logo
Аналитика без границ и грустных лиц...  Нескучная аналитика по материалам Рузова В.О.
О проекте Просмотр Уровни подписки Фильтры Обновления проекта Контакты Поделиться Метки
Все проекты
О проекте
Аналитика может быть грязной, а может быть чистой. Аналитика может быть красивой, а может быть уродливой. Аналитика может быть на заказ, а может быть бескорыстной. Аналитика может быть для сумасшедших, а может быть под настроение… В наше время надо как то заранее самому стать аналитиком, чтобы выбрать себе источник достойной аналитики.
Наша работа понять главную мысль человека, который видел мир и провёл натуральную аналитику, увидев этот мир со всех сторон своего профессионального положительного, и не только, опыта. Мы собираем эти записи для себя в своём дневнике, просто потому что считаем это бесценным, считаем это жемчужиной, за которой пришлось нырять уж очень глубоко. И там, на глубине, стало понятно, что - правда, а что - ложь…
Мы отдаём вам все эти записи, которые хранят главные идеи лучших мыслителей планеты, интеллектуалов, которые смотрят на мир не так как мы, но видят такое, от чего волосы встают дыбом. Чьими глазами мы смотрим на мир - вот главный вопрос нашего времени. Лично мы хотим смотреть на мир глазами достойных людей, поэтому общаемся с ними и передаём результаты этого общения всем своим друзьям!
Публикации, доступные бесплатно
Уровни подписки
Нескучная аналитика! 555₽ месяц 5 328₽ год
(-20%)
При подписке на год для вас действует 20% скидка. 20% основная скидка и 0% доп. скидка за ваш уровень на проекте Аналитика без границ и грустных лиц...

Регулярные аналитические озарения и расшифровки событий, в которых скрыт "нескучный" смысл, позволяющий применять его в своей реальной жизни. Практичность и ещё раз практичность - вот чего не хватает нашей аналитике! Будем не просто раскрывать коды жизни, а применять эти коды для достижения реальных результатов. Коды будут торжественно извлечены из книг, новостных лент, посланий из прошлого, духовных трактатов и даже из собственной головы. И это будут "нескучные" коды...

Оформить подписку
Задай вопрос аналитику! 1 108₽ месяц 10 637₽ год
(-20%)
При подписке на год для вас действует 20% скидка. 20% основная скидка и 0% доп. скидка за ваш уровень на проекте Аналитика без границ и грустных лиц...

Помимо всего того нескучного, что доступно на уровне "Нескучная аналитика!", у вас появляется возможность ежемесячно задать один "Нескучный Вопрос" (v.ruzov@gmail.com), на который будет дан один "Нескучный Ответ". Главное не воспринимать этот "Нескучный Ответ" слишком близко к сердцу, но ответ будет точно с другого уровня мышления и мировосприятия. Многим одного такого ответа хватает на долгие годы...

Оформить подписку
Фильтры
Обновления проекта
Поделиться
Метки
самоосознание 372 философия 338 Книга Рузова 245 Бог 166 мантра 145 баланс-тв 124 любовь 120 Психология 97 молитва 87 культура 86 видео 80 Рузов 76 имена Бога 72 смысл жизни 61 медитация 48 СМИ 46 Запретная психология 45 счастье 40 душа 36 веды 29 преданность 24 Индия 23 святое имя 23 святые имена 20 Карма 18 воспитание 16 108 15 время 14 жизнь 14 Семья 14 мудрость 12 отношения 12 очищение 12 учитель 12 Внутреннее Видение 11 йога 11 наука 11 разум 10 саморазвитие 10 свобода 10 вера 9 вечность 9 женщина 9 знание 9 история 9 коронавирус 9 религия 9 технологии 8 духовность 7 образование 7 сердце 7 чистота 7 апокалипсис 6 астрология 6 аюрведа 6 вяльба 6 дети 6 духовная практика 6 истина 6 красота 6 МАКИ 6 мистика 6 процветание 6 путешествия 6 самовоспитание 6 цитаты 6 чувства 6 аналитика 5 защита 5 Кришна 5 материя 5 сила 5 судьба 5 творение 5 ученик 5 Абсолютная Истина 4 боль 4 вегетарианство 4 Господь 4 Доброта 4 добрые новости 4 жена 4 книга 4 контроль ума 4 концентрация 4 мудрец 4 новости 4 оскорбления 4 правда 4 привязанность 4 смерть 4 сострадание 4 ум 4 успех 4 Философский дневник 4 Артха 3 богатство 3 брак 3 бхакти-йога 3 Вриндаван 3 вселенная 3 выбор 3 гнев 3 демон 3 депрессия 3 диета 3 жадность 3 здоровье 3 знания 3 Иллюзия 3 качества 3 личность 3 милость 3 муж 3 общение 3 помощь 3 Пост 3 про_уважение 3 Развитие 3 речь 3 самоконтроль 3 страх 3 Цель 3 Щедрость 3 экология 3 благодарность 2 благочестие 2 болезнь 2 Брахма 2 вайшнавы 2 видение 2 Вопросы и ответы 2 высокое мышление 2 грех 2 деньги 2 джапа 2 добро и зло 2 доверие 2 духовный наставник 2 еда 2 желание 2 зависть 2 звук 2 ЗОЖ 2 игра 2 Индрия Ниграха 2 искусство 2 исследование 2 Кали-юга 2 корова 2 критика 2 мечта 2 мораль 2 мысли 2 невежество 2 общество 2 отречение 2 ошибка 2 паломничество 2 политика 2 полубоги 2 постоянство 2 привычка 2 просто о сложном 2 простота 2 путь 2 радость 2 Радха 2 развод 2 рак 2 ребёнок 2 реинкарнация 2 Рузов-аудио 2 свадьба 2 святое место 2 святые 2 служение 2 смирение 2 сомнения 2 стыд 2 суд 2 терпение 2 трактат 2 удача 2 ХареКришна 2 ценности 2 человек 2 человечность 2 чудо 2 Шрила Прабхупада 2 язык 2 Психология 1 алкоголь 1 аскеза 1 беспристрастность 1 благо 1 благослование 1 благотворительность 1 блаженство 1 брахма-мухурта 1 Будда 1 будущее 1 бункер 1 Бхагавад-Гита 1 Бхишма 1 верность 1 вкус 1 вожделение 1 воздух 1 воин 1 война 1 волшебство 1 враг 1 время выбирать 1 высшее знание 1 Гаруда 1 Гималаи 1 глупец 1 Говардхан 1 голос 1 гордость 1 гордыня 1 гость 1 грязь 1 гуны 1 гуру 1 Дамодара 1 движение 1 Джаганнатха 1 друг 1 дружба 1 дружелюбие 1 дхама 1 желания 1 желтый 1 Жертва 1 животное 1 забота 1 зависимость 1 застенчивость 1 змеи 1 золотой век 1 измены 1 исполнение желаний 1 карттика 1 качество 1 квантовый скачок 1 КнигаРузова 1 корысть 1 кризис 1 крылья 1 Купидон 1 лень 1 ложь 1 Матхура 1 метод познания 1 милосердие 1 мир 1 могущество 1 молодость 1 Мотивация 1 мужчина 1 Музыка 1 наслаждение 1 Натараджа 1 научноепознание 1 независимость 1 неизменность 1 неприятность 1 непроницаемость 1 неумолимое время 1 обет 1 обиды 1 обман 1 обучение 1 обязанности 1 Ориша 1 освобождение 1 отвага 1 павлин 1 память 1 пенсия 1 петля времени 1 печать книг 1 писания 1 пицца 1 планета 1 поддержка 1 подкаблучник 1 подпись Творца. 1 поклонение 1 поломничество 1 порок 1 почёт 1 правила жизни 1 прасад 1 препятствия 1 прибежище 1 привлечение 1 природа 1 проклятие 1 просветление 1 прощение 1 психоз 1 работа 1 развилка 1 ревность 1 реклама 1 релаьность 1 решительность 1 риск 1 робот 1 родители 1 руководитель 1 самодостаточность 1 самсара 1 Светское государство 1 святой 1 слёзы 1 слушание 1 снисходительность 1 совершенство 1 советы 1 солнце 1 спасение 1 спор 1 спорт 1 стабильность 1 старость 1 старшие 1 стихи 1 страсть 1 стресс 1 творчество 1 тело 1 терпимость 1 токсичный 1 точка зрения 1 Традиция 1 трансцендентализм 1 трансцендентно 1 трезвость 1 туласи 1 уроки 1 учтивость 1 феминизм 1 ФестивальсРузовым 1 физика 1 философи 1 фокус внимания 1 храм 1 целеустремленность 1 честность 1 чётки 1 шастры 1 Шива 1 эго 1 эгоизм 1 эмоции 1 этикет 1 Больше тегов
Читать: 7+ мин
logo Аналитика без границ и грустных лиц...

Пять истин и три способа постижения

Доступно подписчикам уровня
«Нескучная аналитика!»
Подписаться за 555₽ в месяц

После того как я узнаю, что все люди смертны, мой разум заставит меня задуматься над вопросом: какой смысл тогда в такой жизни?

Читать: 10+ мин
logo Prox Blog

Робот-АГС: Роберт ШЕКЛИ.БИТВА.


Верховный ‎главнокомандующий‏ ‎Феттерер ‎стремительно ‎вошёл ‎в ‎оперативный‏ ‎зал ‎и‏ ‎рявкнул:

— Вольно!

Три‏ ‎его ‎генерала ‎послушно‏ ‎встали ‎вольно.

— Лишнего‏ ‎времени ‎у ‎нас ‎нет,‏ ‎—‏ ‎сказал ‎Феттерер,‏ ‎взглянув ‎на‏ ‎часы. ‎— ‎Повторим ‎ещё ‎раз‏ ‎предварительный‏ ‎план ‎сражения.

Он‏ ‎подошёл ‎к‏ ‎стене ‎и ‎развернул ‎гигантскую ‎карту‏ ‎Сахары.

— Согласно‏ ‎наиболее‏ ‎достоверной ‎теологической‏ ‎информации, ‎полученной‏ ‎нами, ‎Сатана‏ ‎намерен‏ ‎вывести ‎свои‏ ‎силы ‎на ‎поверхность ‎вот ‎в‏ ‎этом ‎пункте.‏ ‎—‏ ‎Он ‎ткнул ‎в‏ ‎карту ‎толстым‏ ‎пальцем. ‎— ‎В ‎первой‏ ‎линии‏ ‎будут ‎дьяволы,‏ ‎демоны, ‎суккубы,‏ ‎инкубы ‎и ‎все ‎прочие ‎того‏ ‎же‏ ‎класса. ‎Правым‏ ‎флангом ‎командует‏ ‎Велиал, ‎левым ‎— ‎Вельзевул. ‎Его‏ ‎Сатанинское‏ ‎Величество‏ ‎возглавит ‎центр.

— Попахивает‏ ‎средневековьем, ‎—‏ ‎пробормотал ‎генерал‏ ‎Делл.

Вошёл‏ ‎адъютант ‎генерала‏ ‎Феттерера. ‎Его ‎лицо ‎светилось ‎счастьем‏ ‎при ‎мысли‏ ‎об‏ ‎Обещанном ‎Свыше.

— Сэр, ‎—‏ ‎сказал ‎он,‏ ‎— ‎там ‎опять ‎священнослужитель.

— Извольте‏ ‎стать‏ ‎смирно, ‎—‏ ‎строго ‎сказал‏ ‎Феттерер. ‎— ‎Нам ‎ещё ‎предстоит‏ ‎сражаться‏ ‎и ‎победить.

— Слушаю,‏ ‎сэр, ‎—‏ ‎ответил ‎адъютант ‎и ‎вытянулся. ‎Радость‏ ‎на‏ ‎его‏ ‎лице ‎поугасла.

— Священнослужитель,‏ ‎гм? ‎—‏ ‎Верховный ‎главнокомандующий‏ ‎Феттерер‏ ‎задумчиво ‎пошевелил‏ ‎пальцами.

После ‎Пришествия, ‎после ‎того, ‎как‏ ‎стало ‎известно,‏ ‎что‏ ‎грядёт ‎Последняя ‎Битва,‏ ‎труженики ‎на‏ ‎всемирной ‎ниве ‎религий ‎стали‏ ‎сущим‏ ‎наказанием. ‎Они‏ ‎перестали ‎грызться‏ ‎между ‎собой, ‎что ‎само ‎по‏ ‎себе‏ ‎было ‎похвально,‏ ‎но, ‎кроме‏ ‎того, ‎они ‎пытались ‎забрать ‎в‏ ‎свои‏ ‎руки‏ ‎ведение ‎войны.

— Гоните‏ ‎его, ‎—‏ ‎сказал ‎Феттерер.‏ ‎—‏ ‎Он ‎же‏ ‎знает, ‎что ‎мы ‎разрабатываем ‎план‏ ‎Армагеддона.

— Слушаю, ‎сэр,‏ ‎—‏ ‎сказал ‎адъютант, ‎отдал‏ ‎честь, ‎чётко‏ ‎повернулся ‎и ‎вышел, ‎печатая‏ ‎шаг.

— Продолжим,‏ ‎— ‎сказал‏ ‎верховный ‎главнокомандующий‏ ‎Феттерер. ‎— ‎Во ‎втором ‎эшелоне‏ ‎Сатаны‏ ‎расположатся ‎воскрешённые‏ ‎грешники ‎и‏ ‎различные ‎стихийные ‎силы ‎зла. ‎В‏ ‎роли‏ ‎его‏ ‎бомбардировочной ‎авиации‏ ‎выступят ‎падшие‏ ‎ангелы. ‎Их‏ ‎встретят‏ ‎роботы-перехватчики ‎Делла.

Генерал‏ ‎Делл ‎угрюмо ‎улыбнулся.

— После ‎установления ‎контакта‏ ‎с ‎противником‏ ‎автоматические‏ ‎танковые ‎корпуса ‎Мак-Фи‏ ‎двинутся ‎на‏ ‎его ‎центр, ‎поддерживаемые ‎роботопехотой‏ ‎генерала‏ ‎Онгина, ‎—‏ ‎продолжал ‎Феттерер.‏ ‎— ‎Делл ‎будет ‎руководить ‎водородной‏ ‎бомбардировкой‏ ‎тылов, ‎которая‏ ‎должна ‎быть‏ ‎проведена ‎максимально ‎массированно. ‎Я ‎по‏ ‎мере‏ ‎надобности‏ ‎буду ‎в‏ ‎различных ‎пунктах‏ ‎вводить ‎в‏ ‎бой‏ ‎механизированную ‎кавалерию.

Вернулся‏ ‎адъютант ‎и ‎вытянулся ‎по ‎стойке‏ ‎смирно.

— Сэр, ‎—‏ ‎сказал‏ ‎он, ‎— ‎священнослужитель‏ ‎отказался ‎уйти.‏ ‎Он ‎заявляет, ‎что ‎должен‏ ‎непременно‏ ‎поговорить ‎с‏ ‎вами.

Верховный ‎главнокомандующий‏ ‎Феттерер ‎хотел ‎было ‎сказать ‎«нет»,‏ ‎но‏ ‎заколебался. ‎Он‏ ‎вспомнил, ‎что‏ ‎это ‎всё-таки ‎Последняя ‎Битва ‎и‏ ‎что‏ ‎труженики‏ ‎на ‎ниве‏ ‎религий ‎действительно‏ ‎имеют ‎к‏ ‎ней‏ ‎некоторое ‎отношение.‏ ‎И ‎он ‎решил ‎уделить ‎священнослужителю‏ ‎пять ‎минут.

— Пригласите‏ ‎его‏ ‎войти, ‎— ‎сказал‏ ‎он.

Священнослужитель ‎был‏ ‎облачён ‎в ‎обычные ‎пиджак‏ ‎и‏ ‎брюки, ‎показывавшие,‏ ‎что ‎он‏ ‎явился ‎сюда ‎не ‎в ‎качестве‏ ‎представителя‏ ‎какой-то ‎конкретной‏ ‎религии. ‎Его‏ ‎усталое ‎лицо ‎дышало ‎решимостью.

— Генерал, ‎—‏ ‎сказал‏ ‎он,‏ ‎— ‎я‏ ‎пришёл ‎к‏ ‎вам ‎как‏ ‎представитель‏ ‎всех ‎тружеников‏ ‎на ‎всемирной ‎ниве ‎религий ‎—‏ ‎патеров, ‎раввинов,‏ ‎мулл,‏ ‎пасторов ‎и ‎всех‏ ‎прочих. ‎Мы‏ ‎просим ‎вашего ‎разрешения, ‎генерал,‏ ‎принять‏ ‎участие ‎в‏ ‎Битве ‎Господней.

Верховный‏ ‎главнокомандующий ‎Феттерер ‎нервно ‎забарабанил ‎пальцами‏ ‎по‏ ‎бедру. ‎Он‏ ‎предпочёл ‎бы‏ ‎остаться ‎в ‎хороших ‎отношениях ‎с‏ ‎этой‏ ‎братией.‏ ‎Что ‎ни‏ ‎говори, ‎а‏ ‎даже ‎ему,‏ ‎верховному‏ ‎главнокомандующему, ‎не‏ ‎повредит, ‎если ‎в ‎нужный ‎момент‏ ‎за ‎него‏ ‎замолвят‏ ‎доброе ‎слово…

— Поймите ‎моё‏ ‎положение, ‎—‏ ‎тоскливо ‎сказал ‎Феттерер. ‎—‏ ‎Я‏ ‎— ‎генерал,‏ ‎мне ‎предстоит‏ ‎руководить ‎битвой…

— Но ‎это ‎же ‎Последняя‏ ‎Битва,‏ ‎— ‎сказал‏ ‎священнослужитель. ‎—‏ ‎В ‎ней ‎подобает ‎участвовать ‎людям.

— Но‏ ‎они‏ ‎в‏ ‎ней ‎и‏ ‎участвуют, ‎—‏ ‎ответил ‎Феттерер.‏ ‎—‏ ‎Через ‎своих‏ ‎представителей, ‎военных.

Священнослужитель ‎поглядел ‎на ‎него‏ ‎с ‎сомнением.‏ ‎Феттерер‏ ‎продолжал:

— Вы ‎же ‎не‏ ‎хотите, ‎чтобы‏ ‎эта ‎битва ‎была ‎проиграна,‏ ‎не‏ ‎так ‎ли?‏ ‎Чтобы ‎победил‏ ‎Сатана?

— Разумеется, ‎нет, ‎— ‎пробормотал ‎священник.

— В‏ ‎таком‏ ‎случае ‎мы‏ ‎не ‎имеем‏ ‎права ‎рисковать, ‎— ‎заявил ‎Феттерер.

— Все‏ ‎правительства‏ ‎согласились‏ ‎с ‎этим,‏ ‎не ‎правда‏ ‎ли? ‎Да,‏ ‎конечно,‏ ‎было ‎бы‏ ‎очень ‎приятно ‎ввести ‎в ‎Армагеддон‏ ‎массированные ‎силы‏ ‎человечества.‏ ‎Весьма ‎символично. ‎Но‏ ‎могли ‎бы‏ ‎мы ‎в ‎этом ‎случае‏ ‎быть‏ ‎уверенными ‎в‏ ‎победе?

Священник ‎попытался‏ ‎что-то ‎возразить, ‎но ‎Феттерер ‎торопливо‏ ‎продолжал:

— Нам‏ ‎же ‎неизвестна‏ ‎сила ‎сатанинских‏ ‎полчищ. ‎Мы ‎обязаны ‎бросить ‎в‏ ‎бой‏ ‎всё‏ ‎лучшее, ‎что‏ ‎у ‎нас‏ ‎есть. ‎А‏ ‎это‏ ‎означает ‎—‏ ‎автоматические ‎армии, ‎роботы-перехватчики, ‎роботы-танки, ‎водородные‏ ‎бомбы.

Священнослужитель ‎выглядел‏ ‎очень‏ ‎расстроенным.

— Но ‎в ‎этом‏ ‎есть ‎что-то‏ ‎недостойное, ‎— ‎сказал ‎он.‏ ‎—‏ ‎Неужели ‎вы‏ ‎не ‎могли‏ ‎бы ‎включить ‎в ‎свои ‎планы‏ ‎людей?

Феттерер‏ ‎обдумал ‎эту‏ ‎просьбу, ‎но‏ ‎выполнить ‎её ‎было ‎невозможно. ‎Детально‏ ‎разработанный‏ ‎план‏ ‎сражения ‎был‏ ‎совершенен ‎и‏ ‎обеспечивал ‎верную‏ ‎победу.‏ ‎Введение ‎хрупкого‏ ‎человеческого ‎материала ‎могло ‎только ‎всё‏ ‎испортить. ‎Никакая‏ ‎живая‏ ‎плоть ‎не ‎выдержала‏ ‎бы ‎грохота‏ ‎этой ‎атаки ‎механизмов, ‎высоких‏ ‎энергий,‏ ‎пронизывающих ‎воздух,‏ ‎всепожирающей ‎силы‏ ‎огня. ‎Любой ‎человек ‎погиб ‎бы‏ ‎ещё‏ ‎в ‎ста‏ ‎милях ‎от‏ ‎поля ‎сражения, ‎так ‎и ‎не‏ ‎увидев‏ ‎врага.

— Боюсь,‏ ‎это ‎невозможно,‏ ‎— ‎сказал‏ ‎Феттерер.

— Многие, ‎—‏ ‎сурово‏ ‎произнёс ‎священник,‏ ‎— ‎считают, ‎что ‎было ‎ошибкой‏ ‎поручить ‎Последнюю‏ ‎Битву‏ ‎военным.

— Извините, ‎— ‎бодро‏ ‎возразил ‎Феттерер,‏ ‎— ‎это ‎пораженческая ‎болтовня.‏ ‎С‏ ‎вашего ‎разрешения…‏ ‎— ‎Он‏ ‎указал ‎на ‎дверь, ‎и ‎священнослужитель‏ ‎печально‏ ‎вышел.

— Ох, ‎уж‏ ‎эти ‎штатские,‏ ‎— ‎вздохнул ‎Феттерер. ‎— ‎Итак,‏ ‎господа,‏ ‎ваши‏ ‎войска ‎готовы?

— Мы‏ ‎готовы ‎сражаться‏ ‎за ‎Него,‏ ‎—‏ ‎пылко ‎произнёс‏ ‎генерал ‎Мак-Фи.

— Я ‎могу ‎поручиться ‎за‏ ‎каждого ‎автоматического‏ ‎солдата‏ ‎под ‎моим ‎началом.‏ ‎Их ‎металл‏ ‎сверкает, ‎их ‎реле ‎обновлены,‏ ‎аккумуляторы‏ ‎полностью ‎заряжены.‏ ‎Сэр, ‎они‏ ‎буквально ‎рвутся ‎в ‎бой.

Генерал ‎Онгин‏ ‎вышел‏ ‎из ‎задумчивости.

— Наземные‏ ‎войска ‎готовы,‏ ‎сэр.

— Воздушные ‎силы ‎готовы, ‎— ‎сказал‏ ‎генерал‏ ‎Делл.

— Превосходно,‏ ‎— ‎подвёл‏ ‎итог ‎генерал‏ ‎Феттерер. ‎—‏ ‎Остальные‏ ‎приготовления ‎закончены.‏ ‎Телевизионная ‎передача ‎для ‎населения ‎всего‏ ‎земного ‎шара‏ ‎обеспечена.‏ ‎Никто, ‎ни ‎богатый,‏ ‎ни ‎бедный,‏ ‎не ‎будет ‎лишён ‎зрелища‏ ‎Последней‏ ‎Битвы.

— А ‎после‏ ‎битвы… ‎—‏ ‎начал ‎генерал ‎Онгин ‎и ‎умолк,‏ ‎поглядев‏ ‎на ‎Феттерера.

Тот‏ ‎нахмурился. ‎Ему‏ ‎не ‎было ‎известно, ‎что ‎должно‏ ‎произойти‏ ‎после‏ ‎битвы. ‎Этим,‏ ‎по-видимому, ‎займутся‏ ‎религиозные ‎учреждения.

— Вероятно,‏ ‎будет‏ ‎устроен ‎торжественный‏ ‎парад ‎или ‎ещё ‎что-нибудь ‎в‏ ‎этом ‎роде,‏ ‎—‏ ‎ответил ‎он ‎неопределённо.

— Вы‏ ‎имеете ‎в‏ ‎виду, ‎что ‎мы ‎будем‏ ‎представлены…‏ ‎Ему? ‎—‏ ‎спросил ‎генерал‏ ‎Делл.

— Точно ‎не ‎знаю, ‎— ‎ответил‏ ‎Феттерер,‏ ‎— ‎но‏ ‎вероятно. ‎Ведь‏ ‎всё-таки… ‎Вы ‎понимаете, ‎что ‎я‏ ‎хочу‏ ‎сказать.

— Но‏ ‎как ‎мы‏ ‎должны ‎будем‏ ‎одеться? ‎—‏ ‎растерянно‏ ‎спросил ‎генерал‏ ‎Мак-Фи. ‎— ‎Какая ‎в ‎таких‏ ‎случаях ‎предписана‏ ‎форма‏ ‎одежды?

— Что ‎носят ‎ангелы?‏ ‎— ‎осведомился‏ ‎Феттерер ‎у ‎Онгина.

— Не ‎знаю,‏ ‎—‏ ‎сказал ‎Онгин.

— Белые‏ ‎одеяния? ‎—‏ ‎предположил ‎генерал ‎Делл.

— Нет, ‎— ‎твёрдо‏ ‎ответил‏ ‎Феттерер. ‎—‏ ‎Наденем ‎парадную‏ ‎форму, ‎но ‎без ‎орденов.

Генералы ‎кивнули.‏ ‎Это‏ ‎отвечало‏ ‎случаю.

И ‎вот‏ ‎пришёл ‎срок.

В‏ ‎великолепном ‎боевом‏ ‎облачении‏ ‎силы ‎Ада‏ ‎двигались ‎по ‎пустыне. ‎Верещали ‎адские‏ ‎флейты, ‎ухали‏ ‎пустотелые‏ ‎барабаны, ‎посылая ‎вперёд‏ ‎призрачное ‎воинство.‏ ‎Вздымая ‎слепящие ‎клубы ‎песка,‏ ‎танки-автоматы‏ ‎генерала ‎Мак-Фи‏ ‎ринулись ‎на‏ ‎сатанинского ‎врага. ‎И ‎тут ‎же‏ ‎бомбардировщики-автоматы‏ ‎Делла ‎с‏ ‎визгом ‎пронеслись‏ ‎в ‎вышине, ‎обрушивая ‎бомбы ‎на‏ ‎легионы‏ ‎погибших‏ ‎душ. ‎Феттерер‏ ‎мужественно ‎бросал‏ ‎в ‎бой‏ ‎свою‏ ‎механическую ‎кавалерию.‏ ‎В ‎этот ‎хаос ‎двинулась ‎роботопехота‏ ‎Онгина, ‎и‏ ‎металл‏ ‎сделал ‎всё, ‎что‏ ‎способен ‎сделать‏ ‎металл.

Орды ‎адских ‎сил ‎врезались‏ ‎в‏ ‎строй, ‎раздирая‏ ‎в ‎клочья‏ ‎танки ‎и ‎роботов. ‎Автоматические ‎механизмы‏ ‎умирали,‏ ‎мужественно ‎защищая‏ ‎клочок ‎песка.‏ ‎Бомбардировщики ‎Делла ‎падали ‎с ‎небес‏ ‎под‏ ‎ударами‏ ‎падших ‎ангелов,‏ ‎которых ‎вёл‏ ‎Мархозий, ‎чьи‏ ‎драконьи‏ ‎крылья ‎закручивали‏ ‎воздух ‎в ‎тайфуны.

Потрёпанная ‎шеренга ‎роботов‏ ‎выдерживала ‎натиск‏ ‎гигантских‏ ‎злых ‎духов, ‎которые‏ ‎крушили ‎их,‏ ‎поражая ‎ужасом ‎сердца ‎телезрителей‏ ‎во‏ ‎всём ‎мире,‏ ‎не ‎отводивших‏ ‎зачарованного ‎взгляда ‎от ‎экранов. ‎Роботы‏ ‎дрались‏ ‎как ‎мужчины,‏ ‎как ‎герои,‏ ‎пытаясь ‎оттеснить ‎силы ‎зла.

Астарот ‎выкрикнул‏ ‎приказ,‏ ‎и‏ ‎Бегемот ‎тяжело‏ ‎двинулся ‎в‏ ‎атаку. ‎Велиал‏ ‎во‏ ‎главе ‎клина‏ ‎дьяволов ‎обрушился ‎на ‎заколебавшийся ‎левый‏ ‎фланг ‎генерала‏ ‎Феттерера.‏ ‎Металл ‎визжал, ‎электроны‏ ‎выли ‎в‏ ‎агонии, ‎не ‎выдерживая ‎этого‏ ‎натиска.

В‏ ‎тысяче ‎миль‏ ‎позади ‎фронта‏ ‎генерал ‎Феттерер ‎вытер ‎дрожащей ‎рукой‏ ‎вспотевший‏ ‎лоб, ‎но‏ ‎всё ‎так‏ ‎же ‎спокойно ‎и ‎хладнокровно ‎отдавал‏ ‎распоряжения,‏ ‎какие‏ ‎кнопки ‎нажать‏ ‎и ‎какие‏ ‎рукоятки ‎повернуть.‏ ‎И‏ ‎великолепные ‎армии‏ ‎не ‎обманули ‎его ‎ожиданий. ‎Смертельно‏ ‎повреждённые ‎роботы‏ ‎поднимались‏ ‎на ‎ноги ‎и‏ ‎продолжали ‎сражаться.‏ ‎Разбитые, ‎сокрушённые, ‎разнесённые ‎в‏ ‎клочья‏ ‎завывающими ‎дьяволами,‏ ‎роботы ‎всё-таки‏ ‎удержали ‎свою ‎позицию. ‎Тут ‎в‏ ‎контратаку‏ ‎был ‎брошен‏ ‎Пятый ‎корпус‏ ‎ветеранов, ‎и ‎вражеский ‎фронт ‎был‏ ‎прорван.

В‏ ‎тысяче‏ ‎миль ‎позади‏ ‎линии ‎огня‏ ‎генералы ‎руководили‏ ‎преследованием.

— Битва‏ ‎выиграна, ‎—‏ ‎прошептал ‎верховный ‎главнокомандующий ‎Феттерер, ‎отрываясь‏ ‎от ‎телевизионного‏ ‎экрана.‏ ‎— ‎Поздравляю, ‎господа.

Генералы‏ ‎устало ‎улыбнулись.

Они‏ ‎посмотрели ‎друг ‎на ‎друга‏ ‎и‏ ‎испустили ‎радостный‏ ‎вопль. ‎Армагеддон‏ ‎был ‎выигран ‎и ‎силы ‎Сатаны‏ ‎побеждены.

Но‏ ‎на ‎их‏ ‎телевизионных ‎экранах‏ ‎что-то ‎происходило.

— Как! ‎Это ‎же… ‎это…‏ ‎—‏ ‎начал‏ ‎генерал ‎Мак-Фи‏ ‎и ‎умолк.

Ибо‏ ‎по ‎полю‏ ‎брани‏ ‎между ‎грудами‏ ‎исковерканного, ‎раздроблённого ‎металла ‎шествовала ‎Благодать.

Генералы‏ ‎молчали.

Благодать ‎коснулась‏ ‎изуродованного‏ ‎робота.

И ‎роботы ‎зашевелились‏ ‎по ‎всей‏ ‎дымящейся ‎пустыне. ‎Скрученные, ‎обгорелые,‏ ‎оплавленные‏ ‎куски ‎металла‏ ‎обновлялись.

И ‎роботы‏ ‎встали ‎на ‎ноги.

— Мак-Фи, ‎— ‎прошептал‏ ‎верховный‏ ‎главнокомандующий ‎Феттерер.‏ ‎— ‎Нажмите‏ ‎на ‎что-нибудь ‎— ‎пусть ‎они,‏ ‎что‏ ‎ли,‏ ‎на ‎колени‏ ‎опустятся.

Генерал ‎нажал,‏ ‎но ‎дистанционное‏ ‎управление‏ ‎не ‎работало.

А‏ ‎роботы ‎уже ‎воспарили ‎к ‎небесам.‏ ‎Их ‎окружали‏ ‎ангелы‏ ‎господни, ‎и ‎роботы-танки,‏ ‎роботопехота, ‎автоматические‏ ‎бомбардировщики ‎возносились ‎всё ‎выше‏ ‎и‏ ‎выше.

— Он ‎берёт‏ ‎их ‎заживо‏ ‎в ‎рай! ‎— ‎истерически ‎воскликнул‏ ‎Онгин.‏ ‎— ‎Он‏ ‎берёт ‎в‏ ‎рай ‎роботов!

— Произошла ‎ошибка, ‎— ‎сказал‏ ‎Феттерер.‏ ‎—‏ ‎Быстрее! ‎Пошлите‏ ‎офицера ‎связи…‏ ‎Нет, ‎мы‏ ‎поедем‏ ‎сами.

Мгновенно ‎был‏ ‎подан ‎самолёт, ‎и ‎они ‎понеслись‏ ‎к ‎полю‏ ‎битвы.‏ ‎Но ‎было ‎уже‏ ‎поздно: ‎Армагеддон‏ ‎кончился, ‎роботы ‎исчезли, ‎и‏ ‎Господь‏ ‎со ‎своим‏ ‎воинством ‎удалился‏ ‎восвояси.

Читать: 5+ мин
logo Prox Blog

ЗНП: Про Турцию

https://aftershock.news/?q=node/1286360

Однажды ‎в‏ ‎отношении ‎вопроса ‎Сирии ‎и ‎нашего‏ ‎там ‎присутствия‏ ‎была‏ ‎вот ‎такая ‎версия,‏ ‎которая ‎раскрывала‏ ‎только ‎один ‎аспект данного ‎вопроса.

Катар‏ ‎собирался‏ ‎строить ‎свой‏ ‎газопровод ‎в‏ ‎Европу, ‎что ‎лишило ‎бы ‎нас‏ ‎поступлений‏ ‎в ‎бюджет,‏ ‎что ‎сократило‏ ‎бы, ‎конечно ‎же, ‎определенные ‎его‏ ‎статьи.‏ ‎Предполагалось,‏ ‎что ‎основными‏ ‎недополучателями ‎стали‏ ‎бы ‎выплаты‏ ‎бюджетники:‏ ‎пенсионеры, ‎государственные‏ ‎служащие, ‎оборонка, ‎вооруженные ‎силы.

В ‎целом,‏ ‎сокращение ‎бюджета‏ ‎подействовало‏ ‎бы ‎и ‎на‏ ‎программы ‎национальных‏ ‎проектов ‎и ‎на ‎бюджеты‏ ‎федеральных‏ ‎субъектов, ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎и ‎в ‎сфере ‎строительства ‎и‏ ‎программ‏ ‎ипотечного ‎кредитования.

Уменьшение‏ ‎финансирования ‎могло‏ ‎привести ‎к ‎росту ‎безработицы ‎и‏ ‎падению‏ ‎уровня‏ ‎жизни, ‎что‏ ‎вынуждало ‎бы‏ ‎население ‎уходить‏ ‎в‏ ‎те ‎сферы,‏ ‎где ‎уже ‎давно ‎обосновались ‎трудовые‏ ‎мигранты, ‎что,‏ ‎в‏ ‎свою ‎очередь, ‎определило‏ ‎бы ‎безработицу‏ ‎среди ‎этой ‎части ‎населения‏ ‎страны.

Так‏ ‎как, ‎в‏ ‎силу ‎объективных‏ ‎обстоятельств, ‎основной ‎части ‎молодежи ‎из‏ ‎приезжих‏ ‎из ‎стран‏ ‎Средней ‎Азии,‏ ‎и ‎не ‎только ‎молодежи, ‎возврата‏ ‎назад‏ ‎не‏ ‎было, ‎то‏ ‎это ‎бы‏ ‎спровоцировало ‎рост‏ ‎преступности‏ ‎и ‎формирование‏ ‎именно ‎этнических ‎группировок.

Далее ‎- ‎по‏ ‎нарастающей, ‎в‏ ‎том‏ ‎числе ‎и ‎в‏ ‎отношении ‎проживающих‏ ‎русских ‎в ‎сопредельных ‎государствах.

На‏ ‎данный‏ ‎момент ‎нашу‏ ‎уязвимость ‎в‏ ‎вопросе ‎трудовой ‎миграции ‎продолжают ‎накачивать‏ ‎на‏ ‎фоне ‎объективно‏ ‎существующей ‎проблемы,‏ ‎при ‎этом ‎замалчивая ‎остальные ‎прочие‏ ‎аспекты‏ ‎вопроса‏ ‎криминальной ‎обстановки‏ ‎и ‎правоохранительной‏ ‎деятельности. ‎Надо‏ ‎отметить,‏ ‎что ‎нехватка‏ ‎в ‎МВД ‎5000 ‎человек, ‎это‏ ‎в ‎пересчете‏ ‎на‏ ‎100 ‎субъектов ‎РФ,‏ ‎100 ‎-‏ ‎это ‎для ‎простоты ‎счета,‏ ‎есть‏ ‎50 ‎сотрудников‏ ‎на ‎регион.‏ ‎На ‎один ‎регион. ‎Вопрос ‎состава‏ ‎и‏ ‎условий ‎профессиональной‏ ‎деятельности ‎оперативного‏ ‎состава ‎это ‎вопрос ‎имеет ‎место‏ ‎быть,‏ ‎что‏ ‎порой ‎отражается‏ ‎в ‎сети‏ ‎интернет ‎иногда.

Министр‏ ‎внутренних‏ ‎дел ‎России‏ ‎Владимир ‎Колокольцев: ‎"Некомплект ‎личного ‎состава‏ ‎очень ‎большой.‏ ‎Я‏ ‎бы ‎сказал, ‎что‏ ‎он ‎уже‏ ‎является ‎критическим. ‎У ‎нас‏ ‎за‏ ‎прошлый ‎месяц‏ ‎уволились ‎из‏ ‎органов ‎внутренних ‎дел ‎5 ‎тыс.‏ ‎сотрудников.‏ ‎Сложная ‎ситуация".
Владимир‏ ‎Александрович, ‎можно‏ ‎сетовать ‎на ‎то, ‎что ‎сотрудники‏ ‎покидают‏ ‎органы‏ ‎внутренних ‎дел,‏ ‎а ‎можно‏ ‎попытаться ‎разобраться‏ ‎в‏ ‎причинах ‎оттока‏ ‎кадров. ‎Ни ‎материальное ‎стимулирование, ‎ни‏ ‎льготы, ‎ни‏ ‎прочие‏ ‎плюшки ‎не ‎будут‏ ‎работать, ‎если‏ ‎в ‎системе ‎нет ‎уважения‏ ‎к‏ ‎сотруднику. ‎Не‏ ‎декларируемого ‎с‏ ‎трибун ‎уважения, ‎а ‎реального.
Если ‎опера‏ ‎завалить‏ ‎бумажками ‎и‏ ‎отчетами, ‎нагрузить‏ ‎задачами, ‎которые ‎не ‎имеют ‎отношения‏ ‎к‏ ‎его‏ ‎прямым ‎обязанностям,‏ ‎если ‎вспомогательные‏ ‎подразделения ‎живут‏ ‎как‏ ‎у ‎Христа‏ ‎за ‎пазухой, ‎а ‎к ‎оперу‏ ‎относятся ‎как‏ ‎к‏ ‎назойливой ‎мухе, ‎если‏ ‎опер ‎и‏ ‎швец, ‎и ‎жнец, ‎и‏ ‎на‏ ‎дуде ‎игрец,‏ ‎если ‎он‏ ‎один ‎с ‎сошкой, ‎а ‎вокруг‏ ‎него‏ ‎семеро ‎с‏ ‎ложкой, ‎если‏ ‎реальная ‎работа ‎заменяется ‎формальностями, ‎то‏ ‎опер‏ ‎уйдет‏ ‎и ‎никакие‏ ‎плюшки ‎его‏ ‎не ‎удержат.
Если‏ ‎происходит‏ ‎отток ‎кадров,‏ ‎то ‎проблема ‎не ‎в ‎личной‏ ‎мотивированности ‎сотрудников,‏ ‎а‏ ‎в ‎самой ‎системе.‏ ‎Больше ‎0.5%‏ ‎личного ‎состава ‎потерять ‎за‏ ‎месяц‏ ‎- ‎это‏ ‎не ‎сложная‏ ‎ситуация, ‎это ‎фиаско. ‎Можно ‎сетовать‏ ‎на‏ ‎то, ‎что‏ ‎"ситуация ‎сложная",‏ ‎а ‎можно ‎открыть ‎глаза ‎и‏ ‎посмотреть‏ ‎правде‏ ‎в ‎глаза,‏ ‎чтобы ‎понять,‏ ‎почему ‎она‏ ‎стала‏ ‎таковой. ‎Ну‏ ‎или ‎подождать, ‎пока ‎в ‎полиции‏ ‎не ‎останется‏ ‎никого,‏ ‎кроме ‎начальства. ‎Тогда‏ ‎и ‎работать‏ ‎полегче ‎будет. ‎От ‎оперов‏ ‎вечно‏ ‎одни ‎проблемы...
https://t.me/Hard_Blog_Line/9079

Теперь‏ ‎про ‎Турцию‏ ‎и ‎наши ‎отношения ‎с ‎Ними.

