глазах, ‎но ‎будучи ‎опозоренным,‏ ‎(он)‏ ‎не ‎обратит‏ ‎на ‎это‏ ‎внимания.  ‎

Про ‎смерть ‎мастеров ‎могу‏ ‎сказать‏ ‎очень ‎просто.‏ ‎Мастер ‎Шан‏ ‎скончался ‎спустя ‎несколько ‎дней ‎с‏ ‎диареей.‏ ‎Мастер‏ ‎Тан ‎также.‏ ‎Это ‎еще‏ ‎можно ‎назвать‏ ‎хорошим‏ ‎концом. ‎Дин‏ ‎Чжитао ‎сам ‎убил ‎себя. ‎А‏ ‎про ‎поздние‏ ‎годы‏ ‎Сюэ ‎я ‎ничего‏ ‎не ‎знаю.‏ ‎Если ‎бы ‎он ‎хотел‏ ‎дать‏ ‎волю ‎своему‏ ‎гневу, ‎то‏ ‎наверняка ‎бы ‎навлек ‎на ‎себя‏ ‎беду.‏ ‎И ‎сейчас,‏ ‎с ‎одной‏ ‎стороны, ‎его ‎линия ‎не ‎очень‏ ‎широко‏ ‎представлена.‏ ‎А ‎с‏ ‎другой, ‎представлена‏ ‎крайне ‎широко.‏ ‎Потому‏ ‎что ‎люди‏ ‎его ‎времени ‎перенимали ‎опыт ‎и‏ ‎знания ‎Сюэ,‏ ‎и‏ ‎передавали ‎в ‎свои‏ ‎школы ‎и‏ ‎ученикам. ‎

В ‎основном ‎распространились‏ ‎техники‏ ‎12 ‎форм‏ ‎животных. ‎Практикующие‏ ‎по ‎линии ‎Лю ‎Циланя ‎–‏ ‎Ли‏ ‎Цуньи, ‎в‏ ‎основном ‎практиковали‏ ‎кулак ‎пяти ‎первоэлементов. ‎А ‎формы‏ ‎животных‏ ‎уже‏ ‎получали ‎в‏ ‎кач-ве ‎передачи‏ ‎(школы). ‎Но‏ ‎при‏ ‎этом, ‎практиковали‏ ‎одну ‎или ‎две ‎формы. ‎Или‏ ‎же ‎совсем‏ ‎не‏ ‎практиковали. ‎Если ‎обрел‏ ‎гунфу, ‎то‏ ‎не ‎так ‎важно, ‎практикуешь‏ ‎или‏ ‎нет ‎(формы‏ ‎животных). ‎Но‏ ‎если ‎совсем ‎не ‎разбираться ‎(в‏ ‎них),‏ ‎то ‎передача‏ ‎не ‎будет‏ ‎полной. ‎

Двенадцать ‎форм ‎(Сюэ) ‎изучил‏ ‎в‏ ‎Шаньси‏ ‎и ‎после‏ ‎(возвращения) ‎свободно‏ ‎открыл ‎перед‏ ‎людьми‏ ‎(школы) ‎своего‏ ‎поколения. ‎Тогда ‎в ‎этой ‎ветке‏ ‎появилась ‎передача‏ ‎12‏ ‎форм. ‎Однако, ‎какие-то‏ ‎ветки ‎(другие‏ ‎школы) ‎утратили ‎собственную ‎передачу‏ ‎и‏ ‎восполняли ‎ее‏ ‎от ‎других.‏ ‎

Конечно, ‎не ‎факт, ‎что ‎вся‏ ‎передача‏ ‎пошла ‎от‏ ‎Сюэ. ‎По‏ ‎письменной ‎традиции, ‎(мы) ‎приходим ‎к‏ ‎имени‏ ‎его‏ ‎учителя ‎–‏ ‎Ли ‎Чжэньбаня.‏ ‎И ‎хотя‏ ‎он‏ ‎(Сюэ) ‎не‏ ‎говорил ‎мне ‎этого, ‎но ‎я‏ ‎знаю ‎что‏ ‎в‏ ‎ранние ‎годы ‎он‏ ‎учился ‎у‏ ‎Ли ‎Цуньи, ‎и ‎вероятнее‏ ‎всего‏ ‎изучил ‎(их)‏ ‎у ‎Ли‏ ‎Чжэньбаня. ‎

