маленький
средний
большой
logo

Однако  Публицистическая лаборатория идеологии постдемократии

И снова здравствуйте. 

Году эдак в 2015-м мы закрыли проект «Однако» — журнал и информационно-публицистический портал. По разным причинам показалось, что он себя благополучно исчерпал. Те идеи и ценности, за которые мы нещадно топили несколько лет, превратились из вольнодумства в мейнстрим и чуть ли не в государственную политику. Это стало модно и престижно. И, мол, кому теперь чего доказывать. 

Наши авторы, конечно, никуда не делись. Михаил Леонтьев по-прежнему зажигает в авторской программе на Первом канале, — это само собой. Остальные не затерялись в публицистике, в культуре и на разных других выразительных площадках. Всё с теми же идеями.

И вот, понаблюдав за отечественной общественной мыслью и политической практикой с новых должностных высот, мы пришли к выводу: погорячились мы тогда с закрытием-то.

Мы убеждены, что рассуждения о злободневной бесконечности в публицистическом жанре по-прежнему уместны и востребованы. И те идеи, которые продвигал проект «Однако» нуждаются в обновлении — не в смысле отменить и переиначить, а в смысле сверить их с сегодняшней реальностью, придать им цельность и актуальность. Вычленить их из разнородного и бескрайнего потока новостей и трактовок, сконцентрировать опять на одной площадке.

Здесь мы будем чтить правила и лозунги сложившегося в официальной пропаганде мейнстрима, но не боготворить их. В кругу своих ведь полезно раздвигать границы, подмечать очевидности — чисто в научных целях. Будем говорить такие вещи, которые не приняты, неуместны, а то и крамольны для уважаемых медийных ресурсов. Но при этом слишком длинные и сложносоставные для формата демократичного телеграма. 

Это не пропагандистская площадка. Это своеобразная «творческая лаборатория идеологии постдемократии», по выражению Леонтьева. Сюда мы приглашаем в гости и в соучастники тех, кому действительно нужна дефицитная в нынешних СМИ качественная размышлительная публицистика. Тех, кто готов сам выбирать себе медийный продукт, а не ограничиваться тем, который за него выбирает кто-то другой.

Разумно, чтобы эта площадка так и называлась, как прежде, — «Однако». 


***

Официальный телеграм-канал проекта:

https://t.me/odnako_s

Дневальный 700₽ месяц

Каждый день вы получаете дозу рассуждений о том, что авторы «Однако» считают важным. Сумма актуальных событий, сориентированных во времени и пространстве: откуда что берётся, как это понимать, какое место данные факты бытия занимают в бесконечности и смыслах бытия.

Оформить подписку
Собеседник 1 400₽ месяц

На этом уровне вы получаете возможность прокомментировать рассуждения и суждения авторов «Однако» по теме и содержанию конкретной публикации.

Правила просты:

- только по существу, по теме и содержанию конкретной публикации;

- в рамках законодательства РФ, здравого смысла и этических норм, то есть воздерживаясь от пропаганды всякого нехорошего, от фейков и срача.

При несоблюдении этих нехитрых правил статус привилегированного читателя не спасает от редакционной цензуры и бана.

Оформить подписку
logo 23.12.2020 15:26 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Потушить «Огоньком»: на кончину медиа-символа перестройки [Андрей СОРОКИН]

Объективные тенденции такие: мир медийных брендов, массовых идеологий и массовых аудиторий ушёл вместе со своим ХХ веком.
logo 11.12.2020 09:58 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Поправить цены политэкономией, или Ещё несколько слов о «природе святого рынка» [Дмитрий ЛЕКУХ]

По Путину, конкретные меры «по борьбе с негативной ценовой динамикой», должны быть разработаны в том числе и «с учётом влияния на бизнес».
logo 30.11.2020 21:08 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Чума во время пшика: о проблемах и свойствах русского футбольного суверенитета [Андрей СОРОКИН]

Отчего бы не о некоторых свойствах российского футбола как социокультурной составляющей идеологии государственного строительства?
logo 21.11.2020 14:39 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Индустриализация в цифре: о технологии и содержании пропагандистского суверенитета [Андрей СОРОКИН]

Информационный и даже, ещё проще говоря, пропагандистский суверенитет – он из числа реальных системных вызовов.
logo 14.11.2020 09:32 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Кем быть (2): о самоопределении в глобальном проекте «цивилизации по-русски» [Андрей СОРОКИН]

Вызовы переглобализации в мировом масштабе с ещё большей настойчивостью принуждают Россию к самоопределению.
logo 03.11.2020 22:28 Однако

Миф о «среднем классе» и новое качество сословности: о социальной структуре постдемократии [Михаил ЛЕОНТЬЕВ]

От редакции. В день судьбоносных выборов, когда мы говорим о кризисе американской государственности, весьма уместно вспомнить заодно и об имитационной социальной структуре т.н. «гражданского общества», которым наши международные партнёры с середины ХХ века пытались подменить нормальное государство. И, кажется, у них получилось – обессмыслить и то, и другое. И что теперь с этой красотой делать? Читайте в рубрике РетроОднако рассуждения Михаила Леонтьева, опубликованные 27 мая 2014 г.

***

На наших глазах буквально рушится мировой порядок. И если глобальный экономический кризис подорвал внутренние скрепы этого миропорядка, то успешный российский бунт против распорядителя и гаранта этого миропорядка обрушил его внешние публичные формы. Очень сложно руководить миром, внушать инфернальный страх, демонстрируя зияющий под глазом фингал. 