Турция‏ ‎это‏ ‎член ‎НАТО.С‏ ‎крупнейшей ‎сухопутной‏ ‎армией. ‎Там ‎много ‎из ‎нашего‏ ‎же‏ ‎населения,‏ ‎даже ‎в‏ ‎период ‎СВО,‏ ‎отдыхает. ‎Женщины‏ ‎любят‏ ‎туда ‎ездить.‏ ‎Мужчины ‎ничего ‎сделать ‎с ‎этим‏ ‎пока ‎не‏ ‎могут.

Но‏ ‎дело ‎не ‎про‏ ‎это. ‎А‏ ‎про ‎НАТО, ‎хотя ‎это‏ ‎все‏ ‎к ‎вопросу‏ ‎о ‎тушении‏ ‎пожаров, ‎помидорах, ‎зерновой ‎сделке ‎и‏ ‎прочего.

Так‏ ‎вот, ‎если‏ ‎писать ‎по‏ ‎памяти:

При ‎войне ‎с ‎НАТО ‎Турецкие‏ ‎войска‏ ‎должны‏ ‎были ‎двигаться‏ ‎по ‎Военно-Грузинской‏ ‎дороге ‎в‏ ‎сторону‏ ‎нашего ‎Кавказа,‏ ‎смотрим ‎на ‎карту ‎и ‎ищем‏ ‎там ‎участников‏ ‎ОДКБ‏ ‎и ‎членов ‎СНГ.

Встречать‏ ‎её ‎должна‏ ‎была ‎одна ‎наша ‎широко‏ ‎известная‏ ‎знаменитая ‎армия,‏ ‎точнее ‎ряд‏ ‎ее ‎подразделений, ‎которые ‎скорее ‎всего‏ ‎сейчас‏ ‎выполняют ‎задачи‏ ‎поставленные ‎им‏ ‎вышестоящим ‎командованием ‎в ‎период ‎СВО.

Дальше‏ ‎Шахерезада‏ ‎прекращает‏ ‎дозволенные ‎речи,‏ ‎думаю ‎Падишахи‏ ‎Императоры ‎сами‏ ‎смогут‏ ‎продумать ‎остальное‏ ‎в ‎силу ‎их ‎тактического ‎и‏ ‎стратегического ‎масштаба‏ ‎мышления.


Пысы:‏ ‎Представьте ‎себе ‎что‏ ‎Эрдогана ‎нет,‏ ‎и ‎что ‎новое ‎правительство‏ ‎Турции‏ ‎прекратит ‎участие‏ ‎в ‎этом‏ ‎вашем ‎"Монтрё". ‎Чье ‎будет ‎Черное‏ ‎море?

Вопрос‏ ‎риторический.

Вроде ‎тема‏ ‎не ‎сложная,‏ ‎но ‎кто-то ‎упорно ‎продолжает ‎раскачивать‏ ‎нестабильность‏ ‎выводя‏ ‎систему ‎за‏ ‎границы ‎определяемые‏ ‎критериями ‎устойчивости‏ ‎системы, возгоняя‏ ‎уровень ‎энтропии в‏ ‎сторону ‎бесконечности ‎со ‎знаком ‎"+",‏ ‎что ‎приводит‏ ‎к‏ ‎утрате ‎подсистем ‎и‏ ‎базовых ‎единиц‏ ‎их ‎составляющих, ‎в ‎том‏ ‎числе‏ ‎на ‎уровне‏ ‎отдельного ‎конкретного‏ ‎гражданина ‎и ‎жителя ‎РФ, ‎тождественности с‏ ‎целым‏ ‎и ‎общим,‏ ‎а ‎значит‏ ‎формирую ‎тождественность ‎какой-то ‎другой ‎системе.

Простое‏ ‎рефлексивное‏ ‎управление.

Простое‏ ‎социальное ‎управление.

Простое.

Но‏ ‎наше ‎экспертное‏ ‎сообщество ‎молчит.‏ ‎И‏ ‎не ‎видит.

Как‏ ‎говорят ‎политтехнологи: ‎если ‎что-то ‎происходит,‏ ‎значит ‎это‏ ‎кому-то‏ ‎нужно, ‎и ‎наоборот.‏ ‎Если ‎что-то‏ ‎не ‎происходит-значит ‎и ‎это‏ ‎кому-то‏ ‎нужно.

Но ‎полагаю‏ ‎это ‎проявление‏ ‎тенденции, ‎одной ‎из ‎многих, ‎и‏ ‎деструктивных:‏ ‎будет ‎"как‏ ‎всегда", ‎без‏ ‎всяких ‎"хотели ‎как ‎лучше".

Смотреть: 3+ мин
logo Prox Blog

#ОШИБКА 2023. "1984". Век 21: Новояз.

Обременение.

Глобальный ‎Человейник‏ ‎западнисткого ‎типа, ‎как ‎говорил ‎Зиновьев‏ ‎А.А, ‎на‏ ‎марше,‏ ‎по ‎весям, ‎селам,‏ ‎городам, ‎умам‏ ‎России. ‎В ‎каждой ‎семье,‏ ‎в‏ ‎каждой ‎голове.
Теперь‏ ‎понятна ‎она‏ ‎из ‎причин ‎нашего ‎глобального ‎Без-действия.


Словарный‏ ‎запас‏ ‎Эллочки ‎Людоедки‏ ‎смешил ‎и‏ ‎ужасал ‎просто ‎советского ‎человека.

Однако ‎настали‏ ‎времена,‏ ‎когда‏ ‎фраза ‎«ракета-пушка-петарда!»‏ ‎перестали ‎совсем‏ ‎уж ‎удивлять‏ ‎и‏ ‎настораживать, ‎хотя‏ ‎являются ‎калькой ‎эмодзи ‎из ‎одного‏ ‎из ‎современных‏ ‎мессенджеров.

Этакий‏ ‎озвученный ‎составной ‎глиф.

Глиф (др.-греч. γλύφω‏ ‎«вырезаю; ‎гравирую»)‏ ‎— ‎элемент ‎письма, ‎конкретное‏ ‎графическое‏ ‎представление ‎графемы, иногда‏ ‎нескольких ‎связанных‏ ‎графем ‎— ‎составной ‎глиф, — или ‎только‏ ‎части‏ ‎графемы, ‎например‏ ‎— ‎диакритический‏ ‎знак. Два ‎или ‎более ‎глифа, ‎представляя‏ ‎один‏ ‎и‏ ‎тот ‎же‏ ‎символ, ‎используемые‏ ‎попеременно ‎или‏ ‎выбранные‏ ‎в ‎зависимости‏ ‎от ‎контекста, ‎называются ‎аллографами друг ‎друга.
И‏ ‎если ‎графема‏ ‎—‏ ‎единица ‎текста, то ‎глиф‏ ‎— ‎единица‏ ‎графики

Но ‎ничто ‎не ‎ново‏ ‎по‏ ‎Солнцем ‎и‏ ‎Луной ‎и‏ ‎«что ‎было, ‎то ‎будет ‎снова»,


«1984».

«1984» (англ. Nineteen‏ ‎Eighty-Four,‏ ‎«Тысяча ‎девятьсот‏ ‎восемьдесят ‎четвёртый»)‏ ‎— ‎роман-антиутопия Джорджа ‎Оруэлла, изданный ‎в ‎1949 году. Как‏ ‎отмечает‏ ‎членкор‏ ‎РАН ‎М.‏ ‎Ф. ‎Черныш, это‏ ‎самое ‎главное‏ ‎и‏ ‎последнее ‎произведение‏ ‎писателя. ‎
Роман ‎«1984» ‎наряду ‎с‏ ‎такими ‎произведениями,‏ ‎как‏ ‎«Мы» Евгения ‎Замятина (1920), «О ‎дивный‏ ‎новый ‎мир» Олдоса‏ ‎Хаксли (1932) и ‎«451 градус ‎по ‎Фаренгейту» Рэя‏ ‎Брэдбери (1953) считается‏ ‎одним ‎из‏ ‎образцов ‎антиутопии.
Кроме‏ ‎того, ‎роман, ‎став ‎классическим ‎литературным‏ ‎образцом‏ ‎политической ‎и‏ ‎антиутопической ‎беллетристики,‏ ‎послужил ‎мощным ‎толчком ‎к ‎популяризации‏ ‎эпитета «оруэлловский», а‏ ‎также‏ ‎к ‎апеллятивации таких‏ ‎понятий ‎из‏ ‎романа, ‎как‏ ‎«Большой‏ ‎Брат», «двоемыслие», «полиция ‎мыслей», «мыслепреступление», «новояз» и‏ ‎«2 + 2 = 5».
взято ‎из ‎Википедии.


Новояз.

«Новояз» ‎— ‎особая‏ ‎форма ‎языка‏ ‎и‏ ‎словарного ‎запаса, ‎которые‏ ‎распространяются ‎в‏ ‎Океании. ‎Новый ‎язык ‎формировался‏ ‎по‏ ‎принципу ‎«невозможно‏ ‎сделать (и ‎даже‏ ‎подумать) ‎то, ‎что ‎нельзя ‎выразить‏ ‎словами». Поэтому‏ ‎с ‎каждым‏ ‎новым ‎изданием‏ ‎словаря ‎новояза ‎из ‎него ‎выбрасывались‏ ‎слова‏ ‎и‏ ‎понятия, ‎чуждые‏ ‎господствующей ‎идеологии.‏ ‎
«Новояз ‎—‏ ‎единственный‏ ‎язык, ‎словарь‏ ‎которого ‎не ‎увеличивается, ‎а ‎уменьшается»‏ ‎«Каждое ‎сокращение‏ ‎было‏ ‎успехом, ‎ибо ‎чем‏ ‎меньше ‎выбор‏ ‎слов, ‎тем ‎меньше ‎искушение‏ ‎задуматься».
Зато‏ ‎появлялись ‎новые‏ ‎слова, ‎в‏ ‎основном, ‎сокращения ‎более ‎длинных ‎фраз,‏ ‎что‏ ‎тоже ‎помогало‏ ‎избавиться ‎от‏ ‎многозначности ‎старояза. ‎Например, ‎фраза ‎«идейно‏ ‎крепкий‏ ‎речекряк»‏ ‎означала ‎похвалу‏ ‎человеку, ‎который‏ ‎говорит ‎идеологически‏ ‎выверенно,‏ ‎«без ‎участия‏ ‎высших ‎нервных ‎центров». ‎


Реальность.

Есть ‎легенда,‏ ‎что ‎когда‏ ‎испанцы‏ ‎приплыли ‎к ‎берегам‏ ‎Латинской ‎Америки,‏ ‎то ‎дети ‎увидев ‎что-то‏ ‎странное‏ ‎со ‎стороны‏ ‎моря, ‎прибежали‏ ‎в ‎селение ‎и ‎говорили ‎взрослые‏ ‎про‏ ‎странные ‎явления,‏ ‎свидетелями ‎которых‏ ‎они ‎явились.

Население ‎вышло ‎к ‎берегу‏ ‎моря‏ ‎и‏ ‎все ‎говори‏ ‎о ‎виденном.‏ ‎О ‎том,‏ ‎что‏ ‎по ‎воде‏ ‎словно ‎скользили ‎огромные ‎белые ‎облака,‏ ‎и ‎было‏ ‎облаков‏ ‎целое ‎море.

И ‎только‏ ‎когда ‎старый‏ ‎шаман ‎вышел ‎к ‎берегу,‏ ‎только‏ ‎после ‎его‏ ‎слов ‎все‏ ‎увидели, ‎что ‎же ‎это ‎было‏ ‎в‏ ‎действительности.

«Корабли. ‎Это‏ ‎корабли» ‎-‏ ‎сказал ‎старый ‎шаман.

И ‎вслед ‎за‏ ‎его‏ ‎ловами,‏ ‎словно ‎пелена‏ ‎упал ‎с‏ ‎их ‎глаз.‏ ‎

И‏ ‎они ‎увидели.


Действительность.

Для‏ ‎того, ‎чтобы ‎какое-либо ‎явление ‎стало‏ ‎приемлемым ‎в‏ ‎обществе‏ ‎необходимо ‎25 ‎лет,‏ ‎а ‎для‏ ‎того ‎чтобы ‎оно ‎стало‏ ‎частью‏ ‎Культуры ‎75-‏ ‎срок ‎одного‏ ‎и ‎трёх ‎поколений ‎соответственно- ‎то‏ ‎сейчас‏ ‎современные ‎гуманитарные‏ ‎технологии ‎позволяют‏ ‎это ‎срок ‎- ‎25 ‎лет‏ ‎-‏ ‎сократить‏ ‎до ‎10-15‏ ‎лет.

Уже ‎сегодня‏ ‎вышли ‎из‏ ‎обихода‏ ‎такие ‎слова‏ ‎как ‎«Стыд» ‎и ‎«Срам».

С ‎ними‏ ‎ушли ‎из‏ ‎поля‏ ‎восприятия ‎и ‎явление,‏ ‎которые ‎эти‏ ‎слова ‎отражали, ‎а ‎значит‏ ‎и‏ ‎смыслы, ‎но‏ ‎не ‎просто‏ ‎те, ‎которые ‎явлениям ‎и ‎словам‏ ‎придавались,‏ ‎а ‎те,‏ ‎в ‎границах‏ ‎которых ‎слова ‎приобретали ‎значимость, ‎были‏ ‎актуальными‏ ‎и‏ ‎актуализированными.

И ‎это‏ ‎значит, ‎что‏ ‎невозможно ‎стало‏ ‎работать‏ ‎с ‎частью‏ ‎Жизни ‎и ‎действительностью ‎ее ‎отражающую.

Поэтому‏ ‎то ‎и‏ ‎проблемы‏ ‎гендерных ‎отношений ‎не‏ ‎будут ‎решаться‏ ‎со ‎временем ‎ни ‎на‏ ‎индивидуальном‏ ‎уровне, ‎ни‏ ‎на ‎семейном,‏ ‎ни ‎на ‎более ‎высоких ‎уровнях.

Это‏ ‎еще‏ ‎значит, ‎что‏ ‎культура ‎гендерных‏ ‎отношений ‎в ‎таком ‎усеченном ‎виде‏ ‎будет‏ ‎разрушать‏ ‎и ‎Культуру‏ ‎вообще, ‎а‏ ‎значит ‎после‏ ‎себя‏ ‎вы ‎оставите‏ ‎мир ‎худший, ‎чем ‎был ‎у‏ ‎вас, ‎то‏ ‎есть‏ ‎для ‎своих ‎потомков‏ ‎мы ‎выстилаем‏ ‎пути ‎в ‎социальный ‎ад.


И‏ ‎не‏ ‎бойтесь ‎убивающих‏ ‎тело, ‎души́‏ ‎же ‎не ‎могущих ‎убить; ‎а‏ ‎бойтесь‏ ‎более ‎Того,‏ ‎Кто ‎может‏ ‎и ‎душу ‎и ‎тело ‎погубить‏ ‎в‏ ‎геенне.
Mт.10:28
 Олег‏ ‎Кензов ‎-‏ ‎#РакетаБомбаПетарда ‎
Текст‏ ‎песни
А ‎ты‏ ‎опять‏ ‎танцуешь ‎на‏ ‎столе,
Я ‎ничего ‎поделать ‎не ‎могу.
И‏ ‎вся ‎посуда‏ ‎суда‏ ‎на ‎земле,
И ‎я‏ ‎опять, ‎опять‏ ‎к ‎тебе ‎бегу.
О ‎боже,‏ ‎не‏ ‎знаю,
Что ‎в‏ ‎тебе ‎нашел,‏ ‎я.
Но ‎всё ‎же, ‎когда ‎ты‏ ‎рядом,‏ ‎хорошо,
А ‎ты‏ ‎чёткая, ‎такая‏ ‎чёткая,
Такая ‎чё ‎такая, ‎чё ‎такая,‏ ‎чёткая.
А‏ ‎ты‏ ‎чёткая, ‎такая‏ ‎чё,
А ‎ты‏ ‎такая ‎ничё.
Ракета,‏ ‎бомба,‏ ‎петарда,
Мне ‎быть‏ ‎с ‎тобой ‎так ‎надо.
Ракета, ‎бомба,‏ ‎петарда,
Пушка, ‎пушка,‏ ‎пушка,‏ ‎пушка ‎девочка.
Ракета, ‎бомба,‏ ‎петарда,
Мне ‎быть‏ ‎с ‎тобой ‎так ‎надо.
Ракета,‏ ‎бомба,‏ ‎петарда,
Пушка, ‎пушка,‏ ‎пушка, ‎пушка‏ ‎девочка.
А ‎ты ‎опять ‎взяла ‎мой‏ ‎телефон,
И‏ ‎что-то ‎в‏ ‎нём ‎пытаешься‏ ‎найти.
Малышка, ‎я ‎же ‎только ‎твой‏ ‎камон,
Никто‏ ‎у‏ ‎нас ‎не‏ ‎встанет ‎на‏ ‎пути.
О ‎боже,‏ ‎ну‏ ‎что ‎ж‏ ‎ты ‎делаешь ‎со ‎мной,
По ‎коже,‏ ‎мурашки, ‎от‏ ‎тебя‏ ‎волной.
А ‎ты ‎чёткая,‏ ‎такая ‎чёткая,
Такая‏ ‎чё ‎такая, ‎чё ‎такая,‏ ‎чёткая.
А‏ ‎ты ‎чёткая,‏ ‎такая ‎чё,
А‏ ‎ты ‎такая ‎ничё.
Ракета, ‎бомба, ‎петарда,
Мне‏ ‎быть‏ ‎с ‎тобой‏ ‎так ‎надо.
Ракета,‏ ‎бомба, ‎петарда,
Пушка, ‎пушка, ‎пушка, ‎пушка‏ ‎девочка.
Ракета,‏ ‎бомба,‏ ‎петарда,
Мне ‎быть‏ ‎с ‎тобой‏ ‎так ‎надо.
Ракета,‏ ‎бомба,‏ ‎петарда,
Пушка, ‎пушка,‏ ‎пушка, ‎пушка ‎девочка.
А ‎ты ‎чёткая,‏ ‎такая ‎чёткая,
Такая‏ ‎чё‏ ‎такая, ‎чё ‎такая,‏ ‎чёткая.
А ‎ты‏ ‎чёткая, ‎такая ‎чё,
А ‎ты‏ ‎такая‏ ‎ничё.
Ракета, ‎бомба,‏ ‎петарда,
Мне ‎быть‏ ‎с ‎тобой ‎так ‎надо.
Ракета, ‎бомба,‏ ‎петарда,
Пушка,‏ ‎пушка, ‎пушка,‏ ‎пушка ‎девочка.
Ракета,‏ ‎бомба, ‎петарда,
Мне ‎быть ‎с ‎тобой‏ ‎так‏ ‎надо.
Ракета,‏ ‎бомба, ‎петарда,
Пушка,‏ ‎пушка, ‎пушка,‏ ‎пушка ‎девочка.


Вместопослесловие:

Квадратные‏ ‎арбузы

Процесс‏ ‎выращивания ‎арбузов‏ ‎квадратной ‎формы ‎достаточно ‎прост ‎и‏ ‎незамысловат.

В ‎процесе‏ ‎роста‏ ‎их ‎заключают ‎в‏ ‎условия, ‎формирующие‏ ‎требуемую ‎форму, ‎которая ‎определяется‏ ‎конфигурацией‏ ‎взаимосвязанных ‎границ.

Как‏ ‎это ‎относится‏ ‎к ‎человеку? ‎Какое ‎отношение ‎имеет‏ ‎к‏ ‎обществу?

Человек ‎есть‏ ‎реультат ‎социализации‏ ‎биологического ‎вида ‎homo ‎sapiens.

Человек ‎существует‏ ‎в‏ ‎виде‏ ‎двух ‎форм.‏ ‎Пол ‎женский‏ ‎и ‎пол‏ ‎мужской.

Исключительность‏ ‎прерогативы ‎законов‏ ‎природы ‎в ‎формировании ‎полового ‎различия‏ ‎– ‎факт.

Процесс‏ ‎социализации‏ ‎заключён ‎в ‎полноте‏ ‎реализации ‎базисных‏ ‎паттернов ‎общества, ‎имеющих ‎основание‏ ‎в‏ ‎историко-культурной ‎морально-нравственной‏ ‎структуре ‎каркаса‏ ‎самого ‎общества,применяемых ‎к ‎человеку ‎с‏ ‎момента‏ ‎его ‎зачатия‏ ‎и ‎рождения.

Проще‏ ‎говоря, ‎мы ‎формируемся, ‎под ‎влиянием‏ ‎окружающих,‏ ‎с‏ ‎учетом ‎текущего‏ ‎исторического ‎процесса,‏ ‎социально ‎-‏ ‎экономических‏ ‎обстоятельств, ‎сложившихся‏ ‎в ‎обществе ‎культуры ‎и ‎традиций,‏ ‎ценностей, ‎морали,‏ ‎нравственности.

(которые‏ ‎выступают ‎в ‎аналогии‏ ‎границами ‎роста‏ ‎арбуза)

Всё ‎это ‎накладывается ‎на‏ ‎наше‏ ‎Бытие, ‎проявлением‏ ‎которого ‎является‏ ‎возможность ‎реализации ‎нами ‎Свободного ‎Выбора.

(не‏ ‎вдаваясь‏ ‎в ‎дебри‏ ‎философского ‎аспекта‏ ‎психологии ‎– ‎это ‎способность ‎арбуза‏ ‎расти‏ ‎в‏ ‎соответствии ‎со‏ ‎своей ‎природой‏ ‎и ‎со‏ ‎своим‏ ‎выбором ‎цели‏ ‎и ‎смысла ‎жизни)


Пример ‎.
Двух ‎котят‏ ‎растили ‎раздельно.
У‏ ‎одного‏ ‎всё ‎помещение, ‎в‏ ‎котором ‎он‏ ‎постоянно ‎находился ‎в ‎период‏ ‎роста,‏ ‎было ‎выкрашено‏ ‎в ‎вертикальные‏ ‎черные ‎полосы.
У ‎второго ‎комната ‎была‏ ‎выкрашена‏ ‎в ‎чёрные‏ ‎горизонтальные ‎полосы.
Когда‏ ‎же ‎их ‎выпустили ‎из ‎комнат,‏ ‎обнаружился‏ ‎удивительный‏ ‎эффект, ‎со‏ ‎своей ‎спецификой‏ ‎у ‎каждого‏ ‎из‏ ‎них.
Один ‎не‏ ‎замечал ‎всего, ‎что ‎проецировалось ‎в‏ ‎вертикальные ‎линии,‏ ‎у‏ ‎другого ‎отсутствие ‎восприятия‏ ‎горизонтальных ‎связей.
То‏ ‎есть ‎это ‎приводило ‎к‏ ‎тому,‏ ‎что ‎один‏ ‎не ‎мог‏ ‎взобраться ‎по ‎ступеням ‎лестницы, ‎другой‏ ‎не‏ ‎мог ‎пройти‏ ‎сквозь ‎дверной‏ ‎проём. ‎Оба ‎не ‎воспринимали ‎фоновые‏ ‎аспекты‏ ‎условий‏ ‎окружения ‎в‏ ‎период ‎формирования‏ ‎базисных ‎паттернов.


Смысл‏ ‎примера‏ ‎хорошо ‎укладывается‏ ‎в ‎достояние ‎народной ‎мудрости.

Что ‎может‏ ‎знать ‎рыба‏ ‎о‏ ‎воде, ‎в ‎которой‏ ‎плавает ‎всю‏ ‎жизнь? ‎(Альберт ‎Эйнштейн)
Многие ‎вещи‏ ‎нам‏ ‎непонятны ‎не‏ ‎потому, ‎что‏ ‎наши ‎понятия ‎слабы; ‎но ‎потому,‏ ‎что‏ ‎сии ‎вещи‏ ‎не ‎входят‏ ‎в ‎круг ‎наших ‎понятий. ‎(Козьма‏ ‎Прутков)


Читать: 59+ мин
logo Prox Blog

MANIFESTARIUM: 0.000.00.000/002: Меньшиков.Кончина Века.

"Выше ‎свободы"

1.Кончина‏ ‎века

Михаил ‎Осипович ‎Меньшиков


IX

Девятнадцатый ‎век ‎окончательно‏ ‎утвердил ‎наш‏ ‎духовный‏ ‎плен ‎у ‎Европы;‏ ‎народно-культурное ‎творчество‏ ‎у ‎нас ‎окончательно ‎сменилось‏ ‎подражанием,‏ ‎и ‎в‏ ‎самом ‎таинственном‏ ‎истоке ‎жизни ‎мы, ‎"русые", ‎уже‏ ‎порабощены‏ ‎"белокурым". ‎Вы‏ ‎скажете, ‎что‏ ‎хорошее ‎подражание ‎лучше ‎плохого ‎творчества,‏ ‎что‏ ‎в‏ ‎подражании ‎-‏ ‎наше ‎спасение‏ ‎и ‎что‏ ‎стоит‏ ‎нам, ‎например,‏ ‎остановиться ‎в ‎подражании ‎вооружению ‎соседей,‏ ‎как ‎мы‏ ‎будем‏ ‎немедленно ‎разгромлены.

Я ‎на‏ ‎это ‎замечу,‏ ‎что ‎подражание ‎всегда ‎отстает‏ ‎от‏ ‎творчества ‎и‏ ‎подражатель ‎всегда‏ ‎жертва ‎своему ‎образцу. ‎

Были ‎могучие,‏ ‎хотя‏ ‎и ‎неясные‏ ‎причины, ‎почему‏ ‎народ ‎русский ‎не ‎выдержал ‎умственных‏ ‎влияний‏ ‎Запада;‏ ‎может ‎быть,‏ ‎не ‎хватило‏ ‎энергии ‎выработать‏ ‎свою‏ ‎столь ‎же‏ ‎определенную ‎и ‎роскошную ‎культуру. ‎Но,‏ ‎раз ‎подчинившись,‏ ‎народ‏ ‎русский ‎подвергается ‎опасности‏ ‎дальнейших, ‎постепенных,‏ ‎все ‎более ‎тяжких ‎подчинений.

Из‏ ‎подражания‏ ‎Западу ‎мы‏ ‎приняли ‎чужой‏ ‎критерий ‎жизни, ‎для ‎нашей ‎народности‏ ‎непосильный.‏ ‎Мы ‎хотим‏ ‎жить ‎теперь‏ ‎не ‎иначе, ‎как ‎с ‎западною‏ ‎роскошью,‏ ‎забывая,‏ ‎что ‎ни‏ ‎расовая ‎энергия,‏ ‎ни ‎природа‏ ‎наша‏ ‎не ‎те,‏ ‎что ‎там. ‎

Вынесши ‎из ‎доисторических‏ ‎времен ‎страшную‏ ‎упругость‏ ‎духа, ‎furor ‎teutonicus,‏ ‎свежесть ‎тела‏ ‎и ‎сердца, ‎германцы ‎укрепили‏ ‎себя‏ ‎долговременною ‎историческою‏ ‎дисциплиной, ‎обогатили‏ ‎невероятно ‎изобретениями, ‎мореплаванием, ‎промышленностью, ‎грабежом‏ ‎колоний,‏ ‎- ‎они‏ ‎легко ‎могут‏ ‎позволить ‎себе ‎великолепие ‎их ‎городов,‏ ‎с‏ ‎дворцами,‏ ‎театрами, ‎храмами,‏ ‎роскошь ‎полей‏ ‎и ‎парков,‏ ‎обилие‏ ‎фабрик, ‎железных‏ ‎дорог ‎и ‎флотов. ‎Они ‎вдесятеро‏ ‎богаче ‎нас‏ ‎и‏ ‎вполне ‎естественно, ‎без‏ ‎напряжений, ‎устроили‏ ‎себе ‎богатую ‎обстановку ‎жизни.

Нам‏ ‎же‏ ‎- ‎народу‏ ‎континентальному, ‎расплывшемуся‏ ‎по ‎стране ‎суровой ‎и ‎далеко‏ ‎не‏ ‎одолевшему ‎всех‏ ‎природных ‎препятствий,‏ ‎- ‎народу ‎земледельческому, ‎не ‎торговому,‏ ‎свойственна‏ ‎сравнительная‏ ‎бедность ‎и‏ ‎культура ‎менее‏ ‎пышная, ‎менее‏ ‎искусственная,‏ ‎более ‎близкая‏ ‎к ‎природе. ‎Для ‎нас ‎естественнее‏ ‎было ‎бы‏ ‎натуральное‏ ‎хозяйство, ‎нежели ‎денежное,‏ ‎промыслы ‎кустарные,‏ ‎нежели ‎фабричные, ‎вообще ‎-‏ ‎земледельческий,‏ ‎деревенский ‎уклад,‏ ‎нежели ‎капиталистический.‏ ‎Но ‎Запад ‎поразил ‎воображение ‎наших‏ ‎верхних‏ ‎классов ‎и‏ ‎заставил ‎перестроить‏ ‎всю ‎нашу ‎народную ‎жизнь ‎с‏ ‎величайшими‏ ‎жертвами‏ ‎и ‎большою‏ ‎опасностью ‎для‏ ‎нее. ‎Подобно‏ ‎Индии,‏ ‎сделавшейся ‎из‏ ‎когда-то ‎богатой ‎и ‎еще ‎недавно‏ ‎зажиточной ‎страны‏ ‎совсем‏ ‎нищей, ‎- ‎Россия‏ ‎стала ‎данницей‏ ‎Европы ‎во ‎множестве ‎самых‏ ‎изнурительных‏ ‎отношений.

Желая ‎иметь‏ ‎все ‎те‏ ‎предметы ‎роскоши ‎и ‎комфорта, ‎которые‏ ‎так‏ ‎обычны ‎на‏ ‎Западе, ‎мы‏ ‎вынуждены ‎отдавать ‎ему ‎не ‎только‏ ‎излишки‏ ‎хлеба,‏ ‎но, ‎как‏ ‎Индия, ‎необходимые‏ ‎его ‎запасы.‏ ‎Народ‏ ‎наш ‎хронически‏ ‎недоедает ‎и ‎клонится ‎к ‎вырождению,‏ ‎и ‎все‏ ‎это‏ ‎для ‎того ‎только,‏ ‎чтобы ‎поддержать‏ ‎блеск ‎европеизма, ‎дать ‎возможность‏ ‎небольшому‏ ‎слою ‎капиталистов‏ ‎идти ‎нога‏ ‎в ‎ногу ‎с ‎Европой. ‎

Девятнадцатый‏ ‎век‏ ‎следует ‎считать‏ ‎столетием ‎постепенного‏ ‎и ‎в ‎конце ‎тревожно-быстрого ‎упадка‏ ‎народного‏ ‎благосостояния‏ ‎в ‎России.‏ ‎Из ‎России‏ ‎текут ‎реки‏ ‎золота‏ ‎на ‎покупку‏ ‎западных ‎фабрикантов, ‎на ‎содержание ‎более‏ ‎чем ‎сотни‏ ‎тысяч‏ ‎русских, ‎живущих ‎за‏ ‎границей, ‎на‏ ‎погашение ‎долгов ‎и ‎процентов‏ ‎по‏ ‎займам ‎и‏ ‎пр., ‎и‏ ‎неисчислимое ‎количество ‎усилий ‎тратится ‎на‏ ‎то,‏ ‎чтобы ‎наперекор‏ ‎стихиям ‎поддерживать‏ ‎в ‎бедной ‎стране ‎богатое ‎культурное‏ ‎обличье.‏ ‎Если‏ ‎не ‎произойдет‏ ‎какой-нибудь ‎смены‏ ‎энергий, ‎если‏ ‎тягостный‏ ‎процесс ‎подражания‏ ‎Европе ‎разовьется ‎дальше, ‎то ‎Россия‏ ‎рискует ‎быть‏ ‎разоренной‏ ‎без ‎выстрела; ‎"оскудение",‏ ‎захватив ‎раньше‏ ‎всего ‎прикосновенный ‎к ‎Европе‏ ‎класс,‏ ‎доходит ‎до‏ ‎глубин ‎народных,‏ ‎и ‎стране ‎в ‎таком ‎положении‏ ‎придется‏ ‎или ‎иметь‏ ‎мужество ‎отказаться‏ ‎от ‎соблазна, ‎или ‎обречь ‎себя‏ ‎на‏ ‎вечный‏ ‎плен... ‎Вдумываясь‏ ‎в ‎тихий‏ ‎погром, ‎который‏ ‎вносит‏ ‎англо-германская ‎раса‏ ‎в ‎остальное ‎человечество, ‎невольно ‎сочтешь‏ ‎грезу ‎современного‏ ‎антихриста‏ ‎- ‎Ницше, ‎грезу‏ ‎о ‎"белокуром‏ ‎смеющемся ‎льве" ‎- ‎не‏ ‎мечтой‏ ‎безумца, ‎а‏ ‎пророчеством ‎грозным‏ ‎и ‎уже ‎осуществляющимся. ‎Будущее ‎от‏ ‎нас‏ ‎скрыто, ‎но‏ ‎девятнадцатый ‎век‏ ‎был ‎непрерывным ‎крушением ‎и ‎цветных,‏ ‎и‏ ‎более‏ ‎вялых ‎бледных‏ ‎рас. ‎Социальное‏ ‎перетирание ‎слабых,‏ ‎рост‏ ‎пролетариата ‎и‏ ‎вымирание ‎его, ‎- ‎что ‎это,‏ ‎как ‎не‏ ‎вытеснение‏ ‎остатков ‎древних ‎рас‏ ‎потомством ‎одной,‏ ‎самой ‎мощной?

Среди ‎самих ‎англичан‏ ‎и‏ ‎немцев ‎идет‏ ‎эта ‎структурная‏ ‎перестройка, ‎борьба ‎человеческих ‎типов. ‎Один‏ ‎какой-то‏ ‎сильный ‎и‏ ‎хищный ‎тип,‏ ‎по-видимому, ‎поедает ‎остальные.

1900г.



ПОЛНЫЙ ‎ТЕКСТ:

I
Еще ‎немного‏ ‎дней‏ ‎(декабрь‏ ‎1900 ‎г.)‏ ‎и ‎канет‏ ‎в ‎вечность‏ ‎великое‏ ‎столетие, ‎к‏ ‎которому ‎мы, ‎живущие, ‎принадлежим. ‎Наконец,‏ ‎вот ‎он,‏ ‎таинственный‏ ‎XX ‎век, ‎неведомый,‏ ‎загадочный ‎и,‏ ‎во ‎всяком ‎случае, ‎еще‏ ‎чужой‏ ‎нам, ‎надвигающийся‏ ‎как ‎бледное‏ ‎привидение ‎с ‎закрытыми ‎глазами. ‎Старый,‏ ‎родной‏ ‎нам ‎век,‏ ‎известный, ‎как‏ ‎все ‎родное, ‎до ‎мелочей, ‎он‏ ‎отходит,‏ ‎и‏ ‎жаль ‎его.‏ ‎Каков ‎он‏ ‎ни ‎был,‏ ‎-‏ ‎он ‎был‏ ‎нашим ‎временем, ‎нашей ‎молодостью, ‎и‏ ‎все ‎заветное,‏ ‎волшебное,‏ ‎чем ‎когда-то ‎расцвел‏ ‎перед ‎нами‏ ‎мир ‎- ‎связано ‎с‏ ‎XIX‏ ‎веком. ‎Жаль‏ ‎его, ‎как‏ ‎колыбель, ‎как ‎родину, ‎как ‎уходящую‏ ‎жизнь...
Не‏ ‎будем ‎неблагодарны.‏ ‎Это ‎был‏ ‎великий ‎век, ‎и ‎в ‎ряду‏ ‎веков‏ ‎будет‏ ‎сверкать ‎великолепием‏ ‎несказанным. ‎Пусть‏ ‎каждое ‎столетие‏ ‎полно‏ ‎своеобразной ‎жизни,‏ ‎пусть ‎полны ‎поэзии ‎времена ‎переселения‏ ‎народов, ‎героической‏ ‎борьбы‏ ‎за ‎обладание ‎землей.‏ ‎Пусть ‎особенной,‏ ‎навсегда ‎пленительною ‎сказкой ‎кажутся‏ ‎века‏ ‎рыцарей ‎и‏ ‎готических ‎соборов,‏ ‎века ‎бурного ‎Возрождения, ‎эпоха ‎великих‏ ‎морских‏ ‎странствований, ‎открытий‏ ‎новых ‎миров‏ ‎нашей ‎планеты. ‎Пусть ‎полны ‎своеобразного‏ ‎очарования‏ ‎тонкие‏ ‎и ‎нежные‏ ‎культуры ‎западных‏ ‎монархий, ‎с‏ ‎расцветом‏ ‎искусств ‎и‏ ‎литератур. ‎Человечество ‎- ‎существо ‎благородное,‏ ‎и ‎каждый‏ ‎раз‏ ‎как ‎оно, ‎возмущенное,‏ ‎принимает ‎определенный‏ ‎уклад, ‎оно ‎снова ‎и‏ ‎снова‏ ‎обнаруживает ‎красоту‏ ‎великих ‎стихий‏ ‎- ‎океана, ‎гор, ‎девственного ‎леса.‏ ‎Издалека‏ ‎все ‎века‏ ‎прекрасны, ‎-‏ ‎но ‎и ‎наш, ‎XIX ‎век‏ ‎не‏ ‎уступит‏ ‎ни ‎одному‏ ‎из ‎них‏ ‎ни ‎в‏ ‎роскоши,‏ ‎ни ‎красоте‏ ‎жизни. ‎Он ‎к ‎нам ‎слишком‏ ‎близок, ‎и‏ ‎потому‏ ‎мы ‎его ‎не‏ ‎видим; ‎как‏ ‎от ‎гигантского ‎здания, ‎от‏ ‎него‏ ‎нужно ‎отойти,‏ ‎и ‎отойти‏ ‎далеко, ‎чтобы ‎выяснился ‎благородный ‎силуэт‏ ‎его.‏ ‎Для ‎наших‏ ‎внуков ‎XIX‏ ‎век ‎будет ‎казаться ‎грандиозным, ‎несравненно‏ ‎более‏ ‎поразительным,‏ ‎нежели ‎для‏ ‎нас. ‎Даль‏ ‎времени ‎покроет‏ ‎голубою‏ ‎дымкой ‎отдельные‏ ‎шероховатости ‎и ‎свяжет ‎линии ‎явлений‏ ‎в ‎романтическую‏ ‎картину.‏ ‎Все, ‎что ‎нам‏ ‎кажется ‎теперь‏ ‎обыденным, ‎- ‎наших ‎правнуков‏ ‎будет‏ ‎пленять ‎поэзией‏ ‎- ‎даже‏ ‎эти ‎неуклюжие ‎поезда ‎в ‎облаках‏ ‎пара,‏ ‎даже ‎эти‏ ‎мертвенные ‎фабричные‏ ‎трубы. ‎Они ‎нас ‎давят ‎своею‏ ‎несоразмерностью;‏ ‎внуки‏ ‎увидят ‎в‏ ‎них ‎стиль‏ ‎и ‎будут‏ ‎сохранять‏ ‎их, ‎как‏ ‎мы ‎- ‎развалины ‎замков. ‎Дайте‏ ‎вокзалам ‎сделаться‏ ‎деревянными,‏ ‎и ‎человек ‎будет‏ ‎рассматривать ‎их‏ ‎с ‎благоговейным ‎удивлением. ‎Нам‏ ‎кажутся‏ ‎романтичными ‎кривые,‏ ‎узкие ‎улицы‏ ‎средневековых ‎городов ‎с ‎выступами ‎и‏ ‎высокими‏ ‎черепичными ‎крышами.‏ ‎Но ‎такими‏ ‎же ‎странными ‎и ‎своеобразно ‎прекрасными‏ ‎покажутся‏ ‎некогда‏ ‎прямолинейные, ‎широкие‏ ‎пространства, ‎обрамленные‏ ‎огромными ‎слившимися‏ ‎друг‏ ‎с ‎другом‏ ‎дворцами. ‎Наше ‎потомство ‎увидит ‎век‏ ‎наш ‎красивее,‏ ‎изящнее,‏ ‎величественнее, ‎чем ‎он‏ ‎нам ‎кажется,‏ ‎- ‎ужасы ‎его ‎забудутся,‏ ‎а‏ ‎вспоминать ‎будут‏ ‎- ‎как‏ ‎и ‎мы ‎о ‎средних ‎веках‏ ‎-‏ ‎лишь ‎красоту‏ ‎и ‎энергию‏ ‎нашего ‎столетия.
II
Если ‎потомство ‎не ‎разучится‏ ‎читать‏ ‎и‏ ‎обратится ‎к‏ ‎цифрам, ‎оно‏ ‎будет ‎поражено‏ ‎чрезвычайным,‏ ‎похожим ‎на‏ ‎извержение ‎прогрессом ‎европейских ‎рас ‎в‏ ‎XIX ‎веке.‏ ‎Точно‏ ‎где-то, ‎в ‎тайниках‏ ‎природы, ‎невидимая‏ ‎рука ‎открыла ‎шлюз, ‎и‏ ‎Европа‏ ‎была ‎затоплена‏ ‎своею ‎энергией,‏ ‎выступившей ‎из ‎берегов. ‎Нет ‎сомнения,‏ ‎что‏ ‎истекающий ‎век‏ ‎был ‎самым‏ ‎работоспособным ‎в ‎истории, ‎и ‎никогда‏ ‎в‏ ‎столь‏ ‎короткий ‎срок‏ ‎не ‎было‏ ‎обнаружено ‎столько‏ ‎влеченья‏ ‎к ‎знанию,‏ ‎столько ‎страстной ‎жадности, ‎столько ‎гения,‏ ‎расцветшего ‎пышно‏ ‎по‏ ‎всему ‎великому ‎дереву‏ ‎белой ‎расы.‏ ‎Открытия ‎гнались ‎за ‎открытиями,‏ ‎изобретения‏ ‎за ‎изобретениями.‏ ‎Все ‎науки,‏ ‎кроме ‎очень ‎немногих, ‎- ‎дружно‏ ‎двинулись‏ ‎вперед ‎и‏ ‎обогатились ‎в‏ ‎степени ‎невероятной. ‎В ‎сущности, ‎все‏ ‎науки‏ ‎-‏ ‎порождения ‎нашего‏ ‎века; ‎прошлым‏ ‎столетиям ‎принадлежат‏ ‎лишь‏ ‎методы. ‎Искусства‏ ‎в ‎этом ‎веке ‎пережили ‎свое‏ ‎второе ‎Возрождение,‏ ‎и‏ ‎если ‎некоторые ‎старые‏ ‎мастера ‎не‏ ‎превзойдены ‎в ‎их ‎индивидуальной‏ ‎силе,‏ ‎то ‎ряд‏ ‎новых ‎мастеров‏ ‎развил ‎не ‎менее ‎высокую ‎индивидуальность.‏ ‎Пренебрежительные‏ ‎толки ‎о‏ ‎новом ‎искусстве‏ ‎- ‎реализме ‎средины ‎этого ‎века‏ ‎-‏ ‎отзываются‏ ‎или ‎невежеством,‏ ‎или ‎пристрастием.‏ ‎В ‎разных‏ ‎странах,‏ ‎особенно ‎латинских,‏ ‎вкус, ‎воображение, ‎поэзия ‎еще ‎раз‏ ‎проявились ‎с‏ ‎необыкновенной‏ ‎свежестью; ‎даже ‎так‏ ‎называемый ‎декаданс‏ ‎- ‎свидетельствует ‎о ‎жизненности‏ ‎европейского‏ ‎искусства, ‎способности‏ ‎его, ‎хоть‏ ‎и ‎с ‎великими ‎усилиями, ‎находить‏ ‎новые‏ ‎мотивы ‎творчества.‏ ‎Скучающий ‎на‏ ‎достигнутом ‎гений ‎облетает ‎пределы ‎миров‏ ‎и‏ ‎раскрывает‏ ‎их ‎бесконечную‏ ‎глубину. ‎Девятнадцатый‏ ‎век ‎обнаружил‏ ‎страшное‏ ‎напряжение ‎человеческой‏ ‎мысли, ‎доведя ‎последнюю ‎до ‎ясновидения.‏ ‎Никогда ‎не‏ ‎было‏ ‎такого ‎обилия ‎великих‏ ‎ученых, ‎философов,‏ ‎поэтов, ‎никогда ‎литература ‎не‏ ‎разрасталась‏ ‎столь ‎роскошно,‏ ‎не ‎выдвигала‏ ‎столь ‎мощных ‎и ‎оригинальных ‎талантов.‏ ‎Что‏ ‎касается ‎России,‏ ‎девятнадцатый ‎век‏ ‎был ‎первым ‎и ‎единственным ‎веком‏ ‎ее‏ ‎просвещения,‏ ‎золотым ‎веком‏ ‎нашей ‎литературы.‏ ‎Но ‎и‏ ‎в‏ ‎Европе ‎это‏ ‎чудесное ‎столетие ‎было ‎если ‎не‏ ‎единственным, ‎то‏ ‎самым‏ ‎ярким ‎в ‎смысле‏ ‎умственной ‎жизни.‏ ‎Начавшись ‎Байроном, ‎Пушкиным, ‎Гете,‏ ‎Гюго‏ ‎- ‎оно‏ ‎засияло ‎великими‏ ‎талантами ‎прозы, ‎из ‎которых ‎один‏ ‎или‏ ‎два ‎дошли‏ ‎до ‎конца‏ ‎века: ‎Лев ‎Толстой ‎- ‎как‏ ‎Гибралтар‏ ‎Европу‏ ‎- ‎достойно‏ ‎оканчивает ‎собою‏ ‎это ‎богатырское‏ ‎поколение.
III
Жаль‏ ‎уходящего ‎века‏ ‎- ‎на ‎нем ‎лежала ‎печать‏ ‎величия; ‎жаль‏ ‎особенно‏ ‎потому, ‎что ‎в‏ ‎конце ‎столетия‏ ‎уже ‎чувствовалось ‎некоторое ‎увядание,‏ ‎упадок‏ ‎тона, ‎еще‏ ‎недавно ‎столь‏ ‎нервного, ‎непобедимого. ‎Жизнь ‎еще ‎всюду‏ ‎кипит‏ ‎с ‎бешеным‏ ‎одушевлением, ‎но‏ ‎уже ‎чувствуются ‎признаки ‎усталости; ‎как‏ ‎будто‏ ‎первая‏ ‎свежесть ‎духа‏ ‎уже ‎исчерпана,‏ ‎как ‎будто‏ ‎становится‏ ‎скучно ‎жить‏ ‎на ‎свете ‎или, ‎по ‎крайней‏ ‎мере, ‎безрадостно.‏ ‎Пытливость‏ ‎науки ‎как ‎бы‏ ‎померкла, ‎и‏ ‎что-то ‎не ‎слышно ‎о‏ ‎новых,‏ ‎действительно ‎великих‏ ‎открытиях, ‎делающих‏ ‎эпоху. ‎Философия ‎примолкла, ‎и ‎уже‏ ‎нет‏ ‎кафедры, ‎которой‏ ‎внимал ‎бы‏ ‎мир. ‎Искусство ‎перегорает ‎в ‎изысканности‏ ‎декаданса,‏ ‎вычерпывая‏ ‎свою ‎чувственность‏ ‎до ‎дна.‏ ‎Как-то ‎сразу‏ ‎оборвалась‏ ‎гирлянда ‎талантов,‏ ‎нет ‎более ‎великих ‎композиторов, ‎романистов,‏ ‎поэтов, ‎художников.‏ ‎Как‏ ‎в ‎солнечные ‎дни‏ ‎весны: ‎одновременно‏ ‎и ‎быстро ‎точно ‎молоком‏ ‎обольются‏ ‎фруктовые ‎сады,‏ ‎цветут, ‎благоухают,‏ ‎и ‎несколько ‎дней ‎длится ‎эта‏ ‎поэма‏ ‎счастья. ‎И‏ ‎затем ‎быстро,‏ ‎точно ‎по ‎уговору, ‎деревья ‎роняют‏ ‎свой‏ ‎убор‏ ‎венчальный ‎и‏ ‎являются ‎в‏ ‎обычном, ‎однотонном‏ ‎виде.‏ ‎И ‎ни‏ ‎за ‎что ‎на ‎свете ‎не‏ ‎сыщите ‎в‏ ‎июле‏ ‎яблони, ‎которая ‎еще‏ ‎цвела ‎бы.‏ ‎Есть ‎грустное ‎предчувствие, ‎что‏ ‎наш‏ ‎уходящий ‎век‏ ‎уносит ‎с‏ ‎собою ‎надолго ‎молодость ‎нашей ‎расы‏ ‎и‏ ‎что ‎гений‏ ‎ее, ‎вспыхнувший‏ ‎всеми ‎цветами ‎и ‎красками, ‎может‏ ‎отцвесть...‏ ‎Двадцатый‏ ‎век, ‎на‏ ‎который ‎мечтатели‏ ‎возлагают ‎столько‏ ‎надежд,‏ ‎может ‎быть,‏ ‎принесет ‎нам ‎одни ‎разочарования. ‎Вместо‏ ‎осуществления ‎пылких‏ ‎химер‏ ‎может ‎придти ‎неожиданный‏ ‎и ‎повсеместный‏ ‎упадок, ‎признаки ‎которого ‎уже‏ ‎заметны.‏ ‎Старое ‎варварство‏ ‎нас ‎подстерегает,‏ ‎как ‎греков ‎и ‎римлян ‎в‏ ‎эпоху‏ ‎их ‎высшего‏ ‎блеска. ‎Глубокое‏ ‎заблуждение ‎думать, ‎что ‎цивилизация ‎гибнет‏ ‎от‏ ‎причин‏ ‎внешних. ‎Смерть‏ ‎всего ‎живого‏ ‎имеет ‎внутреннее‏ ‎происхождение.‏ ‎Гораздо ‎ранее‏ ‎нашествия ‎вандалов ‎народы ‎древности ‎испытали‏ ‎внутреннее ‎нашествие‏ ‎каких-то‏ ‎грубых ‎сил, ‎которыми‏ ‎простота ‎и‏ ‎благородство ‎душ ‎были ‎превращены‏ ‎в‏ ‎развалины. ‎Завоеватели‏ ‎мира, ‎наследники‏ ‎цивилизации ‎задолго ‎до ‎варваров ‎пали‏ ‎ниже‏ ‎всякого ‎варварства,‏ ‎огрубели ‎совестью‏ ‎до ‎того, ‎что ‎вандалы ‎явились‏ ‎перед‏ ‎ними‏ ‎людьми ‎высшей‏ ‎породы. ‎Даже‏ ‎гунны ‎были‏ ‎возвышеннее‏ ‎и ‎благочестивее‏ ‎развращенных ‎римлян. ‎Только ‎этим ‎и‏ ‎объясняется ‎внешний‏ ‎разгром‏ ‎древних ‎рас. ‎А‏ ‎отчего ‎собственно‏ ‎падает ‎дух ‎народный ‎-‏ ‎до‏ ‎полного ‎растления‏ ‎- ‎это‏ ‎вопрос ‎в ‎корне ‎своем ‎мистический.
IV
История‏ ‎XIX‏ ‎века ‎удивительна.‏ ‎Какими ‎бледными‏ ‎кажутся ‎сказки ‎Шехерезады ‎в ‎сравнении‏ ‎с‏ ‎непрерывною‏ ‎поэмою ‎этого‏ ‎столетия! ‎Всего‏ ‎сто ‎оборотов‏ ‎земли‏ ‎около ‎солнца‏ ‎- ‎и ‎столько ‎поразительных ‎событий‏ ‎в ‎инфузорном‏ ‎населении‏ ‎земли, ‎сколько ‎переворотов!‏ ‎Век ‎начинается‏ ‎прямо ‎волшебною ‎легендой ‎о‏ ‎маленьком‏ ‎капрале, ‎который‏ ‎стал ‎императором,‏ ‎который ‎женился ‎на ‎дочери ‎императора,‏ ‎был‏ ‎коронован ‎папой,‏ ‎разгромил ‎целый‏ ‎ряд ‎империй ‎и ‎королевств ‎и‏ ‎умер‏ ‎пленником,‏ ‎на ‎пустынном‏ ‎островке, ‎среди‏ ‎безграничного ‎океана.‏ ‎История,‏ ‎как ‎истинный‏ ‎художник, ‎создала ‎трагедию, ‎в ‎которой‏ ‎нет ‎черты,‏ ‎не‏ ‎обличающей ‎высокого ‎искусства.‏ ‎После ‎Наполеона‏ ‎- ‎мечтательный ‎Священный ‎союз,‏ ‎восстания‏ ‎южных ‎народов,‏ ‎мятежное ‎брожение‏ ‎в ‎средней ‎Европе, ‎перевороты ‎и‏ ‎грезы‏ ‎об ‎объединении.‏ ‎Затем ‎ряд‏ ‎страшных ‎войн ‎второй ‎половины ‎века‏ ‎после‏ ‎сорокалетнего‏ ‎мира. ‎В‏ ‎общем ‎огромном‏ ‎и ‎ярком‏ ‎романе‏ ‎всемирной ‎жизни‏ ‎рассыпаны ‎поразительные ‎по ‎законченности ‎отдельные‏ ‎поэмы ‎-‏ ‎вспомните‏ ‎поход ‎Байрона ‎в‏ ‎Грецию, ‎походы‏ ‎Гарибальди, ‎эпическую ‎борьбу ‎балканских‏ ‎и‏ ‎кавказских ‎племен,‏ ‎междоусобную ‎войну‏ ‎в ‎Северной ‎Америке, ‎экспедицию ‎в‏ ‎Мексику‏ ‎с ‎ее‏ ‎фатальным ‎концом,‏ ‎разгром ‎Франции ‎в ‎1871 ‎году,‏ ‎наше‏ ‎движение‏ ‎к ‎Константинополю,‏ ‎нашествие ‎Италии‏ ‎в ‎Абиссинию,‏ ‎войну‏ ‎Испании ‎и‏ ‎Америки, ‎героическую ‎борьбу ‎африканских ‎республик,‏ ‎походы ‎Европы‏ ‎в‏ ‎Китай. ‎В ‎одно‏ ‎столетие ‎вместилось‏ ‎просто ‎невероятное ‎число ‎событий,‏ ‎из‏ ‎которых ‎каждое‏ ‎- ‎картина,‏ ‎полная ‎богатых ‎красок. ‎Некоторые ‎гордые‏ ‎народы‏ ‎поникли, ‎-‏ ‎как ‎Турция,‏ ‎Австрия, ‎Испания, ‎Франция, ‎даже ‎Франция,‏ ‎несмотря‏ ‎на‏ ‎пышный ‎расцвет‏ ‎народного ‎богатства‏ ‎и ‎культурного‏ ‎блеска.‏ ‎Франция, ‎как‏ ‎вождь ‎народов, ‎несомненно ‎уступила ‎свою‏ ‎культурную ‎гегемонию‏ ‎более‏ ‎свежим ‎соседям. ‎Эти‏ ‎соседи ‎-‏ ‎Англия ‎и ‎Германия ‎-‏ ‎стремительно‏ ‎двинулись ‎вперед,‏ ‎усилив ‎свое‏ ‎могущество ‎за ‎одно ‎столетие ‎в‏ ‎степени‏ ‎просто ‎сказочной.‏ ‎Еще ‎роскошнее‏ ‎расцвет ‎заокеанской ‎великой ‎республики, ‎которая‏ ‎в‏ ‎одно‏ ‎столетие ‎из‏ ‎бедной ‎колонии‏ ‎сделалась ‎великой‏ ‎державой.‏ ‎Несравненно ‎медленнее‏ ‎развивалась ‎Россия, ‎и ‎к ‎концу‏ ‎века ‎итоги‏ ‎прогресса‏ ‎ее ‎еще ‎сомнительны.‏ ‎Но ‎даже‏ ‎эта ‎отдельная ‎глава ‎истории‏ ‎-‏ ‎история ‎России‏ ‎- ‎как‏ ‎она ‎необыкновенна ‎и ‎как ‎богата!‏ ‎Трагическая‏ ‎смерть ‎Павла‏ ‎I, ‎"дней‏ ‎Александровых ‎прекрасное ‎начало", ‎зарево ‎беспрерывных‏ ‎войн,‏ ‎растущий‏ ‎идеализм ‎и‏ ‎кровавая ‎борьба‏ ‎кругом. ‎Нашествие‏ ‎двадцати‏ ‎народов ‎с‏ ‎мировым ‎завоевателем ‎во ‎главе, ‎исполинские‏ ‎битвы, ‎сожжение‏ ‎Москвы,‏ ‎трагическое ‎отступление ‎-‏ ‎все ‎какие‏ ‎краски! ‎Никогда ‎Россия ‎не‏ ‎была‏ ‎столь ‎грозной‏ ‎в ‎человечестве‏ ‎и ‎столь ‎гордой, ‎и ‎этот‏ ‎особенный‏ ‎подъем ‎духа‏ ‎выдвигает ‎блестящую‏ ‎плеяду ‎поэтов, ‎философов ‎(славянофилы), ‎политических‏ ‎мечтателей‏ ‎(декабристы),‏ ‎великих ‎романистов‏ ‎и ‎общественных‏ ‎деятелей. ‎Мистический‏ ‎конец‏ ‎жизни ‎Благословенного‏ ‎(Александр ‎I, ‎предположительно ‎старец ‎Феодор‏ ‎Кузьмич ‎Томский‏ ‎-‏ ‎см. ‎"РД" ‎№2‏ ‎2004 ‎г.‏ ‎http://www.russdom.ru/2004/200402i/20040229.html), конец, ‎который ‎не ‎придумал‏ ‎бы‏ ‎самый ‎пылкий‏ ‎поэт, ‎суровое‏ ‎царствование ‎Николая, ‎победоносное ‎и ‎строгое,‏ ‎но‏ ‎опять ‎-‏ ‎какой ‎трагический‏ ‎финал ‎- ‎севастопольский ‎разгром! ‎Яркая‏ ‎и‏ ‎страстная‏ ‎страница, ‎облитая‏ ‎кровью. ‎И‏ ‎вновь ‎"дней‏ ‎Александровых‏ ‎прекрасное ‎начало",‏ ‎высокий ‎подъем ‎великодушных ‎чувств, ‎радостное,‏ ‎беспримерное ‎одушевление,‏ ‎одушевление‏ ‎свободы.
V
Около ‎этих ‎двух‏ ‎фокусов ‎нашей‏ ‎народной ‎жизни ‎замкнулся ‎эллипсис‏ ‎столетия.‏ ‎Два ‎всплеска‏ ‎счастья, ‎два‏ ‎гигантских ‎подъема ‎духа ‎- ‎героический‏ ‎в‏ ‎1812 ‎году‏ ‎и ‎гуманный‏ ‎в ‎1861-м ‎- ‎определяют ‎и‏ ‎два‏ ‎последовавших‏ ‎затишья; ‎ими‏ ‎же ‎определяется‏ ‎форма ‎"кривой"‏ ‎нашего‏ ‎прогресса. ‎Замечательно,‏ ‎что ‎волны ‎русской ‎истории ‎вообще‏ ‎поднимаются ‎не‏ ‎более‏ ‎двух ‎раз ‎в‏ ‎столетие. ‎Таковы‏ ‎в ‎прошлом ‎веке ‎были‏ ‎два‏ ‎одушевленья ‎-‏ ‎в ‎расцвете‏ ‎Петрова ‎царствования, ‎после ‎полтавской ‎битвы,‏ ‎и‏ ‎в ‎разгар‏ ‎Екатерининской ‎эпохи,‏ ‎после ‎блестящих ‎побед ‎над ‎турками.‏ ‎Таковы‏ ‎же‏ ‎в ‎XVII‏ ‎веке ‎два‏ ‎одушевленья ‎-‏ ‎после‏ ‎изгнания ‎поляков‏ ‎и ‎после ‎присоединения ‎Малороссии. ‎Замечается‏ ‎как ‎бы‏ ‎правильная‏ ‎смена ‎поколений, ‎то‏ ‎действующих, ‎то‏ ‎отдыхающих, ‎то ‎неудержимо ‎рвущихся‏ ‎к‏ ‎счастью, ‎то‏ ‎разочарованных. ‎Если‏ ‎этот ‎закон ‎чередования ‎настроений ‎верен,‏ ‎то‏ ‎в ‎недалеком‏ ‎будущем ‎нам‏ ‎предстоит ‎пережить ‎снова ‎какую-нибудь ‎великую‏ ‎страсть,‏ ‎какой-нибудь‏ ‎восторг, ‎и‏ ‎он ‎явится‏ ‎последствием ‎самой‏ ‎неожиданной‏ ‎причины. ‎Казалось‏ ‎бы, ‎унижение ‎России ‎под ‎Севастополем‏ ‎- ‎первая‏ ‎несчастная‏ ‎война ‎после ‎Петра‏ ‎Великого ‎-‏ ‎должна ‎была ‎привести ‎к‏ ‎отчаянию,‏ ‎- ‎на‏ ‎самом ‎деле‏ ‎она ‎послужила ‎толчком ‎для ‎огромной‏ ‎радости.‏ ‎Наоборот, ‎счастливая‏ ‎война ‎1877‏ ‎г., ‎смывшая ‎крымский ‎позор, ‎не‏ ‎остановила,‏ ‎а‏ ‎скорее ‎усилила‏ ‎начавшееся ‎еще‏ ‎до ‎нее‏ ‎уныние.‏ ‎Может ‎быть,‏ ‎этим ‎странным ‎унынием, ‎дошедшим ‎до‏ ‎отчаяния, ‎объясняется‏ ‎революционный‏ ‎дух, ‎поведший ‎к‏ ‎трагедии ‎1‏ ‎марта. ‎Опять ‎какое ‎необычайное‏ ‎и‏ ‎страшное ‎событие!‏ ‎Столько ‎предвиденное‏ ‎и ‎как ‎бы ‎самим ‎роком‏ ‎непредотвратимое.‏ ‎По ‎антитезе,‏ ‎которую ‎так‏ ‎любит ‎история,- ‎Освободитель, ‎искоренивший ‎массовое‏ ‎насилие,‏ ‎сам‏ ‎пал ‎жертвой‏ ‎утонченной ‎жестокости.‏ ‎Невольно ‎вспоминается‏ ‎суд‏ ‎над ‎Сократом‏ ‎- ‎гуманнейшему ‎из ‎греков ‎отечество‏ ‎ничего ‎не‏ ‎принесло‏ ‎в ‎благодарность, ‎кроме‏ ‎чаши ‎яда...
Жизнь‏ ‎России ‎за ‎XIX ‎век‏ ‎была‏ ‎жизнью, ‎а‏ ‎не ‎прозябанием.‏ ‎Она ‎полна ‎глубоких ‎и ‎страстных‏ ‎волнений,‏ ‎ошибок ‎непоправимых,‏ ‎успехов ‎громких,‏ ‎несчастий ‎тяжких. ‎Конец ‎века ‎омрачен‏ ‎безмерно‏ ‎грустными‏ ‎картинами ‎оскудения‏ ‎- ‎и‏ ‎природы, ‎и‏ ‎почти‏ ‎всех ‎классов‏ ‎общества. ‎Непрерывные ‎засухи, ‎перестройка ‎климата,‏ ‎нашествие ‎азиатской‏ ‎пустыни‏ ‎и ‎вследствие ‎этого‏ ‎постоянное ‎пятно‏ ‎голода, ‎движущееся, ‎как ‎черный‏ ‎призрак‏ ‎по ‎лицу‏ ‎России. ‎Упадок‏ ‎коренного ‎тысячелетнего ‎промысла, ‎который ‎был‏ ‎Промыслом‏ ‎русского ‎народа,‏ ‎- ‎упадок‏ ‎земледелия, ‎скотоводства ‎и ‎всего ‎патриархального‏ ‎уклада‏ ‎жизни,‏ ‎быстрый ‎рост‏ ‎народного ‎пролетариата...
VI
Эпоха‏ ‎подвигов, ‎эпоха‏ ‎преступлений‏ ‎- ‎уходящий‏ ‎век ‎явился ‎эрою ‎расцвета ‎белой‏ ‎расы, ‎но‏ ‎веком‏ ‎гибели ‎для ‎цветных‏ ‎пород ‎человечества.‏ ‎Из ‎Европы, ‎как ‎из‏ ‎орлиного‏ ‎гнезда, ‎разлетелись‏ ‎по ‎отдаленным‏ ‎странам ‎и ‎материкам ‎белые ‎хищники‏ ‎-‏ ‎колонисты, ‎и‏ ‎всюду, ‎где‏ ‎бы ‎они ‎ни ‎появлялись, ‎жизнь‏ ‎человечества‏ ‎никла.‏ ‎Вся ‎первая‏ ‎половина ‎столетия‏ ‎была ‎сплошной‏ ‎бойней‏ ‎черных, ‎красных,‏ ‎коричневых ‎и ‎оливковых ‎пород; ‎с‏ ‎жестокостью ‎охотников‏ ‎на‏ ‎диких ‎зверей ‎белые‏ ‎ловили ‎негров‏ ‎и ‎нагружали ‎ими ‎целые‏ ‎флоты‏ ‎для ‎отправки‏ ‎в ‎колонии;‏ ‎десятки ‎миллионов ‎самых ‎сильных ‎и‏ ‎здоровых‏ ‎негров ‎погибли‏ ‎в ‎тяжком‏ ‎рабстве, ‎другие ‎десятки ‎миллионов ‎были‏ ‎истреблены‏ ‎болезнями‏ ‎и ‎отчаянием‏ ‎или ‎прямо‏ ‎оружием ‎победителей.‏ ‎Африка‏ ‎за ‎этот‏ ‎век ‎страшно ‎опустошена... ‎Хотя ‎торговля‏ ‎невольниками ‎официально‏ ‎и‏ ‎уничтожена, ‎но ‎она‏ ‎свирепствует ‎внутри‏ ‎материка, ‎причем ‎все ‎черное‏ ‎племя‏ ‎под ‎конец‏ ‎века ‎попало‏ ‎в ‎рабство ‎белым. ‎Огромный ‎африканский‏ ‎материк‏ ‎окончательно ‎размежеван‏ ‎между ‎европейцами,‏ ‎и ‎всюду, ‎во ‎владениях ‎самых‏ ‎культурных‏ ‎христиан,‏ ‎установилось ‎чудовищное‏ ‎по ‎жестокости‏ ‎порабощение ‎туземцев.‏ ‎На‏ ‎них ‎смотрят‏ ‎как ‎на ‎самых ‎презренных ‎животных,‏ ‎заставляют ‎их‏ ‎работать‏ ‎без ‎отдыха, ‎отнимают‏ ‎у ‎них‏ ‎жен, ‎детей ‎и ‎их‏ ‎жалкое‏ ‎имущество ‎и‏ ‎при ‎малейшем‏ ‎сопротивлении ‎расстреливают, ‎вешают, ‎сжигают ‎деревни.‏ ‎Французы,‏ ‎немцы, ‎англичане,‏ ‎голландцы ‎(буры)‏ ‎обнаружили ‎одинаковую ‎свирепость, ‎и ‎это‏ ‎явление‏ ‎-‏ ‎одно ‎из‏ ‎самых ‎тревожных‏ ‎предсказаний ‎для‏ ‎XX‏ ‎века. ‎Что‏ ‎стоит ‎наш ‎гуманизм, ‎наше ‎христианство,‏ ‎если ‎при‏ ‎первом‏ ‎случае ‎безнаказанности ‎мы‏ ‎совершаем ‎мерзости‏ ‎первобытные! ‎Столь ‎же ‎ожесточенному‏ ‎искоренению‏ ‎были ‎подвергнуты‏ ‎краснокожие ‎в‏ ‎Америке ‎(особенно ‎Северной), ‎малайцы ‎и‏ ‎австралийцы.‏ ‎Огнем, ‎мечом,‏ ‎сифилисом, ‎рабством,‏ ‎водкой ‎и ‎всеми ‎грязными ‎соблазнами‏ ‎многочисленные‏ ‎племена‏ ‎человечества ‎или‏ ‎прямо ‎истреблены,‏ ‎или ‎поставлены‏ ‎в‏ ‎условия ‎неизбежной‏ ‎смерти. ‎До ‎двадцать ‎первого ‎века‏ ‎дойдет ‎лишь‏ ‎одно‏ ‎предание ‎об ‎удивительных‏ ‎разновидностях ‎человека,‏ ‎о ‎множестве ‎кротких, ‎великодушных,‏ ‎детски‏ ‎невинных, ‎детски‏ ‎слабых ‎племенах,‏ ‎живших ‎своеобразно ‎поэтическою ‎жизнью, ‎полною‏ ‎прелести,‏ ‎о ‎племенах‏ ‎непонятных ‎и‏ ‎загубленных ‎безвинно. ‎Наряду ‎с ‎ними‏ ‎исчезнут,‏ ‎может‏ ‎быть, ‎и‏ ‎низшие ‎расы,‏ ‎людоеды ‎и‏ ‎озверелые‏ ‎дикари, ‎-‏ ‎но ‎выиграет ‎ли ‎от ‎этого‏ ‎человечество? ‎Несомненно,‏ ‎оно‏ ‎страшно ‎обеднеет, ‎как‏ ‎луг, ‎на‏ ‎котором ‎вместо ‎роскошного ‎разнообразия‏ ‎цветов‏ ‎и ‎форм‏ ‎возобладает ‎одна‏ ‎порода. ‎Как ‎бы ‎она ‎ни‏ ‎была‏ ‎для ‎самой‏ ‎себя ‎приятна,‏ ‎полезна, ‎прекрасна, ‎она ‎не ‎исчерпывает‏ ‎всех‏ ‎возможностей,‏ ‎она ‎бесконечность‏ ‎мирового ‎творчества‏ ‎сводит ‎к‏ ‎единственному‏ ‎опыту.
VII
Мир ‎жизни‏ ‎опустошен ‎белой ‎расой, ‎и ‎этот‏ ‎процесс ‎совершается‏ ‎с‏ ‎развертывающейся ‎энергией. ‎Вслед‏ ‎за ‎черными,‏ ‎красными, ‎кофейными, ‎оливковыми ‎породами‏ ‎наступает‏ ‎очередь ‎бронзовых‏ ‎и ‎желтых‏ ‎населений ‎Азии. ‎Колоссальные ‎народности ‎Индии‏ ‎и‏ ‎Китая ‎стеснены‏ ‎европейцами ‎и‏ ‎ставятся ‎в ‎условия ‎быстрого ‎вымирания.‏ ‎Семьдесят‏ ‎тысяч‏ ‎англичан ‎в‏ ‎состоянии ‎держать‏ ‎в ‎рабстве‏ ‎двести‏ ‎пятьдесят ‎миллионов‏ ‎индусов. ‎Если ‎не ‎прямым ‎истреблением,‏ ‎то ‎хищною‏ ‎экономической‏ ‎политикой, ‎тягостным, ‎непрекращающимся‏ ‎высасыванием ‎всех‏ ‎соков ‎страны, ‎лишением ‎народа‏ ‎земли‏ ‎англичане ‎довели‏ ‎благородную ‎некогда,‏ ‎изысканно-аристократическую ‎расу ‎до ‎невероятного ‎истощения.
Долины‏ ‎Индии‏ ‎усеяны ‎человеческими‏ ‎костями; ‎беспрерывный‏ ‎голод ‎ежегодно ‎уносит ‎миллионы ‎(а‏ ‎часто‏ ‎десятки‏ ‎миллионов) ‎человеческих‏ ‎жизней; ‎хроническое‏ ‎недоедание ‎(хлеб‏ ‎Индии‏ ‎увозится ‎в‏ ‎Европу) ‎ведет ‎к ‎постоянному ‎вырождению‏ ‎здесь ‎самой‏ ‎породы‏ ‎человеческой. ‎Когда-то ‎богатырское‏ ‎племя ‎делается‏ ‎чахлым, ‎бессильным, ‎неспособным ‎отстаивать‏ ‎свою‏ ‎жизнь. ‎Население‏ ‎в ‎четверть‏ ‎миллиарда ‎душ ‎- ‎как ‎огромный‏ ‎бассейн‏ ‎с ‎прорванною‏ ‎плотиной ‎-‏ ‎может ‎очень ‎быстро ‎иссякнуть, ‎как‏ ‎иссякли‏ ‎некогда‏ ‎многочисленные ‎народы‏ ‎средней ‎и‏ ‎передней ‎Азии.‏ ‎Та‏ ‎же ‎участь,‏ ‎по-видимому, ‎грозит ‎и ‎Китаю. ‎Нет‏ ‎ни ‎малейшего‏ ‎сомнения,‏ ‎что ‎дни ‎Небесной‏ ‎империи ‎сочтены,‏ ‎и ‎что, ‎подобно ‎многомиллионной‏ ‎Индии,‏ ‎она ‎будет‏ ‎занята ‎белокожими‏ ‎и ‎обращена ‎в ‎экономическое ‎рабство.‏ ‎Жестокое‏ ‎европейское ‎"право"‏ ‎(право ‎сильного)‏ ‎действует ‎несколько ‎медленнее, ‎но ‎столь‏ ‎же‏ ‎верно,‏ ‎как ‎мечи‏ ‎Кортеcа ‎и‏ ‎Пизарро. ‎Может‏ ‎быть,‏ ‎не ‎будет‏ ‎крепостных, ‎феодальных ‎отношений, ‎но ‎непременно‏ ‎установится ‎"правовой",‏ ‎обставленный‏ ‎конвенциями, ‎нестерпимый ‎гнет‏ ‎административный ‎и‏ ‎экономический. ‎Договорами, ‎покупкою, ‎меною‏ ‎и‏ ‎пр., ‎и‏ ‎пр. ‎у‏ ‎народа ‎постепенно ‎будет ‎отобрана ‎земля‏ ‎-‏ ‎корень ‎человеческого‏ ‎рода, ‎-‏ ‎постепенно ‎затянута ‎петлей ‎свобода, ‎самое‏ ‎дыхание‏ ‎народное.‏ ‎И ‎тогда,‏ ‎при ‎всевозможных‏ ‎хартиях ‎вольностей‏ ‎и‏ ‎красноречивых ‎конституциях‏ ‎народ ‎станет ‎неудержимо ‎беднеть, ‎превращаться‏ ‎в ‎пролетариат,‏ ‎в‏ ‎живой ‎мусор, ‎удел‏ ‎которого ‎-‏ ‎гниение. ‎Китай ‎уже ‎своею‏ ‎собственною,‏ ‎внутреннею ‎системою‏ ‎хищничества ‎доведен‏ ‎до ‎опасного ‎состояния. ‎Ежегодно ‎от‏ ‎голодной‏ ‎смерти ‎там‏ ‎уже ‎гибнут‏ ‎десятки ‎миллионов ‎населения. ‎Если ‎-‏ ‎как‏ ‎индийских‏ ‎раджей ‎-‏ ‎китайских ‎мандаринов‏ ‎сменят ‎неумолимые‏ ‎бритты‏ ‎и ‎немцы,‏ ‎то ‎истощение ‎желтой ‎расы ‎пойдет‏ ‎гигантскими ‎шагами.
VIII