Возвращаясь ‎к ‎истории ‎с‏ ‎монахом.‏ ‎Он ‎не‏ ‎говорил, ‎что‏ ‎это ‎бродячий ‎монах. ‎А ‎значит‏ ‎он‏ ‎жил‏ ‎в ‎монастыре.‏ ‎Так ‎что‏ ‎же? ‎Сюэ‏ ‎со‏ ‎злости ‎все‏ ‎проклял ‎и ‎ушел ‎в ‎монастырь,‏ ‎где ‎был‏ ‎монах‏ ‎занимающийся ‎боевыми ‎искусствами?‏ ‎Или ‎же,‏ ‎встретив ‎великого ‎человека, ‎безропотно‏ ‎ушел‏ ‎за ‎ним?‏ ‎Не ‎знаю….‏ ‎Как ‎и ‎не ‎знаю, ‎на‏ ‎самом‏ ‎ли ‎деле‏ ‎он ‎уходил‏ ‎из ‎мира ‎(в ‎монастырь). ‎Этого‏ ‎он‏ ‎не‏ ‎говорил. ‎Когда‏ ‎спрашивали ‎про‏ ‎возраст ‎монаха,‏ ‎Сюэ‏ ‎отвечал: ‎«Около‏ ‎ста». ‎В ‎книге ‎написано, ‎что‏ ‎возраст ‎монаха‏ ‎равнялся‏ ‎двум ‎циклам ‎цзя,‏ ‎т.е. ‎120‏ ‎годам. ‎Впрочем, ‎Сюэ ‎действительно‏ ‎любил‏ ‎напустить ‎туман.‏ ‎Будучи ‎его‏ ‎учеником ‎нельзя ‎было ‎спрашивать ‎напрямую.‏ ‎А‏ ‎для ‎Сюэ,‏ ‎чем ‎более‏ ‎неприметно ‎он ‎себя ‎вел, ‎тем‏ ‎было‏ ‎лучше.‏ ‎

В ‎монастыре,‏ ‎он ‎занимался‏ ‎буддийской ‎практикой,‏ ‎а‏ ‎также ‎изучал‏ ‎книгу ‎перемен. ‎Отсюда ‎и ‎его‏ ‎увлечение ‎багуачжан.‏ ‎Правда‏ ‎изучив ‎багуа ‎у‏ ‎Шан ‎Юнсяна,‏ ‎он ‎только ‎обучал ‎других,‏ ‎но‏ ‎не ‎практиковал‏ ‎сам. ‎И‏ ‎на ‎самом ‎деле, ‎ни ‎во‏ ‎что‏ ‎он ‎не‏ ‎верил. ‎Лишь‏ ‎до ‎безумия ‎тренировался. ‎Все ‎остальное‏ ‎(вне‏ ‎практики)‏ ‎было ‎лишь‏ ‎подспорьем. ‎Когда‏ ‎я ‎кланялся‏ ‎к‏ ‎нему ‎в‏ ‎ученики, ‎у ‎меня ‎не ‎было‏ ‎денег. ‎Он‏ ‎сразу‏ ‎сказал ‎- ‎ничего‏ ‎не ‎надо. - «Не‏ ‎покупай ‎шеста, ‎а ‎меч‏ ‎у‏ ‎меня ‎свой». Стало‏ ‎быть, ‎он‏ ‎сразу ‎подумал, ‎что ‎я ‎подарю‏ ‎ему‏ ‎оружие. ‎