***

…В основе всякого миропорядка помимо геополитической иерархии лежит соответствующее данному миропорядку социальное устройство. А также мифология о нём, позволяющая это реальное устройство скрывать в искомой для господствующих элит форме. Идеологической основой социальной мифологии современного либерализма является идея «среднего класса». Адепты действующего миропорядка могут различаться в нюансах и деталях, но они всегда едины в том, что заветной целью в политике и экономике является создание массового доминирующего среднего класса, который только и может быть опорой демократии и современного гражданского общества. 

Что, собственно, чистая правда. Если подразумевать здесь реально существующую «демократию» и «гражданское общество». То есть средний класс выступает идеальной имитацией социальной структуры, фиговым листком (ударение любое), прикрывающим реальное социальное устройство. Которому идеально соответствует имитационная демократия, выводящая власть за пределы легальных и публичных карнавальных политических процессов. 

…Так называемое общество принципиально противно государству, которое призвано вводить массы в цивилизацию, делая их гражданами. Обществу эти задачи не только безразличны, но и противны. Желание быть над государством, сделать государство средством, вообще обойтись без государства как минимум преступно. Но это не страшно: ведь за пределами государства нет и понятия «преступление». Кстати, в этом контексте особенно умилителен оксюморон «гражданское общество», где «гражданин» со всей очевидностью понимается строго как противник государства.

«Средний класс», то есть — никакой, воплощённое ничто — идеальная среда для этого самого гражданского общества. Формирование массового среднего класса в государствах «золотого миллиарда» было, с одной стороны, следствием конкуренции с реальным социализмом. С материальной точки зрения средний класс подпитывался до последнего времени колоссальным субсидированием потребления, на котором строился докризисный экономический рост в странах «золотого миллиарда». Пузырь лопнул — механизм воспроизводства сверхпотребления сломался, материальные предпосылки воспроизводства среднего класса утрачены. 

Повторимся, реальный выход из кризиса для «развитого» мира означает демонтаж действующей системы социального обеспечения, которая и создавала современный средний класс и источника средств на содержание которой больше нет.

С этой точки зрения разоблачать миф среднего класса в некоторой степени излишне: «попрыгайте — само отвалится». Этот конструкт с неизбежностью будет разрушен в процессе выхода (или невыхода) из нынешнего системного кризиса. Ещё более существенным фактором, лишающим «средний класс» места в социальной реальности, становится современная технологическая революция: смена технологических укладов, соответствующая выходу из современного кризиса и, собственно, означающая возможность такого выхода. 

В первую очередь речь идёт о двух факторах — о современной роботизации и новых технологиях (3D-принтеры), означающих отказ от массового производства. Отсюда и лишающее смысла массовое сверхпотребление. В новом технологическом укладе, по сути, востребованы только творцы, люди, способные создавать новые знания и умения. Всё остальное могут делать машины. 

Обстоятельства складываются так, что экономике будущего большинство ныне живущего населения вообще не нужно. И что с ним делать в действующей либерально-капиталистической парадигме, не очень понятно. 

***

…Как уже говорилось, социальная структура любого общества напрямую связана с его военной организацией. К примеру, тяжело вооружённый рыцарь Средневековья представлял собой боевую систему, содержанию и организации которой точно соответствовал феодализм. Эпоха массовых мобилизационных армий с неизбежностью потребовала наделения массово вооружаемых людей неким подобием политических прав. То есть современной демократии. Военная организация будущего на новом уровне практически воспроизводит феодальную модель организации войска, в основе которой — суперпрофессиональный солдат, превращённый с помощью современных средств в универсальную боевую систему. Такая организация войска крайне слабо совместима с современной «всеобщей» демократией.

Ещё раз повторимся: современная модельная социальная система, как и политическая система, является имитацией. Эта имитационная модель не только лжива, фальшива и манипулируема — она непригодна для любой посткризисной социальной организации. 

Любая посткризисная социальная организация будет «постдемократией». 

Представить себе людоедскую модель «постдемократии» никакого труда не представляет. Собственно, в рамках ныне господствующей модели мы туда и катимся с неизбежностью. 

«Постдемократия» нелюдоедского типа может быть только результатом активного социального проектирования, уникальный опыт которого у нас, кстати, в отличие от многих других, имеется. И такая модель в первую очередь не может быть имитационной.

Имитационной, не имеющей никаких шансов воплотиться в реальности, является модель всеобщей демократии, идея фиктивного равенства очень разных людей. Реально работающим социальным механизмом может быть только такой, который наделяет человека правами в ясном соответствии с теми обязанностями и ограничениями, которые он на себя берёт. 

По сути, это сословный механизм, отличающийся от феодального прототипа абсолютной и принципиальной добровольностью. Человек приписывается к сословию в соответствии со своей социальной мотивацией. Хочет ли он служить стране и готов умереть за неё, служить Господу или служить себе. В последнем случае, естественно, отказаться от тех политических прав и соответствующего им обременения, которые полезны и необходимы в первом случае. 

Интересно, что самые разные авторы у нас так или иначе приходят к неизбежности этой новой сословности, к необходимости создавать (восстанавливать) «открытое политическое сословие как реальный элемент публичной социальной структуры вместо имитации всеобщего участия в политике и власти через институты всеобщей представительной демократии».