Этот‏ ‎страшный‏ ‎процесс ‎в ‎человечестве‏ ‎- ‎поедание‏ ‎белою ‎породою ‎цветных ‎-‏ ‎самое‏ ‎тяжкое ‎из‏ ‎преступлений ‎века,‏ ‎самое ‎неизгладимое. ‎Вытеснение ‎сильными ‎слабых‏ ‎идет‏ ‎в ‎менее‏ ‎резкой ‎степени‏ ‎и ‎среди ‎самой ‎белой ‎расы.‏ ‎И‏ ‎здесь‏ ‎ничтожный ‎цветной‏ ‎оттенок ‎народности‏ ‎обрекает ‎ее‏ ‎на‏ ‎жертву ‎более‏ ‎бледным ‎родичам. ‎Посмотрите, ‎как ‎хиреют‏ ‎народы ‎европейского‏ ‎юга‏ ‎и ‎как ‎цветут‏ ‎северные ‎державы.‏ ‎Под ‎небом ‎голубым, ‎среди‏ ‎теплого,‏ ‎лазурного ‎моря,‏ ‎эти ‎чудные‏ ‎полуострова ‎Греции, ‎Италии, ‎Испании, ‎обители‏ ‎древних‏ ‎цивилизаций, ‎не‏ ‎могут ‎выбиться‏ ‎из ‎нищеты ‎и ‎жалкой ‎отсталости.‏ ‎Несмотря‏ ‎на‏ ‎самые ‎свободные‏ ‎учреждения, ‎райский‏ ‎климат ‎и‏ ‎средиземное‏ ‎положение, ‎-‏ ‎эти ‎субтропические ‎расы ‎вянут; ‎они‏ ‎беспощадно ‎эксплуатируются‏ ‎немцами‏ ‎и ‎англичанами, ‎которые‏ ‎кое-где, ‎например,‏ ‎в ‎Греции ‎и ‎Португалии,‏ ‎совсем‏ ‎хозяева. ‎Италия,‏ ‎мировое ‎владычество‏ ‎которой ‎было ‎когда-то ‎разрушено ‎германцами,‏ ‎теперь‏ ‎гордится ‎ролью‏ ‎жандарма ‎Германии‏ ‎на ‎южном ‎ее ‎форпосте. ‎Некоторая‏ ‎примесь‏ ‎более‏ ‎темной ‎-‏ ‎арабской, ‎еврейской,‏ ‎турецкой ‎-‏ ‎крови‏ ‎низводит ‎эти‏ ‎страны ‎на ‎низшую ‎ступень: ‎сравните‏ ‎их ‎пульс‏ ‎с‏ ‎кипучею ‎жизнедеятельностью ‎северных‏ ‎полуостровов, ‎окруженных‏ ‎приполярным ‎морем, ‎окутанным ‎туманом.‏ ‎Норвегия‏ ‎не ‎идет,‏ ‎а ‎мчится‏ ‎в ‎своем ‎всестороннем ‎развитии, ‎процветает‏ ‎Швеция,‏ ‎благоденствует ‎Дания,‏ ‎захлебываются ‎богатством‏ ‎Нидерланды. ‎В ‎Англии ‎темные ‎кельты‏ ‎совсем‏ ‎подавлены‏ ‎светлыми ‎англосаксами,‏ ‎в ‎Германии‏ ‎смуглый ‎юг‏ ‎уступает‏ ‎белому ‎северу,‏ ‎- ‎и ‎даже ‎в ‎одной‏ ‎и ‎той‏ ‎же‏ ‎стране ‎более ‎светлое‏ ‎население ‎прогрессирует,‏ ‎более ‎темное ‎отстает. ‎Северная‏ ‎Испания,‏ ‎Ломбардия, ‎Нормандия‏ ‎далеко ‎опередили‏ ‎южные ‎провинции ‎своих ‎же ‎стран.‏ ‎В‏ ‎средней ‎Европе‏ ‎самая ‎белая‏ ‎из ‎рас ‎- ‎германская ‎(смесь‏ ‎с‏ ‎чистыми‏ ‎славянами) ‎взяла‏ ‎окончательный ‎и‏ ‎бесспорный ‎верх‏ ‎над‏ ‎более ‎смуглыми‏ ‎французами. ‎Несмотря ‎на ‎прирожденный ‎гений,‏ ‎латинские ‎расы‏ ‎вступили‏ ‎в ‎период ‎упадка,‏ ‎рокового, ‎неотвратимого,‏ ‎который, ‎по-видимому, ‎умеряется ‎только‏ ‎древней‏ ‎примесью ‎германской‏ ‎крови. ‎Германия‏ ‎и ‎Англия ‎- ‎вот ‎на‏ ‎рубеже‏ ‎XX ‎века‏ ‎торжествующие ‎народности,‏ ‎не ‎только ‎вожди, ‎но ‎и‏ ‎истребители‏ ‎человечества.‏ ‎Наш ‎славянский‏ ‎мир, ‎как‏ ‎и ‎латинский,‏ ‎позади‏ ‎этих ‎хищных‏ ‎рас. ‎Может ‎быть, ‎некоторая ‎примесь‏ ‎желтой ‎туранской‏ ‎крови‏ ‎ставит ‎нас ‎в‏ ‎положение ‎оборонительное.‏ ‎Мы ‎неудержимо ‎отстаем ‎в‏ ‎развитии‏ ‎народной ‎энергии‏ ‎и ‎постепенно‏ ‎втягиваемся ‎в ‎сеть ‎англо-германского ‎захвата.‏ ‎Россия‏ ‎еще ‎страшна‏ ‎своею ‎государственною‏ ‎силой; ‎как ‎племя ‎белое, ‎подобно‏ ‎Франции,‏ ‎Россия‏ ‎жизнеспособна, ‎но‏ ‎видимо ‎на‏ ‎всех ‎мирных‏ ‎поприщах‏ ‎уступает ‎белокурому‏ ‎соседу.
IX
Девятнадцатый ‎век ‎окончательно ‎утвердил ‎наш‏ ‎духовный ‎плен‏ ‎у‏ ‎Европы; ‎народно-культурное ‎творчество‏ ‎у ‎нас‏ ‎окончательно ‎сменилось ‎подражанием, ‎и‏ ‎в‏ ‎самом ‎таинственном‏ ‎истоке ‎жизни‏ ‎мы, ‎"русые", ‎уже ‎порабощены ‎"белокурым".‏ ‎Вы‏ ‎скажете, ‎что‏ ‎хорошее ‎подражание‏ ‎лучше ‎плохого ‎творчества, ‎что ‎в‏ ‎подражании‏ ‎-‏ ‎наше ‎спасение‏ ‎и ‎что‏ ‎стоит ‎нам,‏ ‎например,‏ ‎остановиться ‎в‏ ‎подражании ‎вооружению ‎соседей, ‎как ‎мы‏ ‎будем ‎немедленно‏ ‎разгромлены.‏ ‎Я ‎на ‎это‏ ‎замечу, ‎что‏ ‎подражание ‎всегда ‎отстает ‎от‏ ‎творчества‏ ‎и ‎подражатель‏ ‎всегда ‎жертва‏ ‎своему ‎образцу. ‎Были ‎могучие, ‎хотя‏ ‎и‏ ‎неясные ‎причины,‏ ‎почему ‎народ‏ ‎русский ‎не ‎выдержал ‎умственных ‎влияний‏ ‎Запада;‏ ‎может‏ ‎быть, ‎не‏ ‎хватило ‎энергии‏ ‎выработать ‎свою‏ ‎столь‏ ‎же ‎определенную‏ ‎и ‎роскошную ‎культуру. ‎Но, ‎раз‏ ‎подчинившись, ‎народ‏ ‎русский‏ ‎подвергается ‎опасности ‎дальнейших,‏ ‎постепенных, ‎все‏ ‎более ‎тяжких ‎подчинений. ‎Из‏ ‎подражания‏ ‎Западу ‎мы‏ ‎приняли ‎чужой‏ ‎критерий ‎жизни, ‎для ‎нашей ‎народности‏ ‎непосильный.‏ ‎Мы ‎хотим‏ ‎жить ‎теперь‏ ‎не ‎иначе, ‎как ‎с ‎западною‏ ‎роскошью,‏ ‎забывая,‏ ‎что ‎ни‏ ‎расовая ‎энергия,‏ ‎ни ‎природа‏ ‎наша‏ ‎не ‎те,‏ ‎что ‎там. ‎Вынесши ‎из ‎доисторических‏ ‎времен ‎страшную‏ ‎упругость‏ ‎духа, ‎furor ‎teutonicus,‏ ‎свежесть ‎тела‏ ‎и ‎сердца, ‎германцы ‎укрепили‏ ‎себя‏ ‎долговременною ‎историческою‏ ‎дисциплиной, ‎обогатили‏ ‎невероятно ‎изобретениями, ‎мореплаванием, ‎промышленностью, ‎грабежом‏ ‎колоний,‏ ‎- ‎они‏ ‎легко ‎могут‏ ‎позволить ‎себе ‎великолепие ‎их ‎городов,‏ ‎с‏ ‎дворцами,‏ ‎театрами, ‎храмами,‏ ‎роскошь ‎полей‏ ‎и ‎парков,‏ ‎обилие‏ ‎фабрик, ‎железных‏ ‎дорог ‎и ‎флотов. ‎Они ‎вдесятеро‏ ‎богаче ‎нас‏ ‎и‏ ‎вполне ‎естественно, ‎без‏ ‎напряжений, ‎устроили‏ ‎себе ‎богатую ‎обстановку ‎жизни.‏ ‎Нам‏ ‎же ‎-‏ ‎народу ‎континентальному,‏ ‎расплывшемуся ‎по ‎стране ‎суровой ‎и‏ ‎далеко‏ ‎не ‎одолевшему‏ ‎всех ‎природных‏ ‎препятствий, ‎- ‎народу ‎земледельческому, ‎не‏ ‎торговому,‏ ‎свойственна‏ ‎сравнительная ‎бедность‏ ‎и ‎культура‏ ‎менее ‎пышная,‏ ‎менее‏ ‎искусственная, ‎более‏ ‎близкая ‎к ‎природе. ‎Для ‎нас‏ ‎естественнее ‎было‏ ‎бы‏ ‎натуральное ‎хозяйство, ‎нежели‏ ‎денежное, ‎промыслы‏ ‎кустарные, ‎нежели ‎фабричные, ‎вообще‏ ‎-‏ ‎земледельческий, ‎деревенский‏ ‎уклад, ‎нежели‏ ‎капиталистический. ‎Но ‎Запад ‎поразил ‎воображение‏ ‎наших‏ ‎верхних ‎классов‏ ‎и ‎заставил‏ ‎перестроить ‎всю ‎нашу ‎народную ‎жизнь‏ ‎с‏ ‎величайшими‏ ‎жертвами ‎и‏ ‎большою ‎опасностью‏ ‎для ‎нее.‏ ‎Подобно‏ ‎Индии, ‎сделавшейся‏ ‎из ‎когда-то ‎богатой ‎и ‎еще‏ ‎недавно ‎зажиточной‏ ‎страны‏ ‎совсем ‎нищей, ‎-‏ ‎Россия ‎стала‏ ‎данницей ‎Европы ‎во ‎множестве‏ ‎самых‏ ‎изнурительных ‎отношений.‏ ‎Желая ‎иметь‏ ‎все ‎те ‎предметы ‎роскоши ‎и‏ ‎комфорта,‏ ‎которые ‎так‏ ‎обычны ‎на‏ ‎Западе, ‎мы ‎вынуждены ‎отдавать ‎ему‏ ‎не‏ ‎только‏ ‎излишки ‎хлеба,‏ ‎но, ‎как‏ ‎Индия, ‎необходимые‏ ‎его‏ ‎запасы. ‎Народ‏ ‎наш ‎хронически ‎недоедает ‎и ‎клонится‏ ‎к ‎вырождению,‏ ‎и‏ ‎все ‎это ‎для‏ ‎того ‎только,‏ ‎чтобы ‎поддержать ‎блеск ‎европеизма,‏ ‎дать‏ ‎возможность ‎небольшому‏ ‎слою ‎капиталистов‏ ‎идти ‎нога ‎в ‎ногу ‎с‏ ‎Европой.‏ ‎Девятнадцатый ‎век‏ ‎следует ‎считать‏ ‎столетием ‎постепенного ‎и ‎в ‎конце‏ ‎тревожно-быстрого‏ ‎упадка‏ ‎народного ‎благосостояния‏ ‎в ‎России.‏ ‎Из ‎России‏ ‎текут‏ ‎реки ‎золота‏ ‎на ‎покупку ‎западных ‎фабрикантов, ‎на‏ ‎содержание ‎более‏ ‎чем‏ ‎сотни ‎тысяч ‎русских,‏ ‎живущих ‎за‏ ‎границей, ‎на ‎погашение ‎долгов‏ ‎и‏ ‎процентов ‎по‏ ‎займам ‎и‏ ‎пр., ‎и ‎неисчислимое ‎количество ‎усилий‏ ‎тратится‏ ‎на ‎то,‏ ‎чтобы ‎наперекор‏ ‎стихиям ‎поддерживать ‎в ‎бедной ‎стране‏ ‎богатое‏ ‎культурное‏ ‎обличье. ‎Если‏ ‎не ‎произойдет‏ ‎какой-нибудь ‎смены‏ ‎энергий,‏ ‎если ‎тягостный‏ ‎процесс ‎подражания ‎Европе ‎разовьется ‎дальше,‏ ‎то ‎Россия‏ ‎рискует‏ ‎быть ‎разоренной ‎без‏ ‎выстрела; ‎"оскудение",‏ ‎захватив ‎раньше ‎всего ‎прикосновенный‏ ‎к‏ ‎Европе ‎класс,‏ ‎доходит ‎до‏ ‎глубин ‎народных, ‎и ‎стране ‎в‏ ‎таком‏ ‎положении ‎придется‏ ‎или ‎иметь‏ ‎мужество ‎отказаться ‎от ‎соблазна, ‎или‏ ‎обречь‏ ‎себя‏ ‎на ‎вечный‏ ‎плен... ‎Вдумываясь‏ ‎в ‎тихий‏ ‎погром,‏ ‎который ‎вносит‏ ‎англо-германская ‎раса ‎в ‎остальное ‎человечество,‏ ‎невольно ‎сочтешь‏ ‎грезу‏ ‎современного ‎антихриста ‎-‏ ‎Ницше, ‎грезу‏ ‎о ‎"белокуром ‎смеющемся ‎льве"‏ ‎-‏ ‎не ‎мечтой‏ ‎безумца, ‎а‏ ‎пророчеством ‎грозным ‎и ‎уже ‎осуществляющимся.‏ ‎Будущее‏ ‎от ‎нас‏ ‎скрыто, ‎но‏ ‎девятнадцатый ‎век ‎был ‎непрерывным ‎крушением‏ ‎и‏ ‎цветных,‏ ‎и ‎более‏ ‎вялых ‎бледных‏ ‎рас. ‎Социальное‏ ‎перетирание‏ ‎слабых, ‎рост‏ ‎пролетариата ‎и ‎вымирание ‎его, ‎-‏ ‎что ‎это,‏ ‎как‏ ‎не ‎вытеснение ‎остатков‏ ‎древних ‎рас‏ ‎потомством ‎одной, ‎самой ‎мощной?‏ ‎Среди‏ ‎самих ‎англичан‏ ‎и ‎немцев‏ ‎идет ‎эта ‎структурная ‎перестройка, ‎борьба‏ ‎человеческих‏ ‎типов. ‎Один‏ ‎какой-то ‎сильный‏ ‎и ‎хищный ‎тип, ‎по-видимому, ‎поедает‏ ‎остальные.
X
Если‏ ‎для‏ ‎слабого ‎человечества‏ ‎XIX ‎век‏ ‎был ‎гибельным,‏ ‎то‏ ‎еще ‎более‏ ‎ужаса ‎он ‎внес ‎в ‎остальное‏ ‎царство ‎жизни.‏ ‎Мир‏ ‎низших ‎существ ‎-‏ ‎животных ‎и‏ ‎растений ‎- ‎испытал ‎на‏ ‎себе‏ ‎поистине ‎бич‏ ‎Божий, ‎истребительный,‏ ‎хуже ‎землетрясений ‎и ‎потопа. ‎Никогда‏ ‎природа‏ ‎не ‎опустошалась‏ ‎с ‎такой‏ ‎яростью, ‎как ‎в ‎истекший ‎век.‏ ‎Весь‏ ‎восток‏ ‎Европы ‎и‏ ‎частью ‎-‏ ‎северная ‎Азия‏ ‎совершенно‏ ‎изменили ‎свою‏ ‎наружность; ‎неизмеримые ‎пространства ‎лесов ‎срублены‏ ‎или ‎сожжены,‏ ‎исчезло‏ ‎бесчисленное ‎множество ‎болот,‏ ‎озер, ‎ручьев‏ ‎и ‎рек, ‎из ‎остальных‏ ‎большинство‏ ‎потеряли ‎свое‏ ‎прежнее ‎обилие,‏ ‎превратились ‎в ‎тощие, ‎едва ‎заметные‏ ‎водоемы.‏ ‎Вместе ‎с‏ ‎лесным ‎царством‏ ‎исчезли ‎целые ‎миры ‎лесных ‎животных,‏ ‎птиц,‏ ‎пресмыкающихся,‏ ‎насекомых, ‎целые‏ ‎миры ‎растительных‏ ‎пород. ‎Огромные‏ ‎лоси,‏ ‎медведи, ‎волки,‏ ‎лисицы, ‎барсуки, ‎рыси, ‎зайцы, ‎белки,‏ ‎горностаи ‎и‏ ‎пр.,‏ ‎и ‎пр., ‎равно‏ ‎как ‎птицы‏ ‎бесчисленных ‎пород ‎- ‎все‏ ‎это‏ ‎на ‎огромных‏ ‎пространствах ‎исчезло,‏ ‎не ‎оставив ‎даже ‎преданий. ‎С‏ ‎истощением‏ ‎болот ‎и‏ ‎рек ‎умерло‏ ‎таинственное ‎водное ‎царство, ‎с ‎исчезновением‏ ‎степей‏ ‎исчезла‏ ‎поэзия ‎их‏ ‎кипучей ‎жизни,‏ ‎и ‎безграничные‏ ‎поля‏ ‎с ‎пылью,‏ ‎вздымаемой ‎ветром, ‎напоминают ‎теперь ‎пустыни.‏ ‎Человек ‎вошел‏ ‎в‏ ‎родную ‎природу, ‎как‏ ‎палач, ‎и‏ ‎гневная, ‎умирая, ‎она ‎дохнула‏ ‎на‏ ‎него ‎смертью.‏ ‎Девятнадцатый ‎век‏ ‎создал ‎множество ‎искусственных, ‎чаще ‎всего‏ ‎излишних,‏ ‎средств ‎жизни,‏ ‎но ‎загубил‏ ‎целый ‎ряд ‎естественных ‎и ‎необходимых:‏ ‎с‏ ‎истреблением‏ ‎лесов ‎исчезает‏ ‎влага, ‎которую‏ ‎они ‎регулировали,‏ ‎исчезает‏ ‎топливо, ‎столь‏ ‎необходимое ‎в ‎нашей ‎стране, ‎исчезает‏ ‎мир ‎животных,‏ ‎дававших‏ ‎меха ‎и ‎мясо,‏ ‎исчезает ‎мир‏ ‎съедобных ‎растений, ‎ягод ‎и‏ ‎грибов,‏ ‎исчезает ‎царство‏ ‎рыбы, ‎после‏ ‎хлеба ‎бывшее ‎главным ‎кормильцем ‎русского‏ ‎народа.‏ ‎Выступает ‎целый‏ ‎ряд ‎условий,‏ ‎убийственных ‎для ‎человека, ‎и ‎как‏ ‎мы‏ ‎выйдем‏ ‎из ‎них‏ ‎в ‎XX‏ ‎столетии, ‎сказать‏ ‎очень‏ ‎трудно. ‎Оказалось,‏ ‎что ‎раз ‎опустошенные ‎пространства ‎делаются‏ ‎пустыней, ‎вернуть‏ ‎их‏ ‎к ‎прежнему ‎состоянию‏ ‎необычайно ‎трудно.‏ ‎Природа ‎творит ‎не ‎сразу,‏ ‎а‏ ‎в ‎течение‏ ‎тысячелетий, ‎и‏ ‎серьезные ‎увечья ‎в ‎ней ‎непоправимы.‏ ‎Но‏ ‎не ‎только‏ ‎в ‎России‏ ‎шел ‎погром ‎природы. ‎То ‎же‏ ‎самое‏ ‎наблюдалось‏ ‎и ‎в‏ ‎некоторых ‎менее‏ ‎культурных ‎странах‏ ‎западной‏ ‎Европы, ‎особенно‏ ‎в ‎Северной ‎Америке, ‎Африке, ‎Индии,‏ ‎Австралии, ‎Китае.‏ ‎Благороднейшие‏ ‎породы ‎животных ‎-‏ ‎слоны, ‎буйволы,‏ ‎жирафы, ‎страусы ‎и ‎пр.‏ ‎почти‏ ‎истреблены ‎вовсе;‏ ‎миллионы ‎птиц‏ ‎уничтожаются ‎из ‎целей ‎моды. ‎Промышленники‏ ‎и‏ ‎охотники ‎ополчились‏ ‎на ‎все‏ ‎живое, ‎и ‎одни ‎породы ‎стерты‏ ‎с‏ ‎лица‏ ‎земли, ‎другие‏ ‎доведены ‎до‏ ‎вымирания, ‎третьи‏ ‎загнаны‏ ‎на ‎дикий‏ ‎север ‎(как ‎киты, ‎тюлени, ‎пушные‏ ‎звери). ‎Жестокое‏ ‎насилие‏ ‎над ‎природой ‎-‏ ‎второе ‎преступление‏ ‎века, ‎и ‎казнь ‎за‏ ‎него‏ ‎не ‎замедлит.
XI
Третьим‏ ‎и ‎уже‏ ‎безмерным ‎преступлением, ‎вмещающим ‎все ‎остальные,‏ ‎я‏ ‎называл ‎бы‏ ‎богоотступничество ‎белой‏ ‎расы, ‎слишком ‎заметное ‎за ‎этот‏ ‎век‏ ‎выпадение‏ ‎ее ‎из‏ ‎единой ‎центральной,‏ ‎ведущей ‎человечество‏ ‎идеи‏ ‎о ‎Вечном‏ ‎Отце. ‎Это ‎не ‎столько ‎преступление,‏ ‎сколько ‎глубокое‏ ‎несчастие,‏ ‎потеря ‎самого ‎драгоценного‏ ‎достояния, ‎какое‏ ‎нажито ‎людьми ‎в ‎течение‏ ‎тысячелетий.‏ ‎Уже ‎некоторое‏ ‎колебание ‎этой‏ ‎вечной ‎оси ‎человеческого ‎духа ‎ведет‏ ‎к‏ ‎крушению ‎лучших‏ ‎очарований ‎жизни.‏ ‎Вне ‎инстинкта ‎Божества ‎нет ‎поэзии,‏ ‎нет‏ ‎благородства,‏ ‎нет ‎стремления‏ ‎к ‎истине‏ ‎и ‎достоинству‏ ‎жизни.‏ ‎Общество, ‎потерявшее‏ ‎религиозное ‎сознание, ‎быстро ‎дичает ‎в‏ ‎самых ‎высоких‏ ‎областях‏ ‎ума ‎и ‎сердца.‏ ‎Цели ‎жизни‏ ‎перестраиваются ‎и ‎делаются ‎грубо‏ ‎материальными,‏ ‎исчезает ‎героизм,‏ ‎т.е. ‎та‏ ‎сила, ‎которая ‎движет ‎человечеством, ‎не‏ ‎дает‏ ‎ему ‎погружаться‏ ‎в ‎непробудный‏ ‎сон. ‎Общество ‎теряет ‎способность ‎сопротивляться‏ ‎процессу‏ ‎омертвения,‏ ‎постепенного ‎превращения‏ ‎организма ‎в‏ ‎механизм, ‎живого‏ ‎тела‏ ‎- ‎в‏ ‎минеральное. ‎Религия ‎еще ‎не ‎иссякла‏ ‎в ‎свежих‏ ‎народных‏ ‎слоях; ‎девятнадцатый ‎век‏ ‎дал ‎отдельные‏ ‎примеры ‎пламенных ‎и ‎чистых‏ ‎настроений,‏ ‎но ‎очень‏ ‎широко ‎распространилось‏ ‎и ‎равнодушие ‎к ‎Божеству. ‎Скептицизм‏ ‎и‏ ‎его ‎острая‏ ‎форма ‎-‏ ‎пессимизм ‎завершают ‎все ‎цивилизации ‎и‏ ‎всегда‏ ‎ведут‏ ‎к ‎упадку‏ ‎духа. ‎Быстрый‏ ‎подъем ‎богатства‏ ‎создает‏ ‎призрак ‎обеспеченности‏ ‎человека ‎помимо ‎Высшей ‎воли. ‎Раз‏ ‎здешняя ‎его‏ ‎жизнь‏ ‎сделалась ‎безопасной, ‎человеку‏ ‎начинает ‎казаться‏ ‎ненужным ‎Мировой ‎Промысл. ‎Идол‏ ‎видимый‏ ‎- ‎богатство‏ ‎- ‎заслоняет‏ ‎невидимое ‎Божество. ‎Дух ‎материализуется, ‎утрачивает‏ ‎свободу‏ ‎- ‎дыханье‏ ‎Вечного, ‎и‏ ‎общество ‎останавливается, ‎умирает...
Самые ‎одаренные ‎из‏ ‎европейских‏ ‎обществ,‏ ‎несмотря ‎на‏ ‎чудовищную ‎энергию,‏ ‎обнаруживают ‎признаки‏ ‎начинающегося‏ ‎омертвения. ‎Даже‏ ‎самая ‎эта ‎энергия, ‎может ‎быть,‏ ‎потому ‎так‏ ‎стремительна,‏ ‎что ‎постепенно ‎делается‏ ‎мертвой. ‎Нынешние‏ ‎великие ‎общества ‎распоряжаются ‎силами,‏ ‎не‏ ‎меньшими, ‎нежели‏ ‎Аттила ‎и‏ ‎Тамерлан. ‎Страшная ‎власть ‎всех ‎над‏ ‎всяким‏ ‎подавляет ‎всякое‏ ‎сопротивление ‎и,‏ ‎обращенная ‎внутрь, ‎душит ‎общественность ‎в‏ ‎ее‏ ‎самых‏ ‎нежных ‎и‏ ‎тайных ‎функциях,‏ ‎обрывает ‎органические‏ ‎завязи.‏ ‎Общество ‎молодое‏ ‎и ‎свежее, ‎гармонически ‎уравновешенное, ‎неспособно‏ ‎развить ‎большую‏ ‎силу‏ ‎в ‎одностороннем ‎направлении:‏ ‎оно ‎на‏ ‎вид ‎бессильно; ‎в ‎нем‏ ‎центральное‏ ‎значение ‎имеет‏ ‎человек. ‎Наоборот,‏ ‎в ‎обществе ‎старом, ‎превратившемся ‎в‏ ‎машину,‏ ‎возможны ‎страшные‏ ‎напряжения ‎в‏ ‎ту ‎или ‎другую ‎сторону, ‎но‏ ‎элементы‏ ‎его‏ ‎неподвижны. ‎Человек‏ ‎в ‎нем‏ ‎- ‎мертвая‏ ‎молекула,‏ ‎а ‎не‏ ‎клетка. ‎Такая ‎общественность ‎- ‎продукт‏ ‎переразвития ‎-‏ ‎представляет‏ ‎упадок ‎общества, ‎ибо‏ ‎смысл ‎общества‏ ‎- ‎не ‎угнетение ‎человеческой‏ ‎личности,‏ ‎а ‎расцвет‏ ‎ее.
XII
Расцвет ‎человека!‏ ‎Вот ‎единственное, ‎что ‎забыто ‎в‏ ‎лихорадке‏ ‎поспешных ‎усовершенствований,‏ ‎в ‎модной‏ ‎погоне ‎за ‎новизной. ‎Никогда ‎внимание‏ ‎человеческое‏ ‎(в‏ ‎котором ‎секрет‏ ‎гения) ‎не‏ ‎было ‎так‏ ‎напряжено,‏ ‎как ‎в‏ ‎этом ‎веке, ‎но ‎обращено ‎оно‏ ‎было ‎на‏ ‎тысячи‏ ‎вещей ‎вне ‎человека‏ ‎и ‎слишком‏ ‎мало ‎внутрь ‎его. ‎Отсюда‏ ‎непрерывное‏ ‎улучшение ‎домов,‏ ‎одежды, ‎пищи,‏ ‎мебели, ‎утвари, ‎предметов ‎искусства ‎и‏ ‎роскоши,‏ ‎- ‎и‏ ‎одновременное ‎ухудшение‏ ‎самого ‎человека, ‎как ‎вещи. ‎Организм‏ ‎человеческий‏ ‎ставился‏ ‎безоглядочно ‎в‏ ‎условия, ‎в‏ ‎которых ‎он‏ ‎вырождался.‏ ‎Если ‎спросить,‏ ‎почему ‎наши ‎далекие ‎предки ‎в‏ ‎течение ‎долгих‏ ‎веков‏ ‎не ‎додумались ‎до‏ ‎современных ‎открытий,‏ ‎то ‎трудно ‎было ‎бы‏ ‎объяснить‏ ‎это ‎их‏ ‎неинтеллигентностью. ‎Может‏ ‎быть, ‎они ‎в ‎состоянии ‎были‏ ‎бы‏ ‎соорудить ‎те‏ ‎же ‎железные‏ ‎дороги, ‎разработать ‎угольные ‎копи, ‎рудники‏ ‎и‏ ‎пр.,‏ ‎но ‎просто‏ ‎не ‎хотели‏ ‎этого. ‎Жизненный‏ ‎инстинкт‏ ‎удерживал ‎их‏ ‎внимание ‎на ‎необходимом, ‎воздерживая ‎от‏ ‎излишнего. ‎Как‏ ‎людей‏ ‎здоровых, ‎уравновешенных, ‎их‏ ‎не ‎тянуло‏ ‎ни ‎к ‎чему ‎изощренному,‏ ‎для‏ ‎них ‎оно‏ ‎было ‎неинтересно.‏ ‎Как ‎животные ‎отворачиваются ‎от ‎пряных‏ ‎кушаний‏ ‎нашего ‎стола‏ ‎или ‎не‏ ‎выносят ‎изысканной ‎музыки, ‎как ‎они‏ ‎равнодушны‏ ‎к‏ ‎тому, ‎что‏ ‎мы ‎считаем‏ ‎роскошью, ‎так‏ ‎и‏ ‎более ‎здоровые‏ ‎древние ‎расы. ‎Современные ‎крестьяне ‎часто‏ ‎мечтают ‎о‏ ‎жизни‏ ‎в ‎городе, ‎они‏ ‎готовы ‎променять‏ ‎свою ‎свободу ‎и ‎тишину‏ ‎на‏ ‎гнетущий ‎труд‏ ‎и ‎пребывание‏ ‎в ‎подвалах, ‎лишь ‎бы ‎иметь‏ ‎возможность‏ ‎опьянять ‎себя‏ ‎испарениями ‎распутства.‏ ‎Старинный ‎человек ‎инстинктивно ‎искал ‎другого‏ ‎счастья.‏ ‎Его‏ ‎тянуло ‎на‏ ‎простор ‎природы,‏ ‎в ‎благоухание‏ ‎полей,‏ ‎в ‎тишину‏ ‎лесов. ‎Бессознательно ‎он ‎чувствовал, ‎что‏ ‎свежий ‎воздух‏ ‎важен,‏ ‎а ‎шум ‎торговли‏ ‎- ‎неважен,‏ ‎что ‎простор ‎полей ‎-‏ ‎выгоден‏ ‎для ‎организма,‏ ‎теснота ‎же‏ ‎городская ‎мнет ‎его. ‎Безотчетно ‎человек,‏ ‎как‏ ‎рыба, ‎птица,‏ ‎зверь, ‎искал‏ ‎себе ‎среди ‎природы ‎наилучших ‎условий‏ ‎для‏ ‎здоровья‏ ‎и ‎находил‏ ‎их. ‎Подъем‏ ‎энергии ‎в‏ ‎нынешнем‏ ‎веке, ‎перестроивший‏ ‎человеческий ‎быт, ‎объясняется, ‎может ‎быть,‏ ‎не ‎избытком,‏ ‎а‏ ‎упадком ‎здоровья. ‎При‏ ‎потере ‎равновесия‏ ‎человек, ‎как ‎вещь, ‎шарахается‏ ‎по‏ ‎равнодействующей ‎и‏ ‎производит ‎огромную‏ ‎работу ‎- ‎без ‎всякой ‎надобности‏ ‎в‏ ‎ней. ‎Неврастеники‏ ‎от ‎времени‏ ‎до ‎времени ‎обнаруживают ‎лихорадочную ‎деятельность,‏ ‎чтобы‏ ‎вслед‏ ‎за ‎тем‏ ‎погрузиться ‎в‏ ‎апатию. ‎Не‏ ‎имеет‏ ‎ли ‎порыв‏ ‎энергии ‎в ‎нынешнем ‎веке ‎неврастеническое‏ ‎происхождение?
XIII
Если ‎человека‏ ‎добровольно‏ ‎потянуло ‎от ‎естественной,‏ ‎спокойной ‎жизни‏ ‎к ‎тревожному ‎исследованию, ‎к‏ ‎неустанным‏ ‎поискам ‎в‏ ‎далекие ‎края,‏ ‎в ‎океаны, ‎леса, ‎горы, ‎пустыни,‏ ‎в‏ ‎мрачные ‎подземелья,‏ ‎в ‎смрад,‏ ‎грязь, ‎сырость, ‎тяжелое ‎утомленье ‎-‏ ‎то‏ ‎это‏ ‎доказывает ‎явное‏ ‎пренебреженье ‎своим‏ ‎собственным ‎совершенством‏ ‎и‏ ‎поиски ‎его‏ ‎вне ‎себя. ‎Сжав ‎себя ‎в‏ ‎гибельных ‎для‏ ‎тела‏ ‎и ‎духа ‎условиях‏ ‎искусственной ‎культуры,‏ ‎человек ‎обрек ‎самый ‎дорогой‏ ‎предмет‏ ‎в ‎природе‏ ‎- ‎самого‏ ‎себя ‎- ‎на ‎искажение, ‎на‏ ‎регресс.‏ ‎Фабрика ‎при‏ ‎наилучшей ‎ее‏ ‎обстановке ‎не ‎дает ‎той ‎свежести‏ ‎сил,‏ ‎как‏ ‎деревенский ‎труд,‏ ‎а ‎города,‏ ‎самые ‎роскошные,‏ ‎действуют‏ ‎на ‎породу‏ ‎людей ‎убийственно. ‎Вычислено, ‎что ‎уже‏ ‎в ‎третьем‏ ‎или‏ ‎четвертом ‎поколении ‎коренные‏ ‎жители ‎больших‏ ‎городов ‎вымирают, ‎и ‎последние‏ ‎совсем‏ ‎опустели ‎бы,‏ ‎если ‎бы‏ ‎не ‎пополнялись ‎притоком ‎здорового ‎населения‏ ‎деревень.‏ ‎Именно ‎в‏ ‎XIX ‎веке‏ ‎всюду ‎в ‎Европе ‎шел ‎стремительный‏ ‎рост‏ ‎городов,‏ ‎причем ‎в‏ ‎иных ‎промышленных‏ ‎странах ‎деревни‏ ‎почти‏ ‎совсем ‎исчезли.‏ ‎Все ‎сколько-нибудь ‎сильные, ‎талантливые, ‎зажиточные‏ ‎люди ‎переселялись‏ ‎в‏ ‎город, ‎и ‎сами‏ ‎деревни ‎стали‏ ‎усваивать ‎стеснительную ‎обстановку ‎городов.‏ ‎Земледелие‏ ‎падает, ‎городские‏ ‎промыслы ‎страдают‏ ‎перепроизводством, ‎и, ‎не ‎будучи ‎в‏ ‎силах‏ ‎обеспечить ‎ни‏ ‎хлеба, ‎ни‏ ‎зрелищ ‎полчищам ‎бедняков, ‎города ‎спасаются‏ ‎от‏ ‎них‏ ‎отравою ‎своей‏ ‎тесноты, ‎шума,‏ ‎загрязненности, ‎повышающими‏ ‎смертность‏ ‎чуть ‎не‏ ‎вдвое. ‎Богатые ‎горожане ‎в ‎своих‏ ‎дворцах ‎и‏ ‎загородных‏ ‎виллах ‎еще ‎выносят‏ ‎яд ‎общей‏ ‎атмосферы, ‎но ‎несметный ‎пролетариат‏ ‎подвергается‏ ‎мучительному ‎и‏ ‎неизбежному ‎вымиранию.‏ ‎Для ‎народной ‎массы ‎города ‎-‏ ‎опустошители,‏ ‎гигантские ‎гасильники‏ ‎жизни. ‎Ни‏ ‎триумфальные ‎арки, ‎ни ‎залитые ‎электричеством‏ ‎бульвары,‏ ‎ни‏ ‎величественные ‎храмы‏ ‎и ‎монументы‏ ‎не ‎могут‏ ‎заслонить‏ ‎этого ‎зла.‏ ‎Даже ‎подземные ‎каналы, ‎водопроводы, ‎дешевые‏ ‎квартиры ‎для‏ ‎бедных,‏ ‎дешевые ‎столовые ‎(все-таки‏ ‎недоступные ‎для‏ ‎многих) ‎не ‎в ‎состоянии‏ ‎дать‏ ‎тех ‎волшебных‏ ‎условий ‎здоровья,‏ ‎которые ‎в ‎деревне ‎даются ‎даром‏ ‎-‏ ‎чистоты ‎воздуха,‏ ‎простора ‎и‏ ‎тишины. ‎Города ‎являются ‎местом ‎изгнания‏ ‎из‏ ‎того‏ ‎естественного ‎рая,‏ ‎где ‎человек‏ ‎только ‎и‏ ‎может‏ ‎жить ‎в‏ ‎Боге, ‎в ‎органической ‎связи ‎с‏ ‎океаном ‎жизни‏ ‎-‏ ‎природой. ‎Как ‎разрешит‏ ‎XX ‎век‏ ‎это ‎стихийное ‎стремление ‎в‏ ‎города?‏ ‎С ‎опустением‏ ‎деревень ‎не‏ ‎начнут ‎ли ‎гаснуть ‎и ‎сложенные‏ ‎из‏ ‎них, ‎пылающие‏ ‎теперь ‎костры?‏ ‎Если ‎немногие ‎крупные ‎города ‎продолжают‏ ‎расти,‏ ‎то‏ ‎множество ‎мелких‏ ‎замирают.
XIV
То, ‎что‏ ‎готовит ‎Европе‏ ‎XX‏ ‎век, ‎мы‏ ‎видим ‎в ‎стране, ‎опередившей ‎наш‏ ‎материк ‎на‏ ‎целое‏ ‎столетие. ‎Соединенные ‎Штаты‏ ‎уже ‎живут‏ ‎в ‎XX ‎веке, ‎а‏ ‎на‏ ‎наш, ‎русский‏ ‎счет, ‎может‏ ‎быть, ‎в ‎XXII. ‎Возможно, ‎что‏ ‎и‏ ‎у ‎нас‏ ‎появятся ‎города‏ ‎с ‎двадцатиэтажными ‎домами, ‎воздушными ‎железными‏ ‎и‏ ‎электрическими‏ ‎дорогами, ‎движущимися‏ ‎вокзалами ‎и‏ ‎пр., ‎и‏ ‎пр.‏ ‎Возможно, ‎что‏ ‎и ‎у ‎нас ‎будут ‎свирепствовать‏ ‎колоссальные ‎заговоры,‏ ‎тресты,‏ ‎синдикаты ‎и ‎т.п.,‏ ‎стихийная ‎экономическая‏ ‎борьба ‎omnia ‎contra ‎omnes‏ ‎(Все‏ ‎против ‎всех‏ ‎{лат.}.), ‎с‏ ‎биржевыми ‎ураганами ‎и ‎землетрясениями, ‎с‏ ‎бесконечною‏ ‎тревогою ‎имущих‏ ‎и ‎неимущих.‏ ‎До ‎сих ‎пор ‎эта ‎тревога‏ ‎влечет‏ ‎за‏ ‎собою ‎все‏ ‎более ‎растущее‏ ‎недовольство. ‎Вместо‏ ‎общественного‏ ‎мира ‎-‏ ‎все ‎более ‎распаляется ‎взаимная ‎ненависть‏ ‎общественных ‎классов,‏ ‎ненависть‏ ‎к ‎самой ‎жизни,‏ ‎что ‎так‏ ‎грустно ‎доказывается ‎быстрым ‎ростом‏ ‎самоубийств.‏ ‎Воображение ‎народов,‏ ‎пораженное ‎блеском‏ ‎роскоши, ‎угнетает ‎их ‎разум ‎и‏ ‎совесть.‏ ‎Чтобы ‎войти‏ ‎в ‎это‏ ‎будто ‎бы ‎доступное ‎царство ‎счастья,‏ ‎царство‏ ‎мраморных‏ ‎подъездов, ‎пышных‏ ‎лакеев, ‎дорогою‏ ‎живописью ‎и‏ ‎скульптурой‏ ‎украшенных ‎зал,‏ ‎тонких ‎вин ‎и ‎снедей, ‎раззолоченных‏ ‎лож ‎в‏ ‎театре,‏ ‎драгоценных ‎камней, ‎бархата,‏ ‎кружев ‎и‏ ‎шелка, ‎блестящих ‎экипажей ‎и‏ ‎пр.,‏ ‎и ‎пр.,‏ ‎- ‎чтобы‏ ‎войти ‎в ‎этот ‎новый ‎Эдем,‏ ‎созданный‏ ‎не ‎Богом,‏ ‎- ‎современные‏ ‎люди ‎в ‎передовых ‎странах ‎отказываются‏ ‎иметь‏ ‎семью‏ ‎и ‎сокращают‏ ‎ее ‎до‏ ‎одного-двух ‎детей.‏ ‎Современная‏ ‎любовь ‎-‏ ‎цветение ‎природы ‎и ‎вечный ‎гимн‏ ‎ее ‎-‏ ‎оскверняется‏ ‎детоубийством, ‎вытравлением ‎плода:‏ ‎брак ‎опоганивается‏ ‎искусственным ‎бесплодием, ‎и ‎достигшие‏ ‎богатства‏ ‎умирают ‎в‏ ‎пустыне ‎своего‏ ‎эгоизма. ‎В ‎конце ‎концов ‎и‏ ‎европейцы‏ ‎начинают ‎хворать‏ ‎странными ‎болезнями‏ ‎американцев ‎- ‎диспепсией ‎и ‎физическим‏ ‎бесплодием.‏ ‎На‏ ‎пределах ‎страстного‏ ‎возбуждения ‎белой‏ ‎породы ‎ее‏ ‎постигает‏ ‎неожиданная, ‎таинственная‏ ‎беда. ‎Тело ‎отказывается ‎питаться, ‎отказывается‏ ‎рождать. ‎Корень‏ ‎бытия‏ ‎вянет ‎где-то ‎в‏ ‎центральной ‎глубине‏ ‎оскорбленной ‎природы. ‎На ‎передовых‏ ‎великих‏ ‎республиках, ‎на‏ ‎Франции ‎и‏ ‎Соединенных ‎Штатах ‎мы ‎видим, ‎к‏ ‎чему‏ ‎ведет ‎нас‏ ‎современное ‎идолопоклонство,‏ ‎обожествление ‎вещей.
"Богоотступники ‎истребятся". ‎Таков ‎закон,‏ ‎действующий‏ ‎от‏ ‎создания ‎мира.‏ ‎Человек ‎и‏ ‎общество, ‎и‏ ‎весь‏ ‎род ‎людской‏ ‎живы ‎лишь ‎пока ‎они ‎в‏ ‎согласии ‎с‏ ‎законом‏ ‎вечным. ‎При ‎выпадении‏ ‎из ‎него,‏ ‎вольном ‎или ‎невольном, ‎удел‏ ‎наш‏ ‎- ‎смерть.
Сумеет‏ ‎ли ‎царствующая‏ ‎на ‎земле ‎раса ‎уберечься ‎от‏ ‎культурной‏ ‎гибели? ‎Сумеет‏ ‎ли ‎она‏ ‎с ‎несомненно ‎ложного ‎пути ‎вернуться‏ ‎на‏ ‎путь‏ ‎истинный? ‎Сумеет‏ ‎ли ‎она‏ ‎подавить ‎в‏ ‎себе‏ ‎манию ‎величия‏ ‎и ‎неукротимой ‎жадности? ‎- ‎Едва‏ ‎ли. ‎Я,‏ ‎по‏ ‎крайней ‎мере, ‎в‏ ‎это ‎не‏ ‎верю. ‎Я ‎слышал ‎из‏ ‎уст‏ ‎великого ‎нравоучителя,‏ ‎что ‎мы‏ ‎на ‎заре ‎великого ‎пробуждения, ‎что‏ ‎идет‏ ‎век ‎светлый‏ ‎и ‎не‏ ‎далее ‎как ‎следующее ‎поколение ‎осуществит‏ ‎мечты‏ ‎пророков.‏ ‎Стоит, ‎говорил‏ ‎он, ‎понять‏ ‎ложь ‎-‏ ‎и‏ ‎она ‎исчезнет,‏ ‎народы ‎перекуют ‎мечи ‎на ‎орала‏ ‎и ‎пр.‏ ‎Я‏ ‎не ‎верю ‎в‏ ‎это ‎безусловно.‏ ‎Я ‎не ‎вижу ‎в‏ ‎приближающихся‏ ‎молодых ‎поколениях‏ ‎новой ‎породы‏ ‎людей. ‎Это ‎порода ‎старая ‎и,‏ ‎может‏ ‎быть, ‎старее‏ ‎нас. ‎Они‏ ‎непременно ‎повторят ‎все ‎человеческие ‎безумства,‏ ‎хотя‏ ‎бы‏ ‎истина ‎им‏ ‎и ‎была‏ ‎открыта. ‎Они‏ ‎разовьют‏ ‎инерцию ‎наших‏ ‎ошибок ‎и ‎нашего ‎сознания. ‎Они‏ ‎все ‎более‏ ‎и‏ ‎более ‎будут ‎сливаться‏ ‎в ‎стихию,‏ ‎в ‎безбрежную ‎и ‎бесформенную‏ ‎человеческую‏ ‎толпу, ‎в‏ ‎которую ‎постепенно‏ ‎перерождается ‎древнее ‎общество.
XV