Когда‏ ‎практикуешь, ‎не‏ ‎отключай ‎сознание. ‎Скажу ‎странную ‎вещь.‏ ‎Будто‏ ‎перед‏ ‎тобой ‎человек.‏ ‎На ‎каждый‏ ‎удар ‎–‏ ‎отвечай,‏ ‎давай ‎силу,‏ ‎не ‎давая ‎ее. ‎И ‎в‏ ‎своей ‎медленной‏ ‎практике,‏ ‎представляй, ‎как ‎в‏ ‎тебя ‎летят‏ ‎удары ‎и ‎делай ‎ответ.‏ ‎И‏ ‎отбрасывая ‎одного,‏ ‎не ‎забывай,‏ ‎что ‎рядом ‎есть ‎другие ‎(противники),‏ ‎следящие‏ ‎за ‎тобой.‏ ‎Не ‎представляй‏ ‎себе ‎какого-то ‎официального ‎поединка. ‎Помни‏ ‎о‏ ‎тех,‏ ‎кто ‎рядом‏ ‎(к ‎телу).‏ ‎Так ‎постепенно‏ ‎привыкнешь‏ ‎к ‎мыслям‏ ‎о ‎бое. ‎Следуй ‎за ‎ритмом‏ ‎противника. ‎Он‏ ‎дает‏ ‎тебе ‎удар ‎-‏ ‎сразу ‎отвечай.‏ ‎Есть ‎такая ‎поговорка: ‎«Осенний‏ ‎ветер‏ ‎еще ‎не‏ ‎подул, ‎но‏ ‎цикада ‎уже ‎чувствует ‎(его ‎приближение)». Не‏ ‎нужно‏ ‎ждать ‎того,‏ ‎чтобы ‎ветер‏ ‎разносил ‎осенние ‎листья ‎в ‎разные‏ ‎стороны.‏ ‎Есть‏ ‎признаки, ‎по‏ ‎которым ‎можно‏ ‎узнать ‎о‏ ‎приближении‏ ‎(осеннего ‎ветра)‏ ‎и ‎цикада ‎их ‎знает. ‎Синъицюань‏ ‎это ‎стиль‏ ‎мгновенно‏ ‎ответного ‎боя. ‎Но‏ ‎не ‎так,‏ ‎что ‎я ‎жду ‎удар,‏ ‎а‏ ‎потом ‎отвечаю.‏ ‎Так ‎не‏ ‎пойдет. ‎У ‎атаки ‎есть ‎признаки,‏ ‎увидев‏ ‎их, ‎я‏ ‎наношу ‎удар.‏ ‎И ‎это ‎не ‎так, ‎что‏ ‎у‏ ‎меня‏ ‎есть ‎любимый‏ ‎прием ‎и‏ ‎я ‎использую‏ ‎только‏ ‎его. ‎Все‏ ‎что ‎подходит, ‎все ‎пускай ‎вход.‏ ‎Практикуя ‎с‏ ‎мыслью‏ ‎и ‎сердцем, ‎ищи‏ ‎удобные ‎пути‏ ‎(для ‎атаки). ‎Как ‎только‏ ‎в‏ ‎повседневную ‎работу‏ ‎начнешь ‎вносить‏ ‎осмысленность, ‎так ‎и ‎в ‎мгновение‏ ‎удара‏ ‎молнии ‎сможешь‏ ‎изменяться ‎и‏ ‎наносить ‎удары. ‎

Когда ‎практикуешь ‎стояние,‏ ‎ты‏ ‎тоже‏ ‎идешь. ‎Снаружи,‏ ‎кажется ‎не‏ ‎двигаешься, ‎но‏ ‎внутри,‏ ‎форма ‎тела‏ ‎меняется. ‎В ‎покое ‎– ‎покой,‏ ‎длинный ‎вдох‏ ‎и‏ ‎выдох. ‎Брать ‎себя‏ ‎под ‎контроль.‏ ‎Как ‎понять, ‎что ‎реализовал‏ ‎практику?‏ ‎Сюэ ‎Дянь‏ ‎говорил ‎о‏ ‎двух ‎условиях:

1 – Можешь ‎стоять ‎2 ‎часа.

2 – Руки‏ ‎свободно‏ ‎находятся ‎на‏ ‎высоте ‎(уровня)‏ ‎груди. ‎Ноги ‎могут ‎оторваться ‎от‏ ‎земли‏ ‎(не‏ ‎привязаны ‎к‏ ‎земле), ‎позиция‏ ‎сохраняется. ‎Не‏ ‎так,‏ ‎будто ‎руки‏ ‎напряжены ‎(с ‎усилием), ‎а ‎будто‏ ‎тело ‎на‏ ‎поверхности‏ ‎и ‎свободно. ‎Такая‏ ‎позиция ‎будет‏ ‎верной. ‎

Сам ‎он ‎выполнил‏ ‎эти‏ ‎требования. ‎А‏ ‎я ‎нет.‏ ‎Слабый, ‎что ‎сказать. ‎Тренировал ‎только‏ ‎хуньюань‏ ‎чжуан, ‎а‏ ‎остальные ‎(позиции)‏ ‎нет. ‎

Можно ‎упомянуть, ‎что ‎Ли‏ ‎Цуньи‏ ‎не‏ ‎практиковал ‎стояние.‏ ‎Но ‎его‏ ‎метод ‎стояния‏ ‎слился‏ ‎воедино ‎с‏ ‎(боевой) ‎техникой. ‎Использовал ‎силу ‎даньтяня.‏ ‎Когда ‎научишься‏ ‎ей‏ ‎– ‎не ‎будешь‏ ‎чувствовать ‎усталость.‏ ‎И ‎соединишь ‎ее ‎с‏ ‎движением.‏ ‎Если ‎не‏ ‎понял, ‎то‏ ‎поймешь, ‎когда ‎встретишься ‎с ‎мастером‏ ‎в‏ ‎бою. ‎