***

О текущем и на ближайшую перспективу состоянии американского кризиса и о том, что нам с того прилетит, – заметки Андрея Сорокина в главной ленте для подписчиков

Имитация государства: о вероятном сюрпризе майдан-выборов в США

logo 03.11.2020 18:46 Однако

Имитация государства: о вероятном сюрпризе майдан-выборов в США [Андрей СОРОКИН]

Сегодняшние президентские выборы в США аж за полгода до обрели все признаки майдана. Впрочем, само по себе буйство широких народных масс – это всего лишь антураж. То есть на самом деле – весьма экспрессивное фестивальное внешнее проявление трагической сущности текущего момента.

А сущность в конечном счёте вот какая: мы онлайн наблюдаем системный кризис американской государственности и, шире говоря, глубокий кризис американской цивилизации, её историко-культурной идентичности.

Это не значит крах Америки. Так же, как два наших кризиса и даже две катастрофы государственности в ХХ веке – монархии и советской власти – не стали концом России. То же самое и у пчёлок. 

Независимо от исхода выборов нынешняя форма организации американского общества себя уже исчерпала, она более не способна делать Америку грейт эгейн, из-под неё выдернуты опоры и скрепы. Она уже явочным порядком трансформируется. Дело житейское. Вопрос только в том, насколько драматическими кошмарами эта трансформация будет сопровождаться ближайшие годы и, может быть, даже десятилетия. И какими слёзками отольётся окружающим международным партнёрам – это же сверхдержава как-никак. 

***

Собственно, в первые дни возобновления «Однако» на новой платформе доводилось рассуждать, что ценностный кризис американской историко-культурной идентичности – это тест на инстинкт суверенитета и государственности. Как оно было и в русских Смутах разных веков.

Коллега Виктор Мараховский категорично предполагает, что шансов пройти этот тест у привычного североамериканского государства не так уж много:

«…Не берусь сказать, что принесёт Америке больше хаоса: поражение Трампа или его победа... Но берусь, пожалуй, утверждать, что влюбом случае возвращения к каким бы то ни было старым и добрым временам быть просто не может.

По простейшей причине: Америки, какой мы её не слишком любили, но невольно уважали, более нет. Она иссякает, потому что вся она, как выяснилось на наших глазах, держалась на специфической этике, а эта этика в свою очередь – на специфической нации-внутри-нации, нации-сословии внутри американской разноцветной толпы, нации-соли в плавильном котле.

И эта глубинная нация сегодня уже не только не большинство, но даже и не стилеобразующее меньшинство».

Что это сулит американской государственности? В общем, мало чего хорошего.

***

Трамп – президент той самой «старой Америки», которая и демографически, и социокультурно съёживается день ото дня. И, главное, несмотря на усилия действующего главы государства съёживается удельный вес и значимость её экономической базы – реального производственного сектора, промышленного капитала. Трамп опирается именно на эти традиционные ценности и материальные слагаемые американского державного могущества. Именно за них он пошёл в бой против глобалистов четыре года назад, за это был любим «глубинной нацией», – и преуспел, получил от неё мандат.

Но, повторяю, сегодня у Трампа нет ни арифметического, ни даже «стилеобразующего» большинства, которое продлило бы ему мандат на следующий срок. То есть выкрутиться-то он может – благодаря процедурному своеобразию американской избирательной системы. Он ведь и в 2016 году победил с меньшинством голосов избирателей, но с большинством голосов выборщиков – нонсенс, но так есть. Отчего бы этому финту не получиться и сейчас.

Но вот какая петрушка: президенту тогда в своей политике придётся переть против большинства американского народа, против очевидного тренда на разрушение, унижение и замену американской цивилизационной идентичности. И, что ещё хуже, против доминирующих секторов американской экономики – доминирующих и в цифрах, и нравственно-ценностно. То есть против условно «партийно-демократической» олигархии.

Да, эта олигархия практикует ущербную экономику – финансово-спекулятивную, паразитическую, имитационную и всякую прочую зелёную энергетику. Но сегодня она подмяла под себя бывшую «старую добрую» Америку.

Государство, которое сумеет приструнить всю эту красоту, называется «авторитарная диктатура». Ничего предосудительного – ради хорошего дела отчего бы не проявить жёсткость, ничего такого религия демократии не запрещает. Вот у Рузвельта же что-то такое получилось в первой половине прошлого века. Но за прошедшие четыре года у Трампа не обнаружилось необходимых для такого политического режима силовых инструментов: полиции, армии, национальной гвардии, «батальонов смерти», – опричнины в конечном счёте.

А без всего этого американская государственность в версии Трампа-2 вынужденно скатится к имитации собственного содержания, сохраняя внешние декорации. Но постоянно отбиваясь внутри от обструкции и майдана на грани Гражданской войны. 

***

Торжество же кукловодов Байдена чревато обрушением даже декораций. Сама суть имитационного, фальшивого капитала отрицает суверенную государственность. Заметьте: в этом случае конкретный старый и не вполне в уме президент не просто марионетка, он вообще фикция, а кто на самом деле первое лицо (первые лица) мировой сверхдержавы — и не угадать. 

С точки зрения какой-никакой вертикали управления в этой идеологии Америка по факту стремительно превращается в конгломерат (то есть свалку) даже не штатов, а социально-этнически-территориальных бантустанов. Чистый такой постиндустриальный феодализм. 

Реальные же функции имитационного централизованного государства в такой модели сводятся к попыткам сохранить экономическую модель глобалистского мироустройства — ведь на чём-то же должен паразитировать правящий класс. 