Мне ‎кажется, ‎XIX‏ ‎век‏ ‎много ‎подвинул‏ ‎вперед ‎этот‏ ‎недавно ‎начавшийся ‎процесс ‎общественного ‎омертвения.‏ ‎Как‏ ‎превосходно‏ ‎разъяснил ‎еще‏ ‎Токвиль, ‎революция‏ ‎ничуть ‎не‏ ‎остановила,‏ ‎а ‎усилила‏ ‎ту ‎централизацию, ‎то ‎оплотнение, ‎которое‏ ‎началось ‎в‏ ‎западном‏ ‎обществе ‎целые ‎века‏ ‎тому ‎назад.‏ ‎Революция ‎сбросила ‎старые ‎формы‏ ‎государственности‏ ‎потому, ‎что‏ ‎под ‎ними‏ ‎выросло ‎новое ‎общество ‎- ‎не‏ ‎более,‏ ‎а ‎менее‏ ‎свободное, ‎чем‏ ‎когда-то ‎встарь. ‎Король, ‎аристократия, ‎духовенство‏ ‎-‏ ‎все‏ ‎это ‎уже‏ ‎не ‎укладывалось‏ ‎в ‎идею‏ ‎новой‏ ‎власти, ‎власти‏ ‎не ‎отдельных ‎лиц, ‎а ‎массы,‏ ‎которая, ‎постепенно‏ ‎уплотнившись,‏ ‎обнаружила ‎свойства ‎минеральной‏ ‎массы: ‎неодолимый‏ ‎для ‎отдельных ‎частей ‎вес‏ ‎и‏ ‎полное ‎поглощение‏ ‎элементов ‎в‏ ‎общем ‎центре ‎тяжести. ‎Если ‎древнее‏ ‎общество‏ ‎представляло ‎из‏ ‎себя ‎рассыпанную‏ ‎толпу, ‎где, ‎как ‎на ‎ярмарке,‏ ‎каждый‏ ‎мог‏ ‎пробраться ‎куда‏ ‎угодно ‎и‏ ‎входить ‎в‏ ‎любые‏ ‎отношения ‎со‏ ‎всеми, ‎то ‎новое ‎общество ‎оказалось‏ ‎сжатой ‎толпой,‏ ‎которая,‏ ‎раз ‎вы ‎попали‏ ‎в ‎нее,‏ ‎лишает ‎вас ‎свободы: ‎вы‏ ‎можете‏ ‎двигаться ‎только‏ ‎туда, ‎куда‏ ‎все, ‎хотя ‎бы ‎это ‎движение‏ ‎влекло‏ ‎вас ‎к‏ ‎пропасти. ‎Прежний‏ ‎принцип ‎- ‎неравенство ‎- ‎разграничивал‏ ‎жизнь‏ ‎отдельных‏ ‎тканей; ‎города,‏ ‎сословия, ‎общины,‏ ‎цехи ‎жили‏ ‎отдельной‏ ‎жизнью ‎и‏ ‎не ‎участвовали ‎непосредственно ‎в ‎общей‏ ‎судьбе ‎государства.‏ ‎Разрозненность‏ ‎давала ‎простор ‎индивидуальности,‏ ‎способствовала ‎раскрытию‏ ‎всех ‎возможностей. ‎Новый ‎принцип,‏ ‎общественное‏ ‎равенство, ‎кажущееся‏ ‎столь ‎справедливым,‏ ‎внесло ‎на ‎самом ‎деле ‎общее‏ ‎рабство;‏ ‎как ‎в‏ ‎густой ‎толпе,‏ ‎все ‎оказались ‎в ‎равных ‎условиях,‏ ‎и‏ ‎все‏ ‎подчинились ‎собирательной‏ ‎огромной ‎воле‏ ‎- ‎воле‏ ‎толпы.‏ ‎Прежде ‎обширные‏ ‎общественные ‎группы ‎были ‎привилегированными, ‎т.е.‏ ‎свободными ‎от‏ ‎многих‏ ‎давлений ‎общества. ‎Теперь‏ ‎все ‎уравнены‏ ‎в ‎общем ‎гнете, ‎причем‏ ‎самые‏ ‎широкие ‎права‏ ‎гражданина ‎не‏ ‎дают ‎ему ‎ничего, ‎кроме ‎обязанности‏ ‎подчиняться‏ ‎общей ‎воле.‏ ‎Все ‎монархии‏ ‎Запада ‎- ‎замаскированные ‎республики, ‎a‏ ‎res‏ ‎publica‏ ‎(дело ‎народа,‏ ‎дело ‎публики‏ ‎(лат.).) ‎отдает‏ ‎каждого‏ ‎во ‎власть‏ ‎публики, ‎существа ‎собирательного, ‎многоголового, ‎но‏ ‎в ‎сущности‏ ‎безглавого,‏ ‎так ‎как ‎единство‏ ‎воли ‎и‏ ‎единство ‎сознания ‎сведено ‎в‏ ‎нем‏ ‎к ‎арифметическому‏ ‎большинству. ‎В‏ ‎новом ‎обществе ‎на ‎Западе ‎дана‏ ‎свобода‏ ‎мнения, ‎дана‏ ‎потому, ‎что‏ ‎там ‎теперь ‎это ‎уже ‎вполне‏ ‎безопасно:‏ ‎общественная‏ ‎власть ‎чувствует‏ ‎себя ‎безмерно‏ ‎сильной ‎пред‏ ‎всяким‏ ‎меньшинством. ‎Вы,‏ ‎гражданин, ‎можете ‎подать ‎свой ‎голос,‏ ‎- ‎он‏ ‎тотчас‏ ‎же, ‎как ‎атом‏ ‎в ‎массе,‏ ‎тонет ‎в ‎публике; ‎решение‏ ‎будет‏ ‎зависеть ‎не‏ ‎от ‎вас,‏ ‎а ‎от ‎нее. ‎Какие ‎бы‏ ‎безумства‏ ‎большинство ‎ни‏ ‎делало ‎-‏ ‎вы ‎обязаны ‎их ‎разделять. ‎Даже‏ ‎преступления‏ ‎общества‏ ‎вы ‎должны‏ ‎поддерживать ‎и‏ ‎служить ‎им.‏ ‎Иной‏ ‎честный ‎немец‏ ‎вовсе ‎не ‎сочувствует ‎проповеди ‎Евангелия‏ ‎"mit ‎gepanzernter‏ ‎Faust"‏ ‎(С ‎помощью ‎бронированного‏ ‎кулака ‎(нем.).),‏ ‎но ‎должен ‎оплачивать, ‎путем‏ ‎прямых‏ ‎и ‎косвенных‏ ‎налогов, ‎все‏ ‎похождения ‎соотчичей ‎в ‎Африке ‎и‏ ‎Китае.‏ ‎Постепенно, ‎именно‏ ‎в ‎нашем‏ ‎веке, ‎под ‎предлогом ‎установления ‎равенства,‏ ‎в‏ ‎европейском‏ ‎обществе ‎исчезло‏ ‎много ‎драгоценных‏ ‎видов ‎свободы,‏ ‎ограждавшихся‏ ‎привилегиями. ‎Например,‏ ‎еще ‎все ‎помнят ‎старую ‎исчезнувшую‏ ‎теперь ‎свободу‏ ‎от‏ ‎военной ‎службы. ‎Кто‏ ‎не ‎хотел‏ ‎войны, ‎мог ‎нанять ‎за‏ ‎себя‏ ‎рекрута, ‎а‏ ‎в ‎иных‏ ‎странах ‎брали ‎на ‎войну, ‎как‏ ‎и‏ ‎теперь ‎в‏ ‎Англии, ‎только‏ ‎желающих. ‎Но ‎и ‎это ‎прекрасное‏ ‎неравенство‏ ‎уничтожено.‏ ‎Под ‎смутным‏ ‎внушением ‎массы,‏ ‎в ‎которую‏ ‎превратилось‏ ‎общество, ‎сочли‏ ‎справедливым ‎и ‎военную ‎службу ‎сделать‏ ‎общей ‎повинностью,‏ ‎не‏ ‎справляясь ‎с ‎индивидуальными‏ ‎влечениями. ‎Ни‏ ‎в ‎какой ‎другой ‎области‏ ‎не‏ ‎выразилось ‎так‏ ‎ясно ‎перерождение‏ ‎общества. ‎Все ‎повинности ‎и ‎налоги‏ ‎стараются‏ ‎теперь ‎сделать‏ ‎возможно ‎равномерными,‏ ‎чтобы, ‎как ‎молекула ‎в ‎куске‏ ‎железа,‏ ‎гражданин‏ ‎испытывал ‎безусловно‏ ‎одинаковое ‎со‏ ‎всеми ‎натяжение.‏ ‎На‏ ‎самом ‎деле,‏ ‎разве ‎мы ‎все ‎имеем ‎одинаковую‏ ‎нужду ‎в‏ ‎том,‏ ‎что ‎оплачиваем? ‎Вы‏ ‎в ‎течение‏ ‎сорока ‎лет, ‎например, ‎ни‏ ‎разу‏ ‎не ‎обратились‏ ‎к ‎суду‏ ‎или ‎полиции, ‎а ‎ваш ‎сосед‏ ‎беспокоил‏ ‎их ‎сорок‏ ‎раз, ‎Тем‏ ‎не ‎менее, ‎вы ‎оплачивали ‎содержание‏ ‎этих‏ ‎учреждений‏ ‎в ‎такой‏ ‎же ‎мере,‏ ‎как ‎ваш‏ ‎сосед.‏ ‎Вы ‎ни‏ ‎разу ‎не ‎воспользовались ‎ни ‎музеями,‏ ‎ни ‎академиями,‏ ‎но‏ ‎платите ‎на ‎содержание‏ ‎их ‎столько‏ ‎же, ‎сколько ‎те, ‎кто‏ ‎ими‏ ‎пользуется ‎весь‏ ‎век. ‎Этот‏ ‎принцип ‎кругового ‎обеспечения ‎дает ‎огромную‏ ‎силу‏ ‎обществу, ‎но‏ ‎личность, ‎может‏ ‎быть, ‎выигрывая ‎материально, ‎лишается ‎им‏ ‎всей‏ ‎своей‏ ‎свободы. ‎Личная‏ ‎жизнь ‎человека‏ ‎делается ‎стихийной,‏ ‎бессознательной;‏ ‎он ‎-‏ ‎как ‎частичка ‎в ‎массе ‎-‏ ‎не ‎знает,‏ ‎участвует‏ ‎ли ‎он ‎в‏ ‎подвиге, ‎или‏ ‎подчас ‎в ‎преступлении; ‎он‏ ‎чисто‏ ‎механически ‎увеличивает‏ ‎собою ‎вес‏ ‎толпы, ‎ее ‎импульсивные ‎движения.
XVI
Если ‎бы‏ ‎толпа‏ ‎по ‎природе‏ ‎своей ‎была‏ ‎существом ‎высшим, ‎нежели ‎человек, ‎то‏ ‎служение‏ ‎ей‏ ‎было ‎бы‏ ‎благородной ‎жертвой.‏ ‎Но ‎-‏ ‎как‏ ‎давно ‎раскрыли‏ ‎вдумчивые ‎наблюдатели ‎- ‎толпа ‎имеет‏ ‎психологию ‎низшего‏ ‎типа.‏ ‎Если ‎это ‎-‏ ‎существо, ‎то‏ ‎существо ‎неуравновешенное, ‎маниакальное, ‎способное‏ ‎иногда‏ ‎на ‎хорошие‏ ‎порывы, ‎но‏ ‎гораздо ‎чаще ‎- ‎на ‎безумства.‏ ‎Толпа‏ ‎порядочных ‎людей‏ ‎иногда ‎ведет‏ ‎себя, ‎как ‎негодяй, ‎и ‎вместо‏ ‎того,‏ ‎чтобы‏ ‎обеспечить ‎общую‏ ‎безопасность, ‎толпа‏ ‎наталкивает ‎на‏ ‎преступления.‏ ‎Часто, ‎по‏ ‎словам ‎Сигеле, ‎ни ‎судьи, ‎ни‏ ‎сам ‎преступник‏ ‎не‏ ‎подозревают, ‎что ‎он‏ ‎всего ‎только‏ ‎несчастный, ‎потерпевший ‎крушение ‎в‏ ‎социальной,‏ ‎внезапно ‎разразившейся‏ ‎буре. ‎Как‏ ‎механическая ‎масса, ‎толпа ‎способна ‎на‏ ‎движения‏ ‎мертвые, ‎внезапно‏ ‎охватывающие ‎ее‏ ‎и ‎исчезающие. ‎Душа ‎толпы ‎-‏ ‎страсть,‏ ‎и‏ ‎на ‎разумное‏ ‎решение ‎она‏ ‎не ‎способна.‏ ‎Истина‏ ‎- ‎плод‏ ‎обыкновенно ‎одинокого ‎гения, ‎обретающего ‎ее‏ ‎в ‎глубоком‏ ‎сосредоточении‏ ‎духа. ‎Толпа, ‎напротив,‏ ‎- ‎вся‏ ‎- ‎рассеяние, ‎вся ‎-‏ ‎поверхностность.‏ ‎Она ‎сосредоточивается‏ ‎лишь ‎в‏ ‎ощущении, ‎и ‎тогда ‎порывы ‎ее‏ ‎неудержимы.‏ ‎Это ‎свойство‏ ‎толпы ‎загубило‏ ‎древние ‎демократии. ‎Как ‎только ‎община‏ ‎разрасталась,‏ ‎делалась‏ ‎многолюдной, ‎психология‏ ‎ее ‎понижалась;‏ ‎народ ‎делался‏ ‎взбалмошным‏ ‎простаком, ‎каким‏ ‎его ‎изображает ‎Аристофан, ‎- ‎орудием‏ ‎в ‎руках‏ ‎любого‏ ‎проходимца. ‎Новым ‎демократиям‏ ‎угрожает ‎та‏ ‎же ‎опасность. ‎Психология ‎народных‏ ‎собраний,‏ ‎митингов, ‎парламентов‏ ‎и ‎печати‏ ‎(которая ‎тот ‎же ‎парламент, ‎только‏ ‎на‏ ‎бумаге) ‎-‏ ‎далека ‎от‏ ‎той ‎степени ‎благородства ‎и ‎достоинства,‏ ‎которые‏ ‎можно‏ ‎встретить ‎в‏ ‎отдельных ‎людях.‏ ‎И ‎поведение,‏ ‎и‏ ‎мысль ‎даже‏ ‎такой ‎организованной ‎коллегии, ‎как ‎английский‏ ‎парламент, ‎не‏ ‎могут‏ ‎служить ‎образцами ‎для‏ ‎честных ‎людей.‏ ‎То, ‎что ‎называется ‎великодушием,‏ ‎бескорыстием,‏ ‎терпимостью ‎-‏ ‎явления ‎здесь‏ ‎почти ‎неизвестные, ‎и ‎наоборот ‎-‏ ‎эта‏ ‎высокая ‎толпа‏ ‎из ‎"лордов‏ ‎и ‎джентльменов" ‎- ‎способна ‎подчиняться‏ ‎самым‏ ‎низким‏ ‎чувствам, ‎как‏ ‎доказывает ‎война‏ ‎с ‎бурами.
Психология‏ ‎толпы‏ ‎не ‎имела‏ ‎бы ‎значения, ‎если ‎бы ‎толпа‏ ‎не ‎предъявляла‏ ‎своих‏ ‎державных ‎прав. ‎К‏ ‎сожалению, ‎XIX‏ ‎век ‎выдвинул ‎толпу ‎как‏ ‎власть‏ ‎и ‎подчинил‏ ‎ее ‎психике‏ ‎отдельную ‎личность. ‎С ‎необычайным ‎развитием‏ ‎средств‏ ‎сообщения, ‎дорог,‏ ‎почты, ‎телеграфа,‏ ‎печати ‎- ‎с ‎крушением ‎натурального‏ ‎хозяйства‏ ‎и‏ ‎заменою ‎его‏ ‎денежным, ‎жизнь‏ ‎общества ‎постепенно‏ ‎принимает‏ ‎толповой, ‎стихийный‏ ‎характер. ‎Постепенно ‎все ‎население, ‎до‏ ‎глубин ‎народных‏ ‎вовлекается‏ ‎в ‎чудовищный ‎спорт‏ ‎политики ‎и‏ ‎биржи. ‎Постепенно ‎"мир" ‎-‏ ‎высшее‏ ‎благо ‎естественной‏ ‎общественности ‎-‏ ‎заменяется ‎всеобщею ‎"борьбою". ‎Если ‎в‏ ‎организованном‏ ‎обществе, ‎как‏ ‎в ‎организме,‏ ‎все ‎клетки ‎тела ‎всегда ‎на‏ ‎своих‏ ‎местах,‏ ‎то ‎в‏ ‎толпе ‎они‏ ‎удерживаются ‎лишь‏ ‎внешним‏ ‎давлением. ‎Борьба‏ ‎с ‎последним ‎составляет ‎предмет ‎стачек,‏ ‎бойкотов, ‎обструкций‏ ‎и‏ ‎множества ‎других ‎форм‏ ‎бескровных ‎междоусобий,‏ ‎входящих ‎все ‎более ‎и‏ ‎более‏ ‎в ‎обычай.‏ ‎На ‎этом‏ ‎кипении ‎человеческих ‎страстей ‎иные ‎основывают‏ ‎все‏ ‎надежды. ‎Из‏ ‎свободной ‎борьбы,‏ ‎видите ‎ли, ‎непременно ‎должен ‎выйти‏ ‎победителем‏ ‎новый,‏ ‎более ‎справедливый‏ ‎порядок. ‎Почему?‏ ‎Какое ‎жалкое‏ ‎предубеждение!‏ ‎Борьба ‎по‏ ‎самому ‎существу ‎не ‎есть ‎источник‏ ‎ни ‎разума,‏ ‎ни‏ ‎справедливости. ‎Борьба ‎есть‏ ‎состязание ‎страсти,‏ ‎в ‎ней ‎лишь ‎то‏ ‎считается‏ ‎мудрым ‎и‏ ‎честным, ‎что‏ ‎ведет ‎к ‎победе. ‎В ‎жизни‏ ‎толпы‏ ‎одновременно ‎устанавливается‏ ‎столько ‎критериев‏ ‎разумного ‎и ‎доброго, ‎сколько ‎партий.‏ ‎В‏ ‎конце‏ ‎концов ‎взволнованная‏ ‎таким ‎образом‏ ‎жизнь ‎представляет‏ ‎беспрерывное‏ ‎крушение ‎общественности,‏ ‎социальный ‎хаос. ‎Как ‎в ‎азартной‏ ‎игре, ‎такое‏ ‎состояние‏ ‎общества ‎дает ‎возможность‏ ‎иногда ‎ничтожным‏ ‎людям ‎вдруг ‎приобретать ‎огромный‏ ‎вес,‏ ‎обогащает ‎их‏ ‎капиталом ‎и‏ ‎властью, ‎но ‎зато ‎повергает ‎и‏ ‎значительных‏ ‎людей ‎в‏ ‎ничтожество. ‎После‏ ‎Гладстона ‎тотчас ‎возможен ‎Чемберлен, ‎после‏ ‎Гамбетты‏ ‎-‏ ‎Буланже. ‎Совершенно‏ ‎не ‎заметно‏ ‎нравственного ‎прогресса‏ ‎толпы;‏ ‎в ‎конце‏ ‎века ‎она ‎более ‎груба ‎и‏ ‎кровожадна, ‎нежели‏ ‎в‏ ‎средине ‎его. ‎XX‏ ‎век ‎застает‏ ‎великую ‎либеральную ‎партию ‎в‏ ‎полном‏ ‎разгроме. ‎На‏ ‎родине ‎ее‏ ‎- ‎Англии ‎- ‎она ‎в‏ ‎развалинах,‏ ‎по ‎всей‏ ‎линии ‎торжествует‏ ‎джинго. ‎Во ‎Франции ‎только ‎трусость,‏ ‎обуявшая‏ ‎буржуазию,‏ ‎мешает ‎окончательному‏ ‎торжеству ‎националистов.‏ ‎В ‎Германии,‏ ‎Австрии,‏ ‎Италии ‎-‏ ‎всюду ‎власть ‎в ‎руках ‎партий,‏ ‎которые ‎откровенно‏ ‎выставляют‏ ‎государственный ‎эгоизм ‎выше‏ ‎права. ‎Даже‏ ‎Новый ‎Свет, ‎страна ‎XX‏ ‎века,‏ ‎бредит ‎империализмом‏ ‎и ‎централизацией.‏ ‎И ‎здесь ‎толповая ‎политика ‎ведет‏ ‎к‏ ‎крушению ‎свободы.
XVII
Мечтатели‏ ‎нашего ‎столетия‏ ‎возлагают ‎великие ‎надежды ‎на ‎социализм,‏ ‎они‏ ‎указывают‏ ‎на ‎быстрый‏ ‎рост ‎этой‏ ‎партии ‎в‏ ‎разных‏ ‎странах ‎и‏ ‎на ‎мирное ‎завоевание ‎ею ‎власти.‏ ‎Но ‎социализм‏ ‎в‏ ‎конечных ‎целях ‎есть‏ ‎окончательное ‎подавление‏ ‎свободы, ‎торжество ‎массы ‎над‏ ‎элементом‏ ‎ее, ‎личностью.‏ ‎Социализм ‎есть‏ ‎самая ‎тяжкая, ‎вполне ‎омертвевшая ‎форма‏ ‎государственности‏ ‎- ‎государство‏ ‎без ‎общества.‏ ‎Ведь ‎"общество" ‎в ‎его ‎свежем‏ ‎состоянии‏ ‎есть‏ ‎такое ‎сожитие,‏ ‎где ‎личности‏ ‎дан ‎известный‏ ‎простор,‏ ‎социализм ‎же‏ ‎этот ‎простор ‎стесняет ‎до ‎нуля.‏ ‎Конечно, ‎в‏ ‎самом‏ ‎учении ‎делаются ‎всевозможные‏ ‎оговорки ‎об‏ ‎обеспечении ‎личности, ‎но ‎эти‏ ‎обеспечения‏ ‎ничтожны ‎пред‏ ‎логикою ‎самого‏ ‎принципа. ‎Если ‎всеми ‎принято ‎будет‏ ‎право‏ ‎общества ‎управлять‏ ‎всею ‎жизнью‏ ‎личности, ‎инерция ‎этого ‎начала ‎дойдет‏ ‎до‏ ‎своего‏ ‎предела ‎-‏ ‎полного ‎порабощения‏ ‎человека. ‎В‏ ‎истории‏ ‎социализм, ‎под‏ ‎другими ‎именами, ‎действовал ‎и ‎всегда‏ ‎приводил ‎к‏ ‎всеобщему‏ ‎рабству. ‎Стоит ‎вспомнить‏ ‎древние ‎или‏ ‎средневековые ‎республики. ‎К ‎сожалению,‏ ‎принципы‏ ‎социализма ‎имеют‏ ‎силу ‎над‏ ‎умами ‎и ‎проникают ‎под ‎другим‏ ‎именем‏ ‎в ‎самое‏ ‎миросозерцание ‎народное.‏ ‎В ‎странах, ‎где ‎нет ‎вовсе‏ ‎социал-демократической‏ ‎партии,‏ ‎постепенно ‎и‏ ‎безотчетно ‎устанавливается‏ ‎государственный ‎социализм,‏ ‎в‏ ‎виде ‎вмешательства‏ ‎центральной ‎администрации ‎в ‎самые ‎интимные‏ ‎дела ‎общества.‏ ‎Население‏ ‎все ‎более ‎и‏ ‎более ‎делается‏ ‎склонным ‎слагать ‎на ‎власть‏ ‎заботу‏ ‎о ‎своем‏ ‎счастье, ‎оно‏ ‎отказывается ‎от ‎всякой ‎инициативы, ‎предоставляя‏ ‎себе‏ ‎только ‎исполнительную‏ ‎роль. ‎Если‏ ‎прежде ‎от ‎государства ‎требовали ‎только‏ ‎защиты‏ ‎от‏ ‎врагов ‎внешних‏ ‎и ‎внутренних,‏ ‎то ‎теперь‏ ‎требуют‏ ‎и ‎материальной‏ ‎опеки; ‎хотят, ‎чтобы ‎государство ‎регулировало‏ ‎промышленность ‎и‏ ‎торговлю,‏ ‎поддерживало ‎бы ‎те‏ ‎или ‎другие‏ ‎сословия, ‎нормировало ‎бы ‎потребности,‏ ‎обеспечивало‏ ‎бы ‎достаток.‏ ‎Как ‎древний‏ ‎plebs ‎(Простой ‎народ ‎{лат}.) ‎кончил‏ ‎тем,‏ ‎что ‎требовал‏ ‎"хлеба ‎и‏ ‎зрелищ", ‎не ‎умея ‎или ‎не‏ ‎желая‏ ‎добыть‏ ‎их ‎сам,‏ ‎так ‎и‏ ‎нынешнее ‎общество:‏ ‎чувствуя,‏ ‎что ‎оно‏ ‎умирает ‎как ‎организм, ‎оно ‎отдает‏ ‎государству ‎все‏ ‎хозяйство,‏ ‎всю ‎свою ‎независимость.‏ ‎Как ‎в‏ ‎век ‎Платона, ‎многие ‎жаждут‏ ‎общности‏ ‎не ‎только‏ ‎имуществ, ‎но‏ ‎жен ‎и ‎детей, ‎не ‎подозревая,‏ ‎что‏ ‎в ‎этой‏ ‎"общности" ‎окончательная‏ ‎гибель ‎"общественности", ‎превращение ‎общества ‎в‏ ‎минеральную‏ ‎массу.‏ ‎Ничто ‎так.‏ ‎не ‎угрожает‏ ‎личности ‎человеческой‏ ‎и‏ ‎развитию ‎человеческого‏ ‎типа ‎вообще, ‎как ‎торжество ‎этого‏ ‎учения. ‎Его‏ ‎идеалы‏ ‎- ‎о ‎всеобщем‏ ‎труде ‎и‏ ‎взаимопомощи, ‎об ‎отречении ‎от‏ ‎эгоизма‏ ‎и ‎пр.‏ ‎высоки ‎и‏ ‎святы, ‎но ‎лишь ‎пока ‎достигаются‏ ‎добровольно.‏ ‎Раз ‎человечество‏ ‎начнут ‎принуждать‏ ‎к ‎святости ‎насильно, ‎это ‎будет‏ ‎худшим‏ ‎из‏ ‎рабств. ‎Современное‏ ‎государство, ‎при‏ ‎всех ‎недостатках,‏ ‎несравненно‏ ‎мягче ‎социализма:‏ ‎оно ‎борется ‎с ‎человеческими ‎грехами,‏ ‎но ‎не‏ ‎настаивает‏ ‎на ‎добродетелях, ‎предоставляя‏ ‎их ‎свободному‏ ‎творчеству ‎душ. ‎Успехи ‎социализма,‏ ‎может‏ ‎быть, ‎объясняются‏ ‎не ‎чем‏ ‎иным, ‎как ‎упадком ‎личности. ‎Для‏ ‎обессиленных,‏ ‎обесцвеченных, ‎измятых‏ ‎душ ‎из‏ ‎всех ‎состояний ‎самое ‎подходящее ‎-‏ ‎рабство,‏ ‎и‏ ‎XX ‎век,‏ ‎вероятно, ‎для‏ ‎многих ‎стран‏ ‎осуществит‏ ‎эту ‎надежду.‏ ‎Когда ‎от ‎человека ‎отойдет ‎забота‏ ‎о ‎самом‏ ‎себе,‏ ‎когда ‎установится ‎земное‏ ‎провидение ‎в‏ ‎виде ‎выборного ‎или ‎иного‏ ‎Олимпа‏ ‎земных ‎богов,‏ ‎тогда ‎человек‏ ‎окончательно ‎превратится ‎в ‎машину. ‎За‏ ‎определенное‏ ‎количество ‎работы‏ ‎эту ‎машину‏ ‎будут ‎чистить, ‎смазывать, ‎давать ‎топлива‏ ‎и‏ ‎т.п.‏ ‎Но ‎малейшее‏ ‎уклонение ‎машины‏ ‎от ‎указанной‏ ‎ей‏ ‎роли ‎встретит‏ ‎неодолимые ‎преграды. ‎Меня ‎лично ‎эта‏ ‎утопия ‎не‏ ‎прельщает.‏ ‎Я ‎родился ‎и‏ ‎вырос ‎в‏ ‎эпоху, ‎когда ‎человек ‎еще‏ ‎в‏ ‎широкой ‎степени‏ ‎был ‎предоставлен‏ ‎самому ‎себе. ‎Будучи ‎в ‎некоторых‏ ‎отношениях‏ ‎рабом ‎своего‏ ‎народа ‎и‏ ‎получая ‎за ‎это ‎некоторые ‎выгоды,‏ ‎во‏ ‎всем‏ ‎остальном ‎человек‏ ‎оставался ‎свободным.‏ ‎Как ‎устроитель‏ ‎своей‏ ‎судьбы, ‎он‏ ‎являлся ‎существом ‎самодержавным ‎и ‎даже‏ ‎как ‎бы‏ ‎божественным‏ ‎в ‎отношении ‎своей‏ ‎жизни. ‎Непосредственно‏ ‎после ‎Бога ‎он ‎во‏ ‎многом‏ ‎был ‎первой‏ ‎властью ‎над‏ ‎собою, ‎и ‎это ‎придавало ‎особенное‏ ‎достоинство‏ ‎самому ‎имени‏ ‎"человек". ‎Придавало‏ ‎жизненность, ‎красоту ‎и ‎радость ‎существованию.‏ ‎Необеспеченность‏ ‎такого‏ ‎человека, ‎необходимость‏ ‎вечного ‎промышления‏ ‎о ‎себе‏ ‎были‏ ‎источником ‎его‏ ‎энергии. ‎Лишения, ‎даже ‎тяжкие, ‎угнетали‏ ‎менее, ‎чем‏ ‎гнетет‏ ‎полная ‎обеспеченность ‎при‏ ‎подневольном ‎труде.‏ ‎Тип ‎человеческий, ‎при ‎старом‏ ‎порядке,‏ ‎все ‎же‏ ‎сохранялся ‎и‏ ‎расцветал. ‎Что ‎ждет ‎его ‎при‏ ‎торжестве‏ ‎новых ‎начал‏ ‎- ‎вопрос‏ ‎крайне ‎спорный.
XVIII
Истекающему ‎веку ‎пришлось ‎горько‏ ‎убедиться‏ ‎в‏ ‎истине, ‎что‏ ‎малейшая ‎погрешность‏ ‎в ‎целях‏ ‎жизни‏ ‎делает ‎ничтожными‏ ‎огромные ‎средства ‎к ‎ней. ‎Великие‏ ‎силы, ‎вызванные‏ ‎человеком‏ ‎из ‎недр ‎природы‏ ‎- ‎пар,‏ ‎электричество, ‎динамит ‎и ‎т.‏ ‎п.,‏ ‎великие ‎изобретенья,‏ ‎создавшие ‎бесчисленный‏ ‎класс ‎железных ‎рабов ‎- ‎машины‏ ‎с‏ ‎их ‎демоническою‏ ‎способностью ‎к‏ ‎труду, ‎- ‎все ‎это ‎обещало‏ ‎для‏ ‎человечества‏ ‎новую ‎эру,‏ ‎эру ‎полного‏ ‎освобождения ‎от‏ ‎зла.‏ ‎Но ‎зло‏ ‎торжествует ‎в ‎конце ‎века ‎не‏ ‎менее, ‎чем‏ ‎в‏ ‎его ‎начале. ‎Демонические‏ ‎силы, ‎обещавшие‏ ‎безмерное ‎богатство, ‎сдержали ‎обещание,‏ ‎но‏ ‎вместе ‎с‏ ‎богатством ‎одних‏ ‎классов ‎принесли ‎новую ‎бедность ‎для‏ ‎других.‏ ‎Машинное ‎производство‏ ‎сильно ‎понизило‏ ‎стоимость ‎всех ‎предметов, ‎кроме ‎предметов‏ ‎первой‏ ‎необходимости:‏ ‎их ‎стоимость‏ ‎повысилась ‎и‏ ‎все ‎повышается,‏ ‎местами‏ ‎в ‎прогрессии‏ ‎ужасающей. ‎А ‎так ‎как ‎огромное‏ ‎большинство ‎народное‏ ‎всюду‏ ‎обеспечено ‎лишь ‎настолько,‏ ‎что ‎покупает‏ ‎предметы ‎лишь ‎первой ‎необходимости,‏ ‎то‏ ‎оно ‎ничего‏ ‎не ‎выиграло‏ ‎от ‎понижения ‎цен ‎на ‎роскошь‏ ‎и‏ ‎много ‎проиграло‏ ‎от ‎увеличения‏ ‎их ‎на ‎пищевые ‎припасы. ‎"Хотя‏ ‎на‏ ‎соверен‏ ‎богатый ‎человек‏ ‎купит ‎теперь‏ ‎гораздо ‎больше,‏ ‎чем‏ ‎пятьдесят ‎лет‏ ‎тому ‎назад, ‎но ‎бедный ‎человек‏ ‎купит ‎на‏ ‎него‏ ‎гораздо ‎меньше", ‎-‏ ‎говорит ‎один‏ ‎английский ‎исследователь ‎(Д. ‎Гобсон).‏ ‎Одна‏ ‎квартирная ‎плата‏ ‎увеличилась ‎в‏ ‎последнее ‎полустолетие ‎на ‎150%, ‎страшно‏ ‎вздорожало‏ ‎топливо, ‎мясо,‏ ‎овощи, ‎молоко‏ ‎и ‎т. ‎п. ‎Машины, ‎как‏ ‎древние‏ ‎рабы,‏ ‎обогащают ‎только‏ ‎своих ‎хозяев‏ ‎- ‎класс‏ ‎малочисленный,‏ ‎огромное ‎же‏ ‎большинство ‎народное ‎лишено ‎этими ‎машинами‏ ‎своих ‎древних‏ ‎заработков.‏ ‎Новый ‎ткацкий ‎станок‏ ‎выгнал ‎на‏ ‎улицу ‎сотни ‎тысяч ‎женщин‏ ‎и‏ ‎девушек ‎и‏ ‎создал ‎пышный‏ ‎расцвет ‎проституции ‎в ‎этом ‎веке.‏ ‎Железные‏ ‎рабы, ‎из‏ ‎которых ‎каждый‏ ‎упразднил ‎десятки ‎и ‎сотни ‎человеческих‏ ‎рук,‏ ‎обрекли‏ ‎миллионы ‎рабочего‏ ‎населения ‎на‏ ‎изгнание ‎из‏ ‎родной‏ ‎страны; ‎от‏ ‎чудесных ‎машин, ‎как ‎от ‎чумы,‏ ‎приходилось ‎бежать‏ ‎за‏ ‎океан, ‎в ‎пустыни‏ ‎и ‎леса.‏ ‎Пока ‎земли ‎были ‎не‏ ‎заняты‏ ‎капиталом, ‎пока‏ ‎эмиграция ‎была‏ ‎возможна, ‎- ‎народ ‎еще ‎спасался‏ ‎от‏ ‎машинной ‎культуры,‏ ‎но ‎на‏ ‎земле ‎осталось ‎уже ‎немного ‎места‏ ‎для‏ ‎новой‏ ‎колонизации. ‎Куда‏ ‎деваться ‎"лишним‏ ‎рукам"? ‎Это‏ ‎один‏ ‎из ‎проклятых‏ ‎вопросов, ‎которые ‎XIX-oe ‎столетие ‎оставляет‏ ‎в ‎наследие‏ ‎ХХ-му.‏ ‎Вдумываясь ‎в ‎эту‏ ‎центральную ‎загадку,‏ ‎ясно ‎видишь, ‎что ‎омертвение‏ ‎общественное‏ ‎стеснило ‎не‏ ‎только ‎свободу‏ ‎человека, ‎но ‎и ‎труд ‎его.‏ ‎Так‏ ‎называемые ‎"первобытные"‏ ‎условия ‎(натуральное‏ ‎хозяйство, ‎кустарные ‎промыслы) ‎давали ‎большее‏ ‎обеспечение‏ ‎большинству.‏ ‎Не ‎было‏ ‎возможности ‎внезапных‏ ‎обогащений; ‎какой-нибудь‏ ‎торговец‏ ‎селедками ‎не‏ ‎разживался ‎в ‎миллионера, ‎не ‎появлялось‏ ‎бесчисленных ‎"королей"‏ ‎-‏ ‎железных, ‎сахарных, ‎нефтяных,‏ ‎каменноугольных, ‎но‏ ‎всякий ‎бедняк ‎находил ‎себе‏ ‎работу‏ ‎и ‎кусок‏ ‎хлеба. ‎Уходящий‏ ‎век, ‎стремясь ‎к ‎равенству ‎среди‏ ‎людей,‏ ‎дал, ‎несомненно,‏ ‎самые ‎чудовищные‏ ‎примеры ‎неравенства ‎в ‎распределении ‎благ‏ ‎земных.‏ ‎Бедняки‏ ‎делаются ‎беднее,‏ ‎богачи ‎-‏ ‎богаче; ‎идет‏ ‎великий‏ ‎экономический ‎раскол,‏ ‎и ‎народам ‎континентальным, ‎которым ‎"некуда‏ ‎бежать", ‎как,‏ ‎напр.,‏ ‎индусам ‎или ‎отчасти‏ ‎русским, ‎приходится‏ ‎особенно ‎круто ‎от ‎этого‏ ‎страшного‏ ‎общественного ‎перелома.
XIX
Что‏ ‎век ‎грядущий‏ ‎нам ‎готовит? ‎Я ‎коснулся ‎здесь‏ ‎мимолетно‏ ‎лишь ‎некоторых‏ ‎моментов ‎столетия‏ ‎- ‎жизнь, ‎как ‎вечность, ‎разнообразна,‏ ‎необъятна.‏ ‎Не‏ ‎хочется ‎мрачных‏ ‎пророчеств. ‎Человечество‏ ‎изранено ‎великими‏ ‎ранами‏ ‎- ‎бедности,‏ ‎невежества, ‎рабства, ‎пьянства, ‎разврата, ‎душа‏ ‎его ‎измята‏ ‎безумием‏ ‎и ‎отчаянием. ‎Но‏ ‎чувствуется, ‎что‏ ‎жизнь ‎выше ‎всего ‎этого‏ ‎и‏ ‎в ‎корне‏ ‎своем ‎неистребима.‏ ‎Пусть ‎выродятся ‎целые ‎народы, ‎вымрут‏ ‎страны‏ ‎и ‎материки:‏ ‎где-нибудь ‎пробьются‏ ‎свежие ‎отпрыски, ‎которые ‎начнут ‎новую‏ ‎жизнь.‏ ‎Колоссальное‏ ‎богатство ‎духа,‏ ‎обнаруженное ‎белой‏ ‎породой, ‎не‏ ‎может‏ ‎же ‎исчезнуть‏ ‎бесследно. ‎Эта ‎сила, ‎проявленная ‎извне,‏ ‎может ‎войти‏ ‎внутрь‏ ‎и ‎вступить ‎в‏ ‎серьезную ‎борьбу‏ ‎с ‎гибельными ‎условиями. ‎Животных‏ ‎спасает‏ ‎инстинкт, ‎предчувствие,‏ ‎заставляющее ‎бежать‏ ‎перед ‎начинающимся ‎наводнением ‎или ‎пожаром.‏ ‎Человечество‏ ‎должен ‎спасти‏ ‎разум ‎-‏ ‎может ‎быть, ‎тот ‎же ‎спящий‏ ‎теперь‏ ‎инстинкт‏ ‎жизни, ‎более‏ ‎высокий, ‎чем‏ ‎у ‎животных.‏ ‎Я‏ ‎не ‎думаю,‏ ‎что ‎этот ‎разум ‎проснется ‎под‏ ‎внушениями ‎науки,‏ ‎литературы,‏ ‎искусств. ‎Эти ‎внушения‏ ‎сами ‎-‏ ‎продукт ‎возникшего ‎уже ‎разума,‏ ‎и‏ ‎не ‎всегда‏ ‎самый ‎свежий.‏ ‎Чаще ‎всего ‎голос ‎науки ‎и‏ ‎искусств‏ ‎скован ‎преданиями,‏ ‎наслоение ‎которых‏ ‎постепенно ‎до ‎того ‎усиливает ‎раз‏ ‎принятое‏ ‎мнение,‏ ‎что ‎с‏ ‎ним ‎не‏ ‎в ‎состоянии‏ ‎бороться‏ ‎более ‎свежая‏ ‎мысль. ‎Как ‎ни ‎велики ‎подвиги‏ ‎умственного ‎творчества‏ ‎в‏ ‎нашем ‎веке, ‎все‏ ‎же ‎не‏ ‎отсюда, ‎не ‎из ‎книг‏ ‎нам‏ ‎явится ‎откровение.‏ ‎Мне ‎кажется,‏ ‎спасительный ‎переворот, ‎если ‎суждено ‎нам‏ ‎пережить‏ ‎его, ‎произойдет‏ ‎- ‎как‏ ‎всегда ‎- ‎таинственно ‎и ‎незримо,‏ ‎в‏ ‎глубине‏ ‎душ, ‎подобно‏ ‎зреющему ‎плоду.‏ ‎После ‎страстного‏ ‎возбуждения‏ ‎этого ‎века,‏ ‎столь ‎увлекательного, ‎может ‎быть, ‎вдруг‏ ‎захочется ‎покоя.‏ ‎То,‏ ‎что ‎казалось ‎смертью‏ ‎заживо, ‎покажется‏ ‎блаженством. ‎После ‎воспаленной ‎жадности‏ ‎-‏ ‎все ‎эти‏ ‎несметные ‎богатства‏ ‎покажутся ‎скучными, ‎роскошь ‎- ‎суетною,‏ ‎победа‏ ‎над ‎ближними‏ ‎- ‎неблагородною.‏ ‎Что-то ‎изменится, ‎как ‎в ‎природе‏ ‎в‏ ‎дни‏ ‎солнцеповорота, ‎и‏ ‎души ‎человеческие‏ ‎потянутся ‎к‏ ‎иному‏ ‎миру, ‎и‏ ‎радость ‎"мира ‎сего" ‎покажется ‎презренной.‏ ‎Почему ‎не‏ ‎повториться‏ ‎движениям ‎первых ‎веков‏ ‎нашей ‎эры?‏ ‎Конец ‎XIX ‎века ‎во‏ ‎многом‏ ‎напоминает ‎ту‏ ‎эпоху. ‎Богатый,‏ ‎пышный, ‎роскошный, ‎кровожадный, ‎исступленный ‎мир‏ ‎может‏ ‎вдруг ‎потерять‏ ‎свою ‎прелесть,‏ ‎и ‎снова ‎людей ‎живого ‎духа‏ ‎потянет‏ ‎вон‏ ‎из ‎городов,‏ ‎вон ‎из‏ ‎толпы, ‎к‏ ‎вечной‏ ‎тишине ‎природы,‏ ‎к ‎уединению, ‎к ‎свободе. ‎Тогда‏ ‎среди ‎развалин‏ ‎деревень,‏ ‎среди ‎заглохших ‎полей‏ ‎снова ‎раздадутся‏ ‎счастливые ‎молитвы ‎вновь ‎обретенному‏ ‎Отцу‏ ‎миров. ‎Предчувствие‏ ‎такого ‎возрождения‏ ‎ощущалось ‎уже ‎в ‎конце ‎нашего‏ ‎века.‏ ‎Может ‎быть,‏ ‎XX ‎век‏ ‎разовьет ‎дальше ‎это ‎движение. ‎Иного‏ ‎спасительного‏ ‎пути‏ ‎я ‎не‏ ‎вижу.
Прощаясь ‎с‏ ‎прекрасным ‎и‏ ‎безумным‏ ‎веком, ‎вспоминая‏ ‎с ‎болью ‎его ‎ошибки ‎и‏ ‎преступленья, ‎-‏ ‎вспомним‏ ‎с ‎благодарностью ‎о‏ ‎тех ‎великих,‏ ‎гений ‎которых ‎дает ‎нашему‏ ‎веку‏ ‎бессмертие. ‎Помянем‏ ‎в ‎своем‏ ‎сердце ‎бесчисленные ‎безвестные ‎существования, ‎из‏ ‎которых‏ ‎каждое ‎обнимало‏ ‎собою ‎вечность.‏ ‎Помянем ‎своих ‎дедов ‎и ‎отцов,‏ ‎вынесших‏ ‎на‏ ‎своих ‎плечах‏ ‎весь ‎гнет‏ ‎столетия. ‎Помянем‏ ‎свою‏ ‎ушедшую ‎молодость‏ ‎с ‎ее ‎очарованьями ‎и ‎скажем:‏ ‎благословенна ‎жизнь...
1900 г.