Но‏ ‎сила ‎даньтяня‏ ‎не ‎значит ‎надувание ‎живота. ‎Егерь,‏ ‎когда‏ ‎охотится‏ ‎на ‎медведя,‏ ‎берет ‎с‏ ‎собой ‎стаю‏ ‎мелких‏ ‎собак. ‎Он‏ ‎напускает ‎их ‎на ‎медведя. ‎В‏ ‎этот ‎момент‏ ‎собаки‏ ‎возбуждены ‎до ‎предела.‏ ‎Ведь ‎им‏ ‎ужасно ‎страшно, ‎что ‎медведь‏ ‎одним‏ ‎ударом ‎разорвет‏ ‎их. ‎Так‏ ‎почему ‎же ‎такой ‎большой ‎медведь,‏ ‎может‏ ‎испугаться ‎стаи‏ ‎мелких, ‎гавкающих‏ ‎псов? ‎А ‎все ‎потому, ‎что‏ ‎они‏ ‎используют‏ ‎силу ‎даньтяня.‏ ‎

Когда ‎встречаешься‏ ‎в ‎бою‏ ‎с‏ ‎мастером, ‎дух‏ ‎также ‎поднимается ‎до ‎предела. ‎Это‏ ‎и ‎есть‏ ‎сила‏ ‎даньтяня. ‎Словами ‎получается‏ ‎путанно, ‎но‏ ‎это ‎легко ‎почувствовать. ‎И‏ ‎в‏ ‎стоянии ‎рождается‏ ‎это. ‎

Если‏ ‎твой ‎взгляд ‎рассеян, ‎то ‎сила‏ ‎не‏ ‎соберется. ‎Он‏ ‎должен ‎быть‏ ‎острым. ‎Не ‎в ‎смысле, ‎что‏ ‎ты‏ ‎делаешь‏ ‎жестокий, ‎яростный‏ ‎взгляд. ‎Или‏ ‎словно ‎тигр‏ ‎следишь‏ ‎за ‎жертвой,‏ ‎выжидая ‎момента ‎для ‎атаки. ‎Нет.‏ ‎Это ‎приводит‏ ‎к‏ ‎зажиму. ‎Зажатые ‎мышцы‏ ‎и ‎сжатый‏ ‎дух ‎не ‎приводят ‎к‏ ‎гунфу.‏ ‎Важно ‎соблюдать‏ ‎то, ‎что‏ ‎называется ‎«в ‎мягкости ‎есть ‎твердость».‏ ‎Не‏ ‎стоит ‎концентрировать‏ ‎взгляд ‎на‏ ‎одной ‎точке. ‎Лучше ‎опустить ‎его‏ ‎в‏ ‎пустоту.‏ ‎И ‎еще.‏ ‎Даньтянь ‎-‏ ‎это ‎не‏ ‎просто‏ ‎опускание ‎ци‏ ‎вниз. ‎Нужно ‎уровнять ‎даньтянь ‎и‏ ‎поднятие ‎области‏ ‎ануса,‏ ‎чтобы ‎правильно ‎поднимать‏ ‎и ‎опускать‏ ‎(ци). ‎Тогда ‎овладеешь ‎даньтянем.‏ ‎Когда‏ ‎поймешь, ‎как‏ ‎правильно ‎поднимать‏ ‎и ‎опускать, ‎тогда ‎овладеешь ‎(им).‏ ‎Не‏ ‎овладев, ‎не‏ ‎достигнешь ‎гунфу.‏ ‎А ‎когда ‎долго ‎простоял ‎(на‏ ‎одном‏ ‎месте)‏ ‎нужно ‎много‏ ‎ходить. ‎И‏ ‎в ‎прогулке‏ ‎будет‏ ‎расти ‎мастерство.‏ ‎Прогулка ‎- ‎словно ‎база, ‎пристанище‏ ‎для ‎стояния.‏ ‎Прошелся‏ ‎и ‎ци ‎(в‏ ‎теле) ‎уже‏ ‎бодрое, ‎живое. ‎Научившись ‎стоять‏ ‎два‏ ‎часа, ‎сможешь‏ ‎меньше ‎уделять‏ ‎времени ‎стоянию ‎и ‎больше ‎хождению.‏ ‎Еще‏ ‎один ‎момент‏ ‎связан ‎с‏ ‎тем, ‎как ‎проходит ‎дрожь ‎в‏ ‎теле.‏ ‎От‏ ‎ног ‎до‏ ‎головы. ‎Словно‏ ‎легкое ‎простукивание.‏ ‎Это‏ ‎еще ‎один‏ ‎маячок ‎к ‎тому, ‎что ‎гунфу‏ ‎растет.

[1] Иероглиф ‎Ся‏ ‎–‏ ‎герой, ‎стоит ‎следующим‏ ‎в ‎тексте‏ ‎после ‎иероглифа ‎меч. ‎И‏ ‎означает‏ ‎следующее ‎поколение)

Перевел‏ ‎Хван ‎Кирилл.‏ ‎2023

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048