Возможно, это и есть вызов времени. Возможно, это и есть перспективная форма социально-политической организации общества — государства XXI века. 

И, в общем даже хорошо, что её обкатают на кошечках. 

***

Было бы ещё лучше, кабы Америка не была ядерной сверхдержавой. 

Но это, пожалуй, единственное (хотя и тяжеловесное) внешнее обстоятельство, которое Россия должна учитывать в своих отношениях с данным уважаемым международным партнёром, следуя при этом своим суверенным интересам. 

Есть, правда, и более тревожное обстоятельство, но оно не в Америке. Известно же, что все внешние угрозы России находятся внутри неё. А именно: самопровозглашение элитами себя как американских вассалов (неважно, «избранных» или «потерпевших»). К этому нет объективных предпосылок — это такое традиционное состояние загадочной боярской души. И к бабке не ходи: американские выкрутасы с собственной государственностью найдут живой руководящий отклик в этих романтических душах и незрелых умах. 

Впрочем, и это дело привычное. В конце концов, всего лишь ещё один сильный элемент принуждения России к самоопределению. 

________

Об особенностях и закономерностях нынешней фазы американского майдана для постоянных подписчиков:

Трагедия в декорациях фарса

logo 18.10.2020 15:41 Однако

Где талию делать будем: о шкале понимания прошлого в суверенной исторической политике [Андрей СОРОКИН]

Ровно две недели назад на форуме «История для будущего» прозвучали термины «исторический суверенитет» и «государственная историческая политика». У нас тогда был опубликован доклад по горячим следам с обещанием ввязаться в обсуждение по существу. 

Вот и пора.

Тем более, что в эти выходные инициатор идеи Владимир Мединский опубликовал связный конспект о семи тезисах, которые дают доктрине общее очертание. И это удачный повод: есть о чём предметно говорить.

***

Вот его тезисы:

(1) Об исторической политике как части политики государственной: это о том, что изучение и трактовки прошлого не стоит пускать на самотёк.

(2) О необходимости исторического суверенитета: не «давать отпор», а самим формулировать и продвигать собственное понимание опытов и уроков прошлого.

(3) Об объективных исторических оценках: сверять события и действующих лиц прошлого с конкретными обстоятельствами их эпохи, а не с абстракциями.

(4) О позитивной истории: надо любить Родину, гордиться ей и не умалчивать то нехорошее, что было.

(5) Непрерывность и единство нашей истории: о том, что современная Российская Федерация – правопродолжатель всех форм нашей государственности.

(6) «Синхронная история»: о том, чтобы изучать собственное прошлое в параллели и сопоставлении с одновременным прошлым других народов; ну, например, чтобы из истории Октябрьской Революции не выпадала Первая мировая война и наоборот.

(7) О воспитании «сложного человека»: это о том, как хорошо бы качественно и изобретательно преподавать историю в школе.

Тезисы, признаться, разнокалиберные и, скорее, ставят вопросы, чем дают ответы, – но это не беда, они для этого и написаны. Главное, что они логически связаны и идеологичны. Вполне годный план, чтобы набивать его процедурами и смыслами.

Но начну я сегодня не с этих семи тезисов (куда они денутся), а с научно-методической преамбулы.

***

Вот Мединский справедливо указывает на необходимость чёткого критерия исторических оценок. Мол, раньше у нас был марксистско-ленинский истмат. А нынче: «Ничего. Пустота… Обосновалось вместо истмата примитивное «историческое либертианство», этакая идеологическая основа для поэтапного низведения России до статуса сырьевой колонии «регионального значения», лишённой и своей истории, и права голоса в настоящем».

Правильно говорит товарищ. Какой же это «исторический суверенитет», если у нас нет адекватного научного метода изучения и понимания исторических опытов? Кстати, именно изучения и понимания, а не «оценок»: прошлое не больно-то нуждается в наших оценках, оно уже и так случилось. Собственно суть истмата как раз в этом – в научном методе познания и понимания.

При этом сам же автор «семи тезисов» ни на какой сколько-нибудь внятной научной шкале ценностей не настаивает. В его презентации нашлось место только для одного отрицательного примера из нашей истории, чем «гордиться нельзя»: «Репрессии… были обусловлены системой, созданной Лениным и Сталиным… исключить даже теоретическую возможность воссоздания подобной системы»

Заметьте: помощник президента РФ грустит не над прецедентами национального предательства элит, не над периодами деградации и распада страны, – он конкретно осуждает «систему», которая восстановила российскую государственность и вывела её на качественно недосягаемые вершины. Да ещё и предостерегает от «воссоздания». Даже не сравнивая ни с объективными характеристиками конкретной эпохи, ни с «синхронными» опытами наших тогдашних международных партнёров. Очень смелая диалектика.

На самом деле именно поэтому советская эпоха и есть приоритетная мишень ненависти наших международных партнёров и иных потерпевших: потому что она самый яркий и показательный образец всемерного укрепления государственности России и её суверенитета

Возможно, действительно есть научный метод, согласно которому этот опыт надо оценивать как «недопустимый». Или рассматривать один из элементов этого опыта в отрыве от целой сущности, не интересоваться ни природой элемента, ни природой сущности, – и абсолютизировать именно нехорошее. Нам же этот метод не назвали, а просто ознакомили с политически целесообразным приговором. Так оно по-современному патриотичнее, и начальство не будоражит.