Смотреть: 23+ мин
logo Prox Blog

Превью. Human Design: калейдоскопическое мировоззрение и Наука.

Данное ‎превью‏ ‎является ‎частью ‎материала ‎размещенного ‎в‏ ‎блоге ‎автора‏ ‎на‏ ‎сайте ‎АШ ‎[прямая‏ ‎ссылка: ‎https://aftershock.news/?q=node/918840] для‏ ‎предварительного ‎ознакомления, ‎перед ‎публикацией‏ ‎отдельного‏ ‎материала ‎по‏ ‎вопросу ‎Дизайна‏ ‎Человека/Человеческого ‎Дизайна/Human ‎Design, ‎который ‎все‏ ‎больше‏ ‎получает ‎распространение‏ ‎по ‎стране,‏ ‎захватывая ‎неокрепшие, ‎а ‎где-то ‎и‏ ‎ослабшие‏ ‎умы‏ ‎граждан ‎РФ,‏ ‎что ‎принесет‏ ‎немало ‎бед‏ ‎в‏ ‎жизнь ‎простых‏ ‎русских ‎людей.

Адепты ‎ЧД ‎говорят ‎о‏ ‎нем ‎как‏ ‎о‏ ‎науке, ‎хотя ‎к‏ ‎науке ‎он‏ ‎не ‎имеет ‎никакого ‎отношения,‏ ‎и‏ ‎удивительно ‎почему‏ ‎об ‎это‏ ‎ясно ‎и ‎наглядно ‎никто ‎от‏ ‎науки‏ ‎сам ‎и‏ ‎не ‎высказал‏ ‎аргументированно.

Сильно ‎углубляться ‎не ‎буду, ‎скажу‏ ‎здесь‏ ‎только‏ ‎еще ‎одно‏ ‎- ‎раз‏ ‎про ‎ЧД‏ ‎уже‏ ‎вышел ‎материал‏ ‎на ‎ЮТ-канале ‎Камеди ‎Клаб, ‎то,‏ ‎как ‎говорят‏ ‎политтехнологи‏ ‎:"Если ‎что-то ‎происходит,‏ ‎значит ‎это‏ ‎кому-нибудь ‎нужно"...



И.И.Смирнов
Тропы ‎истории. ‎Криптоаналитика‏ ‎глубинной‏ ‎власти.
Работа ‎разведчика,‏ ‎криптоаналитика ‎или‏ ‎расследователя ‎в ‎конечном ‎счете ‎сводится‏ ‎к‏ ‎построению ‎на‏ ‎основе ‎заслуживающей‏ ‎доверие ‎информации модели того ‎или ‎иного ‎процесса,‏ ‎ситуации,‏ ‎события.‏ ‎Любая ‎же‏ ‎модель ‎–‏ ‎не ‎есть‏ ‎что-то,‏ ‎существующее ‎в‏ ‎природе ‎само ‎по ‎себе. ‎Модель,‏ ‎и ‎в‏ ‎этом‏ ‎необходимо ‎признаться ‎честно,‏ ‎это ‎всегда‏ ‎плод ‎воображения ‎в ‎отношении‏ ‎тех‏ ‎или ‎иных‏ ‎объектов, ‎фактов‏ ‎и ‎сведений. ‎Ответственный ‎криптоаналитик ‎отличается‏ ‎от‏ ‎популярного ‎публициста‏ ‎тем, ‎что‏ ‎честно, ‎открыто ‎и ‎ответственно ‎признается,‏ ‎что‏ ‎оперирует‏ ‎моделью, а ‎не‏ ‎описывает ‎непосредственно‏ ‎тот ‎или‏ ‎иной‏ ‎процесс, ‎имевший‏ ‎место ‎в ‎прошлом. ‎Прошлое ‎всегда‏ ‎остается ‎лишь‏ ‎в‏ ‎памяти, ‎а ‎поэтому‏ ‎имеет ‎прямое‏ ‎отношение ‎к ‎миру ‎психическому,‏ ‎а‏ ‎не ‎физическому,‏ ‎к ‎идеальному,‏ ‎а ‎не ‎материальному.
Воображаемый ‎характер ‎криптоаналитики‏ ‎не‏ ‎означает, ‎что‏ ‎она ‎построена‏ ‎на ‎фантазиях ‎относительно ‎сферических ‎коней‏ ‎в‏ ‎вакууме.‏ ‎Отнюдь ‎нет.‏ ‎Первая ‎задача‏ ‎криптоаналитика ‎–‏ ‎это‏ ‎разделить ‎информацию‏ ‎на ‎объекты, ‎факты, ‎сведения ‎и‏ ‎суждения, ‎постараться,‏ ‎по‏ ‎возможности, ‎избавиться ‎от‏ ‎последних. ‎Что‏ ‎касается ‎первых, ‎то ‎зачастую‏ ‎для‏ ‎читателя ‎полезно‏ ‎указать ‎при‏ ‎помощи ‎ссылок ‎на ‎наименование ‎источника‏ ‎информации.‏ ‎Однако ‎нужно‏ ‎честно ‎признаться‏ ‎читателю, ‎что ‎изобилие ‎сносок ‎совсем‏ ‎не‏ ‎свидетельствует‏ ‎об ‎уровне,‏ ‎добросовестности ‎и‏ ‎квалификации ‎автора.‏ ‎Зачастую,‏ ‎это ‎–‏ ‎обманки. ‎Читатели ‎в ‎массе ‎рассматривают‏ ‎ссылки ‎как‏ ‎подтверждение‏ ‎истинности. ‎Однако ‎это‏ ‎совсем ‎не‏ ‎так. ‎Ссылка ‎может ‎быть‏ ‎указателем‏ ‎на ‎важное‏ ‎обстоятельство, ‎а‏ ‎может ‎быть ‎средством ‎манипулирования ‎читателем.
Поскольку‏ ‎криптоаналитика‏ ‎носит ‎принципиально‏ ‎модельный ‎характер,‏ ‎она ‎в ‎обязательном ‎порядке ‎базируется‏ ‎на‏ ‎одной‏ ‎из ‎трех‏ ‎фундаментальных ‎человеческих‏ ‎способностей ‎–‏ ‎воображении‏ ‎(другие ‎два‏ ‎– ‎это ‎память ‎и ‎способность‏ ‎осуществлять ‎выбор).‏ ‎Чем‏ ‎глубже ‎слои ‎истории,‏ ‎чем ‎тщательнее‏ ‎укрыты ‎события ‎и ‎ситуации,‏ ‎тем‏ ‎большую ‎роль‏ ‎в ‎работе‏ ‎играет ‎мощное, ‎но ‎обязательное ‎ответственное‏ ‎воображение,‏ ‎оперирующее ‎с‏ ‎прошедшими ‎тщательную‏ ‎проверку ‎знаниями ‎в ‎различных ‎их‏ ‎формах.‏ ‎Каждый‏ ‎серьезный ‎автор‏ ‎криптоаналитических ‎текстов‏ ‎должен ‎заранее‏ ‎предупредить‏ ‎читателя ‎об‏ ‎изложенных ‎выше ‎обстоятельствах, ‎а ‎в‏ ‎остальном, ‎желательно,‏ ‎не‏ ‎стрелять ‎в ‎пианистов,‏ ‎они ‎играют,‏ ‎как ‎умеют.

 

Один ‎из ‎моих‏ ‎предков,‏ ‎по ‎семейной‏ ‎легенде, ‎проснулся‏ ‎утром ‎и ‎сообщил ‎своей ‎бабке,‏ ‎чтобы‏ ‎топила ‎баню‏ ‎и ‎звала‏ ‎в ‎дом ‎родственников ‎и ‎гостей‏ ‎на‏ ‎после‏ ‎обеда, ‎так‏ ‎как ‎он‏ ‎помирать ‎будет‏ ‎Сегодня.

После‏ ‎бани, ‎попрощавшись‏ ‎со ‎всеми, ‎с ‎кем ‎хотел‏ ‎и ‎мог,‏ ‎махнув‏ ‎сколько-то ‎грамм ‎крепкого,‏ ‎лег ‎дед‏ ‎мой, ‎предок ‎далекий, ‎на‏ ‎стол‏ ‎в ‎белом‏ ‎да ‎чистом,‏ ‎закрыл ‎глаза ‎и ‎со ‎спокойными‏ ‎последними‏ ‎вдохом ‎и‏ ‎выдохом ‎отошел‏ ‎в ‎мир ‎иной.

Историю ‎эту ‎я‏ ‎слыхал‏ ‎да‏ ‎слыхивал ‎не‏ ‎раз. ‎Однако,‏ ‎только ‎в‏ ‎более‏ ‎зрелом ‎возрасте,‏ ‎задумываясь ‎о ‎жизни ‎как ‎таковой,‏ ‎для ‎меня‏ ‎впервые‏ ‎стало ‎ясным ‎и‏ ‎важным ‎маленькое‏ ‎открытие ‎о ‎жизни ‎и‏ ‎предке‏ ‎далеком ‎моем.

Дед‏ ‎уходил ‎со‏ ‎спокойной ‎душой, ‎без ‎долгов, ‎материальных‏ ‎ли,‏ ‎моральных ‎ли,‏ ‎душевных ‎ли,‏ ‎потому ‎так ‎легко ‎отошел- ‎ничто‏ ‎не‏ ‎держало,‏ ‎ничто ‎из‏ ‎такого, ‎что‏ ‎хотелось ‎бы‏ ‎перед‏ ‎смертью ‎изменить,‏ ‎поменять, ‎отменить, ‎раскаяться, ‎что-то ‎успеть‏ ‎сделать, ‎доделать,‏ ‎успеть‏ ‎что-то ‎или ‎в‏ ‎чем-то.

Потому ‎и‏ ‎знал ‎день ‎срока ‎своего.

Жизнь‏ ‎прожил‏ ‎сильную, ‎крепкую,‏ ‎может ‎где-то‏ ‎и ‎было ‎что ‎срамного, ‎но‏ ‎упрекнуть‏ ‎себя, ‎наверное,‏ ‎ни ‎в‏ ‎чем ‎не ‎мог.

 

Материал ‎этот, ‎опять‏ ‎же,‏ ‎должен‏ ‎был ‎выйти‏ ‎раньше, ‎как‏ ‎минимум ‎недели‏ ‎4‏ ‎назад, ‎но‏ ‎как ‎говорится ‎всему ‎свой ‎срок,‏ ‎а ‎мне‏ ‎упрекнуть‏ ‎себя ‎не ‎в‏ ‎чем ‎будет,‏ ‎так ‎как ‎все ‎скажу‏ ‎сейчас‏ ‎и ‎позже,‏ ‎в ‎этом‏ ‎материале ‎и ‎прочих, ‎и ‎думаю,‏ ‎надеюсь,‏ ‎что ‎здесь‏ ‎я ‎не‏ ‎опоздал, ‎но ‎к ‎себе ‎никаких‏ ‎упреков‏ ‎в‏ ‎этом ‎пока‏ ‎что ‎нет.

Дай-то‏ ‎Бог, ‎чтобы‏ ‎и‏ ‎не ‎было.


Походи́те‏ ‎по ‎улицам ‎Иерусалима, ‎и ‎посмотри́те,‏ ‎и ‎разведайте,‏ ‎и‏ ‎поищите ‎на ‎площадях‏ ‎его, ‎не‏ ‎найдете ‎ли ‎человека, ‎нет‏ ‎ли‏ ‎соблюдающего ‎правду,‏ ‎ищущего ‎истины?‏ ‎Я ‎пощадил ‎бы ‎Иерусалим.
Хотя ‎и‏ ‎говорят‏ ‎они: ‎«жив‏ ‎Господь!», ‎но‏ ‎клянутся ‎ложно.
http://azbyka.ru/biblia/?Jer.5:4-1#sel=21:1,22:10
*
Так ‎говорит ‎Господь: остановитесь ‎на‏ ‎путях‏ ‎ваших‏ ‎и ‎рассмотрите,‏ ‎и ‎расспросите‏ ‎о ‎путях‏ ‎древних,‏ ‎где ‎путь‏ ‎добрый, ‎и ‎идите ‎по ‎нему,‏ ‎и ‎найдете‏ ‎покой‏ ‎душам ‎вашим. ‎Но‏ ‎они ‎сказали:‏ ‎«не ‎пойдем».
И ‎поставил ‎Я‏ ‎стражей‏ ‎над ‎вами,‏ ‎сказав: ‎«слушайте‏ ‎звука ‎трубы».
http://azbyka.ru/biblia/?Jer.6#sel=110:1,111:10
*
И ‎было ‎ко ‎мне‏ ‎слово‏ ‎Господне:
сын ‎человеческий!‏ ‎изреки ‎слово‏ ‎к ‎сынам ‎народа ‎твоего ‎и‏ ‎скажи‏ ‎им:‏ ‎если ‎Я‏ ‎на ‎какую-либо‏ ‎землю ‎наведу‏ ‎меч,‏ ‎и ‎народ‏ ‎той ‎земли ‎возьмет ‎из ‎среды‏ ‎себя ‎человека‏ ‎и‏ ‎поставит ‎его ‎у‏ ‎себя ‎стражем;
и‏ ‎он, ‎увидев ‎меч, ‎идущий‏ ‎на‏ ‎землю, ‎затрубит‏ ‎в ‎трубу‏ ‎и ‎предостережет ‎народ;
и ‎если ‎кто‏ ‎будет‏ ‎слушать ‎голос‏ ‎трубы, ‎но‏ ‎не ‎остережет ‎себя, ‎– ‎то,‏ ‎когда‏ ‎меч‏ ‎придет ‎и‏ ‎захватит ‎его,‏ ‎кровь ‎его‏ ‎будет‏ ‎на ‎его‏ ‎голове.
Голос ‎трубы ‎он ‎слышал, ‎но‏ ‎не ‎остерег‏ ‎себя,‏ ‎кровь ‎его ‎на‏ ‎нем ‎будет;‏ ‎а ‎кто ‎остерегся, ‎тот‏ ‎спас‏ ‎жизнь ‎свою.
Если‏ ‎же ‎страж‏ ‎видел ‎идущий ‎меч ‎и ‎не‏ ‎затрубил‏ ‎в ‎трубу,‏ ‎и ‎народ‏ ‎не ‎был ‎предостережен, ‎– ‎то,‏ ‎когда‏ ‎придет‏ ‎меч ‎и‏ ‎отнимет ‎у‏ ‎кого ‎из‏ ‎них‏ ‎жизнь, ‎сей‏ ‎схвачен ‎будет ‎за ‎грех ‎свой,‏ ‎но ‎кровь‏ ‎его‏ ‎взыщу ‎от ‎руки‏ ‎стража.
И ‎тебя,‏ ‎сын ‎человеческий, ‎Я ‎поставил‏ ‎стражем‏ ‎дому ‎Израилеву,‏ ‎и ‎ты‏ ‎будешь ‎слышать ‎из ‎уст ‎Моих‏ ‎слово‏ ‎и ‎вразумлять‏ ‎их ‎от‏ ‎Меня.
Когда ‎Я ‎скажу ‎беззаконнику: ‎«беззаконник!‏ ‎ты‏ ‎смертью‏ ‎умрешь», ‎а‏ ‎ты ‎не‏ ‎будешь ‎ничего‏ ‎говорить,‏ ‎чтобы ‎предостеречь‏ ‎беззаконника ‎от ‎пути ‎его, ‎–‏ ‎то ‎беззаконник‏ ‎тот‏ ‎умрет ‎за ‎грех‏ ‎свой, ‎но‏ ‎кровь ‎его ‎взыщу ‎от‏ ‎руки‏ ‎твоей.
Если ‎же‏ ‎ты ‎остерегал‏ ‎беззаконника ‎от ‎пути ‎его, ‎чтобы‏ ‎он‏ ‎обратился ‎от‏ ‎него, ‎но‏ ‎он ‎от ‎пути ‎своего ‎не‏ ‎обратился,‏ ‎–‏ ‎то ‎он‏ ‎умирает ‎за‏ ‎грех ‎свой,‏ ‎а‏ ‎ты ‎спас‏ ‎душу ‎твою.
*
http://azbyka.ru/biblia/?Ezek.33#sel=104:1,112:31
*
до ‎сего ‎дня ‎Я‏ ‎посылал ‎к‏ ‎вам‏ ‎всех ‎рабов ‎Моих‏ ‎– ‎пророков,‏ ‎посылал ‎всякий ‎день ‎с‏ ‎раннего‏ ‎утра;
но ‎они‏ ‎не ‎слушались‏ ‎Меня ‎и ‎не ‎приклонили ‎уха‏ ‎своего,‏ ‎а ‎ожесточили‏ ‎выю ‎свою,‏ ‎поступали ‎хуже ‎отцов ‎своих.
И ‎когда‏ ‎ты‏ ‎будешь‏ ‎говорить ‎им‏ ‎все ‎эти‏ ‎слова,* ‎они‏ ‎тебя‏ ‎не ‎послушают;‏ ‎и ‎когда ‎будешь ‎звать ‎их,‏ ‎они ‎тебе‏ ‎не‏ ‎ответят.
http://azbyka.ru/biblia/?Jer.7#sel=131:11,133:22
 
"Участвовать ‎в ‎духовной‏ ‎битве ‎–‏ ‎это ‎не ‎просто ‎помолиться‏ ‎или‏ ‎проклясть ‎демонов,‏ ‎это ‎–‏ ‎жизнь ‎прожить. ‎
Все, ‎что ‎мы‏ ‎делаем,‏ ‎либо помогаем ‎силам‏ ‎тьмы, ‎либо‏ ‎отгоняем ‎их. Как ‎уже ‎было ‎сказано,‏ ‎побежденный‏ ‎дьявол‏ ‎имеет ‎успех‏ ‎лишь ‎в‏ ‎той ‎степени,‏ ‎в‏ ‎какой ‎мы‏ ‎грешим ‎и ‎живем ‎для ‎себя.‏ ‎Грех ‎–‏ ‎это‏ ‎то, ‎что ‎открывает‏ ‎дорогу ‎дьяволу.
И‏ ‎не ‎давайте ‎места ‎дьяволу” (Еф.‏ ‎4:27)."


 

0.


"Профан‏ ‎воздвигает ‎башню,‏ ‎посвященный ‎складывает‏ ‎мозаику."
 Посмотри ‎в ‎глаза ‎чудовищ, ‎А.‏ ‎Лазарчук,‏ ‎М. ‎Успенский‏ ‎.

"Людей ‎очень‏ ‎легко ‎запутать ‎в ‎событиях, ‎но‏ ‎если‏ ‎они‏ ‎понимают ‎тенденции,‏ ‎то ‎их‏ ‎очень ‎трудно‏ ‎обмануть".
Аллен‏ ‎Даллес.
 
"Сущность ‎дилетанта-незнание‏ ‎меры ‎опасности."
А.Гера, ‎Набат-2.

 

На ‎данный ‎момент,‏ ‎мы ‎можем‏ ‎встретить‏ ‎множество ‎описаний ‎произошедшего‏ ‎в ‎истории‏ ‎страны ‎и ‎мира. ‎Эти‏ ‎описания‏ ‎по ‎сути‏ ‎являются ‎моделями‏ ‎описывающими ‎прошлое ‎и ‎частично ‎настоящее,‏ ‎некоторые‏ ‎помогают ‎даже‏ ‎спрогнозировать ‎будущее.

Главное‏ ‎отличие ‎между ‎ними ‎это ‎использованный‏ ‎ими‏ ‎подход.‏ ‎Одни ‎есть‏ ‎не ‎более‏ ‎чем ‎субъективная‏ ‎позиция,‏ ‎построенная ‎на‏ ‎индивидуальной ‎оценке ‎событий ‎со ‎значительным‏ ‎присутствием ‎личностного‏ ‎фактора,‏ ‎другие ‎реально, ‎в‏ ‎противовес ‎первым,‏ ‎имеют ‎в ‎основании ‎ясную‏ ‎и‏ ‎четкую ‎методологию.

Моделей,‏ ‎базирующихся ‎на‏ ‎научном ‎методе, ‎в ‎рамках ‎научного‏ ‎мировоззрения,‏ ‎крайне ‎мало,‏ ‎в ‎особенности‏ ‎тех, ‎что ‎могут ‎быть ‎восприняты‏ ‎широкими‏ ‎массами‏ ‎населения.

Отсюда ‎трудности‏ ‎в ‎понимании‏ ‎меры ‎опасности‏ ‎происходящих‏ ‎событий, ‎разворачивающихся‏ ‎тенденций, ‎мозаики ‎проявлений ‎глубинных ‎процессов.

Автор,‏ ‎совершенно ‎не‏ ‎претендуя‏ ‎на ‎оригинальность, ‎на‏ ‎основании ‎научного‏ ‎подхода ‎и ‎общих ‎вопросов,‏ ‎попытается‏ ‎показать ‎стратегический‏ ‎кризис, ‎его‏ ‎составляющие ‎– ‎описывающие ‎– ‎элементы,‏ ‎нашей‏ ‎с ‎вами‏ ‎действительности.

То ‎есть‏ ‎на ‎элементах ‎разного ‎методологического ‎уровня‏ ‎различных‏ ‎феноменов‏ ‎и ‎процессов‏ ‎показать ‎направление‏ ‎и ‎динамику‏ ‎тех‏ ‎тенденций, ‎что‏ ‎легко ‎аппроксимируются ‎в ‎будущее ‎время,‏ ‎и ‎которые‏ ‎в‏ ‎своей ‎совокупности ‎формируют‏ ‎– ‎уже‏ ‎сейчас, ‎в ‎данный ‎момент‏ ‎времени‏ ‎– ‎Грядущую‏ ‎действительную ‎реальность‏ ‎Русского ‎Мира.

Данный ‎материал ‎скорее ‎записка‏ ‎на‏ ‎коленке, ‎своеобразный‏ ‎minimum ‎minimorum‏ ‎текущей ‎Модальности.

 

А.

Немного ‎ранее, ‎автор ‎встретил‏ ‎сходное‏ ‎описание,‏ ‎но ‎в‏ ‎основном ‎оно‏ ‎подходит ‎для‏ ‎более‏ ‎подготовленного ‎читателя,‏ ‎однако ‎это ‎нисколько ‎не ‎отменяет‏ ‎его ‎значимость‏ ‎и‏ ‎ценность ‎для ‎ознакомления‏ ‎с ‎ним.

"… И‏ ‎новые ‎фашисты ‎придут ‎под‏ ‎лозунгами‏ ‎антифашистов"


"… И ‎новые‏ ‎фашисты ‎придут‏ ‎под ‎лозунгами ‎антифашистов"
"Ментально ‎неофашизм ‎стал‏ ‎оформляться‏ ‎после ‎Второй‏ ‎мировой ‎войны.‏ ‎Экономически ‎– ‎после ‎отказа ‎США‏ ‎от‏ ‎золотого‏ ‎стандарта. ‎Активная‏ ‎(революционная) ‎фаза‏ ‎стартовала с ‎президентства‏ ‎Рональда‏ ‎Рейгана. ‎В‏ ‎1981 ‎году ‎была ‎запущена ‎линейка‏ ‎процессов ‎(кадровый,‏ ‎финансовый,‏ ‎социальный, ‎информационный), ‎институционально‏ ‎оформивших ‎принципиально‏ ‎иную ‎модель мира. ‎Ключевым ‎в‏ ‎этой‏ ‎линейке ‎стал‏ ‎отказ ‎от‏ ‎базовой ‎для ‎классического ‎капитализма ‎формулы‏ ‎«товар–деньги–товар»,‏ ‎обоснованной ‎плеядой‏ ‎экономистов ‎(по‏ ‎сути, социологов ‎и ‎пиарщиков), ‎воплощённой ‎в‏ ‎системе‏ ‎социальных‏ ‎отношений. ‎Классическую‏ ‎модель ‎заменили‏ ‎финансовой ‎–‏ ‎«деньги–товар–деньги».‏ ‎Экономику ‎сбережения‏ ‎сменила ‎экономика предложения." Леонид ‎Крутаков.
"Чтобы ‎понять ‎суть‏ ‎рейганомики, ‎надо‏ ‎забыть‏ ‎о ‎снижении ‎налогов.‏ ‎Содержанием ‎модели‏ ‎был ‎рост ‎экономики ‎путём‏ ‎увеличения‏ ‎спроса за ‎счёт‏ ‎целенаправленного ‎наращивания‏ ‎бюджетного ‎дефицита.

«Вуду-экономика» ‎– ‎называли ‎рейганомику‏ ‎экономисты‏ ‎старой ‎школы.‏ ‎Рейган ‎называл‏ ‎её: ‎«Слишком ‎много ‎долларов ‎ищут‏ ‎слишком‏ ‎мало‏ ‎товаров».

Началась ‎открытая‏ ‎финансовая ‎экспансия‏ ‎США. ‎Америка‏ ‎под‏ ‎видом ‎инвестиций‏ ‎экспортировала ‎государственный ‎долг, ‎импортируя ‎сбережения‏ ‎других ‎стран.‏ ‎Федеральная‏ ‎резервная ‎система ‎(ФРС)‏ ‎получила ‎мандат‏ ‎на ‎неограниченную ‎размером ‎национальной‏ ‎экономики‏ ‎эмиссию ‎доллара.‏ ‎Первичной ‎задачей‏ ‎рейганомики ‎была ‎рекапитализации ‎США ‎за‏ ‎счёт‏ ‎обеих ‎Америк‏ ‎и ‎Европы.‏ ‎Нечто ‎подобное ‎в ‎2018 ‎году‏ ‎провернул‏ ‎Трамп:‏ ‎налоговый ‎манёвр‏ ‎привёл ‎к‏ ‎оттоку ‎капитала‏ ‎в‏ ‎первую ‎очередь‏ ‎из ‎Европы, ‎но ‎это ‎отдельная‏ ‎тема.
В ‎1985‏ ‎году‏ ‎США ‎силовым ‎порядком‏ ‎вписали ‎в‏ ‎модель ‎Германию, ‎Англию, ‎Японию‏ ‎и‏ ‎Францию, ‎принудив‏ ‎подписать ‎«соглашение‏ ‎Плаза» ‎и ‎обменять ‎финансовый ‎суверенитет‏ ‎на‏ ‎долю ‎в‏ ‎будущей ‎капитализации‏ ‎советского ‎наследства. ‎ФРС ‎стала ‎Центробанком‏ ‎«объединенного‏ ‎Запада»,‏ ‎а ‎потом‏ ‎– ‎мировым.
Это‏ ‎не ‎было‏ ‎тюнингом‏ ‎капитализма. ‎Это‏ ‎была ‎принципиально ‎иная ‎модель ‎мироустройства.‏ ‎Вырастающая ‎из‏ ‎капитализма (естественное‏ ‎его ‎продолжение), ‎но‏ ‎иная.
И ‎это‏ ‎надо ‎жёстко ‎«отфиксировать», ‎чтобы‏ ‎понимать‏ ‎дальнейший ‎процесс.
Идейно‏ ‎новую ‎модель‏ ‎обосновал ‎Карл ‎Поппер. ‎Опираясь ‎на‏ ‎теорию‏ ‎истины ‎Альфреда‏ ‎Тарского ‎и‏ ‎принцип ‎фаллибилизма ‎Чарльза ‎Пирса, ‎он‏ ‎отверг‏ ‎индукцию‏ ‎как ‎метод‏ ‎познания: ‎опыт‏ ‎служит ‎критерием‏ ‎ложности,‏ ‎но ‎никак‏ ‎не ‎истинности. ‎Поппер ‎заложил ‎философскую‏ ‎основу ‎постмодерна,‏ ‎ликвидировал‏ ‎прошлое ‎и ‎обнулил‏ ‎настоящее.
Все ‎прежние‏ ‎модели ‎определял метанарратив ‎(идеология), ‎объединявший‏ ‎людей‏ ‎вокруг ‎великой‏ ‎цели ‎(рай,‏ ‎мечта, ‎прогресс). ‎Старые ‎модели ‎были‏ ‎смысловыми:‏ ‎платонизм, ‎иудаизм,‏ ‎христианство, ‎ислам,‏ ‎просвещение. ‎Новая, ‎как ‎писал ‎Лиотар,‏ ‎раздробила Великие‏ ‎истории‏ ‎на ‎множество‏ ‎мелких ‎рассказов.
Смыслы‏ ‎измельчили ‎(искрошили). Историю‏ ‎низвели‏ ‎до ‎бытовухи,‏ ‎арифметической ‎суммы ‎действий ‎индивидов. ‎Поппер‏ ‎первым ‎ввёл‏ ‎в‏ ‎дискурс ‎понятие ‎социальной‏ ‎инженерии. Философский ‎принцип‏ ‎фальсифицируемости ‎(нельзя ‎судить ‎о‏ ‎настоящем‏ ‎исходя ‎из‏ ‎прошлого) ‎он‏ ‎перенёс ‎в ‎социологию, ‎обосновав ‎в‏ ‎своей‏ ‎работе ‎«Открытое‏ ‎общество ‎и‏ ‎его ‎враги» ‎концепцию ‎общества ‎без‏ ‎цели‏ ‎и‏ ‎смысла.
Веру, ‎справедливость,‏ ‎разум ‎постмодерн‏ ‎классифицировал ‎как‏ ‎тоталитарные‏ ‎идефиксы ‎(паранойя),‏ ‎убивающие ‎творческое ‎начало ‎человека. ‎Перефразируя‏ ‎Аристотеля, ‎постмодерн‏ ‎освободил‏ ‎человека ‎от ‎социальных‏ ‎пут, ‎превратив‏ ‎его ‎в ‎зверя, ‎воображающего‏ ‎себя‏ ‎Богом ‎(потребитель),‏ ‎а ‎политическую‏ ‎нацию ‎(агент ‎истории) ‎– ‎в‏ ‎гражданское‏ ‎общество ‎(сумма индивидов).
Старым‏ ‎(традиционным) ‎миром‏ ‎правили ‎выпускники ‎Кембриджа ‎и ‎Гарварда.‏ ‎СМИ,‏ ‎профсоюзы,‏ ‎финансы, ‎системные‏ ‎политические ‎партии‏ ‎находились ‎в‏ ‎руках‏ ‎выходцев ‎из‏ ‎аристократических ‎кругов ‎с ‎прекрасным образованием, ‎строгими‏ ‎манерами ‎и принципами. Миссию‏ ‎свою‏ ‎они ‎ощущали ‎как‏ ‎избранность, ‎равную‏ ‎социальному ‎расизму.
Новый ‎мир ‎вызвал‏ ‎к‏ ‎жизни ‎героев‏ ‎с ‎калькулируемыми принципами.‏ ‎Прагматика ‎финансовой ‎модели ‎требовала ‎акторов,‏ ‎готовых‏ ‎дружить ‎с‏ ‎плохими ‎ребятами.‏ ‎Надо ‎было ‎из ‎одной ‎страны‏ ‎в‏ ‎другую‏ ‎перебрасывать ‎«грязные»‏ ‎деньги ‎по‏ ‎системе ‎офшоров,‏ ‎подавать‏ ‎руку ‎и‏ ‎поднимать ‎бокал ‎виски ‎с ‎теми,‏ ‎кого ‎раньше‏ ‎не‏ ‎пускали ‎дальше ‎прихожей.

Знаковые‏ ‎представители ‎нового‏ ‎типа ‎героев ‎– ‎Джордж‏ ‎Сорос‏ ‎и ‎Руперт‏ ‎Мёрдок. ‎Первый‏ ‎сделал ‎состояние ‎на ‎серых ‎схемах‏ ‎по‏ ‎перебросу ‎больших‏ ‎объёмов ‎денег‏ ‎на ‎новые ‎постсоциалистические ‎рынки ‎(как‏ ‎финансовый‏ ‎агент‏ ‎глобализации). ‎Второй‏ ‎построил ‎медиаимперию,‏ ‎обслуживающую ‎новый‏ ‎проект‏ ‎Системы ‎по‏ ‎пересмотру ‎концепции ‎лидерства ‎(как ‎пиар-агент‏ ‎глобализации).
Оба ‎родом‏ ‎из‏ ‎предвоенного ‎детства. ‎Оба‏ ‎были ‎малы‏ ‎для ‎фронта, ‎но ‎не‏ ‎для‏ ‎осознания ‎происходящего.‏ ‎Оба ‎родились‏ ‎на ‎краю ‎Ойкумены ‎– ‎в‏ ‎Венгрии‏ ‎и ‎Австралии.‏ ‎Оба ‎стартовали‏ ‎одновременно ‎(перед ‎Рейганом): ‎в ‎1979‏ ‎году‏ ‎Мёрдок‏ ‎создал ‎News‏ ‎Corporation, ‎Сорос‏ ‎– ‎фонд‏ ‎«Открытое‏ ‎общество». ‎(Название‏ ‎неслучайно, ‎будущий ‎демократизатор ‎оканчивал ‎Лондонскую‏ ‎школу ‎экономики‏ ‎и‏ ‎политических ‎наук, ‎где‏ ‎лекции ‎ему‏ ‎читал ‎Карл ‎Поппер.)
«Я ‎был‏ ‎подтверждённым‏ ‎эгоистом. ‎Я‏ ‎носил ‎с‏ ‎собой ‎некоторые ‎весьма ‎мощные ‎мессианские‏ ‎фантазии‏ ‎с ‎самого‏ ‎детства, ‎которые‏ ‎я ‎чувствовал, ‎что ‎мне ‎нужно‏ ‎контролировать,‏ ‎иначе‏ ‎они ‎могут‏ ‎вызвать ‎у‏ ‎меня ‎проблемы.‏ ‎Но‏ ‎когда ‎я‏ ‎пробрался ‎в ‎мир, ‎я ‎хотел потворствовать‏ ‎своим ‎фантазиям‏ ‎настолько,‏ ‎насколько ‎мог ‎себе‏ ‎позволить». ‎Джорж‏ ‎Сорос ‎| ‎«Андеррайтинг ‎демократии»,‏ ‎1991‏ ‎год
Реконфигурация ‎мировой‏ ‎финансово-экономической ‎системы‏ ‎вытолкнула ‎на ‎гребень ‎волны ‎особый‏ ‎тип‏ ‎людей. ‎Внезапно‏ ‎разбогатев, ‎они‏ ‎неожиданно ‎(часто ‎для ‎себя ‎самих, как‏ ‎отечественные‏ ‎ходорковские,‏ ‎березовские ‎и‏ ‎гусинские) ‎стали‏ ‎«вершителями», ‎не‏ ‎понимая «откуда‏ ‎счастье».
Они, ‎в‏ ‎отличие ‎от ‎старых ‎аристократических ‎семей,‏ ‎не ‎создавали‏ ‎капитал‏ ‎с ‎нуля, ‎не‏ ‎возводили ‎свои‏ ‎империи ‎из ‎поколения ‎в‏ ‎поколение.‏ ‎В ‎фундамент‏ ‎их ‎богатства‏ ‎не ‎закатаны ‎кости ‎каких-нибудь ‎двух-трёх‏ ‎миллионов‏ ‎человек. ‎Их‏ ‎богатство безосновательно. ‎Им‏ ‎неведомо, что ‎у ‎власти ‎и ‎денег‏ ‎общий‏ ‎корень‏ ‎происхождения ‎–‏ ‎социальный.
Они ‎эквилибристы:‏ ‎виртуозно ‎лавируют‏ ‎на‏ ‎гребне ‎волны,‏ ‎но ‎откуда ‎эта ‎волна, ‎кто‏ ‎её ‎формирует‏ ‎и‏ ‎когда ‎она ‎с‏ ‎размаху ‎ударит‏ ‎в ‎берег, ‎им ‎неведомо.‏ ‎Они‏ ‎об ‎этом‏ ‎даже ‎не‏ ‎думали.
Для ‎«флагманов» ‎новой ‎модели ‎(джобсы,‏ ‎гейтсы,‏ ‎цукерберги) ‎всё‏ ‎произошло ‎как-то‏ ‎случайно. ‎Арифметически ‎– ‎согласно ‎Попперу,‏ ‎заслуженно‏ ‎–‏ ‎согласно ‎меритократической‏ ‎концепции. ‎Отсюда‏ ‎(из ‎душевного‏ ‎хлама)‏ ‎вырастали ‎герои‏ ‎нового ‎времени. ‎Они ‎были ‎носителями неолиберальной‏ ‎идеологемы ‎постмодерна‏ ‎о‏ ‎государстве ‎страховой ‎компании‏ ‎(даже ‎не‏ ‎«ночной ‎сторож»).
В ‎сознание ‎человека‏ ‎вбивался‏ ‎тезис: ‎главная‏ ‎задача ‎государства‏ ‎– ‎содействие ‎бизнесу, ‎который ‎создает‏ ‎благосостояние‏ ‎и ‎оплачивает‏ ‎предоставляемые ‎ему‏ ‎услуги ‎(безопасность, ‎соблюдение ‎правил) ‎налогами.‏ ‎Общественный‏ ‎уклад‏ ‎– ‎результат‏ ‎сложения ‎частных‏ ‎интересов, ‎государство‏ ‎лишь‏ ‎паразитирует ‎на‏ ‎нём, ‎создавая ‎дополнительные ‎издержки ‎(коррупция),‏ ‎снижая ‎эффективность‏ ‎усилий‏ ‎каждого индивида ‎в ‎отдельности.