Но вот, например, тоже умный Александр Галушка использует другой метод для научно-прикладного изучения эпохи. Он тоже гуманист, либерал (в хорошем смысле) и на самом деле практикующий православный христианин, не имитирующий модные поветрия, – но приходит к диаметрально противоположным выводам: о безусловной необходимости воспроизводства модели экономической эффективности и победоносного суверенитета. Хотя репрессии ему тоже не нравятся.

Какой линейкой измерить, где тут правильно? 

Ну, собственно, ради этого и обсуждение.

***

Между тем научный метод истмата – измерение истории сменой общественно-экономических формаций – сам по себе никуда не пропал. Он по-прежнему задаёт внятные параметры познания и изучения. Им просто высочайше велено не пользоваться – но это характеризует не истмат, а современное состояние и состоятельность отечественной исторической школы. Собственно, именно отсюда и озабоченность «историческим суверенитетом».

Но, как и всякий гуманитарный научный метод, истмат не есть застывшая догма: им ведь изучают развитие сложных систем, поэтому он и сам сущность сложная и развивающаяся. Да он, кстати, и при жизни рассматривал себя как адекватный эпохе инструментарий, а не как «единственно верное учение» или, тем более, предмет поклонения.

Если обожествлять марксизм как нечто всесильное, тогда куда девать рухнувшую в конечном итоге практику строительства коммунизма в России и в странах социалистического блока? Ведь по схеме эта красота должна была прийти на смену капитализму как более продвинутая формация. А если столь же язычески отрицать советский проект, то куда девать беспримерные триумфы суверенитета и государственности России? Они ведь должны быть нам образцом, но при этом не могли же взяться из ниокуда.

Если же научный метод не обожествлять, а использовать именно как научный метод, да ещё творчески развивающийся, – тогда глупых вопросов становится меньше.

***

Пресловутая смена общественно-экономических формаций происходит объективно, но не по расписанию, не в безвоздушном пространстве. И никакой марксизм этого не отрицает: он действительно главным образом про политэкономию, но ведь «базис» и «надстройка» есть диалектическое целое (кстати, поэтому и «политэкономия», а не примитивно-спекулянтский «экономикс»). Как учил нас потом тов. Сталин, мы не можем отменить законы исторического развития, но мы можем их знать и ими руководствоваться. Попросту говоря, законы – это функция базиса, их знание и применение – это функция надстройки, то есть сознательная деятельность человека. Который и есть творец истории. Успешный или незадачливый – это уж от его смышлёности и дееспособности зависит. 

Революция, к которой принято вульгарно сводить истмат, только тогда имеет смысл, когда она вынужденно приводит надстройку в соответствие с объективными характеристиками базиса («таран истории», как определяет это российский историк Александр Шубин). Если государственный переворот совершается ради перераспределения барышей между элитными кланами, – то это никакая не революция, а тупо майдан. В то же время, если государство само владеет научным методом, понимает закономерности исторического развития и озабочено благополучием и успехом страны, – то ему и государственный переворот без надобности, оно само революционно. Ну, или эволюционно, раз уж Путину это слово больше нравится. Но при таком подходе разница между революцией и эволюцией – чисто процедурная. Поэтому планомерную эволюцию (или модернизацию, как принято в российской исторической практике) называют ещё «революцией сверху».

Так или иначе, закономерности исторического развития, кроме смены общественно-экономических формаций, включают в себя и характеристики той среды (эпохи, народа, географии и климата, в конце концов), где эта смена происходит. Поэтому одни и те же модульные закономерности в своей сложной историко-культурной конкретике по-разному проявлялись в России, в Америке, в Германии или в Китае. Да и по сию пору ни одна из утопий глобализации (ни американская, ни советская, ни какая-либо другая) не слила эти разные народы с разными повадками в единое «человечье общежитье».

И эти «переменные» в закономерностях исторического развития – тоже в той или иной мере константы. И любой научный метод должен включать их в свою сложную шкалу критериев познания и понимания. Ну, и оценок, ладно уж.

***

Факторы, которые объективно определяют историческое развитие России, в конечном итоге складываются в субъективную, но непреложную мотивацию: безусловный приоритет дееспособной государственности и суверенитета. Вплоть до самодостаточности и сверхдержавности. 

Сознательная деятельность наших предков, собственно, именно этот вектор и имела со времён Рюрика – то есть с того момента, с которого наука история что-то определённое знает о наших предках. Ну, правда, не о том же они в свои дремучие эпохи думали, что «феодализм – светлое будущее человечества». Жизнь обустраивали да от врагов отбивались – а это никак без суверенной и сильной державы. 

Строго говоря, в мотивациях отцов-основателей США, вождей Великой Французской революции, множества других «синхронных в истории» международных партнёров, – мы увидим те же самые соображения: государственность и суверенитет. Но это для иллюстрации, наша забота сейчас – собственная историческая политика и её стержень.

И вот если видеть в истмате и эту идеологическую плоскость, которая определяет суть русской истории, – тогда шкала «оценок» обретает более предметные очертания. 

Народный инстинкт государственности и суверенитета сильно упрощает понимание исторической сущности и ополчения Минина-Пожарского, и Октябрьской революции с последующими пятилетками (и да, репрессиями), – мы увидим, что это вещи одного порядка, что 4 и 7 ноября, по занятному совпадению, но очень не случайно стоят рядом в календаре. Ведь именно поэтому современная РФ «правопродолжатель», а не с бугра сияющего гуманизма свалилась. Есть чего «правопродолжать».

Мы увидим, что «прогрессивность» или, наоборот, «реакционность» эпох и политических сил определяется в первую очередь их соответствием (или нет) масштабам задач русского государственного строительства в конкретное время и в конкретном месте. Мы увидим, что задачи русского государственного строительства вообще никак не противоречат марксистским «общественно-экономическим формациям» и «развитию производительных сил». Это вообще одно и то же: государство, отрицающее законы исторического развития, не может быть ни дееспособным, ни суверенным. 

А без дееспособного и суверенного государства у русского народа не может быть истории. Его вообще тогда не может быть.

Думается, это вполне годная точка отсчёта суверенной исторической политике. Хотя и не исчерпывающая, конечно.


________

Где не рождается истина. Почему без установления методической точки отсчёта контрпродуктивны потуги т.н. «общественного консенсуса» в исторической политике, – читайте в обстоятельной рецензии на диспут между «Цифровой историей» и «Дилетантом» в главной ленте «Однако»:

https://sponsr.ru/odnako/2748/Gde_ne_rojdaetsya_istina_o_nevozmojnosti_ideologicheskogo_konsensusa_v_istoricheskoi_politike_Andrei_SOROKIN

logo 17.10.2020 19:15 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Растеряться от победы: о застое в государственной идеологии России после Крыма [Андрей СОРОКИН]

Крымский триумф поставил идеологию государства Российского перед необходимостью понять себя в новом качестве – то есть понять и государство,
logo 24.09.2020 12:41 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Слабительное для внешнего и внутреннего контура: два дня президента Путина [Дмитрий ЛЕКУХ]

Мир не только стремительно стал ближе за счёт простоты и стремительности коммуникаций, но и… как бы это помягче сказать, несколько обмельчал
logo 23.09.2020 18:34 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Эскиз мира по-русски: что можно угадать за путинскими тезисами [Андрей СОРОКИН]

Собственно, в констатации отсутствия глобального проекта и заключается русский проект «переглобализации».
logo 22.09.2020 15:38 Однако

Пропаганда об стенку: об особенностях идеологического противостояния в эпоху хайпа [Андрей СОРОКИН]

Сегодня, когда из всех пропагандистских утюгов в Россию тычут Навальным (Белоруссией, Украиной, Скрипалём, Крымом, допингом и даже лекарством от ковида), нам опять как никогда горько от того, что нас не любят и теснят в информационной войне. У них – неистовый гвалт, у нас – молчание или беспомощное отнекивание. 

«Вот это глупое "величественное молчание" – это родовая травма российской государственности. Тотальный проигрыш в идеологической и репутационной сфере, который пытаются прикрыть дутым достоинством и военной силой… Чисто чиновный пафос: "Да кто они такие, чтоб я им отвечал?!" …А потом за провалы, за отсутствие денег у "политологов на сайты" приходится платить в десятикратном размере», – тревожится телеграм-публицистика, особо убедительно обосновывая необходимость «денег политологам на сайты».

Да, за державу обидно, особенно за имидж. Давайте разбираться, что и где именно обидно.

***

Первое, что надо понимать: никакого «нашего ответа Керзону» никакой «Керзон» не ждёт

Враждебная пропаганда сама по себе не направлена «против России». И даже не нам адресована. Она адресована собственной аудитории – как информационное и моральное обоснование текущей враждебной политики по отношению к России. Там любой публичный ответ из России независимо от содержания и убедительности объективно нужен только как подстава, как «сеанс магии с последующим разоблачением» и новым градусом нагона. Медийная реальность создана без нас, и нам в ней по сценарию отведена роль обвиняемого, а не собеседника.

Ведь никто же не берёт в голову наши основательные и справедливые разоблачения «фальсификаций истории». Уж по части-то Второй мировой войны и её итогов – навалом объективной информации: и кто как воевал, и кто где гадил, и кто победил, и что из этого вышло. Ан нет: клевещут себе и клевещут, игнорируя и факты, и здравый смысл, и даже инстинкт самосохранения, по правде говоря. Потому что Вторая мировая – это несущая историко-культурная конструкция нынешнего миропорядка, да и вообще практически всех существующих на планете национальных идентичностей. Если стоит задача нового передела, то этот код надо взломать и заменить контрафактом – искусственной конструкцией из говна и палок, но соответствующей актуальной генеральной линии.

Можно даже сказать, что в кампании внутризападной антироссийской пропаганды весьма велика доля национального самовнушения. А самовнушение – оно по определению иррационально и отторгает любые разумные контраргументы. 

***

Второе: теоретически российская внешняя контрпропаганда должна быть направлена туда же – адресоваться не официальным органам, а рядовым гражданам вероятного противника. По науке-то внешняя контрпропаганда в информационной войне выполняет диверсионные задачи. 

Ну, хотя бы для симметрии. Ведь побочный эффект информационной войны против России – это смятение в умах и чувствах российской аудитории. Никто ведь не отменял старинный «обычай на Руси – слушать ночью Би-Би-Си». Это наша национальная особенность. Действительно, есть такое свойство, особенно в «просвещённых сословиях»: всё заграничное однозначно трактуется как единственно верное, как образец для соответствия, как высшая инстанция оценки и признания. Позавчера мы ровно об этом говорили применительно к культурным элитам, – но в равной степени относится и к политическим, и к деловым, и… к медийно-пропагандистским. Заметьте, именно они, а не вражьи голоса добросовестно разгоняют волну истерик и ущербности по нашим бескрайним просторам. Зачастую с этого и кормятся.