Экономическим‏ ‎воплощением ‎идей‏ ‎Поппера ‎стала ‎концепция ‎«открытого‏ ‎рынка».‏ ‎Концепция ‎опиралась‏ ‎всё ‎на‏ ‎тот ‎же ‎принцип ‎броуновского ‎движения,‏ ‎из‏ ‎которого ‎непроизвольно‏ ‎вырастает ‎общая‏ ‎польза: ‎прилив ‎в ‎равной ‎степени‏ ‎поднимает‏ ‎все‏ ‎лодки. ‎Универсальный‏ ‎инвестор ‎получает‏ ‎доступ ‎к‏ ‎активам‏ ‎в ‎любой‏ ‎точке ‎мира, ‎благосостояние ‎растёт ‎само‏ ‎по ‎себе‏ ‎–‏ ‎и ‎всем ‎счастье.
Всё‏ ‎это ‎в‏ ‎корне ‎противоречило ‎классической ‎модели‏ ‎капитализма.‏ ‎Базовую ‎идею‏ ‎Адама ‎Смита‏ ‎о ‎свободе ‎рыночных ‎агентов ‎в‏ ‎строго‏ ‎заданных ‎границах‏ ‎морали ‎и‏ ‎законов ‎общества ‎заменили ‎свободой ‎сотворения‏ ‎морали‏ ‎в‏ ‎интересах ‎этих‏ ‎самых ‎агентов.‏ ‎Из ‎теории‏ ‎«относительных‏ ‎преимуществ» ‎Давида‏ ‎Риккардо ‎о ‎взаимной ‎выгоде ‎межстрановой‏ ‎торговли ‎вычеркнули‏ ‎её‏ ‎ключевое ‎условие ‎–‏ ‎национальную прописку ‎труда‏ ‎и ‎капитала.
Модель ‎нового ‎мироустройства‏ ‎обрела‏ ‎законченную ‎форму:‏ ‎философия, ‎иерархия,‏ ‎политика, ‎экономика. ‎Эстетически ‎модель ‎оформляло‏ ‎искусство‏ ‎рекомбинации ‎уже‏ ‎сотворённого. ‎Унитаз‏ ‎под ‎«Всадницей» ‎Брюллова ‎в ‎Третьяковке‏ ‎или‏ ‎огромный‏ ‎портрет ‎гениталий‏ ‎Нуриева ‎в‏ ‎Большом. ‎Истории‏ ‎как‏ ‎хронологии ‎поиска‏ ‎смысла ‎не ‎существует, ‎почему ‎Историей‏ ‎не ‎может‏ ‎быть‏ ‎хронология ‎испражнений ‎и‏ ‎гомосексуализма?
В ‎итоге‏ ‎мы ‎получили ‎репринт ‎вместо‏ ‎созидания,‏ ‎хайп ‎(информационный‏ ‎шум) ‎вместо‏ ‎въедливого ‎ценителя, ‎ширпотреб ‎вместо ‎исключительности.‏ ‎Получили‏ ‎клиповую ‎(мозаичную)‏ ‎культуру.
Социальным ‎наполнением‏ ‎модели ‎стал ‎отказ ‎от ‎национальной‏ ‎идентичности (конец‏ ‎истории).‏ ‎Общество ‎лишили‏ ‎права определять ‎своё‏ ‎будущее ‎(ставить‏ ‎цели)‏ ‎посредством ‎солидаристского‏ ‎(выборный, ‎«богопомазанный» ‎– ‎неважно) ‎института‏ ‎– ‎государства.‏ ‎Протекционизм‏ ‎(приоритет ‎интересов ‎своих‏ ‎граждан) ‎признали‏ ‎тоталитаризмом.
Постмодерн, декларируя ‎свободу индивида, ‎низвёл ‎метанарратив‏ ‎(Тора,‏ ‎Библия, ‎Коран)‏ ‎до ‎специфических‏ ‎текстов, ‎нацеленных ‎на ‎контроль, ‎а‏ ‎по‏ ‎факту ‎лишил‏ ‎человека ‎автономии‏ ‎(свобода ‎воли). Если ‎история ‎– ‎сборник‏ ‎бытовых‏ ‎рассказов,‏ ‎а ‎искусство‏ ‎–вольное ‎цитирование‏ ‎сотворённого ‎ранее,‏ ‎то‏ ‎человек ‎–‏ ‎это ‎replicant ‎(виджет), ‎имеющий ‎стандартный‏ ‎внешний ‎вид‏ ‎и‏ ‎выполняющий ‎стандартные ‎действия.
В‏ ‎итоге ‎модель‏ ‎сформировала ‎бессмысленного ‎и ‎бесцельного‏ ‎обывателя‏ ‎(отсутствие ‎цельной‏ ‎картины ‎мира), неспособного‏ ‎интерпретировать ‎прошлое ‎и ‎представлять ‎будущее, то‏ ‎есть‏ ‎хоть ‎сколь-нибудь‏ ‎ответственного. А ‎героев‏ ‎модели ‎(примеры ‎для ‎подражания) ‎сформировал‏ ‎спекулятивный‏ ‎капитал‏ ‎с ‎его‏ ‎однобокой ‎логикой:‏ ‎в ‎первой‏ ‎половине‏ ‎жизни ‎надо‏ ‎заработать ‎денег ‎(«нарубить ‎бабла»), ‎потом‏ ‎хоть ‎трава‏ ‎не‏ ‎расти.
Если ‎Сорос ‎был‏ ‎новым ‎героем,‏ ‎то ‎Мёрдок ‎создал ‎технологию‏ ‎сотворения‏ ‎реплик ‎с‏ ‎этого ‎образца.‏ ‎Формат ‎медиаимперии ‎Мёрдока ‎– ‎глянец,‏ ‎крупный‏ ‎план, ‎броский‏ ‎слоган ‎и‏ ‎особая ‎каста ‎элоев, задающих ‎стандарт ‎успешности‏ ‎(селебрити).‏ ‎Картинке‏ ‎соответствовала ‎и‏ ‎политическая ‎сцена:‏ ‎красивый ‎жест,‏ ‎популизм,‏ ‎сиюминутность.
Работать ‎на‏ ‎перспективу, ‎заботиться ‎о ‎будущем ‎–‏ ‎всё ‎это‏ ‎растворилось‏ ‎в ‎тусовках, ‎флэшмобах‏ ‎и ‎прочих‏ ‎активностях. Истории ‎не ‎существует, ‎есть‏ ‎сумма‏ ‎действий. ‎Жить‏ ‎надо ‎здесь‏ ‎и ‎сейчас. ‎(Последнее ‎– ‎почти‏ ‎дословная‏ ‎цитата ‎кандидата‏ ‎в ‎мэры‏ ‎Москвы ‎Сергея ‎Собянина ‎из ‎его‏ ‎предвыборного‏ ‎интервью‏ ‎Дмитрию ‎Киселёву.)
Целостная‏ ‎картина ‎мира‏ ‎(модель), ‎в‏ ‎которой‏ ‎все ‎части‏ ‎взаимосвязаны ‎и ‎соизмеримы, ‎позволяет ‎человеку‏ ‎судить ‎разумно‏ ‎и‏ ‎действовать ‎целенаправленно, в ‎том‏ ‎числе ‎трактовать‏ ‎модель. ‎Её ‎отсутствие ‎лишает‏ ‎индивида‏ ‎возможности ‎интерпретировать‏ ‎жизнь. ‎С‏ ‎одной ‎стороны, ‎это ‎делает ‎человека‏ ‎послушным,‏ ‎провоцируя ‎социальную‏ ‎апатию ‎и‏ ‎безразличие, а ‎с ‎другой ‎– ‎формирует‏ ‎агрессивных‏ ‎адептов бессмыслицы.‏ ‎Человек ‎перестаёт‏ ‎нести ‎ответственность‏ ‎за ‎кого-либо,‏ ‎кроме‏ ‎самого ‎себя.
Бодрийяр‏ ‎выделял ‎четыре ‎этапа ‎отчуждения ‎человека‏ ‎от ‎возможности‏ ‎осмысливать‏ ‎действительность ‎(отрыв ‎знака‏ ‎от ‎обозначаемого‏ ‎им ‎объекта):
- формирование ‎(при ‎участии‏ ‎СМИ)‏ ‎виртуальной ‎реальности,‏ ‎произвольно ‎конструирующей‏ ‎смысл ‎событий;
- отрыв ‎означаемого ‎от ‎означающего;
-девальвация‏ ‎ценностей‏ ‎и ‎норм;
-непонимание‏ ‎научно-технического ‎прогресса,‏ ‎невозможность ‎управления.

События ‎в ‎США ‎показывают,‏ ‎на‏ ‎каком‏ ‎этапе ‎мы‏ ‎находимся. ‎Оказалось,‏ ‎что ‎заменить‏ ‎смысл‏ ‎прибылью ‎(купить‏ ‎необходимую ‎для ‎стабильности ‎Системы ‎часть‏ ‎общества) ‎на‏ ‎какое-то‏ ‎время ‎можно, ‎но‏ ‎время ‎это‏ ‎будет ‎недолгим. ‎Появление ‎смысла‏ ‎(пусть‏ ‎даже ‎житейского)‏ ‎моментально ‎опрокидывает‏ ‎прибыль.
Кстати, ‎Бодрийяр ‎считал, ‎что ‎после‏ ‎наступления‏ ‎четвёртой ‎стадии‏ ‎вернуть ‎индивида‏ ‎к ‎норме ‎может ‎только ‎мировая‏ ‎катастрофа, единственно‏ ‎способная‏ ‎его ‎«образумить».
Мировая‏ ‎кредитно-денежная ‎пирамида‏ ‎трансформировала ‎социальное‏ ‎неравенство‏ ‎(классы) ‎в‏ ‎национальное ‎(государства). ‎В ‎1870 ‎году‏ ‎доход ‎человека‏ ‎на‏ ‎2/3 ‎зависел ‎от‏ ‎сословия ‎(национальная‏ ‎иерархия), ‎сегодня ‎– ‎от‏ ‎гражданства‏ ‎(мировая ‎иерархия).‏ ‎В ‎2000‏ ‎году ‎доход ‎5 ‎процентов ‎беднейших‏ ‎граждан‏ ‎США ‎превысил‏ ‎доход ‎60‏ ‎процентов ‎населения ‎остального ‎мира.

Глобальную ‎Систему‏ ‎(общечеловеческая)‏ ‎от‏ ‎национальной ‎(традиционная)‏ ‎отличает ‎то,‏ ‎что ‎меньшинство‏ ‎в‏ ‎ней ‎неинституализированно:‏ ‎нет ‎избранных ‎«общечеловеками» ‎парламента ‎и‏ ‎президента. ‎Легитимирующим‏ ‎большинством‏ ‎глобальной ‎Системы ‎являются‏ ‎национальные ‎администрации‏ ‎(подсистемы), ‎которые ‎опираются ‎на‏ ‎социальную‏ ‎базу ‎(демократическая‏ ‎модель). ‎Администрация‏ ‎США ‎имеет ‎двойственную ‎природу.
Несложно ‎заметить,‏ ‎каким‏ ‎превосходством ‎обладает‏ ‎глобальное ‎меньшинство над‏ ‎национальным. ‎Сговор ‎(сделка) ‎не ‎несёт‏ ‎в‏ ‎себе‏ ‎такой ‎ответственности,‏ ‎как ‎публичная‏ ‎оферта ‎(выборы).‏ ‎Внутрисистемный‏ ‎дисбаланс ‎(разный‏ ‎уровень ‎ответственности) ‎долгое ‎время ‎служил‏ ‎драйвером ‎модели,‏ ‎он‏ ‎же ‎стал ‎причиной‏ ‎её ‎распада.
Как‏ ‎работала ‎модель? ‎Неравенство ‎по‏ ‎национальному‏ ‎признаку ‎провоцировало‏ ‎утечку ‎капитала‏ ‎и ‎мозгов ‎с ‎«рабочих ‎окраин»‏ ‎в‏ ‎«офис». ‎Капитал‏ ‎обеспечивал ‎превосходство‏ ‎сегодня, ‎мозги ‎– ‎в ‎будущем.‏ ‎Чтобы‏ ‎поддерживать‏ ‎оба ‎входящих‏ ‎потока, ‎надо‏ ‎было ‎в‏ ‎центре‏ ‎Системы ‎постоянно‏ ‎поднимать ‎общий ‎уровень ‎жизни.
Модель ‎медленно,‏ ‎но ‎неуклонно‏ ‎теряла‏ ‎когерентность. ‎Решения ‎принимал‏ ‎«офис» ‎(глобальное‏ ‎меньшинство), ‎а ‎социальные ‎риски‏ ‎ложились‏ ‎на ‎национальные‏ ‎подсистемы ‎(локальные‏ ‎меньшинства). ‎Постоянный ‎рост ‎уровня ‎жизни‏ ‎в‏ ‎«офисе» ‎подрывал‏ ‎общую ‎социальную‏ ‎базу ‎(легитимность ‎Системы). ‎Кризис ‎2008‏ ‎года‏ ‎обнажил‏ ‎системный ‎излом.
Стало‏ ‎понятно: ‎модель‏ ‎исчерпала ‎себя.
Армия‏ ‎ботов‏ ‎не ‎создаёт‏ ‎гражданскую ‎позицию. ‎Лайк ‎не ‎эквивалентен‏ ‎осознанному ‎выбору.‏ ‎А‏ ‎элои-селебрити ‎не ‎являются‏ ‎авторитетами ‎для‏ ‎граждан.
Бузовы, ‎собчаки, ‎шнуровы ‎никогда‏ ‎не‏ ‎заставят ‎миллионы‏ ‎своих ‎подписчиков‏ ‎– ‎соглядатаев ‎в ‎замочную ‎щель‏ ‎–‏ ‎проголосовать ‎ЗА‏ ‎или ‎ПРОТИВ.‏ ‎Ну, ‎например, ‎поправок ‎в ‎конституцию.‏ ‎Не‏ ‎говоря‏ ‎уже ‎про‏ ‎выбор ‎пиццы.
Феномен‏ ‎клиповой ‎культуры‏ ‎блестяще‏ ‎описал ‎Редьярд‏ ‎Киплинг ‎устами ‎медведя ‎Балу: ‎«Они‏ ‎всё ‎собираются‏ ‎избрать‏ ‎себе ‎вожака, ‎составить‏ ‎собственные ‎законы,‏ ‎придумать ‎собственные ‎обычаи, ‎но‏ ‎никогда‏ ‎не ‎выполняют‏ ‎задуманного, потому ‎что‏ ‎их ‎памяти ‎не ‎хватает ‎до‏ ‎следующего‏ ‎дня».
Речь, ‎разумеется,‏ ‎о ‎бандерлогах,‏ ‎психотип ‎которых ‎Киплинг ‎«писал» ‎с‏ ‎индийской‏ ‎касты‏ ‎«неприкасаемых». ‎В‏ ‎описании ‎Вебера‏ ‎такие ‎касты‏ ‎(закрытые‏ ‎асоциальные ‎группы,‏ ‎лишённые ‎возможности ‎изменить ‎статус) неизбежно «изобретают» ‎свою собственную‏ ‎религию ‎и‏ ‎социальные‏ ‎нормы, ‎оправдывающие ‎бесправие‏ ‎и ‎презрение.
«Мы‏ ‎велики! ‎Мы ‎свободны! ‎Мы‏ ‎достойны‏ ‎восхищения ‎как‏ ‎ни ‎один‏ ‎народ ‎в ‎джунглях! ‎Мы ‎все‏ ‎так‏ ‎говорим ‎–‏ ‎значит, ‎это‏ ‎правда!»
События ‎в ‎США ‎показывают, ‎что‏ ‎модель‏ ‎лишена‏ ‎устойчивой ‎социальной‏ ‎основы ‎(Nation‏ ‎State) ‎даже‏ ‎в‏ ‎центре ‎Системы.‏ ‎Соответственно, ‎не ‎способна ‎создавать ‎долгосрочные‏ ‎(устойчивые) ‎источники‏ ‎стоимости.‏ ‎Илон ‎Маск ‎умеет‏ ‎красиво ‎презентовать‏ ‎мечту, ‎извлечь ‎из ‎этого‏ ‎сиюминутную‏ ‎прибыль ‎и‏ ‎тут ‎же‏ ‎перескочить ‎к ‎следующей ‎мечте.
Модель ‎хороша‏ ‎для‏ ‎освоения ‎новых‏ ‎пространств, ‎но‏ ‎как ‎равновесная ‎Система ‎она ‎не‏ ‎работает.‏ ‎Выращенные‏ ‎в ‎её‏ ‎недрах ‎эффективные‏ ‎менеджеры ‎«с‏ ‎пониженной‏ ‎социальной ‎ответственностью»‏ ‎умеют ‎работать ‎с ‎«нулевой ‎суммой»,‏ ‎но ‎созидать‏ ‎не‏ ‎способны. ‎Творчество ‎без‏ ‎эмпатии невозможно, ‎и‏ ‎именно ‎эта ‎функция ‎не‏ ‎прописана‏ ‎в ‎ПО‏ ‎модели ‎(существует‏ ‎как ‎баг).
Модель, ‎доминировавшая ‎последние ‎80‏ ‎лет,‏ ‎столкнулась ‎не‏ ‎с ‎новой‏ ‎моделью. ‎Она ‎уперлась ‎в ‎социокультурные‏ ‎границы,‏ ‎в‏ ‎глубинное ‎человеческое‏ ‎Я.
Система, ‎выстроенная‏ ‎на ‎неолиберальной‏ ‎финансовой‏ ‎модели, ‎закончила‏ ‎свой ‎жизненный ‎цикл. ‎Существовать ‎дальше‏ ‎она ‎не‏ ‎может‏ ‎даже ‎в ‎форме‏ ‎терроризма. ‎Уже‏ ‎только ‎как ‎открытый ‎фашизм.
Как‏ ‎любит‏ ‎говорить ‎Николай‏ ‎Капранов ‎(эксперт‏ ‎старой ‎школы), ‎ну ‎и ‎какая‏ ‎из‏ ‎всего ‎этого‏ ‎следует ‎эвристика?
Первое‏ ‎(самое ‎важное) ‎– ‎надо ‎забыть‏ ‎про‏ ‎все‏ ‎стратегии ‎развития‏ ‎России ‎(2025,‏ ‎2030, ‎2035…)‏ ‎и‏ ‎национальные ‎проекты‏ ‎роста, ‎если ‎они ‎не ‎выходят‏ ‎за ‎рамки существующей‏ ‎(агонизирующей)‏ ‎модели. ‎Принципиально ‎здесь‏ ‎то, ‎что‏ ‎модель ‎распадается ‎не ‎потому,‏ ‎что‏ ‎бастует ‎периферия‏ ‎(хотя ‎с‏ ‎этого ‎всё ‎начиналось). ‎Необходимость ‎смены‏ ‎модели‏ ‎осознана ‎центром‏ ‎Системы, ‎то‏ ‎есть ‎слом ‎неизбежен.
Мир ‎ждёт ‎встряска‏ ‎по‏ ‎всему‏ ‎контуру общественных ‎отношений.‏ ‎Изменению ‎подлежат‏ ‎основы ‎организации общества.‏ ‎Фактически‏ ‎речь ‎идёт‏ ‎о ‎формировании ‎нового ‎общественно-политического ‎уклада.‏ ‎Осмыслить ‎очередную‏ ‎«Великую‏ ‎трансформацию» ‎нам ‎ещё‏ ‎только ‎предстоит.‏ ‎Масштаб ‎и ‎глубина сделки ‎завораживают.
Выращенные‏ ‎в‏ ‎рамках ‎прежней‏ ‎модели ‎молодые‏ ‎статусные ‎управленцы ‎являются ‎сегодня ‎главной‏ ‎проблемой.‏ ‎Амбициозные ‎индивидуалисты,‏ ‎воспитанные ‎на‏ ‎примерах ‎стремительного ‎взлёта ‎предыдущего ‎поколения,‏ ‎которому‏ ‎выпало‏ ‎«счастье» ‎внедрять‏ ‎модель ‎на‏ ‎глобальном ‎уровне‏ ‎(освоение‏ ‎наследства ‎СССР)‏ ‎— они ‎рвутся ‎к ‎лёгким ‎деньгам.
У‏ ‎этих ‎людей‏ ‎нет‏ ‎тормозов ‎(социальные ‎аутисты),‏ ‎у ‎них‏ ‎очень ‎узкий ‎кругозор.
Они ‎даже‏ ‎не‏ ‎понимают, ‎что‏ ‎там, ‎где‏ ‎поднимались ‎их ‎предшественники, ‎«денег» ‎уже‏ ‎нет,‏ ‎им ‎остается‏ ‎только ‎«мелочь‏ ‎по ‎карманам ‎тырить». ‎Рабы ‎бюджетной‏ ‎логики,‏ ‎они‏ ‎зарабатывают ‎с‏ ‎расходов.
Когда ‎таким‏ ‎управленцам ‎говоришь‏ ‎о‏ ‎социальных ‎последствиях‏ ‎принимаемых ‎решений ‎и ‎напоминаешь, ‎что‏ ‎источником ‎стоимости‏ ‎является‏ ‎труд, ‎они ‎воспринимают‏ ‎это ‎как‏ ‎некомпетентность ‎и ‎профнепригодность. ‎Они‏ ‎твёрдо‏ ‎убеждены, ‎что‏ ‎источником ‎стоимости‏ ‎является ‎бюджет ‎(рейганомика) ‎– ‎«деньги‏ ‎лежат‏ ‎в ‎тумбочке».
Принципы‏ ‎диктует ‎История,‏ ‎её ‎отсутствие ‎порождает ‎беспринципность. ‎Модель‏ ‎(постмодерн)‏ ‎сформировала‏ ‎особое ‎мировоззрение‏ ‎(тип ‎восприятия),‏ ‎отделив ‎реальность‏ ‎от‏ ‎языка ‎её‏ ‎описания ‎(«означаемого ‎от ‎означающего»). ‎Это‏ ‎системный ‎риск‏ ‎не‏ ‎только ‎для ‎России‏ ‎(хотя ‎для‏ ‎нас ‎особенно), но ‎и ‎для‏ ‎Европы,‏ ‎и ‎для‏ ‎США.
Возник ‎колоссальный‏ ‎когнитивный ‎разрыв поколений. ‎Его ‎носители ‎«так‏ ‎похожи на‏ ‎людей»: ‎они‏ ‎всё ‎делают‏ ‎как ‎люди, и ‎у ‎них ‎прекрасные‏ ‎костюмы.‏ ‎В‏ ‎реальности ‎человеческого‏ ‎там ‎ничего,‏ ‎кроме ‎физиологии,‏ ‎нет‏ ‎(«взгляд ‎похож‏ ‎на ‎взгляд, ‎а ‎день ‎–‏ ‎на ‎день»).‏ ‎В‏ ‎полном ‎соответствии ‎с‏ ‎постмодернизмом ‎это‏ ‎– ‎симулякры, ‎знаки ‎без‏ ‎объекта,‏ ‎копии ‎пустоты…"


Б.

Ко‏ ‎множеству ‎теории‏ ‎и ‎методов, ‎тех ‎с ‎которыми‏ ‎знаком‏ ‎или ‎наслышан,‏ ‎описания ‎прошлого,‏ ‎настоящего ‎и ‎будущего ‎у ‎автора‏ ‎только‏ ‎одна‏ ‎претензия ‎-‏ ‎отсутствие ‎всякого‏ ‎полезного ‎и‏ ‎эффективного‏ ‎Действия, ‎без‏ ‎которого ‎не ‎будет ‎никакого ‎полезного‏ ‎и ‎эффективного‏ ‎Результата,‏ ‎то ‎есть ‎никакого‏ ‎Изменения ‎текущей‏ ‎Действительности.

 

1.

Вот ‎четыре ‎феномена, ‎процесса,‏ ‎явления,‏ ‎которые ‎определяют‏ ‎все ‎различия‏ ‎и ‎все ‎общее ‎между ‎всеми‏ ‎представителями‏ ‎человеческого ‎вида‏ ‎в ‎любое‏ ‎историческое ‎время ‎и ‎в ‎любом‏ ‎географическом‏ ‎ареале‏ ‎обитания, ‎как‏ ‎в ‎прошлом,‏ ‎настоящем ‎и‏ ‎будущем:

А)‏ ‎Акт ‎Восприятия;

Б)‏ ‎Конвенциональная ‎Система ‎Интерпретации ‎воспринимаемых ‎данных;

В-Г)‏ ‎Социализация ‎и‏ ‎рефлексия.


И‏ ‎только ‎на ‎следующем‏ ‎методологическом ‎уровне‏ ‎– ‎географический ‎ареал ‎обитания‏ ‎и‏ ‎эволюции ‎человеческой‏ ‎популяции ‎–‏ ‎мы ‎находим ‎первое ‎основание ‎в‏ ‎различии‏ ‎между ‎различными‏ ‎расами ‎и‏ ‎народами, ‎государствами ‎и ‎нациями, ‎народными‏ ‎массами‏ ‎и‏ ‎национальными, ‎этническими‏ ‎общностями.

Далее, ‎спускаясь‏ ‎ниже ‎по‏ ‎уровням‏ ‎методологии ‎мы‏ ‎сможем ‎все ‎четче ‎и ‎яснее‏ ‎прояснять ‎и‏ ‎выявлять‏ ‎как ‎различия, ‎так‏ ‎и ‎что-то‏ ‎общее, ‎обобщающее ‎и ‎группирующее‏ ‎по‏ ‎тем ‎или‏ ‎иным ‎признакам‏ ‎различные ‎социальные ‎группы ‎всех ‎человеческих‏ ‎популяций‏ ‎рода ‎человеческого.

1А.


«Все‏ ‎вокруг ‎–‏ ‎просто ‎иллюзия»: ‎физик-ядерщик ‎рассказал ‎о‏ ‎муравье,‏ ‎благодаря‏ ‎которому ‎существует‏ ‎наша ‎Вселенная.
Проблема‏ ‎физической ‎реальности‏ ‎и‏ ‎проблема ‎происхождения‏ ‎мира ‎| ‎Хоменков ‎А.С.


1Б.

Уже ‎здесь‏ ‎мы ‎можем‏ ‎видеть,‏ ‎что ‎появление ‎глобального‏ ‎человейника ‎так‏ ‎или ‎иначе ‎заложено ‎на‏ ‎уровне‏ ‎аспектов ‎феномена‏ ‎восприятия ‎и‏ ‎КСИ, ‎как ‎этап ‎преодоления ‎энтропии,‏ ‎задающий‏ ‎логику ‎генезиса‏ ‎и ‎эволюции‏ ‎человеческого ‎вида, ‎что ‎получит ‎свое‏ ‎продолжение‏ ‎на‏ ‎уровне ‎географических‏ ‎ареалов, ‎которым‏ ‎суждено ‎будет‏ ‎"объединиться".


2.

Именно‏ ‎в ‎границах‏ ‎географического ‎ландшафта ‎и ‎появляются ‎первые‏ ‎различия.

Причем, ‎не‏ ‎а‏ ‎бы ‎в ‎чем,‏ ‎а ‎в‏ ‎вопросе ‎формирования ‎успешных ‎стратегий‏ ‎выживания(усв),‏ ‎являющихся ‎частью‏ ‎УСВ ‎(эволюционных).

Собственно,‏ ‎УСВ, ‎для ‎простоты ‎наглядного ‎объяснения,‏ ‎и‏ ‎не ‎только,‏ ‎можно ‎показать,‏ ‎как ‎различные ‎геометрические ‎фигуры, ‎с‏ ‎соответствующими‏ ‎контурами‏ ‎проекций ‎на‏ ‎плоскости ‎пространства,‏ ‎находящегося ‎во‏ ‎Времени.

 

«Эволюция‏ ‎крупных ‎систем‏ ‎необратима», ‎Зиновьев ‎А.А.


И ‎хочется ‎добавить,‏ ‎что ‎«неизбежна».

Таким‏ ‎образом‏ ‎УСВ ‎как ‎система,‏ ‎или ‎система‏ ‎систем, ‎эволюционируя ‎в ‎течении‏ ‎всего‏ ‎исторического ‎процесса,‏ ‎приобретает ‎характерные‏ ‎для ‎себя ‎черты, ‎характеристики, ‎параметры,‏ ‎функции.


Рис.1.


 

 

Рис.2.



Именно‏ ‎здесь ‎корень‏ ‎того, ‎что‏ ‎как ‎человек ‎с ‎человеком ‎русский‏ ‎может‏ ‎говорить‏ ‎с ‎кем‏ ‎угодно, ‎как‏ ‎и ‎всякий‏ ‎иной‏ ‎представитель ‎вида,‏ ‎но ‎когда ‎мы ‎начинаем ‎разговаривать‏ ‎друг ‎с‏ ‎другом‏ ‎как ‎"американец", ‎"француз",‏ ‎"британец", ‎"шотландец",‏ ‎"ирландец", ‎"русский", ‎то ‎именно‏ ‎тут-то‏ ‎и ‎проявляется‏ ‎все, ‎то‏ ‎что ‎укладывается ‎в ‎концепцию ‎"что‏ ‎русскому‏ ‎хорошо, ‎то‏ ‎немцу ‎-‏ ‎сюрстрёмминг", ‎или ‎как ‎в ‎идео‏ ‎ниже,‏ ‎когда‏ ‎только ‎англичанам‏ ‎и ‎понятна‏ ‎ирония ‎актера,‏ ‎определенная‏ ‎историческим ‎развитием‏ ‎территории.


Роуэн ‎Аткинсон ‎- ‎Дьявол ‎Тоби.‏ ‎

London's ‎Palladium‏ ‎for‏ ‎Prince ‎Charles' ‎70th‏ ‎Birthday ‎celebration‏ ‎


3.

Методология ‎научного ‎познания ‎имеет‏ ‎пять‏ ‎уровней ‎в‏ ‎своей ‎структуре,‏ ‎профессор ‎Спицнадель ‎В.Н., ‎системный ‎анализ:

Высший‏ ‎–‏ ‎Философский ‎уровень;
Системный;
Методологический;
Методический;
Фактологический‏ ‎или ‎информационный.


Здесь‏ ‎приведу, ‎вкратце, ‎комментарий ‎из ‎недавнего‏ ‎обсуждения,‏ ‎для‏ ‎экономии ‎времени‏ ‎и ‎сил,‏ ‎а ‎также‏ ‎кое‏ ‎что ‎ещё‏ ‎добавлю, ‎для ‎лучшего, ‎понимания ‎хотя‏ ‎бы ‎каких‏ ‎явлений.

3А.


Графическое‏ ‎представление ‎описания.
Пятый ‎методологический‏ ‎уровень ‎и‏ ‎есть ‎уровень ‎фактов, ‎информационных‏ ‎феноменов,‏ ‎которые ‎в‏ ‎своей ‎совокупности‏ ‎и ‎образуют ‎калейдоскопическое/ ‎клиповое/ ‎фактологическое/информационное‏ ‎мировоззрение/мышление,
Которое‏ ‎существует ‎только‏ ‎в ‎своей‏ ‎НЕСВЯЗАННОСТИ ‎между ‎собой ‎фактов ‎жизни‏ ‎на‏ ‎иных‏ ‎уровнях ‎познания,‏ ‎привет ‎"школе‏ ‎компетенций" ‎а-ля‏ ‎Греф‏ ‎и ‎прочим‏ ‎проектам.
К ‎примеру, ‎семья-мама, ‎папа, ‎двое‏ ‎детей ‎-‏ ‎работают‏ ‎родители ‎в ‎пятидневку‏ ‎с ‎8‏ ‎до ‎17, ‎дети ‎в‏ ‎детском‏ ‎саду ‎до‏ ‎вечера, ‎старшие‏ ‎родственники-бабушки ‎и ‎дедушки ‎- ‎либо‏ ‎заняты‏ ‎собой, ‎по‏ ‎программам, ‎к‏ ‎примеру, ‎Москвы ‎связанных ‎с ‎занятостью‏ ‎пенсионеров,‏ ‎ну,‏ ‎или ‎подобными‏ ‎им, ‎либо‏ ‎где-то ‎далеко,‏ ‎в‏ ‎общем, ‎редко‏ ‎видятся ‎с ‎детьми ‎и ‎внуками,‏ ‎то ‎есть‏ ‎потенциал‏ ‎института ‎бабушек ‎и‏ ‎дедушек ‎не‏ ‎реализовывается.
Это ‎контекст.
Таким ‎образом, ‎воспитанием‏ ‎детей,любого‏ ‎возраста, ‎занимаются‏ ‎детсад, ‎школа,‏ ‎институт/университет. ‎А ‎также: ‎окружающие, ‎интернет‏ ‎и‏ ‎телевидение, ‎что‏ ‎доступно.
У ‎родителей,‏ ‎в ‎лучшем ‎случае ‎на ‎детей‏ ‎выходные,‏ ‎плюс‏ ‎самим ‎нужно‏ ‎отдыхать,как ‎в‏ ‎прямом ‎так‏ ‎и‏ ‎в ‎переносном‏ ‎смысле.
Итого: ‎на ‎фоне ‎проводимых ‎реформ‏ ‎и ‎мероприятий‏ ‎в‏ ‎области ‎образования, ‎науки,‏ ‎общественной/социальной ‎политики,‏ ‎при ‎отсутствии ‎семейной ‎стратегии
 детям‏ ‎доносится‏ ‎набор ‎несвязанных‏ ‎между ‎собой‏ ‎информационных ‎фактов ‎и ‎феноменов, ‎который,‏ ‎в‏ ‎силу ‎социализации‏ ‎и ‎обусловленной‏ ‎ею ‎рефлексии, ‎определяет ‎формирование ‎клипового‏ ‎мышления.
https://aftershock.news/?q=comment/9462916#comment-9462916


3Б.

К‏ ‎примеру,‏ ‎культурология ‎дает‏ ‎ясное ‎представление‏ ‎о ‎типах‏ ‎мировоззренческих‏ ‎систем: ‎религиозное,‏ ‎мистическое, ‎магическое, ‎натурфилософское, ‎рациональное ‎-‏ ‎научное ‎мировоззрение.‏ ‎Ни‏ ‎одно ‎из ‎них,‏ ‎почти ‎никогда,‏ ‎не ‎встречается ‎в ‎современном‏ ‎мире‏ ‎в ‎«чистом»‏ ‎виде, ‎в‏ ‎том ‎числе ‎и ‎по ‎причине‏ ‎исторической‏ ‎эволюции ‎систем‏ ‎как ‎таковых.
В‏ ‎тоже ‎самое ‎время, ‎методология ‎научного‏ ‎познания‏ ‎говорит‏ ‎нам ‎о‏ ‎пяти ‎уровнях:‏ ‎высший ‎–‏ ‎философский,‏ ‎далее ‎–‏ ‎системный, ‎методологический, ‎методический ‎и ‎фактологический,‏ ‎он ‎же‏ ‎информационный.
Вот‏ ‎уже ‎как ‎несколько‏ ‎лет ‎набирает‏ ‎широкое ‎распространение ‎такой ‎вид‏ ‎«научного‏ ‎знания», ‎который‏ ‎называется ‎Human‏ ‎Design ‎– ‎Человеческий ‎Дизайн ‎или‏ ‎Дизайн‏ ‎Человека.
Под ‎влияние‏ ‎этого ‎течения‏ ‎попадают ‎не ‎только ‎и ‎не‏ ‎столько‏ ‎люди‏ ‎далекие ‎от‏ ‎науки, ‎но‏ ‎и ‎те,‏ ‎кто‏ ‎непосредственно ‎занят‏ ‎в ‎процессе ‎научного ‎поиска ‎–‏ ‎в ‎сфере‏ ‎науки‏ ‎и ‎образования, ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎и ‎те, ‎кто ‎получил‏ ‎психологическое‏ ‎образование.
ЧД ‎оперирует‏ ‎элементами ‎из‏ ‎«астрологии ‎[12 ‎знаков ‎зодиака, ‎время‏ ‎и‏ ‎место ‎рождения],‏ ‎Книги ‎Перемен‏ ‎(И- ‎Цзин, ‎64 ‎гексаграммы), ‎каббалы‏ ‎и‏ ‎концепции‏ ‎чакр», ‎«в‏ ‎контексте ‎своей‏ ‎нью-эйдж ‎системы‏ ‎оперируют‏ ‎понятиями ‎из‏ ‎квантовой ‎физики ‎(«нейтрино»), ‎генетики ‎и‏ ‎психологии», ‎и‏ ‎все‏ ‎это ‎в ‎привязке‏ ‎к ‎анатомии‏ ‎человека.
Данная ‎система ‎«была ‎получена»‏ ‎в‏ ‎результате ‎мистического‏ ‎опыта. ‎Центр‏ ‎подготовки ‎тренеров ‎по ‎ЧД ‎находится‏ ‎в‏ ‎США: ‎https://www.ihdschool.com/
Попытки‏ ‎раскрыть ‎псевдонаучность‏ ‎данного ‎«учения», ‎вопросы ‎личной ‎безопасности‏ ‎в‏ ‎связи‏ ‎с ‎ним,‏ ‎выглядят ‎весьма‏ ‎слабыми ‎и‏ ‎сомнительными,‏ ‎так ‎как‏ ‎не ‎опираются ‎на ‎научный ‎подход.
А‏ ‎ведь ‎это‏ ‎достаточно‏ ‎просто, ‎в ‎течении‏ ‎максимум ‎30‏ ‎минут, ‎рассказать ‎и ‎показать‏ ‎,‏ ‎что ‎элементы‏ ‎используемые ‎в‏ ‎ЧД ‎есть ‎феномены ‎различного ‎методологического‏ ‎уровня,‏ ‎различных, ‎не‏ ‎просто ‎различающихся,‏ ‎мировоззренческих ‎систем ‎- ‎сводить ‎которые‏ ‎вместе‏ ‎не‏ ‎просто ‎ошибочно,‏ ‎но ‎контрпродуктивно,‏ ‎по ‎причине‏ ‎различия‏ ‎в ‎своем‏ ‎генезисе ‎этих ‎самых ‎систем, ‎которые‏ ‎хоть ‎и‏ ‎относятся‏ ‎к ‎человеческой ‎цивилизации,‏ ‎и ‎являются‏ ‎ее ‎наследием, ‎а ‎где-то‏ ‎и‏ ‎частью, ‎элементами‏ ‎культуры ‎-‏ ‎но ‎которые ‎появились ‎и ‎развивались‏ ‎в‏ ‎различных ‎областях‏ ‎планеты, ‎с‏ ‎различающимся ‎географическим ‎ландшафтом, ‎который ‎определяет‏ ‎и‏ ‎климат,‏ ‎и ‎–‏ ‎главное! ‎–‏ ‎которые ‎совершенно‏ ‎отличны‏ ‎друг ‎от‏ ‎друга ‎на ‎философском ‎уровне, ‎если‏ ‎говорить ‎с‏ ‎позиции‏ ‎науки.
А ‎ведь ‎граждане‏ ‎не ‎получают‏ ‎адекватного ‎разъяснения ‎в ‎отношении‏ ‎не‏ ‎только ‎ЧД,‏ ‎как ‎одного‏ ‎из ‎феноменов ‎текущей ‎действительности, ‎но‏ ‎и‏ ‎в ‎отношении‏ ‎многих ‎иных,‏ ‎непонимание ‎которых ‎также ‎лежит ‎в‏ ‎сфере‏ ‎практического‏ ‎применения ‎научной‏ ‎картины ‎мира,‏ ‎которая ‎уже‏ ‎сейчас‏ ‎способна ‎дать‏ ‎четкую ‎оценку ‎различным ‎явлениям ‎современной‏ ‎жизни, ‎таким‏ ‎как:‏ ‎всевозможные ‎бизнес-школы ‎и‏ ‎тренинги, ‎семинары,‏ ‎форумы; ‎глобализация ‎и ‎ее‏ ‎влияние‏ ‎на ‎социальные,‏ ‎политические, ‎экономические,‏ ‎образовательные ‎процессы; ‎как ‎все ‎это‏ ‎связано‏ ‎с ‎психологической‏ ‎безопасностью ‎личности,‏ ‎через ‎когнитивные ‎аспекты ‎человеческой ‎природы,‏ ‎нейроморфогенеза‏ ‎человеческого‏ ‎мозга, ‎в‏ ‎том ‎числе‏ ‎на ‎уровне‏ ‎гормональной‏ ‎регуляции ‎деятельности‏ ‎человека, ‎как ‎основы ‎формирования ‎проблем‏ ‎зависимого ‎поведения;‏ ‎о‏ ‎чем ‎мы ‎должны‏ ‎понимать ‎сами‏ ‎в ‎отношении ‎влияния ‎технологической‏ ‎стороны‏ ‎эволюции ‎человеческой‏ ‎цивилизации ‎на‏ ‎личность ‎и ‎социум, ‎экономику ‎и‏ ‎образование‏ ‎с ‎промышленностью,‏ ‎на ‎прошлое‏ ‎и ‎будущее. ‎На ‎настоящее.


А ‎что‏ ‎же‏ ‎позволяет‏ ‎сводить ‎воедино‏ ‎несводимое? ‎Что‏ ‎позволяет ‎наукообразным‏ ‎образом‏ ‎загонять ‎в‏ ‎подкорку ‎всякое, ‎что ‎приводит ‎к‏ ‎тому, ‎что‏ ‎даже‏ ‎от ‎науки ‎люди‏ ‎путают ‎"теплое,‏ ‎мягкое ‎и ‎прозрачное, ‎ароматное,‏ ‎квадратное‏ ‎и ‎невзрачное"?

Язык.

И‏ ‎подобное ‎представление‏ ‎о ‎происходящем ‎отсутствует ‎в ‎системе‏ ‎высшего‏ ‎образования, ‎что‏ ‎уж ‎говорить,‏ ‎когда ‎можно ‎встретить ‎психолога, ‎который‏ ‎не‏ ‎понимает‏ ‎суть, ‎значение‏ ‎и ‎роль‏ ‎социализации, ‎да,‏ ‎хотя‏ ‎бы ‎на‏ ‎индивидуальном ‎уровне ‎своей ‎личности, ‎или‏ ‎людей, ‎которые‏ ‎так‏ ‎или ‎иначе ‎получая‏ ‎знания ‎уже‏ ‎в ‎21 ‎веке ‎-‏ ‎сейчас‏ ‎- ‎не‏ ‎знакомы ‎с‏ ‎фамилией ‎Фрейд, ‎чего ‎уж ‎банальней...

 

3.1.

Единственным‏ ‎объективным‏ ‎процессом ‎во‏ ‎Вселенной ‎можно‏ ‎считать ‎Эволюцию.

Часть ‎эволюционного ‎процесса ‎на‏ ‎Земле‏ ‎является‏ ‎эволюционная ‎конкурентная‏ ‎борьба ‎за‏ ‎выживание, ‎ЭКБ.

В‏ ‎рамках‏ ‎ЭКБ ‎каждая‏ ‎популяция ‎вырабатывает ‎свою ‎УСВ, ‎на‏ ‎частном, ‎конкретно‏ ‎индивидуальном‏ ‎уровне ‎это ‎представлено‏ ‎индивидуальными ‎успешными‏ ‎стратегиями, ‎в ‎области ‎которой‏ ‎на‏ ‎уровне ‎гендерных‏ ‎отношений, ‎с‏ ‎точки ‎зрения ‎антропологии ‎пола, ‎все‏ ‎мы‏ ‎вырабатываем, ‎так‏ ‎называемые, ‎индивидуальные‏ ‎половые ‎стратегии.

 

3.2.

Производными ‎УСВ ‎как ‎функции‏ ‎–‏ ‎или‏ ‎как ‎проекции‏ ‎на ‎плоскости‏ ‎(рис.2.) ‎-‏ ‎являются,‏ ‎как ‎иллюстрация,‏ ‎как ‎модель, ‎для ‎примера:

- Культура, ‎в‏ ‎которой ‎кодифицируется‏ ‎весь‏ ‎опыт ‎выживания ‎и‏ ‎успешных ‎и‏ ‎неуспешных ‎стратегий, ‎Культурный ‎Канон(КК),‏ ‎по‏ ‎Переслегину ‎С.Б.,‏ ‎на ‎индивидуальном‏ ‎уровне ‎- ‎Культурный ‎Код(ККд);

- Социум, ‎организация‏ ‎и‏ ‎структура, ‎отношения‏ ‎между ‎различными‏ ‎частями, ‎элементами ‎общества ‎(в ‎том‏ ‎числе‏ ‎и‏ ‎экономические ‎отношения),‏ ‎социальные ‎институты‏ ‎(в ‎том‏ ‎числе‏ ‎политические ‎и‏ ‎религиозные), ‎ячейки ‎общества ‎и ‎т.д.;

- Власть,‏ ‎Контур ‎Управления‏ ‎социумом,‏ ‎являющимся ‎Объектом ‎Управления;

С‏ ‎позиции ‎«минимально‏ ‎необходимо ‎и ‎достаточно», ‎как‏ ‎говорят‏ ‎математики, ‎этого‏ ‎вполне ‎хватит‏ ‎для ‎подведения ‎к ‎сути.

Достаточным ‎будет‏ ‎ещё‏ ‎сказать ‎следующее:‏ ‎если ‎УСВ‏ ‎представить, ‎как ‎функцию, ‎а ‎также‏ ‎и‏ ‎производные‏ ‎от ‎нее,‏ ‎то ‎все‏ ‎элементы ‎будут‏ ‎взаимосвязанными‏ ‎между ‎собой‏ ‎и ‎выступать ‎в ‎роли ‎аргументов‏ ‎в ‎уравнениях‏ ‎их‏ ‎всех ‎представляющих.

Таким ‎образом,‏ ‎любой ‎субъект‏ ‎(Субъект ‎или ‎Объект) ‎УСВ‏ ‎будут‏ ‎решением ‎совокупности‏ ‎систем ‎уравнений,‏ ‎решаемых ‎одновременно, ‎но ‎если ‎говорить‏ ‎точнее,‏ ‎то ‎решением‏ ‎системы ‎функции‏ ‎УСВ ‎и ‎совокупности ‎систем ‎уравнений‏ ‎функций‏ ‎её‏ ‎производных.


3.2.А.

Социологические ‎закономерности‏ ‎феноменов ‎общественной‏ ‎жизни:

- 20-25 лет ‎[одно‏ ‎поколение]‏ ‎требуется, ‎чтобы‏ ‎какой-либо ‎феномен ‎общественной ‎жизни ‎стал‏ ‎социальной ‎нормой;

- в‏ ‎течении‏ ‎трех ‎поколений ‎-‏ ‎60-75 ‎лет‏ ‎- ‎социальный ‎феномен ‎может‏ ‎стать‏ ‎частью ‎культуры‏ ‎общественной ‎жизни;

- современные‏ ‎гуманитарные ‎технологии ‎позволяют ‎сократить ‎время‏ ‎изменений‏ ‎до ‎10-15‏ ‎лет ‎в‏ ‎одном ‎поколении, ‎что ‎в ‎последнем‏ ‎вышеуказанном‏ ‎случае‏ ‎означает ‎30-45‏ ‎лет.

 К ‎примеру,‏ ‎известно, ‎что‏ ‎на‏ ‎постижение ‎культуры‏ ‎стран ‎ЮВА ‎- ‎мистико-магический ‎тип‏ ‎мировоззрения ‎-‏ ‎требуется‏ ‎время ‎около ‎15-20‏ ‎лет, ‎но‏ ‎если ‎исследователь, ‎или ‎разведчик,‏ ‎или‏ ‎экспат ‎создает‏ ‎семью ‎с‏ ‎представителем ‎страны ‎пребывания, ‎то ‎срок‏ ‎сокращается‏ ‎до ‎10‏ ‎- ‎15‏ ‎лет.


3.2.Б.

Сменяемость ‎поколений ‎- ‎уход ‎одних,‏ ‎рождение‏ ‎новых,‏ ‎цепь ‎связи‏ ‎и ‎передачи‏ ‎опыта ‎предыдущих‏ ‎поколений‏ ‎последующим ‎-‏ ‎определяют ‎механизм ‎так ‎называемых ‎"Окон‏ ‎Овертона", ‎что‏ ‎прекрасно‏ ‎отражается ‎в ‎разговорном‏ ‎выражении ‎про‏ ‎котят, ‎которые ‎быстро ‎родятся,‏ ‎то‏ ‎есть ‎определяют‏ ‎показательно ‎разворачивание‏ ‎во ‎времени ‎процессы ‎различных ‎методологических‏ ‎уровней.


3.2.В.

Агенты‏ ‎Будущего.

Маршал ‎Лиотэ‏ ‎как ‎раз‏ ‎выступает ‎в ‎роли ‎агента ‎Будущего‏ ‎формируя‏ ‎Грядущее‏ ‎здесь-и-сейчас, ‎как‏ ‎и ‎каждый‏ ‎из ‎нас,‏ ‎только‏ ‎он ‎действует‏ ‎с ‎учетом ‎и ‎с ‎позиций‏ ‎знания ‎и‏ ‎понимания,‏ ‎да ‎еще ‎и‏ ‎осознанно, ‎осознавая‏ ‎последствия, Результат.

Сколько ‎мы ‎можем ‎насчитать‏ ‎вокруг‏ ‎таких ‎агентов?‏ ‎Можем ‎ли‏ ‎мы ‎сами ‎отнести ‎себя ‎к‏ ‎ним?‏ ‎Кто ‎в‏ ‎эшелонах ‎власти‏ ‎к ‎ним ‎может ‎относится? ‎Что‏ ‎отделяет‏ ‎агентов‏ ‎от ‎всех‏ ‎прочих?


3.3.

Как ‎эволюция‏ ‎обладает ‎своей‏ ‎логикой,‏ ‎так ‎и‏ ‎УСВ ‎тех ‎или ‎иных ‎популяций‏ ‎эволюционируют ‎согласно‏ ‎своей‏ ‎логике.

Внутренней ‎логикой ‎обладают‏ ‎и ‎Культурный‏ ‎Канон ‎и ‎производные ‎от‏ ‎него,‏ ‎к ‎примеру,‏ ‎по ‎вектору‏ ‎Власти, ‎которые ‎тоже ‎могут ‎быть‏ ‎представлены‏ ‎в ‎общем‏ ‎виде ‎как‏ ‎уравнение ‎функции.

Всякая ‎логика ‎более ‎высокого‏ ‎методологического‏ ‎уровня‏ ‎определяет ‎генеральное‏ ‎направление ‎эволюции‏ ‎любого ‎субъекта‏ ‎УСВ‏ ‎в ‎процессах‏ ‎более ‎низкого ‎методологического ‎уровня.

Если ‎процессы‏ ‎в ‎сферах,‏ ‎относящихся‏ ‎к ‎более ‎низким‏ ‎методологическим ‎уровням‏ ‎имеют ‎расхождение ‎по ‎своему‏ ‎результирующему‏ ‎вектору ‎развития‏ ‎с ‎вектором‏ ‎эволюции ‎УСВ, ‎то ‎это ‎значит,‏ ‎что‏ ‎с ‎течением‏ ‎времени, ‎лучше‏ ‎сказать ‎во ‎Времени, ‎они ‎будут‏ ‎все‏ ‎менее‏ ‎и ‎менее‏ ‎тождественны ‎друг‏ ‎другу.

Пресловутое ‎"верхи‏ ‎не‏ ‎могут ‎[в‏ ‎текущий ‎исторический ‎период ‎эволюции ‎системы],‏ ‎а ‎низы‏ ‎"не‏ ‎хотят" ‎[так ‎как‏ ‎на ‎уровне‏ ‎Идеи, ‎направляющих ‎население ‎во‏ ‎всей‏ ‎совокупности ‎своих‏ ‎интенций, ‎напрямую‏ ‎соотносятся ‎с ‎философским ‎уровнем, ‎тождественны‏ ‎ему].

 

3.4.

Перечисленные‏ ‎в ‎первом‏ ‎(1.) ‎пункте‏ ‎элементы ‎имеют ‎своим ‎представлением ‎отражение‏ ‎не‏ ‎просто‏ ‎борьбы ‎человеческого‏ ‎вида ‎за‏ ‎выживание, ‎но‏ ‎иллюстрируют‏ ‎преодоление ‎такого‏ ‎фактора ‎эволюции ‎как ‎Энтропия.


Кибернетика установила, ‎что‏ ‎управление присуще ‎только‏ ‎системным объектам.‏ ‎Для ‎них ‎характерно понижение энтропии, направленность‏ ‎на ‎упорядочение‏ ‎системы.

История ‎преодоления ‎энтропии ‎человечеством‏ ‎в‏ ‎итоге ‎и‏ ‎привело ‎человечество‏ ‎к ‎появлению ‎ноосферы.

Здесь, ‎сквозь ‎призму‏ ‎энтропии,‏ ‎под ‎ноосферой,‏ ‎или ‎даже‏ ‎лучше, ‎потому ‎как ‎точнее, ‎сказать‏ ‎антропосферой,‏ ‎понимается‏ ‎такое ‎явление,‏ ‎которое ‎стало‏ ‎возможным ‎за‏ ‎счет‏ ‎формирования ‎новых‏ ‎условий ‎жизни ‎представителей ‎человеческого ‎вида,‏ ‎которые ‎стали‏ ‎возможными‏ ‎в ‎силу ‎и‏ ‎как ‎результат:‏ ‎а) ‎преодоления ‎энтропии ‎среды‏ ‎обитания‏ ‎в ‎масштабе‏ ‎планеты ‎и‏ ‎б) ‎направления ‎высвободившейся ‎и ‎высвобождающейся‏ ‎энергии‏ ‎борьбы ‎за‏ ‎выживание ‎в‏ ‎этой ‎среде ‎на ‎её ‎преобразование‏ ‎и‏ ‎использование.


Согласно‏ ‎В. ‎И.‏ ‎Вернадскому, «в ‎биосфере‏ ‎существует ‎великая‏ ‎геологическая,‏ ‎быть ‎может,‏ ‎космическая ‎сила, ‎планетное ‎действие ‎которой‏ ‎обычно ‎не‏ ‎принимается‏ ‎во ‎внимание ‎в‏ ‎представлениях ‎о‏ ‎космосе… Эта ‎сила ‎есть ‎разум человека, устремленная‏ ‎и‏ ‎организованная воля его ‎как‏ ‎существа ‎общественного».

 

Формирование‏ ‎новых ‎отношений ‎и ‎связей ‎с‏ ‎окружающей‏ ‎средой ‎и‏ ‎высвобождение ‎энергии‏ ‎определило ‎появление ‎такого ‎процесса ‎организации‏ ‎общественных‏ ‎отношений,‏ ‎когда ‎ККд‏ ‎представителей ‎популяции‏ ‎субъекта ‎УСВ‏ ‎стал‏ ‎становиться ‎все‏ ‎более ‎тождественным ‎КК ‎СУСВ.

 


«Простой ‎пример‏ ‎из ‎СССР:‏ ‎товарищи‏ ‎с ‎алкогольной ‎зависимостью,‏ ‎при ‎использовании‏ ‎стаканов ‎из ‎автоматов ‎с‏ ‎газированной‏ ‎водой ‎обязательно‏ ‎их ‎мыли‏ ‎в ‎тех ‎же ‎автоматах.
Или: ‎до‏ ‎сих‏ ‎пор ‎в‏ ‎Санкт-Петербурге ‎можно‏ ‎встретить ‎ситуацию, ‎когда ‎«пацанчик ‎в‏ ‎спортиках‏ ‎и‏ ‎на ‎кортах»‏ ‎может, ‎обращаясь‏ ‎к ‎вам,‏ ‎спросить‏ ‎– ‎«Вам‏ ‎открыть ‎дверь ‎в ‎парадную?», ‎коль‏ ‎вы ‎не‏ ‎местный‏ ‎и ‎замерли ‎у‏ ‎входной ‎двери.»
 

С‏ ‎этой ‎точки ‎зрения ‎можно‏ ‎говорить‏ ‎о ‎появлении‏ ‎Цивилизации ‎–‏ ‎зачатков, ‎признаков ‎ядра ‎развития ‎цивилизации,‏ ‎рождение‏ ‎парадигм ‎и‏ ‎так ‎далее‏ ‎– ‎СУСВ, ‎которые ‎в ‎своей‏ ‎совокупности‏ ‎формируют‏ ‎ядро ‎человеческой‏ ‎цивилизации ‎на‏ ‎всей ‎протяженности‏ ‎исторического‏ ‎процесса.


3.4.А.

Помните ‎у‏ ‎Азимова ‎в ‎Основании/Академии/Установлении ‎начало, ‎когда‏ ‎Сэлдон ‎ждет,‏ ‎когда‏ ‎же ‎зажгутся ‎фонари,‏ ‎которые ‎давно‏ ‎должны ‎были ‎уже ‎гореть,‏ ‎но‏ ‎что-то ‎было‏ ‎не ‎так‏ ‎в ‎центре ‎Империи, ‎а ‎ведь‏ ‎он‏ ‎уже ‎посчитал‏ ‎и ‎просчитал,‏ ‎что ‎Империя ‎рухнет, ‎проявлением ‎чего‏ ‎и‏ ‎были‏ ‎не ‎загорающиеся‏ ‎вовремя ‎фонари.


3.4.Б.


Духовные‏ ‎факторы ‎производства‏ ‎суть‏ ‎идеи ‎(представления,‏ ‎верования), ‎образы, ‎символы, ‎ценности, ‎посредством‏ ‎которых ‎человек‏ ‎соотносит‏ ‎себя ‎с ‎материальным‏ ‎и ‎социальным‏ ‎миром ‎(т. ‎е. ‎с‏ ‎веществом‏ ‎и ‎энергией).‏ ‎Духовные ‎факторы‏ ‎производства ‎— ‎это ‎то, ‎во‏ ‎что‏ ‎верят ‎люди,‏ ‎ценности, ‎которыми‏ ‎они ‎руководствуются ‎в ‎социальном ‎поведении‏ ‎и‏ ‎материальном‏ ‎производстве ‎и,‏ ‎самое ‎главное,‏ ‎цели ‎и‏ ‎смыслы,‏ ‎определяющие ‎их‏ ‎поведение. ‎Т. ‎е. ‎мы ‎имеем‏ ‎здесь ‎сферу‏ ‎целе-‏ ‎и ‎смыслополагания. ‎Контроль‏ ‎над ‎этой‏ ‎сферой, ‎ее ‎отчуждение ‎означает‏ ‎лишение‏ ‎групп ‎и‏ ‎индивидов ‎возможности‏ ‎самостоятельно ‎определять ‎ценности ‎и ‎цели‏ ‎своего‏ ‎существования. ‎Отчуждение‏ ‎в ‎некоем‏ ‎социуме ‎двуединой ‎сферы ‎«субъект ‎—‏ ‎субъект»‏ ‎—‏ ‎«субъект ‎—‏ ‎дух» ‎в‏ ‎качестве ‎главной‏ ‎(а‏ ‎следовательно ‎—‏ ‎системообразующей ‎производственной) ‎означает, ‎что ‎антагонистические‏ ‎отношения ‎производства‏ ‎(распределение‏ ‎факторов ‎производства) ‎складываются‏ ‎в ‎данном‏ ‎социуме ‎по ‎поводу ‎человеческой‏ ‎способности‏ ‎(силы) ‎формировать‏ ‎коллективы, ‎цели‏ ‎и ‎ценности, ‎а ‎не ‎по‏ ‎поводу‏ ‎вещественных ‎факторов‏ ‎производства ‎(отношения‏ ‎«субъект ‎— ‎предмет»). Фурсов ‎А.И. ‎


В‏ ‎текущих‏ ‎условиях‏ ‎эволюции ‎капитализма‏ ‎высвобождающаяся ‎и‏ ‎высвободившаяся ‎энергия‏ ‎общественных‏ ‎масс ‎направляется‏ ‎в ‎русло ‎Культуры ‎Потребления, ‎именно‏ ‎потому ‎нет‏ ‎никаких‏ ‎прорывов ‎существенных ‎в‏ ‎техническом ‎прогрессе‏ ‎на ‎Западе, ‎в ‎отличии‏ ‎от‏ ‎СССР ‎20‏ ‎века.


3.5.

Уровень ‎энтропии‏ ‎такого ‎социума ‎можно ‎представить ‎графически‏ ‎законом‏ ‎нормального ‎распределения,‏ ‎где ‎энтропия‏ ‎будет ‎обратно ‎пропорциональна ‎значению ‎функции.

Опять‏ ‎же,‏ ‎в‏ ‎виду ‎того,‏ ‎что ‎социум‏ ‎как ‎система‏ ‎не‏ ‎является ‎идеальным,‏ ‎то ‎процессы, ‎или ‎их ‎проявления,‏ ‎с ‎высоким‏ ‎уровнем‏ ‎энтропии ‎будут ‎ожидаемо‏ ‎проявляться, ‎проявлять‏ ‎себя, ‎в ‎зонах, ‎где‏ ‎давление‏ ‎КК ‎будет‏ ‎наиболее ‎слабым,‏ ‎то ‎есть ‎в ‎районах ‎на‏ ‎рисунке‏ ‎(рис.3.) ‎соответствующих‏ ‎крайним ‎границам‏ ‎графика ‎функции, ‎то ‎есть ‎на‏ ‎окраинах.

 

Рис.3.


Сразу‏ ‎вспоминаются‏ ‎позиция ‎социологов‏ ‎о ‎том,‏ ‎что ‎преступность‏ ‎есть‏ ‎болезнь ‎общества,‏ ‎и ‎достижения ‎в ‎СССР ‎в‏ ‎части ‎падения‏ ‎уровня‏ ‎преступности ‎в ‎60х‏ ‎годах ‎20‏ ‎века.

Также ‎приходит ‎на ‎ум‏ ‎Теория‏ ‎разбитых ‎окон.

 

3.6.

С‏ ‎учетом ‎вышесказанного,‏ ‎и ‎в ‎границах ‎обозначенных ‎выше‏ ‎условий,‏ ‎представляется ‎очевидно‏ ‎верным, ‎что‏ ‎ряд ‎явлений ‎современной ‎жизни ‎являются‏ ‎флуктуациями‏ ‎социальных‏ ‎процессов, ‎тождественность‏ ‎которых ‎друг‏ ‎другу ‎нарушена.‏ ‎К‏ ‎примеру:

А) ‎в‏ ‎одной ‎из ‎финальных ‎игр ‎высшей‏ ‎лиги ‎КВН‏ ‎зал‏ ‎не ‎принял ‎решения‏ ‎судейской ‎коллегии‏ ‎игры, ‎отдав ‎победу ‎в‏ ‎одном‏ ‎из ‎конкурсов‏ ‎команде ‎Татнефти,‏ ‎засудив ‎таким ‎образом ‎команду ‎«Так-то»‏ ‎из‏ ‎Новосибирска, ‎и‏ ‎в ‎итоге‏ ‎судьи ‎вынуждены ‎были, ‎под ‎свист‏ ‎публики,‏ ‎изменить‏ ‎свое ‎решение;

Б)‏ ‎позиция ‎ряда‏ ‎специалистов ‎в‏ ‎отношении‏ ‎выбора ‎наставниками‏ ‎подопечных ‎на ‎телевизионном ‎шоу ‎«Голос»,‏ ‎здесь ‎можно‏ ‎привести‏ ‎ситуацию ‎с ‎Дианой‏ ‎Анкудиновой;

В) ‎проект‏ ‎«BadComedian» ‎как ‎реакция ‎на‏ ‎процессы‏ ‎в ‎современном‏ ‎отечественном ‎кинематографе,‏ ‎и ‎солидарность ‎с ‎автором ‎проекта‏ ‎значительного‏ ‎числа ‎зрителей,‏ ‎большего ‎чем‏ ‎пресловутый ‎«креативный ‎класс».


3.6.А.

И ‎множество ‎иных‏ ‎явлений‏ ‎подобного‏ ‎- ‎и‏ ‎не ‎только‏ ‎- ‎рода‏ ‎современной‏ ‎жизни ‎российского‏ ‎общества ‎в ‎условиях ‎Цивилизации ‎Медиа,‏ ‎по ‎Переслегину‏ ‎С.Б,‏ ‎самым ‎ярким ‎примером‏ ‎которой,ЦМ, ‎являются‏ ‎"дебаты"т ‎между ‎ВВП ‎и‏ ‎Собяниным,‏ ‎мэром ‎Москвы,‏ ‎в ‎период‏ ‎карантина, ‎что ‎почти ‎полностью ‎совпадает‏ ‎с‏ ‎тем ‎как‏ ‎в ‎фильме‏ ‎"Хвост ‎виляет ‎собакой" ‎или ‎"Плутовство",‏ ‎герои‏ ‎фильма‏ ‎"закончили" ‎войну,‏ ‎выступив ‎на‏ ‎телевидении.


 

3.6.Б.

В ‎период‏ ‎конца‏ ‎Российской ‎Империи,‏ ‎перед ‎ВОСР, ‎в ‎обществе ‎наблюдалось‏ ‎такое ‎явление‏ ‎как‏ ‎детская ‎проституция.

Видится, ‎что‏ ‎данное ‎явление‏ ‎так ‎же ‎являлось ‎проявлением‏ ‎флуктуации‏ ‎системы ‎социальных‏ ‎отношений, ‎которая‏ ‎имело ‎своим ‎основанием ‎рост ‎внутренней‏ ‎энтропии‏ ‎системы ‎в‏ ‎силу ‎утраты‏ ‎тождественности ‎между ‎рядом ‎низкого ‎уровня‏ ‎процессов‏ ‎и‏ ‎логикой ‎процессов‏ ‎более ‎высокого‏ ‎методологического ‎уровня.

Результатом‏ ‎эволюции‏ ‎процесса ‎поляризации‏ ‎общества, ‎как ‎синоним ‎«не-тождественности», ‎в‏ ‎условиях ‎политической,‏ ‎социальной,‏ ‎экономической ‎бифуркации ‎стала‏ ‎Великая ‎Октябрьская‏ ‎Социалистическая ‎Революция.

На ‎данный ‎момент‏ ‎мы‏ ‎можем ‎наблюдать‏ ‎аналогичные ‎процессы‏ ‎и ‎не ‎только ‎в ‎России,‏ ‎в‏ ‎целом ‎славянские‏ ‎народы ‎поставлены‏ ‎в ‎условия ‎"экспорта ‎женской ‎днк"‏ ‎в‏ ‎том‏ ‎или ‎ином‏ ‎виде.

Зайди ‎те‏ ‎в ‎социальную‏ ‎сеть‏ ‎и ‎вы‏ ‎сможете ‎прикупить ‎себе ‎возможность ‎лишить‏ ‎девушку ‎девственности,‏ ‎ее‏ ‎мама ‎с ‎папой‏ ‎даже ‎могут‏ ‎помочь ‎в ‎этом ‎как‏ ‎посредники.

 

3.6.В.


1.Кончина‏ ‎века
Михаил ‎Осипович‏ ‎Меньшиков

IX
Девятнадцатый ‎век‏ ‎окончательно ‎утвердил ‎наш ‎духовный ‎плен‏ ‎у‏ ‎Европы; ‎народно-культурное‏ ‎творчество ‎у‏ ‎нас ‎окончательно ‎сменилось ‎подражанием, ‎и‏ ‎в‏ ‎самом‏ ‎таинственном ‎истоке‏ ‎жизни ‎мы,‏ ‎"русые", ‎уже‏ ‎порабощены‏ ‎"белокурым". ‎Вы‏ ‎скажете, ‎что ‎хорошее ‎подражание ‎лучше‏ ‎плохого ‎творчества,‏ ‎что‏ ‎в ‎подражании ‎-‏ ‎наше ‎спасение‏ ‎и ‎что ‎стоит ‎нам,‏ ‎например,‏ ‎остановиться ‎в‏ ‎подражании ‎вооружению‏ ‎соседей, ‎как ‎мы ‎будем ‎немедленно‏ ‎разгромлены.
Я‏ ‎на ‎это‏ ‎замечу, ‎что‏ ‎подражание ‎всегда ‎отстает ‎от ‎творчества‏ ‎и‏ ‎подражатель‏ ‎всегда ‎жертва‏ ‎своему ‎образцу.‏ ‎
Были ‎могучие,‏ ‎хотя‏ ‎и ‎неясные‏ ‎причины, ‎почему ‎народ ‎русский ‎не‏ ‎выдержал ‎умственных‏ ‎влияний‏ ‎Запада; ‎может ‎быть,‏ ‎не ‎хватило‏ ‎энергии ‎выработать ‎свою ‎столь‏ ‎же‏ ‎определенную ‎и‏ ‎роскошную ‎культуру.‏ ‎Но, ‎раз ‎подчинившись, ‎народ ‎русский‏ ‎подвергается‏ ‎опасности ‎дальнейших,‏ ‎постепенных, ‎все‏ ‎более ‎тяжких ‎подчинений.
Из ‎подражания ‎Западу‏ ‎мы‏ ‎приняли‏ ‎чужой ‎критерий‏ ‎жизни, ‎для‏ ‎нашей ‎народности‏ ‎непосильный.‏ ‎Мы ‎хотим‏ ‎жить ‎теперь ‎не ‎иначе, ‎как‏ ‎с ‎западною‏ ‎роскошью,‏ ‎забывая, ‎что ‎ни‏ ‎расовая ‎энергия,‏ ‎ни ‎природа ‎наша ‎не‏ ‎те,‏ ‎что ‎там.‏ ‎
Вынесши ‎из‏ ‎доисторических ‎времен ‎страшную ‎упругость ‎духа,‏ ‎furor‏ ‎teutonicus, ‎свежесть‏ ‎тела ‎и‏ ‎сердца, ‎германцы ‎укрепили ‎себя ‎долговременною‏ ‎историческою‏ ‎дисциплиной,‏ ‎обогатили ‎невероятно‏ ‎изобретениями, ‎мореплаванием,‏ ‎промышленностью, ‎грабежом‏ ‎колоний,‏ ‎- ‎они‏ ‎легко ‎могут ‎позволить ‎себе ‎великолепие‏ ‎их ‎городов,‏ ‎с‏ ‎дворцами, ‎театрами, ‎храмами,‏ ‎роскошь ‎полей‏ ‎и ‎парков, ‎обилие ‎фабрик,‏ ‎железных‏ ‎дорог ‎и‏ ‎флотов. ‎Они‏ ‎вдесятеро ‎богаче ‎нас ‎и ‎вполне‏ ‎естественно,‏ ‎без ‎напряжений,‏ ‎устроили ‎себе‏ ‎богатую ‎обстановку ‎жизни.
Нам ‎же ‎-‏ ‎народу‏ ‎континентальному,‏ ‎расплывшемуся ‎по‏ ‎стране ‎суровой‏ ‎и ‎далеко‏ ‎не‏ ‎одолевшему ‎всех‏ ‎природных ‎препятствий, ‎- ‎народу ‎земледельческому,‏ ‎не ‎торговому,‏ ‎свойственна‏ ‎сравнительная ‎бедность ‎и‏ ‎культура ‎менее‏ ‎пышная, ‎менее ‎искусственная, ‎более‏ ‎близкая‏ ‎к ‎природе.‏ ‎Для ‎нас‏ ‎естественнее ‎было ‎бы ‎натуральное ‎хозяйство,‏ ‎нежели‏ ‎денежное, ‎промыслы‏ ‎кустарные, ‎нежели‏ ‎фабричные, ‎вообще ‎- ‎земледельческий, ‎деревенский‏ ‎уклад,‏ ‎нежели‏ ‎капиталистический. ‎Но‏ ‎Запад ‎поразил‏ ‎воображение ‎наших‏ ‎верхних‏ ‎классов ‎и‏ ‎заставил ‎перестроить ‎всю ‎нашу ‎народную‏ ‎жизнь ‎с‏ ‎величайшими‏ ‎жертвами ‎и ‎большою‏ ‎опасностью ‎для‏ ‎нее. ‎Подобно ‎Индии, ‎сделавшейся‏ ‎из‏ ‎когда-то ‎богатой‏ ‎и ‎еще‏ ‎недавно ‎зажиточной ‎страны ‎совсем ‎нищей,‏ ‎-‏ ‎Россия ‎стала‏ ‎данницей ‎Европы‏ ‎во ‎множестве ‎самых ‎изнурительных ‎отношений.
Желая‏ ‎иметь‏ ‎все‏ ‎те ‎предметы‏ ‎роскоши ‎и‏ ‎комфорта, ‎которые‏ ‎так‏ ‎обычны ‎на‏ ‎Западе, ‎мы ‎вынуждены ‎отдавать ‎ему‏ ‎не ‎только‏ ‎излишки‏ ‎хлеба, ‎но, ‎как‏ ‎Индия, ‎необходимые‏ ‎его ‎запасы. ‎Народ ‎наш‏ ‎хронически‏ ‎недоедает ‎и‏ ‎клонится ‎к‏ ‎вырождению, ‎и ‎все ‎это ‎для‏ ‎того‏ ‎только, ‎чтобы‏ ‎поддержать ‎блеск‏ ‎европеизма, ‎дать ‎возможность ‎небольшому ‎слою‏ ‎капиталистов‏ ‎идти‏ ‎нога ‎в‏ ‎ногу ‎с‏ ‎Европой. ‎
Девятнадцатый‏ ‎век‏ ‎следует ‎считать‏ ‎столетием ‎постепенного ‎и ‎в ‎конце‏ ‎тревожно-быстрого ‎упадка‏ ‎народного‏ ‎благосостояния ‎в ‎России.‏ ‎Из ‎России‏ ‎текут ‎реки ‎золота ‎на‏ ‎покупку‏ ‎западных ‎фабрикантов,‏ ‎на ‎содержание‏ ‎более ‎чем ‎сотни ‎тысяч ‎русских,‏ ‎живущих‏ ‎за ‎границей,‏ ‎на ‎погашение‏ ‎долгов ‎и ‎процентов ‎по ‎займам‏ ‎и‏ ‎пр.,‏ ‎и ‎неисчислимое‏ ‎количество ‎усилий‏ ‎тратится ‎на‏ ‎то,‏ ‎чтобы ‎наперекор‏ ‎стихиям ‎поддерживать ‎в ‎бедной ‎стране‏ ‎богатое ‎культурное‏ ‎обличье.‏ ‎Если ‎не ‎произойдет‏ ‎какой-нибудь ‎смены‏ ‎энергий, если ‎тягостный ‎процесс ‎подражания‏ ‎Европе‏ ‎разовьется ‎дальше,‏ ‎то ‎Россия‏ ‎рискует ‎быть ‎разоренной ‎без ‎выстрела;‏ ‎"оскудение",‏ ‎захватив ‎раньше‏ ‎всего ‎прикосновенный‏ ‎к ‎Европе ‎класс, ‎доходит ‎до‏ ‎глубин‏ ‎народных,‏ ‎и ‎стране‏ ‎в ‎таком‏ ‎положении ‎придется‏ ‎или‏ ‎иметь ‎мужество‏ ‎отказаться ‎от ‎соблазна, ‎или ‎обречь‏ ‎себя ‎на‏ ‎вечный‏ ‎плен... ‎Вдумываясь ‎в‏ ‎тихий погром, ‎который‏ ‎вносит ‎англо-германская ‎раса ‎в‏ ‎остальное‏ ‎человечество, ‎невольно‏ ‎сочтешь ‎грезу‏ ‎современного ‎антихриста ‎- ‎Ницше, ‎грезу‏ ‎о‏ ‎"белокуром ‎смеющемся‏ ‎льве" ‎-‏ ‎не ‎мечтой ‎безумца, ‎а ‎пророчеством‏ ‎грозным‏ ‎и‏ ‎уже ‎осуществляющимся. Будущее‏ ‎от ‎нас‏ ‎скрыто, ‎но‏ ‎девятнадцатый‏ ‎век ‎был‏ ‎непрерывным ‎крушением ‎и ‎цветных, ‎и‏ ‎более ‎вялых‏ ‎бледных‏ ‎рас. ‎Социальное ‎перетирание‏ ‎слабых, ‎рост‏ ‎пролетариата ‎и ‎вымирание ‎его,‏ ‎-‏ ‎что ‎это,‏ ‎как ‎не‏ ‎вытеснение ‎остатков ‎древних ‎рас ‎потомством‏ ‎одной,‏ ‎самой ‎мощной?
Среди‏ ‎самих ‎англичан‏ ‎и ‎немцев ‎идет ‎эта ‎структурная‏ ‎перестройка,‏ ‎борьба‏ ‎человеческих ‎типов.‏ ‎Один ‎какой-то‏ ‎сильный ‎и‏ ‎хищный‏ ‎тип, ‎по-видимому,‏ ‎поедает ‎остальные.

 

Обновления проекта

Метки

самоосознание 372 философия 338 Книга Рузова 245 Бог 166 мантра 145 баланс-тв 124 любовь 120 Психология 97 молитва 87 культура 86 видео 80 Рузов 76 имена Бога 72 смысл жизни 61 медитация 48 СМИ 46 Запретная психология 45 счастье 40 душа 36 веды 29 преданность 24 Индия 23 святое имя 23 святые имена 20 Карма 18 воспитание 16 108 15 время 14 жизнь 14 Семья 14 мудрость 12 отношения 12 очищение 12 учитель 12 Внутреннее Видение 11 йога 11 наука 11 разум 10 саморазвитие 10 свобода 10 вера 9 вечность 9 женщина 9 знание 9 история 9 коронавирус 9 религия 9 технологии 8 духовность 7 образование 7 сердце 7 чистота 7 апокалипсис 6 астрология 6 аюрведа 6 вяльба 6 дети 6 духовная практика 6 истина 6 красота 6 МАКИ 6 мистика 6 процветание 6 путешествия 6 самовоспитание 6 цитаты 6 чувства 6 аналитика 5 защита 5 Кришна 5 материя 5 сила 5 судьба 5 творение 5 ученик 5 Абсолютная Истина 4 боль 4 вегетарианство 4 Господь 4 Доброта 4 добрые новости 4 жена 4 книга 4 контроль ума 4 концентрация 4 мудрец 4 новости 4 оскорбления 4 правда 4 привязанность 4 смерть 4 сострадание 4 ум 4 успех 4 Философский дневник 4 Артха 3 богатство 3 брак 3 бхакти-йога 3 Вриндаван 3 вселенная 3 выбор 3 гнев 3 демон 3 депрессия 3 диета 3 жадность 3 здоровье 3 знания 3 Иллюзия 3 качества 3 личность 3 милость 3 муж 3 общение 3 помощь 3 Пост 3 про_уважение 3 Развитие 3 речь 3 самоконтроль 3 страх 3 Цель 3 Щедрость 3 экология 3 благодарность 2 благочестие 2 болезнь 2 Брахма 2 вайшнавы 2 видение 2 Вопросы и ответы 2 высокое мышление 2 грех 2 деньги 2 джапа 2 добро и зло 2 доверие 2 духовный наставник 2 еда 2 желание 2 зависть 2 звук 2 ЗОЖ 2 игра 2 Индрия Ниграха 2 искусство 2 исследование 2 Кали-юга 2 корова 2 критика 2 мечта 2 мораль 2 мысли 2 невежество 2 общество 2 отречение 2 ошибка 2 паломничество 2 политика 2 полубоги 2 постоянство 2 привычка 2 просто о сложном 2 простота 2 путь 2 радость 2 Радха 2 развод 2 рак 2 ребёнок 2 реинкарнация 2 Рузов-аудио 2 свадьба 2 святое место 2 святые 2 служение 2 смирение 2 сомнения 2 стыд 2 суд 2 терпение 2 трактат 2 удача 2 ХареКришна 2 ценности 2 человек 2 человечность 2 чудо 2 Шрила Прабхупада 2 язык 2 Психология 1 алкоголь 1 аскеза 1 беспристрастность 1 благо 1 благослование 1 благотворительность 1 блаженство 1 брахма-мухурта 1 Будда 1 будущее 1 бункер 1 Бхагавад-Гита 1 Бхишма 1 верность 1 вкус 1 вожделение 1 воздух 1 воин 1 война 1 волшебство 1 враг 1 время выбирать 1 высшее знание 1 Гаруда 1 Гималаи 1 глупец 1 Говардхан 1 голос 1 гордость 1 гордыня 1 гость 1 грязь 1 гуны 1 гуру 1 Дамодара 1 движение 1 Джаганнатха 1 друг 1 дружба 1 дружелюбие 1 дхама 1 желания 1 желтый 1 Жертва 1 животное 1 забота 1 зависимость 1 застенчивость 1 змеи 1 золотой век 1 измены 1 исполнение желаний 1 карттика 1 качество 1 квантовый скачок 1 КнигаРузова 1 корысть 1 кризис 1 крылья 1 Купидон 1 лень 1 ложь 1 Матхура 1 метод познания 1 милосердие 1 мир 1 могущество 1 молодость 1 Мотивация 1 мужчина 1 Музыка 1 наслаждение 1 Натараджа 1 научноепознание 1 независимость 1 неизменность 1 неприятность 1 непроницаемость 1 неумолимое время 1 обет 1 обиды 1 обман 1 обучение 1 обязанности 1 Ориша 1 освобождение 1 отвага 1 павлин 1 память 1 пенсия 1 петля времени 1 печать книг 1 писания 1 пицца 1 планета 1 поддержка 1 подкаблучник 1 подпись Творца. 1 поклонение 1 поломничество 1 порок 1 почёт 1 правила жизни 1 прасад 1 препятствия 1 прибежище 1 привлечение 1 природа 1 проклятие 1 просветление 1 прощение 1 психоз 1 работа 1 развилка 1 ревность 1 реклама 1 релаьность 1 решительность 1 риск 1 робот 1 родители 1 руководитель 1 самодостаточность 1 самсара 1 Светское государство 1 святой 1 слёзы 1 слушание 1 снисходительность 1 совершенство 1 советы 1 солнце 1 спасение 1 спор 1 спорт 1 стабильность 1 старость 1 старшие 1 стихи 1 страсть 1 стресс 1 творчество 1 тело 1 терпимость 1 токсичный 1 точка зрения 1 Традиция 1 трансцендентализм 1 трансцендентно 1 трезвость 1 туласи 1 уроки 1 учтивость 1 феминизм 1 ФестивальсРузовым 1 физика 1 философи 1 фокус внимания 1 храм 1 целеустремленность 1 честность 1 чётки 1 шастры 1 Шива 1 эго 1 эгоизм 1 эмоции 1 этикет 1 Больше тегов

Фильтры

Подарить подписку

Будет создан код, который позволит адресату получить бесплатный для него доступ на определённый уровень подписки.

Оплата за этого пользователя будет списываться с вашей карты вплоть до отмены подписки. Код может быть показан на экране или отправлен по почте вместе с инструкцией.

Будет создан код, который позволит адресату получить сумму на баланс.

Разово будет списана указанная сумма и зачислена на баланс пользователя, воспользовавшегося данным промокодом.

Добавить карту
0/2048