Естественно предположить, что аналогичная благодарная аудитория есть и у нашей пропаганды на Западе. Убедительным свидетельством можно считать успехи Russia Today и Sputnik, а также неустанные политические гонения на них. Кстати, демонстративные гонения тоже являются элементом информационной войны и образа «русской агрессии». То есть наши рупоры внешней пропаганды одновременно выполняют для Запада ту же функцию жупелов, что и злобные клеветники у нас: олицетворяют коварные замыслы неприятеля.

Но у вероятного противника есть свои национальные особенности. Они не такие, как у нас. Там демократия. А демократия – это такая специальная удобная штука, которая по определению исключает какое бы то ни было влияние т.н. «общественного мнения» на принятие политических решений. Какие бы гуманитарные симпатии к России ни питали рядовые американцы, немцы или поляки, – пониманию и реализации назначенных сверху национальных интересов США, Германии или Польши от этого ни холодно, ни жарко. Ну, разве только подзуживать тамошние народные массы на антиправительственные восстания, – но сами оцените реалистичность и результативность такой затеи. Тем более, там с этим и без нас справляются – не успеваем изумляться.

Но в среднем по больнице надо признать: добрая пророссийская пропаганда – это товар, не больно-то востребованный широкими слоями обывателей зарубежных стран. Их картинка мира заботливо и терпеливо сформирована местными СМИ, глобальным Голливудом и другими продавцами уютных иллюзий. С этой картинкой люди сжились – и к чему им без нужды раздражать себя какими-то другими альтернативными правдами?

***

Третье: если пропаганда суть оружие информационной войны, то нужны средства доставки его на театр боевых действий. То есть как-то донести своё правдивое слово до аудитории. 

Про это нет нужды даже долго говорить. Все коммуникационные мощности современного мира принадлежат нашему противнику. Поэтому Russia Today и Sputnik шлют возмущённые челобитные о свободе слова в заграничные инстанции, когда их тупо банят на ютубе, на фейсбуке или в твиттере. Эка невидаль: там даже Трампа банят – хотя да, он же русский шпион, всё логично.

И это естественно. Информационные свободы, независимые СМИ и независимые медийные платформы существуют только в воображении непуганых русских интеллигентов – да и то, признаться, не без лукавства. На войне ни один нормальный командующий не подбросит до своего тыла вражескую диверсионную группу и не обеспечит ей комфортные условия для подрывной деятельности.

***

И, наконец, четвёртое: а что доставлять-то будем? Какую альтернативную картинку мира, какую свою правду покажем?

Нынешнюю идеологическую войну мы называем «идеологической» чисто по привычке ХХ века – века конкуренции двух глобальных цивилизационных проектов. И даже тогда противоборствующие пропаганды не утомляли заграничную аудиторию заунывными лекциями о марксизме-ленинизме или, наоборот, империалистической буржуазной демократии. За достоинства каждого из «двух образов жизни» говорили его деяния, символы и факты действительности. С нашей стороны – триумфальные пятилетки и Победа, Большой театр и хоккейная «Красная машина», Т-34 и Гагарин. С их стороны тоже было чем похвастаться. Конкуренция есть конкуренция. Но с обеих сторон набор неоспоримых ярких частностей объединялся цельностью проектных характеристик – их и принято называть «идеологией».

Строго говоря, «идеология» повсюду сегодня чисто формально одна – научно поспорить не с кем и не о чем. Мы все живём в рамках как бы победившего либерально-буржуазного глобального проекта.

Фишка в том, что вслед за советским проектом валится и он – и мы при этом присутствуем, что называется, в прямом эфире. 

При этом текущая антироссийская пропаганда наших международных партнёров апеллирует к догмам именно этого проекта, изрядно сдобренным националистически-империалистическими ценностями века аж позапрошлого.

Но и «наш ответ Керзону» дисциплинированно держится в тех же рамках. С учётом деградирующего влияния на умы и нравы современных чудес коммуникационных технологий, «ответ» не просто обессмысливается, но технически утомителен. Поскольку доминирующий творческий метод медийного ремесла – хайп, спекуляции и фейки, – то мы со своей правдой жизни по-идиотски выглядим. Пока мы обстоятельно и подробно разоблачаем очередной наброс на вентилятор, – он вылетает из топов, оставив неизгладимый отпечаток «общеизвестности», а с той стороны уже десяток новых летит. Не успеваешь отстреливаться – да это и физически невозможно. Хотя, конечно, для самопиара отдельных патриотов так и надо.

То есть сегодня, в момент крушения нынешнего догматического порядка вещей, наши фактические аргументы (и Крымский мост, и пилюля от ковида, и даже собственно Крым) заиграют только будучи увязанными в актуальный цивилизационный проект – альтернативный, прикладной, суверенный, но в известной мере универсальный, заменяющий собой трагически уходящую натуру. И вот такая «идеология постдемократии» должна откуда-то взяться.

***

И самое главное. Все вышеизложенные соображения нужно теперь развернуть не на внешний фронт, а вовнутрь – для организации крепкого тыла. Не только патриотизмом, но внятным разъяснением сущего и желаемого привлечь на свою сторону собственных граждан. Для этого всего-то и нужна не вторичная «послезападная» повестка, а суверенная информационная политика – содержательная, ценностная, технологическая. 


***

Тема продолжается в заметках по актуальному поводу русской обиды на волюнтаризм вражеских интернет-платформ.

Индустриализация в цифре: о технологии и содержании пропагандистского суверенитета.

logo 20.09.2020 18:08 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Как нам извести «цвет нации»: о длинном цикле государственной культурной политики [Андрей СОРОКИН]

Непростота решений заложена в саму суть понятия «культурная политика», да и в саму суть обеих его составляющих – культуры и политики.
logo 12.09.2020 18:01 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Похвала банальности: есть ли «другой мир» после эпидемии [Андрей СОРОКИН]

В общественно-политических трансформациях современного мира ковид и вовсе никакой роли не сыграл – так, случайная морщинка на лице вечности.
logo 08.09.2020 08:37 Однако
Разблокируйте этот пост,
став подписчиком
Подписаться за 700₽ в месяц

Революция и государство: об очевидностях белорусского бунта [Андрей СОРОКИН]

В текущем белорусском майдане мы наблюдаем очередной эпизод вечного соревнования мятежа и государства.
logo 07.09.2020 14:34 Однако

Сформулировать идеологию постдемократии: приглашение в пивную «Однако» [Михаил ЛЕОНТЬЕВ]

Больше пяти лет мы молчали. Имеются в виду наши смысловые, идеологические проекты – «Главная тема», альманах и портал «Однако», – которые выпускала практически одна и та же сплочённая группа разномыслящих единомышленников. 

Когда мы начинали, всё, о чём мы говорили, считалось глубоко маргинальным. Когда мы прервали нашу проектную активность, – всё, о чём мы говорили, превратилось практически в официоз и в ощутимую очевидность. 

То есть: 

- практическая деглобализация – вместо торжества глобализма, 

- реиндустриализация – вместо широко разрекламированной «экономики знаний», 

- кризис либеральной демократии – в своих самых классических модельных проявлениях, признанный и познанный на собственной шкуре самими либеральными демократами. 

В конечном итоге – крах псевдогосударственности, построенной на догмах. И общее понимание того, что суверенитет возможен только при наличии моральных и материальных предпосылок, в своём сочетании определяемых понятием «могущество». Нет могущества – нет суверенитета.

На самом деле всё это превратилось уже в повседневную банальность. И, как может показаться, в нашем содержательном обслуживании не нуждается. 

Можно напомнить, что, например, активно нами продвигаемое понятие «промышленной политики» ещё лет 15 назад в приличном обществе считалось ругательством. Сегодня это понятие является общим местом в официальной политической риторике. Но реальной промышленной политики как не было, так и нет.

Всё, о чём мы говорили, – практически общепризнанный догмат сегодня. Но, если говорить об экономике, об экономической идеологии, – мы можем констатировать, что изменилось крайне мало.

Та же самая когорта псевдомонетаристов железной стеной стоит на пути динамичного экономического развития, цепляясь за макроэкономические пошлости. По-прежнему в основе этой идеологии – категорический отказ от стимулирующей политики, в первую очередь фискальной. И, как следствие этого, – паталогический дефицит экономического драйва в России. Который, собственно, на наш взгляд, является основной политической, экономической, психологической и даже военной проблемой. 

То есть на самом деле мы заткнулись и перестали суетиться ровно по двум причинам: всё, что мы говорим, признано и взято на вооружение официальной государственной риторикой; и всё, что мы говорим – во всяком случае, в области экономики, – игнорируется реальной управленческой практикой. Поэтому, собственно, разливаться трелью нет никакого смысла.

Но есть, с другой стороны, колоссальный дефицит нового понимания того, что будет с Родиной и с нами; что надо делать дальше; как должна выглядеть будущая принципиально отличная по всем своим качествам, по своей сущности, модель экономического развития, если таковое предполагается. И, в конечном итоге, как будет выглядеть наш приемлемый с гуманитарной и культурной точек зрения вариант постдемократии. Потому что демократия в том понимании, в котором она существовала в новое и новейшее время, очевидным образом перспектив не имеет. При этом сформировать действительно приемлемую человекообразную модель постдемократии – это вызов. 

Вот, собственно, к чему мы все скопом пришли за время нашего относительного молчания. Не то чтобы у нас имеются готовые категоричные, «единственно верные» формулировки. Зато имеется способность к рассуждению. И при этом есть иллюзия, что если мы начнём об этом говорить, то, может быть, оно само собой как-то и скажется. 

Как заметил классик российской политинженерии, будущая идеология будет формироваться в пивных. И, можно сказать, возрождение нашего проекта в небезвозмездной форме – это и есть приглашение на посиделки в пивную в хорошей привычной компании. Как известно, умеренное правильное питание оживляет мозг. 

Дневальный 700₽ месяц

Каждый день вы получаете дозу рассуждений о том, что авторы «Однако» считают важным. Сумма актуальных событий, сориентированных во времени и пространстве: откуда что берётся, как это понимать, какое место данные факты бытия занимают в бесконечности и смыслах бытия.

Оформить подписку
Собеседник 1 400₽ месяц

На этом уровне вы получаете возможность прокомментировать рассуждения и суждения авторов «Однако» по теме и содержанию конкретной публикации.

Правила просты:

- только по существу, по теме и содержанию конкретной публикации;

- в рамках законодательства РФ, здравого смысла и этических норм, то есть воздерживаясь от пропаганды всякого нехорошего, от фейков и срача.

При несоблюдении этих нехитрых правил статус привилегированного читателя не спасает от редакционной цензуры и бана.

Оформить подписку